Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Дошкольное образование / Другие методич. материалы / Беседа по теме: "Страхи у дошкольников"

Беседа по теме: "Страхи у дошкольников"

  • Дошкольное образование

Поделитесь материалом с коллегами:

Страхи у дошкольников

Все знают, что многие дети чего-то боятся. Одним страшно оставаться в темной комнате, другие не решаются съехать с горки, третьи в ужасе убегают от собаки, цепенеют, от страха при виде пчелы. Некоторые боятся персонажей сказок: Бабу-Ягу, волка, злого колдуна, других образов, созданных воображением («дядьку с мешком», трубочиста и т. п.).

Объекты детских страхов бесконечно разнообразны, и их особенности находятся в прямой зависимости от жизненного опыта ребенка, степени развития его воображения и таких качеств его личности, как эмоциональная чувствительность, склонность к беспокойству, тревожность, неуверенность в себе и т. д. Наличие страхов у дошкольников само по себе не является, как правило, какой-либо патологией, обычно носит возрастной, преходящий характер, но в то же время сигнализирует об определенном неблагополучии в эмоционально-личностной сфере ребенка. Такие страхи возникают у эмоциональных детей в различные периоды детства, имеют свои особенности. Мы рассмотрим наиболее распространенные случаи страхов у детей.

В первые годы жизни ребенок находится в теснейшей физической и эмоциональной связи с матерью, в зависимости от нее. Чувство любви и защищенности во многом определяет благополучие малыша, является условием эмоционального комфорта. Уже в 6—7 месяцев младенец начинает беспокоиться, если его мама внезапно уходит, с недоверием реагирует на появление незнакомых взрослых. По мере роста ребенка недостаток тепла со стороны матери ощущается все острее, и в раннем возрасте — в 1,5—2 года - нередко может являться причиной появления страхов. Если при этом мать ведет себя по отношению к ребенку слишком сдержанно, редко берет его на руки, мало ласкает, строго с ним разговаривает или вообще недостаточно обращает на него внимания, то поведение малыша меняется. Его беспокойство усиливается, он становится плаксивым, с трудом засыпает и плохо спит, часто просыпается в слезах. Днем он старается быть ближе к матери, беспокоится даже тогда, когда она на минутку выходит из комнаты, а уж если она закрывает за собой дверь — начинает горько плакать. «Он боится оставаться один»,— говорят родители. Это верно только отчасти. В раннем возрасте механизм возникновения этого страха определяется непереносимостью даже короткой разлуки с матерью для чувствительного, эмоционального малыша. Если в комнату вместо матери вернется другой-человек — соседка, врач, дальний родственник, ребенок будет плакать, его не утешит то, что теперь он не один.

Другим фактором, определяющим появление страхов у детей раннего возраста, является неоправданно строгая позиция родителей и неадекватные средства воспитания, которые они применяют. К арсеналу этих средств, противопоказанных для детей раннего возраста, особенно беспокойных, чувствительных, эмоционально неуравновешенных, относятся строгие наказания, угрозы, телесное наказания, шлепки и удары по рукам, особенно по голове или лицу. Крайне неблагоприятное воздействие оказывают на психику ребенка такие наказания, когда его запирают одного в темной тесной комнате, кладовке, чулане или искусственно ограничивают его движения, заставляют неподвижно лежать или даже привязывают его к кровати. Большое количество запретов, недостаток тепла, ласки, эмоциональной близости со стороны матери, пренебрежение или неоправданно суровые наказания со стороны отца приводят к длительному перенапряжению нервной системы ребенка, которое ослабляет ее, создавая благоприятную почву для появления страхов.

По мере развития воображения дети начинают бояться сказочных чудовищ — в первую очередь волка, затем Бабу-Ягу, Бармалея и т. Д., символизирующих все зло и опасности. Наблюдения показали, что частые наказания, угрозы, связанные е физической болью, типа: «Вот не слушаешься — папа придет и нашлепает», «Позову доктора — пусть тебе сто уколов сделает», «Будешь а печку лезть — я прямо в огонь тебя кину» и т.п,— чаще всего ведут к появлению у малыша страха перед волком, а строгое или равнодушное отношение матери провоцирует появление страха перед Бабой- Ягой.) Дети, у которых зарождаются эти страхи, не осознают причин их появления, они вообще не в состоянии рассуждать и бывают подавлены чувством ужаса и бессилия. Острый эмоциональный дискомфорт и развивающееся воображение к трем годам приводят к появлению целой группы стойких и достаточно типичных страхов. Страх перед волком и Бабой-Ягой дополняется страхом перед множеством других сказочных чудовищ. Дети начинают бояться темноты, в которой могут скрываться эти чудовища, пустой комнаты, больших ящиков или открытых шкафов, из которых «может кто-то вылезти». Наиболее ярко выражен страх темноты в 3 года, когда эта темнота наполняется образами, порожденными воображением ребенка. В то же время недостающий жизненный опыт малыша и избыточная его эмоциональность не дают ему возможности Здраво рассудить и понять, что бояться нечего.

С 3 до 5—6 лет детские страхи бывают наиболее разнообразны и свойственны в той или иной степени большинству детей. Далеко не у всех они выражены так, что заставляют встревожиться родителей. Во многих случаях они носят возрастной, преходящий характер. Однако у некоторых детей они со временем не исчезают, не корригируются, а переходят в навязчивые формы, близкие к невротическим состояниям. К сожалению, только на этой стадии родители и воспитатели обращают на них внимание и принимаются активно с ними бороться. Безусловно, обычные «возрастные» страхи, свойственные Дошкольникам, также нуждаются в осторожной коррекции со стороны взрослых.

Обычные страхи, так часто встречающиеся у детей 3—6 лет, базируются на уже описанной трехкомпонентной основе (высокая эмоциональность, малый жизненный опыт и богатое Воображение), легко появляются и нередко сами собой исчезают в течение 3—4 недель. Нередко непосредственной причиной таких страхов выступают необдуманные поступки взрослых.


Вова (4,5 лет) гулял около подъезда ждал пока с лестницы спустится мама, и тек временем. копал в сугробе ямку. Вдруг сзади раздался громкий скрежет и грохот, и, обернувшись, Вова увидел большую снегоуборочную машину, которая шла, как ему показалось, прямо на него. Из нее высунулся шофер и, желая пошутить, закричал: «Гляди, пацан, сейчас и тебя загребу!» Вова в ужасе бросился бежать, поскользнулся, упал и остался лежать, уверенный, что машина сейчас его настигнет. Машина благополучно проехала мимо, даже не приближаясь к Вове, однако он осмелился встать только тогда, когда стих шум ее мотора. К маме он кинулся с криком: «Не отдавай меня»,

долго плакал, обещал всегда-всегда помогать маме, любить ее, слушаться — только пусть она не отдает его машине. Страх перед Машиной закрепился, хотя родители успокаивали его, объясняли, что машина не страшная. Вова еще долго вздрагивал, увидев снегоуборочный комбайн, и старался незаметно уйти или побыстрее проскочить мимо него. Встретив однажды его изображение в детской книжке для раскрашивания, он сразу закрыл ее, перелистнул другую страницу, а эту оставил нераскрашенной. Даже играя, он перестал использовать игрушки, сходные с испугавшей его машиной — экскаватор на гусеницах и танк, а если иногда и вводил танк в игру, то именно в качестве «устрашающего» элемента: «Вот придет танк и всех-всех вас задавит!»

На этом примере видно, как возникает и развивается страх после сильного внезапного испуга, дополненного неуместной шуткой шофера. Очень характерно, что мальчик воспринял событие однозначно — как расплату за плохое поведение в прошлом. Это прямое следствие принятых в семье наказаний и угроз, которыми явно злоупотребляли родители. Фактор внезапности, громкий шум и. скрежет и устрашающий вид снегоуборочной машины определили первичную реакцию испуга. Воображение помогло мальчику представить, как она его настигает, а возглас шофера усугубил эту уверенность, так как ребенок убедился, что машина целенаправленно преследует именно его. Имеющиеся знания о «справедливом возмездии» за все нехорошие поступки, сформированные на базе нескольких угроз и предупреждений, принятых в семье, типа: «Веди себя хорошо, а то...» — дополнили картину, и «эмоциональный образ» оформился окончательно. Сильное переживание закрепилось надолго.

Вот еще один пример того, как возникают и закрепляются страхи.

Лена (4 г. 7 мес.) боялась собак, так как мама всегда старалась не подпускать ее к животным, говорила, что «они кусаются» и «от них можно заболеть». Однажды Лена встретила в парке собаку. Это случилось довольно далеко от скамейки, где сидела мама. Девочка бросилась бежать. Молодая собака, вполне дружелюбно настроенная, завиляла хвостом и бросилась за девочкой, решив, что с ней играют. Лена в ужасе добежала до мамы и судорожно вцепилась ей в руку не в силах ничего произнести. Однако мама, увлеченная разговором с другой женщиной, лишь раздраженно отмахнулась: «Ты что, трусиха такая, она играет с тобой!» Видя, что Лена всхлипывает и прижимается к ней, она добавила: «Будешь бояться собаку, я тебя ей совсем отдам!» Страх перед собаками сохранился у девочки надолго, и еще спустя два года выражался в недоверии и осторожности по отношению к животным.

В данном случае предварительная установка, созданная матерью, предшествовала встрече с собакой и послужила для испуга благодатной почвой. Она же определила поведение ребенка в эмоциональной ситуации: если бы девочка не бросилась бежать, собака не стала бы ее догонять и, возможно, ничего плохого бы и не случилось. Холодно-раздраженная реакция матери не только не успокоила девочку, а, наоборот, усугубила ее состояние тревожной беззащитности. Угроза, произнесенная, видимо, с целью заставить Лену замолчать, усилила паническое состояние девочки.

Страхи перед животными (чаще всего собаками, коровами и лошадьми) встречаются' и у девочек, и у мальчиков, а страхи перед лягушками, мышами, насекомыми более типичны для девочек. Большую роль в этом играет наличие подобных же страхов у матери, которая непроизвольно передает их ребенку. Очень часто обнаруживается, что у малыша встречаются страхи, которые были в детстве у кого-то из его родителей (обычно у матери). Помня о своих страхах, мать непроизвольно ограждает ребенка от пугающих ее до сих пор или пугавших в детстве объектов. В результате жизненный опыт ребенка искусственно обедняется, он не умеет противопоставить что-либо тревожным чувствам, которые неосознанно формируются под влиянием матери, и избегает объект страха, не пытаясь его преодолеть. Так возникают «наследственные» страхи; обычно родители почти не придают им значения и не пытаются с ними бороться. Как ни странно, пережитые ими в детстве страхи зачастую рассматриваются ими как не стоящий внимания пустяк. «Подумаешь, я тоже темноты боялась, когда была маленькая, да и все, наверное, боятся — пройдет!» — рассуждают такие родители. Иногда это действительно проходит, а иногда приобретает устойчивый характер и очень усложняет жизнь ребенка. Поэтому пренебрегать подобными переживаниями, а тем более. смеяться над ребенком или вышучивать его, особенно при других детях, не следует.

Безусловно, длительные психотравмирующие ситуации не всегда вызывают у ребенка появление страхов. У некоторых вместо этого отмечаются другие отклонения в поведении — агрессивность, упрямство, капризы и т. п. Некоторая предрасположенность к страхам имеется у детей замкнутых, малообщительных, ограниченных в контактах. Обычному ребенку очень трудно управлять своими эмоциями — дети непосредственны и при условии близких и доверительных отношений с матерью или другими близкими взрослыми откровенно выражают свои Чувства: радость, грусть, неудовольствие, надежду и т. д. Но иногда бывают и исключения. В случаях, когда чувства ребенка постоянно порицаются, получают негативную оценку или вообще не замечаются и не учитываются взрослым, непосредственность постепенно исчезает. Это бывает в случае «формализованного» воспитания, когда взрослому переживания ребенка только усложняют жизнь, когда он не хочет или не умеет их понимать и строить педагогический процесс, с их учетом, а ориентирован только на достижение конкретного результата (что можно часто наблюдать в детском саду). Иногда подобные ситуации складываются и в семье — если мать имеет характер холодный, малоэмоциональный и в то же время требовательный, стремится добиться от ребенка в первую очередь послушания и принятых в обществе способов поведения. При этом она руководствуется жесткими принципами, известными ей по личному опыту или по литературе: Ребенок должен...» или «нельзя допускать, чтобы...». В частности считается недопустимым практически любое непосредственное и сильное проявление эмоций: «нельзя плакать — а тем более при людях», «нельзя громко смеяться — ты не один», «нечего кукситься — никто тебя йе обижал», «что ты радуешься — может, у тебя еще ничего и не получится» и т. д. А на все сдержанные проявления переживаний ребенка такие «эмоционально бедные» взрослые просто не реагируют. В результате дети становятся вялыми, замкнутыми, настороженными и робкими в одно и го же время. Они тихо плачут, нередко стараясь спрятаться от сверстников, редко смеются, только неуверенно улыбаются. А поскольку переживания ребенка в этом случае не обсуждаются,, не объясняются ему, он не _ умеет в них сам как следует разобраться; поэтому нередко очень, сдержанный ребенок производит впечатление рано повзрослевшего человека, который «умеет держать себя в руках», в то время как внутренне он преисполнен самых разнообразных, сильных и весьма хаотичных чувств, часто совершенно неадекватных вызвавшим их причинам. Крайне неблагоприятно развиваются у таких детей и страхи.

Появление многих распространенных вариантов страха можно предупредить самыми простыми методами. Совершенно очевидно, что страх перед темнотой не может появиться у ребенка, который всю жизнь спит в неосвещенной комнате. Эта привычка закладывается еще на первом году жизни и поэтому, видимо, не следует на всю ночь оставлять включенной маленькую лампочку в комнате, где спит малыш. Когда ребенок станет несколько старше, можно вместе с ним «путешествовать» по темной комнате вокруг его кровати, прокладывая надежные «пути» к тем предметам, которые могут понадобиться ночью — чашке с .водой, ночному горшку, выключателю от лампы. Если элементы возникающего страха уже появились, то такое путешествие поможет малышу понять, что ничего страшного вокруг него нет, а доброжелательное, спокойное поведение взрослого снизит тревогу и нормализует эмоциональный фон. Когда ребенок ложится спать, не надо плотно прикрывать дверь в его комнату. Тихие звуки голосов родителей, приглушенное бормотание телевизора, звяканье посуды на кухне не только не мешают малышу засыпать, но, наоборот, способствуют появлению чувства защищенности и покоя.

Поскольку чаще всего страх темноты и нередко связанный с ним страх одиночества проявляются вечером перед засыпанием, следует помнить о том, что весь вечер — начиная с ужина — должен проходить в атмосфере мира, уюта и покоя. Совершенно неуместны шумные игры, страшные фильмы и сказки, рассказанные перед сном. Важно помнить, что даже безобидная с точки зрения взрослого сказка «Красная Шапочка» может быть воспринята боязливым ребенком не как история про девочку, а как ужасные приключения 'злого зубастого волка, которому еще вдобавок какие-то не слишком добрые охотники вспороли в конце концов живот... Волки, людоеды, великаны, злые волшебники и волшебницы, даже если были наказаны или побеждены в сказке, на всю ночь остаются властителями воображения впечатлительного ребенка. Поэтому для этих детей лучше подходят спокойные истории из жизни белочек, зайчат, гномов или других добрых существ, не богатые какими-то особенными событиями и приключениями; такую историю легко придумает любая мама и оживит ее большим количеством бытовых подробностей: какие были норки у зайчиков, какая мебель, одежда, что они ели и что выращивали в своем маленьком огороде... Спокойные интонации, убаюкивающие ребёнка, снимают также его эмоциональную готовность испугаться.

Наряду с формированием у малыша привычки к тем ситуациям, в которых у многих детей возникают реакции страха (привычка спать в темноте, одному), очень важно активно обогащать знания ребенка о предметах и явлениях природы, о мире людей и их взаимоотношениях. Когда ситуация не таит в себе элементов неожиданности, когда малыш не раз наблюдал то или иное явление природы (например, грозу), имел возможность поучаствовать в том или ином деле, непонятных и тем самым пугаюших явлений вокруг него становится все меньше.

Обеспечение эмоционального комфорта для ребенка в семье, внимание к его чувствам и переживаниям, готовность всегда прийти к нему на помощь — наиболее эффективное средство предупреждения развития страхов у дошкольника. Дело родителей — постараться, чтобы малыш чаще улыбался, был спокоен и счастлив.



75



Автор
Дата добавления 09.01.2016
Раздел Дошкольное образование
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров215
Номер материала ДВ-319500
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх