Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015

Опубликуйте свой материал в официальном Печатном сборнике методических разработок проекта «Инфоурок»

(с присвоением ISBN)

Выберите любой материал на Вашем учительском сайте или загрузите новый

Оформите заявку на публикацию в сборник(займет не более 3 минут)

+

Получите свой экземпляр сборника и свидетельство о публикации в нем

Инфоурок / Классному руководителю / Конспекты / « Я Вас любил …» (О любви в жизни Н.А.Некрасова, приуроченной к Дню святого Валентина)
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Классному руководителю

« Я Вас любил …» (О любви в жизни Н.А.Некрасова, приуроченной к Дню святого Валентина)

библиотека
материалов

Ведущий.

В жизни Н.А.Некрасова было не одно увлечение, но самые глубокие и настоящие, безусловно, два из них. Это любовь к Авдотье Яковлевне Панаевой и Фёкле Анисимовне Викторовой – Зине, как он её называл. С ними связаны прекраснейшие строки его стихов и писем. Забывать о них – значит вычёркивать из жизни поэта что-то самое заветное и личностное, то, что делает его поэтом.

К.И.Чуковский посвятил исследованию отношений Некрасова с Панаевой немало времени. Он обстоятельнейшим образом восстановил историю их любви и выписал образ Авдотьи Яковлевны со всеми её достоинствами: исключительной деятельной добротой, культурой гостеприимства, жаждой семейного счастья, верностью памяти поэта и со всеми недостатками: мотовством, ограниченностью. Впрочем, достоинств было больше, чем недостатков. Когда Панаева была молодой, блистала красотой, она восхищала тех, перед кем мы сейчас преклоняемся. Чуковский с присущим ему остроумием писал:

Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов – какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Лев Толстой – все у неё за столом. И если бы вдруг обрушился в её гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни «Отцов и детей», ни «Войны и мира», ни «Обрыва». Её гостиная или, вернее, столовая – двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у неё олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам Александр Дюма восхищался её простокващей.

А. Я. Панаева.

- Я родилась и выросла в театральном мире. Мои отец и мать были артисты императорского театра в Петербурге. В моей детской памяти запечатлелось множество лиц, которых я видела, разговоры, которые я слышала. Я слишком рано стала наблюдать всё, что вокруг меня делалось и говорилось взрослыми.

Ведущий.

Её муж Панаев, добрый и мягкий, в то же время мот, вертопрах, свистун, женился на ней, когда ей не было ещё девятнадцати, едва ли не за тем, чтобы щеголять красивой женой перед приятелями. Целый сезон он был счастлив, съездил с нею, конечно, в Париж, побывал в Казанском имении, покружился в Москве и вскоре упорхнул папильоном за новой головокружительной юбкой.

А двадцатилетняя красавица – жена была оставлена без всякой защиты.

А. Я. Панаева.

Первый раз я увидела Некрасова в 1842 году зимой. Белинский привёл его к нам, чтобы он почитал свои «Петербургские углы». Некрасов, видимо, был сконфужен при начале чтения; голос у него был всегда слабый, и он читал очень тихо, но потом разошёлся. Некрасов имел вид болезненный и казался гораздо старее своих лет.

Ведущий.

Вначале она решительно отвергала его. Он с отчаянья чуть было не кинулся в Волгу, но не такой был человек, чтобы отстать. Её упрямство только разжигало его. «Как долго ты была сурова, как ты хотела верить мне и как и верила, и колебалась снова», - вспоминал он в позднейшем письме. Нелегко досталось ему эта женщина. Впоследствии он любил вспоминать « и первое движенье страсти, так бурно волновавшей кровь, и долгую борьбу с самим собою и не убитую борьбою, но с каждым днём сильней кипевшую любовь». Этот любовный поединок продолжался с 1843 года по 1848. В 1848 году она, окончательно пренебрежённая мужем, стала, наконец, женой Некрасова, и день, когда это случилось, долго был для него праздником из праздников.

Ученик.

Счастливый день! Его я отличаю

В семье обыкновенных дней;

С него я жизнь мою считаю,

И праздную его в душе моей!


Я вспомнил все… Одним воспоминаньем,

Одним прошедшим я живу –

И то, что в нем казалось нам страданьем, -

И то теперь я счастием зову…


Ведущий.

Одних этих строк, этой памяти и верности любви достаточно, чтобы говорить, что Некрасов умел любить.


Ученик.

Ты всегда хороша несравненно,

Но когда я уныл и угрюм,

Оживляется так вдохновенно

Твой веселый, насмешливый ум;


Ты хохочешь так бойко и мило,

Так врагов моих глупых бранишь,

То, понурив головку уныло,

Так лукаво меня ты смешишь.


Так добра ты, скупая на ласки,

Поцелуй твой так полон огня,

И твои ненаглядные глазки

Так голубят и гладят меня,


Что с тобой настоящее горе

Я разумно и кротко сношу

И вперед – в это темное море –

Без обычного страха гляжу…


Ведущий.

Их союз был труженическим. Медовые месяцы протекали в хлопотливой работе. Ведь именно в 1848 – 1849 годах Некрасов с нечеловеческой энергией строил свой журнал «Современник». Конечно, он втянул в свою работу и её и даже улучил каким-то образом время, чтобы написать совместно с нею огромный роман. Во время писания этого романа она забеременела и работала над ним до самых родов. Оба они хотели ребёнка, и можно представить, как дружно, влюблёно и радостно создавали этот роман. Но роды оказались неудачными. Новорождённый мальчик умер, едва появившись на свет. Оба они безумно страдали. Но он нашёл в себе силы оплакать и тем разделить безмерность её горя:


Ученик.

Поражена потерей невозвратной,

Душа моя уныла и слаба:

Ни гордости, ни веры благодатной –

Постыдное бессилие раба!


Ей все равно – холодный сумрак гроба,

Позор ли, слава, ненависть, любовь, -

Погасла и спасительная злоба,

Что долго так разогревала кровь.


Я жду… но ночь не близится к рассвету,

И мертвый мрак кругом… и та,

Которая воззвать могла бы к свету, -

Как будто смерть сковала её уста!


Лицо без мысли, полное смятенья,

Сухие, напряжённые глаза, –

И кажется, зарею обновленья

В них никогда не заблестит слеза.


Ведущий.

После смерти сына она тяжело заболела и уехала по совету врачей за границу. Любовь Некрасова во время разлуки, - как это бывало всегда, - разгорелась. Он писал ей длинные любовные послания в стихах.


Ученик.

Да, наша жизнь текла мятежно,

Полна тревог, полна утрат,

Расстаться было неизбежно –

И за тебя теперь я рад!

Но с той поры как все кругом меня пустынно!

Отдаться не могу с любовью ничему,

И жизнь скучна, и время длинно,

И холоден я к делу своему.

Не знал бы я, зачем встаю с постели,

Когда б не мысль: авось и прилетели

Сегодня наконец заветные листы,

В которых мне расскажешь ты:

Здорова ли? Что думаешь? Легко ли

Под дальним небом дышится тебе?

Грустишь ли ты, желая прежней доли,

Охотно ль повинуешься судьбе?

Желал бы я, чтоб сонное забвенье

На долгий срок мне на душу сошло,

Когда б моё воображенье

Блуждать в прошедшем не могло…


Ведущий.

Вскоре она вернулась домой. Они написали вместе ещё один объёмистый роман – и прожили, постоянно расходясь и сходясь, 10 – 11 лет.


Ученик.

Тяжёлый крест достался ей на долю:

Страдай, молчи, притворствуй и не плачь;

Кому и страсть, и молодость, и волю –

Все отдала – тот стал ее палач!


Давно ни с кем она не знает встречи;

Угнетена, пуглива и грустна,

Безумные, язвительные речи

Безропотно выслушивать должна:


«Не говори, что молодость сгубила

Ты, ревностью истерзана моей;

Не говори!.. близка моя могила,

А ты цветка весеннего свежей!


Тот день, когда меня ты полюбила

И от меня услышала: люблю –

Не проклинай!.. близка моя могила:

Поправлю все, все смертью искуплю!


Не говори, что дни твои унылы,

Тюремщиком больного не зови:

Передо мной – холодный мрак могилы,

Переел тобой – объятия любви!


Я знаю: ты другого полюбила,

Щадить и ждать наскучило тебе…

О, погоди! близка моя могила –

Начатое и кончить дай судьбе!..»


Ужасные, убийственные звуки!..

Как статуя прекрасна и бледна,

Она молчит, свои ломая руки…

И что сказать могла б ему она?..

Ведущий.

Последний роман в жизни Некрасова сильно отличается от первого. Он был не очень долог, всего 7 лет. Между ним и ею была большая разница в возрасте: ей – 23, ему – 49, огромная – в интеллектуальном развитии. Он – знаменитый поэт, умнейший человек России. Она – простая девушка самого скромного происхождения и образования.

А. А. Плещеев, сын поэта Плещеева, увидев её впервые, писал: « Она была красавицей, располагавшей к себе и нежным взглядом, и всегда приветливой улыбкой. Волосы её были светлые, профиль на редкость правильный. Душа русской добрейшей женщины чувствовалась в ней».

Наверное, многим казалось, что всё быстро закончится мимолётной интрижкой. А произошло настоящее чудо. Стареющий, лысый, с жёлтым лицом человек сумел внушить юной, красивой, живой и весёлой подруге такое сильное чувство, которое сделало её подлинной женой поэта. Под влиянием общения с ним она стремительно развивалась, и новое имя – Зина, Зинаида Николаевна, которое дал ей он, запечатлело эти изменения. Теперь все его заботы и хлопоты стали её заботами, она разделяла все его увлечения и радости, а когда на него обрушилась смертельная болезнь, она и страдания его взяла на себя.

Она любила его стихи и знала их ещё до встречи с ним, слушала его чтение с восторгом и заучивала строки наизусть. Вникала во все, со временем взяла на себя даже хлопоты по сдаче корректур журнала.

Зина оказалась великолепной наездницей и страстной охотницей. Теперь и летние выезды в деревню они совершали вместе, а перед отъездом она радостно объезжала петербургские магазины, закупая подарки для деревенских друзей. Ее веселый и легкий нрав преобразил весь быт. Недаром в трудные месяцы болезни он просит:

Ученик.

Подвинь перо, бумагу, книги.

Милый друг, легенду я слыхал

Пали с плеч подвижника вериги

И подвижник мертвый пал.


Да не плачь украдкой! Верь надежде,

Смейся, пой, как пела ты весной,

Повторяй друзьям моим, как прежде,

Каждый стих, записанный тобой.


Говори, что ты довольна другом

В торжестве одержанных побед

Над своим мучительным недугом

Позабыл о смерти твой поэт.


Ведущий.

О нежности, заботе, внимании, благодарности Некрасова к Зине лучше всего свидетельствуют, конечно, бессмертные стихи цикла « Последние песни», чудные строки в стихах, прямо обращенных к жене - Зине. Но он оценил ее еще до того, как пришло последнее испытание. Сохранились две книги стихов, подаренные ей с такими надписями: « Милому и единственному другу моему Зине. Н. Некрасов. 12 февраля 1874; «Милой дорогой Зине . Н. Некрасов. 23 марта 1874». Такие посвящения надо уметь заслужить, но и создать их может только любящее сердце.

Среди событий этих семи лет, снова как-то высвечивающих личность Некрасова, есть и поразительные.

Первый – случай с любимой собакой Кадо. Вместе с Зиной покупали они новое охотничье имение - Чудову Луку, которое позволило бы охотиться поближе к Петербургу, не оставляя надолго журнальные дела.

И вот однажды они приезжают на отдых и охоту в Чудову Луку. Едва коляска остановилась , собака вырвалась из рук и радостно ринулась в кусты, почуяв какой-то след. Стремительно бросилась за ней Зина с ружьем… Через несколько минут раздался выстрел, и затем страшный крик Зины. Нечаянно она попала в собаку и убила ее…

Горе Некрасова было ужасным. Он обожал своих собак, а Кадо был любимцем. Рассказывают, что ни одного слова упрека он не бросил даже сгоряча в адрес Зины…

Свидетельством удивительной силы и трогательности его чувств лежит около охотничьего домика Некрасова в Чудове гранитная плита, которую поэт привёз на следующий год, с надписью:

Здесь похоронен

Кадо

Чёрный пойнтер,

Был превосходен на охоте

И незаменимый друг дома.

Родился 15 июля 1868г.

Убит случайно на охоте

2 мая 1875г.


Как во всём, даже в камне на могиле друга-собаки, сказалось большая душа этого человека!

Другой, полный драматизма эпизод, – венчание за несколько месяцев до смерти. Уже в начале 1877г. Некрасов составил завещание, не забыв никого, даже Авдотью Яковлевну Панаеву. Тогда же он понял, как сложно положение Зины, с которой он не был обвенчан и которая могла оказаться без всяких прав наследования.

Но он был уже так плох, что об участии в церковной церемонии не могло быть и речи. Много сил потратили друзья, чтобы найти выход. «По совету митрополита, к которому пришлось обращаться за разрешением, они достали через военное ведомство походную церковь-палатку и разместили её в зале некрасовской квартиры». «4 апреля 1877г., за несколько дней до операции, в столовой была поставлена походная церковь, и умирающего поэта, едва не кричавшего от сильной боли, босого, в одной рубашке, под руки обвели три раза вокруг аналоя, - это был обряд венчания с З. Н. Некрасовой».

Это был последний подвиг любящего сердца.

Зине

Двести уж дней,

Двести ночей

Муки мои продолжаются;

Ночью и днём

В сердце твоём

Стоны мои отзываются,

Двести уж дней,

Двести ночей!

Тёмные зимние дни,

Ясные зимние ночи…

Зина! закрой утомлённые очи!

Зина! усни!


МБОУСОШ д. Рязановка


« Я Вас любил …»

(О любви в жизни Н.А.Некрасова,

приуроченной

к Дню святого Валентина)


Провела: учитель

русского языка и литературы

Мальцева Зульфира Абдулловна






14 февраля 2012год.

Краткое описание документа:

Ведущий.

    В жизни Н.А.Некрасова было не одно увлечение, но самые глубокие и настоящие, безусловно, два из них. Это любовь  к Авдотье Яковлевне Панаевой и Фёкле Анисимовне Викторовой – Зине, как он её называл. С ними связаны прекраснейшие строки его стихов и писем. Забывать о них – значит вычёркивать из жизни поэта что-то самое заветное и личностное, то, что делает его поэтом.

    К.И.Чуковский посвятил исследованию отношений Некрасова с Панаевой немало времени. Он обстоятельнейшим образом восстановил историю их любви и выписал образ Авдотьи Яковлевны со всеми её достоинствами: исключительной деятельной добротой, культурой гостеприимства, жаждой семейного счастья, верностью памяти поэта и со всеми недостатками: мотовством, ограниченностью. Впрочем, достоинств было больше, чем недостатков. Когда Панаева была молодой, блистала красотой, она восхищала тех, перед кем мы сейчас преклоняемся. Чуковский с присущим ему остроумием писал:

    Герцен, Белинский, Достоевский, Некрасов – какие имена, какие люди! И Тургенев, и Гончаров, и Грановский, и Лев Толстой – все у неё за столом. И если бы вдруг обрушился в её гостиной потолок, вся русская литература погибла бы. У нас не было бы ни «Отцов и детей», ни «Войны и мира», ни «Обрыва». Её гостиная или, вернее, столовая – двадцать лет была русским Олимпом, и сколько чаю выпили у неё олимпийцы, сколько скушали великолепных обедов. Сам Александр Дюма восхищался её простокващей.

  

 А. Я. Панаева.

     - Я родилась и выросла в театральном мире. Мои отец и мать были артисты императорского театра в Петербурге. В моей детской памяти запечатлелось множество лиц, которых я видела, разговоры, которые я слышала. Я слишком рано стала наблюдать всё, что вокруг меня делалось и говорилось взрослыми.

  

Ведущий.

    Её муж Панаев, добрый и мягкий, в то же время мот, вертопрах, свистун, женился на ней, когда ей не было ещё девятнадцати, едва ли не за тем, чтобы щеголять красивой женой перед приятелями. Целый сезон он был счастлив, съездил с нею, конечно, в Париж, побывал в Казанском имении, покружился в Москве и вскоре упорхнул папильоном за новой головокружительной юбкой.

    А двадцатилетняя красавица – жена была оставлена без всякой защиты.

   

А. Я. Панаева.

    Первый раз я увидела Некрасова в 1842 году зимой. Белинский привёл его к нам, чтобы он почитал свои «Петербургские углы». Некрасов, видимо, был сконфужен при начале чтения; голос у него был всегда слабый, и он читал очень тихо, но потом разошёлся. Некрасов имел вид болезненный и казался гораздо старее своих лет.

   

Ведущий.

    Вначале она решительно отвергала его. Он с отчаянья чуть было не кинулся в Волгу, но не такой был человек, чтобы отстать. Её упрямство только разжигало его. «Как долго ты была сурова, как ты хотела верить мне и как и верила, и колебалась снова», - вспоминал он в позднейшем письме. Нелегко досталось ему эта женщина. Впоследствии он любил вспоминать « и первое движенье страсти, так бурно волновавшей кровь, и долгую борьбу с самим собою и не убитую борьбою, но с каждым днём сильней кипевшую любовь». Этот любовный поединок продолжался с 1843 года по 1848. В 1848 году она, окончательно пренебрежённая мужем, стала, наконец, женой Некрасова, и день, когда это случилось, долго был для него праздником из праздников.

   

Ученик.

     Счастливый день! Его я отличаю

     В семье обыкновенных дней;

     С него я жизнь мою считаю,

     И праздную его в душе моей!

 

     Я вспомнил все… Одним воспоминаньем,

     Одним прошедшим я живу –

     И то, что в нем казалось нам страданьем, -

     И то теперь я счастием зову…

 

Ведущий.

    Одних этих строк, этой памяти и верности любви достаточно, чтобы говорить, что Некрасов умел любить.

 

Ученик.

    Ты всегда хороша несравненно,

     Но когда я уныл и угрюм,

     Оживляется так вдохновенно

     Твой веселый, насмешливый ум;

 

     Ты хохочешь так бойко и мило,

     Так врагов моих глупых бранишь,

     То, понурив головку уныло,

     Так лукаво меня ты смешишь.

 

     Так добра ты, скупая на ласки,

     Поцелуй твой так полон огня,

     И твои ненаглядные глазки

     Так голубят и гладят меня,

 

     Что с тобой настоящее горе

     Я разумно и кротко сношу

     И вперед – в это темное море –

     Без обычного страха гляжу…

 

Ведущий.

    Их союз был труженическим. Медовые месяцы протекали в хлопотливой работе. Ведь именно в 1848 – 1849 годах Некрасов с нечеловеческой энергией строил свой журнал «Современник». Конечно, он втянул в свою работу и её и даже улучил каким-то образом время, чтобы написать совместно с нею огромный роман. Во время писания этого романа она забеременела и работала над ним до самых родов. Оба они хотели ребёнка, и можно представить, как дружно, влюблёно и радостно создавали этот роман. Но роды оказались неудачными. Новорождённый мальчик умер, едва появившись на свет. Оба они безумно страдали. Но он нашёл в себе силы оплакать и тем разделить безмерность её горя:

 

Ученик.

     Поражена потерей невозвратной,

     Душа моя уныла и слаба:

     Ни гордости, ни веры благодатной –

     Постыдное бессилие раба!

 

     Ей все равно – холодный сумрак гроба,

     Позор ли, слава, ненависть, любовь, -

     Погасла и спасительная злоба,

     Что долго так разогревала кровь.

 

     Я жду… но ночь не близится к рассвету,

     И мертвый мрак кругом… и та,

     Которая воззвать могла бы к свету, -

     Как будто смерть сковала её уста!

 

     Лицо без мысли, полное смятенья,

     Сухие, напряжённые глаза, –

     И кажется, зарею обновленья

     В них  никогда не заблестит слеза.

 

Ведущий.

     После смерти сына она тяжело заболела и уехала по совету врачей за границу. Любовь Некрасова во время разлуки, - как это бывало всегда, - разгорелась. Он писал ей длинные любовные послания в стихах.

 

Ученик.

     Да, наша жизнь текла мятежно,

     Полна тревог, полна утрат,

     Расстаться было неизбежно –

     И за тебя теперь я рад!

     Но с той поры как все кругом меня пустынно!

     Отдаться не могу с любовью ничему,

     И жизнь скучна, и время длинно,

     И холоден я к делу своему.

     Не знал бы я, зачем встаю с постели,

     Когда б не мысль: авось и прилетели

     Сегодня наконец заветные листы,

     В которых мне расскажешь ты:

     Здорова ли? Что думаешь? Легко ли

     Под дальним небом дышится тебе?

     Грустишь ли ты, желая прежней доли,

     Охотно ль повинуешься судьбе?

     Желал бы я, чтоб сонное забвенье

     На долгий срок мне на душу сошло,

     Когда б моё воображенье

     Блуждать в прошедшем не могло…

 

Ведущий.

     Вскоре она вернулась домой. Они написали вместе ещё один объёмистый роман – и прожили, постоянно расходясь и сходясь, 10 – 11 лет.

 

Ученик.

     Тяжёлый крест достался ей на долю:

     Страдай, молчи, притворствуй и не плачь;

     Кому и страсть, и молодость, и волю –

     Все отдала – тот стал ее палач!

 

     Давно ни с кем она не знает встречи;

     Угнетена, пуглива и грустна,

     Безумные, язвительные речи

     Безропотно выслушивать должна:

 

     «Не говори, что молодость сгубила

     Ты, ревностью истерзана моей;

     Не говори!.. близка моя могила,

     А ты цветка весеннего свежей!

 

     Тот день, когда меня ты полюбила

     И от меня услышала: люблю –

     Не проклинай!.. близка моя могила:

     Поправлю все, все смертью искуплю!

 

     Не говори, что дни твои унылы,

     Тюремщиком больного не зови:

     Передо мной – холодный мрак могилы,

     Переел тобой – объятия любви!

 

     Я знаю: ты другого полюбила,

     Щадить и ждать наскучило тебе…

     О, погоди! близка моя могила –

     Начатое и кончить дай судьбе!..»

 

     Ужасные, убийственные звуки!..

     Как статуя прекрасна и бледна,

     Она молчит, свои ломая руки…

     И что сказать могла б ему она?..

Ведущий.

     Последний роман в жизни Некрасова сильно отличается от первого. Он был не очень долог, всего 7 лет. Между ним и ею была большая разница в возрасте: ей – 23, ему – 49, огромная – в интеллектуальном развитии. Он – знаменитый поэт, умнейший человек России. Она – простая девушка самого скромного происхождения и образования.

     А. А. Плещеев, сын поэта Плещеева, увидев её впервые, писал: « Она была красавицей, располагавшей к себе и нежным взглядом, и всегда приветливой улыбкой. Волосы её были светлые, профиль на редкость правильный. Душа русской добрейшей женщины чувствовалась в ней».

     Наверное, многим казалось, что всё быстро закончится мимолётной интрижкой. А произошло настоящее чудо. Стареющий, лысый, с жёлтым лицом человек сумел внушить юной, красивой, живой и весёлой подруге такое сильное чувство, которое сделало её подлинной женой поэта. Под влиянием общения с ним она стремительно развивалась, и новое имя – Зина, Зинаида Николаевна, которое дал ей он, запечатлело эти изменения. Теперь все его заботы и хлопоты стали её заботами, она разделяла все его увлечения и радости, а когда на него обрушилась смертельная болезнь, она и страдания его взяла на себя.

     Она любила его стихи и знала их ещё до встречи с ним, слушала его чтение с восторгом и заучивала строки наизусть. Вникала во все, со временем взяла на себя даже хлопоты по сдаче корректур журнала.

Зина оказалась великолепной наездницей и страстной охотницей. Теперь и летние выезды в деревню они совершали вместе, а перед отъездом она радостно объезжала петербургские магазины, закупая подарки для деревенских друзей. Ее веселый и легкий нрав преобразил весь быт. Недаром в трудные  месяцы болезни он просит:

  Ученик.

     Подвинь перо, бумагу, книги.

     Милый друг, легенду я слыхал

     Пали с плеч подвижника вериги

     И подвижник мертвый пал.

 

     Да не плачь украдкой! Верь надежде,

     Смейся, пой, как пела ты весной,

     Повторяй друзьям моим, как прежде,

     Каждый стих, записанный  тобой.

 

     Говори, что ты довольна другом

     В торжестве одержанных побед

     Над своим мучительным недугом

     Позабыл о смерти твой поэт.

 

 Ведущий.

    О нежности, заботе, внимании, благодарности Некрасова к Зине лучше всего свидетельствуют, конечно, бессмертные стихи цикла « Последние песни», чудные строки в стихах, прямо обращенных к жене - Зине. Но он оценил ее еще до того, как пришло последнее испытание. Сохранились две книги стихов, подаренные ей с такими надписями: « Милому и единственному другу моему Зине. Н. Некрасов. 12 февраля 1874; «Милой дорогой Зине . Н. Некрасов. 23 марта 1874». Такие посвящения надо уметь заслужить, но и создать их может только любящее сердце.

     Среди событий этих семи лет, снова как-то высвечивающих личность Некрасова, есть и  поразительные.

     Первый – случай с любимой собакой Кадо. Вместе с Зиной покупали они новое охотничье имение - Чудову Луку, которое позволило бы охотиться поближе к Петербургу, не оставляя надолго журнальные дела.

     И вот однажды они приезжают на отдых и охоту в Чудову Луку. Едва коляска остановилась , собака вырвалась из рук и радостно ринулась в кусты, почуяв какой-то след. Стремительно бросилась за ней Зина с ружьем… Через несколько минут раздался выстрел, и затем страшный крик Зины. Нечаянно она попала в собаку и убила ее… 

     Горе Некрасова было ужасным. Он обожал своих собак, а Кадо был любимцем. Рассказывают, что ни одного слова упрека он не бросил даже сгоряча в адрес Зины…

     Свидетельством удивительной силы  и трогательности его чувств лежит около охотничьего домика Некрасова в Чудове гранитная плита, которую поэт привёз на следующий год, с надписью:

                                  Здесь похоронен

                                        Кадо

                                 Чёрный пойнтер,

                                 Был превосходен на охоте

                                 И незаменимый друг дома.

                                 Родился 15 июля 1868г.

                                 Убит случайно на охоте

                                 2 мая 1875г.

 

     Как во всём, даже в камне на могиле  друга-собаки, сказалось большая душа этого человека!

     Другой, полный драматизма эпизод, – венчание за несколько месяцев до смерти. Уже в начале 1877г. Некрасов составил завещание, не забыв никого, даже Авдотью Яковлевну Панаеву. Тогда же он понял, как сложно положение Зины, с которой он не был обвенчан и которая могла оказаться без всяких прав наследования.

     Но он был уже так плох, что об участии в церковной церемонии не могло быть и речи. Много сил потратили друзья, чтобы найти выход. «По совету митрополита, к которому пришлось обращаться за разрешением, они достали через военное ведомство походную церковь-палатку и разместили её в зале некрасовской квартиры». «4 апреля 1877г., за несколько дней до операции, в столовой была поставлена походная церковь, и умирающего поэта, едва не кричавшего от сильной боли, босого, в одной рубашке, под руки обвели три раза вокруг аналоя, - это был обряд венчания с З. Н. Некрасовой».

     Это был последний подвиг любящего сердца.

                        Зине

                Двести уж дней,

                 Двести ночей

              Муки мои продолжаются;

                 Ночью и днём

                 В сердце твоём

               Стоны мои отзываются,

                  Двести уж дней,

                   Двести ночей!

                Тёмные зимние дни,

                Ясные зимние ночи…

             Зина! закрой утомлённые очи!

                  Зина! усни!

 

                                              МОБУСОШ д. Рязановка

 

« Я Вас любил …»

(О любви в жизни Н.А.Некрасова,

приуроченной

 к Дню святого Валентина)

 

 

                                      Провела: учитель

                                                           русского языка и литературы

                                                                Мальцева Зульфира Абдулловна

 

 

 

 

 

 

     14 февраля 2014год.

Автор
Дата добавления 20.01.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел Конспекты
Просмотров480
Номер материала 321222
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх