Инфоурок Литература Статьи"Целостный анализ: Н. С. Гумилев "Змей"

"Целостный анализ: Н. С. Гумилев "Змей"

Скачать материал

Не встречал никогда и нигде,

Ни в заморской стране, ни в восточной

 

Но еще ни одна не была

Во дворце моем пышном, в Лагоре:

Умирают в пути, и тела

Я бросаю в Каспийское море.

 

Спать на дне, средь чудовищ морских,

Почему им, безумным, дороже,

Чем в могучих объятьях моих

На торжественном княжеском ложе?

 

И порой мне завидна судьба

Парня с белой пастушеской дудкой

На лугу, где девичья гурьба

Так довольна его прибауткой».

 

Эти крики заслышав, Вольга

Выходил и поглядывал хмуро,

Надевал тетиву на рога

Беловежского старого тура.

Январь 1916

Январь 1916

 
ЦЕЛОСТНЫЙ АНАЛИЗ: Н.С. ГУМИЛЕВ «ЗМЕЙ»

Ах, иначе в былые года

Колдовала земля с небесами,

Дива дивные зрелись тогда,

Чуда чудные деялись сами…

 

Позабыв Золотую Орду,

Пестрый грохот равнины китайской,

Змей крылатый в пустынном саду

Часто прятался полночью майской.

 

Только девушки видеть луну

Выходили походкою статной –

Он подхватывал быстро одну,

И взмывал, и стремился обратно.

 

Как сверкал, как слепил и горел

Медный панцирь под хищной луною,

Как серебряным звоном летел

Мерный клекот на Русью лесною

 

«Я красавиц таких, лебедей

С белизной такою молочной,

 

Не встречал никогда и нигде,

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


1. Биографическая справка.

2. История замысла. Стихотворение «Змей» было написано в 1916 году и вошло в «Костер». Никаких особенных данных о его создании в критической литературе нет, но, учитывая отмеченные особенности литературной эволюции поэта в эти годы, можно сразу же отметить определенную традиционность этого стихотворения, продолжающего образно-тематическую линию таких ранних произведений автора, как «Рассвет» (1907) и особенно «Из логова змиева» (1911), в которых образ змея-дракона является ведущим. Но если в «Рассвете» это образ небесного, состоящего из звезд таинственного существа, то в зарисовке «Из логова змиева» перед читателем предстает былинный Змей, убитый, согласно преданию, легендарным Кием. В этом стихотворении акцент сделан на события после битвы с драконом:

 

Из логова змиева,

Из города Киева,

Я взял не жену, а колдунью.

А думал – забавницу,

Гадал – своенравницу,

Веселую птицу-певунью.

 

Стихотворение соединяет в себе мифологический и реальный моменты: именно в Киеве сочетались браком Гумилев и Ахматова.

В стихотворении «Змей» 1916 года в качестве мифологической основы взята былина о Волхе Всеславьевиче (Вольга), на что указывает появление этого легендарного образа в последней строфе. Рожденный от связи княжны Марфы и «лютого змея», мифологический Вольга обладал даром оборотничества. У Гумилева этот образ переосмыслен.

3. Название и его роль. В лирической трактовке поэтому былинного сюжета на первый план выходит собственно Змей, который живет в далеком Лагоре (Лахор – город в современном Пакистане). Именно законы лирического жанра заставили автора наделить своего Змея безнадежной страстью к русским женщинам. Этот мотив почерпнут Гумилевым из многочисленных былин и сказаний о Змеях, крадущих невест богатырей (Добрыня Никитич и т.д.). Особенное значение приобретает этот образ-мотив в связи с интересом поэта к мифологии и фольклору народов Востока (Китай, Индия), в которых змей-дракон – символ плодородия. С ним чаще всего связывается мотив принесения девушки в жертву.

Более современные интерпретации могут связывать стихотворение Гумилева с первой мировой войной – мотив привлекательности России для завоевателей, как с Запада, так и с Востока.

Таким образом, название стихотворения во много связывается с патриотическими настроениями поэта.

4. Манера повествования и речевые особенности. Уже первая строфа произведения содержит в себе доминантные черты стиля: соединение ультраромантических, специфически акмеистских элементов с фольклорной символикой. Отсюда парадоксальное сочетание разговорной интонации (междометие «Ах!» в самом начале текста) и былинно-сказочных конструкций («дива дивные, «чуда чудные»). Выполняя роль своеобразного лирического зачина, первая строфа отсылает читателя в далекую древность, когда «иначе… колдовала земля с небесами». Это доказывает и умолчание в конце строфы, отмеченное многоточием.

Во второй строфе Гумилев вводит конкретно-исторические реалии: Золотая Орда, китайская равнина, которые несколько контрастируют с былинно-романтической ситуацией: змей крылатый прячется в пустынном саду «полночью майской). Это придает определенную изысканность композиции строфы, так как наряду с инверсией встречается прямой порядок расположения эмоционально насыщенных определений (пустынный сад, пестрый грохот). В этом отношении интересны 2-я и 3-я строки, в которых образуется особенный вид фигуры, связанный с перестановкой знаменательных компонентов:

Пестрый грохот равнины китайской, эпитет + объект, объект + эпитет

Змей крылатый в пустынном саду объект + эпитет, эпитет + объект

Таким образом, строки оказываются поделенными на две равные части с зеркальным отражением структуры внутри поэтического ряда и вовне. Это наблюдение приобретает особенное значение в свете того, что 1-я и 2-я строки образуют анафорический звуковой повтор звука [п]: Позабыв… Пестрый. Усложнение звуковой структуры текста как бы подкрепляется расположением его элементов.

Особенное значение в развитии лирического сюжета имеют 3-я и 4-я строфы. В них сильна фабульная (действенная) основа, отсюда и возникновение в них системы многосоюзий:

И взмывал, и стремился обратно.

Как сверкал, как слепил и горел…

Как серебряным звоном летел…

 

 
 

 

 


Увеличивается соответственно и глагольный ряд: если в первых строфах количество их незначительно (3 и 1), то здесь это число увеличивается почти на порядок (видеть, выходили, подхватывал, взмывал, стремился = 5; сверкал, слепил, горел, летел = 4). Интересно то, что в 3-й строфе три глагола образуют анафорический ряд с приставкой, начинающейся со звука [в] (исключение лишь глагол «видеть»). А в 4-й анафора реализована с помощью приставки (c). Это позволяет динамизировать сюжетную основу. В 3-й строфе наблюдается и глубокая инверсированность главных членов. Ср.:

Инверсионный порядок

Только девушки видеть луну

Выходили походкою статной –

Он подхватывал быстро одну,

И взмывал, и стремился обратно

 

 

Прямой порядок

Он подхватывал быстро одну

И взмывал, и стремился обратно,

Только девушки выходили видеть луну

 

 
 

 

 

 


В 4-й строке опять возникает анафорический повтор союза как в 1-й и 3-й строках. Представляя собой риторическое восклицание (в конце которого вместо восклицательного знака двоеточие), строфа равняется одному сложному предложению (как, впрочем, и все предшествующие строфы).

Нельзя не заметить, что в 3-й строфе намного меньше эпитетов (единственный инверсирован – «статной»), тогда как в 4-й их количество стремительно возрастает и почти все они поставлены перед определяемым словом (медный, хищной, серебряным, мерный, лесною). Причем, среди традиционных фольклорных конструкций (статная походка, медный панцирь, серебряный звон) встречаются специфически гумилевские, основанные на оксюморонном сочетании (хищная луна) или метонимическом перебросе (мерный клекот, Русь лесная). Часть эпитетов участвует в образовании сравнения по формуле творительный падеж существительного: «серебряным звоном летел мерный клекот». Подобная перестройка как бы подготавливает переход к следующей части стихотворения, представляющей собой монолог Змея.

Спать на дне средь чудовищ морских,

Почему им, безумным дороже…

 

 

 

 

 

Поему безумным им дороже

Спать на дне, средь морских чудовищ

 
Речь этого персонажа предельно индивидуализирована за счет большого количества инверсий внутри строф-предложений. В этом отношении особенное место занимает начало 7-й строфы, в которой проведена полная перестановка всех членов:

 

 

В 5-й строфе использована структура с двойным отрицанием, переходящая в следующую строфу» «Не встречал никогда и нигде, ни в заморской стране, ни в восточной. Но еще ни ода не была…» Это естественным образом отражается на звукописи№ фонетические комплексы (не) и (ни) полностью доминируют в этом фрагменте, подчеркивая фатальность ситуации. В речи Змея чувствуется недоумение, что подкрепляется 7-й строфой, представляющей собой развернутый риторический вопрос.

Эта лирическая обработка речи мифологического персонажа заканчивается своеобразным сожалением Змея: 8-я строфа содержит в себе желание стать обыкновенным человеком, парнем с пастушеской дудкой. Романтическая основа этого желания очевидна: существо, подобное Демону Лермонтова, готово все отдать ради обладания смертной женщиной. Правда, выражено это в предельно просторечной манере: слова «завидна», «парень», «гурьба», «прибаутка» существенно снижают романтический накал страстей. Трагический пафос начала монолога обращается в некий фарс, что доказывает стилевой контраст между его началом и концом.

Особенное место в стихотворении занимает последняя 9-я строфа, логически связанная с предыдущими частями, но образно и сюжетно являющаяся как бы началом нового мотива. Образ Вольги описан здесь скупо, в основном через систему действий персонажа: заслышав, входил и поглядывал, надевал. По количеству глаголов эта часть произведения может быть приравнена 3-й и 4-й.

5-6. Система образов и развертывание лирического сюжета. В соответствии с выделением системы образов в лирическом произведении, можно признать, что в стихотворении Гумилева представлена трехступенчатая структура образов в соответствии с трехчастной структурой текста: лирический герой, доминирующий в 1-4 й и 9-й строфах, и мифологический образ Змея, 5-8-я строфы.

Лирический герой проявляет себя в эмоциональности своей речи, в насыщенности ее различными тропами и фигурами, а, кроме того – в акмеистической устремленности в «прекрасное прошлое». До некоторой степени он ощущает себя соучастником описываемых событий, что доказывается сочетанием во времени/пространстве текста мифологических (вне точного указания времени) и сиюминутных элементов. Так, монолог Змея контрастирует с многократностью похищений им русских девушек («часто прятался»), а однократность значения большинства действий персонажей контрастирует с выражением их глаголами неоднократности, повторяемости: выходил, поглядывал, надевал и т.д. Это придает действиям мифических существ некоторую «былинность», соотнося напрямую с русским фольклором.

Финал стихотворения, связанный с образом богатыря Вольги, не проясняет дальнейшего развития лирического сюжета: здесь явно не реализован ни мотив отцеубийства (см. происхождение этого героя), ни мотив военной экспансии. Можно предположить, что автор таким финалом из рогов «беловежского старого тура», замыкает собой весь образный ряд.

7-8. Форма произведения и особенности композиции. Стихотворение написано в достаточно традиционной для русской поэзии стихотворной форме: в качестве метрической основы использован трехсложный метр анапест, каждая строка состоит из 3-х стоп, окончания чередуются по схеме мужское + женское; текст поделен на четверостишия с перекрестной системой-обратно), приблизительной (хмуро-тура) и мужской открыто-закрытой неточной (лебедей-нигде). Все это свидетельствует о классической направленности стиха Гумилева, что особенно важно в свете исследований ученых (М.Л.Гаспаров), доказывающих, что этот поэт уже в 10-е годы активно экспериментировал с поэтической формой и даже сформировал свой тип неклассического метра – так называемый «гумилевский дольник». На фоне тотального равенства границ предложений и строф все это свидетельствует о стремлении автора направить внимание читателя именно на систему образов, тему и идею текста.

Именно этим обусловлена усложненность композиции произведения, состоящего из трех частей: монолог Змея как бы обрамлен системой описаний. Находясь в центре текста, он развивает личностный мотив былинного описания и в то же время подготавливает финал, осмысление которого автор оставляет читателю. Важно в этом отношении, что первая и вторая части текста занимают по 4-е строфы, тогда как последняя – всего одну. Это существенно динамизирует лирический сюжет и заставляет предполагать особенное значение последней строфы: преобладающие в ней образы и система описаний жестки и лаконичны, словно бы таят какую-то угрозу, реализуют мотив отмщения.

9. Жанровое определение. В данном стихотворении Гумилева соединяются черты сразу нескольких жанров из разных литературных родов: эпос – былинная основа лирического сюжета и системы образов, особенности стиля, трехчастность; философско-патриотичная лирика – название, переработка мифологических образов, композиционное строение, традиционность стиха, незаконченность финала, строчный объем. В этом отношении следует подчеркнуть традиционность обращения Гумилева к переложению элементов былинного сюжета лирическими средствами. Подобных примеров довольно много в русской поэзии и у самого автора. Именно поэтому родовое определение стихотворения Гумилева все же ближе к лирике. Для подобных произведений в лирике не существует как конкретного жанрового определения, поэтом, учитывая особенности формы и содержания, можно причислить его к так называемой свободной лирике, которая существует как наджанровое явление с пушкинских времен (свободная в жанровом отношении, сочетающая в себе признаки сразу нескольких жанров.

10. Идейно-тематическая направленность. С учетом особенностей образной системы, номинации, композиционной и стиховой структуры (см. выше), творческой истории и литературно-исторического контекста, можно говорить о то, что творческой установкой автора в данном произведении является обращение к современности через призму архаического фольклорно-былинного текста: разговор об уникальности и непобедимости России переносится автором в былинные времен, т.е. эти категории признаются непреходящими, изначальными. Соответственно этому идея стихотворения Гумилева сводится к мысли о необходимости следовать великим традициям, как сложно и трудно это не было для его современников.

11. Значение произведения и его роль в развитии поэзии. Стихотворение Гумилева «Змей» нельзя назвать известным или популярным. В творчестве самого автора оно имеет второстепенный статус. Его нельзя назвать программным. Но в нем реализованы некоторые черты акмеизма: экзотизм, смешанный с элементами реализма (упоминание реалий в сказочном контексте, конкретизация и усложнение былинного прототипа, смешение стилей); стремление к изображению героической реальности (необыкновенный человек в необыкновенных обстоятельствах), отсутствие словесного и формального экспериментаторства; активная жизненная позиция, выраженная в идее произведения. Таким образом, стихотворение «Змей» оказывается включенным в контексте всего творчества Гумилева, и хотя подражаний ему не зафиксировано в русской поэзии ХХ века, все общая тональность его во много близка к некоторым произведениям Ахматовой, Белого, Цветаевой и особенно – Есенина. Жизнь и творчество Гумилева долгое время были под запретом в СССР, чем, возможно, и объясняется отсутствие литературных реминисценций из его стихов в современной поэзии, но в романтической поэзии так называемых шестидесятников, и особенно – бардов, гумилевская линия ощущается явственно (достаточно назвать такие общеизвестные песни, как «Бригантина», «Кони привередливые» и другие произведения Высоцкого, большинство песен Визбора).

Просмотрено: 0%
Просмотрено: 0%
Скачать материал
Скачать материал ""Целостный анализ: Н. С. Гумилев "Змей""

Методические разработки к Вашему уроку:

Получите новую специальность за 2 месяца

Специалист по автотранспорту

Получите профессию

Менеджер по туризму

за 6 месяцев

Пройти курс

Рабочие листы
к вашим урокам

Скачать

Скачать материал

Найдите материал к любому уроку, указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

6 742 884 материала в базе

Материал подходит для УМК

Скачать материал

Другие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

  • Скачать материал
    • 29.11.2023 427
    • DOCX 27.6 кбайт
    • Оцените материал:
  • Настоящий материал опубликован пользователем Глотько Наталия Владимировна. Инфоурок является информационным посредником и предоставляет пользователям возможность размещать на сайте методические материалы. Всю ответственность за опубликованные материалы, содержащиеся в них сведения, а также за соблюдение авторских прав несут пользователи, загрузившие материал на сайт

    Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.

    Удалить материал
  • Автор материала

    Глотько Наталия Владимировна
    Глотько Наталия Владимировна
    • На сайте: 4 года и 1 месяц
    • Подписчики: 0
    • Всего просмотров: 734
    • Всего материалов: 1

Ваша скидка на курсы

40%
Скидка для нового слушателя. Войдите на сайт, чтобы применить скидку к любому курсу
Курсы со скидкой

Мини-курс

Психотерапевтические методы работы с детьми и подростками

3 ч.

780 руб. 390 руб.
Подать заявку О курсе

Мини-курс

Оказание первой помощи

4 ч.

780 руб. 390 руб.
Подать заявку О курсе
  • Сейчас обучается 595 человек из 73 регионов
  • Этот курс уже прошли 1 804 человека

Мини-курс

Развитие детей дошкольного возраста в цифровом мире: влияние технологий на психическое и социальное здоровье

2 ч.

780 руб. 390 руб.
Подать заявку О курсе