Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Библиотечный урок «110 лет А.П. Гайдару»

Библиотечный урок «110 лет А.П. Гайдару»



Осталось всего 4 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Библиотечный урок «110 лет А.П. Гайдару»

.

С целью популяризации детской литературы и расширения кругозора обучающихся в канун юбилея, 110-летия А.П. Гайдара, было подготовлено и проведено внеклассное мероприятие для обучающихся 7,8-х классов. Предварительно была оформлена выставка книг А.П. Гайдара, благодаря которой обучающиеся познакомились с литературным наследием советского детского писателя. Старшеклассницы Лозовова Ирина и Назаркина Кристина рассказали ребятам историю жизни писателя, затем провели викторину, в ходе которой выявили самых внимательных слушателей, и в заключение библиотекарь школы раздала обучающимся буклеты о А.П. Гайдаре.

Ход мероприятия.

Слайд 1. Аркадий Гайдар. Когда жизнь подвиг и пример.

Слайд 2. Глава I. 1904 – 1918. Детство и юность. Родом из революции.

Слайд 3. Необыкновенное в биографии А. Гайдара начинается с его родословной. Мать писателя, Наталья Аркадьевна Салькова, дочь офицера, приходилась шестиюродной племянницей М. Ю. Лермонтова. Конечно, этот факт имеет не столько анкетное, сколько символическое значение и не может не волновать наше воображение. Невольно хочется связать с ним корни поэтического таланта Гайдара, который, впрочем, мог передаться ему и со стороны отца, Петра Исидоровича Голикова, обладавшего склонностью к сочинительству. Именно своей одаренностью, духовным богатством, начитанностью покорил он, тогдашний семинарист, гимназистку Наташу, которая по примеру любимых литературных героинь, пренебрегая сословными предрассудками и вопреки отцовской воле, выходит замуж за скромного учителя, только что получившего диплом и направление в Льговскую начальную школу (Курской губернии). К тому времени, окончив гимназию, она сама получила право преподавать в младших классах и поэтому, прибыв на новое место, вместе с мужем приступила к педагогической работе.

Слайд 4. Здесь, в небольшом уездном городке, 22 января 1904 года родился первенец, нареченный Аркадием то ли в честь деда, то ли по символике самого имени, означающего «счастливый». Начиная с детства, на всю жизнь Гайдара наложила печать революционная эпоха.

Слайд 5. С наступлением тяжелого времени, Голиковы вынуждены были покинуть обжитые места. В 1908 году с тремя детьми (родились еще Наташа и Оля) они уезжают в далекий Нижегородский край, а вскоре перебираются и в сам город Нижний.
Петр Исидорович устраивается на службу в акцизное управление, а Наталья Аркадьевна некоторое время не работает, но после того, как семья прибавилась (появилась дочь Катя) и материальные затруднения стали все ощутимее, она оканчивает фельдшерские курсы и вместе с дипломом получает направление на работу в Арзамас, куда по службе переводится и муж.
В начале лета 1912 года большая семья Голиковых оказывается в старинном, известном тогда уездном городке, ставшем для будущего писателя второй родиной. Таким он запомнился ему навсегда: «Городок наш Арзамас был тихий, весь в садах, огороженных ветхими заборами. В тех садах росло великое множество «родительской вишни», яблок-скороспелок, терновника и красных пионов. Сады, примыкая один к другому, образовывали сплошные зеленые массивы, неугомонно звеневшие пересвистами синиц, щеглов, снегирей и малиновок.
Через город, мимо садов, тянулись тихие зацветшие пруды, в которых вся порядочная рыба давным-давно передохла, и водились только скользкие огольцы да поганая лягва. Под горою текла речонка Теша. Город был похож на монастырь: стояло в нем около тридцати церквей да четыре монашеских обители».

Слайд 6. Очень скоро Голиковы приобрели в городе репутацию образованных и начитанных людей. Гостей всегда поражало в их доме обилие книг: они стояли в шкафу, в детской на полочке, постоянно лежали на письменном столе Аркадия.
Родители любили литературу и прививали эту любовь детям. Сестра писателя Н. П. Полякова-Голикова, вспоминает: «Папа часто рассказывал нам что-нибудь о Жизни и обычаях других народов… Иногда читал нам вслух интересные книжки или же рассказывал смешные басни, а мы, дети, декламировали стишки. И часто, очень часто мы все пели разные песни».

Слайд 7. Мать Аркадия являлась членом правления городской библиотеки, она часто приводила туда сына, который, подолгу не отрываясь, листал разрисованные книжки и журналы, вызывавшие у него нетерпеливое желание научиться читать. Вскоре эта детская мечта стала осуществляться: его определяют в двухклассную частную школу, готовившую детей для поступления в реальное училище. В 1912 году он успешно выдерживает вступительные экзамены в это учебное заведение, в котором тогда молодежь получала хорошие знания.

Слайд 8. Школьная жизнь Аркадия, кроме захватывающих открытий на уроках, была насыщена участием в сценических представлениях, выступлениями на вечерах в женской гимназии, выпуском классного литературного журнала. Во всем заметно было проявление творческой натуры подростка. Но, пожалуй, самым ярким увлечением его ученической поры было сочинение стихов. «Тетради со стихами, — вспоминает школьный товарищ А. М. Гольдин,— он носил с собой, в ранце, и иногда читал их на переменах. Выступал Аркадий и на школьных вечерах, хотя больше любил читать в классе. Нам, товарищам, иногда подолгу приходилось упрашивать Аркадия почитать стихи. Он застенчиво улыбался, краснел от смущения, но, в конце концов, нам почти всегда удавалось его уговорить».
В эту пору Аркадий много сочинял стихов, но он не записывал их, и они забывались. Тогда мама купила ему красную в толстом переплете тетрадь-альбом и на первой страничке в углу написала:


Пусть разгорается ярким огнем
Божия искра в сердце твоем.
Еще совсем мальчуганом, лет одиннадцати, Аркадий прочитал отцу стихотворение, сочиненное про каких-то мотыльков-эфемерок, которые кружатся и порхают, но живут всего два денька:
Мы кружимся, мы порхаем
И купаемся в лучах,
Мы танцуем, мы играем –
Вот один из нас зачах…
Ну, так что же, не боимся!
Кончен наш веселый век.
С жизнью, с песнями простимся –
Пусть живет так человек!…

Отец спросил у него: «Значит, ты советуешь прожить человеку так, чтобы он всю жизнь только кружился в развлечениях?» — «Нет, папа, — вспыхнул Аркадий, — я просто хотел сказать, пусть человек лучше коротко живет, но ярко!»
Из воспоминаний сестры писателяН. П. Поляковой-Голиковой.

Слайд 9. Был Аркадий таким же подростком, как и его одногодки: непоседливым, любознательным, неистощимым на выдумки.

И все-таки уже в раннем возрасте угадывались в нем задатки незаурядной личности. Среди приятелей он выделялся своим необузданным воображением, инициативностью, неукротимой азартностью, располагающей к себе общительностью. Все это ставило Аркадия в положение непререкаемого лидера.

Когда же возникали особые трудности, он обращался за советом в письмах к отцу, находившемуся на фронте. В то время Петр Исидорович, большевик, вел революционную пропаганду среди солдат, а после Октября был избран полковым комиссаром.

Он всегда оставался для Аркадия непререкаемым авторитетом и самым близким человеком. Сын горько переживал проводы отца на войну и уже через месяц, не выдержав разлуки, пытался сбежать за ним на фронт. Несомненно, письма отца и беседы с ним во многом определили путь Аркадия в революцию.

Революция стала для Аркадия Голикова, как и для тысяч его ровесников, по существу, второй школой, университетом жизни. Еще вчера его занимали обычные мальчишеские забавы, а теперь он был всецело поглощен общественной жизнью города. Целыми днями пропадал юноша на бесконечных митингах, сходках, собраниях, где кружили голову бурные речи ораторов, обжигая сердце пламенными призывами к борьбе, свободе, счастью.

Слайд 10. Глава II. 1919 – 1924. Боевая молодость.

Слайд 11. Революция воспринималась четырнадцатилетним пареньком как необыкновенное, «веселое время». Окружающее поражало его своей новизной, героизмом, светлым, хотя и неясным еще будующем. С каждым днем стремительный ход борьбы захватывал его все сильнее, поступки становились все более смелыми, дерзкими, казалось, невероятными, а жизнь — действительно необыкновенной. Вопреки своим еще подростковым годам он всерьез решает вступить в большевистскую партию. Намерение это было настолько необычным, что старшие товарищи, несмотря на просьбы Аркадия, долгое время отказывали ему в приеме. Однако, учитывая самозабвенную преданность юноши новому строю, активное сотрудничество с организаторами Советской власти в Арзамасе, уездный комитет 29 августа 1918 года выносит постановление: «Принять А. Голикова в партию с правом совещательного голоса по молодости и впредь до законченности партийного воспитания».
А уже через два с половиной месяца, с честью выдержав испытательный срок, Аркадий становится полноправным коммунистом — самым молодым в истории нашей партии!

Слайд 12. Как ни интересна становилась жизнь в Арзамасе, сколь ни заманчивым рисовался завтрашний день, все это выглядело, по мнению юноши, будничным в сравнении с тем, что развертывалось на фронтах гражданской войны.

Сколько раз пытался Аркадий уехать добровольцем на фронт, как только ни уговаривал он командиров и комиссаров, следовавших через город воинских частей забрать его на передовую, прежде чем военный комендант арзамасской станции товарищ Ефимов, назначенный в конце 1918 года командующим войсками по охране железных дорог Республики, не забрал парнишку с молчаливого согласия матери к себе адъютантом и увез, правда, пока в тыл, в Москву, на место своего нового назначения. Как и у его литературного сверстника Бориса Горикова, голова была «горячая от радости», он был твердо убежден: «Все, что было раньше, — это пустяки, а настоящее в жизни только начинается, оттого и весело».

Однако вскоре ему пришлось разочароваться: служба связного при тыловом штабе оказалась слишком скучной и далеко не героической. А сердце неудержимо рвалось в бой. И А. Голиков снова хлопочет об отправке на фронт, но попрежнему возраст остается помехой для достижения заветной цели. Чтобы уберечь «горячую голову» от опрометчивых шагов, Аркадия убеждают сначала получить военное образование, рекомендуют поступить на Московские пехотные курсы для подготовки командного состава РККА.

Слайд 13. Едва он начал заниматься, курсы расформировывают, и Аркадия вместе с другими слушателями направляют в Киев на курсы командиров. В связи со сложной обстановкой на Украине учеба то и дело прерывается. Курсанты вынуждены выступать против многочисленных белогвардейских и националистических банд.

Когда же курсы были расформированы в связи с вынужденной сдачей Киева и для молодых бойцов начались регулярные боевые действия, Голикова назначают сначала взводным, а затем командиром роты. В конце сентября, после ожесточенных боев, в ходе которых курсантская бригада понесла огромные потери и перестала существовать как самостоятельная боевая единица, его прикомандировывают к Смоленским пехотным курсам в качестве инструктора.

Но уже через несколько дней Аркадий оставляет службу и добровольно отправляется на Западный фронт. «Всю зиму провел в боях… на заброшенном тогда Польском фронте». В одном из боев он «получил шрапнельную рану в ногу», при падении с лошади был тяжело контужен и в результате попал в госпиталь. Затем, получив отпуск на долечивание, поехал домой, где не был уже более года.

Едва залечив рану и не дожидаясь призывного срока, Аркадий едет в Москву за новым назначением. В числе «надежных, преданных Советской власти красных командиров» А. Голиков направляется на Кавказ, где получает должность командира роты. Целиком поглощенный боевыми действиями, он все-таки находил время для писательской работы

Где бы ни служил Аркадий, он везде проявляет себя как инициативный, творчески мыслящий, одаренный человек. И на этот раз как наиболее способного и перспективного молодого командира его посылают на учебу на Высшие командные курсы «Выстрел», находившиеся под Москвой.

Четырехмесячные занятия в таком крупнейшем по тем временам учебном заведении не только подняли военно-профессиональный уровень Аркадия, но и, несомненно, способствовали общему интеллектуальному развитию молодого человека, повышению его образования.

Слайд 14. «В 1921 году, после высшей стрелковой школы, — отмечает Аркадий Петрович в автобиографии, был командиром сводного отряда, затем командиром 23-го запасного полка в городе Воронеже и отправлял маршевые роты на Кронштадтское восстание. Потом был командиром 58-го отдельного полка армии по подавлению восстания в Тамбовской губернии…».
Среди бойцов он проводил большую воспитательную работу, а общение со старшими командирами укрепляло его внутреннюю организованность и самодисциплину. Позднее Гайдар признавался: «Я был тогда очень молод, командовал, конечно, не как Чапаев. И то у меня не так, и это не эдак. Иной раз, бывало, закрутишься, посмотришь в окошко и подумаешь: а хорошо бы отстегнуть саблю, сдать маузер и пойти с ребятишками играть в лапту!

Частенько я отступался, срывался, бывало даже своевольничал, и тогда меня жестоко за это свои же обрывали и одергивали, но все это пошло мне только на пользу».

Неудивительно, что добившись беспримерных в истории Красной Армии успехов – командир полка, а некоторое время командующий целым боевым районом (комдив в 16 лет!), Аркадий Голиков не ограничивается достигнутым, не оставлял мысль о продолжении учебы. Собирался в Академию Генерального штаба, в Москву. Но через некоторое время был «ранен двумя осколками бомбы в руку и получил контузию правой стороны головы с прорванным насквозь ухом» (из автобиографии). И хотя учебу на этот раз пришлось отложить, большую науку жизни он продолжал постигать на войне. Именно этот боевой опыт, все лично пережитое на фронте помогли будущему писателю позднее создать правдивые, жизненно убедительные образы юных участников гражданской войны.

Из-за полученных ранений и контузий Аркадий тяжело заболевает и надолго попадает в госпиталь. Сколько ни лечили Аркадия, как ни старался он всеми силами своего молодого организма одолеть недуг, оправдались самые худшие опасения: ему не только пришлось оставить мысль об академии, но и проститься с армией… В ноябре 1924 года бывший командир полка уходит «в бессрочный отпуск».

Слайд 15. Глава III. 1925 – 1930 Раннее творчество. С тех пор я стал писать.

Слайд 16. Приход Гайдара в литературу не был случайным. Влечение к литературному творчеству со школьной скамьи за годы службы в армии еще больше окрепло. Судя по впечатлениям, вынесенным с фронта, Аркадий Гайдар шел по дорогам войны не просто как солдат, но как зоркий, наблюдательный, чуткий художник. Отсюда и его естественное желание рассказать, «как оно все начиналось да как продолжалось, потому что повидать… успел все же немало».

К моменту увольнения из армии Аркадий уже имел почти завершенную черновую рукопись первого своего произведения – повести, получившей название «В дни поражений и побед». Не закончив работы, он везет рукопись матери на юг, в Алупку. Мать была безнадежно больна.

По воспоминаниям сестры Гайдара, Аркадий вставал каждый день в 6 часов утра и уходил бродить. В 9 часов утра Аркадий приходил, выносил на руках маму на балкон, мы все завтракали, а потом он садился работать до двух-трех часов дня. После обеда Аркадий наизусть зачитывал нам все главы и отрывки из своей рукописи, и мы были самыми преданными его слушателями. А затем весь остаток дня Аркадий полностью посвящал маме. Мы уходили, они оставались вдвоем. Они были друг для друга не только сыном и матерью, они были настоящими друзьями… В часы уединения они правили рукопись, говорили о жизни… В дни приезда Аркадия болезнь куда-то отступала от мамы… Мать не только помогла дельными советами, но своим одобрением укрепила его веру в правильность избранного пути.

Слайд 17. Гайдар полон творческих сил и неисчерпаемых замыслов. В короткий срок пишет рассказ «Патроны», в журнале «Звезда» публикует первый вариант большого рассказа «Р.В.С.», намечает роман «Взрыв»… Однако вскоре убеждается, что писательская работа тяжелый труд. И для освоения новой профессии ему необходима настойчивая учеба и «черновая» литературная работа. По-настоящему приобрести опыт можно только в газете. С октября 1925 года Аркадий журналист областной газеты «Звезда» в городе Перми. Уже через несколько дней появляется его новое произведение – рассказ «Угловой дом», — а под ним никому тогда не известная подпись – «ГАЙДАР».
История этого литературного имени – одна из самых любопытных страниц в его писательской биографии. Одна из версий его псевдонима такова. В период, когда он командовал отдельным полком где-то в степях у Минусинска, жители называли его «Гайдар Голиков», что означает: «начальник Голиков». В сознание всех поколений псевдоним «Гайдар» вошел в значении – «Всадник, скачущий впереди». Этот символический смысл точно отражал личную и творческую биографию писателя.

Слайд 18. Журналистская деятельность Гайдара была плодотворной. Только за один год в «Звезде» и ее вечернем приложении было опубликовано свыше 100 фельетонов, 13 рассказов, 11 очерков, статей, 4 повести, 5 стихотворений. Молодой газетчик быстро завоевал симпатии читателей. В своих произведениях А. Гайдар заметное место отводит теме детства, которую он связывает с главной для него темой – революции и гражданской войны.

Слайд 19. Художественная индивидуальность А. Гайдара ярко проявилась уже в его первом крупном произведении для детей, рассказе «Р.В.С.». Тема рассказа – революция и дети.
Врожденная любознательность, потребность увидеть все своими глазами, тяга к приключениям толкали его на самые неожиданные, порой рискованные путешествия: в Среднюю Азию и на Кавказ, по штормовому морю на спасательном судне и бурной реке в лесосплав, на остров Сахалин. Увиденное Гайдар стремился полнее донести до читателей.
Из автобиографии А. Гайдара: «Я много путешествую, разглядывая жизнь такою, как она по-новому складывается, и в то же время всегда с большой теплотою вспоминаю огненные зори на вражьих фронтах – боевую школу, в которой прошли мои лучшие мальчишеские годы».

Слайд 20. Детство писателя совпало с событиями революции и гражданской войны. А. Гайдар, вчерашний боец, хотел поделиться пережитым именно с юными читателями. Писателя волновала судьба детей, осиротевших во время гражданской войны. Как свидетельствует один из товарищей по работе в уральских газетах, «Гайдара любили дети, в том числе и беспризорники. Часто можно было видеть его в кучке беспризорных, о чем-то оживленно беседующего с ними и оделяющего ребят деньгами». Именно о судьбах обездоленных детей повесть А. Гайдара «На графских развалинах». Повесть была написана быстро, и, сдав ее рукопись в издательство «Молодая гвардия», Гайдар отправился в Архангельск работать журналистом в редакции газеты «Волна».
Один из молодых тогда архангельских журналистов вспоминает: «С волнением ждали встречи с новым сотрудником. Думалось, что появится этакий корифей, который будет смотреть на нас с высоты своего величия… С Гайдаром сразу установились добрые товарищеские взаимоотношения. Его дружелюбие и теплота, искренность и доброжелательность привлекли к нему наши юные сердца. Мы не звали его ни фамильярным Аркадий, ни почтительным Аркадий Петрович. «Гайдар» — это звучало и как фамилия, и как имя. Он стал для нас, молодых газетчиков, и другом, и учителем».

Архангельск. Пятьдесят очерков и фельетонов Гайдара. И в то же время здесь складывается, трудно пишется ночами главная книга писателя «Школа». Во что она выльется – в повесть, в большой рассказ, тогда еще не было известно. Гайдару ясна только цель – о чем книга.

Первые главы Аркадий читает в маленьком журналистском литературном клубе «Правда Севера»… Тесно. Аркадий, волнуясь, читает только вчера написанные листы, читает часто по памяти и, глядя в страницы, сам, прищурившись, следит за аудиторией: как слушают…

Л.Л. Соломянская. Гайдар в Архангельске.

Писатель сознательно сохранил автобиографический характер повести, дав ей первоначальное название «Обыкновенная биография в необыкновенное время». Повесть закончена в 1929 году и впервые опубликована в журнале «Октябрь».

«Школа» — произведение ключевого смысла и значения в творчестве Гайдара; в ней он нашел себя как писатель, определил свою боевую задачу, свой воспитательный метод, свой стиль и свое отношение к детям, — к своим маленьким героям и к своим читателям. Говорят, что, когда Гайдар кончил «Школу», ему сначала казалось, что он больше ничего не напишет. Это понятно: он вложил в эту повесть весь опыт собственного детства, своей революционной юности, всего себя в пору своего становления…В. Смирнова. Аркадий Гайдар.

Слайд 21. Своими произведениями Аркадий Гайдар старался пробудить интерес детей к истории Родины. «Книжная» педагогика писателя никогда не расходилась с жизненной и, уж конечно, с отцовской. Он дарил сыну то матросскую бескозырку, то черкеску с газырями, то кинжал «совсем как настоящий»… А первые песни, которым отец научил Тимура, конечно же, были песнями гражданской войны и революции. По собственному армейскому опыту он знал, как хорошая строевая песня поднимает дух бойцов. И сына своего наставлял: «Ты, если хныкать захочется, всегда запевай песню. И самому веселее, и людям приятнее».

Что же качается смелости, то Гайдар считал ее непременным качеством настоящего солдата, поэтому и в книгах и в жизни воспитывал ее у будущих защитников Родины. Тимур Аркадьевич с благодарностью вспоминает о том, как отец воспитывал в нем волю и мужество, часто создавая такие ситуации, которые учили его преодолевать страх. Точно так же он поступил и со своими маленькими героями, считая, что характер и воля закаляются в испытаниях.

Слайд 22. А. Гайдар обладал неповторимым художественным и романтическим даром видеть красоту там, где другой и не замечал ее. В повести «Дальние страны» писатель изобразил «необыкновенное в обыкновенном».
Мальчишки с железнодорожного разъезда, провожая завидующим взглядом мчащиеся мимо поезда, рисуют в своем воображении неведомые земли, мечтая о новой, интересной, прекрасной жизни.
Поистине необъятна «география» жизненных дорог А. Гайдара, протянувшихся через всю страну: от Архангельска до Сахалина, от Урала до Средней Азии и Кавказа. И всюду он прошел не только туристом, а бойцом и тружеником. Путешествия и поездки писателя были вызваны жадным интересом к необъятным просторам Родины, к ее прошлому и будущему.
30 января 1932 года Аркадий Петрович приехал в Хабаровск, куда его пригласили друзья по архангельской газете. Здесь он устраивается разъездным корреспондентом газеты «Тихоокеанская звезда» и одновременно работает над новой повестью.

Слайд 23. За семь месяцев работы в хабаровской газете А. Гайдар публикует сравнительно небольшое число корреспонденции – около двадцати фельетонов, очерков и статей. Главная тема работ Гайдара – сатира.
«Аркадий Петрович жил как подлинный творец нового общества, — отзывается о нем товарищ по газете В. Королев, — чутко откликался на все заботы и мечты людей. Скажу прямо, жилось нам в те годы совсем нелегко. Во всем была нужда: и в одежде, и в питании, и в жилье. Но Гайдар не хныкал, не брюзжал, когда возникали серьезные трудности, а работал на день сегодняшний с заразительным азартом, с неуемной страстью…»

Слайд 24. Глава IV. 1931 – 1941. Зрелые годы. Я пишу… для юношества.

Слайд 25. Хабаровский период жизни А. Гайдара был отмечен значительным событием – созданием повести «Военная тайна». Новая повесть задумывалась и создавалась Гайдаром именно как произведение для детей.
Каждый раз, когда произносится имя Гайдара, в представлении людей неизменно рисуется образ веселого, жизнерадостного человека. Ведь таким, прежде всего – живым, добродушным, улыбающимся – предстает он на известных всем фотографиях. Да, Аркадий Гайдар был жизнерадостным, веселым человеком, но за этим весельем постоянно чувствовалась внутренняя напряженность, а порой и тревога – тревога за свой талант, за будущее своих книг, за высокое назначение быть детским писателем. Гайдар прожил яркую, счастливую жизнь, но это счастье было достигнуто беспокойной работой журналиста и мирной жизни и на фронте, муками писательского труда.
О том, как Гайдар создавал свои произведения, вспоминают очевидцы: «Первый черновик он всегда писал от руки. Много черкал и переделывал. Набрасывая план и обдумывая, обводил буквы много раз, пока они не становились такими толстыми, что казались выведенными кистью, а не пером. В конце подписывался с росчерком, по-детски – «Точка, точка, запятая…» — рисовал смеющуюся рожицу радостного человечка и (обязательно!) пятиконечную звезду с лучами. Такими же знаками радости он украшал наиболее удачные места рукописи».

Слайд 26. С детских лет сохранился у писателя интерес к людям, способность легко сходиться с ними и дорожить дружбой. По многочисленным отзывам современников, Аркадий Петрович был на редкость общительным, компанейским, располагающим к себе человеком.
«В книгах талантливый и прекрасный поэт, Гайдар в жизни многим представлялся большим ребенком», — так писал о нем Р. Фраерман. Особенно жизнерадостен и затейлив становился Аркадий Петрович в обществе малышей. Он обладал редкой способностью занять их рассказом, делом или игрой, в которой сам же принимал участие. Дети отвечали ему взаимным пониманием и привязанностью.
В 1933 году в издательстве «Молодая гвардия» выходит отдельной книгой «Сказка о Военной Тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твердом слове». Книгу горячо приняли читатели. Творчество писателя приобретает все большую известность. Массовыми тиражами переиздаются его произведения, лучшие из них переводятся на другие языки.

Слайд 27. Хорошо известны и любимы книги А. Гайдара «Голубая чашка», «Судьба барабанщика», «Поход».
Каждая его книга задевала за сердце, учила нас настоящей любви к родной земле, к скромному и мужественному нашему человеку, была полна точным и дружеским пониманием малейших движений человеческой души. Гайдар был для нашей молодежи не только прекрасным писателем, но и ее воспитателем.
К. Паустовский.

Слайд 28. Рассказ «Чук и Гек» — с удовольствием прочитали и взрослые и дети. В рассказе писатель определил три заповеди. Заповедь первая – честно жить. Заповедь вторая – много трудиться. Заповедь третья – крепко любить и беречь Родину.
Повесть «Тимур и его команда» — это феноменальное явление искусства. Трудно найти произведение, которое бы дало начало массовому детскому движению – «тимуровскому». Написать такое произведение была огромная удача и победа писателя. Первоначально повесть называлась «Дункан и его команда» — по фамилии главного героя. Еще не успев закончить повесть, Гайдар получил предложение написать на этот же сюжет сценарий одноименного фильма. В процессе работы над ним он дает герою другое имя – Тимур – и соответственно изменяет заглавие. Сделав киносценарий, писатель возвращается к повести и завершает ее 27 августа 1940 года. А уже с 5 сентября по 8 октября произведение печатается в «Пионерской правде». В новой повести Гайдару удалось соединить самую смелую мечту и действительность, романтику и повседневность, идеалы детей и взрослых.

Слайд 29. Как художник, тонко улавливающий дыхание времени, как вчерашний фронтовик, сохранивший особое военное чутье, как педагог по призванию, обеспокоенный судьбой сыновнего поколения, А. Гайдар предчувствовал приближение войны. Незадолго до войны он успел завершить еще одно произведение – сказку «Горячий камень». Рассказ старого сторожа о своей судьбе, связанной с революцией, о тех трудностях, которые он вместе с восставшим народом преодолевал на пути к великой цели, о радости побед убедил малыша, а вместе с ним и читателей, что истинное, большое счастье – в борьбе за общее счастье, за «жизнь совсем хорошую» для всех. Эта сказка – последнее произведение писателя.

И вот перед закатом к измученному и продрогшему Ивашке, который, съежившись, сушил грязную, промокшую одежду возле горячего камня, пришел на гору старик.
- Что же ты, дедушка, не принес ни молотка, ни топора, ни лома? – вскричал удивленный Ивашка. – Или ты надеешься разрубить камень рукою?
- Нет, Ивашка, — отвечал старик, — я не надеюсь разбить его рукой. Я совсем не буду разбивать камень, потому что я не хочу начинать жить сначала…
А. Гайдар Горячий камень.
…«Горячий камень» я воспринимаю как подлинную сказку, мудрую и поэтичную, и, что особенно дорого, как сказку Гайдара о себе самом, как образное завещание Гайдара, оставленное им перед смертью своим читателям-детям.
В. Смирнова.

Слайд 30. Глава V. 1941. На войне. Не люблю… оставаться в запасе.

Слайд 31. В начале Великой Отечественной войны Гайдар получает задание – срочно сделать вторую серию кинофильма о Тимуре, которая показала бы советским детям пример практического участия в борьбе народа с врагом. Это на некоторое время задерживает его, но писатель торопится решить поставленную перед ним задачу и скорее попасть на фронт, где решается судьба Родины. Призывал его к тому и патриотический, и солдатский, и писательский, и педагогический долг. Вот как передает состояние писателя один из друзей писателя И. Халтурин: «Началась война. Она началась неожиданно, хотя мы все ее ждали. Старый солдат, Гайдар мужественно встретил наши первые военные неудачи. И с первых же дней войны главной его заботой было – попасть на фронт. Он ходил по военкоматам, но в строй его не брали – и по состоянию здоровья, и потому, что трудно было его использовать как командира, ибо много перемен было с тех пор в армии. Мы обсуждали с ним этот вопрос, однажды подходя к Каменному мосту.
- Аркадий, — говорил я ему, — ты же старый солдат, ты же понимаешь, что это не скоро кончится. Куда ты спешишь? Подожди, найдется и для тебя дело.
В это время на экранах Москвы демонстрировался его фильм «Тимур и его команда».
- Друже, — отвечал он, — вот идут школьники из кинотеатра «Ударник». Каждый из них может подойти ко мне и спросить: «Почему ты здесь?» Что я ему отвечу? И было ясно: он прав. Он был человек долга, и то, к чему Он всегда оставался для Аркадия непререкаемым авторитетом и самым близким человеком. Сын горько переживал проводы отца на войну и уже через месяц, не выдержав разлуки, пытался сбежать за ним на фронт. Несомненно, письма отца и беседы с ним во многом определили путь Аркадия в революцию.он призывал других, было обязателС. Маршакьно для него самого».

Слайд 32. 18 июля 1941 года Генеральный штаб выдает Аркадию Петровичу пропуск в действующую армию, а уже на следующий день редакция «Комсомольской правды» командирует его своим корреспондентом на Юго-Западный фронт. По свидетельству Р.И. Фраермана, «он был обрадован этим назначением. Купил себе бинокль, новую фуражку, новый ремень и множество разных походных вещей. Было что-то детское в этих приготовpлениях к фронту». Солдатское и детское причудливо соединялось в нем. Даже в такие тревожные дни, не переставал думать о своих юных друзьях: его тянуло к маленьким, а малышей – к нему. Дочь писателя Евгения Аркадьевна сохранила в памяти трогательную картину проводов Гайдара на фронт: «О том, что папа уезжает на войну, знает только моя лучшая подружка Лялька. Но когда мы утром выходим из дома, то видим у ворот всех ребят нашего двора. Понятно, собрались они не случайно. И когда папа подзывает их к себе, то они, как по команде, срываются со своих мест и вмиг окружают папу. Он прощается с ребятами за руку. И мальчишки от оказанной им чести смешно выпячивают животы. Им кажется, что так солидней».
Воспитывавшиеся на книжках А. Гайдара, мальчишки и девчонки, в первые же дни войны, стали рядом со взрослыми на борьбу с захватчиками. Сколько больших дел было на счету тимуровцев военного поколения, сколь неоценима была их доля в достижении победы! Тимуровские команды возникали повсюду. В августе 1941 года в городе Пласт Челябинской области под руководством семядисятилетней «бабы Шуры», как тогда называли А.П. Рычкову, начала действовать военно-трудовая команда (ВТК), члены которой, подобно героям А. Гайдара, имели свой штаб, флаг, журнал донесений и даже свою присягу. За полтора года челябинские последователи Тимура помогли тысяче семей фронтовиков (заботились о стариках и детях, заготавливали дрова, работали в огородах), собрали 124 тонны металлолома, сдали в фонд обороны 100 тысяч рублей.
Бросая боевой клич юным, писатель сам рвался в открытый бой. Чтобы написать очерки в газеты, Гайдар стремился побывать там, где можно все увидеть своими глазами. Например, написанный им очерк «Ракеты и гранаты» — о смелых действиях группы разведчиков, переправившихся через реку и порвавших линию связи противника. Все, что написано об этих смельчаках, — сущая правда, но не полная. Аркадий Петрович не написал о том, что сам участвовал в этой операции. Как это произошло стало известно из рассказа бывшего комбата 306-го полка И.Н. Прудникова: «Когда Гайдар услышал, что взвод лейтенанта Бобошко отправляется в ночной поиск, т.е. в разведку, он попросил разрешения пойти вместе со взводом. Я сначала запротестовал – мало ли что может случиться, это ведь не шуточное дело – прямо в пасть зверю идти. Но Гайдар все же уговорил меня… Как и все разведчики, Гайдар сдал в штаб документы, полевую сумку, орден и вместе со взводом скрылся в темноте. К утру, разведчики вернулись, приведя пленного гитлеровца, а вскоре появился и Гайдар, весь в грязи, с полевой немецкой сумкой.
- Вот теперь и записать есть что! – сказал он и склонился над блокнотом».

Слайд 33. Во второй половине сентября Киев оказался под угрозой вражеского захвата. Гайдар вместе с группой корреспондентов решает остаться в осажденном городе до отхода последних частей. В ночь на 18 сентября было приказано всем журналистам вместе с политотделом армии перебазироваться из города на левый берег Днепра. Под натиском превосходящих сил противника советские войска вынуждены были оставить Киев, значительная часть из них попала в окружение. Оказавшись в тылу врага, А. Гайдар вместе с отступающими воинами участвует в боях. Вскоре окруженцы установили связь с местным партизанским отрядом, и Гайдар остается в нем, так объяснив свое решение: «Я здесь больше найду материала для себя, да еще самолично буду бить фрицев, а на фронте мне не будет дано этой возможности». Гайдар в партизанском отряде с первого же дня зарекомендовал себя отличным пулеметчиком и особенно отличился в бою на территории лесопильного завода, где он и еще два пулеметчика успешно отразили натиск большой группы немцев.

Слайд 34. Без него не обходилась ни одна серьезная операция, он добровольно вызывался идти на самые трудные задания. Одно из них оказалось последним. «В ночь на 26 октября, — поведал бывший партизан В.И. Скрыпник, — группа в количестве пяти человек, в том числе Аркадий Петрович и я, направились… к старому лагерю. Добрались ночью до Леплявы, потом до старой базы. Убедившись, что в лагере никого нет, мы там запаслись продовольствием и на рассвете 26-го добрались обратно на окраину Леплявы. Сели неподалеку от железнодорожной будки перекурить. Кроме того, решили зайти к будочнику и попросить немного картошки. Вызвался идти за этим Аркадий Петрович. Он только поднялся, и сразу мы услышали: «Ребята, немцы». Немцы открыли стрельбу. Аркадий Петрович упал. Мы забросали немцев гранатами, но вынуждены были отходить в разные стороны».
Гайдар, защищавший Родину, погиб, чтобы ценой своей жизни спасти товарищей.
Слово человека становится стократ сильнее, если за ним – личный пример. За поучительными книгами Гайдара – собственная примерная жизнь, за его призывом к подвигу – личное самопожертвование. Верно сказал поэт:
Любимых детских книг
творец
И верный друг ребят,
Он жил, как должен жить
боец,
И умер, как солдат.
С. Маршак. Наш Гайдар.




57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 30.11.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров173
Номер материала ДВ-215590
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх