Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Бунин Иван Алексеевич. Биография.

Бунин Иван Алексеевич. Биография.

Идёт приём заявок на самые массовые международные олимпиады проекта "Инфоурок"

Для учителей мы подготовили самые привлекательные условия в русскоязычном интернете:

1. Бесплатные наградные документы с указанием данных образовательной Лицензии и Свидeтельства СМИ;
2. Призовой фонд 1.500.000 рублей для самых активных учителей;
3. До 100 рублей за одного ученика остаётся у учителя (при орг.взносе 150 рублей);
4. Бесплатные путёвки в Турцию (на двоих, всё включено) - розыгрыш среди активных учителей;
5. Бесплатная подписка на месяц на видеоуроки от "Инфоурок" - активным учителям;
6. Благодарность учителю будет выслана на адрес руководителя школы.

Подайте заявку на олимпиаду сейчас - https://infourok.ru/konkurs


Международный конкурс по математике «Поверь в себя»

для учеников 1-11 классов и дошкольников с ЛЮБЫМ уровнем знаний

Задания конкурса по математике «Поверь в себя» разработаны таким образом, чтобы каждый ученик вне зависимости от уровня подготовки смог проявить себя.

Конкурс проходит полностью дистанционно. Это значит, что ребенок сам решает задания, сидя за своим домашним компьютером (по желанию учителя дети могут решать задания и организованно в компьютерном классе).

Подробнее о конкурсе - https://urokimatematiki.ru/

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Биография

Иван Алексеевич Бунин родился 22 октября 1870 года в Воронеже в дворянской семье. Детство и юность его прошли в обедневшем поместье Орловской губернии. Систематического образования будущий писатель не получил, о чем сожалел всю жизнь. Правда, старший брат Юлий, с блеском окончивший университет, прошел с Ваней весь гимназический курс. Они занимались языками, психологией, философией, общественными и естественными науками. Именно Юлий оказал большое влияние на формирование вкусов и взглядов Бунина.

Писать Бунин начал рано. Писал очерки, зарисовки, стихи. В мае 1887 года журнал "Родина" напечатал стихотворение "Нищий" шестнадцатилетнего Вани Бунина. С этого времени началась его более или менее постоянная литературная деятельность, в которой нашлось место и для стихов, и для прозы.

Внешне стихи Бунина выглядели традиционными как по форме, так и по тематике: природа, радость жизни, любовь, одиночество, печаль утраты и новое возрождение. И все же, несмотря на подражательность, была в бунинских стихах какая-то особая интонация. Это стало более заметным с выходом в 1901 году поэтического сборника "Листопад", восторженно принятого и читателями и критиками.

Стихи Бунин писал до конца своей жизни, любя поэзию всей душой, восхищаясь ее музыкальным строем и гармонией. Но уже в начале творческого пути в нем все явственнее проявлялся прозаик, причем настолько сильный и глубокий, что первые рассказы Бунина тут же заслужили признание именитых в ту пору писателей Чехова, Горького, Андреева, Куприна.

В 1898 году Бунин женился на гречанке Анне Цакни, пережив перед этим сильную влюбленность и последовавшее за ней сильное разочарование к Варваре Пащенко. Впрочем, по собственному признанию Ивана Алексеевича, Цакни он никогда не любил.

В 1910-е годы Бунин много путешествует, выезжая за границу. Он посещает Льва Толстого, знакомится с Чеховым, активно сотрудничает с горьковским издательством "Знание", знакомится с племянницей председателя первой Думы А. С. Муромцева Верой Муромцевой. И хотя фактически Вера Николаевна стала "госпожой Буниной" уже в 1906 году, официально зарегистрировать свой брак они смогли лишь в июле 1922 года во Франции. Только к этому времени Бунину удалось добиться развода с Анной Цакни.

Вера Николаевна была предана Ивану Алексеевичу до конца его жизни, став ему верной помощницей во всех делах. Обладая большой духовной силой, помогая стойко переносить все невзгоды и тяготы эмиграции, Вера Николаевна имела еще и великий дар терпения и всепрощения, что было немаловажно при общении с таким трудным и непредсказуемым человеком, каким был Бунин.

После шумного успеха его рассказов в печати появляется, ставшая сразу знаменитой, повесть "Деревня" - первая крупная вещь Бунина. Это горькое и очень смелое произведение, в котором перед читателем предстала полубезумная русская действительность со всеми ее контрастами, шаткостью, изломанностью судеб. Бунин, пожалуй, один из немногих русских писателей той поры, не побоялся сказать нелицеприятную правду о русской деревне и забитости русского мужика.

"Деревня" и последовавший за ней "Суходол" определили отношение Бунина к своим героям - слабым, обездоленным и неприкаянным. Но отсюда и сочувствие к ним, жалость, желание понять, что же происходит в страдающей русской душе.

Параллельно с деревенской тематикой писатель развивал в своих рассказах и лирическую, которая ранее наметилась в стихах. Появились женские характеры, хотя и едва намеченные - очаровательная, воздушная Оля Мещерская (рассказ "Легкое дыхание"), бесхитростная Клаша Смирнова (рассказ "Клаша"). Позже женские типы со всей лирической страстью проступят в эмигрантских повестях и рассказах Бунина - "Ида", "Митина любовь", "Дело корнета Елагина" и, конечно же, в его знаменитом цикле "Темные аллеи".

В дореволюционной России Бунин, как говорится, "почивал на лаврах" - трижды ему присуждалась Пушкинская премия; в 1909 году он был избран академиком по разряду изящной словесности, став самым молодым академиком Российской академии.

В 1920 году Бунин с Верой Николаевной, не принявшие ни революцию, ни большевистскую власть, эмигрировали из России, "испив несказанную чашу душевных страданий", как позже писал Бунин в своей биографии. 28 марта они прибыли в Париж.

К литературному творчеству Иван Алексеевич возвращался медленно. Тоска по России, неуверенность в будущем угнетали его. Потому первый сборник рассказов "Крик", вышедший за рубежом, составляли только рассказы, написанные в счастливейшее для Бунина время - в 1911-1912 годах.

И все же писатель постепенно преодолел чувство угнетенности. В рассказе "Роза Иерихона" есть такие проникновенные слова: "Нет разлук и потерь, доколе жива моя душа, моя Любовь, Память! В живую воду сердца, в чистую влагу любви, печали и нежности погружаю я корни и стебли моего прошлого..."

В середине 1920-х годов Бунины переехали в небольшой курортный городок Грас на юге Франции, где поселились на вилле "Бельведер", а позже обустроились на вилле "Жанет". Здесь им было суждено прожить большую часть своей жизни, пережить Вторую мировую войну. В 1927 году в Грасе Бунин познакомился с русской поэтессой Галиной Кузнецовой, которая с мужем проводила там отпуск. Бунин был очарован молодой женщиной, она же, в свою очередь, была в восторге от него (а уж Бунин умел очаровывать женщин!). Их роман получил широкую огласку. Оскорбленный муж уехал, страдала от ревности Вера Николаевна. И здесь произошло невероятное - Иван Алексеевич сумел убедить Веру Николаевну, что его отношения с Галиной чисто платонические, и ничего, кроме отношений учителя и ученницы, у них нет. Вера Николаевна, как это покажется невероятным, поверила. Поверила потому, что без Яна своей жизни она не представляла. В результате Галина была приглашена поселиться у Буниных и стать "членом семьи".

Почти пятнадцать лет делила Кузнецова общий кров с Буниным, играя роль приемной дочери и переживая с ними все радости, беды и лишения.

Эта любовь Ивана Алексеевича была и счастливой, и мучительно трудной. Она же оказалась и безмерно драматичной. В 1942 году Кузнецова покинула Бунина, увлекшись оперной певицей Марго Степун.

Иван Алексеевич был потрясен, его угнетала не только измена любимой женщины, но и то с кем она изменила! "Как она (Г.) отравила мне жизнь - до сих пор отравляет! 15 лет! Слабость, безволие...", - писал он в своем дневнике 18 апреля 1942 года. Эта дружба между Галиной и Марго для Бунина была как кровоточащая рана до конца его жизни.

Но вопреки всем невзгодам, бесконечным лишениям бунинская проза набирала новую высоту. На чужбине вышли книги "Роза Иерихона", "Митина любовь", сборники рассказов "Солнечный удар" и "Божье древо". А в 1930 году был опубликован автобиографический роман "Жизнь Арсеньева" - сплав мемуаров, воспоминаний и лирико-философской прозы.

10 ноября 1933 года газеты в Париже вышли с огромными заголовками "Бунин - Нобелевский лауреат". Впервые за время существования этой премии награда по литературе была вручена русскому писателю. Всероссийская известность Бунина переросла во всемирную славу.

Каждый русский в Париже, даже тот, который не прочитал ни одной строчки Бунина, воспринял это как личный праздник. Русские люди испытали сладчайшее из чувст - благородное чувство национальной гордости.

Присуждение Нобелевской премии стало огромным событием и для самого писателя. Пришло признание, а вместе с ним (хотя и на очень короткий период, Бунины были на редкость непрактичны) материальная обеспеченность.

В 1937 году Бунин закончил книгу "Освобождение Толстого", которая по мнению специалистов, стала одной из лучших книг во всей литературе о Льве Николаевиче. А в 1943 году в Нью-Йорке выходят "Темные аллеи" - вершина лирической прозы писателя, подлинная энциклопедия любви. В "Темных аллеях" можно найти все - и возвышенные переживания, и противоречивые чувства, и неистовые страсти. Но ближе всего Бунину была любовь чистая, светлая, подобная гармонии земли с небом. В "Темных аллеях" она, как правило, коротка, а порой мгновенна, но ее свет озаряет всю жизнь героя.

Некоторые критики того времени обвиняли бунинские "Темные аллеи" то в порнографии, то в старческом сладострастии. Ивана Алексеевича это оскорбляло: "Я считаю "Темные аллеи" лучшим, что я написал, а они, идиоты, считают, что я ими опозорил свои седины... Не понимают, фарисеи, что это новое слово, новый подход к жизни", - жаловался он И. Одоевцевой.

До конца жизни ему пришлось защищать свою любимую книгу от "фарисеев". В 1952 году он написал Ф. А. Степуну, автору одной из рецензий на бунинские произведения: "Жаль, что вы написали, что в "Темных аллеях" есть некоторый избыток рассматривания женских прельстительностей... Какой там "избыток"! Я дал только тысячную долю того, как мужчины всех племен и народов "рассматривают" всюду, всегда женщин со своего десятилетнего возраста и до 90 лет".

Последние годы жизни писатель посвятил работе над книгой о Чехове. К сожалению, этот труд остался незавершенным.

Свою последнюю дневниковую запись Иван Алексеевич сделал 2 мая 1953 года. "Это все-таки поразительно до столбняка! Через некоторое, очень малое время меня не будет - и дела и судьбы всего, всего будут мне неизвестны!"

В два часа ночи с 7 на 8 ноября 1953 года Иван Алексеевич Бунин тихо скончался. Отпевание было торжественным - в русской церкви на улице Дарю в Париже при большом стечении народа. Все газеты - и русские, и французские - поместили обширные некрологи.

А сами похороны состоялись намного позже, 30 января 1954 года (до этого прах находился во временном склепе). Похоронили Ивана Алексеевича на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа под Парижем. Рядом с Буниным через семь с половиной лет нашла свой покой верная и самоотверженная спутница его жизни Вера Николаевна Бунина.

В лирике Бунин продолжал классические традиции (сборник «Листопад», 1901).

В рассказах и повестях показал (подчас с ностальгическим настроением)

  • Оскудение дворянских усадеб («Антоновские яблоки», 1900)

  • Жестокий лик деревни («Деревня», 1910, «Суходол», 1911)

  • Гибельное забвение нравственных основ жизни («Господин из Сан-Франциско», 1915).

  • Резкое неприятие Октябрьской революции и большевистского режима в дневниковой книге «Окаянные дни»[1] (1918, опубликована в 1925).

  • В автобиографическом романе «Жизнь Арсеньева»[2] (1930) — воссоздание прошлого России, детства и юности писателя.

  • Трагичность человеческого существования в повести «Митина любовь»[3], 1925, сборнике рассказов «Тёмные аллеи»[4], 1943, а также в других произведениях, замечательных образцах русской малой прозы.

  • Перевёл «Песнь о Гайавате» американского поэта Г. Лонгфелло. Впервые была напечатана в газете «Орловский Вестник» в 1896 г. В конце того же года типография газеты издала «Песнь о Гайавате» отдельной книгой.



Идеи и образы рассказа «Господин из Сан-Франциско».


1. Рассказ «Господин из Сан-Франциско» — одно из самых известных произведений Бунина.


2. Мотив гибели, смерти в рассказе.

А) эпиграф: гибель Вавилона;

Б) «Атлантида»: корабль, олицетворение рая и ада (отдыхающие и машинное отделение), назван в честь затонувшего мифического материка;

В) основное событие – смерть господина из Сан-Франциско;

Г) Принц-«мумия».


3. Мотив времени.

А) Господин из С.-Ф. едет в Европу под Рождество, и за два-три дня до него умирает;

Б) «Механическая» линия времени, общественное устройство бытия (гонг);

В) «Случайная» линия, естественность бытия: рыбак Лоренцо, коридорный Луиджи;

Г) Соотношение смерти и рождения как старого и нового: рождение Спасителя Старого мира и гибель представителя новой цивилизации; сам автор меряет время «по-старому»: эпохами, событиями.


4. Топографический мотив.

А) Сан-Франциско назван по имени Франциска Ассизского, родившегося и умершего в Ассизах - городе, который находится недалеко от Капри (!). Франциск Ассизский проповедовал евангельскую бедность. Один из самых богатых городов Америки назван именем Франциска как бы по иронии судьбы. И сам господин - богач, представитель нового мира - прибывает из города, названного в честь проповедника бедности, на родину этого проповедника.
Б) Господин из С- Ф. и Тиберий. Господин из Сан-Франциско оказывается на Капри. Мимоходом Бунин рассказывает легенду о Тиберии, римском цезаре: оба старика, и Тиберий, и господин из Сан-Франциско, имея власть над людьми, внутри абсолютно мертвы, пусты.

В) Контраст между планами Г. Из С.-Ф. и реальностью: решил насладиться наконец-то жизнью – его настигает смерть, после чего на острове снова становится ярко и солнечно. Но и сама жизнь его была противоестественна и бессмысленна.

Г) Вместо имени определение: он хозяин жизни, самонадеянный, но безликий. Типичность и других пассажиров «Атлантиды», равных своей социальной роли.

5. Образ океана как неуправляемой стихии, не поддающейся расчётам.


6. Идея рассказа – превосходство естественности бытия над его общественным устройством.


Рассказ "Господин из Сан-Франциско" является одним из самых известных произведений Ивана Алексеевича Бунина. Он поражает красотой описаний, заставляет читателя ощутить тонкий запах сигарного дыма в салоне парохода и - в противоположность ему - резкий запах масла и раскаленного железа в машинном отделении, увидеть ясное небо Капри и дождливые дни в Неаполе, словом - переживать события вместе с героями.
В первую очередь обращает на себя внимание эпиграф из Апокалипсиса: "Горе тебе, Вавилон, город крепкий!" Согласно Откровению Иоанна Богослова, Вавилон, "великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу... горе, горе тебе, Вавилон, город крепкий! ибо в один час пришел суд твой" (Откровение, 18). Итак, уже с эпиграфа начинается сквозной мотив рассказа -
мотив гибели, смерти. Он возникает потом в названии гигантского корабля - "Атлантида", погибший мифологический материк, - подтверждая, таким образом, близкую гибель парохода. Основное событие рассказа - смерть господина из Сан-Франциско, быстрая и внезапная, в один час. С самого начала путешествия его окружает масса деталей, предвещающих или напоминающих о смерти. Сначала он собирается ехать в Рим, чтобы слушать там католическую молитву покаяния (которая читается перед смертью), затем пароход "Атлантида", который является в рассказе двойственным символом: с одной стороны, пароход символизирует новую цивилизацию, где власть определяется богатством и гордыней, то есть тем, от чего погиб Вавилон. Поэтому, в конце концов, корабль, да еще с таким названием, должен утонуть. С другой стороны, "Атлантида" - олицетворение рая и ада, причем, если первое описано как рай "осовремененный" (волны пряного дыма, сияние света, коньяки, ликеры, сигары, радостные пары и прочее), то машинное отделение впрямую называется преисподней: "ее последнему, девятому кругу была подобна подводная утроба парохода, - та, где глухо гоготали исполинские топки, пожиравшие своими раскаленными зевами груди каменного угля, с грохотом ввергаемого (ср. "ввергнуть в геенну огненную". - А.Я.) в них облитыми едким, грязным потом и по пояс голыми людьми, багровыми от пламени..." Весьма любопытным героем рассказа является "наследный принц одного азиатского государства, путешествующий инкогнито". Описывая его, Бунин постоянно подчеркивает его странную, как бы мертвую внешность: "весь деревянный, широколицый, узкоглазый... слегка неприятный - тем, что крупные черные усы сквозили у него как у мертвого... смуглая тонкая кожа на плоском лице слегка натянута и как будто слегка лакирована... у него были сухие руки, чистая кожа, под которой текла древняя царская кровь..."
Принц - мумия. Сухие руки, лакированная кожа, усы, как у мертвого, маленький рост - все это характерные признаки мумифицированного тела. Корабль везет мумию принца из Азии (!). Мертвого господина из Сан-Франциско домой везет все та же "Атлантида", то есть на ее борту всегда находится мертвец.

Возможно, что у образа "труп в трюме корабля" существует реальный прототип. В 1912 году, за три года до появления рассказа, погиб гигантский пароход "Титаник", на котором, помимо тысячи пассажиров, везли мумию египетского фараона. Как утверждают некоторые источники, пароход погиб именно из-за того, что в трюме везли мумию, причем погрузили ее туда неаккуратно, не соблюдая обрядов...

Очень важную роль в рассказе играет хронологический мотив. Начнем с того, что господин из Сан-Франциско с семьей едет в Европу как раз под Рождество, то есть в начале декабря. Пробыв в Неаполе пару недель, семья из Сан-Франциско переезжает на Капри, где и умирает отец семейства. Надо полагать, что его смерть приходится на двадцатые числа месяца, за два-три дня до Рождества Христова. Это неслучайная деталь, мы ее еще коснемся, когда будем говорить об идее рассказа. В рассказе можно выделить две хронологические линии. Первая - линия "механическая", по ней живет семья господина из Сан-Франциско, пассажиры корабля, гости отеля. Все они живут по строгому расписанию, Бунин постоянно подчеркивает это. В эпизоде, где описывается жизнь пассажиров на пароходе, каждая фраза начинается с определения времени: "в девять часов утра", "в одиннадцать", "в пятом часу" и так далее. Вторая линия - "случайная", где время делится на времена года, на христианские праздники, наконец, на время суток. В этой линии нет строгого распорядка дня. Здесь автор использует весьма интересный прием: всех героев "случайной" временной линии он наделяет именами: это рыбак Лоренцо, коридорный Луиджи. И наоборот - представителей "механического" времени он оставляет безымянными. Эта деталь дает нам возможность увидеть нечто новое и в композиции рассказа: смерть господина из Сан-Франциско, о котором вначале речь шла как о главном герое, теперь рассматривается как обычный случай, произошедший на фоне яркой предрождественской жизни острова. Невозможно проследить, в каком именно месте рассказа главные и второстепенные герои меняются местами в композиции, где именно происходит этот "кульбит".
Следующим хронологическим мотивом является соотнесение смерти и рождения: умирает господин из Сан-Франциско / рождается Христос. Это позволяет говорить о соотношении старого и нового. На протяжении всего рассказа автор, говоря о господине из Сан-Франциско, постоянно подчеркивает его принадлежность к новой цивилизации, созданной "гордыней Нового Человека со старым сердцем" ("Атлантида") - лучший пример этой новой цивилизации). Представители этой цивилизации живут по расписанию, их отличает строгая регулярность действий. Однако в середине рассказа, как мы уже сказали, происходит смена действующих лиц. Основной декорацией становится жизнь Капри, стихия подлинного существования, вторгающаяся в разрывы линейного сюжета и постепенно оттесняющая его на периферию создаваемой картины. Эта неведомая господину из Сан-Франциско жизнь подчинена совсем другой временной и пространственной шкале. В ней нет места графикам и маршрутам, числовым последовательностям и рациональным мотивировкам, а потому нет предсказуемости и "понятности" для детей Новой Цивилизации. Немаловажную роль здесь играет и авторский взгляд, ибо он отсчитывает время по-своему: не часами и минутами, а историческими эпохами, тысячелетиями, то есть предельно открывает для читателя время и пространство. Это позволяет читателю рассматривать произведение с разных сторон и увидеть гораздо больше, чем видит главный герой рассказа. Один из лучших примеров этой многогранности является описание церкви в Неаполе. Одно и то же описание содержит две разных точки зрения, первая половина фразы - от лица господина из Сан-Франциско: "осмотр холодных, пахнущих воском церквей, где всегда одно и то же..." Дальше слышен голос автора: "величавый вход, закрытый тяжкой кожаной завесой, а внутри - огромная пустота, молчание, тихие огоньки семисвечников (ср. в "Апокалипсисе": "Семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих". - А.Я.), краснеющие в глубине на престоле..." В целом - "огромная пустота", то есть - бездна, "молчание" - те атрибуты, которые после смерти обретет господин из Сан-Франциско.
Итак, в рассказе существует два основных хронологических мотива: это соотношение рождения и смерти, причем рождения Спасителя Старого Мира и смерти одного из представителей искусственного Нового мира и сосуществование двух временных линий - механической и подлинной.
Перейдем теперь к следующей цепи мотивов - топографической.
Эти мотивы тесным образом связаны с хронологией рассказа, а именно с рождеством, которое является связующей нитью между Старым и Новым. Начнем с того, что на Капри прибывает семья из Сан-Франциско. Чрезвычайно любопытна история названия этого города. "Город Святого Франциска" - назван по имени Франциска Ассизского (настоящее имя - Джованни Бернардоне), родившегося и умершего в Ассизах - городе, который находится недалеко от Капри (!) Франциск Ассизский проповедовал евангельскую бедность и даже создал общество миноратов (меньших братьев). Город в Америке, один из самых богатых городов, назван именем Франциска как бы по иронии судьбы. И сам господин - богач, представитель нового мира - прибывает из города, названного в честь проповедника бедности, на родину этого проповедника.
Господин из Сан-Франциско оказывается на Капри. Мимоходом Бунин рассказывает легенду о Тиберии, римском цезаре: "Жил на этом острове две тысячи лет тому назад жалкий полоумный человек, вечно пьяный, совершенно запутавшийся в своих жестоких и грязных поступках старик, который почему-то забрал власть над миллионами людей..." (жирный шрифт мой. - А.Я.). С Тиберием связана масса мелких деталей в рассказе. Все эти детали указывают на явную связь образов: господин из Сан-Франциско/Тиберий. И дело в том, что оба старика, и Тиберий, и господин из Сан-Франциско, имея власть над людьми, внутри абсолютно мертвы, пусты. Пустота господина из Сан-Франциско: Что чувствовал, что думал господин из Сан-Франциско в этот столь знаменательный вечер? Он, как всякий испытавший качку, только очень хотел есть, с наслаждением мечтал о первой ложке супа, о первом глотке вина и совершал привычное дело туалета даже в некотором возбуждении, не оставлявшем времени для чувств и размышлений". Новый мир технической цивилизации, к которому принадлежит господин из Сан-Франциско, - мир совершенно глухой к тайне жизни, но уверенный в своем абсолютном знании жизни, безрелигиозный мир, где место Бога занял идол, капитан корабля, уверенный в своей власти над океаном, "гудевшим, как погребальная месса" - "в конечном итоге для него самого непонятным", а место храма - ресторан, откуда, созывая клиентов, "точно в языческом храме", гудит гонг. Мир этот в своем пустом лихорадочном беге устремлен весь в будущее - "светлое будущее прогресса", - которое оказывается не чем иным, как абстракцией.
Господин из Сан-Франциско прожил всю жизнь в напряженном и бессмысленном труде, откладывая на будущее "настоящую жизнь" и все удовольствия. И именно в тот момент, когда он решает наконец насладиться жизнью, его настигает смерть. Это именно смерть, ее триумф. Причем смерть торжествует уже при жизни, ибо сама жизнь богатых пассажиров роскошного океанского парохода ужасна как смерть, она противоестественна и бессмысленна. Рассказ кончается материальными страшными деталями земной жизни трупа и фигурой Дьявола, "громадного, как утес", следящего со скал Гибралтара за проходящим мимо пароходом (кстати, мифический материк Атлантида находился и опустился на дно океана именно у Гибралтара).
И все же - умер господин из Сан-Франциско, уехали его жена и дочь, увозя страшный ящик из-под содовой воды, и на острове снова стало ярко и солнечно. Люди снова стали счастливы - абруццские пастухи, поющие хвалебные песни богородице и новорожденному Христу, рыбак Лоренцо, коридорный Луиджи - все те, кто живет истинными мироощущением, не пытаясь создать новую цивилизацию и не противореча законам, положенным природой. Смерть тут, таким образом, неожиданно оказывается "сообщницей" прекрасного и соперницей безжалостного времени-разрушителя.

Господин из Сан-Франциско” — так представлен он в заглавии, так будут называть и воспринимать его окружающие, под этим знаком он запечатлится и в памяти читателя. А почему? Почему вместо имени — опосредованное определение? В слове “господин” в данном случае зафиксирована вполне определённая социальная роль: герой “был богат” и принадлежал к избранному кругу людей, которые “имели обычай начинать наслаждение жизнью с поездки в Европу, в Индию, в Египет”. Иными словами, “господин из Сан-Франциско” — хозяин положения, хозяин жизни. К тому же он “господин из Сан-Франциско” — и в его развлекательной поездке в “Старый Свет” есть нечто снисходительно-покровительственное по отношению к этому Старому Свету. 

Таким образом, господин из Сан-Франциско — это уже характеристика, как характеристикой является тот многозначительный факт, что “имени его ни в Неаполе, ни на Капри никто не запомнил”. Почему никто не запомнил имени? из-за безликости, бесцветности, невыразительности самого героя? а может быть, всё дело в равнодушии тех, с кем его сводила судьба, в том, что для них он был всего лишь один из выгодных клиентов-богачей, и только?

Ясной и простой кажется жизнь самому герою: “Он был твёрдо уверен, что имеет полное право на отдых”, что заслуживает вознаграждения “за годы труда” и что может наконец позволить себе расслабиться и пуститься в путешествие — “единственно ради развлечения”. Во всём этом нет ничего примечательного или предосудительного, но самонадеянная уверенность героя в том, что жизнь пойдёт намеченным курсом, несколько настораживает, так как от неё явно, хотя и очень деликатно, отмежёвывается автор: “И всё пошло сперва прекрасно!” Сперва

Надо сказать, наш герой в своей самоуверенности не одинок. Он и в этом типичен. Что касается остальных пассажиров роскошной «Атлантиды», на которой семья господина из Сан-Франциско совершает переезд из Нового в Старый Свет, то все они поданы исключительно как исполнители раз и навсегда закреплённых за ними социальных ролей: “великий богач”, “знаменитый испанский писатель”, “всесветная красавица”, “принц” — всё это, в сущности, такие же амплуа, как “изящная влюблённая пара”, нанятая “играть в любовь за хорошие деньги”. Счастливые избранники судьбы, пассажиры «Атлантиды» предстают перед читателем не как личности, а как “функции. Поэтому и в облике, в портретной характеристике героев фиксируется преимущественно типическое. Сам господин из Сан-Франциско — живое воплощение американской респектабельности, разве только “нечто монгольское” в его лице — чёрточка особенная. Внешность героев в рассказе Бунина является преимущественно социальной, а не индивидуальной характеристикой.

Всецело подчинён социальному статусу героев и их образ жизни. Размеренно-ленивое, беспечно-праздное и в то же время строго регламентированное времяпрепровождение пассажиров «Атлантиды» — это не просто отдых, а торжественный ритуал, демонстрация причастности к избранному кругу. Все многочисленные пассажиры парохода, похожего на “громадный отель со всеми удобствами”, добровольно подчиняются единому жизненному ритму, при описании которого есть очень важное, ключевое слово: “полагалось”. Никто ничего не требовал, тем более не заставлял — полагалось. По статусу, по раз и навсегда усвоенным правилам игры. 

С каким чувством рассказывает обо всём этом автор? И главное — о чём он хочет сказать? О том, как неправедно и бездуховно живут богатые люди? Но ведь наш герой до своих пятидесяти восьми лет “работал не покладая рук” — разве он не вправе вознаградить себя за годы труда? И чем плох отдых на пароходе в избранном обществе? И, наконец, разве бездуховно такое “наслаждение жизнью”, как путешествие? 

Может быть, социальный контраст, социальная несправедливость — и есть главная тема, главный нерв бунинского рассказа?

Жена писателя, В.Н. Муромцева-Бунина, считала, что «Господин из Сан-Франциско» зародился под впечатлением спора, который Бунин вёл на борту парохода по дороге из Италии в Одессу в 1909 году. Своему оппоненту он тогда сказал: “Если разрезать пароход вертикально, то увидим: мы сидим, пьём вино, беседуем на разные темы, а машинисты в пекле, чёрные от угля, работают и т.д. Справедливо ли это? А главное, сидящие наверху и за людей не считают тех, кто на них работает...” (См.: Бунин И.А. Собр. соч.: В 6 т. М.: Художественная литература, 1987. Т. 4. С. 667).

Этот мотив — мотив социальной несправедливости — в рассказе несомненно есть. Но главный ли он? Ради него ли написан рассказ? И как в этом случае понимать дневниковую запись Бунина: “14–19 августа писал рассказ «Господин из Сан-Франциско». Плакал, пиша конец” (Там же. С. 668).

Вернёмся на «Атлантиду». Есть ведь ещё одно действующее лицо, ещё один, хотя и неявный, не допущенный на сцену, но едва ли не самый главный участник разыгрывающейся драмы — океан. “Благополучное” плавание проходило “то в ледяной мгле, то среди бури с мокрым снегом”; в то время как пассажиры лениво пробуждались от сна, “медленно и неприветливо светало над серо-зелёной водяной пустыней, тяжело волновавшейся в тумане ”...

Океан, ходивший за стенами, был страшен, но о нём не думали, твёрдо веря во власть над ним командира, рыжего человека чудовищной величины и грузности, всегда как бы сонного, похожего в своём мундире с широкими золотыми нашивками на огромного идола и очень редко появлявшегося из своих таинственных покоев”. Красноречивая деталь: от бездны отгородились, защитились “идолом”, на которого переложили всю ответственность за собственную жизнь. О ней самой, о жизни, о смысле её не думали, всецело поглощённые одни — заботами о хлебе насущном, другие — прожиганием добытых средств. 

Вот эту бездумность и беспечность, эту легкомысленную убеждённость самых разных, но в первую очередь, конечно, богатых людей в прочности заведённых ими порядков, в своём праве на отвоёванные жизненные блага, в осуществимости начертанных ими планов и олицетворяет господин из Сан-Франциско. Но рано или поздно размеренно-рациональное, просчитанное на много ходов вперёд течение жизни пересекает и пресекает мощный поток неуправляемой стихии — самой судьбы. Силы, над которыми не властен человек, посылают ему тревожные сигналы: “декабрь выдался не совсем удачный”; “утреннее солнце каждый день обманывало”; в день прибытия на Капри “даже и с утра не было солнца”. Однако герой не слышит и не понимает тревожных сигналов извне, не улавливает импульсов неблагополучия, идущих из глубин собственного “я”.

В упрямой погоне за запланированными развлечениями, в слепом желании получить от жизни сполна за долгие годы воздержания семья из Сан-Франциско предпринимает мучительное путешествие на роковой для неё остров Капри. Гонг лейтмотивом пронизывает жизнь нашего героя. Странное совпадение яви и сна — в хозяине гостиницы герой узнаёт приснившегося ему накануне человека — так удивило господина из Сан-Франциско, что он “даже чуть было не приостановился”, но, поскольку “в душе его уже давным-давно не осталось ни даже горчичного семени каких-либо так называемых мистических чувств”, сигнал не был воспринят, удивление погасло, и герой двинулся дальше. Он почти автоматически соглашается на все любезные предложения и начинает тщательно, “точно к венцу”, готовиться к последнему своему выходу. 

Сам герой ничего не предчувствует, ни о чём не догадывается.

Последний выход героя обставлен, как всегда, почтительно-торжественно, и в подчёркнуто обыденный момент и произошло нечто невероятное по своей неожиданности и нелепости. Мир, обустроенный так комфортно и прочно, рухнул в одночасье, как в одночасье неузнаваемо преобразился, утратив всю свою респектабельность, тот, кто только что был столь бесспорным и почтенным господином из Сан-Франциско. Разительно и страшно меняется отношение окружающих: равнодушием и насмешкой реагируют на его уход те, кто только что были почтительно услужливы и предупредительны. Социальная роль отыграна, маска coрвана.

Герой Бунина не просто социализирован — он равен своей социальной роли. От океана, бушующего за пределами комфортно обустроенной выгородки, он отворачивался, передоверив ответственность за свою судьбу “языческому идолу” — капитану. От таинственных знаков судьбы, от собственного изнемогающего естества пытался защититься слиянностью с механическим ритмом социума, подчинённостью общепринятому ритуалу, сигналу гонга. Жизнь оказалась равна социальной функции. Не потому ли так мстительно-страшно навалилась смерть? Не потому ли имени героя, то есть его собственного, личного, а не социального обозначения, никто не запомнил?

При жизни бывший строгим приверженцем “приличия”, смертью своей он на мгновение прервал гладко текущий спектакль, сбил с ритма привычно-бездумное существование — он напомнил о смерти, о неотвратимости и беспощадности неминуемого конца. Герои бунинского рассказа, всецело погружённые в суетную мишуру повседневности, заслонившиеся этой мишурой от грозного гула океана, не чувствующие под собой бездны и не ведающие неба над собой, не живут, а ведут призрачное, условное, ложное существование, и поэтому они не умеют и не считают нужным с должным уважением относиться к смерти. Красноречивая деталь: на острове невозможно было достать гроб — сюда приезжали развлекаться, а не умирать, и тело умершего туриста пришлось поместить в ящик от содовой. Никто, кроме жены и дочери господина из Сан-Франциско, не пожалел покойного, с отплытием несчастного семейства на острове Kaпри тотчас восстановился “мир и покой”, и всё пошло своим привычным ходом.

А сам рассказ вдруг делает сюжетный крен и уводит читателей в глубь покинутого семейством из Сан-Франциско острова дорогами обыденной жизни простых островитян, сосредоточенной вокруг естественных потребностей и желаний.

На этой высокой и торжественной ноте вновь происходит резкий повествовательный слом, и рассказ возвращается на главную свою колею, обнажённо-беспощадно констатируя непоправимую безысходность случившегося: “Тело же мёртвого старика из Сан-Франциско возвращалось домой, в могилу, на берега Нового Света”. С одной стороны, всё повторяется. С другой стороны, всё необратимо изменилось, ибо нет больше того единственного господина из Сан-Франциско, который так нелепо умер посреди всеобщего праздника и тем самым остался в памяти не запомнивших его имени встречных. 

Прекрасная «Атлантида» — наглядная модель человеческого общества, где одни легкомысленно блаженны за счёт других, задавленных тяжестью труда, где и тем и другим недосуг думать о смерти, которая рядом, а значит, и о жизни, проходящей бесследно. 

Плакал, пиша конец”... О трагической хрупкости человеческого бытия. О бессмысленной трате бесценного дара — жизни. О “тупиковости «материального» человеческого существования, о жизни человека как пути в смерть” (А.Архангельский). Обо “всех страждущих в этом злом и прекрасном мире”. О том, что никто не знает, какая судьба ему уготована, как неведома участь мощного корабля, “тяжко одолевавшего мрак, океан, вьюгу”…

Наверное, рассказ И.А. Бунина — обо всём об этом. И о чём-то ещё, что мы неизбежно упустили…


Особенность героини в рассказе И. А. Бунина «Чистый понедельник»


1. Внешнее благополучие героев рассказа: молодые, красивые, образованные, с разносторонними интересами, богатые душевно и материально.

2. Загадочность и противоречивость героини.

3. Её выбор как следствие увлечения эстетикой Древней Руси.

4. Трагичность судеб героев рассказа.




Анализ рассказа И. А. Бунина «Чистый понедельник»

Рассказ “Чистый понедельник” удивительно прекрасен и одновременно трагичен. Встреча двух людей приводит к возникновению прекрасного чувства—любви. Но ведь любовь — это не только радость, это огромное мучение, на фоне которого кажутся незаметными многие проблемы и неприятности. В рассказе было описано, как именно встретились мужчина и женщина. Но начинается повествование с того момента, на который их отношения уже продолжались достаточно давно. Бунин обращает внимание на мельчайшие подробности, на то, как “темнел московский серый зимний день”, или на то, куда ездили обедать влюбленные — “в "Прагу", в "Эрмитаж", в "Метрополь". Трагедия расставания предчувствуется уже в самом начале рассказа Главный герой не знает, к чему приведут их отношения. Об этом он предпочитает просто не задумываться: “Чем это должно кончиться, я не знал и старался не думать, не додумывать: было бесполезно — так же, как и говорить с ней об этом: она раз навсегда отвела разговоры о нашем будущем”. Почему героиня отвергает разговоры о будущем? Она не заинтересована в продолжении отношений любимым человеком? Или же она уже имеет какое-то представление относительно своего будущего? удя по тому, как описывает Бунин главную героиню, она предстает совершенно особой женщиной, не похожей на многих вокруг. Она учится на курсах, не сознавая, впрочем, зачем ей нужна учеба. На вопрос, зачем она учится, девушка отвечала: “А зачем все делается на свете? Разве мы понимаем что-нибудь в наших поступках?”. Девушка любит окружать себя красивыми вещами, она образованна, утонченна, умна. Но вместе с тем она кажется какой-то удивительно отстраненной от всего, что окружало ее: “Похоже было на то, что ей ничто не нужно: ни цветы, ни книги, ни обеды, ни театры, ни ужины за городом”. При этом она умеет наслаждаться жизнью, получает удовольствие от чтения, от вкусной еды, интересных впечатлений. Казалось бы, влюбленные имеют все, что необходимо для счастья: “Мы оба были богаты, здоровы, молоды и настолько хороши собой, что в ресторанах, на концертах нас провожали взглядами”.

Сначала может показаться, что в рассказе описана настоящая любовная идиллия. Но на самом деле все было совсем иначе. Главному герою не случайно приходит в голову мысль о странности их любви. Девушка всячески отрицает возможность брака, она объясняет, что не годится в жены. Девушка не может найти себя, она пребывает в раздумьях. Ее привлекает роскошная, веселая жизнь. Но одновременно она противится ей, желает найти для себя что-то иное. В душе девушки возникают противоречивые чувства, которые непонятны многим молодым людям, привыкшим к простому и беззаботному существованию. Девушка посещает церкви, кремлевские соборы. Она тянется к религии, к святости, сама, может быть, не сознавая, отчего ее это привлекает. Совершенно внезапно, никому ничего не объясняя, она решает покинуть не только своего возлюбленного, но и привычный образ жизни. После отъезда героиня сообщает в письме о своем намерении решиться на постриг. Она никому ничего не желает объяснять. Расставание с любимой оказалось тяжким испытанием для главного героя. Только спустя долгое время он смог увидеть ее среди вереницы монахинь. Рассказ назван “Чистый понедельник”, потому что именно в канун этого святого дня произошел между влюбленными первый разговор о религиозности. До этого не думал, не подозревал главный герой о другой стороне натуры девушки. Она казалась вполне довольной привычной жизнью, в которой было место театрам, ресторанам, веселью. Отказ от светских радостей ради монашеской обители свидетельствует о глубоких внутренних терзаниях, которые происходили в душе молодой женщины. Возможно, именно этим и объясняется то равнодушие, с которым она относилась к привычной жизни. Она не могла найти себе места среди всего, что ее окружало. И даже любовь не смогла помочь ей в обретении духовной гармонии.

Любовь и трагедия в этом рассказе идут рука об руку, как, впрочем, и во многих других произведениях Бунина. Любовь сама по себе представляется не счастьем, но тяжелейшим испытанием, которое нужно перенести с честью. Любовь посылается людям, которые не могут, не умеют вовремя ее понять и оценить. В чем трагедия главных героев рассказа “Чистый понедельник”? В том, что мужчина и женщина так и не смогли понять и оценить друг друга в должной мере. Каждый человек — это целый мир, целая Вселенная. Внутренний мир девушки, героини рассказа, очень богат. Она находится в раздумьях, в духовном поиске. Ее привлекает и одновременно пугает окружающая действительность, она не находит того, к чему можно привязаться. И любовь предстает не спасением, а еще одной тяготившей ее проблемой. Именно поэтому героиня и решает отказаться от любви. Отказ от мирских радостей и развлечений выдает в девушке сильную натуру. Именно таким образом она отвечает на собственные вопросы о смысле бытия. В монастыре ей не приходится задавать себе какие-то вопросы, теперь смыслом жизни для нее становится любовь к Богу и служение ему. Все суетное, пошлое, мелкое и незначительное больше никогда ее не коснется. Теперь она может пребывать в своем одиночестве, не беспокоясь, что оно будет нарушено. Рассказ может показаться грустным и даже трагичным. В какой-то степени это действительно так. Но одновременно рассказ «Чистый понедельник» возвышенно прекрасен. Он заставляет задуматься об истинных ценностях, о том, что каждому из нас рано или поздно приходится столкнуться с ситуацией нравственного выбора. И далеко не каждому хватает мужества признать, что выбор сделан неправильно. Сначала девушка живет так, как живут многие из ее окружения. Но постепенно она понимает, что ее не устраивает не только сам образ жизни, но и все мелочи и детали, которые окружают ее. Она находит в себе силы искать иной вариант и приходит к выводу, что спасением для нее может стать любовь к Богу. Любовь к Богу одновременно возвышает ее, но в то же время делает совершенно непостижимыми все ее поступки. Главный герой, влюбленный в нее мужчина, практически ломает свою жизнь. Он остается в одиночестве. Но дело даже не в том, что она оставляет его совершенно неожиданно. Она поступает с ним жестоко, заставляя его страдать и мучиться. Правда, мучится вместе с ним. Мучится и страдает по собственной воле. Об этом свидетельствует письмо героини: «Пусть бог даст сил не отвечать мне — бесполезно длить и увеличивать нашу муку...». Влюбленные разлучаются не потому, что складываются неблагоприятные обстоятельства На самом деле причина совсем в ином. Причина — в возвышенной и одновременно глубоко несчастной девушке, которая не может найти для себя смысл существования. Она не может не заслуживать уважения — эта удивительная девушка, которая не побоялась так резко изменить свою судьбу. Но вместе с тем она кажется непостижимым и непонятным человеком, так непохожим на всех, кто ее окружал.



10


Самые низкие цены на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации!

Предлагаем учителям воспользоваться 50% скидкой при обучении по программам профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок".

Начало обучения ближайших групп: 18 января и 25 января. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (20% в начале обучения и 80% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru/kursy

Автор
Дата добавления 29.11.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров27
Номер материала ДБ-401558
Получить свидетельство о публикации

УЖЕ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ

от проекта "Инфоурок" с указанием данных образовательной лицензии, что важно при прохождении аттестации.

Если Вы учитель или воспитатель, то можете прямо сейчас получить документ, подтверждающий Ваши профессиональные компетенции. Выдаваемые дипломы и сертификаты помогут Вам наполнить собственное портфолио и успешно пройти аттестацию.

Список всех тестов можно посмотреть тут - https://infourok.ru/tests

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх