Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Научные работы / Анималистический код в лирике С. Есенина

Анималистический код в лирике С. Есенина

Самые низкие цены на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации!

Предлагаем учителям воспользоваться 50% скидкой при обучении по программам профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок".

Начало обучения ближайших групп: 18 января и 25 января. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (20% в начале обучения и 80% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru/kursy

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ»



КАФЕДРА ТЕОРИИ, ИСТОРИИ И МЕТОДИКИ

ПРЕПОДАВАНИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ






Анималистический код в лирике С. Есенина



КУРСОВАЯ РАБОТА

по русской литературе ХХ века



Выполнила студентка IV курса

1 группы очного отделения

гуманитарного факультета

Сябрюк Татьяна Алексеевна


Научный руководитель:

кандидат филологических наук,

доцент кафедры русского

языка, современной и зарубежной литературы

Слинько М.А.





Воронеж 2014


Оглавление

Введение………………………………………………………………………..….3

Глава 1. Анималистика: к теории и истории вопроса.....…………………...….9

1.1. Анималистика в русском искусстве XVIIIXXI веков…......................9

1.2.Анималистический код в русской литературе………..………….…..…13

Глава 2. Анималистическая символика в творчестве Сергея Есенина………18

Заключение……………………………………………………………………….30

Список использованной литературы…………………………………………...32

Введение

В 1914 году в журнале «Мирок» за подписью «Аристон» было впервые напечатано стихотворение Есенина «Берёза». Мог ли тогда, в 1914 году, кто-либо предположить, что в лице неизвестного автора, скрывавшегося под псевдонимом Аристон, в русскую поэзию ХХ века пришёл человек, которому суждено было стать достойным преемником пушкинской славы [15].

Поэзия Есенина, «земная», близкая каждому, реальная до самых своих корней и вместе с тем «вселенская», общечеловеческая, «озарена немеркнущим светом истинной любви “ко всему живому в мире» [16].

Есенин прожил всего тридцать лет, но след, оставленный им в поэзии, неизгладим. К вершинам поэзии Сергей Есенин поднялся из глубин народной жизни. Мир народно-поэтических образов окружал его с детских лет. Вся красота родного края с годами отобразилась в стихах, полных любви к русской земле [16]:

О Русь – малиновое поле,

И синь, упавшая в реку,

Люблю до радости и боли

Твою озерную тоску [5].

Творчество С. А. Есенина, неповторимо яркое и глубокое, ныне прочно вошло в нашу литературу и пользуется огромным успехом у многочисленного советского и зарубежного читателя. Стихи поэта полны сердечной теплоты и искренности, страстной любви к беспредельным просторам родных полей, «неисчерпаемую печаль» которых умел он так эмоционально и так «звонко» передать [33]. В нашу литературу Сергей Есенин вошёл как выдающийся лирик. Именно в лирике выражено всё, что составляет душу Есенинского творчества. В ней полнокровная, искрящаяся радость юноши, заново открывающего удивительный мир, тонко чувствующего полноту земной прелести, и глубокая трагедия человека, слишком долго остававшегося в «узком промежутке» старых чувств и воззрений. И если в лучших стихотворениях Сергея Есенина – «половодье» самых сокровенных, самых интимных человеческих чувств, они до краёв наполнены свежестью картин родной природы, то в других его произведениях – отчаяние, тлен, безысходная грусть. С. Есенин прежде всего – певец Руси, и в его стихах, по-русски искренних и откровенных, мы ощущаем биение беспокойного нежного сердца. В них «русский дух», в них «Русью пахнет». Они впитали в себя великие традиции национальной поэзии, традиции Пушкина, Некрасова, Блока. Даже в любовной лирике Есенина тема любви сливается с темой Родины [24].

Автор «Персидских мотивов» убеждается в непрочности безмятежного счастья вдали от родного края. И главной героиней цикла становится далёкая Россия: «Как бы ни был красив Шираз, он не лучше рязанских раздолий» [19].

Характерны были представления поэта о цели революции, о будущем, о социализме. В поэме «Инония» он рисует будущее как некое идиллическое царство крестьянского благополучия, социализм кажется ему блаженным «мужицким раем». Как считает исследователь русской литературы В. Лазарев, такие представления сказались и в других произведениях Есенина того времени [10]:

Вижу вас, злачные нивы,

С стадом буланых коней [5].

В своей работе мы хотели бы обратиться к одному из аспектов «природного» мира – анималистическому, так как образы живых существ, помимо человека, в лирике поэта весьма многочисленны и многообразны.

В литературе разных времен всегда присутствовали образы животных. Они послужили материалом для возникновения эзопова языка в сказках о животных, позднее в баснях. В литературе «Нового времени», в эпосе и в лирике животные приобретают равноправие с человеком, становясь объектом или субъектом повествования. Часто человек «проверяется на человечность» отношением к животному. 

По наблюдению есениноведа Ю.Л. Прокушева, в поэзии XIX века преобладают образы домашних и хозяйственных животных, прирученных человеком, разделяющих его быт и труд. После Пушкина бытовой жанр становится преобладающим в анималистической поэзии. Все живое помещено в рамки домашнего инвентаря или хозяйственного двора (Пушкин, Некрасов, Фет) [22].

Образы животных в литературе – это своего рода зеркало гуманистического самосознания. Подобно тому, как самоопределение личности невозможно вне отношения ее к другой личности, так и самоопределение всего человеческого рода не может свершаться вне его отношения к животному царству.

Культ животных существует очень давно. В далекую эпоху, когда основным занятием славян была охота, а не земледелие, они верили, что у диких животных и человека общие прародители. У каждого племени был свой тотем, то есть священное животное, которому племя поклонялось, полагая, что именно оно и есть их кровный родственник. 

По мнению литературоведа А. Соколова, в поэзии XX века получили распространение образы диких животных (Бунин, Гумилев, Маяковский). Исчезло преклонение перед зверем. Но «новокрестьянские поэты» вновь вводят мотив «братства человека и животного». В их поэтическом творчестве преобладают домашние животные – корова, лошадь, собака, кошка. Отношения обнаруживают черты семейного уклада [27]. 

В поэзии Сергея Есенина также присутствует мотив «кровного родства» с животным миром, он называет их «братьями меньшими».

Счастлив тем, что целовал я женщин,

Мял цветы, валялся на траве

И зверье, как братьев наших меньших

Никогда не бил по голове.

(«Мы теперь уходим понемногу», 1924) [5].

На сегодняшний день тема анимализма в литературе весьма актуальна, поскольку животный мир, рассматриваемый как объект окружающего мира, является составной частью проблемы «Человек и окружающая среда», которая рассматривается как в плане биологическом, так и через призму общественных наук, по справедливому мнению исследователя Е. Эткинда [35].

Обращение к анималистической образности как к одному из слагаемых естественно – природной картины мира в лирике Есенина может быть одним из шагов к определению контуров «русской картины мира» и специфики национальной художественной традиции, воплощенной в творчестве писателя [35].

Многие есениноведы советского периода (Ю.Л. Прокушев, Е.И. Наумова и др.) отмечали анималистические мотивы в творчестве поэта, но в центр исследования не ставили. В связи с переоценкой анималистической кодировки в конце ХХ века в курсовой использованы научные разработки на эту тему современного периода (М. Н. Эпштейна «Мир животных и самопознание человека (По мотивам русской поэзии XIX-XX вв.): Человек – природа – искусство» (1986) [37], А. С. Дёмина «Древнерусская литературная анималистика» (1995) [39], М.Ф. Гетманец, А.Г. Козлова «Люди как звери и звери как люди» (1993) [35], М. Ф., Козлова А. Г. «Люди как звери и звери как люди» (1993) [40], Лихина Н. Е. «Звериные» образы в современной русской литературе» [40], Остапенко Е. В. «Символ, аллегория, фантастика в современной анималистической прозе» (2001) [36].

Процесс развития анималистического жанра был поступательным. 1900–20-е гг. явились первым этапом. 1930–60-е гг. отмечены активизацией анималистического жанра. В это время успешно формируется московская школа анималистики. Об анималистическом искусстве стали писать как о плодотворном, интересном жанре. К концу 1960-х гг. анимализм приобрёл объективную оценку в отечественном искусстве, значимость которой еще не была выявлена в ХIХ в. В начале 1970-х гг. картина развития анималистического искусства меняется. В связи с решением современных проблем 1970–90-е гг. отмечены поисками новой художественной образности.

Вышесказанное определяет актуальность данной работы.

Объектом и материалом курсовой работы является совокупность лирических произведений С. Есенина.

Предмет курсовой работы – анималистический код и его специфика в лирике Есенина.

Цель курсовой работы выявить специфику анималистических образов и их художественных функций в есенинской лирике. Для достижения данной цели надо решить ряд частных задач:

  1. рассмотреть историю и теорию вопроса;

  2. осветить основные тенденции изучения анималистической образности в художественной литературе;

  3. выявить роль анималистики в поэзии С. Есенина.

В данной работе использовались биографический, культурно-исторический методы, а так же элементы мифопоэтического анализа.

Структура курсовой работы. Курсовая работа состоит из Введения, двух глав – теоретической и практической, Заключения и Списка использованной литературы.

Во Введении обосновывается актуальность работы, определяется цель, задачи работы и методы исследования.

В первой главе рассматриваются и обобщаются основные тенденции изучения анималистической образности в художественной литературе, что позволяет очертить необходимые параметры истории и теории вопроса.

Во второй главе анализируются лирические произведения С. Есенина с точки зрения анималистической символики в раскрытии идейно-смыслового содержания и сюжетно-композиционной структуры.

В Заключении содержаться основные выводы по рассмотренным пунктам и обобщаются результаты всего исследования. Список использованной литературы насчитывает 40 наименований.

Практическая значимость работы видится в том, что обращение к анализу анималистических образов в поэзии С.Есенина на уроках литературы в средней и старшей школе может помочь педагогам обновить привычный литературоведческий инструментарий при анализе поэзии XX века.



Глава 1. Анималистика: к теории и истории вопроса


    1. Анималистика в русском искусстве XVIIIXXI веков

Анималистическая тема по праву может быть отнесена к так называемым «вечным» темам в литературе и искусстве. Зародившись на заре человеческой цивилизации, в эпоху панфольклора, она прошла долгий путь развития и в фольклоре, и в письменной литературе.

Анимали́стика (Анималистический жанр), иногда также Анимали́зм (от лат. animal — животное) — жанр изобразительного искусства, основным объектом которого являются животные, главным образом в живописи, фотографии, скульптуре, графике и реже в декоративном искусстве. Анималистика сочетает в себе естественнонаучные и художественные начала. Главной задачей анималиста могут быть как точность изображения животного, так и художественно-образные характеристики, включая декоративную выразительность или наделение животных присущими людям чертами, поступками и переживаниями (например, изображение антропоморфных персонажей сказок и басен).

Художники, работающие в анималистическом жанре, называются анималистами [38].

С утверждением в России XVIII века «светского» искусства внимание художников параллельно с интересом к образу человека, обращается и к миру животных. При царском дворе создаются портреты четвероногих любимцев, «высокородных» животных увековечивают в фарфоре. В России восемнадцатого века даже существовала квалификация – «звериного художества мастер». Натурное рисование, стремление к достоверности отображения зверей и птиц мастеров XVIII века, подготовили расцвет анималистики в следующем столетии [27].

В XIX веке в произведениях искусства во главу угла ставится точность воспроизведения внешнего вида и объективное отражение проявлений натуры животного. Беспристрастный взгляд художника на «звериную модель» сохранялся многие десятилетия. В этот период образы домашних животных преобладают в станковых композициях – это сцены крестьянского быта, картины войн и парадов. Дикие звери и птицы появляются в охотничьих сюжетах или путевых набросках (И.С. Клаубер «Изображение совы, пойманной на корабле близ Японского берега», 1813 – гравюра по рисунку с натуры В.-Г.Тилезиуса 1804 года) [39].

В отдельную тему анималистического искусства выделяются кони. Сельское хозяйство, военные действия, охота и развлечения не обходились без лошадей, набирали силу конные заводы, а потому естественно внимание художников и скульпторов к этим красивым и выносливым животным. Среди работ на тему лошадей, особое место занимают графические работы А.О. Орловского («Раненая лошадь», 1809), Н.Е. Сверчкова (из «Альбома коннозаводчиков с портретами заводских жеребцов и маток лучших заводов России», 1846-1852) [10].

Безусловное же первенство принадлежит П.К. Клодту, с именем которого связано окончательное утверждение анималистического жанра в скульптуре России. Он был автором знаменитых петербургских памятников, в которых неизменно присутствовали изображения животных, а многочисленные модели скульптора стали своего рода эталоном в изображении лошадей. В его станковой пластике отражаются точные жизненные наблюдения, но также появляется и эмоциональная выразительность образов («Кобыла с жеребенком», 1845-1855) [10].

Фигурками зверей или птиц, связанных либо с родовой геральдикой изображенной персоны либо со спецификой ее профессиональных занятий, в Х1Х веке иногда украшались персональные рамы к портретам (рама к «Портрету И.Р.Тарханова» И.Е. Репина). «Звериные образы» появляются и в медальерном искусстве, где животные предстают не только представителями конкретной породы, но и носителями характеров, а иногда и определенных настроений (Л.Х.Штейман. «Медаль общества любителей породистых собак», 1888) [36].

Новый этап в истории жанра анималистики наступает на рубеже XIX и ХХ веков, когда изображение «братьев меньших», начинает основываться и на потребности художника сопереживать, выражать свое отношение к животным. В это время свои лучшие произведения создает А.Л. Обер («Белый медведь», 1898) в творчестве которого впервые появляется интерес к передаче индивидуальных характеров животных [23].

Анималистический жанр традиционно присутствует в книжной иллюстрации, особенно в области детской книги. В работах В.В.Лебедева, Н.А.Тырсы (который был родоначальником анималистики в детской книге), В.М.Ермолаевой животный мир становится узнаваемым и близким, благодаря любви художников к предмету изображения [39].

Художественная анималистика занимает значительное место в современной мировой литературе. Произведения, в которых встречаются образы представителей фауны, свидетельствуют о важных идейно-эстетических поисках писателей. В художественной анималистике происходит осмысление жизни животного мира, при этом раскрываются трудности существования фауны, различные аспекты взаимоотношений человека и природы. Существует объёмный и значительный корпус художественных текстов на эту тему. Поэтому актуализация проблемы художественной анималистики в современном литературоведении очевидна [37].

Трудно переоценить роль животных в раскрытии самопознания человека. Они свидетельствуют об ассоциативном восприятии, когда анималистические образы являются фиксаторами при отображении разных явлений действительности. С представителями фауны люди соотносили стихии, поры года и т. д. Причём каждый народ или страна имели свою систему анималистических образов. Так, огонь у народов Китая и Японии ассоциировался с Фениксом, в Древней Греции – с драконом. Анализ таких систем помогает осмыслить особенности, колорит, сущность мировоззрения этих народов, определённых религий [35].

Анималистические образы широко представлены в фольклорных произведениях восточных славян: в легендах, свадебных песнях, сказках, балладах и др. Животный эпос берёт начало от сказок о животных, в которых при помощи анималистических образов показаны и проанализированы человеческие поступки, поведение, характеры. Созданные анималистические сюжеты являются аллегорическим воплощением человеческих нравов и взаимоотношений [36].

Образы представителей фауны всё чаще присутствуют в произведениях писателей, выявляют гуманистическую направленность современного художественного мышления. Тема человека и природы осмысляется в литературе в нескольких направлениях: природа как предмет любви и почитания, необходимость её охраны; отношение человека к природе - показатель человеческой добросовестности; природа как философия духовного бытия личности. Следовательно, в литературе второй половины XX века наблюдается актуализация и развитие художественной анималистики. Поэтому возникла необходимость в точном выявлении значения этого литературного понятия [40].

В современном литературоведении всё чаще употребляются термины «анималистика», «анимализм». При их использовании имеется в виду обозначение натуралистичного описания, аллегорического соотношения человека и животного. Говоря о художественном воплощении анималистических образов, исследователи отмечают их «привязанность» к фольклору, литературно-книжным традициям, творческое осмысление опыта в мировой культуре. Термины «анимализм», «анималистика» используют исследователи разных дисциплин. Во-первых, этнографы, религиоведы, историки рассматривают анимализм как совокупность обрядов и верований, которые связаны с религиозным почитанием животных. Различные аспекты обозначенной проблемы затрагивали как зарубежные, так и отечественные исследователи: историки, религиоведы, психологи, этнографы и фольклористы, лингвисты [40].

Во-вторых, в искусствоведении для характеристики произведений скульптуры, графики, живописи, декоративно­прикладного искусства с изображением животных долгое время используются термины «анимализм», «анималистика», которые рассматриваются как синонимичные термину «анималистический жанр» [36].

В-третьих, вслед за искусствоведами эти термины стали использоваться и при характеристике литературных произведений. Термины являются новыми для литературоведения, они только начинают разрабатываться в исследованиях теоретиков литературы, поэтому в литературоведческих источниках вопрос представлен многогранно и противоречиво. Среди основных терминов, которые используют исследователи, нужно выделить следующие: «анимализм», «анималистика», «анималистический жанр», «анималистическая тема», «анималистический психологизм», «анималистический образ» [40].

Известным российским учёным в разработке вопроса анимализма в литературе является М. Эпштейн. В своей работе «Природа, мир, тайник вселенной...: Система пейзажных образов в русской поэзии» (1990) он отмечает: «Анимализм как творчески осмысленное и ответственное отношение человека к животным — один из важнейших резервов и импульсов развития современного гуманизма, все более выходящего из наивной своей стадии «человекопоклонства» к зрелому сотрудничеству и взаимодействию со всеми формами жизни на Земле[37]».


    1. Анималистический код в русской литературе

Литературную анималистику можно рассматривать как одно из ярких направлений в русской литературе различных исторических эпох. Она представлена в творчестве целого ряда крупнейших художников слова – от безымянного автора «Слова о полку Игореве» до классиков русской прозы Л.Н. Толстого и А.П. Чехова и наших современников.

Анималистическая литература имеет старые корни. В период активного индустриального развития обращение к природе и народным сказаниям, связанным с особенностями климата и пейзажа, приобретает характер идейно-эстетического вызова [37].

Если в отдельных художественных произведениях животные всегда оставались животными, то в анималистических произведениях — животные очеловечиваются до такой степени, что порою оказываются лишь поводом для рассуждений о человеческих проблемах и нравах.

Образы животных в литературе, взаимоотношения человека и животного, животное в жизни человека – это не новая тема в мировой литературе. Ее возникновению предшествовал долгий исторический путь, корни его лежат в глубокой древности, когда начиналось зарождение жизни на земле. Долгий эволюционный путь надолго объединил человека и животного. Животное помогло выжить человеческому роду на этом нелегком пути. Поэтому именно животное превозносится человеком, ему поклоняется человек, ему посвящает свои творения в скульптуре, архитектуре, живописи, и, наконец, литературе [27].

Роль животного в мифологии исключительна велика. В мифопоэтическом сознании животные выступают как один из вариантов мифологического кода, на основе которого могут составляться мифы и мифологизированные сказки. Животные в мифологии – способ объяснения человеком самого себя и окружающей природы [39]. Мифологическая персонификация себя в природе положило начало тотемическим мифам. Тотем позволяет связать данный человеческий коллектив с данной территорией, прошлое – с настоящим. Тотемические предки обычно представлены конкретными видами животных. Элемент анимализма здесь возникает в связи с промыслом, верованиями, духами-покровителями. Все эти мотивы, в конечном счете, приводят к космогоническим мифам, в которых роль творца принадлежит животному. В мифах некоторых народов многие животные участвуют в мироустройстве. И в древнейших памятниках изобразительного искусства животные являются основным объектом изображений [37].

В художественной литературе изображение животных является способом образно-эмоционального воздействия на читателя. Содержание произведений, где представлены образы животных, отличаются повышенной эмоциональностью. Изображение жизни людей через образы животных – вот одна из главных задач анималистического жанра в художественной литературе [36].

В художественной литературе изображение животных является способом образно-эмоционального воздействия на читателя. Содержание произведений, где представлены образы животных, отличаются повышенной эмоциональностью. Изображение жизни людей через образы животных – вот одна из главных задач анималистического жанра в художественной литературе [27].

В литературе разных времен всегда присутствовали образы животных. Таких произведений в мировой литературе достаточно: роман Гофмана «Житейские воззрения кота Мурра», повесть Д. Лондона «Белый клык», повесть Л. Толстого «Холстомер», рассказы А.П. Чехова («Каштанка»), Л. Андреева («Кусака») и др.

Основная мысль каждого из названных произведений – единство человека и животного, желание найти утраченную гармонию между человеком и природой. В одних произведениях повествуется о судьбе животного, в других – герои-животные сами рассказывают о своей судьбе, размышляют о перепетиях жизни. Это особенно ярко прослеживается в рассказе л.Н. Толстого «Холстомер».

«Холстомер» – это история счастья, горя и сострадания, рассказанная лошадью. Холстомер переходит из рук в руки, от одного хозяина к другому, он видит много горя, ему пришлось испытать столько несправедливости и зла, что он научился жалеть других. Л.Н. Толстой рассказывает о судьбе лошади, наделяя его, словно человека, мыслями и чувствами. Этот прием дает ему возможность изобличить хозяев Холстомера – злых, жестоких людей, озабоченных стяжательством.

Классикой мировой художественной литературы является повесть Джека Лондона «Белый клык». Наблюдения великого автора пропущены сквозь призму восприятия умного животного. Белый клык, попав из мира хищников к людям, познает, что мир людей не менее суров и жесток, что в мире людей царят звериные инстинкты.

В рассказе Л. Андреева «Кусака» маленькая дворовая собачка становится своеобразным мерилом, маркером духовности, гуманности человеческого общества.

Рассказ А.Костюнина «Орфей и Прима» можно смело поставить рядом с этими произведениями. Этот рассказ об настоящей любви двух гончих, о счастливых днях и трагической судьбе [37].

Анималистика XX столетия стала открытым искусством, своего рода ареной философских раздумий и рассуждений о мире природы, человека и животного в нем. Анималист всегда видел ценность в животном, в отображении его достоинств, разных проявлений жизни [13].

Общекультурные проблемы наглядно выражаются в поэтическом творчестве, которое самим своим образным строем устанавливает определенное соотношение между животным и человеческим [35].

Поэзия движется между полюсами природного и человеческого, сопрягая их в своей образности и вдохновляясь «далекостью» сближаемых миров. Между тем животные не подлежат «оприродниванию», поскольку сами являются частью природы, и лишь в дидактическом плане поддаются «одухотворению», поскольку обладают собственной духовностью. Занимая место как раз между человеком и всей остальной природой, животные оказываются словно в «мертвой зоне» поэтической образности - ни «оприроднивающие», ни «олицетворяющие» метафоры в равной степени к ним не подходят, поскольку духовное и природное и природное непосредственно слиты в их бытии и чуждаются образного опосредования. Само существование животных есть поэзия, что, по-видимому, улавливалось первобытной синкретически-художественной интуицией, выбиравшей их как преимущественный предмет изображения. Но именно поэтому поэзия нового времени, привыкшая опосредовать природное и духовное, не знает, что ей делать с животными, где совпадение это дано непосредственно, внеобразно. Образу, который «оприроднивает» дух и одухотворяет природу, нечего делать с природой. Так можно заострить этот парадокс о животном как о наиболее трудном предмете лирической поэзии [37].


Глава 2. Анималистическая символика в творчестве С. Есенина


Общий смысл анимализма в поэзии конца XIX-начала XX века – осознание первенствующей и наставнической роли животных по отношению к человеку: у них как у пращуров, первых возлюбленных жизни, слитых с нею нутром, есть чему поучиться [14].

Принципиально иное – не высокомерное и не коленопреклоненное – отношение к животным мы находим у «новокрестьянских» поэтов. У них снова активизируется пушкинско-некрасовская традиция изображения домашних животных, в поэтическом «хозяйстве» преобладают коровы и лошади, собаки и кошки. Но совершенно новым является мотив братства человека и животных, включенных в круг общего бытия и сопереживающих радости и горести друг друга. Это даже не некрасовское гуманное сострадание к забитому животному как приниженному, социально угнетенному существу, а скорее сроднение равных, пребывающих внутри одного жизненного уклада, согревающихся теплом одного очага. Характерны ласковые, родственные названия и клички: буренка, рябка, Волчок. Отношения человека и животных обнаруживают черты семейственного уклада. Есенин называет зверей «братьями меньшими» и обращается к ним «сестры-суки и братья-кобели» («Кобыльи корабли»). Такое обращение естественно вытекает из ощущения природы как общей матери, но при этом оно более непринужденно, тепло, сердечно, чем попытки многих поэтов обращаться прямо к природе, воспринимая в ней некую абстракцию материнства, вне того конкретного, осязаемого братства, которое соединяет человека со множеством единичных существ [37].

В основе ранней есенинской поэзии лежит любовь к родной земле. Именно к родной земле крестьянской земле, а не к России с её городами, заводами, фабриками, с университетами театрами, с политической и общественной жизнью. России в том смысле, как мы её понимаем, он в сущности не знал. Для него родина – своя деревня да те поля и леса, в которых она затерялась. Россия – Русь, Русь – деревня [10].

Основы поэтики Есенина – народные. Фольклор – это искусство, создаваемое народом и бытующее в широких народных массах. Поэзия Сергея Есенина и фольклор имеют очень тесную связь. Есенин сам неоднократно отмечал, что образность его поэзии восходит к народной. «Не я выдумал этот образ, он был и есть основа русского духа и глаза, но я первый развил его и положил основным камнем в своих стихах», – писал поэт в предисловии к собранию сочинений 1924 года [10].

«…Я рос, – рассказывал Есенин, – в атмосфере народной поэзии. Бабка, которая меня очень баловала, была очень набожна, собирала нищих и калек, которые распевали духовные стихи. Ещё большее значение имел дед, который сам знал множество духовных стихов наизусть и хорошо разбирался в них» [25].

Животный мир у С. Есенина – часть природы, живой, одушевлённой, разумной. Его птицы и звери ведут себя естественно и достоверно, поэт знает их голоса, повадки, привычки. Они бессловесны, но не бесчувственны, а по силе своих чувств и переживаний не уступают человеку. У Есенина наряду с домашними животными мы находим образы представителей дикой природы. Из 339 стихотворений в 123 упоминаются животные, птицы, насекомые, рыбы. С. Есенин чаще всего обращается к образу коня, коровы. Он вводит этих животных в повествование о крестьянском быте как неотъемлемую часть жизни русского мужика. С древних времён конь, корова, собака и кошка сопровождали человека в его нелёгком труде, делили с ним и радости, и беды [33].

Все стихотворения С. Есенина о животных сюжетны, они раскрывают образ животного в драматических для его судьбы ситуациях: у коровы («Корова») отобрали и прирезали больного ребёнка – телка, подстреленная лисица приковыляла к своей норе на разбитой лапе…[13].

В стихотворении «Лисица» Есенин показывает безжалостное отношение людей к животным. Описание подстреленной лисицы звучит пронзительно:

Желтый хвост упал в метель пожаром,

На губах — как прелая морковь.

Пахло инеем и глиняным угаром,

А в ощур сочилась тихо кровь [5].

Есенин как бы очеловечивает главных героев в своих стихотворениях, им больно и грустно, как человеку. Их силы закончились, уже нет надежды выжить или вернуть своих детей [13].

Лучшие стихотворения Есенина о животных: «Корова», «Песнь о собаке», «Лисица» – трагичны, но при этом в них нет лирического наблюдателя, извне, по-человечески переживающего трагедию замученного существа (в отличие от Некрасова, наделяющего животных такими гуманно-сострадательными эпитетами, как «бедные», «сердечные», «горемыка», «несчастный»). Трагизм у Есенина передан через мировосприятие самих животных, которое впервые в русской анималистической поэзии выражается «несобственно-прямыми» формами высказывания – словно бы словами автора говорит сам персонаж: «Колыхалася в глазах лесная топь… Мокрый вечер липок был и ал – переданное изнутри мироощущение раненой лисицы, для которой весь мир залит ее собственной кровью, трепещет ее дрожью [8].

Ей все б ластился в колючем дыме выстрел,

Колыхалася в глазах лесная топь.

Из кустов косматый ветер взбыстрил

И рассыпал звонистую дробь [5].

Животное, сохраняя объективные, натуральные черты, впервые становится безусловным и полноправным лирическим объектом. Причем трагедия животных у Есенина не сводится к переживанию собственной боли – их мир расширен и согрет состраданием к детенышам. Этим подчеркивается переход к самим животным той лирической точки зрения, которая раньше принадлежала исключительно герою-наблюдателю, по-человечески сострадавшему их бедам [8].

Самое главное для этих стихов С. Есенина – уважение к животным, взаимное обращение, важное для обоих «собеседников».

Стихотворение, в котором наиболее ярко описана трагедия материнства, — «Корова». С самых первых строк мы понимаем, что перед нами старое животное, прожившее очень тяжелую жизнь [12]:

Дряхлая, выпали зубы,

Свиток годов на рогах.

И ее выгонщик грубый

На перегонных полях [5].

Бедной корове осталось жить недолго. И вот в самом конце жизни ей выпало счастье: родился теленок. Но эта радость оказалась непродолжительной:

Не дали матери сына,

Первая радость не впрок [5].

Старая корова знает, что и ее ожидает та же участь, что и сына:

Скоро на гречневом свее

С той же сыновней судьбой

Свяжут ей петлю на шее

И поведут на убой [5].

Но животное беспокоит не столько собственная смерть, сколько смерть своего дитя. Ведь, вопреки всем мнениям, животные тоже очень тяжело переживают разлуку со своими детьми. Это стихотворение наполнено сострадания к бедной корове, поэтому здесь практически нет эпитетов, а если и есть, то только те, которые усиливают печаль: «выгонщик грубый», «сердце неласково к шуму», «грустная дума», «жалобно», «грустно», «тоще» и т. д. [19].

Но, как и у человека, у животного есть надежда. Последние строки стихотворения помогают понять, о чем мечтает корова:

Снится ей белая роща

И травяные луга [5].

«Белая роща» символизирует жизнь без мук, без огорчений. Но этой мечте не суждено сбыться, этот мотив введен для того, чтобы противопоставить реальную жизнь той, которая грезится корове [36].

Наконец, у Есенина, одного из первых в русской поэзии, соединяются с образами животных утопические представления. Ведущее место при этом занимает корова, которая почти во всех мифологических традициях предстает символом избытка, благоденствия, райской жизни, где льются полным потоком источники изобилия. Сама сущность высших животных как «млекопитающих» нагляднее всего воплощена в корове, в ее набухшем вымени. Отсюда и представления Есенина о преображении природы, о явлении нового бога человечеству окрашены в тона «молочной утопии»: рай – «в рощах непасенных неизбывные стада», облачная околица, куда Божья Матерь скликает телят [37].

Россия тоже представляется поэту в образе коровы - земли, текущей молочными реками:

О родина, счастливый

И неисходный час!

Нет лучше, нет красивей

Твоих коровьих глаз.

(«Октоих») [5]

«Телица-Русь» («Преображение»). Одновременно Россия - это и «овца», обреченная на заклание («Сельский часослов») – так в зооморфных образах передано чувство родины, жертвенная доля которой сливается с мечтой об изобилии, а трагедия перерастает в утопию [13].

История о собаке, потерявшей своих щенят, занимает особое место среди анималистических стихов поэта. Как и когда создавался этот шедевр, литературоведение до сих пор не знает. Он датирован 1915-м годом, а опубликован лишь в 1919-м. Это стихотворение, как и «Корова», и «Лисица», – о гибели животных по вине человека [18].

Есенинская собака способна на глубокие чувства; её горе безмерно и беспредельно. Человек изображается как «хмурый хозяин», равнодушно и привычно исполняющий обычное в крестьянском быту «дело» – утопление слепых щенят [3].

Стихотворение начинается будничным настроением, как бытовая зарисовка. Этому помогают олицетворения: «рогожи златятся», «струился подталый снежок». Спокойная тональность начинает меняться с 3-й строфы: «хозяин хмурый», «семерых всех поклал…», [к], [ш], [х]. Картина убийства показана как бы глазами собаки, прибежавшей на место преступления слишком поздно, на что указывает многоточие в 4-й строфе [28].

Стихотворение называется «Песнь о собаке», потому что воспевает чувства собаки, умеющей любить, чувствовать и переживать. М.Горький, услышав «Песнь о собаке» в исполнении С. Есенина, сказал: «После этих стихов невольно подумаешь, что Есенин не столько человек, сколько орган, созданный природой исключительно для поэзии, для выражения неисчерпаемой «печали полей», любви ко всему живому в мире и милосердия, которое более всего иного – заслужено человеком» [15].

Поэт защищает животных своей любовью. Но, вопреки всему, так устроен мир, что человек не может противостоять времени, а иногда обстоятельства оказываются сильнее.

Все прошло. Потерял я бабку,

А еще через несколько лет

Из кота того сделали шапку,

А ее износил наш дед.

(«Ах, как много на свете кошек…» (1925) [5].

С. Есенин подчеркивает единство всего живого, всего сущего. Нет и не может быть чужой боли в мире, все мы связаны между собой.


У Есенина едва ли не впервые выражена потребность в непосредственном, душевно-телесном общении с животными. Его лирический герой щедр на ласку, открыт прямому соприкосновению, передающему ничем не заменимую теплоту родственных существований:

Хочешь, пес, я тебя поцелую

За пробуженный в сердце май?

Поцелую, прижмусь к тебе телом

И, как друга, введу тебя в дом...

(«Сукин сын») [5].

Стихотворение «Сукин сын» отражает трагизм сознания лирического героя, который возникает оттого, что в мире живой природы и животных все выглядит неизменным:

Та собака давно околела,

Но в ту же масть, что с отливом в синь,

С лаем ливисто-ошалелым

Меня встрел молодой ее сын [5].

Кажется, что «сын» генетически воспринял от матери любовь к лирическому герою. Однако лирический герой рядом с этим псом особенно остро ощущает, как он изменился внешне и внутренне. Для него возвращение к себе юному возможно лишь на уровне чувства и на мгновение [19].

Важно то, что собака помогает герою разобраться в чувствах. Любовь — это одно из необходимых условий человеческого счастья, и понимание человеком сущности счастья обычно с возрастом изменяется, так же как и понимание любви.

«Собаке Качалова» демонстрирует одиночество поэта в мире людей и близость его природе. Стихотворение написано в форме обращения к собаке Джиму. И если более подробно разбирать данный текст, то можно увидеть, что автор исповедует собаке о случившемся [12].

Она придет, даю тебе поруку.

И без меня, в ее уставясь взгляд,

Ты за меня лизни ей нежно руку

За все, в чем был и не был виноват [5].

Из этих строк следует, что основная мысль стихотворения – это страдание по любимой женщине.

В стихотворении автор разговаривает с собакой по кличке Джим, как с другом. В каждой строке Есенин передает красоту и доверчивость этого пса, любуется им:

Ты по-собачьи дьявольски красив,

С такою милою доверчивой приятцей

И, никого ни капли не спросив,

Как пьяный друг, ты лезешь целоваться [5].

Стихотворение «Собаке Качалова» является одним из лучших стихотворений Есенина. В стихотворение автор умело включил элементы и описания, и рассуждения. Рассуждения здесь более интересны, так как автор задумывается над вопросом, который тревожит его сердце. Это своеобразное стихотворение оставляет глубокое впечатление. Интонация стихотворения оставляет глубокое впечатление. Интонация стихотворения разговорная, грустная, с элементами раздумья [4]:

Пожалуйста, голубчик, не лижись.

Пойми со мной хоть самое простое.

Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,

Не знаешь ты, что жить на свете стоит [5].

В стихотворении мы видим образ лирического героя, чувства которого просматриваются в тексте. Наш лирический герой обращается к собаке, Джиму, его образ очерчен яркими выразительными мазками («бархатная шерсть», «по-собачьи дьявольски красив», «как пьяный друг, ты лезешь умываться»).

Атмосфера данного стихотворения довольно спокойная, уравновешенная, она способствует тому, что данное стихотворение есть рассуждение, размышление [12].

Яркие метафоры придают своеобразное движение тексту, помогают нам образно создать объем стихотворению: «она придет, даю тебе поруху»; «лизни ей нежно руку»; «Дай Джим, на счастье лапу мне» - это выражение повторяется несколько раз, потому как данная стилистическая фигура является чем-то важным для нашего автора [35].

Мой милый Джим, среди твоих гостей

Так много всяких и невсяких было.

Но та, что всех безмолвней и грустней,

Сюда случайно вдруг не заходила? [5]

В данной строфе стихотворения присутствует экспрессивная лирика, усиливающая выразительность речи, лексика, выражающая эмоции, чувства. Автор задает вопрос, ожидает услышать ответ, но это всего лишь риторический вопрос. Стихотворение пропитано своеобразным настроением. Атмосфера является частью неотъемлемого от окружающего, как аккомпанемент к собственным переживаниям и чувствам героя. Своеобразная символика заключилась в часть его переживаний, философского раздумья [13].

Автор переживает, в то время как сам призывает читателя поразмыслить над этим вечным вопросом. Стихотворение пропитано чувством любви и нежности, в тексте чувствуется какая-то неопределенная легкость, вдохновенье.

Последние стихотворения поэта трагичны, в них звучит мотив неразделенной, несчастной, безответной любви. К таким стихам мы идем всю нашу жизнь и никогда не исчерпаем их содержания: «бездна пространства» остается бездной [4].

Есенинский анимализм достигает, пожалуй, большего разнообразия и глубины, поскольку не замкнут домашней идиллией, но вмещает и трагедию бездомности. Герой Есенина – бродяга, бросающийся из холода странствий к «каждой задрипанной лошади», готовый поступиться всеми условными атрибутами своего облика ради вхождения в круг животного братства[37].

Конь – в славянской мифологии одно из священных животных, атрибут богов, но одновременно с этим и хтоническое существо, связанное с плодородием и смертью, загробным миром, проводник на «тот свет». Конь наделялся способностью предвещать судьбу, прежде всего смерть [36].

В стихотворении «Голубень» (1916 г.) конь предстает в образе «тихой судьбы». Ничего не предвещает перемен и лирический герой живет тихой, размеренной жизнью, своими бытовыми заботами изо дня в день, так же, как жили его предки [11].

Погаснет день, мелькнув копной златою,

И в короб лет улягутся труды [5].

Но в истории страны происходят революционные события 1917 года, и на душе у героя становится тревожно за судьбу России, своего края. Он понимает, что теперь многое изменится и в его жизни. Лирический герой вспоминает с грустью о своем крепком, устоявшемся быте, который теперь нарушен[21].

Моего увел коня.

Конь мой – мощь моя и крепь [5].

Он знает, что теперь его будущее зависит от будущего родины, старается вырваться из тех событий, которые происходят.

Он бьется, мечется,

Теребя тугой аркан».

(«Отвори мне страж заоблачный»,1918) [5], но ему это не удается, остается только покорится судьбе. В этом произведении мы наблюдаем, поэтический параллелизм между «поведением» коня и его судьбой и душевным состоянием лирического героя в «развороченном бурей быте» [28].

В стихотворении 1920 года «Сорокоуст» Есенин вводит образ коня как символ старой патриархальной деревни, еще не осознавшей переход к новой жизни. Образом этого «прошлого», которое пытается всеми силами бороться с переменами, является жеребенок, который предстает как составляющая в целом символическую ситуации «соревнования» между «чугунным конем – поездом» и «красногривым жеребенком» [36].

Милый, милый, смешной дуралей,

Ну куда он, куда он гонится?

Неужель он не знает, что живых коней

Победила стальная конница? [5]

Борьба деревни за выживание оказывается проигранной, все большее предпочтение отдается городу.

В других произведениях конь становится символом прошедшей юности, символом того, что человеку вернуть не дано, это остается только в воспоминаниях.

Я теперь скупее стал в желаньях,

Жизнь моя? иль ты приснилась мне?

Словно я весенней гулкой ранью

Проскакал на розовом коне».

(«Не жалею, не зову, не плачу», 1921) [5]

«Проскакал на розовом коне» – символ быстро ушедшей, невозвратной юности.

Благодаря дополнительной символике цвета предстает как «розовый конь» – символ восхода, весны, радости жизни. Но и реальный крестьянский конь на заре становится розовым в лучах восходящего солнца. Суть этого стихотворения – благодарственная песня, благословения всего живого. Это же значение имеет конь в стихотворении «Эх вы, сани» (1924).

Образное воплощение, четкая метафора, чуткое восприятие фольклора лежат в основе художественных изысканий С. Есенина. Метафорическое использование анималистической лексики в оригинальных сравнениях создает своеобразие стиля поэта [35].

В стихах Есенина животные начинают играть роль универсального образного кода, через который преломляется весь окружающий мир. Поэт осмысливает взаимоотношения человека и природы.

Заключение


Проблемы «природа и цивилизация», «человек и природа» очень важны в культуре начала ХХ века [25].

Рассмотрев образы животных в поэзии С. Есенина, можно сделать вывод о том, что поэт по-разному решает проблему использования анималистики в своих произведениях.

В одном случае он обращается к ним для того, чтобы показать с их помощью какие-то исторические события, личные душевные переживания. В других – для того, чтобы точнее, глубже передать красоту природы, родного края [17].

Для Есенина существенна не столько конкретная мотивировка сравнений, сколько сам принцип заимствования их из той сферы, к которой они относятся: эстетическая новизна самоосваивающейся природы, обходящейся без вмешательства человеческого элемента. Важно, что природа находит подобия в самой себе, приобретает поэтическую самоценность уже не как предмет человеческого обожания и культа, но как замкнутая система взаимоотражений. Есенинские стихи - один из первых опытов создания такой чистой эстетики природы, где человек с величайшим тактом устраняет себя из образа, – пустеет зеркало самовлюбленного антропоморфизма. Есенинская образность оригинальна не только резко выраженной двучленностью (на чем настаивал имажинизм), но принадлежностью обеих частей сравнения единому миру природы, изнутри раскрывающему свою многомерность [37].

Новаторство и своеобразие С.Есенина-поэта проявилось в том, что рисуя или упоминая животных в бытовом пространстве (поле, река, деревня, двор, дом и тому подобное), он не является анималистом, то есть не ставит цель воссоздать образ того или иного животного. Животные, являясь частью бытового пространства и окружения, предстают в его поэзии в качестве источника и средства художественно-философского осмысления окружающего мира, позволяют раскрыть содержание духовной жизни человека [13].

Таким образом, живая природа в лирике Есенина предстает со всеми ее печалями и радостями, но в то же время только она способна исцелять душу человека. Современные исследователи обращают внимание на перспективность анималистического направления в литературе, т.к. образы животных и зооморфные образы в произведениях многих писателей сегодня «несут особую философскую, символическую и экспрессивную нагрузку» [15]. В связи с этим изучение особенностей современной литературной анималистики представляется интересной и актуальной научной проблемой.



Список использованной литературы


  1. Агеносов, В., Анкудинов К. Современные русские поэты / В. Агеносов. – М.: Мегатрон. – 1997. – 88 с.

  2. Воронова, О. «Уже слышится благовест бунтов...» (С.Есенин). 
    /О. Воронова // Литература / Прилож. к «ПС». – 1997. – N 17. –С.16.

  3. Гусев, В. И. Неочевидное: Есенин и советская поэзия /В. Гусев – М.: Сов. писатель. – 1986. – 575 с.

  4. Дядичев, В. Есенин академический: Критика. /В. Дядичев // Наш 
    современник. – 1996. – N7. – С. 30.

  5. Есенин, С.А. Собр. соч.: в 3 томах. /С.А. Есенин. – М.: 
    Правда. – 1983. – Т.1, 2. – 563 с.

  6. Есенин, С.А. Воспоминания родных. /С.А. Есенин. – М.: Московский 
    рабочий. – 1985.– 43
    c.

  7. Есенин и миф о Есенине. Беседа с С. Шумихиным. // 
    Литературное обозрение. –
    1996. – N 1. – С. 28.

  8. Красухин, Г. Легенда и реальность: (о творчестве Сергея 
    Есенина) / Г. Красухин // Литература / Приложение к «ПС». – 1998. – N 3. – С.16.

  9. Кузин, И. «Чую Радуницу Божью...» (Заметки о Сергее 
    Есенине) /И. Кузин // Литература / Прилож. к «ПС». – 1996. – N 12. –С.16.

  10. Лазарев, В. Долгая память /В. Лазарев // Поэзия российских деревень. – М.: Сов. писатель, – 1982. – 640 с.

  11. Лосев, А. Леонид Леонов о С.Есенине. Из бесед с 
    писателем /А.Лосев // Литературная учеба. – М.: Мегатрон, 1996. – N3. – С.24.

  12. Марченко, А. Поэтический мир Есенина. /А. Марченко. – М.: Советский писатель, 1972. – 368 с.

  13. Морозова, М. Анимализм в поэзии Есенина. /М. Морозова // Сергей Есенин. – М.: Просвещение, 1978. – 368 с.

  14. Мусатов, В. Поэтический мир С.Есенина /В. Мусатов // Литература в школе. – 1995. – N6. –С.40.

  15. Наумов, Е.И. Сергей Есенин. Личность. Творчество. Эпоха /Е.И. Наумов. – Л.: Лениздат, 1969. –240 с.

  16. Наумов, Е.И. Сергей Есенин. Жизнь и творчество. /Е.И. Наумов. – М. – Л.: Просвещение, 1965. – 338 c.

  17. Перхин, В. Поэзия С.А. Есенина в оценке Д.А. Горбова. (по страницам забытой статьи 1934). /В. Перхин // Филологические науки. – 1996. – N5. – С.44.

  18. Прокушев, Ю. Л.: Жизнь и творчество Сергея Есенина. /Ю.Л. Прокушев. – М.: Дет. литература, 1984. – 32 с.

  19. Прокушев, Ю.Л.  Сергей Есенин. /Ю.Л. Прокушев. – М.: Знание, 1958. – 314 с.

  20. Прокушев, Ю.Л. Юность Есенина. /Ю.Л. Прокушев. – М.: Московский рабочий, 1963. – 246 с.

  21. Прокушев, Ю.Л. Сергей Есенин. Поэт. Человек. Книга для 
    учителя /Ю.Л. Прокушев. – М.: Просвещение, 1973. – 382 с.

  22. Прокушев, Ю.Л. Есенин, какой он был /Ю.Л. Прокушев. – М.: Просвещение, 1973. – 356 с.

  23. Розанов, И.Н. Русские песни XIX века /И.Н. Розанов // М.: Просвещение. – 1952.– 325 c.

  24. Розанов, И.Н. Песни русских поэтов /И.Н. Розанов. – Л.: Лениздат. – 1936.– 348 c.

  25. Сахаров, А. Обрывки памяти (Первая автобиография 
    Есенина) /А. Сахаров // Знание. – 1996. – N8. – С. 24.

  26. Святополк-Мирский, Д. Литературно-критические статьи. 
    (С.Есенин) /Д. Святополк-Мирский  // Русская литература. – 1930. – N 4. –С.24.

  27. Соколов, А. История русской литературы конца 19-начала20 века: Учебник для филолог. спец. ун-тов/А. Соколов – М.: Эксмо, 2005. – 250 c.

  28. Сто лет со дня рождения С.Есенина /Н. Иванов // Юный художник. – 
    1995. – N10. – С. 32.

  29. Сто лет со дня рождения С.Есенина /С. Боровиков // Слово. – 1995. – 
    N9. – С.16.

  30. Филиппов, В. Сергей Есенин. Новые аспекты изучения /В. Филиппов // Русская словесность. – 1996. – N 5. – 22 с.

  31. Цуканов, Г. «Ока – Гераклитова река»: (лирика Сергея 
    Есенина) / Г. Цуканов  // Литература / Прилож. к «ПС». – 1997. – N11. – С.16.

  32. Шубникова-Гусева, Н. Открытия «Страны негодяев» 
    (С.Есенин) /Н. Шубникова-Гусева// Литературная учеба. – 1997. – N3. –С.24.

  33. Шубникова-Гусева, Н. Сергей Есенин: неизвестные материалы 
    /Н. Шубникова-Гусева //
    Человек. – 1995. – N5. – С.20.

  34. Юшин, П.Ф. Поэзия Сергея Есенина 1910-1923 годов / П.Ф. Юшин. – М. – 1966. – 317 с.

  35. Эткинд, Е. В мире есенинской образности / Е. Эткинд // Литература 
    /Приложение к «
    ПС». – 1994. – N 25. – С.16.

  36. Энциклопедия символов, знаков, эмблем. – М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. – 608 с.

  37. Эпштейн, М. Природа, мир, тайник вселенной… Мир животных и самосознание человека / М. Эпштейн [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.nvkz.kuzbass.net. – [Дата обращения: 14.01.2015].

  38. Есенин [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki. – [Дата обращения: 14.01.2015].

  39. Есенин. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.art.ioso.ru/wiki/index.php. – [Дата обращения: 14.01.2015].

  40. Художественная анималистика: к вопросу определения термина // Электронный архив библиотеки МГУ имени А.А. Кулешова [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://libr.msu.mogilev.by/bitstream. – [Дата обращения: 14.01.2015].

Идёт приём заявок на самые массовые международные олимпиады проекта "Инфоурок"

Для учителей мы подготовили самые привлекательные условия в русскоязычном интернете:

1. Бесплатные наградные документы с указанием данных образовательной Лицензии и Свидeтельства СМИ;
2. Призовой фонд 1.500.000 рублей для самых активных учителей;
3. До 100 рублей за одного ученика остаётся у учителя (при орг.взносе 150 рублей);
4. Бесплатные путёвки в Турцию (на двоих, всё включено) - розыгрыш среди активных учителей;
5. Бесплатная подписка на месяц на видеоуроки от "Инфоурок" - активным учителям;
6. Благодарность учителю будет выслана на адрес руководителя школы.

Подайте заявку на олимпиаду сейчас - https://infourok.ru/konkurs

Автор
Дата добавления 03.11.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Научные работы
Номер материала ДБ-315651
Получить свидетельство о публикации

УЖЕ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ

от проекта "Инфоурок" с указанием данных образовательной лицензии, что важно при прохождении аттестации.

Если Вы учитель или воспитатель, то можете прямо сейчас получить документ, подтверждающий Ваши профессиональные компетенции. Выдаваемые дипломы и сертификаты помогут Вам наполнить собственное портфолио и успешно пройти аттестацию.

Список всех тестов можно посмотреть тут - https://infourok.ru/tests


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх