Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Цикл уроков литературы в 11 классе по формированию понятия аллюзии как стилистической фигуры

Цикл уроков литературы в 11 классе по формированию понятия аллюзии как стилистической фигуры


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:


На пути к реализации ФГОС среднего общего образования.

Современный урок литературы: анализ аллюзивных включений в текст на уроке литературы в 11 классе

Сегодня намечается тенденция к возвращению чтения как приоритетной ценности. Умение читать, то есть воспринимать и понимать информацию, заложенную в тексте, - важнейшая компетенция, развивать которую призывает Федеральный государственный образовательный стандарт. Быть хорошим, умным читателем и уметь создавать собственный текст, уверенно, грамотно владеть устной и письменной речью – вот задача, решить которую ученикам должен помочь учитель словесности. И задача эта безмерно сложна.

Федеральный государственный образовательный стандарт предусматривает достижение трех уровней результатов: предметных, личностных и метапредметных. Необходимо так построить урок, чтобы учащиеся не просто овладели знаниями и умениями согласно требованию программы, но смогли прикоснуться к слову мастера, увидеть и почувствовать его красоту, чтобы нашли нравственные, ценностные ориентиры для себя, для своего собственного жизненного пути, собственные личностные смыслы. Необходимо формировать у учащихся языковую, лингвистическую, коммуникативную и культуроведческую компетенции, умение вычленять культурную информацию, формулировать общечеловеческие проблемы. В основе решения этой задачи лежит формирование умения работать с текстом.

Работая с текстом, в первую очередь художественным или публицистическим, учащиеся учатся видеть, слышать и чувствовать текст, пополняют свою речевую память новыми способами создания художественного образа, у них формируется эстетический вкус, развивается образное мышление и творческие способности, формируется гражданская позиция, расширяется кругозор, пополняется активный словарный запас.

Работа с художественным текстом, его литературоведческий анализ традиционно были предметом особого внимания учителя словесности. Учащимся хорошо известны средства художественной изобразительности, они их видят в тексте, умеют понимать их значение и роль (об этом говорят достаточно высокие результаты выполнения задания В8 в заданиях ЕГЭ).

Нельзя забывать и о том, что сегодняшние подростки живут в информационном мире, где Интернет-технологии диктуют им особый образ жизни, особое мироощущение, общение без границ. Поэтому решение новых задач требует новых интерактивных форм работы с текстом, как на уроках русского языка, так и на уроках литературы. С моей точки зрения, такой новой формой может стать анализ текста с точки зрения итертекстуальности.

Предлагая учащимся исследовать литературный текст с точки зрения его интертекстуальности, учитель создает условия для решения нескольких образовательных (предметных, развивающих личность учащихся и метапредметных) задач:

- при анализе аллюзивных включений актуализируются литературные и общекультурные знания учащихся, их субъектный опыт;

- они учатся видеть в одном тексте присутствие ссылок на иные, ранее изученные тексты;

- они учатся понимать отношение текста к его заглавию, послесловию, эпиграфу;

- учатся видеть, понимать аллюзивные включения как комментирующую и часто критическую ссылку на претекст, как  осмеяние или пародирование одним текстом другого, видеть и понимать жанровую связь текстов; 

- развивается мотивация к изучению литературы, к расширению общекультурного кругозора;

-учащиеся видят, чувствуют, понимают целостность процесса развития литературы, взаимосвязь идей, смыслов;

-развивается отношение к языку как к ценности;

- и, наконец, данный приём дает возможность учителю в интересной для учащихся форме контролировать их предметные знания и умения.

Вниманию читателя представлены фрагменты двух уроков (по творчеству И. Северянина и Т. Толстой), разработанных автором. То, почему работа с аллюзией вводится именно в уроки по Серебряному веку и современной прозе, не требует пояснений: очевидна связь образной системы Серебряного века (модернизма) и современной прозы многих русских авторов, в том числе и Т. Толстой (постмодернизма)

Нужно учитывать, что «четкой границы между цитатой, аллюзией и реминисценцией нет, поскольку исследователи так и не пришли к единому мнению в разграничении данных явлений. Но так же очевидно, что именно аллюзивные включения являются основными в интертексте». [1]


Урок «Поэзия Серебряного века: Игорь Северянин» (фрагмент)

Этап урока: анализ средств художественной изобразительности стихотворения «Классические розы»

Цель этапа: понять, в чем заключается роль аллюзивных включений в текст стихотворения;

Форма организации познавательной деятельности: парная (групповая работа); тематическое исследование текста (это может быть темой и домашнего задания)

Средства обучения, используемые на данном этапе урока: распечатка текста стихотворения для работы с ним; ключ к работе для самоконтроля и самооценки на слайде

Прогнозируемые результаты этапа:

  1. Предметные:

  • умение видеть в тексте аллюзивные включения и понимать их роль в поэтике текста;

  • умение сформулировать аллюзивную цепочку: И. Северянин – И.С.Тургенев – К.Р. (Константин Романов) - И.П. Мятлев

  1. Личностные:

  • рост мотивации (интереса) к изучению предмета;

  • развитие коммуникативной компетенции, умения работать в группе.

  1. Метапредметные результаты

  • умение понимать проблему, выдвигать гипотезу, структурировать материал, подбирать аргументы для подтверждения собственной позиции, выделять причинно-следственные связи в устных и письменных высказываниях, формулировать выводы;

  • умение самостоятельно организовывать собственную деятельность, оценивать ее;

  • умение работать с разными источниками информации, находить ее, анализировать, использовать в самостоятельной деятельности.

Задание: найти аллюзивные включения, назвать претексты, увидеть их взаимосвязь, сформулировать роль данного приёма в стихотворении.

Пример выполненного задания (учащимися подчеркнуты аллюзивные включения, расставлены номера в скобках для их обозначения; задания, выполненные учениками выделены курсивом)


Игорь Северянин
КЛАССИЧЕСКИЕ РОЗЫ [2]


Как хороши, как свежи были розы
В моем саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!(1)
И.П. Мятлев 1843г


В те времена, когда роились грезы
В сердцах людей, прозрачны и ясны,
Как хороши, как свежи были розы (2)
Моей любви, и славы, и весны!

Прошли лета, и всюду льются слезы.. .
Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране.. .
Как хороши, как свежи ныне розы(3)
Воспоминаний о минувшем дне!

Но дни идут - уже стихают грезы.
Вернуться в дом Россия ищет троп.. .
Как хороши, как свежи будут розы,(4)
Моей страной мне брошенные в гроб!(5)
1925



«Прочтение» аллюзий

  1. Эпиграф - полная цитата первого четверостишия стихотворения И.П. Мятлева «Розы» 1843г.

  2. Данная цитата из стихотворения И.П. Мятлева использована и в стихотворении в прозе И.С. Тургенева «Как хороши, как свежи были розы...» (сентябрь, 1879) и в стихотворении К.Р. «Розы» уже как аллюзия.

  3. В цитату «Как хороши, как свежи были розы...» внесены изменения: вместо слова претекста «были» использовано слово «ныне». Это уже не цитата – аллюзия. (В стихотворении «Розы» К.Р. слово «были» меняется на «теперь»)

  4. Изменение в цитате логически оправдано: «были» - «ныне» - «будут». Это аллюзия.

  5. Символом смерти становятся розы в последней строке стихотворения, так же у Мятлева и Тургенева. Это аллюзия.

Определение роли аллюзивных включений: ответ учащихся.

Для И.П. Мятлева свежие и увядшие розы - символ цветущей и утраченной любви (погибла возлюбленная). В этом же символе - образ текущего (уходящего, проходящего) времени. Эту символику используют и Тургенев, и К.Р., и Северянин. Неслучайно И. Северянин называет свое стихотворение «Классические розы»: перекличка с Мятлевым, Тургеневым и Константином Романовым (К.Р.) – классической поэзией - была известна читателю. Северянин тоскует по дореволюционной России так же, как Тургенев по отставленной Родинеи Мятлев по погибшей возлюбленной.


Обобщение учителя.

  1. Вспомним стихотворение И.П. Мятлева «Розы» (1843 г.) - претекст использованных аллюзивных включений в стихотворения Тургенева, К.Р. и Северянина.

И.П. Мятлев «Розы» [3]


Как хороши, как свежи были розы
В моем саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!
Как я берег, как я лелеял младость
Моих цветов заветных, дорогих;
Казалось мне, в них расцветала радость;
Казалось мне, любовь дышала в них.
Но в мире мне явилась дева рая,
Прелестная, как ангел красоты;
Венки из роз искала молодая –
И я сорвал заветные цветы.
И мне в венке цветы еще казались
На радостном челе красивее, свежей;
Как хорошо, как мило соплетались
С душистою волной каштановых кудрей!
И заодно цвели они с девицей!
Среди подруг, средь плясок и пиров,
В венке из роз она была царицей,
Вокруг ее вились и радость и любовь!
В ее очах – веселье, жизни пламень,
Ее счастье долгое сулил, казалось, рок, –
И где ж она?.. В погосте белый камень,
На камне – роз моих завянувший венок.



Иван Петрович Мятлев, в первой половине 19 века очень популярный поэт (его знал и хвалил даже Пушкин!), ныне известен только благодаря первой строфе своего стихотворения «Розы», а точнее, благодаря этой чудной строчке «Как хороши, как свежи были розы…». Розы («свежие», «заветные», «дорогие») были символом юности («младости») и чистоты. Образ времени тоже закодирован в данном символе - это было. Затем, когда «явилась дева рая» - пришла любовь – расширилось значение данного символа: цветы были «сорваны» и вплетены в её венок. Прелестная аллегория, подумайте над ней! Розы в венке цвели вместе с возлюбленной – цвела любовь. Но она погибает вместе с возлюбленной («…В погосте белый камень,/ На камне – роз моих завянувший венок». Снова просвечивает образ времени: «теперь», «ныне», хотя это слово пропущено в тексте – вместо него многоточие. Увядшие розы становятся еще и символом смерти – на могильном камне увядший венок.

  1. Первым использует цитату стихотворения Мятлева И.С. Тургенев

в стихотворении "Как хороши, как свежи были розы..." (сентябрь, 1879). Мы не будем сейчас говорить об истории создания стихотворений в прозе Тургенева, всем она хорошо известна: писатель на чужбине, одиночество с годами переживается всё острее, и все острее тоска по родине. Уже само название - точная цитата стихотворения, строка из которого вызвала столько воспоминаний о родине, о юности, о том, что могло бы быть и не сбылось… Горячо и больно на сердце…

И. Тургенев «Как хороши, как свежи были розы...» Сентябрь 1879г.[4]

Где-то, когда-то, давно-давно тому назад, я прочел одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною... но первый стих (1)остался у меня в памяти:

Как хороши, как свежи были розы...

Теперь зима; мороз запушил стекла окон; в темной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол; а в голове все звенит да звенит:

Как хороши, как свежи были розы...

И вижу я себя перед низким окном загородного русского дома. Летний вечер тихо тает и переходит в ночь, в теплом воздухе пахнет резедой и липой; а на окне, опершись на выпрямленную руку и склонив голову к плечу, сидит девушка – и безмолвно и пристально смотрит на небо, как бы выжидая появления первых звезд. Как простодушно-вдохновенны задумчивые глаза, как трогательно-невинны раскрытые, вопрошающие губы, как ровно дышит еще не вполне расцветшая, еще ничем не взволнованная грудь, как чист и нежен облик юного лица! Я не дерзаю заговорить с нею – но как она мне дорога, как бьется мое сердце! (2)

Как хороши, как свежи были розы...

А в комнате все темней да темней... Нагоревшая свеча трещит, беглые тени колеблются на низком потолке, мороз скрыпит и злится за стеною – и чудится скучный, старческий шепот...

Как хороши, как свежи были розы...

Встают передо мною другие образы... Слышится веселый шум семейной деревенской жизни. Две русые головки, прислонясь друг к дружке, бойко смотрят на меня своими светлыми глазками, алые щеки трепещут сдержанным смехом, руки ласково сплелись, вперебивку звучат молодые, добрые голоса; а немного подальше, в глубине уютной комнаты, другие, тоже молодые руки бегают, путаясь пальцами, по клавишам старенького пианино – и ланнеровский вальс не может заглушить воркотню патриархального самовара...

Как хороши, как свежи были розы...

Свеча меркнет и гаснет... Кто это кашляет там так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмется и вздрагивает у ног моих старый пес, мой единственный товарищ... Мне холодно... Я зябну... И все они умерли... умерли...(3)

Как хороши, как свежи были розы...

Не говоря уже о полном прямом цитировании третьей строчки стихотворения ( цитата повторяется 6 раз, она становится основой мелодии и образной системы стихотворения), можно найти другие аллюзивные включения в данный текст.

(1)Автор стихотворения не называется, но отсылается читатель именно к «первому стиху»: «…я прочел одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною... но первый стих остался у меня в памяти…»

(2) В данных строках просвечивают мятлевские образы, вспомним: «дева рая», «молодая», « прелестная, как ангел красоты». В тургеневских строчках тот же образ молодости, ангельской чистоты, и восторженного отношения автора – лирического героя: «девушка», «…как простодушно-вдохновенны задумчивые глаза, как трогательно-невинны раскрытые, вопрошающие губы, как ровно дышит еще не вполне расцветшая, еще ничем не взволнованная грудь, как чист и нежен облик юного лица! … как она мне дорога, как бьется мое сердце!»

(3) Образ времени (юность – старость) также включается в стихотворение Тургенева строкой Мятлева. И заканчивается оно прямым упоминанием о смерти: « ... И все они умерли... умерли»

3. Вслед за Тургеневым обращается в своем стихотворении к строке Мятлева «Как хороши, как свежи были розы» великий князь Константин Константинович Романов, известный в свое время поэт, прятавший имя за скромным псевдонимом (для всех легко читающимся) К.Р. Написано стихотворение

К.Р. Розы [5]

Мраморный дворец, 9 декабря 1886, Написано к состязанию “Измайловских Досугов” - так назывались литературные вечера в Измайловском полку.


Во дни надежды молодой,
Во дни
безоблачной лазури
Нам
незнакомы были бури, –(1)
Беспечны были мы с тобой.

Для нас цветы благоухали,
Луна сияла только нам,
Лишь мне с тобою по ночам
Пел соловей свои печали. (2)
– В те беззаботные года
Не знали мы житейской прозы:
Как хороши тогда,
Как свежи были розы
!(3)

То время минуло давно...
– Изведав беды и печали,
Мы много скорби повстречали;
Но унывать, мой друг, грешно:
Взгляни, как Божий мир прекрасен;
Наш сад так зелен и душист,
И теплый день и тих, и ясен
Пахнул в растворенную дверь;
В цветах росы сияют слезы...(4)
Как хороши теперь,
Как свежи эти розы!
(5)

За все, что выстрадали мы,
Поверь, воздается нам сторицей,
Дни пронесутся вереницей,
И после
сумрачной зимы (6)
Опять в
расцветшие долины
Слетит счастливая весна;
Засветит кроткая луна;
Польется рокот соловьиный,
И отдохнем мы от труда,
Вернутся радости и грезы: (7)
Как хороши тогда,
Как свежи будут розы! (8)



Уже само название стихотворения повторяет название мятлевского – «Розы». (1) Образ беспечной юности - так же, как у Мятлева и Тургенева.

(2), (4) Образ сада – так же, как у Мятлева

(3) Цитата изменена, изменен и стихотворный размер: у Мятлева пятистопный ямб – у К.Р. трехстопный ямб – в строку внесено слово обозначающее врем – «тогда». Это аллюзия. Образ проходящего, текущего времени прямо включается данным наречием.

(5) Логическое продолжение приёма, названного выше – аллюзия с включением слова «теперь» и изменением размера. Для точности размера внесено еще и местоимение «эти». Это аллюзия.

(6) Аллюзивное включение образа зимы, как времени одиночества, оставленности, страданий взят не у Мятлева – у Тургенева. Сравните у Тургенева: «Теперь зима; мороз запушил стекла окон; в темной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол…». У К.Р.: «За все, что выстрадали мы,/ Поверь, воздается нам сторицей, /Дни пронесутся вереницей, /И после сумрачной зимы…»

(7) Если у Мятлева и Тургенева в финале стихотворений розы соотносятся с образом смерти, то К.Р. говорит о возвращении радостных дней. Эта антитеза тоже построена на основе аллюзии – не так, а как так знает умный читатель, к которому и обращен данный приём.

(8) Завершается логическая цепочка тогда (раньше) - теперь – тогда (в будущем). Будущего нет в стихотворении Тургенева. У К.Р. в последней строке стихотворения вера в счастливое будущее, где розы снова будут «хороши и свежи». Розы в стихотворении К.Р. не увядают, как и в стихотворении Тургенева. Только у Тургенева это неувядающие розы памяти, а у К.Р. - неувядающие розы веры в возвращение счастливых дней.


  1. Игорь Северянин использовал строки Мятлева для написания пронзительного по содержанию стихотворения о нелегкой судьбе России после октябрьских событий 1917 года:

    Как хороши, как свежи будут розы,
    Моей страной мне брошенные в гроб.

    Именно эти две строчки выбиты на надгробии Игоря Северянина в Таллинне, где он похоронен.

Для чего же использует поэт приём аллюзии? Какова его роль?


Да, стихотворение Мятлева было хорошо известно образованному читателю Серебряного века, как и стихи Тургенева и К.Р.. Общее в них – воспоминание о прелестных днях юности, чистых и безоблачных, полных любви, не тронутых никакими невзгодами. Прекрасные свежие розы становятся символом этих дней. У Мятлева и К.Р. они связаны только с воспоминанием о прекрасной чистой любви. У Тургенева главное - сладкая и мучительная память «русского дома». И если первое четверостишие «Классических роз» – точная цитата начала стихотворения Мятлева, то аллюзия во второй строфе стихотворения Северянина уже из Тургенева:


В те времена, когда роились грезы
В сердцах людей,
прозрачны и ясны,
Как хороши, как свежи были розы
Моей
любви, и славы, и весны!

«Те времена» здесь – дореволюционная Россия, образ которой с такой любовью дан Тургеневым: «…И вижу я себя перед низким окном загородного русского дома… …Молодые руки бегают, путаясь пальцами, по клавишам старенького пианино – и ланнеровский вальс не может заглушить воркотню патриархального самовара...».

Третья строфа словом «воспоминание» также отсылает нас к тургеневскому стихотворению:

Прошли лета, и всюду льются слезы…
Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране…
Как хороши, как свежи ныне розы
Воспоминаний о минувшем дне!

Для Тургенева «минувший день» - это оставленная Родина и связанные с нею воспоминания о юности. Для Северянина – это дореволюционная Россия, которой больше нет. В третьей строфе в цитату вносятся изменения, что отсылает нас уже к приёму К.Р.: слово «были» меняется на слово «ныне» ( у К.Р. «теперь»), что дает четкое соотнесение со временем: сегодня так.

Четвертая строфа сначала читается как аллюзия строк К.Р. «И после сумрачной зимы/ Опять …/Вернутся радости и грезы, /Как хороши тогда,
Как свежи будут розы!»:


Но дни идут - уже стихают грозы.
Вернуться в дом Россия ищет троп.. .

Как хороши, как свежи будут розы,…

Поэтому ударом в самое сердце бьёт последняя строчка:


Моей страной мне брошенные в гроб.


И снова розы и смерть сплетаются в единое, как у Мятлева и Тургенева.


1825 год. Закончилась Гражданская война, прошлое разрушено. Судьба забросила Северянина в Эстонию. Остались лишь воспоминания. Поэт верит, что Родина преодолеет все невзгоды, и потом, когда-нибудь, нескоро вспомнит о нём – принесет цветы. Но можно прочитать еще и по-другому Гроб – слишком грубый и конкретный образ. Меня вспомнят только после смерти – вот что можно услышать за этими строками. 1925 год – время НЭПа, время, когда в Россию возвращались (на свою погибель) многие: «Вернуться в дом Россия ищет троп». Но он не вернется.


Сколько нам открыла одна строка одного стихотворения! Как расширяет смысловое и образное пространство произведения приём аллюзивных включений! Как этот приём раскрывает мысль о преемственности в русской литературе общечеловеческих ценностей!


Надо отметить, что известный нынче в Интернете «перевертыш» знаменитой фразы - «Как хороши, как свежи были рожи. До того, как…», (что, кстати, тоже является приёмом аллюзии), говорит не только о пресловутом падении нравов современной молодёжи, но и о знании ею же классической поэзии.


Урок «Художественные особенности прозы Т. Толстой» (фрагмент)

Этап урока: анализ аллюзивных включений в рассказе «Сюжет»

Цель этапа: найти аллюзивные включения в текст рассказа и разъяснить роль применения данного приёма автором.

Форма организации познавательной деятельности: парная (групповая работа); тематическое исследование текста (это может быть темой и домашнего задания)

Средства обучения, используемые на данном этапе урока: распечатка текста рассказа для работы с ним; ключ к работе для самоконтроля и самооценки на слайде

Прогнозируемые результаты этапа:

  1. Предметные:

  • умение видеть в тексте аллюзивные включения и понимать их роль в поэтике текста.

  1. Личностные:

  • рост мотивации (интереса) к изучению предмета;

  • развитие коммуникативной компетенции, умения работать в группе.

  1. Метапредметные результаты

  • умение понимать проблему, выдвигать гипотезу, структурировать материал, подбирать аргументы для подтверждения собственной позиции, выделять причинно-следственные связи в устных и письменных высказываниях, формулировать выводы;

  • умение самостоятельно организовывать собственную деятельность, оценивать ее;

  • умение работать с разными источниками информации, находить ее, анализировать, использовать в самостоятельной работе.

Задание: в данном фрагменте текста рассказа Т. Толстой «Сюжет» найти аллюзивные включения и определить их роль.

(В приведенном ниже отрывке уже отмечены найденные автором работы аллюзивные включения. Учащиеся 11 профильного филологического класса должны их найти и отметить сами. В классах, где литература преподается на базовом уровне, учитель может пометить включения, а учащимся должны определить претекст и объяснить, какую роль играют аллюзивные включения в данном тексте).

Т. Толстая Сюжет (фрагмент) [6]

Пушкину грезятся огни, стрельба, крики, Полтавский бой (1), ущелья Кавказа, поросшие мелким и жестким кустарником, один в вышине (2), топот медных копыт (3), карла в красном колпаке (4), Грибоедовская телега (5), ему мерещится прохлада пятигорских журчащих вод (6) - кто-то положил остужающую руку на горячечный лоб - Даль? - Даль. (7) Даль заволакивает дымом, кто-то падает, подстреленный, на лужайке, среди кавказских кустиков, мушмулы и каперсов (8); это он сам, убит, - к чему теперь рыданья, пустых похвал ненужный хор? (9)- шотландская луна (10) льет печальный свет на печальные поляны ( 11), поросшие развесистой клюквой (12) и могучей, до небес, морошкой (13); прекрасная калмычка (14) неистово, туберкулезно кашляя, - тварь дрожащая или право имеет? (15)- переламывает над его головой зеленую палочку (16) - гражданская казнь(17); что ты шьешь, калмычка? - Портка. - Кому? -Себя. (18) Еще ты дремлешь, друг прелестный? (19) Не спи, вставай, кудрявая!(20) Бессмысленный и беспощадный (21) мужичок, наклонившись, что-то делает с железом (22),и свеча, при которой Пушкин, трепеща и проклиная, с отвращением читает полную обмана жизнь свою (23), колеблется на ветру. Собаки рвут младенца (24), и мальчики кровавые в глазах (25). Расстрелять, - тихо и убежденно говорит он, - ибо я перестал слышать музыку (26), румынский оркестр и песни Грузии печальной(27), и мне на плечи кидается анчар (28), но не волк я по крови своей (29) и в горло я успел воткнуть и там два раза повернуть (30). Встал, жену убил, сонных зарубил своих малюток (31). Гул затих, я вышел на подмостки (32), я вышел рано, до звезды, (33) был, давесь вышел, из дому вышел человек с дубинкой и мешком(34). Пушкин выходит из дома босиком, под мышкой сапоги, в сапогах дневники (35). Так души смотрят с высоты на ими сброшенное тело (36). Дневник писателя (37). Записки сумасшедшего (38).Записки из Мертвого дома (39). Ученые записки Географического общества (40). Я синим пламенем пройду в душе народа, я красным пламенем пройду по городам (41). Рыбки плавают в кармане, впереди неясен путь (42). Что ты там строишь, кому? (43) Это, барин, дом казенный, Александровский централ (44). И музыка, музыка, музыкавплетается в пенье мое (45). И назовет меня всяк сущий в ней язык (46). Еду ли ночьюпо улице темной (47), то в кибитке, то в карете (48), то в вагоне из-под устриц (49), ich sterbe (50), - не тот это город, и полночь не та (51). Много разбойники пролили крови честных христиан! (52) Конь, голубчик, послушай меня... Р, О, С, - нет, я букв не

различаю...(53) И понял вдруг, что я в аду (54).


Прочтение аллюзивных включений.

  1. Поэма «Полтавский бой» А.С. Пушкин.

  2. Стихотворение «Кавказ» А.С. Пушкин. («Кавказ подо мною. Один в вышине /Стою над снегами у края стремнины»).

  3. Поэма «Медный всадник» А.С. Пушкин. («И во всю ночь безумец бедный / Куда стопы ни обращал, / За ним повсюду Всадник Медный /С тяжелым топотом скакал»).

  4. Поэма «Руслан и Людмила» А.С. Пушкин («Уж он приближился: тогда / Княжна с постели соскочила, / Седого карлу за колпак /Рукою быстрой ухватила»)

  5. «Путешествие в Арзрум» А.С. Пушкин. (« Я ехал один в цветущей пустыне, окруженной издали горами… Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» – спросил я их. – «Из Тегерана». – «Что вы везете?» – «Грибоеда». Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис»)

  6. Пушкин жил в 1829 году в Пятигорске по пути на Кавказский фронт и по возвращении оттуда (эта поездка описана в «Путешествии в Арзрум»). А впервые поэт побывал на Горячих Водах в 1820 году.

  7. В.И. Даль - русский учёный, писатель и лексикограф, составитель «Толкового словаря живого великорусского языка». У постели Пушкина В.И. Даль провел около суток. Пушкин держал Даля за руку и впервые обращается к Далю на "ты", до этого они были на "вы".

  8. Дуэль М.Ю. Лермонтова с Н.С. Мартыновым состоялась во вторник 15 июля 1841 г. близ Пятигорска, у подножия горы Машук. Лермонтов был убит выстрелом в грудь навылет.

  9. Стихотворение «Смерть поэта». М.Ю. Лермонтов («Убит!.. к чему теперь рыданья, / Пустых похвал ненужный хор…»).

  10. Предки Лермонтова – выходцы из Шотландии: в исторических архивах упоминается имя Георга Лермонта, от одного из внуков которого – Евтихия Стольника – берут своё начало русские Лермонтовы.

  11. Стихотворение «Зимняя дорога» А.С. Пушкин («Сквозь волнистые туманы / Пробирается луна, /На печальные поляны /Льет печально свет она»)

  12. Идиоматическое выражение, обозначающее вымыслы, ложные стереотипы, искажённые представления, вздорные и нелепые выдумки. Выражение обычно употребляется в язвительно-ироническом смысле, чаще всего о бытующих среди иностранцев домыслах о России и русских: о жизни, культуре, истории, языке. Идиома содержит в себе оксюморон, который заключается в том, что низкорослый (2—3 см) стелющийся по земле кустик клюквы никак не может быть развесистым.

Толковый словарь Ожегова определяет это выражение как ироничное — о чём-нибудь совершенно неправдоподобном и обнаруживающем полное незнакомство с предметом.

  1. Алексей Малиновский – директор архива Пушкина: «Незадолго до смерти ему захотелось морошки. Наскоро послали за этой ягодой. Он с большим нетерпением ее ожидал и несколько раз повторял:

Морошки, морошки.

Наконец привезли морошку.

Позовите жену, – сказал Пушкин, – пусть она меня кормит.

Он съел две-три ягодки, проглотил несколько ложечек соку морошки, сказал – довольно, и отослал жену. Лицо его выражало спокойствие. Это обмануло несчастную его жену; выходя, она сказала мне: «Вот увидите, что он будет жив, он не умрет».


  1. Стихотворение «Калмычке» А.С. Пушкин («Прощай, любезная калмычка!... Ровно полчаса, /Пока коней мне запрягали,/ Мне ум и сердце занимали /Твой взор и дикая краса»).

  2. Роман «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевский («Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею…»)

  3. «Исповедь» Л. Толстой. Зеленая палочка. («Муравейное братство было открыто нам, но главная тайна о том, как сделать, чтобы все люди не знали никаких несчастий, никогда не ссорились и не сердились, а были бы постоянно счастливы, эта тайна была, как он нам говорил, написана им на зеленой палочке, и палочка эта зарыта у дороги, на краю оврага старого Заказа, в том месте, в котором я, так как надо же где-нибудь зарыть мой труп, просил в память Николеньки закопать меня»).

  4. Гражда́нская казнь в Российской империи и других странах — один из видов позорящего наказания в XVIII—XIX веках. Её обряд состоял в публичном унижении наказуемого с преломлением шпаги над головой в знак лишения всех прав состояния (чинов, сословных привилегий, прав собственности, родительских и пр.) Гражданской казни были подвергнуты Ф.М. Достоевский и Н.Г. Чернышевский.

  5. «Путешествие в Арзрум» А.С. Пушкин.

  6. «Зимнее утро» А.С. Пушкин

  7. «Песня о встречном» из к/ф «Встречный», стихи В. Корнилова.

  8. «Капитанская дочка» А.С. Пушкин ( «Не приведи Бог видеть русский бунтбессмысленный и беспощадный»)

  9. «Анна Каренина» Л.Н. Толстой.

  10. «Воспоминание» А.С. Пушкин («И с отвращением читая жизнь мою, / Я трепещу и проклинаю, / И горько жалуюсь, и горько слезы лью, / Но строк печальных не смываю).

  11. Ф. Достоевский, «Братья Карамазовы» («Псы растерзали ребенка в клочки»)

  12. А. Пушкин, «Борис Годунов» (…И всё тошнит, и голова кружится,/ И мальчики кровавые в глазах)

  13. После «Двенадцати» А. Блок запишет в своем дневнике. Я «перестал слышать музыку»,

  14. А. Пушкин. «Не пой, красавица, при мне / Ты песен Грузии печальной».

  15. А. С. Пушкин, «Анчар».

  16. О. Мандельштам «За гремучую доблесть…» (« Мне на плечи кидается век-волкодав,/ Но не волк я по крови своей.»)

  17. М. Лермонтов, «Мцыри» (В горло я успел воткнуть и там два раза повернуть...»)

  18. И. Бунин «(*360)» («Встал, жену убил,/ Сонных зарубил своих малюток, /И пошел в туретчину, и был /В Цареграде через сорок суток»).

  19. Б. Пастернак, «Гамлет» («Гул затих, я вышел на подмостки…)

  20. А. Пушкин, «Свободы сеятель пустынный...» («Я вышел рано, до звезды…»)

  21. Д. Хармс («Из дому вышел человек с дубинкой и мешком»)

  22. Из биографии Л.Н. Толстого

  23. Ф. Тютчев, «Она сидела на полу...»

  24. «Дневник писателя» — сборник произведений Фёдора Михайловича Достоевского, выходивший в 1873—1881 годах.

  25. Н.В. Гоголь Рассказ «Записки сумасшедшего».

  26. Ф.М. Достоевский. Повесть «Записки из мертвого дома»

  27. Записки Императорского Русского географического общества — издавались в столице Российской империи городе Санкт-Петербурге с 1846.

  28. М. Волошин. «Ангел мщения» («…Я синим пламенем пройду в душе народа, / Я красным пламенем пройду по городам»)

  29. Н.М. Олейников «Надклассовое послание» («Неприятно в океане/ Почему-либо тонуть./ Рыбки плавают в кармане,/ Впереди - неясен путь)

  30. В.Я. Брюсов «Каменщик»

  31. Русская народная песня («Ты скажи-ка мне, голубчик, Что за дом такой стоит? Кто владелец тому дому? Как фамилия гласит?" "Это, барин, дом казённый Александровский централ»)

  32. В.Х. Ходасевич «Баллада».

  33. А. С. Пушкин «Памятник»

  34. А.Н. Некрасов «Еду ли ночью…»

  35. А.С. Пушкин «Дорожные жалобы»

  36. Прах А.П. Чехова был перевезен в Москву в вагоне из-под устриц М. Горький - Е.П. Пешковой 12.06.1904г. Москва. («…Антон Павлович, которого коробило все пошлое и вульгарное, был привезен в вагоне «для перевозки свежих устриц» и похоронен рядом с могилой вдовы казака Ольги Кукареткиной»).

  37. Знаменитое Ich sterbe (я умираю /немецкий язык/) было одной из последних фраз Чехова перед кончиной.

  38. Б. Пастернак «Метель»

  39. Н.А. Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»

  40. В.В. Набоков «7 стихотворений» (6) («…"Читай, читай!" -- кричит мне кровь моя: Р,О,С, – нет, я букв не различаю».)

  41. В.В. Набоков «К России»

Роль аллюзивных включений.

Перед нами фрагмент текста рассказа – описание больного бреда смертельно раненого Пушкина. Очевидно, что это игра с этим сюжетом, известным практически каждому русскому. А, действительно, ведь могло быть и иначе: Александр Сергеевич поболел бы и выздоровел…Это фантастическое допущение дает автору возможность фантазировать, совмещать несовместимое. Пушкин – поэт, и даже бред в его голове, воспаленной, горячей, естественно поэтический, а как же иначе? Прием аллюзивных включений - один из основных приёмов интертекстуальности - становится основным в данном эпизоде. Сразу бросается в глаза, что текст почти полностью состоит из цитат, причем большая их часть – из произведений, которых Пушкин не мог знать. Эти поздние цитаты и отсылки тончайшим образом сплетены с цитатами из произведений самого Пушкина, и неожиданность сочетаний изумляет (строчка из пушкинского «Зимнего утра» плавно перетекает в веселый призыв из советской песни, за которым следует изображение кровавых событий и видений), а то и смешит, несмотря на трагичность описываемой ситуации.

По какому принципу сцеплены цитаты? Какую идею можно обнаружить в данном фрагменте? Это и хронологический принцип, и размышления о судьбе поэта в России, и судьба русской литературы в целом, её прошлое и будущее, её кровная связь с судьбой России, это утверждение гениальности Пушкина, в котором было действительно «наше всё», поэтому он «бредит» строчками Пастернака, и Мандельштама, и Волошина, и Набокова, мыслями Достоевского и Толстого, которым еще только предстоит родиться.

После того, как прием аллюзивных включений понят учащимися, им можно предложить написать эссе в форме интертекста, предложив любой «сквозной» образ. Это может быть индивидуальная самостоятельная работа, а может быть групповое творчество (та и другая форма принимается ребятами с удовольствием), работа может быть дана в качестве домашнего задания или может быть выполнена на уроке. Текст, созданный учащимися, можно предлагать (отредактировав) в качестве задания другим учащимся.

Привожу пример выполнения такого задания. Предложенный образ – ветер. Работа проводилась в феврале 2009 года.

Февраль. Метет, метет по всей земле! Ветер на всем белом свете! Ветер! Ты могуч, ты гоняешь стаи туч, гордо реешь на просторе… Принеси из своего далека песни весенней намек! Спой нам, ветер, про синие горы, где лежит ночная мгла и шумит Арагва. Спой про море, где гордо реет буревестник черной молнии подобный. Про грозу в начале мая, про вечер румяный и утра час златой. Про желтеющую ниву, серебро и колыханье сонного ручья. Ветер перемен, наколдуй весну, принеси её на своем крыле. Расскажи, что лес проснулся, весь проснулся, веткой каждой… Пусть сорвутся в лужи обугленные груши грачей! Пусть будет в небесах торжественно и чудно! Пусть будет слышен шорох снов и шелест новостей и истин! Пусть сойдет с ума природа! Пусть придет весна! Весна, весна, пора любви!


Данный текст – результат групповой работы на уроке (15 минут) – содержит 18 аллюзий, ссылки на тексты Пастернака и Блока, Цоя и Пушкина, Лермонтова и Горького, Тютчева и Фета, М. Тарковского и Лебедева-Кумача. Это показатель литературного кругозора старшеклассников на пороге окончания школы. Это показатель компетентности. И этот результат дает работа над анализом аллюзивных включений как элементом литературоведческого анализа художественного текста на уроке литературы.

Библиографический список.

  1. Папкина, Д. С. Типы литературных аллюзий [Электронный ресурс] / Д.С. Папкина. http://www.dslib.net/literatura-mira

  2. Северянин, И. Классические розы [Текст] / И. Северянин – Ананасы в шампанском. – М.: Книга, 1991.-144с

  3. Мятлев, И.П. Розы [Электронный ресурс] / И.П. Мятлев. http://stihi-russkih-poetov.ru/poems/ivan-myatlev-rozy

  4. Тургенев, И.С. Стихотворения в прозе [Текст]/ И.С. Тургенев. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. – М.: Библиотека Огонёк, 1968.-519с.

  5. Романов, К.К. Розы [Электронный ресурс]/ К.Р. http://rupoem.ru/kr/vo-dni-nadezhdy.aspx

  6. Толстая, Т. Любишь – не любишь [Текст]/ Т. Толстая. Рассказы – М.: Оникс, ОЛМА-ПРЕСС, 1997.-384с










14



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Автор
Дата добавления 06.10.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров196
Номер материала ДВ-033725
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх