Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Аннотированная библиография прижизненной критики литературного творчества В.М. Шукшина
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Аннотированная библиография прижизненной критики литературного творчества В.М. Шукшина

библиотека
материалов


Приложение

Вступительная статья


Предложенное аннотированное библиографическое описание включает в себя прижизненные критические отзывы на творчество В.М.Шукшина (1963-1974), вышедшие в центральных и региональных журналах и газетах.

Наша аннотированная библиография отличается хронологической группировкой материала (по дате выхода издания (публикации) в прямой хронологии);

По полноте отражения содержания аннотация аналитическая (характеризует часть или аспект содержания) с элементами общей (характеризует содержание статьи в целом).

Аннотация (от лат. annotatio - примечание, замечание, отметка) - краткая характеристика назначения, содержания, вида, формы и других особенностей документа. Нормативные требования к подготовке текста аннотации на различные документы и издания изложены межгосударственным стандартом ГОСТ 7.9-95.

Главная функция аннотации - возможность установить основное содержание документа, определить его релевантность. Для нашей работы важно установить не только основное содержание публикации, но и проанализировать - что нового сказал критик о творчестве Шукшина, почему у него могло сложиться такое мнение и какой резонанс вызвала эта статья в обществе.

В аннотированную библиографию включались критические статьи на отдельные рассказы, сборники рассказов («Сельские жители», «Там, вдали», «Земляки», «Характеры», «Беседы при ясной луне»), повесть «Там, вдали» (1966), романы «Любавины» (1965), «Я пришел дать вам волю» (1971). Не учитывались статьи, посвященные актерскому таланту Шукшина и отзывы на кинофильмы (за исключением статей Л.Крячко, которые вызвали дискуссию среди критиков и затронули подчас не только кинофильмы, но и творческую позицию Шукшина в целом).

Источники, по которым проводилась аннотация, были взяты в фонде Свердловской областной универсальной научной библиотеки им. В.Г.Белинского, в фонде библиотеки УрГУ, заказаны через систему МБА. К сожалению, ни в одном из фондов не удалось обнаружить работу М.Чудаковой, на которую ссылается в своей статье «Единица измерения» Л.Емельянов.

















Аннотированная библиография


1.Григорьев В. Исцеление добротой // Комсомольская правда. – 1963. – 25 сент.

Рассказывая биографию Шукшина, автор рецензии подчеркивает его деревенское происхождение. Исходя из этого, Григорьев делает вывод о закономерности названия первого сборника: «Сельские жители»(1963). Анализируя один из рассказов сборника – «Игнаха приехал», автор приходит к выводу, что главной темой в нем является «..тема уважения,…преклонения перед трудовым человеком». Отмечается «лирическое начало» сборника, психологизм рассказов Шукшина.


2.Алексеев М. Очень талантливо // Москва. – 1964. – №1. – С. 206-208.

Статья вышла в рубрике «Год рождения -1963», посвященной вышедшим в этом году книгам, «…с появлением которых бесспорно можно связать рождение писателя». Называется первый сборник Шукшина «Сельские жители». Обращается внимание на скромное название и на непритязательное начало первого рассказа сборника. Алексеев находит любимое «словцо» Шукшина - «горестно», считает его неправильное употребление «разительным браком в настоящей прозе». Отмечено воздействие на читателя «неотразимой правды» шукшинских рассказов. Дана оценка одного из рассказов: «превосходен».


3.Дмитриев С. [рец. На книгу «Сельские жители»] // Юность. – 1964. – №1. – С.88.

Обзор в рубрике «Среди книг». Подчеркивается, что «Для многих любителей литературы это имя [Шукшина] пока еще говорит очень мало». Отмечается, что Шукшин знаком миллионам людей как «талантливый советский артист». Дмитриев считает, что «небольшая книжечка… красноречиво говорит о том, что … в литературу пришел настоящий писатель». Автора привлекает в сборнике «искренняя любовь к своим героям, неистребимое чувство юмора, … постоянный, не высказываемый в прямой авторской речи, … проходящий подтекстом тревожный поиск героями смысла жизни, выяснение ими важнейших вопросов человеческого существования».


4.Софронова В. Талант души // Знамя. – 1964. – кн.1. – С.244-245.

«Не столь часто появление таланта»,- так начинает свою статью В. Софронова. Читая произведения знакомых авторов в новом журнале, автор сталкивается с «каким-то» Шукшиным. После прочтения его рассказов критик убеждается в том, что «в литературу пришел самобытный, тонкий художник. Он не предлагает искусственных построений, … рассказывает о людях языком жизни». Рассказы «не увлекают происшествиями … и размышлениями «по поводу»… вовлекают в жизнь, захватывают правдой, глубиной, человечностью». В них «мало событий и много жизни», но их невозможно пересказать - «не передашь поэзию талантливой прозы». В героях критик подчеркивает, что они раскрываются «как- то вдруг, в импульсивной порывистости нечаянно приоткрывают себя, а в себе - тягу к большому, светлому, …ту одухотворенность, что…делают [героев] не просто обаятельными людьми, но людьми талантливой души». Рецензент указывает на то, что Шукшин не выносит за скобки проблем жизни, «проблемность не подчиняет повествование, а вытекает из него». Недостатком творчества Шукшина автор статьи считает потерю зоркости и художнического видения при воплощении рационального, разумного начала жизни. «Схематичны, декларативны рассказы Шукшина, вовлекшие в сферу нашего внимания жизнь человека в непосредственно общественных делах и отношениях». Этот недостаток видится критику «досадной слабостью самобытного тонкого живописца». Живописуя своих героев, Шукшин подчас «затеняет в их жизни осознанное начало», что также является авторским просчетом. В конце статьи пожелание Шукшину: «Свяжи писатель субъективные качества героев с их объективной ролью в жизни, соотнеси их талант, силу, смелость с их миссией на земле - и строже, мудрее стала бы его щедрая любовь к ним. Богаче… стал бы дар писателя большой, талантливой души».


5.Кузьмина Э. Прочная основа // Новый мир. – 1964. – №4. – С.244-246.

Анализируется сборник рассказов В.М. Шукшина «Сельские жители». Удачей рассказов считается отсутствие «распространившегося в последнее время» безликого героя- повествователя, подталкивающего события и людей. «Писатель растворен в героях, смотрит его глазами». Прочность основы характеров - в физическом труде и творческой одаренности, считает автор статьи. Рассказы Шукшина называются простенькими бытовыми картинками, толкающими на раздумья о сути характеров. Первоосновой творчества молодого прозаика, по мнению критика, явилось глубокое познание деревни, реальных людей. Отмечена инерция «частного случая», увлекающая Шукшина к поверхностным зарисовкам (рассказ «Экзамен»), избитым схемам (рассказ «Леля Селезнева с факультета журналистики»), типовым героям («Коленчатые валы»). Но все это - случайно для Шукшина, считает Э.Кузьмина, характерными же для его творчества чертами называются жизненное чутье, зоркость, пластичность.


6.Чудаков С. Один конфликт в одном кругу // Молодая гвардия. – 1964. – №5. – С.306-310.

Поднимая острую проблему отсутствия культуры на селе, С. Чудаков вскрывает конфликт между ограниченным, привычным ощущением мира простого сельчанина и усложнившимся, городским мирочувствованием, представляющим культуру современности. Автор говорит о необходимости создания культурных условий для земледельца, приводя как аргумент героев рассказов В.М.Шукшина из его сборника «Сельские жители». Подчеркивается ответственность перед народом тех деятелей культуры, которые сумели подняться на уровень выше, чем сельские жители, критик считает, что они должны беду бескультурья исправить, а «не зазнаваться». С.Чудаков также выделяет как важную в рассказах тему преемственности, понятую как связь поколений и непрерывность развития жизни. Построение рассказов Шукшина отождествляется с формулой Гете - «один конфликт в одном кругу», выведенной в заглавие статьи.


7.Митин Г. Любви порывы // Литературная Россия. – 1964. – 19 июня. – С. 14-15.

Редакция газеты «Литературная Россия» предложила писателям, литературным критикам и читателям анкету, вопросы которой касаются жанровых особенностей рассказа, роли характера в рассказе, типов рассказов с точки зрения их перспективности и т.д. Начиная разговор о рассказе, редакция публикует на страницах газеты статью Г.Митина. Автор статьи считает, что в развитии новеллы существуют противоречия: «некоторые новеллисты … подчас не утруждают себя тщательным анализом вылепленных характеров» (выделено автором). В рецензии анализируются два рассказа Шукшина: «Племянник главбуха» и «Степкина любовь». Сюжет обоих рассказов воспринимается Г.Митиным как ситуации из жизни, соответственно анализирует он эти ситуации как настоящие. Анализируя рассказ «Племянник главбуха», критик говорит об эгоизме: детском – по отношению к матери, взрослом – по отношению к детям. Критик осуждает мать, которая оставляет ребенка на родственника ради построения личной жизни. О рассказе «Степкина любовь» он пишет: «К сожалению, рассказы типа «Степкиной любви» всего-навсего ставят вопрос. Истоки характеров, обрисованных здесь, остаются неизвестными». По мнению Митина, Шукшин в этом рассказе не сумел хорошо понять и достойно изобразить своего героя.


8.Эльсберг Я. Два стиля // Литературная Россия. – 1964. – 17 июля. – С.10-11.

Статья является ответом на вопросы анкеты «Литературной газеты». Я.Эльсберг ставит также вопрос о художественном мастерстве рассказчиков. Автор считает, что «мастерство писателя вырабатывается и оттачивается лишь путем неповторимого художественного своеобразия, своего индивидуального стиля». На примере рассказов Ю.Куранова и В.Шукшина раскрываются «новаторские индивидуальные стили на основе … творческого следования за классическими традициями». Описываются истоки стиля Шукшина, новаторство в художественных областях. Отмечается, что именно мысль о цели и смысле жизни вдохновляет писателей в их изображении быта и повседневности. Именно в этом, по мнению автора, «подлинная своевременность их творчества, в этом корни их стилей». В рассказах Шукшина Я.Эльсберг видит «мир ярких красок, в котором живут резко очерченные и решительно действующие люди; здесь нет плавности и недосказанности, характеристики лаконичны и броски, рассказы фабульны и динамичны». Характерным для стиля Шукшина считается выход на первый план действия, диалога. Подчеркивается, что герои Шукшина «привержены к сочным диалектизмам и кудряво индивидуализированным словесным формам».


9.Аннинский Л. Нечто о состязании жанров // Литературная Россия. – 1964. – 7 авг. – С.10-11.

Один из ответов на анкету, предложенную критикам «Литературной газетой». Аннинский рассматривает рассказ не как отдельный жанр, а как один из элементов течения литературного процесса во времени. Подчеркивается, что в русской классике дважды наступал момент, когда «струя рассказа оказывалась стержнем». Полемизируя с Митиным, автор указывает, что «не рассказчики побеждают - просто их пора приходит», когда наступает «эпоха рассказа». О роли рассказа в литературном процессе говорится: «когда среди литераторов …есть художники,… пишущие только рассказы, самое их существование есть знак того, что литература испытывает органическую … нужду в рассказах». На примере творчества Шукшина, в часности рассказа «Степкина любовь» Аннинский доказывает, что в рассказе не место развернутому исследованию причин и следствий поступков. Возражая Г.Митину, критик пишет: «… в лучших рассказах Шукшина есть та сюжетная… локальность, которая… делает Шукшина рассказчиком… И везде только один нравственный вопрос решает Шукшин: чтоб в любой…ситуации человек не кривил душой, чтоб правду о себе сказал. Узнав правду, Шукшин кончает рассказ». Достоинствами Шукшина называются юмор, тональность, точность взглядов. Ограниченность Шукшина-рассказчика- «внутренняя замкнутость, которая вообще характерна современному среднему рассказу». Говоря о историческом движении литературы, Аннинский приходит к убеждению, что «на пути к синтезу, к эпосу естественным этапом сейчас будет повесть».


10. Кожинов В. Язык искусства // Литературная Россия. – 1964. – 25 сент. – С.18-19.

Статья является ответом на вопросы анкеты, предложенной редакцией «Литературной России». «Решительное сопротивление» вызвала у автора статья Г. Митина в газете «Литературная Россия» от 19 июня 1964г. Кожинов, ссылаясь на слова Льва Толстого о подлинном искусстве, считает, что рассказ Шукшина «Степкина любовь» «принадлежит к настоящему искусству». Говоря о художественной сущности рассказа, В.Кожинов анализирует вышеупомянутый рассказ Шукшина, одновременно аргументируя свое несогласие с мнением Г.Митина. Главным недостатком анализа критик считает то, что он «вообще не анализирует рассказ как художественное произведение. Он разбирает его как некий очерк, своего рода информацию о жизненном происшествии». Кожинов вводит понятие «язык искусства», утверждая, что рассказ имеет свой «язык», «то, что сказано на этом «языке» не совпадает, а нередко даже противоречит тому, что говорит внешнее сочетание фактов и фраз». Рассуждая о рассказе «Степкина любовь», критик показывает, что именно неправильное понимание «языка искусства» привело Митина к неправильным выводам относительно рассказа. По окончании разбора критик указывает на то, что сам он не считает рассказ совершенством: «… мог указать в нем немало слабостей, шероховатостей, просчетов. Я хочу сказать лишь одно: в рассказе есть дыхание подлинного искусства».


11. Пашкевич Н. Дорога у каждого своя // Советская культура. – 1964. – 14 нояб. – С.2.

Один из первых полных обзоров биографических данных В.М.Шукшина, биография рассматривается как основа для творчества. Описывается Алтай- место рождения писателя. Пашкевич проводит читателя по страницам биографии Шукшина, используя образ дороги. Подчеркивается, что изображаемая Шукшиным жизнь пережита им самим. Дается характеристика кинокартины «Живет такой парень», рассказывается об актерском творчестве и литературных планах писателя.


12.Гейдеко В. От описания к осмыслению // Сибирские огни. – 1965. – №3. – С.178-180.

Отмечая бурный успех сборника «Сельские жители», В.Гейдеко задается вопросом: в чем «талантливость» творчества В.М. Шукшина? Противопоставляет единодушному мнению большинства критиков («талантливо») отсутствие авторской концепции по отношению к жизни, человеку, бытописательство. Подчеркивает, что фильм «Живет такой парень» является не инсценировкой сборника, но экранизацией всех рассказов Шукшина «во всей их характерности» и именно благодаря фильму, по мнению критика, отчетливее видно, чем «берет» Шукшин-рассказчик: психологической точностью, меткостью наблюдений, знанием быта людей, о которых пишет. Талантливость Шукшина автор статьи видит также в том, что его «можно перечитывать несколько раз», и это не убавляет достоинств рассказов: они обладают секретом не сразу раскрывать всю глубину содержания.


13.Крячко Л. Бой «за доброту» // Октябрь. – 1965. – №3. – С.176-184.

В статье рассматриваются несколько фильмов различных режиссеров с позиции идейности, классовой морали, полезности для пролетариата, строящего коммунизм. Среди прочих автор выделяет кинофильм «Живет такой парень» В.М. Шукшина как «более серьезный [по сравнению с другими фильмами, вышедшими за один период]», «тенденциозность» которого «более открыта, значительна». Анализируя его в контексте рассказов, Л.Крячко считает своей основной задачей показать, как трудно в произведениях Шукшина «…найти позитивный результат размышлений о смысле жизни». Последовательно раскрывая на примерах рассказов мотив доброты в творчестве Шукшина, автор статьи приходит к выводу об искусственности, фальши добрых порывов в героях. По мнению Л.Крячко, по-настоящему добрым может быть не девственное сердце, а развитый разум. Герой Шукшина также не современен - «Не современно это- в век, когда все учатся,- воспевать малограмотность …, в век великих социальных революций… смысл жизни искать в растительных радостях». Автор упрекает Шукшина в том, что он не дает социально активных решений, уходит от конкретных идей современности. Приговор рассказам - «идейная неразбериха».


14.Хабин В. Живет такой художник // Литературная Россия. – 1965. – 12 нояб. – С.14.

Название статьи отсылает нас к кинофильму «Живет такой парень», о котором пойдет речь в начале статьи. Критик подчеркивает, что «о многих героях пишем порой мы [критики], что рождены они самой жизнью…

А… Пашка Колокольников сошел с экрана к людям, чтоб… сеять доброе, требовательно доброе, человечески необходимое». Сценарий к фильму назван «отличной маленькой повестью». Роман «Любавины» в целом характеризуется положительно, но критик считает необходимым обозначить некоторые слабости: чрезмерным сужением сферы действия, некоторой эскизностью, «новеллистическим» подходом в развертывании отдельных характеров. Отмечается положительное влияние опыта режиссера и сценариста на творчество. Роман называется «самобытным явлением социалистического реализма», считается сильным оппонентом «по отношению к тем метафизическим… представлениям об отчуждении человека, которые… прокламируются в западной печати». Критик указывает также на перенасыщенность речи персонажей диссонирующими диалектными элементами, вульгаризмами, объясняя это тем, что «грубой примитивностью языка автором сознательно охарактеризован мир Любавиных», следовательно «натуралистический подход к речевым характеристикам героев здесь не является всеохватывающей тенденцией».


15.Гура В. От рассказов к роману // Литературная газета. – 1965. – 27 ноября.

Один из первых отзывов на роман Шукшина «Любавины», вышедший в журнале «Сибирские огни» (№№6-9 1965). Автор анализирует героев с точки зрения проявления индивидуальных качеств каждого характера. Отмечаются недостатки произведения: обстоятельные экскурсы в прошлое эпизодических героев, отсутствие у некоторых героев динамики развертывания характера, чувства Кузьмы к Марье названы «наивно старательно констатируемыми», ложными, присутствуют банальные разъяснения, при которых теряется «психологическая чуткость». В статье говорится о кинематографичности, «сценарной эскизности» романа: торопливости, небрежности в развертывании повествования.


16.Мотяшов И. Путь к родникам: заметки о прозе 1965г. // Москва. – 1966. – №1. – С.195-205.

В качестве главной тенденции прозы 1964 года отмечается преимущественное тяготение к осмыслению советской действительности 30-40-х годов, точнее периода коллективизации. Анализируя романы Шукшина «Любавины» и М.Никулина «Расстрелянный ветер», критик задает вопрос: на чьей стороне лежит вина за взаимную озлобленность, человеческие жертвы времен гражданской войны. Автор считает, что произведения 1964 года предостерегают людей от «мысли, что едва ли не все жертвы классовой борьбы в пореволюционном государстве были напрасными». Отмечается «захватывающий, авантюрно острый сюжет, развертывающийся стремительно», характерный для многих произведений ушедшего года.


17.Крячко Л. Суть и видимость // Октябрь. – 1966. – №2. – С.180-201.

В статье «Бой за доброту» (№13 в нашей аннотации) критик Л.Крячко затронул этические проблемы добра- зла. Е.Сурков и Л.Рошаль не смогли согласиться с мнением Крячко, в связи с чем опубликовали свое мнение в журнале «Юность» и «Литературной газете». Эта статья является ответом на их аргументы. Полемика критиков развернулась вокруг фильма «Живет такой парень», эстетических основах и принципах Шукшина как человека и режиссера. Мы приводим данную публикацию в связи с тем, что она ярко показывает, как на основе творчества Шукшина разворачиваются целые литературный дискуссии, характерные для литературно-критического процесса 60-гг ХХ века.



18.Орлов В. Стрела в полете // Литературная газета. – 1966. – 10 марта (№30). – С.3.

Проводя обзор кинопремьер, критик обращает внимание на фильм Шукшина «Ваш сын и брат», в основу которого легло несколько рассказов. Оспаривая самобытность писателя и сценариста, В.Орлов говорит о том, что «произведение социалистического реализма стремится к мысли, как стрела к цели», а творческие порывы Шукшина являются не самобытностью, а отсутствием мысли: «Важно, что ты хочешь сказать и зачем» (Выделено автором). Недостатками героев критик считает косноязычие, неспособность «к простому человеческому общению», желание оставаться «в своей дикой злой «самобытности». И в фильме, и в рассказах рецензент видит непримиримую борьбу деревни с городом: «…Привлекательные своей этнографической точностью … рассказы писателя Василия Шукшина режиссер Василий Шукшин использовал как трамплин для непонятной полемики, ведущейся неизвестно с кем».


19.Лагина Л. Суровые годы // Знамя. – 1966. – №3. – С.250-252.

Рецензия в рубрике «Книжная полка» посвящена роману «Любавины». Центральной мыслью романа автор считает «нелегкий и небыстрый путь внутреннего развития … аполитичных и замкнутых в себе людей – путь их к сознанию правоты революции и правоты Советской власти». Основной проблемой романа названа формула «Долой неграмотность!». При этом неграмотность понимается не только как неумение читать и писать, но и как аполитичность, безразличие, обывательский покой. «Шукшин обращается к тем дням, о которых немало писали, … но обращается к ним круто, … нарочито обнаженно». Действие, характеры, противоречия Шукшин доводит до высшей точки кипения. «И вместе с тем все это у художника продумано, нет ничего лишнего»,- подчеркивает Л.Лагина. Целью всего повествования критик считает вскрытие Шукшиным глубоких корней любавинской обреченности: «Глубоко и безжалостно. Собственнический мир бесчеловечен. Он должен погибнуть».


20.Кагановский Г. Отец и четыре сына // Семья и школа. – 1966. – №11. – С.47-48.

Анализируя роман «Любавины», Кагановский отмечает, что семья Любавиных относится к могучей сибирской породе, но она изживает сама себя. Роман воспринимается критиком не как обычная семейная хроника: «Цельность и ценность книги Шукшина в том, что здесь развернуто обширное полотно народной жизни, с ее обычаями, нравами, песнями, легендами и поверьями, неповторимым говором». Положительным в романе автор считает неразрывную связанность всех событий романа «с глубинными пластами крестьянского уклада и быта». «Роман В.Шукшина «Любавины» - одна из лучших, интереснейших книг, появившихся у нас за последнее время»,- так отзывается о романе Г.Кагановский в финале статьи.


21.Камянов В. Живут себе парни… // Литературная газета. – 1967. – 7 июня. – С.6-7.

Анализу подвергаются рассказы В.М. Шукшина, вышедшие в сборнике «Сельские жители», и кинофильм «Живет такой парень». Герои называются чрезвычайно нетерпеливыми, т.к. сначала делают, а потом раздумывают. Критик считает, что «внезапность их [героев] сердечных порывов не просвечивает никакими «вопросами». Тоска ряда героев по «хорошей бабе» объясняется, по мнению Камянова, тягой к неосвоенной культуре, которую можно «получить в виде приданного» за образованной невестой. Силой Шукшина автор статьи считает то, что «он отлично живописует «неотредактированную» жизнь». Неожиданная для Шукшина комедийность его фильма объясняется карнавальной формой, «окарнаваленнным» характером главного героя. Подводя итоги своему анализу, В. Камянов сожалеет о том, что «исследовательский подход к «неожиданному» герою пока явно не дается Шукшину».


22.Фоменко Л. Характеры // Звезда. – 1967. – №6. – С.196-203.

Анализу подвергается творчество сразу нескольких авторов: А.Белова, В.Шукшина, Э. Шима. Исследуя творчество Белова, Лидия Фоменко приходит к выводу: «иногда Белову … и другим авторам мнится, что только деревенское приволье, чистая, трудовая «жись»…формирует личность крестьянина, его нравственную одаренность». Мысль эта кажется критику односторонней, но именно она «лежит в основе многих произведений Василия Шукшина». Повесть «Там, вдали» «начинается словно с разбегу». По мнению Л. Фоменко, это делается для того, чтобы «читатель не подумал, что ему подсунут … сказочку про райское житье, чтобы сразу же было видно - имеешь дело с автором, знающим жизнь». Анализируются рассказы из сборника «Сельские жители». Отмечается большое значение фразы «в деревню не поехал» для Шукшина и его героев. Подчеркивается, что исконные деревенские жители отличаются от городских: «… И умирают исконные деревенские жители у Шукшина, будто вековое дерево сваливает буря-жизнь.… И сельские жители учат городских, как нужно жить по - настоящему».


23.Митин Г. С чем пришел Шукшин? (ответ кинокритику Бор. Трайнину) // Московский комсомолец. – 1967. – 13 сент.

Отвечая на мнение молодого критика С.Ереминой, Г.Митин ставит вопрос: «…не упрощают ли уважаемые критики не менее уважаемых прозаиков …?». Речь идет о том, какая тема доминирует в искусстве в настоящее время: деревенская или городская. Критик последовательно доказывает, что «на часах деревянных» литературы и искусства уже лет 15 тому назад пробил «деревенский час». Автор пытается выяснить, «откуда такое преобладание «деревенских» произведений в литературе и искусстве»? Критик подчеркивает, что Шукшин своим творчеством это преобладание впервые переосмыслил как превосходство (выделено автором – Л.К.). Г.Митин утверждает, что миф о нравственном превосходстве деревни над городом родился «от … реальной близости деревни, ее жителей к природе, к хлебу». Возникновение этого мифа привело к претворению его в образы искусства. Этот миф и называет критик источником «новеллистического творчества Василия Шукшина», волной, на которой он поднялся. Говоря далее о личности Шукшина Г.Митин указывает на четкость нравственной позиции Шукшина: «Нравственную позицию Шукшина отличает ясная уверенность в своей правоте, она не нуждается в развернутой аргументации, поэтому его коренной художественной формой остается новелла». Автор статьи считает, что, несмотря на написанные Шукшиным повесть «Там, вдали» и роман «Любавины», «только … по новеллам можно судить сегодняшнего Шукшина как художника, а не как профессионала, разрешающего себе писать и новеллы, и романы». Говоря о рассказе «Ваня, ты как здесь?!», критик оценивает главного героя как «героя шукшинского мифа». Пафосом всего новеллистического творчества Шукшина Г.Митин называет единение жителей деревни с природой, «отсюда его невольное превосходство над горожанами». По мнению рецензента, Шукшин «убежден в том, что деревенское сущее и есть идеальное при всем своем несовершенстве». Автор считает, что этому способствует и невнимание Шукшина к «производственной стороне» деревенской жизни. Не соглашаясь с мнением Л.Аннинского и В.Камянова, автор говорит: «Шукшин, используя материал, хорошо ему знакомый, свободно и как бы играючи создает свою особенную, шукшинскую жизнь, живущую по своим законам, истово исповедуемым прежде всего самим автором этой жизни, а потом уже и его героями». Важным критик считает то, что Шукшин пришел в искусство со своим героем – «обаятельным, чудаковатым, легко узнаваемым». Необходимость творчества Шукшина автор статьи объясняет тем ,что «Василий Шукшин напоминает нам об устойчивом и простом ядре нашей переменчивой и сложной жизни». Это «учиняемое Шукшиным напоминание» очень своевременно и талантливо.



24.Идашкин Ю. Шаги к горизонту // Комсомольская правда. – 1967. – 16 декабря. – С.4.

Критик, исследуя понятие мастерства, приходит к выводу о том, что «мастерство – слово обязывающее»: для мастера важно не только путем поиска достигать новых результатов, но важно не останавливаться на достигнутом и идти вперед. Особо автор статьи выделяет молодых авторов «сделавших уже весомые заявки на внимание читателей». Среди прочих рассматривается творчество В.М.Шукшина. Критик отмечает, что «первые выступления в толстых журналах молодого Шукшина вызвали большой интерес и у читателей, и у критики». Но Ю.Идашкин замечает, что «произведения, в котором бы полностью раскрылись все потенциальные возможности его дарования, он… не создал». Некоторые рассказы вызывают серьезную тревогу у автора статьи. Герои рассказа «Случай в ресторане» отличаются, по мнению критика, «удивительным духовным убожеством». Эпизод с демонстрацией мод в сельском клубе связывается критиком со «снижением требовательности к себе» молодого писателя.


25.Бровман Г.Речь идет о характере… // Наш современник. – 1968. – №7. – С.110-116.

Анализируя рассказ Шукшина «Случай в ресторане», Бровман приходит к выводу, что «…все дело в характере, в ж и з н е о т н о ш е н и и, которые для каждого советского человека не могут не быть озарены гражданственностью». По мнению критика, этот рассказ может быть причислен к удачам талантливого мастера- новеллиста. Истоками удачи считаются «способности Шукшина- режиссера, актера, сценариста…[которые] с наибольшей полнотой сказываются в его новеллистическом творчестве. Главным вопросом всего творчества Шукшина считается вопрос «Как жить?». Критик не соглашается с В.Камяновым, который утверждает, что «внезапность их [героев] сердечных порывов не просвечивает никакими «вопросами». Такой взгляд, по мнению Бровмана, поверхностный - «В действительности они серьезно озабочены всесторонними думами о жизни, связанными и с минувшим, и с грядущим». На примере рассказа «В профиль и анфас» автор доказывает важность общественного значения вопроса об ответственности за свое отношение к жизни: «Речь идет… о социально – нравственном звучании характера». Развивая эту мысль, критик призывает писателей: «важно сегодня воссоздать нравственный тип тех людей, который ближе к «амбразуре», к коллективу, и способны реализовать свои гражданские стремления, свой общественный порыв, не ограничиваясь лишь воздыханиями по поводу не свершившихся мечтаний».


26.Бурсов Б. Вечерние думы (полемические заметки) // Звезда. – 1968. – №8. – С.198-214.

Рассматривая литературно- критический процесс 60-х годов, критик отмечает новые веяния в критике. «Критика хочет быть личной, даже интимной… Критик должен обнаружить собственную индивидуальность». Отмечается также негативная тенденция отрыва критики от литературы. Некоторые авторы ругали Шукшина за избыточность быта в его произведениях. Бурсов считает, что «надо восстановить в правах изображение быта в литературе», в качестве примера вспоминает классиков. Указав на то, что Шукшин «имеет пристрастие к неудачно сложившимся судьбам», критик призывает преодолевать «предубеждение против неудачников». Автор характеризует Шукшина: «…писатель не только талантливый, но и очень характерный для наших дней». При этом отмечается, что «…новаторство и традиционность в литературе - вещи не противопоставленные». Доказывается, что «Шукшин не старомоден»: «…писатель, будучи истинным новатором, способен утвердить свое новаторство, лишь придерживаясь сугубо традиционных форм и приемов». Даже «идя на уступку», автор доказывает свою идею: «Если угодно, Шукшин старомоден, как старомодны нравственные категории». Далее идет рассуждение о героях Шукшина и их роли в нашем понимании творчества Шукшина: « Если Шукшин имеет своего героя, значит, он обратил наше внимание на нечто существенное… в нас самих или…мимо чего невозможно пройти». Героя Шукшина Бурсов называет «очень своеобразным», т.к. по герою можно определить автора, даже если рассказ будет напечатан анонимно. В целом о советской литературе Б. Бурсов отзывается так: «Мы считаем советскую литературу по методу выше ее предшественницы, а по художественному уровню ниже».


27.Гринберг И. Широкое дыхание рассказа // Нева. – 1968. – №8. – С.158-164.

Статья посвящена обзору недавно выпущенных в свет рассказов. Среди прочих авторов рассматривается Шукшин. Исследуя его творчество, критик приходит к выводу о том, почему Шукшину лучше всего удаются рассказы: «В них он может представить героя в … состоянии неустойчивого равновесия». И добавляет: «В произведении большой протяженности затянувшийся кризис выглядит искусственным, нарочитым». Героев Шукшина И.Гринберг отождествляет с былинным героем: «…появляются перед нами не достигшие душевного совершеннолетия ильи муромцы, неразбуженные, не знающие толком, чего они хотят и на что способны». Главенствующей темой Шукшина автор называет трудности духовного роста. Говоря о традициях рассказа, критик говорит о сосуществовании двух различных традиций: лирической, «освещающей душевный мир рассказчика» и той, «которая твердо опирается на достоверную основу реальных фактов». Эти традиции, по мнению автора статьи, не противостоят друг другу, «не параллельны, не взаимоизолированны».


28.Штокман И. Знак умножения // Литературная газета. – 1968. – 11 сент.(№37). – С.4.

Небольшое пояснение открывает статью: «Заметки о рассказе. О сюжетных коллизиях и о содержательности сюжета». Содержание сюжета автор оценивает, используя образ математического знака умножения: «Если он [знак умножения] есть, то события, составляющие повествование, расширяются, обогащаются, умножаясь на мысли и чувства не оставшегося равнодушным читателя» (Выделено автором). Критик анализирует не столько рассказ Шукшина «Случай в ресторане», сколько отклик Ю.Идашкина на этот рассказ: «…далеко не просто овладеть «знаком умножения». И странен бывает тот случай, когда этот знак, живущий в рассказе, знаменующий удачу и автора, и читателя, остается незамеченным, непонятым критиком». Не соглашаясь с Ю.Идашкиным, И.Штокман говорит о том, что рассказ предполагает «читательское домысливание». Он считает, что «ситуация рассказа – лишь своеобразный жизненный финал, … возмездие за такое существование». Причиной ошибки критика автор статьи считает то, что Идашкин не пошел в своем анализе дальше фабулы рассказа, рассматривая рассказ «бытовым зрением».


29.Лошиц Ю. Есть такие парни // Учительская газета. – 1968. – 24 сент. – С.4.

Рецензия посвящена сборнику Шукшина «Там, вдали»(1968). Автор отмечает беспокойность, неусидчивость героев рассказов, их чудаковатость и застенчивость. В контексте современной деревенской прозы автор статьи выделяет характеры, созданные Шукшиным: «…Василий Шукшин знакомит нас с новым лицом. Он вводит в литературу характер, которого еще не знала наша современная проза, посвященная деревне». Рецензент, исследуя проблему противостояния города и деревни в творчестве Шукшина, приходит к выводу о несправедливости однолинейного взгляда на нее: «Город и деревня для него [Шукшина] – это прежде всего проблема взаимоотношения двух глобальных культур. Культуры эти не могут сегодня существовать изолированно друг от друга».


30.Эльсберг Я. Быт и духовная жизнь // Литературная газета. – 1968. – 11 декабря (№50). – С.4.

В лид вынесена тема всей статьи: «<…>Автор статьи выступает за социальную и идейную насыщенность произведений, изображающих быт, против опасности «бытовизма». Эльсберг считает, что над современной литературой нависла «угроза «бытовизма». Анализируя творчество В.Шукшина в сопоставлении с творчеством А.Битова, автор приходит к выводу об их сходстве: «В творчестве того и другого бытовое, повседневное занимает очень важное место, оба они стремятся к духовному обогащению быта». В качестве различий критик называет обнаружение потенциальной духовности быта писателями: «Шукшина влечет к себе духовный мир сильного и непосредственного, подчас даже и необузданного, но хорошего человека.<...>Для Шукшина характерны энергичные и густые мазки, лаконизм, экономия в деталях, быстрота действия, в лучших вещах – драматическая напряженность». Рецензент считает, что для современного ему человека становится важен вопрос «зачем жить», и «этот вопрос в наше время действительно вошел в быт, отражая возрастающую и осознанную требовательность людей социалистического мира к самим себе и к своей роли в нем». Ошибкой Шукшина Я.Эльсберг считает отстранение от «больших вопросов», «которых он должен коснуться по логике своего творчества». Среди произведений, замыкающихся на картинах быта, названа повесть «Там, вдали»: «Повесть превращается всего лишь в цепь бытовых эпизодов». Автор обращает внимание на изменения, внесенные Шукшиным в рассказ «Заревой дождь» (сборник «Там, вдали») в сравнении с рассказом «Дождь на заре» (вышедший ранее в журнале «Сибирские огни» за1966 г). По мнению автора статьи, эти изменения показывают недооценку политической содержательности бытовых отношений писателем: «…напряжение очень острого конфликта, в котором отражался накал былых классовых столкновений, оказался объективно сниженным…», вследствие этого в новой редакции «бытовое» потеснило духовное и политическое.


31.Аннинский Л. Василий Шукшин и его герои // Московский комсомолец. – 1968. – 27 декабря. – С.4.

Характеризуя творчество Шукшина, Л.Аннинский указывает на «вечный успех» Шукшина в публике и «вечный спор о Шукшине» в критике. По мнению критика, новая книга Шукшина – «Там, вдали» - позволяет прояснить истинный предмет спора между критиками. Автор разводит понятия «быт» («сельский быт можно противопоставить быту городскому») и «бытие» («в характеристике народа решает нравственный пафос»). Именно при описании бытия «Шукшин- писатель оказывается самим собой». В статье большое внимание уделяется выявлению недостатков новеллистического творчества Шукшина. Среди слабостей литературной техники Шукшина Аннинский называет «случаи, не имеющие прямого вывода, эпизоды, сведенные на нет». При этом критик оговаривается: «Я говорю о слабостях, потому что они суть продолжение достоинств». Рецензент указывает на «непомерную силу» таланта писателя, истоком которой Аннинский видит деревню. Рассуждая на тему противостояния деревни и города в творчестве Шукшина, критик пишет следующее: «Деревенскость – факт судьбы Шукшина, и это естественно, что он влюблен не в город, а в деревню, и естественно, что на его реальном духовном пути не деревня, а город возникает, как незнакомое и «чужое», - естественно, наконец, что человеку шукшинского склада есть что преодолевать в себе на пути из деревни в мир». По мнению Л.Аннинского, Василий Шукшин делает прорыв в нравственную сферу, и только это делает его творчество настоящим. Говоря о героях Шукшина ,автор статьи указывает на то ,что отрицательным героем может стать в рассказах и городской житель, и сельский. Главная отличительная черта отрицательных героев – они всегда «либо беззаботны, либо заботятся, как бы прожить полегче», у них «нет достоинства». Главной темой Шукшина называется тема достоинства личности. Проблему проблем Шукшина Аннинский определяет как противостояние личности против личины.


32.Марченко А. Из книжного рая… // Вопросы литературы. – 1969. – №4. – С.64-71.

Успех Василия Шукшина объясняется автором обзора «распространившейся сейчас модой», успех называется преждевременным и преувеличенным. Рассказы Шукшина Марченко называет «жизнеподобными мифами». Соглашается критик с Г. Митиным, который утверждал мифологический характер творческого метода Шукшина. В качестве аргумента автор приводит отличия шукшинской жизни от жизни реальной: резко выраженный и преувеличенный драматизм, стремление как можно быстро развязать конфликт, «тяготение к положениям самым острым и рискованным и внутреннюю расслабленную и сентиментальную бесконфликтность» (в пример приводится роман «Любавины»), действие происходит по воле автора, он, «не считаясь с препятствиями как сюжетного, так и психологического порядка» вводит кризисные моменты. Главным тезисом шукшинского «верую» А.Марченко считает «нравственное превосходство деревни…над городом». В формулировке тезиса опирается на Г.Митина. Возражая Аннинскому, критик показывает, что рассказы Шукшина фальшивы. Подлинной темой Шукшина называется отрыв: «настоящий деревенский человек… его не интересует», «его настоящий герой - деревенский парень, уже раненный великим соблазном ХХ века - городом». Образ Пашки Колокольникова подводится под тип героя «шалопутный парень». Этого героя Шукшина критик не считает открытием: «… Шукшин не столько пробует его в разных ситуациях, сколько «подкидывает» такие, какие помогли бы ему продемонстрировать свое… обаяние». Это, по мнению автора критической работы, характерно для всего творчества Шукшина - и сценариста, и новеллиста. Фальшивость, заданное актерство, наигранность рассказов Шукшина А.Марченко объясняет тем, что «Шукшин пришел в литературу из кино». Критик также утверждает, что в рассказах Шукшина нет и не будет скандала: «Скандал… потребовал бы от В.Шукшина серьезного, трезвого и глубокого изучения, … исследования тех сложных отношений, какими связана сегодняшняя деревня с сегодняшним городом. А это одна из тех проблем, перед которыми… не стоит останавливаться надолго, если хочешь оставаться в роли писателя, приятного во всех отношениях».



33.Гейдеко В. Шурум-бурум, или размышления о нескольких литературных судьбах // Литературная Россия. – 1969. – 22 авг.(№34). – С.9

Рассматривается творчество Г.Горышкина, В.Шукшина, Е.Носова в аспекте их творческой эволюции. Из творчества Шукшина критик выбирает сборники «Сельские жители» и «Там, вдали». Отмечается положительная тенденция: если в первом сборнике «звучала у него [Шукшина] анафема по адресу современного города», то в сборнике «Там, вдали» писатель «почти свободен от этого заблуждения». Сборник удачен также интересом к неординарным характерам, именно в этом сборнике Шукшин «обосновал причины своего интереса к таким людям», - считает автор обзора. Гейдеко подчеркивает, что «Шукшин полемичен по отношению к тем читателям, которые видят в его героях только странность, комизм,… но не различают в них … человеческой талантливости».


34.Андрианов О.[рец. на книгу «Там, вдали», 1968] // Наш современник. – 1969. – №8. – С.117-118.

Несмотря на указанный в заголовке жанр и материал автор ограничивается анализом нескольких рассказов, относя свои выводы ко всему сборнику. Более половины рецензии отведено на интерпретацию рассказа «Охота жить»: рассматриваются особенности характеров героев, особенности речевой организации рассказа, мотивация поступков, ход мыслей героев. Отмечается, что в прозе Шукшина нет фонетических образований, работающих «под колхозника», проза экономична, нет навороченных синтаксических конструкций, не употребляет автор и тропов, что делает прозу простой. Зачины его рассказов близки чеховской манере «брать быка за рога», сразу вводить читателя в суть дела. Андрианов подчеркивает необходимость возвращения к истинному предмету искусства - писанию о людях. Просчетом прозы Шукшина автор считает обилие «лишних» слов, которые следовало бы вычеркивать, и которые объясняются спешкой при написании. В окончании статьи указывается ,что недостатки видимы потому, что хорошие произведения просматриваются легко.


35.Травкина И. Живые сцены жизни // Неделя. – 1969. – №38(498). – С.14.

Критическая статья опубликована в рубрике «Только что прочитанная книга», говорится о сборниках «Сельские жители» и «Там, вдали». Указывается на многочисленные различные критические отзывы на творчество Шукшина и на единодушность в том, что Шукшин «умеет слышать, видеть, осязать мир». Автор статьи не соглашается с мнением о том, что Шукшин противопоставляет чистоте деревенской жизни жизнь грешную, городскую. По мнению И. Травкиной, Шукшин противопоставляет деревенскому жителю не просто горожанина, а крестьянина, «отделившегося от труда и ничего не приобретшего взамен». На основе рассказов Шукшина раскрывается понятие «духовные ценности», «любимый герой». Отмечено, что Шукшин изображает героев в момент душевного сдвига. Не все рассказы Шукшина автор статьи считает удачными: некоторые остаются удачными зарисовками. Повесть из сборника «Там, вдали» Травкина считает неудавшейся - «повествование декларативно, умозрительно выстроено».


36.Никишов Ю. От улыбки до иронии // Литературная Россия. – 1971. – 28 мая(№22). – С.11.

В поле рассмотрения автора - сборник «Земляки» В.М.Шукшина, вышедший в 1970 году. Указывается на широкий диапазон Шукшина – рассказчика: от безобидной улыбки до язвительной иронии. Критик считает, что в рассказах Шукшина прежде всего «реализуется … «шутейное» дарование писателя». Отмечается, что круг тем и героев узок, но это компенсируется «разнообразием в варьировании характера, или темы, или ситуации, или настроения». Критик первым обращает наше внимание на сугубо шукшинских героев – чудиков: «Название одного из рассказов …- «Чудик» - в сущности является символическим: большинство героев писателя так или иначе «чудит»; к изображению чудинки или чудачества и сводится обычно содержание рассказов». Критик подчеркивает, что Шукшина «интересует характер сформированный, сложившийся, либо отдельное «точечное» состояние героя». Ю.Никишов привлекает наше внимание к структурным особенностям рассказов Шукшина, которые позволяют сомневаться в том, что творческим методом Шукшина является реализм. В финале статьи автор доказывает, что «есть основания говорить именно о реалистической природе шукшинских рассказов»: принимает во внимание «шутейный» характер произведений, в совокупности рассказов критик видит единство, «и тогда явственнее обнажается их общий внутренний подтекст», описывает формы активности авторской позиции.


37.Сиркес П. Подтверждение родства // Наш современник. – 1971. – №6. – С.123-124.

Рассуждая на тему универсализма, П.Сиркес приходит к выводу о том, что появление в печати первых рассказов Шукшина-киноартиста «на литературное любительство совсем не было похоже». Отмечается, что рассказы похожи на точную запись «происшедшего с кем- то, вереница сцен, разговоров». Указывается на положительное влияние актерского опыта писателя: «Происходил синтез накопленного актером и писателем, претворенного кинодраматургом - в художественное создание режиссера». Сиркес считает, что «Шукшин тяготеет… к физиологическому очерку». Герои называются удачей Шукшина, т.к. «в них выведены типы. Редкое счастье - открыть тип - дается …Шукшину потому, что он ищет там, куда другие не доходят». П.Сиркес подчеркивает, что некоторые рассказы Шукшина обнаруживают не столько самобытность автора, сколько его переимчивость литературных образцов. Говоря об эволюции шукшинского творчества, критик отмечает, что «осмысление жизни… стало более глубоким, всечеловечнее симпатии и антипатии. Он понял многослойность, многопластовость человека».



38.Боровиков С. Характеры Василия Шукшина // Волга. – 1972. – №1. – С.183.-186.

Характеризуя рассказы Шукшина, С. Боровиков указывает нам на то, что он, как и всякий настоящий художник, «обладает какой-то своей загадкой». Проза «проста, скупа и грубовата», экономичное начало рассказов, мастерство диалога («Симпатия» его к диалогу выявляет его живую связь…с классической литературой, … с народным творчеством») – все это компоненты, из которых складывается самобытность Шукшина. Сборник «Земляки» критик оценивает как этап творческой эволюции Шукшина. Отмечается стилистическая и тематическая цельность сборника. Автор выделяет из сборника лишь «стоящие особняком» рассказ «Земляки» («Рассказ необычен для Шукшина элегической своей интонацией, отчетливой грустью, «подробностями».) и цикл «Из детских лет Ивана Попова» («…выделяется своей подчеркнутой автобиографичностью, клочковатостью детских воспоминаний»). В этих рассказах, обрамляющих сборник, критик видит «мотив вечности жизни». «Среди рассказов сборника нет написанных лишь затем, чтобы «написался рассказ»- подчеркивает автор. Далее он пишет фразу, которая вызвала раздражение Шукшина: «Шукшин любит жизнь и людей, любит их такими, какие они есть». В ответ Шукшин писал: « Да что я, идиот, что ли, всех подряд любить?! Или блаженный? Не хотят вдуматься, черти. Или - не умеют». Эволюцию Шукшина – писателя С.Боровиков видит также в том, что в его рассказах появляются персонажи –носители зла, «Характеры» - свидетельство несомненного роста писателя. Шукшину уже тесно в привычном добром мире «чудиков». Его внимание привлекает диалектика жизни. Борьба добра и зла». Опубликованные в журнале «Звезда» четыре рассказа огорчают критика: рассказ «Верую!» распадается из-за «фальшивой тоски» Максима, «Лес» критик называет слабым подражанием Бунину, «Дебил» и «Билетик на второй сеанс» выглядят, по мнению автора статьи писательской самопародией.


39.Петелин В. «Я пришел дать вам волю» // Волга. – 1972. – №3. – С.173-182.

В поле зрения критика – роман Шукшина «Я пришел дать вам волю»(1971 год, журнал «Сибирские огни»). Отмечается, что, в отличие от предыдущих авторов (С.Злобин, А.Чапыгин), занимающихся также описанием фигуры Разина, Шукшин «не стремится раскрыть рост и возмужание человеческой личности», а показывает Разина как уже состоявшуюся личность. Подчеркивается значимость подробно выписанных сцен для целостного восприятия произведения, роман словно создан для воспроизведения его на киноэкране. Указывается на умение Шукшина тонко и умно «раскрывать перед читателем созревание великой мятежной идеи». Психологическая тонкость при разработке значимых эпизодов считается критиком одним из достоинств романа. Отличием от других авторов можно считать, по мнению Петелина, также то ,что Шукшин не пытается скрыть «что в разинском движении… много было традиционного казачьего гулевания с некоторыми элементами разбойничего». В романе Шукшина критик указывает на то, что «Степан Разин – не тень исторической личности, а живой характер со всеми присущими яркой индивидуальности особенностями». Удачей Шукшина называется то, что он смог показать зарождение основных идей и направлений разинского движения: «…впервые в нашей литературе Шукшин объясняет неудачу восстания не только его стихийностью, распыленностью действующих сил, незрелостью восставших и историческими обстоятельствами. Дело в самом характере Степана. Разин впервые показан как трагический герой» (Выделено мной К.Л.).


40.Филатова Д. В веках прославленный // Урал. – 1972. – №4. – С.123-127.(Статья печаталась также в журнале «Сибирские огни, 1971г, №№1,2.)

Отмечается неслучайность обращения Шукшина к разинской теме: «Размышления об особенностях склада характера людей современного села, исследование жизни деревни 20-х годов подвели писателя к мысли заглянуть в глубь истории крестьянства». Сильные и слабые стороны романа критик объясняет тем, что «писатель шел от сценария к роману»- нехарактерный путь для литератора. Автор описывает историю трактования образа Разина в исторической прозе, упоминает В.Каменского, А.Чапыгина, С.Злобина, В.Иванова. Отличие от них критик видит в том, что у Шукшина «нет изображения жизни Разина до того, как он встал во главе Крестьянской войны». Отмечается существенное отличие образа Разина: «В изображении Шукшина он человек, в восприятии которого многое идет от крестьянских представлений». Пафосом книги критик называет талантливое художественное воссоздание крестьянской основы, крестьянской стихии разинского движения. Подчеркивается наличие в романе крестьянского разговорного языка как средства художественной типизации, насыщенности действия, массовых сцен. Среди недостатков Филатова видит многоголосые и многокрасочные народные сцены, создающие «впечатление калейдоскопичности, дробности», также, по мнению автора, в романе не хватает описаний, раздумий. Недостатки объясняются тем, что «Шукшин слишком последовательно опирался на те принципы раскрытия действительности, которые нашел для своего киносценария».


41.Клитко А. Осмысление каждодневности // Сибирские огни. – 1972. – №7. – С.157-166.

Автор в зачине статьи подчеркивает: «…имя его [Шукшина] вошло в литературу, завоевало признание». При этом А.Клитко подчеркивает: «Путь Шукшина в литературе … своеобразен, к нему стоит присмотреться внимательнее, задержаться на некоторых, наиболее любопытных вехах». Критик последовательно разбирает творческий путь писателя, переходя от сборника к сборнику, не забывая романы и повести.

Говоря о сборнике «Сельские жители», критик пытается проанализировать то время, в котором вышел сборник. Он пишет: «Это были годы, когда взлет «деревенской прозы» только готовился». Успех сборника А.Клитко объясняет новизной материала и своеобразностью героев. Критик отмечает, что сборник «был сразу замечен». Сборник характеризуется как неровный, «пробный», но вместе с тем «цельный и окрашенный в теплые, искренние тона». По мнению рецензента, именно в первом сборнике и определился герой прозаика: «… крепкий, ершистый деревенский парень, ищущий приложения своим недюжинным силам». Уже в этом сборнике видна ориентация Шукшина на традицию чеховской новеллы. Это видно, по мнению Клитко, «в характере концовок, внимании к неожиданным емким деталям, иногда в интонации». Критик говорит о том, что многие прозаики писали о деревне, но в основном это касалось традиционности деревенского уклада. Шукшин же впервые рассказал о том, как эта традиционность разрушалась. В пример автор приводит роман «Любавины». Критик подчеркивает, что среди образов романа есть образы четкие, выверенные (отец Любавиных и его сыновья, старик Попов) и те, что изображены «гораздо менее убедительно, порой схематично» (Родионовы, Байкалов, Яша Горячий). Оценка всему роману; «написан неровно», но можно считать его «вехой в творческом развитии Шукшина». Говоря о сборнике «Там, вдали», критик отмечает, что в нем «установка на ничем не сдобренную реальность, на действительный факт и случай осознана и подчеркнута». В сборнике «Очевидна тенденция идти к проблеме от простейшего эпизода, происшествия, иногда даже казуса». Отмечает критик и умение писателя построить сборник: «Как по осколкам собирают целое, так и читая подряд рассказы Шукшина, мы составляем себе общее представление о той социально – бытовой атмосфере, в которой живут и действуют его герои». Среди недостатков А.Клитко выявляет недосказанность некоторых сюжетных линий в рассказах: «Шукшину свойственно порой останавливаться на полдороге: давая зарисовку уголка быта, житейской коллизии, он не всегда пытается постичь их внутренний смысл». Останавливаясь на сборнике «Земляки», критик замечает, что «круг излюбленных характеров и ситуаций стал … несколько шире, а подход к ним – социально более зорким, что позволяет говорить об усилении в его прозе исследовательского начала». Также критик говорит о том, что, хотя Шукшина и нельзя причислить к «деревенской» прозе, но все же он тяготеет к этому течению. Выступлению Шукшина с романом «Я пришел дать вам волю» критик удивляется: роман – это новое качество творчества Шукшина. Отличает этот роман от ему подобных (А.Чапыгина и С.Злобина) то, что Шукшин большое внимание уделяет личности Степана Разина, а не историческим событиям и картинам эпохи. Говоря о творческой эволюции Шукшина, критик подчеркивает, что главная линия его творческих интересов «… связана со стремлением постичь глубинные нравственные импульсы и духовные сдвиги времени, прежде всего те из них, которые ведут к преображению повседневности в духе идеала гармонической личности».


42.Погожева Л. Три музы Василия Шукшина // Литературная газета. – 1972. – 13 сент.(№37). – С.8.

Подчеркивая все многообразие творчества Шукшина, автор статьи рассказывает нам о нем как о сценаристе, режиссере и актере. Отдельно критик отмечает писательскую деятельность Шукшина: «Шукшин-писатель не похож ни на кого другого». Но одновременно Л.Погожева улавливает «традицию в русской литературе, в русле которой развивается творчество Шукшина». Автор видит связь творчества Шукшина с поэзией Твардовского, с очерковой поэзией второй половины 50-х годов. Из оригинальных качеств Шукшина, присущих только ему, Погожева выделяет умение видеть внутреннюю жизнь своих героев «изнутри», «ничем не отделяя от себя своих «чудиков». Критик советует Шукшину в будущем обращаться «к другим людям современной, социалистической деревни, к авангарду нашего колхозного крестьянства».


43.Чалмаев В. Порыв ветра // Север. – 1972. – №10. – С.116-126.

Критик обращается к спорам критиков о противостоянии города и деревни в творчестве Шукшина. Говоря о критике, он указывает, что «В.Шукшина нередко оценивают как закоренелого деревенщика, «врага города». В.Чалмаев не соглашается с А.Марченко, утверждающей, что настоящая тема Шукшина – отрыв. Критик говорит о том, что все метания героев происходят из-за того, что они «ищут одного – возможности жить страстями». Романы Шукшина, по мнению рецензента, не достигают духовной напряженности новелл, потому критик склонен рассматривать только новеллистическое творчество писателя. Чалмаев указывает на основное отличие Шукшина от других писателей: «… напряжения, внутренней тональности и ищут герои Шукшина, ищут, не боясь вихря, тревог, бури. И это резко отличает его от писателей с застылым воображением».

Автор статьи обращает внимание также на художественные особенности шукшинских текстов. Он пишет: «Шукшин открыл множество возможностей в диалоге, в скупом эскизном повествовании для раскрытия того сложного, переходного состояния, … которое переживают множество молодых людей, овладевая новыми знаниями, формами быта». Критик отмечает также особые, типично шукшинские говорящие паузы, приводя в пример рассказы «Одни», «Вянет, пропадает»: «… единства… добивается писатель, создавая целое из кадров, протяженность из ограниченных обрубленных кусков, чередуя плотныю подгонку с … паузами».


44.Юдалевич Б «Да» плюс «нет» Василия Шукшина // Алтай. – 1973. – №3. – С.91-98.

В одной из сносок автор дает комментарий главной цели статьи: «Статья посвящена Шукшину-рассказчику и не ставит целью анализ его кинодраматургических произведений, а также повести…, романов. Опыт Шукшина-рассказчика ощутим в его повести и романах». Критик считает, что рассказ является главным жанром Шукшина, он – мастер новеллы (в данной статье термины «новелла» и «рассказ» употребляются как идентичные). Отмечая внимание критики к творчеству Шукшина, Юдалевич подчеркивает остроту дискуссий, противоречивость выводов о творчестве писателя. Первый сборник Шукшина «Сельские жители» автор склонен рассматривать в контексте молодежной исповедальной прозы, герой которой «нес в себе мощный заряд урбанизма»- благодаря контрасту даже название сборника «звучало несколько полемически». С выходом в свет второго сборника («Там, вдали», 1968) «растет критический обоз,…он становится явно разноречивым, сочетая в себе подчас диаметрально противоположные мнения, оценки и выводы». Критик считает, что «это явление связано с ростом и эволюцией писателя, … отражает сложную природу его творчества». Опираясь на «критический багаж», автор пытается разобраться в сложной природе шукшинского творчества, проследить его художественную эволюцию, выявить тенденции, определяющие литературный путь Шукшина. Выделяется пристрастие Шукшина к диалогу, называются основные функции диалога в рассказах Шукшина (изобразительность, диалог движет сюжет, фабулу). Автор призывает критиков не отрывать творческую практику Шукшина от стилевых исканий прозы 60-х годов, т.к. для этой прозы также характерно использование диалога как изобразительного средства. Эволюцию поэтики Шукшина Юдалевич видит в появлении драматического случая как основе рассказа. Герой рассказа тоже эволюционировал: «Если поначалу эти люди … «чудаковатые», несколько странные,…то позднее остраннение героев обостряется, и поступки их нередко становятся трудно объяснимыми». Б.Юдалевич относит творчество Шукшина к направлению «деревенщиков», несмотря на то, что тематика произведений касается не одних сельских жителей. «Принадлежность Шукшина к писателям-«деревенщикам» определяется всем строем его поэтики: и словарем, …и метафоричностью, ..и мастерски написанными пейзажами, и всем обликом своих героев…». Минусом творчества Шукшина считается отсутствие в череде его героев образа горожанина, «который по художественному проникновению приближался бы к персонажам сельских жителей». По окончании рецензии автор отмечает: «Творчество растущего художника трудно уложить в рамки однозначных оценок».


45.Ульяшов П.Житейская арифметика и алгебра жизни // Литературная газета. – 1973. – 25 апр.(№17). – С.6.

Статья вышла в рамках обсуждения вопросов развития современного рассказа на страницах «Литературной газеты». Освещая проблемы рассказа как жанра, Ульяшов опирается на творчество Шукшина. Главной проблемой автор видит «подмену жанра», когда рассказ скорее относится к зарисовке, эскизу или заготовке, но не может называться рассказом. («Частные случаи… так и остаются случаями»). Положительно автор относится к переработке «слабых» рассказов Шукшиным: «рассказы вследствие переработки стали лучше, убедительнее в психологическом и законченнее в жанровом отношении».




46.Белая Г. Искусство есть смысл // Вопросы литературы. – 1973. – №7. – С.64-86.

Обзор литературного процесса середины ХХ века. Г.Белая считает, что «Шукшин начал писать тогда, когда в литературе слово разговорное, слово живое было подчеркнуто, полемически противопоставлено слову … мертвому (т.е. оторвавшемуся от своего смысла, … от своего носителя)». Писатели выдвинули в центр слово героя, поэтому герой принял на себя всю смысловую нагрузку, «отодвинув автора в тень». С точки зрения критика, главным для писателей стало «чужое» сознание, сознание героя, которое привело к господству слова героя над словом автора. Этим автор обзора и объясняет причины комедийности Пашки Колокольникова, ставшей столь неожиданной для Шукшина.

Для критика представляет интерес работа Шукшина в жанре «чистого» сказа, который нередко приобретает в творчестве Шукшина качество сатирического сказа (в пример автор приводит рассказ «Пост скриптум»). Г.Белая считает, что найденная форма сказа, выделенная графически («авторская речь – ввод в повествование – набрана курсивом; за курсивом идет главное – сюжет и характер, разрабатываемые словом героя».), превосходно служит своей задаче создания социального типа. Творчество Шукшина рассматривается в контексте «деревенской» прозы, но всё же выделяется из него. Говоря о романе «Любавины», критик отмечает колоритность каждого из характеров. Добавляет, что «все это - опыты писателя в большой форме, … но пока не приводят к результатам». О романе «Я пришел дать вам волю» Г.Белая говорит, что в нем нет «ощущения смысла, во имя которого все это написано».


47.Андрианов А. Еще раз о «странных» героях Василия Шукшина // Молодая гвардия. – 1973. – №10. – С. 308-312.

Критические статьи о Шукшине – «разноречивый хор» - так характеризует отклики о творчестве Шукшина автор, классифицируя их по отношению к теме «город- деревня в рассказах Шукшина». Выбор темы зависит от личности писателя, по мнению А.Андрианова, а не от его географической и профессиональной принадлежности. Полемизирует с В.Чалмаевым о причинах того, что Шукшина привлекают странные герои. Киноповесть «Калина красная» рассматривается с двух позиций-с точки зрения прозы (отмечается недостаточная прорисованность психологических линий) и с точки зрения киносценария (яркий, точный диалог, колоритные «шукшинские» эпизоды). Слияние двух жанров приносит «Калине красной» только пользу: это преимущества крупного плана, свобода читательского домысла, соучастие читателя в творческом акте. Андрианов прослеживает эволюцию шукшинского взгляда на героя: от доверия их позывам и странностям до отстранения от их «показухи», иронии, доходящей до язвительной насмешки. Раньше герои, сталкиваясь с действительностью, становились выше ее, теперь же Шукшин отходит от понятия «среда заела», судит людей по поступкам. Выявляет также новую грань таланта Шукшина - сатирическая, обличительная. Название новой книги Шукшина «Характеры» автору статьи видится ироничным, т.к. относится к типам неприглядным, уродливым. Шукшин строже всматривается в героев – в этом плодотворная перемена его творчества.


48.Емельянов Л. Единица измерения // Наш современник. – 1973. – №10. – С. 176-187.

Описывается понятие «деревенская проза», характеризуются основные признаки, среди которых идеализация старины, грусть по уходящему. Из писателей-деревенщиков выделяется Шукшин. Критически рассматриваются статьи А.Марченко, М.Чудаковой, В. Чалмаева о творчестве Шукшина. Оговаривается, что предыдущие критические статьи полны различных эмоций, но им не хватает спокойного и трезвого желания вникнуть. Авторы статей были невнимательны к действительному содержанию шукшинских произведений. Причиною этому, по словам Емельянова, было то, что «критиков…интересовал не столько сам Шукшин, сколько возможность подтвердить примерами из его творчества свои…концепции». Творчество Шукшина рассматривается в эволюционном аспекте, прослеживаются также литературно-критические взгляды на его творчество. Исследуется «рассказ без действия» «Игнаха приехал», где все происходит не в действии, а в настроении рассказа. Подробно комментируется высказывание Шукшина о том, что «ни городской до конца, ни деревенский уже». По словам Л. Емельянова, писатель не говорит о том, что «город вообще» наступает на «деревню вообще», он печалится о том, что из деревенской жизни уходят определенные традиции. Рассматривается термин «патриархальность» и его лексическое значение в контексте творчества Шукшина. Повесть «Там, вдали» автор рецензии рассматривает как ключевое в творчестве Шукшина: «это ответ на самые главные вопросы, мучившие …многих героев,…самого писателя».



49. Аннинский Л. Шукшинская жизнь // Литературное обозрение. – 1974. – №1. – С.50-55.

Основным объектом статьи является сборник «Характеры»(1973). Аннинский отмечает разносторонность его дарований, одновременно видит в этом опасную всезащищенность: «ему легко простить огрехи стиля, потому что он отличный режиссер, огрехи режиссуры - потому что он отличный актер». Автор считает, что не книги, не тексты надо «рецензировать», а за всей цепочкой текстов проследить судьбу, опыт, ведь Шукшин «создает не столько реальные картины, сколько свою, особенную шукшинскую жизнь». Большая часть статьи посвящена ответу на вопрос Аллы Марченко - в чем реальность рассказов Шукшина? А.Марченко считает, что Шукшин создает в литературе сказочный райский миф. Для ответа Л.Аннинский использует «большое, непрерывное, многостороннее и необходимейшее явление … -«шукшинская жизнь». Противопоставляя Шукшинских героев героям В.Белова И В. Семина, Л.Аннинский называет их характерные черты: «не вросшие, не прочные, не ввязанные». Герой Шукшина преодолевает пространства не гигантскими прыжками, не птицей- тройкой, не полетом мечты - «он пылит по поселку», на уровне сельских колес. Первым аргументом реальности героя является то, что они «погружены в беспощадную материальность интересов». Вторым- то, что герой ничего для себя не формулирует - «философ …стихийный, неосознанный». Корнем чудачества и бунтовства автор рецензии считает обиженную душу- «тело обеспечено, в безопасности человек, а душа… обделена». Еще один аргумент-ощущение души- живого нерва шукшинского повествования, без которого рассказы превратились бы в беллетристику. Говоря об отношении автора к героям, Аннинский подчеркивает, что герои уязвимы, а их антиподы- нет. В завершении статьи автор полемизирует с высказыванием В.Камянова: «внезапность их [героев Шукшина] сердечных порывов не просвечивает никакими «вопросами». Вопросы, по мнению Аннинского, должны формулировать не авторы, а критики. Формулируя «вопросы», заданные Шукшиным, он одновременно отвечает А.Марченко, подчеркивая реальность изображаемой Шукшиным жизни.




50.Гусев Вл. Именно жизнь, а не что другое… // Литературное обозрение. – 1974. – №1. – С.50-55.

В поле зрения критика - сборник «Характеры»(1973). Статья построена на полемике с Л.Аннинским, статья которого напечатана в этом же номере. «Коронным материалом» Шукшина автор считает быт, будни районного масштаба, но «это фактура, фон, а внутри этой фактуры Шукшин… любит найти чудное, необыкновенное». Далее он, имея в виду статью А. Марченко, доказывает реализм описанной Шукшиным жизни: «странные люди»…выглядят живо и убедительно», Шукшин «редко вдается в прямой пафос». В. Гусев упрекает Шукшина лишь в том, что он почти обходит «тему труда», «герои - трудовые люди, но взятые… вне сферы самого труда». Рецензент выделяет также неудачные рассказы, где «нет внутренней жизни,… чудики выглядят насильственно, «странные ситуации» не работают». Упрекает литераторов в том, что в героях Шукшина они видят только «чудиков»: «Чудики»- любимая, но лишь о д н а из стихий Шукшина» [выделено автором]. В. Гусев подчеркивает, что одной из существенных черт реалистического искусства является рельефность, многослойность, ж и в о с т ь изображения жизни. Опираясь на эти слова, он полемизирует с теми критиками, которые утверждают, что изображаемая Шукшиным жизнь нереальна. Аннинского автор обвиняет в том, что «он находит у Шукшина не то, что в нем реально есть, ...а то, что хотел бы видеть». «Если мы хотим пользы от наших анализов, мы должны разбираться и в оттенках и вообще в реальном материале, предлагаемом писателем, а не в наших собственных привнесениях в этот материал»,-утверждает Вл. Гусев.


51.Соловьева И., Шитова В. Свои люди – сочтемся // Новый мир. – 1974. – №3. – С.245-250.

Поводом для рассмотрения творчества Шукшина дуэтом стал сборник «Характеры»(1973 год, последний прижизненный сборник Шукшина). С самого начала отмечается критиками «голосовой строй» прозы писателя, сквозь который выступает сама природа рассказчика, которая помогает воссоздать ритм, время, место и т.д. «Ритм и интонация … заданы кратковременностью и легкостью знакомства». При анализе его творчества авторы нашли подходящее с их точки зрения слово - «кровно»: «Шукшин понимает свой материал кровно». Критике подвергается частое интервьюирование Шукшина журналами («Чуточку чаще, чем следовало бы…»), акцент на происхождение писателя из «простых» («…как будто все кругом родились от графов и тайных советников»), настойчивое упоминание об универсальности творческого дарования («… современный вариант мастера на все руки…»). Роман «Любавины» кажется авторам всего лишь подражанием «сибирскому роману», «…где все кряжистые и звероватые и все кругом закуржавело». Говоря о рассказах Шукшина, авторы отмечают несоизмеримо безвкусные. И акцентируют внимание на даре Шукшина «вторичного и более глубокого обдумывания им же сказанного». Речь идет о прописанных заново рассказах «Сураз», «Даешь сердце!» для сборника «Характеры». Шукшина Соловьева и Шитова называют художником, «которому заведомо не дается крупная форма», и, одновременно, который «умеет изящно настроить особое «магнитное поле» того или иного сборника». Критики улавливают движение по заглавиям последних трех прижизненных сборников: «Там, вдали» - «Земляки» - «Характеры»: нарастает приближение к рассматриваемому объекту. Авторы отмечают, что всю пестроту знания о людях Шукшин «подчиняет достаточно жесткому …заданию изучения т и п о в – русских типов, какими они складывались десятилетиями и какими они живут сегодня».


52.Урбан А. С подлинным верно // Звезда. – 1974. – №4. – С.213-215.

В обозрении большое внимание уделяется жанру, жанровым канонам, последствиям их нарушений. Автор подчеркивает, что при перенесении реалий жизни в художественное произведение «жизнь часто вносит свои поправки, разрушая жанровые … схемы». В качестве примера он приводит сборник Шукшина «Характеры»(1973). По мнению критика, в этом сборнике отчетливо проступает характер каждого героя, «характеры…-не набор выразительных масок, не искусно налаженные моторы, двигающие… сюжет». Разбирая рассказы из сборника, Урбан приходит к выводу об их значимости: «В книге… мне видится строгий и придирчивый анализ разных сторон современной жизни….Он [Шукшин] дает образ – «характер», начинающий целую группу явлений определенного ряда, который мы вольны продолжать по своему усмотрению». «Банальные» средства канонического рассказа, которые мы можем выделить в произведениях Шукшина, не приложены, по мнению критика, извне. «Нет видимых усилий соблюдать чистоту классического жанра… В его книге требует к себе внимания сама жизнь».


53.Гимпель С. Проблема личности в романе В.Шукшина «Любавины» // Известия Сибирского отделения АН СССР. – 1974. – №6. – С.125- 130.

Исследуя роман «Любавины»(1965), Гимпель заостряет наше внимание на том, что роман этот вышел тогда, когда Шукшин был уже сложившимся писателем, известным актером и режиссером. Отличием от других романов о гражданской войне критик считает заострение внимания читателей на развитии характеров, на преломлении эпохи в личности героев, а не на самих исторических событиях. Говоря о нравственных поисках литературы 60-х годов, автор подчеркивает, что Шукшин «в событиях прошлого пытается найти истоки сегодняшних конфликтов». Гимпель отмечает схожесть завязки романа с некоторыми произведениями советской классики о социалистическом преобразовании деревни. Но это «роман современный, …удачно вписывается в общую струю «деревенской прозы» 60-х годов». Роман оценивается как семейно- бытовой, в рамках которого вскрываются «проблемы исторического значения ,сохраняющие свою актуальность и для современности».Заслугой автора в трактовке образа Кузьмы Родионова, по мнению Гимпель, «является постановка важных проблем взаимозависимости людей, меры ответственности человека перед другими, формирование личности». Критиком указывается на недостатки произведения: эскизность некоторых характеристик, неоправданная стремительность перехода о одной ситуации к другой. Причинами того, что роман стал заметным явлением советской прозы 60-х годов, Гимпель называет широкое исследование народного сознания в романе, умение автора почувствовать и передать психологическую сложность характеров.


54.Лейдерман Н.Л. Трудная дорога возвышенья // Сибирские огни. – 1974. – №8. – С.166.

Это одна из последних критических работ, характеризующих творчество писателя при его жизни. Н.Л. Лейдерман говорит о сложившейся литературной репутации Шукшина, причисляет его к тем писателям, «которые обладают сейсмической чуткостью ко времени, тонко и верно улавливают его воздействие на духовный мир людей». Героев Шукшина критик называет сильными, самобытными личностями, не теряющими «первичной связи с природой». В своем анализе рецензент опирается на сборник Шукшина «Характеры». Он считает, что в новых рассказах общий тон писателя иной, появляется «пафос анализа, исследования сложных духовных процессов в характере современника, … носителя массового сознания». Критик отмечает, что в новых работах большинство героев Шукшина имеет «возраст зрелости, «пик жизни» – 40 лет. Заслугой писателя критик считает то, что он «первым … внутреннюю тревогу работающего парня заметил». По мнению критика, «тоска шукшинского героя – это тоска по новым горизонтам, жажда реализации своего человеческого потенциала». Шукшину удалось уловить «ситуацию возвышения личности «из массы», а значит – и самой массы, до жажды высоких духовных потребностей, до поисков путей всестороннего выявления своего человеческого «я». Выявил критик и значение сборника «Характеры» для общества: «В сборнике … впервые отчетливо зазвучало предостережение писателя относительно страшных разрушительных возможностей, которые таятся в сильной натуре, не имеющей высокой цели…».

Анализируя статью Емельянова «Единица измерения», автор приходит к выводу о «почвеннической» концепции в ней, которая «обнаруживает свою несостоятельность в столкновении с живым, многомерным, динамичным творчеством В.Шукшина».



.

Краткое описание документа:

Вопросы и предложения вы можете приcылать на почту:lyubavyshka@yandex.ru

Предложенное аннотированное библиографическое описание включает в себя прижизненные критические отзывы на творчество В.М.Шукшина (1963-1974), вышедшие в центральных и региональных журналах и газетах.

По полноте отражения содержания аннотация аналитическая (характеризует часть или аспект содержания) с элементами общей (характеризует содержание статьи в целом).

В разработке устанавливается не только основное содержание публикации, но и проводится анализ - что нового сказал критик о творчестве Шукшина, почему у него могло сложиться такое мнение и какой резонанс вызвала эта статья в обществе.

В аннотированную библиографию включались критические статьи на отдельные рассказы, сборники рассказов («Сельские жители», «Там, вдали», «Земляки», «Характеры», «Беседы при ясной луне»), повесть «Там, вдали» (1966), романы «Любавины» (1965), «Я пришел дать вам волю» (1971). Не учитывались статьи, посвященные актерскому таланту Шукшина и отзывы на кинофильмы (за исключением статей Л.Крячко, которые вызвали дискуссию среди критиков и затронули подчас не только кинофильмы, но и творческую позицию Шукшина в целом).

Источники, по которым проводилась аннотация, были взяты в фонде Свердловской областной универсальной научной библиотеки им. В.Г.Белинского, в фонде библиотеки УрГУ, заказаны через систему МБА. К сожалению, ни в одном из фондов не удалось обнаружить работу М.Чудаковой, на которую ссылается в своей статье «Единица измерения» Л.Емельянов.

Автор
Дата добавления 14.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров1319
Номер материала 300187
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх