Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Дидактический материал к уроку по литературе Андрей Белый

Дидактический материал к уроку по литературе Андрей Белый


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Дидактический материал к уроку по литературе

Подготовлено: Кузьменко Инна Николаевна

Учитель МБОУ «Петровская школа №2»

Красногвардейского района Республики Крым

Жизнь и творчество Андрея Белого – это яркий пример исканий себя и своего места во Вселенной, человека, желающего постичь само понятие «жизнь», пример преодоления границы между  рациональным (рассудок) и  иррациональным (духовность) внутри себя (сын знаменитого профессора математики, автора учебника по математике для гимназий, сам окончивший физико-математический факультет Московского университета и увлекшийся тайной познания бытия) и в своих произведениях (от символического восприятия действительности до прозрения того, что человек несовершенен, жесток и несчастен, что он не может принадлежать только себе, ему обязательно нужно быть частью «мы», соответствовать определенным запросам общества. Его поиски солнечного будущего, которое представят свободные люди, а высшей ценностью их будет любовь, были залиты кровью настоящего, которое уничтожало человека, заставляя либо принять действительность (рациональность) и смириться, либо жить в своем мире (иррациональность). Он творил и ходил на допросы в ЧК. Его иррациональное давало возможность не потерять рассудок).

Андрей Белый – человек, стремящийся и призывающий познать тайны Вселенной, но признавший свое поражение на пути познания жизни, трижды названный в некрологе гением, но гонимый при жизни, творчество которого упоминалось критиками советских и постсоветских времен, но не акцентировалось.


По словам Владислава Ходасевича, отец Андрея Белого, профессор математики Николай Бугаев, говорил: «Я надеюсь, что Боря выйдет лицом в мать, а умом в меня». Профессор был некрасив, но умён. Мать же красавица, икона стиля, но дура и истеричка. Сын оказался красивым и странным.

(Шохина Виктория. Андрей Белый: вечное возвращение. 80 лет назад скончался самый причудливый персонаж Серебряного века www.chaskor.ru/article/andrej_belyj_vechnoe_vozvrashchenie_20672)


  • Он называл себя «дитя Шопенгауэра», вычитывая у философа представление о художнике как о посреднике между двумя мирами.

  • Увлекался теософией Елены Блаватской,

  • Учением Канта, Риккерта, Ницше (перед началом Первой Мировой войны А. Белый посетил могилу Фридриха Ницше в деревушке Рёккен под Лейпцигом)

  • «Живым богом» был для него Владимир Соловьёв, объяснивший, что «всё видимое нами — / Только отблеск, только тени / От незримого очами».

  • Был учеником Рудольфа Штейнера, который в нач. ХХ века основал духовное движение антропософию, эзотерическую христианскую философию. Среди важных вопросов его «антропософии» – стремление доказать, что человеческое познание не имеет границ, а также то, человеческое существо – это тело, душа и дух; что существуют реинкарнация и карма, духовные влияния на эволюцию мира и историю. Цель эволюции человека — развитие взаимозависимых свойств любви и свободы.


Плодом анализа собственной жизни становится стихотворение «Маг», созданное в период с 1906 по 1908 годы. В нем автор словно бы подводит черту под прошлым, и в месте с тем очень четко осознает, что сам лишил себя будущего.

Себя поэт отождествляет с главным героем произведения, представая перед читателями в образ мага, который научился читать звезды и постиг тайну чисел. Однако этого оказалось совершенно недостаточно для того, чтобы обрести душевный покой, и теперь маг «повис над бездной ледяной». Андрей Белый осознает, что у него уже нет шансов вернуть прошлое исправить свои ошибки, которыми еще вчера он так гордился. Вместе с тем, у него нет и будущего, которое лишено любви, тепла и ласки. Под холодной бездной поэт подразумевает свое настоящее, в котором время словно бы остановилось, и теперь он словно одет «в мира хаос млечный, как в некий саван гробовой».

Упрекает себя в беспечности и высокомерии. Еще недавно ему казалось, что он способен управлять если и не всем миром, то хотя бы судьбами близких ему людей.

Но это оказалось совсем не так, потому что повелевать другими – удел Всевышнего. Даже маг, которому доступны тайны человеческой души, не в состоянии что-то изменить ни в своей, ни в чужой жизни. Ему остается лишь наблюдать за происходящим и констатировать, что он шел «люциферическим путем», т.е. против воли Создателя, нарушая все мыслимые и немыслимые заповеди и законы мироздания.

Именно в этом упрекает сам себя поэт, который четко осознает, что «в мире – ты, и ты – один». Он не в состоянии что-либо исправить, и вынужден лишь наблюдать, как проносятся мимо года и планеты, напоминая о скоротечности жизни, которая проходит бессмысленно и бестолково.


Андрей Белый (Бори́с Никола́евич Буга́ев; 14  октября 1880 год, Москва — 8 января 1934, там же) — русский писатель, поэт, критик, мемуарист, стиховед; один из ведущих деятелей русского символизма и модернизма в целом.

До двадцати шести лет жил в самом центре Москвы, на Арбате; в квартире, где он провёл детские и юношеские годы, в настоящее время действует мемориальная квартира; в доме родителей бывал Лев Толстой.

В 18911899 гг. учился в гимназии, в последних классах увлёкся буддизмом, оккультизмом, одновременно изучая литературу. Особое влияние оказывали тогда Достоевский, Ибсен, Ницше, французские и русские символисты (Бальмонт, Брюсов, Мережковский).

В 1899 году по настоянию отца поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. С юношеских лет пытался соединить художественно-мистические настроения с позитивизмом, со стремлением к точным наукам. В университете работает по зоологии беспозвоночных, изучает Дарвина, химию, но не пропускает ни одного номера «Мира искусства». В 1903 году с отличием окончил университет; осенью 1904 года поступил на историко-филологический факультет университета, выбрав руководителем Б. А. Фохта; однако в 1905 году прекратил посещать занятия, в 1906 году подал прошение об отчислении.

Осенью 1899 года «всецело отдается фразе, слогу».

В 1901-03 входит в среду московских символистов, группирующихся вокруг издательств "Скорпион" (В. Я. Брюсов, К. Д. Бальмонт и др.), "Гриф" (С. Кречетов и его жена Н. И. Петровская, героиня любовного треугольника между ней, Белым и Брюсовым, отразившегося в романе последнего "Огненный ангел"), знакомится с организаторами петербургских религиозно-философских собраний и издателями журнала "Новый путь" Д. С. Мережковским и З. Н. Гиппиус.

Осенью 1903 года вокруг Андрея Белого организовался литературный кружок, получивший название «Братство аргонавтов».

«Аргонавты» искали золотое руно, то есть старались проникнуть в мистические тайны бытия. Они видели «красные зори совершенно новых дней» и верили в то, что путь к преображению мира лежит через мистериальную любовь. Символизм они представляли как «соединение вершин искусства с мистикой». Жизнь «аргонавты» воспринимали как текст, а текст как жизнь. Ждали земного явления воспетой Соловьёвым Софии Премудрости, она же Вечная Женственность, Душа Мира и т.п. Как Софию и Прекрасную Даму они почитали Любовь Дмитриевну Менделееву, тогда невесту Блока, и называли себя «блоковцами». «Символ «жены» стал зарёю для нас (соединением неба с землёю), сплетаясь с учением гностиков о конкретной премудрости с именем новой музы, сливающей мистику с жизнью», — говорил Белый.

Однако духовная любовь к Прекрасной Даме закончилась плотскими утехами и мучительным разрывом отношений. Учение и действительность разошлись. (Треугольник Белый — Блок — Любовь Менделеева-Блок замысловато преломился в романе «Петербург» (1913). Когда она сообщила Белому, что остаётся с мужем, а его хочет навсегда вычеркнуть из жизни, Белый вступил в полосу глубокого кризиса, едва не закончившегося самоубийством. Ощущая себя покинутым всеми, он уехал за границу. Результатом этой love story стала пьеса Блока «Балаганчик» (1906), ироническая и печальная. В ней были Пьеро, его невеста Коломбина, которую уводил звенящий бубенцами Арлекин. Белый воспринял «Балаганчик» как издевательство. Сам он простится со своим увлечением ещё жёстче: «Самой ядовитой гусеницей оказалась Прекрасная Дама (впоследствии разложившаяся на проститутку и мнимую величину)»).


Революция 1905 года окончательно заставила Белого изменить тактику действий. Мир не удалось изменить путём краткого напряжения духовных сил. Заниматься научными изысками разумнее поодиночке, пора для нового объединённого выступления ещё не пришла: «Мы знаем: свет есть. С нас достаточно этого знания». Белый ищет «новый путь жизни». Он углубляется в книги по тайным знаниям (алхимия, каббала, астрология), самостоятельно составляет свой гороскоп. Об этом он пишет в книге «Символизм». Вся эта работа пересыпана ссылками на тайную мудрость, а заканчивает Белый пророчески: «... в европейское замкнутое в себе искусство XIX столетия влилась мощная струя восточной мистики; под влиянием этой мистики по-новому воскресли в нас средние века. [...] … мы переживаем ныне в искусстве все века и все нации; прошлая жизнь проносится мимо нас. Это потому, что стоим мы перед великим будущим».

В апреле 1909 года поэт сблизился с Асей Тургеневой и вместе с ней в 1911 году совершил ряд путешествий через Сицилию — Тунис — Египет — Палестину (описано в «Путевых заметках»). В Берне 1914 года был заключен брак.

В 1914-16 живет в Дорнахе (Швейцария), участвуя в строительстве антропософского храма "Гётеанум" (центр творчества, посвященный Гёте, который призван представлять собой модель Вселенной; здание без прямых углов; в строительстве участвовал также Волошин с супругой).

В 1916 году Б. Н. Бугаев был вызван в Россию «для проверки своего отношения к воинской повинности» и кружным путём через Францию, Англию, Норвегию и Швецию прибыл в Россию. Жена за ним не последовала.

Начало Первой мировой войны воспринял как общечеловеческое бедствие, русскую революцию 1917 – как возможный выход из глобальной катастрофы. Революция для него — «Мировая мистерия», Советы депутатов — начало соборной радости.

После Октябрьской революции он вёл занятия по теории поэзии и прозы в московском Пролеткульте среди молодых пролетарских писателей, основывает Вольную философскую ассоциацию (Вольфилу), издаёт журнал «Записки мечтателя». Белый пишет революционную поэму «Христос воскрес» (1918), где утверждает: распятая Россия воскреснет, как Христос, со славою. Ни революционные стихи, ни заявления Белому не помогают: большевикам он явно не нравится. Его в пух и прах разбивает Лев Троцкий, поставив в укор «магию слов», индивидуализм, мистицизм, символизм и т.д. И даже псевдоним (уверяет Троцкий) «свидетельствует о его противоположности революции. Ибо самая боевая эпоха революции прошла в борьбе красного с белым». «Белый — покойник, и ни в каком духе он не воскреснет», — писал в «Правде» Лев Троцкий.


С конца 1919 г. Белый задумывался о возвращении к жене в Дорнах, за границу его выпустили только в начале сентября 1921 г. В 1921 году, когда писатель вернулся к ней в Германию после пяти лет пребывания в России, Анна Алексеевна предложила ему разойтись навсегда. Она осталась жить в Дорнахе, посвятив себя служению делу Рудольфа Штейнера. Он посвятил Асе большое количество стихов. Её образ можно узнать в Кате из «Серебряного голубя».

В октябре 1923 г. Белый неожиданно вернулся в Москву за своей подругой Клавдией Васильевой. Тихая, заботливая Клодя, как называл её писатель, 1931 года стала супругой Белого.

Из России его больше не выпустили. Им заинтересовалось ЧК, арестовали Клодю, забрали сундук с бумагами. Добивался освобождения. Писал прошения, в том числе Сталину. Клодю освободил, часть трудов была утеряна.

Писатель умер на руках у своей жены 8 января 1934 года от инсульта — следствие солнечного удара, случившегося с ним в Коктебеле.

Эта судьба была предсказана им в сборнике «Пепел» (1907):

Золотому блеску верил,
А умер от солнечных стрел.
Думой века измерил,
А жизнь прожить не сумел.


В газете «Известия» был опубликован некролог Белого, в котором Белый, не являвшийся центральной или значительной фигурой в складывавшейся советской литературе, трижды был назван «гением». (Памяти Андрея Белого / Публ. Д. Г. Санникова // Наше наследие. — 1998. — № 45)

Власти распорядились изъять его мозг и передать на хранение в Институт мозга человека (М. Л. Спивак. Посмертная диагностика гениальности. Аграф, 2001)































Творчество


  • Литературный дебют — «Симфония (2-я, драматическая)» (М., 1902).

  • За ней последовали «Северная симфония (1-я, героическая)» (1904).

Мотивы творчества: художник как сверхчеловек и вечное возвращение, музыка – средство, которым снимается обманчивый внешний покров видимых явлений и открываются тайны сущности мира), «Вся сущность в видимости. Действительность в снах». /…/ Так шутила Вечность с баловником своим, обнимала чёрными очертаниями друга, клала ему на сердце своё бледное, безмирное лицо».

(«Симфония. 2-я, драматическая», 1902).


  • Ранний сборник стихов «Золото в лазури» (1904) отличается формальным экспериментаторством и характерными символистскими мотивами.

Ведущий образ – солнце — «золотое руно».

Солнцем сердце зажжено.
    Солнце — к вечному стремительность.
    Солнце — вечное окно
    В золотую ослепительность.

А также цикличность жизни. Настоящее – это нацеленность в будущее, которое — согласно логике “возврата” — уже было! Поэтому оно может выступать в масках: “прежнего счастья”, “старины”.

  • Сб. «Кубок метелей» (1908) в жанре лирической ритмизованной прозы с характерными мистическими мотивами и гротескным восприятием действительности.

  • Сборник стихов «Пепел» (1909; трагедия деревенской Руси), посв. Некрасову. Идея точнее всего сформулирована самим Белым: “Пепел” — книга самосожжения и смерти, но сама смерть есть только завеса, закрывающая горизонты дальнего, чтоб найти их в ближнем”.

Этот сборник – реакция на события 1905 г. и личные переживания, но не зная даты выхода стихов – перед нами переживания человека после Октябрьской революции и Первой мировой.

Сквозная тема сборника – тема хаоса. Естественная реакция человека на встречу с хаосом — первобытное чувство священного ужаса. Это чувство выражено в образах неизвестности, оторопи, смерти:

От голода, холода тут
     И мерли, и мрут миллионы...
     Там Смерть протрубила вдали
     В леса, города и деревни...

 Пространство “Пепла” — это система вписанных друг в друга кругов, сжимающихся по мере приближения к “центру”. Первый “круг”, самый большой, — почти что безграничные, “пустые”, “страшные”, голодные пространства России, в которых обречен на рассеяние измученный болезнями, голодом и пьянством народ:

Пролетают за селами села,
     Пролетает за весями весь...
     Там — убогие стаи избенок,
     Там — убогие стаи людей...

Пространство следующего “круга” — “Деревни” — имеет более четкие контуры. Оно уже не пусто, а насыщено предметами. В контексте общего замысла сборника и высунутый “красный язык” висельника, и стаи то черных, то изумрудных мух, и кровь, свищущая пеной “из-под красной рукоятки”, — символы безысходной, тупиковой, совершающейся в одномерном пространстве смерти:

Красною струею прыснул
    Красной крови ток.
    Ножик хрястнул, ножик свистнул, —
    В грудь, в живот и в бок.


    
Пространство следующего раздела “Город”: Москва “пира во время чумы”. Ритуальная пляска Смерти перенесена в “Городе” с открытых пространств России в замкнутый мирок квартир. В этом мирке живут беспечные богатые люди, которые не видят ничего вокруг себя.

...Здесь хозяин гостье рад.
    Звякнет в пол железной злостью
    Там косы сухая трость, —
    Входит гостья, щелкнет костью,
    Взвеет саван: гостья смерть.

Среди участников “пиров” только один поэт — арлекин знает о том, что творится за окнами. Поэт-пророк выступает не только в маске шута — арлекина, но и в облике великомученика:

Вы мечи
    На меня обнажали.
    Палачи,
    Вы меня затерзали.

  Особое значение мотивы жертвенности и крестного страдания приобретают в разделе “Безумие”: где появляются венок из “колючей крапивы”, приложенный к “челу пучок колючего чертополоха”, бегущая с чела кровавая струя.

Надежда же лишь слабо забрезжит в последнем стихотворении раздела “Друзьям”,

зато укрепится и усилится в следующем разделе — “Просветы”:


Кто зовет благоуханной клятвою,
    Вздохом сладко вдаль зовет идти,
    Чтобы в день безветренный над жатвою
    Жертвенною кровью изойти?



  • Стилистическая манера Белого предельно индивидуализирована — это ритмическая, узорчатая проза с многочисленными сказовыми элементами.

(Лавров А. В. Андрей Белый // История русской литературы: В 4 т. / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1980—1983. Т. 4. Литература конца XIX — начала XX века (1881—1917). / Ред. тома: К. Д. Муратова. — 1983. — С. 549—572)


Сказ — вид литературно-художественного повествования, подражающий фольклорным произведениям стилем, специфической интонацией и стилизацией речи для воспроизведения речи сказителя устных народных жанров или живой простонародной речи вообще. Характерная черта сказа — наличие рассказчика, не совпадающего с автором, стилистика речи которого не совпадает с современной литературной нормой


Автор
Дата добавления 29.12.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров177
Номер материала ДВ-297763
Получить свидетельство о публикации


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх