Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Беседа на тему "Тема любви в повести "Капитанская дочка А.С.Пушкина"

Беседа на тему "Тема любви в повести "Капитанская дочка А.С.Пушкина"

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Тема любви в поэзии А.С. Пушкина.

hello_html_4e6e7acc.gif© Аксеновская З.Е.


«Капитанская дочка».

В 1836 году, в конце своей жизни А. С. Пушкин написал одно из самых прекрасных произведений - "Капитанская дочка". Он как будто выполняет свое обещание, данное в лирических отступлениях 3-ей главы "Евгения Онегина":

Быть может, волею небес,

Я перестану быть поэтом,

В меня вселится новый бес...

Унижусь до презренной прозы;

Тогда роман на старый лад

Займет веселый мой закат.

Но просто вам перескажу

Преданья русского семейства,

Любви пленительные сны

Да нравы нашей старины.

(Писал А.С. Пушкин в 1824 году).

Пушкин женат. У него появилась большая семья, за благополучие которой он в ответе перед Богом. Теперь жизнь поставила перед ним новые вопросы: каковы должны быть отношения между членами семьи? какова роль отца в семье? какова роль матери? как воспитывать детей? для чего семья, ее цель?

На все эти вопросы он ответил в "Капитанской дочке". Но ведь еще до этого романа существовала книга, которая давала подробные ответы на многие из этих вопросов - это "Домострой". И мы чувствуем, что Пушкиным она изучена. Поэту принадлежат слова: "Гений с одного взгляда открывает истину". И с прозорливостью гения увидев ее суть, ее рациональные зерна и, следовательно, православную точку зрения на семью (в основе " Домостроя" лежит учение Святых Отцов о семье, хозяйстве), он создает свой взгляд на семью в произведении "Капитанская дочка".

Г. Федотов в одной из своих статей сказал, что "чем дольше Пушкин живет, тем глубже прорастают в нем христианские семена". Роман "Капитанская дочка" он написал накануне своей смерти (за три месяца), и мне кажется, что именно это произведение "самое православное" у А. С. Пушкина.

Тема Отца.

Нельзя не заметить, что одна из важнейших тем в "Капитанской дочке" - тема Отца, его роли в семье.

Обратимся к христианству, как оно говорит об отце?

Отец Небесный выступает, прежде всего, как Отец милосердный, бесконечно любящий и прощающий. В народе говорят еще так: Он долготерпелив и многомилостив.

"Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долго терпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию" [2 Петра, 3,9]

Бог - любящий Отец. Он необыкновенно близок нам, но обращаться к Нему нужно с совершенным благоговением и трепетом - Да будет воля Твоя! Христианство говорит о вертикальном отношении Творца к твари, к человеку.

Именно такое отношение мы видим в семье Гриневых у отца к домочадцам: то, что сказал отец, - это окончательное и бесповоротное решение, и обсуждению не подлежит. Причем, оно принимается заранее как единственно правильное и справедливое и сыном, и матерью. Без благословения отца Петр не предпринимает ни одного судьбоносного поступка. (Ни отъезда на службу, ни женитьбы).

Да и в другой семье - Мироновых - так же. Когда всем стало понятно, что дело, заваренное Пугачевым, принимает крутой оборот, Василиса Егоровна сказала: "Иван Кузьмич, в животе и в смерти Бог волен: благослови Машу. Маша, подойди к отцу". И в этой семье отец - глава. Без него не начинают обеда.

В обеих семьях этого произведения вертикальные отношения. Именно такие, какие должны быть, по мнению Пушкина. Интересен факт, что после свадьбы А. С. Пушкина его теща - Наталья Ивановна - пыталась взять управление его семьей в свои руки. Но ей это не удалось, и тем самым Пушкин доказал, что мужчина - хозяин в доме. Он так же считал, что особенно важно благословение отца.

Почему же нужно непременно благословение отца? Что оно значит?
В книге Сираха читаем;

"Благословение отца утверждает домы детей" (Сирах 3,9).

"Не ищи славы в бесчестии отца твоего, ибо не слава тебе бесчестие отца. Слава человека - от чести отца его". (Сирах 3,10).

Благословение отца, как мы видим, имеет огромную силу.

Итак, мнение Пушкина совпадает с истинами Библии.

Муж является главой семьи не потому, что он мужчина, а потому, что он является образом Христа в семье. Отец должен являть образ любви безграничной, любви преданной, самоотверженной, любви, которая готова на все, чтоб спасти, защитить, утешить, обрадовать, воспитать свою семью.

Непонимание роли отца как наместника Отца Небесного, отвечающего перед Богом за семью, приводит к искажению всей духовной жизни, а как следствие, и семейной.


"Капитанская дочка " дает ответ и на вопрос о том, какова роль матери в семье.

Тема Матери.

Если отец - это Наместник Бога на земле, то первообразом для женщины является Божия Матерь. Такое понимание было в народе.

Отношение же Пушкина к Богородице было сложное. Вспоминается творческая весна 1821. Она занимает особенное место, по-моему, в истории его творчества.

Страстная неделя 1821 году пришлась между 5 -11 апреля. Это была тревожная неделя: поэт написал "Ревекку" и программу кощунственной поэмы, полной чувственности и бесстыдства. Поэма эта известна под названием "Гаврилиада", так как герой ее - архангел Гавриил. В поэме 500 строк, часть ее тщательно отделана, значит, не сразу, не с маху написана, хотя нет ни одного черновика, ни одного автографа до нас не дошло. Поэт уничтожил потом все. Он напишет: "Непостижимое волнение меня к лукавому влекло".

Закружили бесы, закрутили поэта в эту роковую Страстную неделю. Хотя тогда же написал светлую "Музу" и вдруг, перебивая "гимны важные, внушенные богами", заглушая "к высокому любовь", врываются в его пение иные, хихикающие голоса, мелькают вокруг него мелкие бесы.

Через полтора года послал эту шутку П. Вяземскому в числе других "пакостей". Вяземский обрадовался "Гаврилиаде" и писал: "Пушкин прислал мне одну свою прекрасную шалость". И не он один, но многие восторженные русские читатели плоской, непристойной вольтеровской "Девственницы", "Любовных приключений в Библии" и "Войны богов" Парни приняли и одобрили "Гаврилиаду" как забавную шутку. Они не стерпели бы шуток над либеральными идеями, но над Божией Матерью потешаться разрешалось.

В "Гаврилиаде" в последний раз сказались пережитки первоначальных французских литературных влияний, легкомысленного безбожия, среди которого прошла книжная юность Пушкина.

Последние строки этой поэмы звучат как жуткое пророчество. Эти строки особенно страшны для нас, знающих, какая ждала поэта смерть:

Но дни текут, и время сединою

Мою главу тишком посеребрит

И важный брак с любезною женою

Пред алтарем меня соединит;

Иосифа прекрасный утешитель!

Молю тебя, колено преклоня,

О, рогачей заступник и хранитель,

Молю, тогда благослови меня.

Даруй ты мне блаженное терпенье

Молю тебя, пошли мне вновь и вновь

Спокойный сон, в супруге уверенье,

В семействе мир и к ближнему любовь.

Точно демоны, кривляясь и смеясь, в магическом зеркале смутно очертили перед поэтом его собственное будущее. А он смеялся вместе с ними, не зная, что смеется над собой. Но, как известно, "над чем посмеешься, тому и послужишь".

В 1828 году возникло дело о "Гаврилиаде" и что-то жуткое есть в том, что богохульственная поэма заставила искреннего честного Пушкина лгать, унижаться, отрекаться, - Пушкина, который никогда не отрекался от политических стихов, даже самых резких.

В 1826 году, когда поэт уже создал "Пророка" он вдруг пишет ''Ты богоматерь, нет сомнения..." Не без остроумия обыгрывает он образ женщины, возбудившей любовь к себе. Она производит на свет амура, божка любви, поэтому становится "богоматерью". И тут же опять игривые мысли, обращенные к истинной Богородице. Почему такое бесчувствие? Почему у поэта, имевшего "классическое чувство меры и не ошибающийся художественный вкус" (И.А. Ильин) не возникло желания остановиться. Еще нет, к сожалению, истинного благоговенья при мысли о Боге, о духовном. Хотя в сказке "О мертвой царевне и семи богатырях" царевна "нраву кроткого такого".

В стихотворении "Мадонна" (1830) Пушкин рисует Богородицу и Ее Младенца так:

Она с величием, Он с разумом в очах –

Взирали, кроткие, во славе и лучах

Но после этих слов особенно обидно читать вот эти строки:

Исполнились мои желанья. Творец

Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна.

Да, он любит Наталью Николаевну Гончарову. Да, она красива, но в своем сопоставлении сравнения
делает почти кощунственные. Завершающая строка сонета звучит фальшиво:

Чистейшей прелести чистейший образец

Слово "прелесть" в словаре В.И. Даля дается в такой трактовке:

обольщение, обаянье, что обольщает в высшей мере; обман, соблазн, хитрость, коварство, лукавство, совращенье от злого духа.

У Пушкина слово "прелесть" звучит в положительном значении.

Вот такова предыстория этого вопроса. Но в "Капитанской дочке" у Пушкина на Богородицу взгляд абсолютно православного человека. Чтоб убедиться в этом, обратимся к Житию Божией Матери.

Божия Матерь обладала многими Добродетелями, но высочайшие из них три: глубочайшее смирение, пламенная любовь к Богу, чистота телесная и духовная.

Если мать будет обладать этими качествами, то в доме воцарятся мир, покой, благоденствие, порядок. По "Домострою", в семье было четкое разделение обязанностей, разделение труда между супругами. В "Домострое" она хозяйка дома, поэтому многим женщинам были присущи "крепкое мужество и непреложный разум - качества, безусловно, мужские, вот почему они могли крепко управлять и другим домом — Россией. Русская история показывает твердый русский характер и княгини Ольги, и Марфы Посадницы. Но последнее слово в семье было все же за отцом. Он имел право наказывать, осуществлял общее руководство в доме.

В романе две семьи. Посмотрим, какова роль матери в семье.


Семья Гриневых.

В доме Гриневых хозяйством занимается мать. Мы застаем ее за варкой варенья, буквально на самых первых страницах.

Когда мужу потребовался паспорт сына, он обращается к жене, она знает, где и что лежит, в доме должен быть порядок.

Основой жизни был труд, отсюда и резкое осуждение лени, праздности, пьянства - всего, что отвлекает от труда.

Петру пошел семнадцатый год, а он все еще гоняет голубей да играет в воздушного змея. Отец резко меняет его образ жизни: "чтоб не повесничал".

Мысль о скорой разлуке "так поразила матушку, что она уронила ложку в кастрюльку, и слезы потекли по ее лицу". Она хорошо знала характер мужа: "он не любил ни переменять свои намерения, ни откладывать их исполнение". Но это, как видим, знал и Петр, знал и уважал отца за это. "У него слово не расходилось с делом. " Был назначен и день отъезда Петруши. Ему, как и положено, всего наготовили в дорогу, мать позаботилась. Провожая сына, "в слезах" наказывала ему беречь здоровье. Это показывает нам ее смирение.

Когда Петр Андреич "нагрузился" в Симбирском трактире, Савельич прочел ему наставление:"... И в кого ты пошел? Кажется ни батюшка, ни дедушка пьяницами не бывали; о матушке и говорить нечего: ...отроду, кроме кваса, в рот ничего не изволили брать..." Реплика Савельича - это тоже характеристика родителей Петра.

Вспомним еще один эпизод, где мы видим роль матери в доме Гриневых: "Прачка Палашка ... и коровница Акулька, - как пишет в своих воспоминаниях Петр Гринев,- с плачем жалуясь на мусье, обольстившего их неопытность, кинулись матушке в ноги, винясь в преступной слабости". И продолжает: "Матушка шутить этим не любила и пожаловалась батюшке" (вспомним, наказывать мог только отец). Промолчать в такой ситуации, не наказать - это потакать безнравственности. Вот так по отдельным штрихам достаточно четко вырисовывается образ матери Петра Гринева. В каждой семье есть дети. Воспитывать детей – дело трудное. Тема воспитания есть и в Евангелии.

Мы знаем четыре Евангелия, но в них Божией Матери принадлежащих фраз - всего несколько.

Первый эпизод. Когда Иисусу было 12 лет, пришли они в Иерусалим на праздник. По окончании

праздника возвращались домой. Его не оказалось между родственниками и знакомыми. Не нашедши Его, возвратились в Иерусалим, ища Его. Нашли Его через три дня "в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающих Его; ...И Матерь Его сказала Ему: Чадо! Что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великой скорбью искали Тебя" [Лк. 2,45,48].

Но и в семье Гриневых есть похожий эпизод. Узнав о ранении на дуэли со Швабриным, отец пишет в письме сыну: "Матушка твоя, узнав о твоем поединке, занемогла и теперь лежит". А также строки: "Что из тебя будет? Молю Бога, чтоб ты исправился, хоть и не имею надеяться на Его великую милость".

Мать слегла от мысли, что сын мог быть убит. Может быть, мелькнула не менее страшная мысль: "Не сбился ли с пути истинного". Родители Петра тоже, вероятно, мысленно восклицали: "Чадо! Что ты сделал с нами?"

Мы видим великую материнскую любовь, но и сыновнюю тоже. Получив письмо от отца, Петр говорит: "...более всего огорчило меня известие о болезни матери". Всегда он говорит слово "матушка" по отношению к ней. Да и отец ее так называет, значит, любит, жалеет, при всей строгости, даже суровости своего характера.

Вся жизнь Божией Матери прошла в тревоге за Сына. Вспомним следующий эпизод из Ее жизни.

После сорокадневного поста Господь возвратился в Галилею. Он учил в синагогах и был прославляем. Пришел он и в Назарет, где был воспитан, и тоже учил в синагоге. Но завистливые книжники и фарисеи начали рассуждать между собою: что это за новое учение? Мы знаем этого Учителя. Он сын плотника, галилеянина. Насмешки и ругательства посыпались на Него. Иисус обличил их. Сердца их преисполнились яростью, они выгнали Иисуса из города и повели на вершину горы, чтоб свергнуть Его оттуда. В это время Богородица была в Назарете, она поспешила туда. По яростным крикам и злобным лицам назарян Богоматерь поняла, какие ужасы грозят Ее Сыну. Но не пришел еще час Его. Иисус прошел невредим меж ними, и удалился из Назарета.

Предание указывает и место события: эта гора находится на южной стороне Назарета. И на верхнем уступе усердием первых христиан в память муки, перенесенной здесь Богоматерью, построена "Церковь испуганной Матери".

Каждой матери можно поставить по такой "Церкви испуганной матери". В том числе и матери Петра Гринева.

Самое страшное событие всей жизни Девы Марии - распятие Сына, Ее предстояние Кресту. В Евангелии от Иоанна говорится: «При Кресте Иисуса стояли Матерь Его, и сестра Матери...» Нигде нет указания на то, что она произнесла хоть слово. Оцепенев от страданий, молчала и смотрела. Разве существуют слова, которыми Она могла бы утешить Своего Сына, к тому же Она знала, что Он и родился для этого часа. Но церковная поэзия говорит, что губы Матери шептали: «Ликует мир, приемля от Тебя избавление, а Моя утроба горит при виде, как распят Ты...» Матерь Божия всегда страдала молча. Молча страдать - это было на земле ее уделом. Иногда говорят о причине смерти так: кровью изошел. Вот и у Богоматери было вечное исхождение невидимой мученической кровью.

У каждой матери - своя Голгофа, для семьи Гриневых - это известие об измене сына.

Когда родители Гриневых получили известие, что Петр арестован за участие "в замыслах бунтовщиков" и что только "из уважения к заслугам и преклонным годам отца" Екатерина II помиловала Петра и повелела сослать "в отдаленный край Сибири на вечное поселение мучились все. Слух о его аресте "поразил все ...семейство", а отца "сей неожиданный удар едва не убил".

Мать Петра плачет молча, при отце "не смела плакать", "чтоб возвратить ему бодрость", "испуганная его отчаянием". Когда муки сердца невыносимы, так хочется закричать, застонать, заплакать в голос. А здесь такая ситуация, что матери нельзя и поплакать. Тогда в такие минуты ты горишь негасимым огнем.

Именно слова Богоматери «Моя утроба горит» лучше, точнее всего отражают состояние и матери Петра Гринева.

Как видим, соотнесенность жизни Богоматери и простой русской женщины очевидна.

Семья Мироновых.

В повести показана еще одна семья - семья Мироновых.

Петр Андреевич Гринев приехал служить в Белогорскую крепость, пришел к капитану Миронову представиться, доложить о прибытии: "Я вошел в чистую комнату, убранную по-старинному".

Он как будто попал в родную стихию. Капитана не было, и всем распорядилась Василиса Егоровна, его жена. Для нее крепость - это дом. Она ведет все хозяйственные дела: "На дела службы смотрела, как на свои хозяйские, и управляла крепостью так точно, как своим домиком". Она велела позвать урядника и распорядилась: "Максимыч! Отведи господину офицеру квартиру, да почище... Отведи Петра Андреевича к Семену Кузову". Тут же обращается к нему с вопросом: "Ну, что, Максимыч, все ли благополучно?"

- Все, слава Богу, тихо, - отвечал казак, - только капрал Прохоров подрался в бане с Устиньей Негулиной за шайку горячей воды. Тут сразу же просит:

- Иван Игнатьич! - сказала капитанша кривому старичку. - Разбери Прохорова с Устиньей, кто прав, кто виноват. Да обоих и накажи.

Совет-то верный: в ссоре всегда виноваты оба.

Она сама наказывает Гринева и Швабрина за дуэль. Иван Игнатьич говорит: "Она всем распорядилась без ведома коменданта".

Швабрин хладнокровно заметил, что судить их может только Иван Кузьмич, "это его дело". Комендантша возразила: "...да разве муж и жена не един дух и едина плоть?"

Гринев был принят... "как родной". В крепости домашняя иерархия ценностей. Ритм повседневной жизни диктуют "щи" и "гости". Василиса Егоровна говорит Палашке: "Скажи барину: гости-де ждут, щи простынут". Без отца не начинают обеда. Глава дома и здесь - отец. За обедом Василиса Егоровна не умолкала ни на минуту и сказала Петру Гриневу: "А у нас, мой батюшка, всего-то душ одна девка Палашка; да слава Богу, живем помаленьку. Одна беда: Маша; девка на выданье, а какое у ней приданое? частый гребень, да веник, а алтын денег (прости Бог!), с чем в баню сходить. Хорошо, коли найдется добрый человек; а то сиди себе в девках вековечной невестою". Кажется, что живут очень спокойно, но это - кажущееся спокойствие. Василиса Егоровна произнесла вслух то, о чем болела ее душа каждый день. И она, как видим, жила в постоянной тревоге за судьбу дочери.

В спокойное время крепостью "управляла" Василиса Егоровна. Но когда крепость осадил Пугачев, когда дело приняло крутой поворот и когда пули начали свистать мимо ушей, она присмирела, оборотилась к мужу и сказала: "Иван Кузьмич, в животе и смерти Бог волен: благослови Машу. Маша, подойди". Далее она говорит: "Отправим Машу. А меня и во сне не проси: не поеду. Нечего мне под старость лет расставаться с тобою, да искать одинокой могилы на чужой стороне. Вместе жить, вместе и умирать".

Антоний Сурожский писал, что ради мужа и жена должна "все оставить, все забыть, от всего оторваться по любви к нему и последовать за ним, куда бы он ни пошел, если нужно, даже на страдание, если нужно - на Крест".

Так и поступила Василиса Егоровна.

Итак, в "Капитанской дочке" два семейства.

В обоих браки родителей заключены по любви. Василиса Егоровна и Авдотья Васильевна были женщинами, женами, хозяйками, матерями.

Отец Петра Гринева "женился на девице Авдотье Васильевне Ю., дочери бедного дворянина". На бедной по принуждению обычно не женятся. Жили в согласии. Женился на девице. Подчеркнул Пушкин. У него каждое слово на своем месте.

Благословляя свою дочь, капитан Миронов сказал: "Коли найдется добрый человек, дай вам Бог любовь да совет. Живите, как жили мы с Василисой Егоровной". И в этой семье царили любовь, мир, держались за любовь друг к другу.

Но начинался этот семейный мир с образа девушки, которая потом становится благоверной женой. Давайте посмотрим, как и каким рисует образ девушки автор произведения.

Впервые мы видим Машу Миронову глазами Петра Гринева: "Тут вошла девушка лет осьмнадцати, круглолицая, румяная, с светло-русыми волосами, гладко зачесанными за уши, которые у нее так и горели". Горящие уши говорят о ее скромности. Далее читаем: "С первого взгляда она не очень... понравилась". Гриневу, потому что Швабрин описал ее "совершенною дурочкою". Она вошла "села в угол и стала шить". И Машу воспитали не бездельницей. И как вывод звучат его слова: "Я в ней нашел благоразумную и чувствительную девушку". К тому времени у него сложился свой взгляд на девушку. "Благоразумность", по Далю, это рассудительность в словах и поступках, житейская мудрость, полезная осторожность и расчетливость. "Чувствительный" - впечатлительный, у которого острые чувства, сильно развитые нравственные чувства, опять-таки по Далю.

Петр Андреевич берет в жены бесприданницу. Но прав Савельич, говоря, "что такой невесте не надобно и приданого". Ее благоразумие, ее чистота, целомудрие, огонь любви ее к Богу - вот лучшее ее приданое.

Святыми чистота тела необычайно превозносится. Не случайно "Господь, Иисус Христос восхотел иметь Матерь Свою Чистой, облекаясь в плоть Ее чистую, как в царскую порфиру", по словам отцов церкви.

Подвиг девства, целомудрия, о котором преподобный Серафим Саровский говорил как о самом высоком подвиге, в наши дни обретает особую красоту. "Девство есть самое высочайшая из всех добродетелей добродетель. И если бы у них и был недостаток в других добрых делах, то и оно одно достаточно было бы за все прочие добродетели заменою - девство есть состояние равно ангельское", Маша обладала чистотой душевной и телесной - это черты Божией Матери. У нее также пламенная любовь к Богу.

Марья Ивановна тверда в вере своей, как кремень. Бедную девушку сватает Швабрин, «человек умный, и хорошей фамилии, и имеет состояние». Но замуж она за него не идёт. Почему? Вот её ответ: «…но как подумаю, что надобно будет под венцом при всех с ним поцеловаться… Ни за что! ни за какие благополучия!» Она, нищая, не хочет получить материальное благополучие такой ценой. Перед лицом Бога, людей лгать, что любит нелюбимого! Она не хочет нечистоты, неискренности сердца. Она хочет быть чистой не только телом и душой, но и устами. Отец Петра сначала не дал благословения сыну на брак с капитанской дочкой: он ведь не знал тогда, что за сокровище эта девушка. И она отказалась идти замуж за Гринёва без благословения его родителей, удерживая от греха и Петра. Затем она говорит ему: "Я, коли полюбишь другую... молиться за вас буду". Обратите внимание "за вас", а не "за тебя". Вот это и есть образец чистой, высокой христианской любви. Она никогда не сказала своим родителям слова поперек. Пушкин подчеркивает ее смирение, кротость, чистоту душевную и телесную, целомудрие, горячую любовь к Богу, то есть Маша обладает чертами Божией Матери. И за ее чистоту Господь награждает ее благоразумием - рассудительностью, а дар рассуждения дается тем, "кто чист сердцем, телом и устами" ("Лествица"). Отцы Церкви говорят, что "смирение - это способность видеть истину". И ей это дано. Она дает верную оценку Швабрину, говоря о нем: "Он очень мне противен, а странно: ни за что на свете б я не хотела б, чтоб и я ему так же не нравилась". Она видела его злобу.

Пушкин тем самым хочет сказать, что родители Маши Мироновой выполнили свою задачу, свое родительское предназначение, воспитав замечательную дочь.

Пушкин, когда собрался жениться на Наталье Николаевне, тоже попросил у своих родителей благословения:

"Я прошу вашего благословения не как простой формальности, а потому, что оно необходимо для нашего счастья. Пусть вторая половина моей жизни принесет вам больше утешения, чем печальная моя юность".

Как видим, он пришел к пониманию необходимости этого. Но понял он также и другое: силу молитвы матери. Письма его к жене очень часто кончались словами:

"Христос с вами, дети мои... Машку, Сашку рыжего и тебя целую и крещу. Господь с вами... Прощайте, все мои. Христос воскресе, Христос с вами... Обнимаю тебя, детей благословляю, тебя тоже. Всякий ли день ты молишься, стоя в углу". (14 июля 1834 года)

"Благодарю тебя за то, что молишься Богу на коленях посреди комнаты. Я мало Богу молюсь и надеюсь, что твоя чистая молитва лучше моих как для меня, так и для нас" (3 августа 1834 года).

И это были не просто обрядные слова, а выражение подлинных чувств. С родными, дорогими людьми Пушкин словами не играл, тем более такими: он слишком хорошо знал им цену.

Вспомним следующий эпизод. Марья Ивановна поехала в Петербург "искать покровительства и помощи у сильных людей, как дочь человека, пострадавшего за свою верность". Мать Петра молилась о сыне, об успешном окончании дела. Нет ничего выше молитвы матери. И она помогает сыну. Сказано: молитва матери со дна моря достанет. Так говорят только о молитве матери. Свое понимание молитвы матери он перенес и на страницы повести.

И.А. Ильин пишет:

«Пушкин всю жизнь искал и учился... И то, что он находил, он находил не отвлеченным только размышлением, а своим собственным бытием. Он сам становился тем, чем он учил быть. Он учил не уча, и не желая учить, а становясь и воплощая».

Напомним: "брак есть своего рода аскетизм, отречение. Строгий, религиозный, нравственный брак есть лишь чуть смягченное монашество - иночество вдвоем или с детьми учениками", - писал К. Леонтьев.

В церкви над головами брачующихся носят венцы, эти венцы - символы мученичества. Мученичества потому, что человек решается жить для другого, перешагнув через свой эгоизм и отказавшись от жизни для себя. И это не на один день, а на всю жизнь.

Ведь любовь - это стремление, желание отдать себя всего другому. Именно так и понимал брак Пушкин.

Именно это подчеркивает в своей статье о Пушкине выдающийся русский философ В.С. Соловьев.

О воспитании.

В "Капитанской дочке" четко просматривается тема воспитания. Послушаем, что говорят Отцы Церкви об этом.

"Все для родителей должно быть второстепенным в сравнении с заботой о воспитании детей", - учил Иоанн Златоуст.

А. С. Пушкин писал из Михайловского брату:

"Знаешь мои занятия? до обеда пишу записки,- обедаю поздно; после обеда езжу верхом, вечером слушаю сказки - и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания. Что за прелесть эти сказки". (1824, ноябрь). Мы знаем, что Пушкин не получил должного воспитания в детстве.

Он же опять скажет: "Отсутствие воспитания есть корень всякого зла". (Он судит, видимо, об этом по собственному опыту).

Но и в повести родители трудятся и детей воспитывали трудолюбивыми. В доме Мироновых всегда чисто, дочь Маша умела шить.

В доме Гриневых мать всегда за работой, но и сына не баловали, они не хотели, чтобы он рос бездельником, и отдали его на службу.

"Воспитание... должно сообщить ребенку новый способ жизни. Его основная задача - не в наполнении памяти и не в образовании интеллекта, а в зажигании сердца", - так сказал И.А. Ильин, замечательный русский философ, о цели воспитания.

Родители в обеих семьях были верующими людьми и детей воспитали такими: зажгли сердца детей своих огнем большой любви к Богу. Во все трудные минуты все члены семьи Гриневых живут, уповая на милость Божию. Но и Пушкин в конце жизни пришел к этой же мысли: главной задачей семьи является воспитание детей в Боге, верующих и живущих по законам Бога.


Воспитание у Гриневых играет очень важную роль. Главным в семье является отец (как уже было отмечено), и его наказ является частью воспитания Петра Гринева. Петр Андреевич никогда не ослушивается родителей, и это показывает нам его благоразумие. Прекрасным примером для сына является и сам его отец, который был "почтенным человеком", как называет его генерал. Родители его с раннего детства заботились о воспитании сына. Они нанимают ему учителя-француза, чтоб воспитан он был не хуже других. Но, узнав о проделках месье Бопре, отец сразу же убирает его от подростка. Этим он интуитивно следует истине Евангелия: "Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы. [1 Кор. 15, 33].

Наглядные примеры, что воспитание детей в семьях Гриневых и Мироновых действительно удалось, опять-таки находим в повести:

Когда Петра арестовали, надели ему на ноги цепь и заковали ее наглухо, он понял, что такое начало не предвещало ничего хорошего, а поэтому, "прибегнул к утешению всех скорбящих и, впервые вкусив сладость молитвы, излиянной из чистого, но растерзанного сердца, спокойно заснул, не заботясь о том, что со мною будет". Полностью положился на волю Божию. Петр в критические моменты всегда полагается только на Бога. Когда Пугачев занял крепость, повесил коменданта крепости, Ивана Игнатьевича, очередь была за Петром. Когда Пугачев отдал команду: "Вешать его!", Петр "стал читать про себя молитву, принося Богу искреннее раскаяние во всех прегрешениях и моля Его о спасении всех близких моему сердцу". Петр очень любит своего отца. Ему снится сон: он приехал "на барский двор … усадьбы". Он даже во сне тревожится: "Первою мыслию моею было опасение, чтобы батюшка не прогневался на меня за невольное возвращение под кровлю родительскую и не почел бы за умышленное ослушание". Это не страх наказания, это страх лишиться любви отца.

Петр Гринев, когда отправил Машу в свою семью, не беспокоился о ее судьбе, так как знал, что она будет принята его родителями "с тем искренним радушием, которое отличало людей старого века. Они видели благодать Божию в том, что имели случай приютить и обласкать бедную сироту". Он так высоко говорит о своих родителях. Будучи вдали от дома, он понял, каковы его родители.

Любят Бога и в семье Мироновых. Благословляя свою дочь, отец дает Маше наказ: "Молись Богу: он тебя не оставит".

После уже гибели отца и матери, оставшись без крова, без куска хлеба, «не имея ни родни, ни покровителей», она пишет в записке Петру Гриневу: "Богу было угодно лишить меня вдруг отца и матери"... Мы, нынешние, когда у нас случается беда, воспринимаем все иначе - как наказание, и только спрашиваем: "Господи, ну за что Ты меня наказал?! Почему меня?" Мы ропщем, а она благодарит Бога и за страдание. Мария Ивановна настолько верит Богу, что всегда и во всем полагается на Его любовь, зная, что Он всё делает во благо человека. Это часто поражает современного читателя. Пушкин все понимал верно: надо благодарить Бога и за скорбь, и за радость.

Когда Иван Кузьмич опоздал к обеду, Василиса Егоровна ему говорит: "...Сидел бы дома, да Богу молился, так было бы лучше..."

То есть довольно одной веры и все будет хорошо - впервые эту мысль высказал именно Пушкин. Позднее она будет высказана Ф.М. Достоевским как итог его размышлений:

"Русский народ весь в Православии. Более в нем и у него нет - да и не надо, потому что Православие все".

Об этом говорит и Николай Васильевич Гоголь в "Выбранных местах из переписки с друзьями":

"Эта Церковь (Православная)... одна в силах разрешить все ... вопросы наши".

Любовь Маши и Петра прошла испытание жизнью. Он ради Маши едет из Оренбурга в стан Пугачева, чтоб вызволить ее от Швабрина. Но и она согласилась лучше умереть, но не быть женой Швабрина. Они достойно прошли через все испытания, которые выпали на долю каждого, и заслужили друг друга, ведь в народе говорят, что хорошего мужа или жену надо заслужить.

Родители Маши и Петра выполнили свой долг, но и те в свою очередь воспитали хороших детей.

"Потомство их благоденствует в Симбирской губернии".

Так и должно быть, ибо Сам Господь вселяет в человека веру словами:

«Я был молод и состарился и не видал праведника оставленным, а потомков его просящими хлеба: он всякий день милует и взаймы даёт, и потомство его в благословение будет».

[Пс. 36, 25-26]

В эпилоге романа и говорится именно о благоденствии потомков. У Петра, Маши были дети, а крепостных - всего триста душ, которыми владеют теперь десять человек, но живут дружно, благоденствуют.

Внуки продолжают развивать традиции своих отцов. Они добры, предложили автору сами дневник деда, услыхав, что он собирается писать о тех временах. Хранят и письмо Екатерины, где возносятся похвалы "уму и сердцу дочери капитана". Похвалой Екатерины можно гордиться, ибо она была хорошим знатоком людей (по В.О. Ключевскому).

Выводы.

Итак, в "Капитанской дочке" три образа женщины. В трех образах - судьба и образец Русской женщины в понятии Пушкина. От невесты (Маша Миронова) до жены, которая пойдет на Голгофу ради мужа (Василиса Егоровна). Не это ли его взгляд на женщину, на семью, на воспитание и на будущее детей.

"Капитанская дочка", по-моему, великое покаяние Пушкина перед Богоматерью и его последнее прости своей уже ушедшей матери.

Однажды Пушкин о Евангелии сказал так: «Есть книга, коей каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех концах земли, применено ко всем возможным обстоятельствам жизни и происшествиям мира». Он нам в повести как раз и показал соотнесенность судьбы русской женщины с судьбой Богоматери, основные вехи, этапы Ее жития - это и вехи, этапы судьбы любой женщины: девушка, чистая душой и телом, скромная; когда выходит замуж, становясь женой и матерью, начинает свое вечное исхождение мученической невидимой кровью: «Чадо! Что Ты с нами сделал!», «Утроба Моя горит!», «Церковь испуганной Матери».

И эта соотнесенность очевидна, к тому же она является одним из критериев оценки женских судеб.



Итоговые размышления на тему.

Мы пережили с поэтом чистую юношескую любовь с ее замирающим от страха и трепещущим от восторга сердцем; И онемение уст от великости горя неразделенной любви; но и полноту счастия, где

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь;

А также ревность до скрежета зубов и самоотречение во имя счастья любимой: «...дай вам бог любимой быть другим» так, как вы был любимы мной.

Жизнь сложна, она столкнула поэта с проблемой любовного треугольника, то есть «свободы чувств». Пушкин сказал нам, что свобода чувств будет всегда окрашивать жизнь в трагические тона, и предложил разрешение проблемы, спасение: «я буду век ему верна», то есть, исполнение долга. Решение верно, ибо выстрадано поэтом в муках, в борении со своей совестью, со своим страстным сердцем.

Он против такой любви, когда удовлетворяется только похоть тела, когда «все уходит в тело», он за настоящую, чистую, высокую любовь. Красота – это чистота.

В последние годы он славит девичью чистоту. Более того, он предупреждает читателей о том, что любовь, которая служит только удовлетворению похоти, извращает природу человека, его естество, чему мы сегодня являемся свидетелями.

Как современен Пушкин! Мы все хотим его поставить куда-то на дальнюю полку, а он никак не удаляется в академическую пустынность. Он живой, всегда современен и по своей многогранности и гениальности вечный наш спутник и наставник.

Писатель своей гениальной повестью «Капитанская дочка» ответил на очень многие вопросы (они обозначены в начале работы). Но мне хотелось бы обратить внимание на судьбу русской женщины в произведении. Мы четко видим соотнесенность ее с жизнью Богородицы и Ее судьбой. Вехи и этапы Ее жития - это вехи и этапы жизни земной женщины: девичество с его душевной и телесной чистотой, кротостью и смирением; жизнь в браке, почти равная монашеской аскезе, полная тревоги, трагизма, когда губы часто, запекшиеся от горя, шепчут: «Чадо! Что Ты с Нами сделал?», «Утроба Моя горит...» У каждой женщины - своя Голгофа, и каждой женщине можно поставить свою Церковь Испуганной Матери.

Конечно, мы все понимаем, что Сын Божией Матери искупал грехи мира и страдания Богоматери безмерны. Кощунственно даже сравнивать муки Божией Матери и муки простой женщины. Мы несем только свои грехи, но по немощи нашей и этот груз кажется нам страшным и неприподъемным.

Слова, сказанные Богородицей на свадебном пире в Кане Галилейской: «Что Он скажет, то сделайте» - это венец, награда для любой матери. Но сказать их может далеко не каждая мать о своем сыне, а только та, которая вырастила замечательного человека.

«Капитанская дочка», думается, великое и скромное покаяние Пушкина Божией Матери, да и последнее «прости» своей.















Список литературы:

  1. Иеромонах Филадельф "Заступница усердная", М., Русский духовный центр, 1992 г...

  2. Горичева Т. Христианство и современный мир. С-Пб., "Алетейя", 1996

  3. Ильин И.А. "Пророческое призвание Пушкина" (статья)

  4. Непомнящий В. Поэт и судьба. М., "Советский писатель", 1983

  5. Есаулов И.А Категория соборности в русской литературе.

  6. А.А. Ахматова Статья о Пушкине

Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 19.11.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров1638
Номер материала ДВ-171800
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх