340280
столько раз учителя, ученики и родители
посетили сайт «Инфоурок»
за прошедшие 24 часа
+Добавить материал
и получить бесплатное
свидетельство о публикации
в СМИ №ФС77-60625 от 20.01.2015
Дистанционные курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации для педагогов

Дистанционные курсы для педагогов - курсы профессиональной переподготовки от 6.900 руб.;
- курсы повышения квалификации от 1.500 руб.
Престижные документы для аттестации

ВЫБРАТЬ КУРС СО СКИДКОЙ 50%

ВНИМАНИЕ: Скидка действует ТОЛЬКО сейчас!

(Лицензия на осуществление образовательной деятельности № 5201 выдана ООО "Инфоурок")

ИнфоурокРусский языкКонспектыДаже цветы на Родине пахнут....

Даже цветы на Родине пахнут....

библиотека
материалов
Скачать материал целиком можно бесплатно по ссылке внизу страницы.

ВКО Шемонаихинский район

С.Выдриха ул.Иванова №1

КГУ «Выдрихинский комплекс

«Общеобразовательная средняя

школа – детский сад» имени А.С.Иванова»

Телефон: 74-1-41; 98-2-00.



Сочинение

«Даже цветы на Родине пахнут по – иному…»(Тема тоски по Родине в творчестве русских писателей 19-20 веков).



Выполнила : ученица 8 класса

Каликулина Зарина Викторовна.

Учитель-консультант:

Жукова Ольга Леонидовна.





2013 год.

И какая-то огромная мощь чудиться мне там, на родине, какая-то животворная сила, которой надо коснуться, чтобы обрести утраченный напор в крови. Видно, та жизнеспособность, та стойкость духа , которую принесли туда наши предки, живёт там с людьми и поныне, и не зря вериться, что родной воздух, родная речь, песня, знакомая с детства, ласковое слово матери врачуют душу…

В.М.Шукшин.

ПЛАН.

I Что же такое Родина?

II «Даже цветы на Родине пахнут по-иному..»(Тема тоски по Родине в творчестве русских писателей 19-20 веков.)

1.Творчество И.А.Бунина в эмиграции :

а)детские воспоминания о России;

б)рассказ «Косцы» « не рассказ, а светлое озеро, какой-то Светлояр»;

в) «Жизнь Арсеньева» -огромное полотно, запечатлевшее старую Россию;

г) стихи, написанные в эмиграции, пронизаны чувством одиночества и

тоски по России.

2. Василий Макарович Шукшин - мастер народного слова и искренний почитатель родной земли:

а) «Василий Макарович – вылитая его… родная сторона»;

б) Молитва о Родине.

3. Анатолий Степанович Иванов - писатель-земляк:

а)Воспоминания о детстве и юности;

б) Работа в газете «Прииртышская правда» ;

в)Все произведения писателя наполнены теплом к своим землякам;

г) Выдрихинцы о Иванове.

д) «Земля моя» -символ всей жизни и творчества А.С.Иванова.

III Родина — это память сердца обо всем, что было и со мной, и с моим народом.

Родина! Какое торжественное и всеобъемлющее слово! Родина!.. Всех с детства учат, что Родину надо любить, ее защищать надо, гордиться ею обязательно. Вроде бы любить, защищать и гордиться правильно. Только что же такое Родина? Я вспомнила Сергея Бодрова - младшего, который в "Брате" цитировал стих Орлова:

Я узнал, что у меня
Есть огpомная семья —
И тpопинка, и лесок,
В поле каждый колосок!

Речка, небо голубое —
Это все мое, pодное!
Это Родина моя!
Всех люблю на свете я!

Значит Родина - это природа? Если Родина не природа, то тогда уж точно она кусок земли, обведенный на контурных картах. Но это грубо, без любви и гордости. Может быть, Родина - это люди определенной национальности, с определенным менталитетом? Или Родина - это та страна, чье гражданство ты имеешь? Нет!..Кажется все не то…
Родина!. Все говорят об этом, но что же подразумевается под этим словом? Место , где ты появился на свет? Страна, где прошло твоё детство? Или, быть может, где ты встретишь старость? Уже теплее , ближе сердцу…И все же , Родина определяется не только местом жительства и рождения. Настоящая Родина - это место, где человек чувствует себя частью этого места. Та страна, куда человек стремится возвращаться независимо от возраста и обстоятельств. Родина - тот уголок, который мы хотим сберечь, защитить, сохранить. Там, где нам хорошо и свободно. Где мы можем быть самим собой. Защищать и любить Родину - это обязанность каждого человека. И не национальность или место проживания определяет это, а внутренние ощущения. . Ведь не случайно писатели , пережившие в своей жизни разлуку с родиной, писали такие проникновенные слова : «Даже цветы на Родине пахнут по-иному. Их аромат более сильный, более пряный, чем аромат цветов за границей».Это Александр Куприн. И еще И.Тургенев: «Родина без каждого нас обойтись может, но никто из нас без неё не может обойтись. Горе тому, кто это думает, вдвойне горе тому, кто действительно без неё обходится.»

Родина- главный образ в творчестве каждого писателя. Это та святыня, которую пронесли они в сердце своем до последнего дыхания, до последней минуты…Но жизнь каждого складывалась по-разному : одни навсегда покидали её и никогда в жизни не возвращались к ней, даже после смерти. Другие уезжали и возвращались неоднократно подышать её воздухом, набраться сил от родной земли. Но ни те и ни другие никогда не забывали её…


Одним из тех, кто навсегда покинул Родину, является Иван Алексеевич Бунин. А.Архангельский пишет : « В чьих-то воспоминаниях об Иване Алексеевиче Бунине сказано: … он жил так, будто нес перед собой свечу. Это не значит, что был он молитвенно-праведен, жертвенно-стоек. Это значит лишь, что его умственному взору всегда предстоял образ трепещущей, золотистой, горячей земной красоты, подобный огоньку свечи, который делает теплым и живым пространство сумеречного мира, но который так легко загасить.» Собственно, вся первая половина его жизни, до февральского и октябрьского переворотов, была наполнена предчувствием краха того золотисто-солнечного, южно-теплого мира, который Бунин боготворил, а вторая посвящена тоскующему воспоминанию о нем.

Но « ни на какую благодарность, небесную и земную, ни за какую истину Бунин не согласился бы поменять эту всякую силу прелестной (и – прелестной) женственности соразмерного мира и отречься от своего упоенного созерцания золотисто-теплой плоти бытья.» Он даже просил сжечь своё тело после кончины, ибо страшился телесного могильного безобразия больше, чем нарушения церковной традиции. Все обостренней год от года чувствуя свою связь с Россией, вырезая и подклеивая в альбом газетные сообщения с фронтов второй мировой, внимательно читая и немедленно откликаясь на все лучшее, что печаталось по ту сторону границы (Паустовский, Твардовский, Алексей Толстой…), он в конце концов принял решение не возвращаться. И мотивировал его не «идеологически», не «нравственно», не «житейски» (угроза лагеря, преследований и т. д.), а именно эстетически: «…попасть в Россию! А зачем? Старость уцелевших(и женщин, с которыми когда-то), кладбище всего, чем жил…».И в этом – весь Бунин.

Иван Алексеевич вспоминал: «Моя поездка в гимназию по забытой Чернасской дороге, удивление при словах отца, что «вороны живут несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил при татарах», упоминание отца о Мамае и разбойниках - все это пробудило во мне дремавшее чувство старины, родины, России. Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России, а не просто в Каменке... и я вдруг почувствовал эту Россию, почувствовал ее прошлое и настоящее, ее дикие, страшные и все же чем-то пленяющие особенности и свое кровное родство с ней… Очень русское было все то, среди чего жил я в мои отроческие годы…»

Покинув Россию в феврале 1920 года (через Одессу), Бунин через Константинополь, Софию и Белград попал в Париж, где и обосновался, проводя лето в городке Грас, 11 Приморских Альпах (в Грасе он находился и во время второй мировой войны).Однако воздействие эмиграции на творчество Бунина было более глубоким и последовательным. Он и прежде много и напряженно писал на те же темы - о кончине деревенской старухи или о полной драгоценных реликвий усадьбе посреди дворянского запустения. Однако все это было «до», а, следовательно, не несло в себе такой «личной», «от автора» идущей безысходности. Бунин не мог отделаться от мыслей о России. Как бы далеко от нее он ни жил, Россия была не отторжима от него. Однако это была отодвинутая Россия, не та, что раньше начиналась за окном, выходящим в сад; она была и словно не была, все в ней встало под вопрос и испытание. В ответ на боль и сомнение в образе отодвинутой России стало яснее проступать то русское, что не могло исчезнуть и должно было идти из прошлого дальше. . «Была когда-то Россия,- стал писать он теперь с мрачной убежденностью, что, вот, мол, и нет ее,- был снежный уездный городишко, была масленица - и бал гимназистки Саши...» («Подснежник»). Или: «Давным-давно, тысячу лет тому назад, жил да был вместе со мной на Арбате...» («Далекое») И начинал рассказывать, что же было. « И вдруг тысяча лет превращалась в два часа, от которых мы только что отошли, или пропали совсем, потому что читатель убеждался: то прекрасное, что Бунину удалось вскрыть под житейским течением в прошлом, не прервал ось и не закончилось - оно было знакомо, только не в тех формах, какие Бунин мог знать.».

Трудно представить себе, например, что-нибудь столь просветленное, как его «Косцы» (1921). Это рассказ тоже с взглядом издалека и на что-то само по себе будто малозначительное: идут в березовом лесу пришлые на Орловщину рязанские косцы, косят и поют. Но опять-таки « Бунину удалось разглядеть в одном моменте безмерное и далекое, со всей Россией связанное; небольшое пространство заполнилось, и получился не рассказ, а светлое озеро, какой-то Светлояр, в котором отражается великий град. Тем резче ложится траурная черта, повторяющая уже знакомые нам мотивы «конца», гибели России: «Отказались от нас наши древние заступники, разбежались рыскучие звери, разлетелись вещие птицы, свернулись самобраные скатерти, поруган молитвы и заклятия, иссохла Мать-Сыра-Земля, иссякли животворные ключи - и настал конец, предел Божьему прощению...»

В рассказе «Косцы» Бунин тонко отметил особое, слегка отдающее «притворством» народное чувство: «Ты прости, прощай, родимая сторонушка! - говорил человек - и знал, что всё-таки нет ему подлинной разлуки с ней, с родиной, что куда бы ни забросила его доля, всё будет с ним родное небо, а вокруг – беспредельная родная Русь, гибельная для него, балованного, разве только своей свободой, простором и сказочным богатством».

3а годы одиночества, воспоминаний и «медленного забвения» в творчестве И.А.Бунина произошла концентрация внимания на нескольких «первородных» проблемах - любви, смерти, памяти о России. Но русский язык, тот самый, который поддерживал «в дни тяжких сомнений о судьбах родины» и Тургенева, остался при нем и продолжал быть лучшим проявлением его таланта. В бунинской речи сохранялось и продолжало совершенствоваться искусство описаний, то самое, которое признал Лев Толстой, читая его раннюю прозу («идет дождик,- И так написано, что и Тургенев не написал бы так, а уж обо мне и говорить нечего»). И хотя Бунин не слышал этого от него, «дождики» и теперь продолжали изумлять читателя…

Но где-то внутри его уже готовилась и выступала вперед «Жизнь Арсеньева» (1927-1937),огромное полотно, запечатлевшее старую Россию. «Жизнь Арсеньева» не просто лирический дневник далеких, безвозвратно отошедших дней. Первые детские впечатления и впечатления отрочества, жизнь в усадьбе и учеба в гимназии, картины русской природы быт нищающего дворянства - служат лишь канвой для философской, религиозной и этической концепции Бунина. Автобиографический материал преображен писателем столь сильно, что книга эта смыкается с рассказами того цикла, в которых художественно осмысляются вечные проблемы - жизнь, любовь, смерть.

Размышляя о той национальной гордости, какая от века присуща русскому человеку, Бунин вопрошает: «Куда она девалась позже, когда Россия гибла? Как не отстояли мы всего того, что так гордо называли мы русским, в силе правде чего мы, казалось, были так уверены?» Настойчиво повторяя мысль о «конце» России, «погибшей на наших глазах в такой волшебно краткий срок», он всем художественным строем романа опровергает собственный мрачный вывод.Усадьба, полевое раздолье, старый русский уездный городок (где гимназист Алексей Арсеньев живет «на хлебах» у мещанина Ростовцева), дни великопостной Учебы, постоялые дворы, трактиры, цирк, городской сад, напоенный тонким запахом цветов, которые назывались просто «табак». Крым, Харьков, Орел, Полтава, Москва-Первопрестольная,- из множества миниатюр складывается огромная мозаичная картина России. Любовь к родной стране, преклонение перед ней звучат и в словах отца героя Александра Сергеевича (которому совсем не случайно Бунин дал имя и отчество Пушкина), и в переживаниях сурового Ростовцева, который, слушая стихи Никитина «Под большим шатром голубых небес...» «только сжимал челюсти и бледнел».

А какие пейзажи возникают на страницах «Жизни Арсеньева», как чувствует и окликается писатель на малейшее движение в жизни природы! По Бунину, эта черта тоже национальная: «первобытно подвержен русский человек природным влияниям». Описания природы в романе таковы, что многие отрывки просятся в песню, пленяют звучностью и благородством языка. Характерно, что природа и человек у Бунина неотделимы : человек растворен в природе.

Конец отрочества и начало юности Арсеньева, с первым цветением любви и первым посещеньем его музой переданы с помощью развернутой параллели: «Удивителен весенний расцвет дерева. А как он удивителен, если весна дружная, счастливая! Тогда-то незримое, что неустанно идет в нем, проявляется, делается зримым особенно чудесно. Взглянув на дерево однажды утром, поражаешься обилию почек, покрывших его за ночь. А еще через некий срок внезапно лопаются почки – и черный узор сучьев сразу осыпают несметные ярко-зеленые мушки. А там надвигается первая туча, гремит первый гром, свергается первый теплый ливень и опять, еще раз совершается диво: дерево стало уже так темно, так пышно... Нечто подобное произошло и со мной в то время». Время уничтожило все - страсть, любовь, ревность, соперничество. Героям остается пожелать друг другу покойной ночи. Слово «покойной», как стук гвоздя в крышку гроба, завершает рассказ.

В 1933 году И.А.Бунин первым среди русских писателей был удостоен Нобелевской премии в области литературы (позднее ее получили Б. Пастернак, А. Солженицын, М. Шолохов и поэт И. Бродский). В официальном сообщении говорилось: «Решением Шведской академии от 9 ноября1933 года Нобелевская премия по литературе присуждена Ивану Бунин уза строгий артистический талант, с которым он воссоздал в литературной прозе типично русский характер». Не малую роль в этом событии сыграло появление первых четырех книг «Жизни Арсеньева».

Нельзя забывать, что Бунин не только прозаик, но и поэт…И как поэт Бунин, безусловно, оттачивал и совершенствовал свой дар, однако здесь ,вдали от родины, муза-вдохновение посещала его нечасто. Немногочисленные стихи, написанные в эмиграции, пронизаны чувством одиночества, бездомности и тоски по России:

У птицы есть гнездо, у зверя есть нора.

Как горько было сердцу молодому,

Когда я уходил с отцовского двора,

Сказать прости родному дому!

У зверя есть нора, у птицы есть гнездо.

Как бьется сердце, горестно и громко,

Когда вхожу, крестясь, в чужой, наемный дом

С своей уж ветхою котомкой!

Была эмиграция, но была ли разлука с Родиной в судьбе Бунина, сохранившего, к изумлению многих, до конца дней редкую память и слух на родную речь? Может быть, разлуки-то, последнего прощания, вовсе и не было?

Годы, проведённые писателем на чужбине, вдали от Родины, ещё более убедили его в том, как драгоценны все впечатления, не отмеченные детством. В 1947 году в письме к Н. Д. Телешеву Бунин сообщает о той радости, которую дало ему чтение поэмы «Василий Тёркин» А. Твардовского, рассказа К. Паустовского. «Корчма на Брагинке»... Жив язык - «необыкновенный, народный, солдатский язык – ни сучка ни задоринки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературно-пошлого слова» - значит, жив народный характер строителя и защитника величественной Родины. Новые издания Бунина в нашей стране – это возвращение замечательного художника на родину, на землю, давшую ему замечательный дар живописца словом.

Возвращаясь к вступлению, хочу напомнить о другой группе писателей, которые уезжали и возвращались неоднократно подышать её воздухом, набраться сил от родной земли. Особое место среди них занимают Василий Макарович Шукшин и Анатолий Степанович Иванов.   Их   своеобразное творчество привлекало и будет привлекать сотни тысяч читателей не только в нашей стране, но и за рубежом. Ведь редко можно встретить такого мастера народного слова, такого искреннего почитателя родной земли, какими были эти выдающиеся писатели. 

Василий Макарович Шукшин родился в 1929 году в селе Сростки Алтайского края. И на всю жизнь будущего писателя наложили отпечаток красота и суровость тех мест. Старинное сибирское село Сростки, которое раскинулось между Чуйским трактом и зеленоглазой красавицей Катунью. Сростки не просто библиографическое, анкетное «место рождения» Василия Макаровича. Именно здесь произошло возникновение и формирование настоящего артистического его мировоззрения, которое было неотрывно от родной земли. 
Прекрасны, привольны родные края Шукшина, столько в них дивной мощи, заметной и в людях, его земляках. Эти люди очень похожи на него самого: голосом, повадками. Не даром существует в народе такая пословица: «Что ни город, то норов». Весь творческий путь Шукшина, его удивительное обаяние, знания и жизненный опыт, его достижения глубоко связаны с любовью к Родине, к родной земле, к землякам, их радостям и горестям: «Мое ли это – моя Родина, где я родился и вырос? Мое. Говорю это с чувством глубокой правоты, ибо всю жизнь мою несу Родину в душе, люблю ее, жив ею, она придает мне силы, когда случается трудно и горько…» 
«Малая родина» Шукшина стала живительным источником всех видов искусства, присущих его творчеству. На горе Пикет во время шукшинских чтений писатель Виктор Астафьев сказал: «Я все время пытался, когда встречался с Василием Макаровичем, представить, на что же он похож обликом своим, характером, своим нравственным поведением, своей мужественной и суровой внешностью? И только сегодня понял, что Василий Макарович – вылитая его, так сказать, родная сторона, вот то место, где мы сейчас с вами находимся». 
Из воспоминаний ответственного секретаря бийской районной газеты «Ленинский путь» Александра Павловича Лукиных: «Шукшин – человек среднего роста, почти изможденный, человек с лицом землистого цвета и глубоко спрятанными глазами. Интонация голоса, жесты, резкие, иногда смягчающиеся очертания скул. Лишь когда разговор заинтересовывал его, в глазах появлялся какой – то блеск – иногда задорный, иногда злой. Странный был и взгляд у этого человека. Вроде бы и на тебя смотрит, а кажется, что сквозь, куда - то дальше. Трудно было разговаривать под этим взглядом. Похоже, было, что Шукшин заранее знает все, о чем мы хотели спросить…» 
Он не щадил себя, умел задеть за живое, торопился, чтобы успеть сказать правду и успеть объединить, сблизить людей. «Никогда, ни разу в своей жизни я не позволил пожить расслабленно, развалившись, - писал Шукшин. – Вечно напряжен и собран». 
Гимном добру стало все его творчество. Энергия добра, сконцентрированная в произведениях Шукшина, вливаясь в человеческую душу, помогает людям выстоять духовно и физически. Вот, именно, это нам нужно в наше непростое время. Из воспоминаний земляка Василия Макаровича, киноактера Алексея Ванина, сыгравшего главные роли в фильмах «Ваш сын и брат» и «Калина красная»: «Однажды я попал в больницу. Смотрю, сосед мой по койке читает Шукшина. А потом говорит мне: «Знаешь, я уже здесь давно. И сил уже не стало с болезнью бороться. Не помогают ни лекарства, ни процедуры. А вот читаю Шукшина и чувствую какой – то прилив сил. Чувствую, легче мне стало…» 
Василий Макарович является настоящим патриотом. Это человек, который всю жизнь любил и помнил то место, где родился, где прошло становление его характера, знакомство с землей, крестьянской жизнью. Ценно то, что он не только пронес эту любовь к родным местам в своем сердце, но и поделился с нами – читателями.

    Где брал материал для своих произведений писатель? Везде, где живут люди. Какой это материал, какие герои? Тот материал и те герои, которые раньше редко попадали в сферу искусства. И понадобилось, чтобы явился из глубин народных крупный талант, чтобы с любовью и уважением рассказал о своих земляках простую, строгую правду. А правда эта стала фактом искусства, вызвала любовь и уважение к самому автору
     Сам
Шукшин признавался: “Мне интереснее всего исследовать характер человека-недогматика, человека, не посаженного на науку поведения. Такой человек импульсивен, поддается порывам, следовательно, крайне естественен. Но у него всегда разумная душа”. Герои писателя действительно импульсивны и крайне естественны. И поступают так они в силу внутренних нравственных понятий, может ими самими еще не осознанных. У них обостренная реакция на унижение человека человеком. Эта реакция приобретает самые различные формы. Ведет иногда к самым неожиданным результатам. 

     Писал ли Шукшин о жестоких и мрачных собственниках Любавиных, вольнолюбивом мятежнике Степане Разине, стариках и старухах, рассказывал ли о разломе сеней, о неизбежном уходе человека и прощании его со всеми земными, ставил ли фильмы о Пашке Когольникове, Иване Расторгуеве, братьях Громовых, Егоре Прокудине, он изображал своих героев на фоне конкретных и обобщенных образов — дорогах, бесконечных пространствах пашни, родного дома, безвестных могил. Шукшин наполняет этот центральный образ всеобъемлющим содержанием, решая кардинальную проблему: что есть человек? В чем суть его бытия на Земле? Земное притяжение и влечение к земле — сильнейшее чувство земледельца. Земля — значимый образ в искусстве Шукшина: дом родной, пашня, степь, Родина, мать-сыра земля... Народно-образные ассоциации и восприятия создают цельную систему понятий национальных, исторических и философских: о бесконечности жизни и уходящей в прошлое цели поколений, о Родине, о духовных связях. Всеобъемлющий образ Родины становится центром всего творчества Шукшина.

Как-то в связи с фильмом «Печки-лавочки» он получил с родины, с Алтая, анонимное письмо. Письмецо короткое и убийственное: «Не бери пример с себя, не позорь свою землю и нас». Потом в газете «Алтайская правда» была напечатана рецензия на этот же фильм (он его снимал на Алтае), где, кроме прочих упреков фильму, был упрек Шукшину - как причинная связь с неудачей фильма: автор оторвался от жизни, не знает даже преобразований, какие произошли в его родном селе.… И ещё отзыв с родины: в газете «Бийский рабочий» фильм тоже разругали, в общем, за то же. И ещё потом были выступления в центральной печати, где фильм тоже поминался не добрым словом …По этому поводу В.Шукшин писал: « Сказать, что это я всё принял спокойно, значит, зачем-то скрыть правду. Правда же тут в том, что всё это, и письма, и рецензии, неожиданно и грустно. В фильм я вложил много труда (это, впрочем, не главное, халтура тоже не без труда создаётся), главное, я вложил в него мою любовь к родине, к Алтаю, какая живёт в сердце, - вот главное, и я думал, что это-то не останется незамеченным. Не стану кокетничать и говорить так: « Я задумался… Я спросил себя: может быть, они правы - я оторвался от родины?...» Нет, не стану. Но и доказывать, что я люблю родину и не оторвался от неё – тоже не стану, это никому не нужно. Но о родине сказать готов, это, впрочем, будет и о любви к ней, но только пусть не будет ни- каким доказательством…» Строки, которые я приведу далее, поразили меня до слез своей болью и искренностью. «Те, кому пришлось уехать (по самым разным причинам) с родины (понятно, что я имею в виду так называемую «малую родину») – а таких много,- невольно несут в душе некую обездоленность, чувство вины и грусть. С годами грусть слабеет, но совсем не проходит. Может, отсюда проистекает наше неловкое заискивание перед земляками, когда мы приезжаем к ним из больших «центров» в командировку или в отпуск. Не знаю, как другие, а я чего-то смущаюсь и заискиваю. Я вижу какое-то легкое раздражение и недовольство моих земляков чем-то, может, тем, что я – уехал, а теперь, видите ли, - приехал. Когда мне приходится читать очерки или рассказы приходится читать очерки или рассказы других писателей о том, как они побывали на родине, я с удивлением не нахожу у них вот этого вот мотива: что им пришлось слегка суетиться и заискивать. Или у них этого нету? Или они опускают это потом, вспоминая поездку?.. Не пойму. Я не могу отпустить это, потому что всякий раз спотыкаюсь о какую-то неловкость, даже мне бывает стыдно, что вот я – взял и уехал когда-то, куда-то… И вот всё вокруг вроде бы не моё родное, и я потерял право называть это своим. Я хотел бы в этом разобраться моё ли это – моя родина, где я родился и вырос? Моё. Говорю это с чувством глубокой правоты, ибо всю жизнь мою несу родину в душе, люблю её, жив ею, она придаёт мне силы, когда случается трудно и горько… Я не выговариваю себе это чувство, не извиняюсь за него перед земляками – оно моё, оно – я. Не стану же я объяснять кому бы то ни было, что я – есть на этом свете пока, это, простите за неуклюжесть, факт.»

Больше всего в родной своей избе он любил полати ,(не печку, а полати).С этим теплым семейным укладом у Шукшина связаны самые дорогие сердцу мысли: «Алтай – как если бы это мои родные полати из детства, особый, в высшей степени дорогой мир. Может, это потому (возвышение-то чудится), что село моё – на возвышении, в предгорье, а может, потому это, что с полатями связана неповторимая пора жизни… Трудно понять, но как где скажут «Алтай», так вздрогнешь, сердце лизнет до боли мгновенное горячее чувство, а в памяти – неизменно – полати. Когда буду помирать, если буду в сознании, в последний момент успею подумать о матери, о детях и о родине, которая живёт во мне. Дороже у меня нечего нет.» Наверное, я слишком углубилась в рассуждения Шукшина, но сказать лучше невозможно, комментировать нет смысла: простота, искренность и тоска вызывают непрошеную слезу. А последняя цитата, которую я приведу,- это молитва во благо той, что занимает все его мысли, что является смыслом: «Родина… Я живу с чувством, что когда- нибудь я вернусь на родину навсегда. Может быть, мне это нужно, думаю я, чтобы постоянно ощущать в себе житейский «запас прочности»: всегда есть куда вернуться, если станет невмоготу. Одно дело жить и бороться, когда есть куда вернуться, другое дело, когда отступать некуда. Я думаю, что русского человека во многом выручает сознание этого вот – есть ещё куда отступать, есть, где отдышаться, собраться с духом. И какая-то огромная мощь чудиться мне там, на родине, какая-то животворная сила, которой надо коснуться, чтобы обрести утраченный напор в крови. Видно, та жизнеспособность, та стойкость духа ,которую принесли туда наши предки, живёт там с людьми и поныне, и не зря вериться, что родной воздух, родная речь, песня, знакомая с детства, ласковое слово матери врачуют душу… И почему же живет в сердце мысль, что когда-то я останусь там навсегда? Когда? Ведь не похоже по жизни-то…. Отчего же? Может, потому, что она и живет постоянно в сердце, и образ её светлый погаснет со мной вместе. Видно, так. Благослови тебя, моя родина, труд и разум человеческий! Будь счастлива! Будешь ты счастлива, и я буду счастлив.»

С особой гордостью мне хочется рассказать о писателе-земляке А.С.Иванове, с особой гордостью, потому что я учусь в школе, которая носит его имя, потому что я живу в селе, где бывал писатель.

Анатолий Степанович Иванов (1928-1999гг.) родился в селе Шемонаиха Восточно-Казахстанской области. Детские и школьные годы были нелёгкими. Когда он учился во 2 классе, умер его отец. На руках у матери осталось трое малолетних ребят. Марфа Логиновна прилагала все силы, чтобы вырастить и воспитать свои детей, дать им образование. Много невзгод и лишений пришлось перетерпеть малолетним ребятишкам. «Младшая сестренка,- вспоминает Анатолий Степанович, - всегда торопилась из школы, чтобы отдать мне валенки, в которых я должен был идти в школу во вторую смену. Недостатки ощущались во всём, особенно трудно было в годы войны». Только благодаря упорству, настойчивости и большому трудолюбию Анатолию удалось успешно закончить в 1945 году среднюю школу, получить аттестат зрелости и продолжить своё образование в Казахстанском государственном университете на факультете журналистики.

В своей статье «Характер в романе», опубликованной в журнале «Вопросы литературы» [1974, №4], А. Иванов писал: «Я родился в Восточном Казахстане, граничащем с Сибирью, и село наше было типично сибирским, и я хорошо знал героев, о которых мне приходилось рассказывать, до мельчайших тайн и скрытностей. У меня не было никакой внутренней потребности дополнительно изучать материал, ибо все, что было с героями, зримо, рельефно, вполне очевидно стояло перед моими глазами. Я знал и характерные словечки, которыми обменивались персонажи» [1, V,363]. . «Там,- говорит писатель,- по укладу жизнь - сибирская, и люди сибирские .Там я жил до семнадцати лет, пока не окончил среднюю школу. Потом поступил учиться в Алма-Атинский университет на факультет журналистики. Окончив университет, пошел работать в семипалатинскую газету«Прииртышская правда». Поработал там один год и был призван в ряды Советской Армии. В армии служил сначала солдатом. Потом написал несколько корреспонденций в военную газету, куда меня и направили работать. После демобилизации офицером запаса я намеревался снова по ехать в Казахстан, но по пути задержался в Новосибирске, где мне предложили должность редактора газеты в Новосибирской области. И благодарю тот день и час, когда дал согласие, потому что это мне, в частности для романа, дало очень много .Работал в этой газете и разъезжал по районам, по колхозам. Вот тут у меня и зарождались первые замыслы, которые я пытался передать в своих paссказах».

Во время учебы в университете А.Иванов начал писать свои первые корреспонденции, статьи, очерки на страницах семипалатинской областной газеты «Прииртышская правда», где он проходил практику в 1948-1950 годы. С. Черных записал его воспоминания: «Я мечтал много писать сам, а вместо этого меня заставляли обрабатывать письма селькоров. Но вот и первое мое задание: написать заметку о строительстве семипалатинского суконного комбината. Наконец-то! Труд в эту заметку был вложен большой, сделано было все, чтобы читатели застыли от изумления. С каким нетерпением я ждал выхода газеты с моим материалом! Газета вышла, волнений читателей не замечал ось, благодарных звонков в редакцию не было. На очередной летучке завотделом редакции Павел Рожков встал и сказал: «А заметка о строительстве суконного комбината написана суконным языком...» Именно тогда, после этой злополучной заметки, я понял, какая это трудная штука - овладеть литературным языком»

Через много лет, будучи уже известным писателем, А.Иванов поздравлял газету с юбилейным номером. С. Черных разыскал этот номер, вышедший 27 ноября 1964 года, и нашел там корреспонденцию «Хорошая школа», где Анатолий Иванов пишет: «Годы, отданные «Прииртышской правде», считаю лучшими годами своей жизни...Сейчас, работая над отдельными произведениями, я, перечитывая написанное, каждый раз спрашиваю себя: не суконный ли язык получается? И частенько приходится переделывать куски и целые главы, искать те слова, которые наиболее полно и образно выразят мысль. К этому приучила меня «Прииртышская правда» .В этой газете А. Иванов проработал до 1951 года.

В многочисленных публицистических выступлениях Анатолий Иванов всегда с удовольствием рассказывал о своем родном крае. Вот отрывок из интервью, которое писатель дал газете «Советская культура»(1979, 29 июня),в роли собеседника Яков Петрович Цыкунов, земляк писателя, ученый, заведующий кафедрой русской литературы Усть-Каменогорского пединститута.:

- Село названое в «Вечном зове» Шантарой – ведь это ваша родина?

- Да, это бывшее село Шемонаиха в Казахстане. Там я родился, провел детство и юность

- А утес-то, утес за Убой? Здесь происходило все то, что описано в романе «Тени исчезают в полдень»? - допытывался Яков Петрович.- На этом утесе убили кулаки партизанку Марью Воронову?

--_ Здесь, здесь все происходило... Так было... Из llIемонаихинского волостного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов были и Марья Воронова и Захар Большаков из романа «Тени исчезают в полдень», в рядах Березовского партизанского отряда и 20-го Шемонаихинского полка бесстрашно сражались Поликарп Кружилин, Яков Алейников, Панкрат Назаров - персонажи из романа «Вечный зов». Эти литературные герои пришли на страницы моих книг из реальной действительности».

С какой теплотой и гордостью говорит Анатолий Иванов о своих земляках! Этим же чувством проникнут очерк «Преображение», опубликованный в газете «Правда» [1978, 6 ноября]: «Есть город такой - Шемонаиха. Не на всякой карте он обозначается, немногие знают о нем, а если кто и слышал, вряд ли укажет, где он находится. От Москвы скорым поездом ехать до Шемонаихи трое суток, а самолетом надо сперва около четырех часов лететь до Усть-Каменогорска, а потом еще два часа добираться на автомашине, ехать все на север, на север, мимо сел и поселков, ... мимо высокого каменного утеса, под отвесными стенами которого плещется озеро, до светлой реки Убы. И сразу за Убой, окаймленной каменистыми сопками, на склоне плодородной лощины и лежит небольшой городок Шемонаиха. Впрочем, Шемонаиху можно назвать Шантарой, а Убу - Светлихой или Громотухой - под такими названиями они описаны в моих романах «Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов». Шемонаиха - это моя родина, здесь я родился, здесь научился различать волнующие запахи распаханной весенней земли и росных летних лугов, раскаленных зноем каменных гор и покрытых толстым снежным покровом полей, здесь впервые познал высочайшие взлеты человеческого духа и мрачные глубины нравственного падения людей.

О значимости для писателя этого очерка говорит то, что он включил его в свое пятитомное собрание сочинений. Очерк по законам жанра имеет хорошую документальную основу (дореволюционная и послереволюционная история Шемонаихи, события гражданской войны, развитие села в советскую эпоху и т. п.), В то же время сильно и лирическое начало, которое проявил ось в чувстве тихой радости от возвращения к родной земле: «Нынешняя осень на моей родине была сухой и теплой, вовремя были убраны поля, посеяны озимые, завершены все другие сельскохозяйственные работы. Под высоким чистым небом отдыхала работавшая все лето, теперь притихшая и отдыхавшая земля..»

Анатолий Степанович Иванов, наш земляк, автор известных романов и повестей: «Повитель», «Тени исчезают в полдень», «Вечный зов», «Жизнь на грешной земле», «Ермак» и других. Эпиграфом к роману «Тени исчезают в полдень» поставлена пословица: «Оттого молодец с лошади свалился, что мать криво посадила». Может быть, жёстоко подмечено, наверно, можно научиться держать в седле, но если посадка изначально крива.… Все персонажи Анатолия Иванова «уверенно и жизнелюбиво держатся в седле, но некоторые из них нет-нет, да и сверзятся с лошади, искалечатся душевно, а то и насмерть ушибутся. Об этом книги Анатолия Иванова, об этом и сама наша жизнь».

Перебираю материалы из личного фонда писателя, подаренные нашему школьному краеведческому музею: книги с дарственными надписями, письма, статьи, фотографии, документы. Просматриваю видеопленку, запечатлевшую Анатолия Степановича в один из приездов в наш город, и не верится, что этот великий человек наш земляк, уроженец нашей земли….

И в Выдриху Анатолий Степанович Иванов приезжал неоднократно, будучи уже известным писателем. Жители села помнят встречи с ним в 1978г. на праздновании 50-летия нашего колхоза и Шемонаихинского района. Дважды, в1979 г и 1980 г, Анатолий Степанович отдыхал в санатории «Уба» вместе с супругой Галиной Леонтьевной. В эти дни писатель встречался с выдрихинскими читателями в Доме культуры, бывали в домах наших односельчан, совершал прогулки в рощу, вдоль живописного берега Убы, встречался на полях с тружениками колхоза, живо интересовался делами хозяйства, жизнью и бытом выдрихинцев. Возможно, Анатолий Степанович бывал в Выдрихе и раньше, в годы детства и юности, но нам эти факты неизвестны.Торжества по случаю юбилея района совпали с торжествами в Выдрихе: праздновали также 50-летие колхоза имени Жданова, одного из крупнейших хозяйств Восточно-Казахстанской области. Председатель колхоза Николай Дмитриевич Галяпин сопровождал Анатолия Степановича во всех его поездках по району и области, принимал в Выдрихе. У них сложились добрые деловые и дружеские отношения, сохранившиеся во все последующие годы. В очерке «Преображение», написанном после поездки на родину в 1978 году,А.С Иванов пишет: «Да, здесь, в Шемонаихе и ее окрестностях, происходили все события, описанные в моих романах... Литературные герои пришли на страницы моих книг из реальной действительности. В председателе колхоза Панкрате Назарове из того же «Вечного зова» есть та великая и неистребимая любовь к земле, к сельскому труду, которую я наблюдал у руководителя колхоза имени Жданова Шемонаихинского района Н.Д.Галяпина…»Кто знает, может быть, и Выдриха входила в число окрестностей, ведь писатель, работая над своими произведениями, глубоко изучал историю и архивные материалы, касающиеся событий нескольких десятилетий ХХ века, совершившихся в селах и деревнях Шемонаихинского района.

Очень тепло вспоминает о встречах с А.С.Ивановым Николай Гаврилович Егорин - в 80-90-е годы председатель колхоза «Родина» в Выдрихе ( в прошлом колхоза им. Жданова) : «Впервые я увидел и познакомился с Анатолием Степановичем Ивановым на праздновании юбилея города Лениногорск. В дальнейшем у меня было еще 4 встречи с Анатолием Степановичем уже в Москве, в разные годы. Во время наших деловых поездок в Москву Анатолий Степанович всегда встречал нас в аэропорту Домодедово, принимал и у себя даче, и в московской квартире. Всегда отличался широким гостеприимством вместе с женой Галиной Леонтьевной. Живо интересовался проблемами села и колхоза. В наших совместных разговорах обсуждались дела в государстве, проблемы сельского хозяйства, будущее нашего края: в то время в высоких инстанциях в Москве готовились документы на проектировку застройки Выдрихи и Верх-Убы, Иванов в этом активно помогал. Анатолий Степанович всегда был внимателен к своим землякам. Предоставлял в наше распоряжение машину «Волга», устраивал жильё. Интересными были беседы в редакции журнала «Молодая гвардия», где он был главным редактором.»

Особенно он любит рассказывать случай о том, как, приехав в очередной раз в гости к Ивановым, привёз Анатолию Степановичу гостинец с родины – рамку мёда да мешочек гречки, как поздно вечером, когда вся семья Ивановых улеглась спать, они сидели вдвоём на кухне и варили гречневую кашу, как писатель жаловался: «В семье её никто не любит – только я один», как радовался тому, что хоть кто-то разделает его любовь к гречке. А потом они вдвоём с удовольствием уплетали только что сваренную кашу – такую горячую и вкусную, как щурился от удовольствия Анатолий Степанович, и не потому, что в Москве невозможно было купить гречку, а потому, что была она выращена на полях его родины – в Шемонаихе…

Умер А.С.Иванов далеко от малой Родины. Прах его покоится на Новодевичьем кладбище. На могиле хороший памятник: писатель размышляет под могучим дубом. Почитатель творчества Иванова Н.Архипов, жителб Усть-Каменогорска писал: «Дуб Анатолий Степанович очень любил. Дуб и вправду очень хорошее дерево, с потрясающе красивой кроной, крепким столбом и цепкими корнями. Все деревья хороши, вместе они составляют леса, лиственные, хвойные или смешанные, составляют перелески, сады, рощи, или аллеи, но дуб – очень настоящее дерево нет в нём мягкотелости липы или неустойчивости тополя, нет ломкости сосны или лиственницы, нет гибкости берёзы или ивы. Очень хорошее дерево дуб.»

Он, как никто другой, сумел в своих произведениях показать характер своих земляков – людей с сибирской прочностью в характере, людей, которые смогли выдержать все испытания, выпавшие на их долю в связи с колоссальным историческими сдвигами в стране. Они сумели сохранить в себе чистоту и яркость. Герои Анатолия Иванова – люди сильные, интересные, колоритные, запоминающиеся. Они умеют любить и ненавидеть, хранить верность и стоять до конца.

25 апреля 2008 года по российскому телевидению транслировалась передача «Линии судьбы». Её героями были кинорежиссеры Краснопольский и Усков. Они вспоминали, как возникли сложности с песней «Гляжу в озера синие», никак не получался припев, не состыковывался с музыкой. Тогда пригласили Иванова. Он послушал и моментально сказал: «Не хватает двух слов- «Земля моя».И правда, получилось удачно :

Не знаю счастья большего,

Чем жить одной судьбой.

Грустить с тобой, Земля моя,

И праздновать с тобой.

Эта фраза- «Земля моя» -символ всей жизни и творчества А.С.Иванова. Основной чертой Иванова – человека, патриота была преданность : преданность матери, преданность Родине, любимому делу, любимому краю. В последние годы жизни он часто выезжал за границу. И всегда говорил ,что там « вроде бы все хорошо- чисто, красиво, но через 2-3 дня такая тоска берет по родным кочкам и завалившимся заборам»…( Об А.С.Иванове могу писать очень много, потому что он для нас родной и любимый Человек).

И в заключение опять хочу вернуться к понятию «Родина». Я много перебрала высказываний о Родине, но наиболее близкими и понятными мне показались слова М. Цветаевой , которая будучи в эмиграции писала: «Родина не есть условность территории, а непреложность памяти и крови. Не быть в России, забыть Россию может бояться лишь тот, кто Россию мыслит вне себя. У кого она внутри — тот потеряет ее лишь вместе с жизнью». Она говорит о конкретном государстве, но , мне кажется, что эти слова символизируют суть понятия «родина» : . не быть на Родине , забыть Родину может бояться лишь тот, кто Родину мыслит вне себя. У кого она внутри — тот потеряет ее лишь вместе с жизнью».  .
В наше время, по-моему, очень важна эта цветаевская мысль. Когда нет единства ни внутри государства, ни между людьми, очень важно найти опору внутри себя и там же обрести свою родину. Родина для меня — это память о трагической истории моей страны и знание о тех проблемах, которые возникают в ней сейчас. Родина для меня — это родная культура и стремление ее сохранить. И, конечно, родина — это моё родное село, его улицы и переулки, его люди , Марьин утес и Мохнатуха, Уба и Выдрихинка ,зимы и весны, Иванов и Шукшин. Родина — это друзья и знакомые, моя семья. Родина — это память сердца обо всем, что было и со мной, и с моим народом.











Список литературы:

1.В.М.Шукшин. Слово о малой Родине. Всесоюзное творческо- производственное объединение «Киноцентр».М.,1989г. под редакцией М.Волоцкого.

2.В.Шукшин. До третьих петухов. М. «Эксмо-пресс»1999 г.

3.В.Горн. Прорваться в будущую Россию. М., «Эксмо-пресс»1999 г.

4.Литература Восточного Казахстана. История и современность. Выпуск 2.Усть-Каменогорск. Издательство ВКГУ им.Аманжолова.2005 г.

5.Борис Леонов . Зов жизни. М., «Советский писатель»1979 г.

6.Русские писатели – лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М., «Молодая гвардия» 1991 г. (Вступительная статья А.Архангельского).

7.И.А.Бунин. Повести и рассказы. М., «Русский язык»1990 г. (Вступительная статья В.Чалмаева)

8.Журнал «Литература в школе» №6 2003 г.

9. Журнал «Литература в школе» №4 2005 г.

10. Журнал «Литература в школе» №3 1989 г.

11.Материалы школьного литературно – краеведческого музея :

***А.С.Иванов. Очерк «Преображение».

***А.С.Иванов. Выдрихинские страницы.

***А.С.Иванов в воспоминаниях односельчан.

***С.Черных.Воспоминания о писателе.

*** Журнал «Вопросы литературы» 1974, №4,

12.И.А.Бунин. «Жизнь Арсеньева» . М., «Эксмо-пресс»2001 г









































http://go.mail.ru/imgpreview?key=http%3A//www.fourside.ru/images/bunin.jpg&mb=imgdb_preview_70&q=90&w=200http://www.litra.ru/public/photo/writer/00412511226942039212.jpgИ.А. Бунин В.М.Шукшин

Ivanov AS.jpgАнатолий Степанович Иванов.









Краткое описание документа:

историко-литературный очерк "Даже цветы на Родине пахнут по- иному..."(тема тоски по Родине в творчестве писателей 19-20 века) является конкурсной работой ученицы 8 класса каликулиной Зарины.работа заняла 2 место в областном конкурсе. Зарина проследила как раскрывается тема родины и тоска по родине в творчестве И.Бунина, А.Иванова и В.Шукшина. С особенным интересом рассказывается о Шукшине и Иванове.Более близким ей является творчество А.Иванова, так как это наш земляк, уроженец нашего района, его имя носит наша школа. Школьный музей широко известен не только в районе, но и в области.

 

Общая информация

Номер материала: 311327

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс «Русский для иностранцев»
Курс профессиональной переподготовки «Библиотечно-библиографические и информационные знания в педагогическом процессе»
Курс «Мерчендайзинг»
Курс повышения квалификации «Интеллектуальная собственность: авторское право, патенты, товарные знаки, бренды»
Курс «Инспектор по кадрам»
Курс повышения квалификации «Формирование компетенций межкультурной коммуникации в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Экономика: инструменты контроллинга»
Курс повышения квалификации «Деловой русский язык»
Курс профессиональной переподготовки «Организация маркетинга в туризме»
Курс повышения квалификации «Страхование и актуарные расчеты»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания русского языка как иностранного»
Курс профессиональной переподготовки «Организация технической поддержки клиентов при установке и эксплуатации информационно-коммуникационных систем»
Курс профессиональной переподготовки «Уголовно-правовые дисциплины: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.