Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Диплом по истории России "Повседневная жизнь русской провинциальной дворянки второй половины 18 в."

Диплом по истории России "Повседневная жизнь русской провинциальной дворянки второй половины 18 в."

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

Министерство образования и науки РФ

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ, ИСТОРИИ И ВОСТОКОВЕДЕНИЯ


КАФЕДРА ИСТОРИИ РОССИИ И СТРАН БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ

Специальность: 050401.65 – История с дополнительной специальностью


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ РУССКОЙ ПРОВИНЦИАЛЬНОЙ ДВОРЯНКИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII В.


Работа завершена

Студент (ка) V курса

группы 04.2.-004

«__» ________ 2015 г. С.В. Ядгарова


Работа допущена к защите

Научный руководитель

к.и.н., доцент

«__» ________ 2015 г. А.М. Столяров


Заведующий кафедрой,

к.и.н., доцент

«__» ________ 2015 г. Р.Р. Хайрутдинов




Казань – 2015

Содержание

Введение ………………………………………………………………………….3

Глава I. Провинциальная дворянская семья …………………………………..11

§ 1. Домашнее обучение, воспитание и образование дворянских детей…………………………………………………………………………….10

§ 2. Взаимоотношения в русской дворянской семье в столице и в провинции………………………………………………………………………26

Глава II. Быт провинциальной дворянки………………………………….....41

§ 1. Жизнь провинциальной дворянки в усадьбе …………………………..41

§ 2. Типы провинциальных дворянок (на примере изученной мемуарной литературы)……………………………..……………………………………….52

Заключение ……………………………………………………………………..65

Список источников и литературы…………………………………………….67



















Введение

Актуальность. История повседневности является новым направлением в российской исторической науке. Изучение повседневной жизни различных социальных групп российского общества, ее содержания и особенностей является важной и неотъемлемой частью истории в целом. Большой интерес для исследования повседневной жизни представляют переходные периоды в истории общества. В такие периоды ярче прослеживаются особенности повседневного уклада и изменения в образе жизни людей. В истории России переходным периодом стало XVIII столетие, а социальной группой, чей образ жизни наиболее подвергся европейскому влиянию, стало дворянство. В течение XVIII века внутри российского дворянского сословия можно проследить как традиционные, так и меняющиеся элементы повседневной жизни, на которые влияло развитие законодательства и идеи эпохи Просвещения. Исследователи традиционно делят российское дворянство на столичное и провинциальное. При этом, провинциальное дворянство считается носителем традиционной дворянской культуры, а столичное – новой европейской. Но, несмотря на активную европеизацию общества в первой половине XVIII века и на протяжении всего столетия сохранялись семейные традиции в провинциальных и столичных дворянских семьях. Типичными представительницами и носительницами дворянских семейных традиций являлись провинциальные дворянки, которые большую часть своей жизни проводили в родовых усадьбах провинциальных городов. Провинциальное дворянство – это дворяне со средним состоянием или вовсе бедные. Изучение их повседневности и быта, с точки зрения сохранения прежних традиций и произошедших в нём изменений, представляет большой научный интерес в связи с тем что провинциальное дворянство в отличии от столичного характеризуется своей пестротой: разница в материальном положении, что в свою очередь отражалось на уровне образования, методах ведения хозяйства, образе жизни. Особого внимания заслуживает изучение повседневной жизни провинциалок и их особой роли в воспроизводстве культурных и семейных традиций. Актуальность работы также заключается в реконструкции типичных образов провинциальных и столичных дворянок второй половины XVIII века на основании их мемуаров или воспоминаний их родственников.

Объект исследования – провинциальные дворянки России второй половины XVIII века.

Предмет исследования – структура повседневной жизни провинциальных дворянок и их быт во второй половине XVIII века.

Цель исследования – исследование различных сторон повседневной жизни провинциальных дворянок в России во второй половине XVIII века.

Задачи исследования:

  1. Выявить общие и индивидуальные черты в воспитании и обучении дворянских детей и выявить их значение в формировании того или иного типа дворянки;

  2. Рассмотреть взаимоотношения в дворянской семье в провинции и столице;

  3. Показать изменения и различия в быту провинциальных и столичных дворянок в усадьбе во второй половине XVIII века;

  4. Выделить различные типы провинциальных дворянок на основе мемуарной литературы, рассмотреть изменения в одежде.

Раскрытие темы исследования и достижение поставленных задач возможно при правильном понимании понятий «быт», «повседневность» и «провинциальный». «Быт - уклад повседневной жизни, свойственный той или иной среде, какой-либо социальной группе, нравы и обычаи повседневной жизни, включает в себя как удовлетворение материальных потребностей людей, так и освоение духовных благ культуры, общение, отдых, развлечения»1. Под повседневной жизнью понимается способ бытия, процесс жизнедеятельности людей, разворачивающийся в привычных ситуациях1. Синонимами слова «повседневность» в русском языке являются будничность, обыденность, ежедневность и указывают на то, что все, относимое к повседневному, привычно, «ничем не примечательно, имеет место изо дня в день2. Следует отметить, что, несмотря на продолжающиеся в науке дискуссии об истории повседневности и ее структуре, исследователи так и не пришли к единому мнению, что понимать под этим термином. «Провинциальный – это отсталый, простоватый, нестоличный»3. Таким образом, повседневная жизнь провинциального дворянства – это процесс жизнедеятельности вдали от столицы, разворачивающийся в привычных ситуациях.

Хронологические рамки исследования охватывают вторую половину XVIII века. Вторая половина XVIII века – время качественных изменений в жизни российского общества. В этот период происходят изменения в национальном развитии, активизируется внешняя и внутренняя торговля, идет активное заимствование западного опыта, завершается оформление дворянства как сословия и его расцвет, связанный с продворянской политикой российских императоров: освобождение от несения военной службы, телесных наказаний и уплаты налогов. Поэтому XVIII век в целом принято называть «золотым веком дворянства». Наиболее полно политика самодержавия и ее преобразования отразились на повседневной жизни высшего сословия. Для провинциальных и столичных дворянок вторая половины XVIII века стала временем логического продолжения изменения их положения в обществе и семье, получением различных прав и постепенного уравнения в правах с мужчинами благодаря законодательной политике самодержавия, а идеи Просвещения внесли новые формы взаимоотношения в дворянскую семью, и прежде всего в отношения матери и ребенка.

Территориальные рамки исследования ограничиваются границами Тульской, Калужской и Московской провинций Московской губернии. Данные провинции являются местом расположения традиционных дворянских усадеб, а провинциальные дворянки данной территории были типичными представительницами дворянской культуры. Мемуары А.Е. Лабзиной, проживавшей в Екатеринбурге, позволяют изучить повседневную жизнь провинциальных дворянок в Пермской провинции
Казанской губернии, а также показать контраст внутри провинциального дворянства, особенности воспитания дворянских детей в различных по материальному положению дворянских семьях.

Источниковая база исследования. Источниковая база исследования основана на опубликованных источниках личного происхождения. Все мемуары можно разделить на две группы.

Первая группа – воспоминания, содержащие фрагментарные сведения о детстве и юности, воспитании и взаимоотношениях в семье между родителями и детьми. К ним относятся мемуары В.Н. Головиной1 и Е.Р. Дашковой2. Значительная часть воспоминаний посвящена описанию придворной жизни и членов императорской семьи. Авторы данных мемуаров отразили в них наиболее яркие эпизоды своего детства и отдельные элементы повседневной жизни родового и состоятельного дворянства. Воспоминания А.Е. Лабзиной3 знакомят с повседневной жизнью самого нижнего слоя дворянства – мелкопоместного и неродовитого. Описание быта небогатой провинциальной дворянской семьи позволяют показать контраст внутри дворянского сословия в повседневной жизни и традициях воспитания дворянских детей. Рассказ о своей жизни автор выстраивает на фоне описания повседневной жизни и взаимоотношений между членами семьи.

Вторую группу источников составляют воспоминания, в которых описывается жизнь нескольких поколений и характеризуются как семейные хроники. К ним относятся мемуары Е.А. Сабанеевой1, Е.П. Яньковой2 и И.М. Долгорукого3. В данной группе источников отражены быт и нравы провинциального и московского дворянства, семейные традиции. Отдельные элементы повседневной жизни и факты не излагаются единым массивом, но встречаются по всему тексту. В основе этих воспоминаний лежат эпизоды частной жизни нескольких поколений, что позволяют проследить изменения, происходившие в повседневной жизни разных поколений и в разные возрастные периоды, выявить семейные традиции.

Наиболее информативным источником по изучению повседневной жизни провинциального дворянства являются мемуары Андрея Тимофеевича Болотова4. Он оставил после себя обширные воспоминания, в которых отражены быт и нравы провинциального и столичного дворянства, домашнее воспитание и семейные устои, бытовые подробности помещичьей и крестьянской жизни. На примере семьи А.Т. Болотова также можно проследить изменения, произошедшие в домашнем быте провинциального дворянства.

Таким образом, несмотря на фрагментарность некоторых мемуарных источников, в комплексе они достаточно полно раскрывают тему дипломной работы.

Обзор литературы. Для раскрытия темы повседневности в работе были использованы научная и справочная литература, статьи периодических изданий и интернет – ресурсы.

Проблемы повседневной жизни, воспитания и образования дворянских детей наряду с другими вопросами рассматриваются в монографиях различных отечественных авторов1. А.В. Белова в своей работе важное место отводит теоретическому осмыслению понятий «повседневность» и «женская повседневность». Монография, основанная на разных видах источников и с применением различных методов исследования, представляет повседневную жизнь российских дворянок в различные возрастные периоды. Статьи периодических изданий2 в совокупности с работами Ю.М. Лотмана, О.Е. Кошелевой позволяют изучить семейные отношения в дворянской семье, отношение к материнству и материнским обязанностям российских дворянок, подходы к воспитанию детей, традиции домашнего обучения и воспитания, образование дворянок в смольном институте и быт смолянок.

Различные стороны усадебного быта дворян и повседневной жизни в столице и провинции, эволюция сельской дворянской усадьбы на протяжении всего периода ее существования отражены в работах Ю.М. Овсянникова1 и Л.В. Ивановой2. Особое внимание авторы уделяют историческому значению дворянской усадьбы, в результате развития которой произошел не только расцвет различных видов искусства, но и реализовались творческие проекты многих представителей дворянского сословия.

Правовые аспекты положения российских дворянок в семье и обществе, рассматриваются в работах М.К. Цатуровой3 и Мишель Ламарш Маррезе4. Монография Маррезе, основанная на обширном и разнообразном источниковом материале, отражает парадокс юридического положения дворянок в Российской империи в сравнении с Западной Европой. Работа М.К. Цатуровой полностью посвящена семейно-брачному институту, заключению и расторжению брака, правовому регулированию семейных отношений.

Методы исследования. Исследование темы основано на общих исторических и специальных методах. Историко – генетический метод и метод историзма позволяют проследить изменения, происходящие в повседневной жизни провинциальных дворянок в разные возрастные периоды на протяжении второй половины XVIII века. Метод гендерного анализа дает возможность показать различия в образе жизни дворян в зависимости от половой принадлежности и возраста, рассмотреть систему отношений между полами, отношения между самими женщинами в зависимости от их социального статуса и возраста. Метод сравнения и сопоставления применен с целью выявления различий в повседневной жизни дворян в столице и провинции, а также внутри провинциального дворянства. Системно-функциональный подход позволяет рассматривать повседневную жизнь как систему, состоящей из различных элементов (материальная, социальная и духовная структуры), функции и роль женщины в семье.

Научная новизна исследования заключается в том, что главным предметом рассмотрения дворянской повседневности является семья и взаимоотношения между членами семьи, смена статусов и ролей. В то же время учитываются изменения, происходящие в повседневной жизни дворянок, влияние на повседневность государственных реформ, традиций и обычаев исследуемого периода.

Практическая значимость. Дипломная работа может служить источником по истории повседневной жизни провинциального дворянства. Материалы дипломной работы могут быть использованы при разработке лекционных курсов по истории повседневности или дворянской культуре и быта, учебных пособий и программ.

Структура работы. Структура дипломной работы обусловлена задачами и состоит из введения, двух глав, по два параграфа в каждой главе и заключения, а также списка источников и литературы. Первая глава посвящена изучению провинциальной дворянской семьи, взаимоотношениям между различными членами семьи и влиянию традиций в воспитании и обучении детей на формирование образа (типа) дворянки. Во второй главе рассматриваются отдельные стороны быта провинциальных дворянок, создано несколько типичных образов дворянских женщин в разные возрастные периоды. В заключении обобщаются итоги исследования.









Глава I. Провинциальная дворянская семья


§ 1. Домашнее обучение, воспитание и образование дворянских детей


В XVIII веке образование, по-прежнему, являлось обязанностью и привилегией мужчин, но это не говорит о том, что дворяне не уделяли внимание вопросам женского образования. Различные подходы в воспитании и обучении дворянок оказывали непосредственное влияние на формирование ее образа будущей супруги и матери или светской женщины. Также образование и воспитание являются способом репродуцирования семейных традиций и дворянской культуры.

Дворянские дети, будь то мальчики или девочки все получали начальное домашнее образование, в том числе и при участии самих родителей. Образование и воспитание, неразрывно связанные между собой были подвержены влиянию семьи, традиций и обычаев, усадьбы. В предыдущие столетия воспитание строилось в соответствии с указаниями Домостроя и основывалось на телесных наказаниях. Родители имели неограниченную власть над своими детьми, внебрачные дети еще больше были лишены какой – либо социальной защиты. Во многих дворянских семьях сохранялись традиции приоритета материнского слова и консервативность в семейно-брачных отношениях. Для второй половины столетия можно отметить тенденцию укрепления родительского произвола и власти над детьми со стороны государства. Например, в 1775 году родители получили право помещать своих детей в смирительные дома (здесь не идет речь о больных психическими заболеваниями)1. Однако европеизация общества и эпоха Просвещения изменили подходы в воспитании дворянских детей.


По мнению А.В. Беловой для XVIII в. характерны четыре типа семейного воспитания дворянских детей: 1) игнорирующий, когда ни один из родителей не принимает участия в воспитании и образовании ребенка; 2) материнский или квазиматеринский: мнения отца и матери в вопросах воспитания и отношения к ребенку различны; 3) отцовский или как его ещё называют «новое отцовство» - девочка воспринимает роль отца в своем воспитании как существенное и доминантное и, наконец, 4) партнерский подразумевал участие обоих родителей в воспитании дочерей2.

Домашнее воспитание состояло из воспитательного и образовательного аспектов. Воспитание в дворянских семьях часто было беспорядочным: родители, няни, бабушки, гувернеры, учителя, родственники – все они воспитывают детей по своему усмотрению. С другой стороны, ребенок должен был подчиняться установленным правилам, которым его учили. Беспорядочность в воспитании устранялась принадлежностью воспитателей к одному кругу общества, с более или менее едиными традициями, сохранением патриархальных семейных отношений3.

Семейное воспитание было направлено не столько на получение каких-либо наук или получения общего образования, сколько на формирование осознания уже с раннего возраста своей принадлежности в обществе, своей гендерной идентичности. Чаще всего дочери воспринимались в семье как обуза, совершенно бесполезным ребенком. Дочь – бремя родителей, так как со временем ее нужно было выдавать замуж, наделять ее некоторым количеством денег или земли в виде приданого. Поэтому девушек воспитывали как будущую жену и хозяйку дома, мать, но при этом не обучали выполнению основных материнских обязанностей. Поэтому между родителями и детьми было мало истинной любви и эмоциональной привязанности, преобладали отношения идентификации и руководства1.

Между родителями и их детьми отсутствовала глубокая эмоциональная привязанность, что в свою очередь находило отражение в способах воспитания и образования дворянских детей. Воспитание и образование зависели от многих причин и в первую очередь от имущественного состояния семьи, ее знатности и конечно пола ребенка. В связи с этим домашнее обучение особенно широко было распространено в семьях мелкопоместных бедных дворян, у которых не было средств на обучение своих детей в частных платных или государственных учебных заведениях. Иногда этому препятствовало отдаленное место проживания. В таких семьях обучением занимались родители или старшие братья и сестры. Самые бедные дворяне порой ничем не отличались по уровню образования от крестьян. Поэтому домашнее образование, полученное от малообразованных родителей, было характерно большинству провинциального дворянства. Однако случаи хорошего домашнего обучения, будучи редким явлением, также были.

Детство считалось чисто биологическим периодом в жизни и поэтому ему не придавали большого значения. Примерно до семи лет многие родители вообще не занимались ребенком и полностью доверяли своих детей няням. С семи лет ребенок рассматривался как взрослый человек, и с этого времени начиналось обучение и воспитание, поведение ребенка приравнивалось к поведению взрослого. Девочек учили жертвовать собой в качестве матери и жены, и с семилетнего возраста она попадала в руки матери для опеки вплоть до замужества. Вопросы нравственного воспитания находились в ведении гувернанток или нянек. Мальчики в свою очередь с данного возраста переходили в мужскую иерархию и практически полностью отлучались от матери и нянек. Однако это не означало ухудшение отношений с родителем противоположного пола, как и сближения дочерей с матерями или сыновей с отцами1.

«Домашнее воспитание молодой дворянки практически не отличалось от воспитания мальчика: из рук крепостной нянюшки (заменявшей в этом случае крепостного дядьку), девочка поступала под надзор гувернантки — чаще всего француженки, иногда англичанки. В целом образование молодой дворянки было более поверхностным и значительно чаще, чем для юношей, домашним. Обычно оно ограничивалось навыком бытового разговора на одном-двух иностранных языках (чаще всего — на немецком или французском; знание английского языка свидетельствовало о более высоком уровне образования, чем средний), умением танцевать и держать себя в обществе, элементарными навыками рисования, пения и игры на каком-либо музыкальном инструменте и самыми основными знаниями по истории, географии и словесности. С началом выездов в свет обучение прекращалось»2. Однако в некоторых дворянских семьях, проживавших в провинции, были свои традиции воспитания девочек. Например, прадед Екатерины Алексеевны Сабанеевой был категорически против изучения его детьми и внучками каких-либо иностранных языков и считал, что дети должны воспитываться в «черном теле» и исключительно родителями3.

Процесс домашнего образования дворянок не ограничивался получением знаний от своих учителей. Целью образования девушек из богатых семей была подготовка к светской жизни, их учили хорошо выглядеть и правилам поведения на балах. Жизнь многих девочек протекала в усадьбе, где переплетались различные аспекты, формировавшие её культурное мировоззрение. Всем дворянским девушкам прививались общие нравственные нормы: религиозность, почитание императорской семьи, послушание и уважение к старшим. Детей также рано приобщали к мировой литературе и учили читать с малого возраста. Появление женских библиотек способствовало приобщению дворянских девочек не только к чтению различной литературы, но и возникновению у них собственной детской библиотеки. В целом домашнее образование и воспитание российских дворянок было ориентировано на обычаи и культурные традиции. Для него характерна непосредственная связь с народом, проявлявшаяся в участии нянь-крестьянок в этом процессе. Усадебный быт также оказывал специфическое влияние на жизнь и воспитание провинциальных дворянок. Иными словами домашнее обучение не сводилось только к получению знаний от учителей1.

В состоятельных семьях в младенчестве детьми занимались только женщины, затем учителя – иностранцы давали им первоначальное образование, родители, по-прежнему, оставались в стороне и лишь контролировали процесс обучения. «Батюшка перестал обращаться ко мне с одними угрозами и управлять мною орудиями страха. Матушка жаловала меня с нежностью, но без поблажек. Няньки прикармливали меня пряниками, а дядьки не дирали меня за уши за все про все»2. Это типичное отношение родителей к вопросам воспитания своих детей. Мужчина – отец выступал в семье как орудие страха, женщины в свою очередь всячески баловали детей. Таким образом, можно сказать, что для данной семьи характерен партнерский тип воспитания.

Домашние учителя были в основном в семьях, в которых отцы или родственники имели чины первых пяти классов Табели о рангах. Приглашенные учителя занимались обучением сразу нескольких детей, о чем свидетельствуют мемуаристы (Е.Р. Дашкова обучалась вместе со своей кузиной Е.Воронцовой, А.Т. Болотов и И.М. Долгоруков учились вместе со своими сестрами), и в некоторых случаях являлись членами семьи. В основном домашними учителями становились французы и немцы, реже представители иных европейских национальностей и русские. К концу столетия в семью стали приглашаться преподаватели из народных училищ для обучения различным наукам.

Семья Ивана Михайловича Долгорукого принадлежала к знатному дворянскому роду и проживала в Петербурге, поэтому они могли себе позволить дать своим детям хорошее домашнее образование. Сына и трех дочерей родители обучали одинаково. В список изучаемых дисциплин входили французский и немецкий языки, история, математика, география, закон Божий, математика, мальчики также учили латынь, обучались танцам и фехтованию. Учителем русской словесности был профессор истории Московского университета Х.А. Чеботарев. Это свидетельствует о том, что состоятельные дворянские семьи имели возможность нанимать своим детям в качестве преподавателей профессоров из университетов, а значит и качество образования дворянских детей в таких семьях находилось на более высоком уровне1.

Продолжая традиции своей семьи, Иван Михайлович, уделял много внимание воспитанию и образованию своих дочерей и сыновей. Сыновья учились в Университетском пансионе, а дочь получала домашнее образование, которым полностью руководила супруга, передавая «...свой опыт в образовании человека сердца и ума...»2, а совершая поездки в Петербург, князь брал с собой дочь Машу и «…показывал ей все любопытное, не щадя денег посещали оперу, цирковые представления..3. «Жена моя ... отдавала последние силы в пользу детей … Детей любила всех без ослепления, предупреждала их недостатки, не умела быть строгой, не умела баловать»1 - вспоминает князь.

В дворянских семьях, проживавших в провинциях более отдаленных от столицы, воспитание дворянских детей имело свои особенности и определенные традиции в зависимости от семейных устоев. Как правило, к семи годам девочки уже были обучены грамоте, а затем их учили писать. Не все родители принимали непосредственное участие в воспитании и домашнем обучении своих детей. Однако те из них, кто брал на себя эти обязанности, предпочитал обучать детей согласно семейным традициям. Так Анна Лабзина воспитывалась и обучалась своей матерью, которой помогала нянька. С малых лет она много времени проводила со своей мамой, помогала ей лечить больных крестьян в деревне, ездила вместе с ней в тюрьмы к заключенным и привозили им необходимые вещи. Иными словами, в ней воспитывалась любовь к ближним и готовность помогать нуждающимся. Обучение и воспитание сопровождалось заботой о здоровье и нравственности ребенка. «…Тело мое укрепляла суровой пищей и держала на воздухе, не глядя ни на какую погоду; в самые жестокие морозы посылала гулять пешком, а тепло мое все было в байковом капоте; заставляла ездить верхом, ходить пешком по двадцать верст»2.

Обычный день провинциальной дворянки Анны Лабзиной выглядел следующим образом. Подъем был ранним, летом, как правило, в шесть часов утра. Сначала ее вели купаться на речку, затем по приходу домой кормили завтраком состоящего из черного хлеба и горячего молока. Обязательным пунктом в распорядке каждого дня было чтение Священного Писания. Только после всего этого она приступала к работе по дому. Анна Евдокимовна, с одной стороны, воспитывалась в свободе, так как ее мать позволяла ей много времени проводить, играя вместе с крестьянскими детьми, с другой стороны, религиозное воспитание сдерживало ее от дурных поступков не только детстве, но и в браке. Такое воспитание может показаться слишком грубым и суровым. Ее воспитывали так, чтобы она была готова и к бедной жизни, постоянным переездам, не знала прихоти и могла стойко переносить жизненные трудности1.

Родители если и не принимали большого участия в воспитании своих детей, то, по крайней мере, контролировали этот процесс, давали детям различные наставления, которые дети покорно исполняли. «Будь, мое дитя, так добродетельна, как родители твои, и поддержи труды мои…»2. Итак, до тринадцати лет, до замужества, как пишет сама Лабзина, она прожила счастливую жизнь и была любима всеми своими родными. Ее воспитали в традиции повиновения женщины мужчине или старшим родственникам, учили вести себя в обществе благопристойно и быть осторожной в общении с мужчинами.

Брак не означал прекращение воспитания или обучения. После замужества жизнь Анны Лабзиной изменилась и далеко не в лучшую сторону. Она забыла о том, чему ее учили мать и няня; ранний подъем и ежедневные молитвы были забыты и уже не соблюдались. В доме Михаила Михайловича Хераскова, в то время ее муж находился на службе, Анну приняли как дочь и принялись за ее дальнейшее воспитание. Она вернулась к прежнему образу жизни: рано вставала и молилась, читала выбранные для нее книги, не вела светскую жизнь3.

Домашнее воспитание дворянок из более состоятельных и знатных семей имело свои отличительные черты. Их детство проходило либо в загородной усадьбе, либо в столице. Родители Варвары Николаевны Головиной были небогаты и поэтому не могли дать ей хорошего образования, поэтому, как и остальные дворянские дети, она получала первоначальное домашнее образование. Детство и юность графини прошли в имении Петровском Московской губернии. Головина воспитывалась в условиях практически неограниченной свободы, ей позволялось гулять одной, а с восьми лет она много времени проводила среди крестьянских детей. Ей строго запрещалось врать и клеветать, презрительно относиться к несчастным, соседям и т.д. Переехав с родителями в Петербург, Варвара Николаевна пополнила свое домашнее образование. Ее дядя И.И. Шувалов привез коллекции предметов искусства из-за границы, опись которых она составляла. Варвара много рисовала и читала, увлекалась музыкой и даже выступала в Царском селе с романсами собственного сочинения1. Таким образом, не только родители, но и близкие родственники (тети, дяди) принимали активное участие в обучении детей.

Воспитание своих детей некоторые родители предпочитали поручать старшим родственникам: бабушкам и дедушкам, дядям. Очень часто в дворянских семьях, как и в крестьянских, было много детей, поэтому частые роды и тяжелые болезни приводили к тому, что некоторые женщины умирали в молодом возрасте. Так, Екатерина Дашкова рано потеряла мать и до четырех лет воспитывалась бабушкой, а затем дядей. «Мой дядя, канцлер, вырвал меня из теплых объятий этой доброй старухи и стал воспитывать вместе со своей единственной дочерью. У нас были одни учителя, одни комнаты, одна одежда»2. Дядя Дашковой не жалел никаких средств на их с кузиной воспитание и образование. Они получили хорошее образование: выучили четыре языка, свободно разговаривали на французском языке, государственный секретарь преподавал им итальянский. Девочек учили танцевать и рисовать согласно традициям дворянского воспитания. Дашкова много занималась самообразованием, а ее любимым увлечением было чтение книг французских просветителей3.

Воспитанию и образованию собственных детей 20-летняя вдова Дашкова уделяла все свое время. Она была для своих детей и нянькой, и кормилицей и гувернанткой. Обращаясь к этому периоду своей жизни, Екатерина Романовна пишет, что целиком и полностью посвятила себя не только управлению имениями, а в первую очередь материнским обязанностям и заботам. Скопленные за пять лет сбережения княгиня решила потратить на образование своих детей заграницей. Будучи еще молодой женщиной, знатной особой, она пренебрегла своей личной жизнью ради интересов собственных детей. В это же время она начинает изучать системы образования различных стран. Дашкова сама составляла программы обучения своего сына Павла. На протяжении всего восьмилетнего обучения сына заграницей она была рядом с ним, возможно, потеря первого ребенка Михаила из-за разлуки с ним, заставили Екатерину пересмотреть свои взгляды на материнские обязанности1.

Все дворянские дети без исключения воспитывались в страхе перед своими родителями, прежде всего, отцом и учителями, а также в страхе перед Богом. Воспитание в строгости сформировывало у детей чувствительность к поощрениям и наказаниям. Не только отцы воспитывали детей в страхе, но и матери в их отсутствие прибегали к наказаниям за проступки. Выполняя свой долг воспитателя, некоторые родители систематически прибегали к разным видам наказаний. Поощрения и наказания выступали двумя основными способами воспитания и обучения. При этом никто из авторов воспоминаний не упрекает своих родителей за неучастие в воспитании или его своеобразность2. «Поучит детей Мавра Кононовна розгами и спокойна на несколько месяцев; в те времена не задавались наблюдениями за детскими впечатлениями или анализом детских характеров; тогда не говорили о развитии детей, но главным принципом было держать их в черном теле»3.

К дворянским девочкам применялись более жесткие воспитательные методы. Власть над ними в основном реализовывали родители и гувернантки или учителя, старшее поколение, как правило, оказывало более позитивное влияние. «…Учила мама разным рукодельям и тело мое укрепляла суровой пищей и держала на воздухе, не глядя ни на какую погоду, шубы зимой у меня не было; на ногах, кроме чулок и башмаков, ничего не имела; в самые жестокие морозы посылала гулять пешком, а тепло мое все было в байковом капоте. Ежели от снегу промокнут ноги, то не приказывала снимать и переменять чулки: на ногах и высохнут... Важивала меня верст по двадцати в крестьянской телеге и заставляла и верхом ездить, и на поле пешком ходить — тоже верст десять»1.

Родители были для своих детей наставниками в вопросах вероучения. Приобщение к религиозным традициям дворянские дети осуществляли с помощью своих родителей – читали Священное писание, постились, исповедовались, ходили в храм. «Родителя мои поучали меня только собственным примером ходить в церковь по праздникам и молиться Богу, не изъясняя, ни что, такое Бог, ни что, такое молитва, а требовали только покорного исполнения их воли. Каждые 6 недель меня причащали кК младенца, войдя в отроческий возраст, я познакомился с духовником и мне растолковали сущность и необходимость исповеди»2. Матери или няни рассказывали детям о существовании Бога, учили их молиться и исполнять предписанные им законы, жить в соответствии с этими предписаниями, чтобы обрести счастье и Божью милость3.

Среди дворян также была распространена следующая практика: детей отдавали на обучение в другие семьи. А.Т. Болотов обучался в дома генерала – аншефа Я.В. Маслова. Занятия проводились каждый день, которые вел француз Лапис совершенно не знавший русского языка. Ученики занимались тем, что бесцельно переписывали статьи из французских журналов, каких-либо пояснений учитель не давал. Сказывалось и не знание русского языка со стороны учителя и не знание французского со стороны его учеников. Тексты не переводили. По мнению А.Т. Болотова подобное обучение было бессмысленным, и учитель не давал новых знаний, а лишь мучил детей пустяками1.

В условиях господствовавшего крепостного строя дворянские дети с ранних лет осознавали свою принадлежность к привилегированному сословию, способность распоряжаться судьбами других людей, а неучастие родителей в воспитании могло нанести моральный ущерб подрастающему поколению. Все эти условия формировали в детях нежелание трудиться, эгоизм, вседозволенность. «Мои старшие сестры, не умели сами обуваться, пили утренний чай в постели, и прежде второго часа не выходили из комнат. И какие дикие предрассудки им были привиты мамушками и нянюшками: гадания, боязнь дурного сглаза – все это расстроило их нервы»2.

К концу XVIII века в домашнем воспитании и обучении происходит ряд изменений и связано это в первую очередь с тем, что детство приобрело важное значение в дворянской среде. Рождение и воспитание детей стало важным смыслом повседневной жизни провинциальных дворянских семей. Родители начали больше времени проводить со своими детьми и принимать непосредственное участие в их воспитании и обучении. Домашнее обучение и воспитание дворянских детей зависело от многих причин, не только от материального состояния семьи, но и от образованности самих родителей и их участие в жизни ребенка. Домашнее образование имело высокий уровень в том случае если родители сочетали контроль за обучением с заботой о морально-нравственном воспитании своих детей.

В целом в провинции домашнее обучение находилось на низком уровне по сравнению со столицей, так как родителей с высшим образованием было мало. Среди провинциального дворянства образование было скорее делом случая, так как в целом к образованию было негативное отношение, потому что чиновничья карьера дворян от него не зависела, а женщинам и вовсе не было нужно. Дворянские дети могли получить образование в частных пансионах, губернских гимназиях или уездных училищах, в том случае если родители имели соответствующие финансовые возможности1.

Таким образом, провинциальные дворянки по сравнению столичными могли получить качественное домашнее образование если родители имели финансовые возможности и широкий выбор гувернанток и учителей. На деле это зависело от потребности родителей в получении их дочерьми качественного образования. При этом наличие гувернантки или учителя, например, из-за границы еще не свидетельствовало о возможности получения хорошего образования, так же как и их отсутствие не говорит о низком уровне знаний.

В начале XVIII века идет активное приобщение российских дворянок к просвещению по инициативе государства. Наиболее существенный вклад в прогресс женского светского образования внесли Петр I и его окружение, а также Екатерина II. Итак, Петр I мотивировал дворянок в необходимости получения образования, издав указ, по которому запрещалось заключать брак между молодыми, если невеста не может расписаться своей фамилией. А ещё через два года 31.01.1724 г. последовал следующий указ, предписывавший монастырям способствовать в получении образования детьми-сиротами дворянского происхождения. «Монахиням в служении нищих равное же определение, также и монахам своего пола, также несколько монастырей определить, где всех сирот обоего пола принимать, обоих сортов, то есть без призрения после родителей оставшихся и подкидышей, <…> а женского пола обучать грамоте, также следующим навыкам: пряжи, шитья, плетению кружев <…>»2.

В результате в Российском обществе возникла новая для того времени проблема женского образования. Настоящего прогресса женское образование достигло в царствование Елизаветы Петровны. Ещё в 1749 г. сначала в столице, а позднее и в других городах России начинают открывать частные пансионы, которые по своей сути являлись альтернативой институтам и предназначались для менее состоятельных дворянских семей. Уровень образования в таких учебных заведениях был низким и в основном внимание уделялось преподаванию иностранных языков и танцам. Воспитательницами были, как правило, немки или француженки, которые приобщали своих воспитанниц к культуре и манерам своего народа. Девочек обучали ведению домашнего хозяйства, шитью, вязанию и т.д., то есть женским домашним обязанностям, а также правилам этикета, прививали им благородные манеры с целью создания добропорядочных жен и матерей. Таким образом, выпускницы пансиона были такими, какими хотел видеть их Петр I – хорошей европейской женой.

В 1754 году основывается несколько государственных школ для девочек. Свое дальнейшее развитие образование в дворянской среде и просвещение женщин отмечается в период просвещенного абсолютизма и главная заслуга в этом принадлежит императрице Екатерине II и известному деятелю культуры И.И. Бецкому. Начало такому прогрессу положило открытие в 1764г. Смольного института при Воскресенском женском монастыре (официальное название Воспитательное общество благородных девиц).  Устав института устанавливал возрастной ценз для поступающих в 6 лет, родители должны были давать расписку, что не будут забирать своих детей или прерывать их обучение до истечения положенного срока. Таким образом, в основе системы Смольного лежал принцип изоляции или замкнутости институток. Это делалось осознанно с целью отделения девочек от среды их семейного воспитания, которое, по мнению И.И. Бецкого испорчено и губительно для них. Так как сама императрица увлекалась трудами просветителей то и из смолянок стремились создать людей нового типа воспитанных по западной просветительской модели1.

Обучение в Смольном институте делилось на три ступени, каждая из которых занимала три года обучения. В соответствии с этим группы воспитанниц каждой ступени имели свое название. Воспитанниц первой ступени называли «кофейницами», так как носили платья соответствующего цвета, второй – «голубые», и, наконец, третьей – «белые», хотя они носили зеленые платья. Образовательная программа института предполагала изучение языков (французский, немецкий, итальянский и русский), Закона Божьего, геральдики, естественных наук, музыки, танцев и архитектуры, даже токарного ремесла, но так и не реализовалось полностью. Значительная часть времени также уделялась сценическому мастерству. Как правило, Смольный институт создавался для обучения девушек-дворянок, однако было и училище для девочек недворянского происхождения. Получать образование в таком учебном заведении для дворянок считалось почетным и продолжалось 9 лет. Несмотря на такой прогресс как факт появления женского учебного заведения смолянки получали поверхностное образование, к тому же оно напрямую зависело от состоятельности семьи. Однако Смольный институт был далеко не единственным и не первым учебным заведением, созданным для просвещения дворянских девушек. В 1789г. в Москве и Петербурге появляются Екатерининские институты, в которых в отличие от Смольного возрастной ценз был выше. Но это также не свидетельствовало о качестве и уровне образования2.

Смольный монастырь – женская монашеская обитель под Петербургом, при котором Екатерина основала училище для бедных дворянских дочерей. Главным заведующим являлся Иван Иванович Бецкой, а управлением воспитания дворянок занималась княжна Анна Сергеевна Долгорукова. Ученицы должны были жить и обучаться при этом монастыре 12 лет, после чего возвращались к своим семьям. Иногда в Смольном монастыре бывали театры, где воспитанницы разыгрывали разные пьесы1.

Данные учебные заведения являлись аналогом Смольного института, т.к. их образовательная программа была схожа. С развитием грамотности и образованности широкое распространение получает такой феномен как женские и детские библиотеки. В XVIII веке наблюдается прогрессивный процесс развития образования женщин, были заложены основы для его дальнейшего развитии и совершенствования. Появилось такое понятие как женское образования, но не стоит забывать и о том, что оно по-прежнему оставалось привилегией дворян. И все же, несмотря на некоторые недостатки проведенных преобразований, они имели общую позитивную тенденцию.

Таким образом, домашнее воспитание и институтское образование в совокупности были ориентированы на культурные традиции и обычаи, присущие провинциальному дворянству. Характерной чертой домашнего воспитания в провинции была связь с народной культурой и традициями, которые впитывали дворянские дети в процессе общения с нянями - крестьянками. Многое в домашнем воспитании и обучении, в получении провинциалкой светского образования зависело от материального положения ее семьи, образованности самих родителей и их семейных традиций в вопросах женского образования.


§ 2. Взаимоотношения в русской дворянской семье в столице и в провинции


«Семья – в социальном смысле понимается как союз лиц, основанный на браке, родстве, принятии детей на воспитание в семью, характеризуется общностью жизни, интересов, взаимной заботой»1. Семья играет важную роль в развитии человека и общества. Благодаря семье осуществляется продолжение рода и смена поколений, происходит первичная социализация и воспитание детей,  реализуется обязанность заботиться о старых нетрудоспособных членах общества. Семья является также способом организации быта и повседневной жизни.

Понятие «семья» для XVIII века было очень объемным, так как могло включало в себя родственников по кровному или свойскому родству. Очень часто членами семьи считались и домочадцы, то есть люди, проживавшие под одной крышей. Няня и учителя, с которыми у семьи были хорошие отношения, также могли входить в состав семьи. Под «семьей» понималась и общность жития. Дети называли семьей военное училище, пансион, учебное заведение для воспитанников было единой семьей. Для XVIII века характерно сопоставление семьи и общества, если на Западе она противопоставлялась обществу, то в России семья являлась его неотъемлемой частью2.

Основа семьи - брачный союз мужчины и женщины, санкционированный и регулируемый обществом, определяющий их права и обязанности по отношению друг к другу и к своим детям3. Однако это не только союз двух людей, но и взаимоотношения между супругами, родителями и детьми, поколениями и родственниками. Повседневная жизнь семьи есть совокупность взаимоотношений между ее членами, традиции и нормы поведения. Для второй половины XVIII века характерно сохранение традиционной (патриархальной) семьи, где мужчина являлся главой семьи и хозяином всего имущества, а женщина занималась ведением домашнего хозяйства, рожала и воспитывала детей, независимо от сословной принадлежности.

Основной формой заключения брака в Российской империи сохранялся – церковный брак в форме обряда венчания. Сохранялась традиция получения благословения родителей на брак, которая со временем приобрела форму ритуала и не являлась обязательным условием, поэтому к концу рассматриваемого периода все чаще венчание осуществлялось втайне от родителей или без их согласия. Теперь же все больше учитывались желания вступающих в брак. Немаловажную роль при заключении брака играл и возраст. Так, например, до XVIII века Соборное Уложение 1649 г. рекомендовало выдавать девушек - дворянок замуж в 15 лет (в первую очередь это касалось сирот). Церковный возраст для заключения брака был, как правило, ниже законодательного и составлял 12 лет для девушек и 15 для юношей. Но на практике ни законодательные, ни церковные нормы в жизни, как дворян, так и других сословий не всегда соблюдались. В XVIII веке наблюдается тенденция постепенного повышения брачного возраста, получившая свое продолжение и логическое завершение в последующие столетия1.

Христианское учение устанавливало следующие принципы супружества: единая фамилия и общее место жительства, единый социальный статус. Например, если супруга получала в наследство некоторое имущество, то ее муж был обязан взять родовую фамилию своей жены, чтобы они получили возможность владеть имуществом. Однако указом 1753 года женщинам было даровано право самостоятельно контролировать свое имущество и отчуждать земли. Это способствовало вовлечению женщин в дела управления и распоряжения своего состояния, а также стать участницами экономических отношений, в частности от своего имени совершать операции купли-продажи, как земли, так и своих крепостных крестьян1.

Общее место жительства обязывало супругов проживать совместно либо в доме мужа или жены. Жены солдат или ссыльных также были обязаны отправляться вслед за своим мужем. Например, княгиня Наталья Борисовна Долглорукова, выйдя замуж в 16 лет, через два дня после свадьбы отправилась вместе со своим мужем в ссылку в Сибирь2. При этом данный принцип не распространялся на мужчин, в случае если жену отправляли в ссылку, то муж не был обязан следовать за женой. Это исключение из правил привело к появлению новых и не соблюдению иных супружеских принципов3.

Принцип единого социального статуса также со временем перестал соблюдаться. Социальный статус женщины после принятия Табели о рангах (1722 г.) определялся чином её отца до вступления в брак или статусом мужа после заключения брака. Женщина не дворянского происхождения, после заключения брака с дворянином, становилась дворянкой. Однако выходя замуж за мужчину не знатного происхождения, женщина теряла свой социальный статус и дворянское происхождение. Екатерина II отменила это правило, и теперь дворянка в любом случае сохраняла за собой дворянское происхождение, но не могла передать его ни мужу, ни детям, которые также не могли быть наследниками ее недвижимого имущества. Таким образом, это нововведение изменило принцип единого социального статуса супругов4.

В XVIII веке появляется ограничение для вступления в брак - наличие образования, как у невесты, так и у жениха. «Согласно указу 1722 г. запрещалось выдавать девушек замуж «за дураков – то бишь тех, кто ни в науку, ни на службу не годится». Кроме того, специальным добавлением к указу Петр предписал: тех неграмотных дворянок, которые не могут подписать своей фамилии, «замуж итит[ь] не допускать»1. Ещё одним критерием брака служило единство вероисповедание невесты и жениха. Если в допетровское время церковь, моральные и этические устои и традиции считали смешанные браки недопустимыми, то Петр I очередным указом 1721 года объявил их допустимыми и законным, но при этом родители должны были крестить детей от таких браков2.

Таким образом, существовала сложная законодательная система оформления брачного союза. Поэтому очень часто эти условия и семейные традиции не соблюдались. Соблюдение канонических и законодательных норм находилось в ведении православной церкви. Для проверки соблюдения всех условий вступления в брак венчанию предшествовала длительная процедура, составные которой образовывали порядок заключения брака.

Первым этапом на пути заключения брака была помолвка или обручение, то есть предварительный договор о заключении брака. В XVIII веке начинает распространяться использование услуг свахи в поиске жениха или невесты. На данном этапе родители или родственники устраивали смотрины и заочные знакомства семей будущих супругов, решали основные вопросы венчания, размер приданого, оформлялись необходимые документы, связанные с его передачей жениху. Затем молодые люди должны были получить благословение родителей с обеих сторон, однако к концу XVIII века эта традиция не всегда соблюдалась. Вместе с тем получение благословения, связанное с несовершеннолетием вступающих в брак девушек, укрепляло власть старших и патриархальные устои в дворянских семьях – сначала родителей, а потом мужа3. С детства каждая дворянка воспитывалась в покорности по отношению к мужчине. «Ты уж не от меня будешь зависеть, а от мужа и от свекрови, которым ты должна беспредельным повиновением и истинною любовью – такое наставление давала мать А.Е. Лабзиной. – Люби мужа своего чистой и горячей любовью, повинуйся ему во всем…»1. Все это свидетельствовало о сохранении патриархальных традициях в семье, которые поощрялись церковью.

Обручение сопровождалось небольшим обрядом. Жених вместе со сватьями приезжал в дом невесты для получения согласия ее родителей на свадьбу, после этого могло следовать формальное согласие невесты. Затем приглашенный священник проводил обряд обручения, после которого следовал праздничный ужин. На следующий день жених и невеста обменивались подарками: невесты чаще всего дарили дворовых людей, а жених символически угощал всех гостей и дворовых какими – нибудь сладостями. Завершающим мероприятием на данном этапе было назначение дня свадьбы2.

Свадьбу старались назначать после поста. Подготовкой к свадьбе, как правило, занимались родственники: собирали приданое невесте, готовили документы с указанием размера и перечня вещей составляющих приданое. Накануне оговоренного дня бракосочетания в дом жениха привозили приданое невесты и завершали все свадебные приготовления. Церемония бракосочетания в основном заключалась в кратком поучении священника, далее семья праздновала свадьбу дома или в честь молодых устраивался бал, если хотя бы один из супругов был приближенным императорской семьи. Празднество проходило в кругу семьи или ближайших родственников, если родители по каким-то причинам не могли присутствовать на церемонии. По традиции в доме накрывали стол с хлебом с солью, молодых благословляли образом (иконой). Свадебные гуляния могли продолжаться почти неделю, так как после свадьбы супруги часто ездили в гости и знакомились с родственниками1.

В провинции свадьбы устраивались скромнее по сравнению со столичными, простые и без лишней пышности. Венчание обязательно проходило в храме, иногда священник приходил в дом, и перед церемонией окроплял дом святой водой и проводил небольшую службу. По традиции жених всегда должен был ждать невесту в церкви. Независимо от количества гостей в летнее время свадебный стол накрывали в саду или в доме, где до позднего вечера звучала музыка. Молодожены после заключения брака вновь встречали хлебом и солью, образом и все гости благословляли их брак. При этом застолье продолжалось всю ночь до самого утра, до тех пор, пока гостям не позволяли поздравить супругов. Однако традиция также соблюдалась не всеми семьями2.

В XVIII века произошли качественные изменения в жизни общества, которые в первую очередь затронули повседневный быт высших слоев населения и конечно их семьи. Семейно – брачные отношения наряду с церковью все больше и больше стало регулировать государство.

Вторая половина XVIII века, наполненная духом Просвещения и романтизма, принесла новое в отношения между матерью и ребенком, супругами и поколениями, а также укрепила семейные традиции в дворянской среде. Н.Л. Пушкарева считает, что «материнство как биосоциальное явление не зависит от сословно-правовой стратификации общества, хотя, традиции и нормы отношения женщин к детям, особенности воспитания у разных социальных групп, всегда имели значительные различия»3. Материнство, будучи одной из важных социальных ролей в жизни женщины, имело свои специфические черты в дворянской среде. Произведения французских просветителей, в частности, Ж-Ж. Руссо, подтолкнули матерей к воспитанию своих детей самостоятельно, участию в жизни ребенка, начать ценить ребенка и детство как особый и важный период в жизни человека.

Мемуаристы XVIII века оставили мало воспоминаний о своих взаимоотношениях с родителями и о своем детстве. «О первом периоде жизни много говорить нечего, так как ничего особенного со мной не происходило»1. К тому многие из них писали свои воспоминания уже в преклонном возрасте и многих событий детских лет просто не помнили или считали этот период жизни неинтересным. Информация, содержащаяся в мемуарах, не отражает в полной мере взаимоотношений отцов и детей. Чаще всего семейные отношения описываются схематично и без каких-либо подробностей.

Взаимоотношения в дворянских семьях и ее иерархия выражались в том, что каждый из членов семьи занимал свое положение и имел особое служение. Главная роль в семье принадлежала отцу как главе семейства, который представлял всю семью в обществе. В случае его смерти главой семьи становилась его вдова. Главными функциями мужчины в семье были устройства брака и карьеры сыновей. За женщиной оставалось ведение хозяйства, домашние дела. Одной из особенностей структуры дворянской семьи былое ее четкое разделение на две части: мужскую и женскую. Это разделение соблюдалось и при выборе учителей, пол учителя должен был соответствовать полу ребенка. Такое разделение обуславливало привязанность детей к родителю противоположного пола2.

Отношения в дворянской семье между родителями и их детьми складывались довольно не просто. В воспоминаниях дворян рассматриваемого периода, как правило, родители упоминают только о первенцах или о любимом ребенке, о дочерях пишут сравнительно мало чем о других детях, так как считалось, что от девочек нет никакого толка. Если перед родителями вставал вопрос о спасении ребенка, то родители предпочитали сохранить жизнь своему сыну, а не дочери. Таким образом, ребенок занимал в семье приниженное положение и его потребности учитывались в последнюю очередь. Занимая такое положение в семье, ребенок был предметом исключительной заботы и опеки лишь в исключительных случаях. Например, А.Т. Болотов, будучи единственным сыном в семье, вспоминая о своем детстве, пишет, что родители всячески берегли его от болезней и травм и воспитывали с особенным старанием, так как его мать была уже в почтенном возрасте и не могла больше иметь детей. «Мать крайне любила меня и всячески баловала»1. Когда же Болотов сам стал отцом, то рождению своей дочери он был рад не меньше чем сыну. Свое отношению к рождению детей он выразил следующим образом: на все есть воля Божья, сын родиться или дочь и сколько каждый из них проживет2. Супруги Дмитрий Александрович и Елизавета Петровна Яньковы часто ездили в гости и переезжали из Москвы в поместье, что повлекло за собой слабое здоровье их сына. При этом они не считали нужным отказаться от многочисленных поездок, что в конечном итоге привело к смерти их нескольких детей3.

Заботливая мать – это нетипичный образ матери второй половины XVIII века. Яркими примерами таких матерей являются княгиня Екатерина Дашкова, мать А.Е. Лабзиной и А.Т. Болотова. После смерти мужа Дашкова заменила своим детям и няньку, и учителя, и прислугу. Мать Анны Евдокимовны Лабзиной, несмотря на раннее вдовство, всю свою жизнь посвятила дочери и сама принимала непосредственное участие в ее обучении и воспитании. «Я почти не разлучалась с матушкой. Своей добротой и ласками она добилась моего полного доверия»1.

Воспитание своих детей некоторые семейные пары предпочитали поручать старшим родственникам: бабушкам и дедушкам, дядям или вовсе нянькам, в результате чего отношения родителей с их детьми не имели эмоциональной близости. Княгиня Екатерина Романовна Дашкова, выйдя замуж в 16 лет, оставила свою дочь Анастасию на воспитание своей сестре, а сына Михаила отдала на воспитание своей свекрови и практически не занималась их воспитанием в первые годы их жизни. После смерти супруга Дашкова забрала своих детей и сама занялась их обучением и воспитанием. «Если бы мне сказали до моего замужества, что я, воспитанная в роскоши и расточительности, сумею в течение нескольких лет (несмотря на свой двадцатилетний возраст) лишать себя всего и носить самую скромную одежду, я бы этому не поверила; но подобно тому, как я была гувернанткой и сиделкой моих детей, я хотела быть хорошей управительницей их имений, и меня не пугали никакие лишения...»2. По причине болезни своего второго сына Павла она отправилась за границу, чтобы поправить его здоровье и дать ему хорошее европейское образование. При этом о своей дочери она вспоминает очень холодно. Ее отношения с детьми складывался довольно сложно. Сын был бездарным и продвигался по службе только благодаря своей именитой матери. Поведение дочери и вовсе оставляло желать лучшего. Анастасия мстила своей не в меру заботливой матери, попала под надзор полиции, из-за чего Дашковой неоднократно приходилось выкупать дочь под залог. Екатерина Романовна потеряла влияние над своей дочерью, выдав ее замуж, они совершенно не понимали друг друга, что со временем переросло во взаимную ненависть. Для Дашковой отношения с детьми, которым она посвятила свою жизнь, ради которых пожертвовала она личной, женской судьбой, стали настоящим крахом всех ее ценностей.

Семейные связи среди дворян во второй половине XVIII века оставались крепкими. Родители имели влияние на своих детей и после того как их дети составляли свои собственные семьи. Родителей по большей части любили, боялись и в то же время почитали. Любовь к родителям была скорее проявлением правил хорошего тона, чем выражением чувств. Возможной причиной таких отношений в семье могло служить раздельное проживание детей и родителей. Как правило, детям доставалась самая дальняя комната в доме либо вовсе отдельная постройка. «В то время дети не бывали при родителях и не смели приходить, когда им вздумается, а приходили поздороваться к завтраку, обеду, ужину или когда позовут»1. К старшим родственникам все относились с уважением и даже испытывали по отношению к ним страх. Елизавета Янькова в своих воспоминаниях указывает на то что, без разрешения бабушки никто не начинал говорить, а когда она что-то спрашивала, то отвечали стоя и не садились до тез пор пока она не разрешала. Таким образом, в состоятельных дворянских семьях эмоциональной близости между родителями и их детьми и вовсе не было.

Каждый родитель считал своей обязанностью дать своему ребенку хорошее образование, в свою очередь дети были обязаны заботиться о своих пожилых родителях. При этом среди дворян было приемлемо отдавать своих детей на воспитание и обучение в другие семьи, а за собой они оставляли лишь общий контроль. Жизнью детей и их обслугой занималась прислуга, а обучением - наемные учителя, гувернеры. Дети воспитывались в уважительном отношении к старшим родственникам. В богатых и среднесостоятельных дворянских домах стены украшали портретами старших родственников, выражая свою почтительность и уважение2.

Девочек с детства готовили к светской жизни, к управлению поместьем или к семейной жизни в зависимости от семейных традиций и занимаемого в обществе положения, иными словами, их не готовили стать матерью. Их не учили ухаживать за детьми или воспитывать их, как правило, всех дворянских девочек ориентировали на то, что обязанностью матери является дать сыну хорошее образование, а дочь удачно выдать замуж. Молодые дворянки сами еще, будучи детьми на момент заключения брака и рождения детей, не справлялись со своими обязанностями жены и матери, поэтому для второй половины XVIII века также как и для первой характерна высокая детская смертность1.

Супружеские отношения. Брак означал освобождение молодой дворянки от родительской опеки и власти отца, с одной стороны, и переход во власть мужа, с другой. Главным принципом брака являлось служение своему супругу. Устав благочиния, принятый в 1782 году, предписывал жене пребывать в любви, послушании и почтении своему мужу2. Во всех житейских вопросах жены обязательно должны были получать одобрение мужа. Раннее замужество не могло не наложить отпечаток на супружеские отношения. Как правило, не всегда молодым удавалось познакомиться до свадьбы и узнать друг друга. Женихов и невест своим детям, по-прежнему, выбирали родители, поэтому брак не всегда был счастливым. Женщина в семье выполняла не только роль матери и хранительницы домашнего очага. Большинство провинциальных дворянок занимались ведением хозяйства и управлением деревней, так как мужчины находились в это время на службе либо женщины были вдовами. В дворянских семьях в основном сохранялись патриархальные отношения, подчинения жен и дочерей воли мужа или отца. Поэтому замужние женщины в особенности должны были следовать указаниям своего супруга.

Примером может служить первое замужество Анны Лабзиной. Брак с Александром Карамышевым был последней волей ее умирающей матери, которую она исполнила покорно и беспрекословно. Их семейная жизнь не складывалась с самого начала. Возможно, причиной тому была 14-летняя разница в возрасте, Анне на момент замужества было всего 13 лет. Разница воспитания и образа жизни обоих также повлияли на их семейные отношения. Анна воспитывалась аскетической матерью и ее готовили к многочисленным трудностям, в то время как Карамышев был лишен нравственных устоев. Сложные отношения с мужем объяснялись и тем, что он запрещал ей жить с больной матерью после замужества, общаться ей с няней. Возможно, интимная связь А. Карамышва с его племянницей и отсутствие полноценных супружеских отношений с Анной тоже стали причиной неудачного брака. По необъяснимым причинам Александр Карамышев был неприятен Лабзиной с самого начала, хотя тот неоднократно бывал в их доме и у нее была возможность с ним познакомиться и узнать его получше. Анна Евдокимовна всегда следовала наставлениям своей матери – подчинялась воле супруга, прислушивалась к своей свекрови. В своих воспоминаниях она с теплотой отзывается о ней и называет ее своей второй мамой и другом. На примере данной семьи мы видим, что родители, в данном случае матери, не вмешивались в жизнь своих детей1.

Иначе сложились судьбы Варвары Николаевны Головиной и Екатерины Романовны Дашковой. Они обе принадлежали к знатным дворянским родам и их семьи имели хороший материальный доход. С детства они получили хорошее домашнее образование и доступ к придворной жизни. Со своими мужьями познакомились до брака и имели возможность проводить вместе время. В своих воспоминаниях Головина и Дашкова оставили много воспоминаний об их знакомствах с известными личностями, о том какой след они оставили в истории России благодаря своей деятельности или деятельности их семей. Рассказывая о своей семейной жизни, они опускают многие подробности.

Екатерина Дашкова вышла замуж в 16 лет. В своих «Записках» Екатерина Романовна оставила воспоминания о первой встречи с князем Михаилом Дашковым. Возвращаясь из гостей в сопровождении хозяев дома, она впервые увидела гвардейского офицера. «Едва мы прошли несколько шагов, как перед нами очутилась высокая фигура. Я испугалась и спросила мою спутницу что случилось. И в первый раз в моей жизни я услышала имя князя Дашкова. Наша неизвестность была нашим общим другом и положила основание постепенно возраставшей любви»1.

Приготовления к свадьбе были скорыми, да и сама свадьба прошла без лишней пышности, тихо. Типичная московская патриархальная семья князя Дашкова воспринимала Екатерину как иностранку, так как она практически не говорила по-русски. И только чтобы угодить своей свекрови, матери горячо любимого ей мужа, она начинает изучать русский язык. Первые годы семейной жизни и рождение первого ребенка Дашковой проходят в кругу семьи и вдали от императорского двора. Вспоминая об этом времени, она пишет, что это были счастливые годы в ее жизни. О муже Екатерина пишет только в восторженных тонах. «Свидание мое с князем Дашковым было верхом моей радости; оно обновило мое существование…»2. О семейной драме и тяжелых отношениях со своими детьми: тайная свадьба сына и долги супруга ее дочери Анастасии, княгиня предпочитает не раскрывать до конца, зная, что ее воспоминания будут впоследствии опубликованы.

Отношения супругов Болотовых также складывались непросто. Жена Андрея Тимофеевича, возможно, в силу своего возраста относилась к нему с прохладой, была нечувствительна и не проявляла к своему супругу какую-либо ласку, как пишет сам Болотов. В своей супруге он стремился найти друга, с которым он сможет разделить свои душевные переживания и радости. Многое из того что не хватало Болотову в супруге он смог найти в своей теще, которая долгое время прожила с ними в одном доме. В своих воспоминаниях он посвящает описанию своей тещи отдельную главу, что может свидетельствовать не только о хороших и теплых взаимоотношениях между ними, но и о значимости этого человека в его жизни3.

Таким образом, взаимоотношения в дворянской семье во второй половине XVIII века и их структура имели свои отличительные черты и не сопоставимы с современностью. В дворянской среде преобладала малая семья. Сначала это объяснялось обязательностью (до 1762 г.), а затем необходимостью государственной службы для всех совершеннолетних мужчин. Со временем семья стала пониматься как союз двух родственных душ и к концу столетия произошло отделение частной, семейной жизни от общественной. Новые идеи эпохи Просвещения способствовали принятию жены как друга, хранительницы семейных традиций и ценностей. Жена-друг выполняла в семье важные функции: поддерживала мужа в его делах, разделяла его трудовую и военную деятельность. Защищала честь семьи и оберегала сословную честь супруга. Примерами таких жен являются Н.Б. Долгорукая и Е.Р. Дашкова. Взаимоотношения в дворянских семьях строились на одних и тех же принципах: иерархизм, всевластие главы семьи, зависимость функций, прав и обязанностей члена семьи от пола и возраста, господство общих семейных интересов над индивидуальными, приоритет роли, которую играет человек в семье и обществе. Дети подчинялись родителям, жены — мужьям. Господство мужчины в дворянских семьях, по-прежнему, оставалось, но со временем приобрело иной, более мягкий характер. Новые идеи эпохи Просвещения способствовали принятию жены как друга, хранительницы семейных традиций и ценностей. Жена-друг выполняла в семье важные функции: поддерживала мужа в его делах, разделяла его трудовую и военную деятельность. Защищала честь семьи и оберегала сословную честь супруга. Примерами таких жен являются Н.Б. Долгорукая и Е.Р. Дашкова.



















Глава II. Быт провинциальной дворянки


§ 1. Жизнь провинциальной дворянки в усадьбе


Российское дворянство традиционно делят на столичное и провинциальное. В основе этого деления лежит место жительства имущественное положение. Основная масса дворян была средней и бедной и поэтому проживала в провинции. Провинциальное дворянство также можно разделить на несколько групп. Первая – это наиболее привилегированное провинциальное дворянство, то есть московские и служилые люди, приближенные к императорской семье, которое получало богатые поместья в разных местах империи. Вторую и основную группу дворян составляли служилые люди, главными обязанностями которых были исполнение воли императора, несение военной или административной службы. Из этой части дворянства позднее и сформировалось мелкопоместное и среднепоместное дворянство1.

Во второй половине XVIII века произошли качественные изменения в жизни российского общества. В этот период завершается оформление дворянства как сословия и отмечается его расцвет, связанный с продворянской политикой российских императоров. Начало изменениям положил «Манифест о вольности дворянства» 1762 года, освободивший дворян от несения обязательной военной службы и из обязанности она превратилась в привилегию. Манифест не только освобождал от службы, но и дал дворянам право выезда за границу, поступать на военную службу в иностранных государствах, давать детям европейское образование. Другим важным документом является «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства», согласно которому дворяне становились собственниками не только земли, но и всех лесов располагавшихся на этой территории, также им разрешалось строить промышленные предприятия в деревне на территории своей усадьбы. В это время отмечается массовый уход дворян со службы, теперь дворяне все больше стали заниматься хозяйством. Поэтому с 1760-х годов начинается расцвет дворянской усадьбы в селах и деревнях2.

Повседневная жизнь провинциального дворянства имела существенные отличия от столичной. Большую часть времени столичные дворяне проводили в усадьбе, которая являлась для них скорее местом для отдыха или зимовки, в то время как для провинциалов она являлась родовым гнездом и постоянным местом жительства. «Усадьба – совокупность строений (жилого дома, надворных построек) и примыкающих угодий (огорода и т.п.), представляющих отдельное хозяйство (преимущественно в сельской местности)»3. Традиционно усадьба служила местом проживания, где рождалось и воспитывалось не одно поколение, теперь усадьба стала еще и источником доходов дворян-помещиков. В основном дворяне проживали в своих усадьбах с ранней весны и до самой зимы.

В основном дворянские усадьбы располагались в центральных и западных губерниях в больших и маленьких селах или даже в деревнях. Все усадьбы делились на аристократические, царские, усадьбы крупного, мелкого и среднего дворянства. Дворянские усадьбы различались богатством и размером, назначением и планировкой, внешним и внутренним обликом. Как правило, у средне и мелкопоместного дворянства усадьбы были приспособлены для спокойной и удобной жизни, скромны в оформлении1. Многие дворяне создавали на территории своих усадеб искусственные каналы и пруды, фонтаны. Все чаще появляются регулярные сады, которые являлись продолжением дома. Сад и оранжерея были настоящим достоинством каждого хозяина, поэтому осмотр усадебных владений начинался именно с них. В садах богатых дворян можно было найти мраморные скульптуры человеческих фигур. У менее состоятельных дворян заменой скульптуры служили деревья и кустарники, имеющие специально сделанные причудливые формы зверей. В садах появляются беседки и павильоны для отдыха и принятия гостей. К концу столетия большее внимания владельцы усадеб уделяют естественному пейзажу и всячески подчеркивают его красоту. В дворянской усадьбе переплетались различные виды искусств: архитектура, скульптура, театр, паркостроение, живопись и музыка2.

Господский дом был главной постройкой все усадьбы. Во второй половине XVIII века наряду с сохранившейся традицией возведения деревянных домов появляются и новые способы строительства с использованием камня. Как правило, дом был либо полностью деревянным, либо его деревянная основа устанавливалась на каменный фундамент. Постепенно начинают появляться каменные дома, на смену одноэтажным постройкам приходят двухэтажные1. Двойные и зимние рамы еще не были распространены, так как стекла были дорогими, поэтому некоторые дворяне во вторую раму вставляли промазанную маслом бумагу. В зимний период времени проживать в таком доме было невозможно, поэтому осенью семья переезжала в город2.

Интерьер дворянского дома – средство выражения знатности и материального состояния дворянской семьи. В дворянском доме были: диванная – комната для отдыха и домашних занятий, о чем свидетельствуют воспоминания Е.А. Сабанеевой.   В детстве, когда нас водили здороваться с бабушкой, она сидела в своей угольной комнате на диване так прямо, хотя вокруг нее много подушек, вышитых и шерстью, и шелком, и бисером. Угольная комната меблирована просто, и мебель обита ситцем... Перед диваном большой овальный стол из красного дерева, и по его сторонам стоят кресла в два ряда…»3. Непременно имелись парадная столовая и буфетная комната, располагавшаяся рядом со столовой для хранения дорогой серебряной и фарфоровой посуды, скатертей. В буфетную доставляли готовые блюда. Кухня старались разместить подальше от дома, чтобы не раздражать хозяина и его гостей неприятными запахами4.

 Обязательным элементом усадьбы, особенно состоятельных дворян, был кабинет владельца усадьбы, где решались все важные вопросы усадьбы. «Наиприятнейшею из всех для меня комнатою был мой кабинет»5 - писал Андрей Болотов. Здесь он любил проводить много времени и заниматься своими книгами. Кабинет в отличие от иных комнат практически не декорировался. Меблировка была скромной и отчасти аскетичной, неотъемлемой частью кабинета были настольные часы. Рядом с кабинетом обычно располагались спальни в европейском стиле, то есть у каждого была своя спальня. Свидетельством проникновения в дворянские усадьбы европейского расположения комнат служат воспоминания Варвары Николаевны Головиной: «Одна сторона была занята матерью и мной, в другой жил отец и останавливались приезжавшие гости»1.

Вторыми по значимости комнатами в доме были гостиная и столовая, как правило, у богатых дворян это были две разные комнаты, а в менее состоятельных семьях они соединялись в оду парадную комнату2. Из мебели в доме, пишет А.Т. Болотов, были только дубовый стол, кровать, шкаф и лавки вдоль стен. После женитьбы Болтов неоднократно переделывал дом, увеличивал количество жилых комнат, изменил интерьер, украсив стены картинами одного местного крестьянина3. Состоятельные и столичные дворянские семьи могли позволить себе более дорогую мебель. Например, в доме Е.П. Яньковой в гостиной была пальмовая мебель, обитая черной кожей4. К концу века на смену лавкам в домах провинциального дворянства приходят стулья, раздвижные столы и кресла, с помощью которых можно было устраивать праздничные застолья.

Столовая была не только повседневным помещением, но и единением всей дворянской семьи. Мебель для столовой подбиралась простая, так как ее главным назначением было удобство. Стены столовой как в и других комнатах украшалась картинами или портретами. Вдоль стен могли стоять шкафы с фарфоровой посудой. В богатых домах на стол обязательно клали салфетки с вышитым вензелем хозяина, стол сервировали дорогой посудой, свечами и вазами с цветами. В зависимости от состояния владельца дома посуда могла быть фаянсовая или фарфоровая, серебряная или хрустальная. В летнее время столы накрывали прямо в парках в покрытых павильонах1.

Спальня. Для дворянских усадеб характерно наличие нескольких спален, личных покоев хозяина, хозяйки и их детей. Из мебели здесь были широкие кровати с легкими прозрачными пологами и балдахинами, которые защищали спящих от мух и других насекомых. В спальне начинался и завершался день каждого члена дворянской семьи. Наличие в комнате икон с лампадами распространялось и на личные покои, поэтому в спальне находились наиболее почитаемые иконы. В красном углу перед иконами зажигали лампады, и каждый день начинался с молитвы. По традиции перед сном дворяне также читали вечернюю молитву.

Главным украшением стен в домах были образы, присутствовавшие практически во всех комнатах. В богатых домах стены украшались живописью и портретами, а сами стены были обиты тканью или холстом в тон мебели. «Все парадные комнаты в доме были с панелями, а стены и потолки затянуты холстом и расписаны краской на клею. В зале на стенах были картины на тематику охоты, в гостиной ландшафты, в кабинете у матушки то же, а в спальне стены были расписаны боскетом. Конечно, все это было малевано домашними мазунами, но, впрочем, очень недурно, а по тем меркам. Важнее всего было в то время, чтобы хозяин дома мог похвалиться и сказать: «оно, правда, не очень хорошо писано, да писали свои крепостные мастера»2. Для домашнего устройства был характерен русский обычай покрывать и укрывать дом и предметы в нем от дурного глаза. В порядочном доме полы всегда покрывали коврами, в менее зажиточных – обычным войлоком. Главный образ в доме закрывался занавесом или застенком, стены и лавки обивались одним и тем же материалом3.

К концу века в домах зажиточных дворян все чаще стали появляться библиотеки, содержащие тысячи самых разнообразных книг. Первоначально библиотеку составляли различные журналы о ведении хозяйства, а в конце века появляются переводные романы. В домах образованных людей хранились печатные и рукописные книги, в том числе и иностранных авторов. Среди них можно встретить любовные романы, письма, официальные документы и государственные акты. В богатых дворянских семьях появляются женские библиотеки. Женщины стали не просто грамотными, но и читательницами1. В семье М. Хераскова некоторое время воспитывалась замужняя Анна Лабзина (Карамышева). Однажды, когда в доме были гости, они обсуждали романы, что было совершенно новым и неизвестным для Анны Евдокимовны. Романы представляли опасность для нравственности девушек и поэтому, когда в доме заходила речь о подобной литературе Анну выставляли из комнаты2. Это свидетельствует о сохранении патриархального уклада семьи во второй половине XVIII века.

В некоторых дворянских домах можно найти гардеробные комнаты. « Гардеробная была большая светлая комната с горшками герани, бальзаминов и жасмина по окнам, с белыми занавесками; по стенам стоят высокие шкафы, на шкафах картонки, корзины, болваны для чепцов. Посреди комнаты большой круглый стол со всеми швейными принадлежностями; тут и подушечки с булавками, старые бомбоньерки с разноцветным шелком, непременно тоже картинки мод и обрезки ситца, коленкора, шелковых материй, лент и кружев»3.

Обустройство дома ориентировалось на постоянное проживание, создание уюта и удобств, внутренняя отделка комнат становилась привлекательное, все чаще в дворянской усадьбе можно найти картины на стенах, небольшие библиотеки, современную посуду и мебель. Наиболее ярко эволюция дворянской усадьбы в своих воспоминаниях отразила Сабанеева Екатерина Алексеевна: «Усадебные строения были капитальные: они были вытянуты, точно казармы, и представляли собой массу прочного домашнего кирпича ... Строитель не увлекался стилем или же украшениями, а главною его целью была солидность и прочность построек. Большой двухэтажный дом в 25 комнат, с такими же флигелями, конный двор, - все это стояло лет тридцать небеленым. Отец мой к свадьбе решился выбелить усадебные постройки, дом внутри оштукатурил, затем завел сады, разбив перед домом правильные аллеи, которые засадил липами»1.

Дом становился не просто жилищем, а центром духовной жизни дворянской семьи. Каждый дворянин стремился участвовать в строении своего дома и его повседневной жизни, о чем свидетельствуют воспоминания современников. Такая усадьба выражала внутренний мир, чувства, переживания и вкус дворянина и являлась уникальным творением. Например, Екатерина Романовна Дашкова лично участвовала не только в строительстве усадьбы, но и в разработке всех планов. Усадьба Троицкое «Моё любимое имение» - так называла Троицкое Екатерина Романовна Дашкова2. Усадьба Дашковой располагалась в Калужской губернии и была полностью построена в соответствии с ее задумкой. В 1796 г. она писала: «Вернувшись из Круглого (село в Могилевской губернии), решила закончить начатые постройки. Четыре дома были достроены, и я еще больше украсила свой сад. Так что он стал для меня настоящим раем. И каждое дерево, каждый куст был посажен при мне»3. Постоянно увеличивавшиеся доходы позволили создать Дашковой свой собственный усадебный мир. В ее усадьбе были такие постройки как: княжеский дом, театр, церковь, помещения для слуг и флигели для гостей, своя больница и даже школа верховой езды и другие1.

Таким образом, можно выделить характерные черты усадеб во второй половине XVIII века:

- основным строительным материалом, по-прежнему, оставалось дерево;

- увеличилось число дворянских имений с крестьянскими дворами;

- во многих усадьбах появлялись оранжереи, а парки и сады стали ее неотъемлемой частью;

- среди богатых дворян-помещиков утверждается дворцовый стиль и роскошный интерьер в усадебном строительстве;

- усадьба приобретает и культурное назначение, в них появляются собственные театры;

«Провинциальный» часто понимается как отсталый или простой, а жизнь в провинции считается скучной и неинтересной. Разница между столицей и провинцией резко проявляется в образе жизни, одежде, манерах поведения, речи. Жизнь в провинции протекала неторопливо и монотонно.

Основную часть повседневной жизни дворян в усадьбе составляли непримечательные будни и простые радости – еда, питье, прогулки. День начинался с завтрака. «За завтраком обычно на стол ставили самовар и пили чай, гораздо реже – кофе. Байховый чай предпочитали цветочному. Разливала обычно его хозяйка дома. Если это был завтрак в обычный день, то подавали бутерброды с ветчиной (слово «бутерброд» появилось в России только в XVIII в.). На столе были также яйца всмятку, горячий картофель. К чаю подавали варенье, сливки, печенье, кренделя. А если на завтрак приглашали гостей, то лакеи несли холодные закуски, кулебяку, жаркое, водку»2. В обычные дни пользовались оловянной посудой, по праздникам серебряной или фарфоровой. После обеда хозяева ложились спать, дворовые спали прямо на улице, если кто-то не хотел отдыхать, то отправлялся в парк на прогулку или почитать книгу. Если в доме не устраивался праздник, то ужина могло и не быть, ограничивались чаепитием. Вечерами играли в карты, слушали сплетни или вели светские беседы. Женщины вышивали на пяльцах или занимались плетением кружев.

Будни сменялись праздниками в честь гостей. В деревнях на праздники приглашали соседей и крестьян. Столы ставили во дворах, а дворянские дети и хозяева дома сами приносили гостям угощения1. Завтраки, обеды и ужины в праздничные дни проводили за столом. Спать гостям приходилось порой на земле, так как в доме не хватало места, если жилых комнат было не много2. Все это свидетельствовало о единении дворянского и крестьянского миров, культур.

В состоятельных семьях у дворян имелась многочисленная прислуга. По воскресеньям и праздникам в дом съезжались гости и устраивались праздничные обеды не меньше чем на тридцать персон. Традиционно во всех именитых домах столицы, реже в провинции, устраивались балы, чему следовали и Долгоруковы. Он пишет: «…съезды у нас были еженедельно. Жена, не любя выезжать сама, охотно к себе всех принимала. Все дамы ее любили…»3. В простые дни всегда подавали два горячих (щи, уха), два холодных блюда, четыре соуса, пирожные, а в званые обеды угощений и блюд было в два раза больше. Посуда была скромной из олова, чаши, миски, блюда. Серебряные или столовые сервизы появляются в домах провинциального дворянства к концу столетия4. Необходимые продукты питания – овощи, молоко, хлеб, мясо и мед производили в собственных имениях, некоторые продукты покупали у своих соседей. В летнее время из мясных продуктов на столе у дворян присутствовала дичь или домашняя птица. В некоторых семьях в садовых прудах выращивали рыбу.

Жизнь провинциальных дворянок имела много общего с крестьянской жизнью и по большей части была ориентирована на семью и детей. Многие провинциальные дворянки были помещицами либо занимались управлением дома и хозяйством, в то время как муж находился на военной службе. Каждый обычный день начинался с утреннего туалета и завтрака. После завтрака у детей были занятия с учителем или гувернанткой, а женщины в это время занимались хозяйственными делами. Крестьянскими и дворовыми людьми, домашними делами могли заведовать и незамужние дочери, в случае наследования вотчины. Утренние дела завершались таким же ранним обедом, после которого по распорядку дня следовал дневной сон, купание и ужин1.

Развлечения провинциального дворянства также резко отличались от столичного. Бал как основной способ досуга и неотъемлемая часть быта дворян был характерен больше для столицы, чем для провинции. Главными танцами тогда были менуэт, потом стали танцевать кадриль. Танцевали только молодые девицы, замужние женщины очень редко, вдовы – никогда. Вдовы практически не ездили на балы и все время одевались в черное, а если им приходилось ехать на свадьбу, то поверх черного платья нашивали золотую сетку2. Для детей устраивали отдельные детские балы. Всех дворянских детей с детства учили танцевать и даже в небогатых дворянских семьях в праздники дома могли устраиваться небольшие балы для гостей. Излюбленным способом отдыха у богатых дворян был театр, в котором играли как крестьяне, так и сами члены дворянской семьи. Екатерина Дашкова специально для этого построила на территории своей усадьбы небольшое каменное здание, где устраивала дворовые концерты и спектакли с участием дворовых людей. Даже в маленькой усадьбе существовал свой хор песенников, небольшой оркестр, по праздникам показывали спектакли, в которых участвовали крестьяне, дворянские дети и даже сами хозяева дома. В основном праздники в усадьбе проходили на открытом воздухе. В парке ставили качели и карусели. Однако главным местом развлечения был «зеленый» театр - театр под открытым небом. В очень богатых усадьбах по праздникам устраивали фейерверки1.  Еще одним развлечение провинциальных дворян были бани. Они находились на безопасном расстоянии от дома, чтобы не случилось пожара.

Основной формой проведения досуга провинциальных дворянок были разговоры за обедами при приеме гостей. Женщины беседовали о домашних делах, сплетничали о деталях их частной жизни. Еще одним развлечением дворян в провинции была игра в карты. Елизавета Янькова в своих воспоминаниях упоминает о своей тетке, которая очень любила играть в карты, и чем больше в доме было гостей, тем лучше и веселее была игра2.

Анализ мемуарной литературы показывает, что авторы воспоминаний стремились отразить в них свои детские впечатления о времени проведенном в усадьбе или загородных домах, какое влияние усадебная жизнь оказала на них. В воспоминаниях отразились наиболее значимые моменты жизни: детство, проведенное с родителями, бабушкой или родственниками, сватовство и свадьба, воспитание собственных детей и семейная жизнь, праздники и будни, строительство нового дома и его совершенствование, создание первых литературных произведений и мемуаров. Некоторые из мемуаристов, такие как Е.Р. Дашкова, А.Т. Болотов возвращались в свои родовые дома, воспитывали здесь своих детей согласно семейным традициям. На их примере мы видим, что дворяне разного положения и имущественного достатка принимали активное участие в жизни своей усадьбы, восстанавливали и преобразовывали их в соответствии со своими вкусами и предпочтениями.

Таким образом, во второй половине XVIII века с принятием Манифеста 1762 г. меняется повседневная жизнь провинциальных дворян в усадьбе. Дворянская усадьба среднепоместного дворянства к концу столетия стала походить на усадьбы состоятельных дворян. Со временем увеличивалось число жилых комнат и их назначение (отдельные спальни, кабинет, столовая и гостиная, детская, уборная), украшение фасада дома становилось все сдержаннее. В таких усадьбах помещики жили подолгу и неохотно меняли провинциальную размеренную жизнь на столичную суету. Усадьба играла важную роль в жизни каждого дворянина. «Дом отчий, каков ни стар и ни прост был, но мысли, что живали в нем мои предки и что я сам впервые в оном стал дышать воздухом … делали мне его и тогда еще милым и любезным»1.


§ 2. Типы провинциальных дворянок (на примере изученной мемуарной литературы)


Источниковый материал предоставляет возможность для создания нескольких типов провинциальных дворянок (Калужской и Тульской губерний) характерных для второй половины XVIII века. Следует отметить, что речь идет не только тех, кто постоянно проживал в данных территориях, но и таких, которые имели формальное отношение, связанное с поддержанием родственных связей, правами владельца усадьбы или временным проживанием. Поэтому задачей данного параграфа является создание типов и образов провинциальных и столичных дворянок на основании их собственных мемуаров или воспоминаний их родственников. Ключевой деталью в воссоздании образов дворянок являются детали одежды и костюмов.

Мемуаристы отразили в воспоминаниях наиболее важные для них события в их жизни. Часть из них посвящена эпохе, в которой они жили, в других большое внимание уделяется описанию своих дворянских родов или своей придворной жизни, описание повседневной жизни и быта проходит через весь текст и занимает от нескольких строк до целых глав. Авторы воспоминаний описывают своих старших родственников, бабушек, родителей, сестер, нянечек и учителей и на основании этих описаний можно воссоздать несколько образов провинциальных дворянок в разных возрастах из различных по происхождению и достатку семей, с разными социальными статусами и выполняющие различные социальные роли.

Для второй половины XVIII века можно выделить несколько типов русских дворянок. В работе рассмотрены следующие типы и образы дворянок, связанные с возрастом, социальным статусом и ролями. Дворянка – барышня (до замужества), невеста, институтка, уездная барышня и бабушка, заботливая мать и помещица.

Женский идеал XVIII века – пышущая здоровьем, дородная, полная красавица заменяется бледной, мечтательная, грустная женщина романтизма с французской книжкой в руках. Все дворянские девочки без исключения в возрасте до 5-ти лет назывались «барышнями», с 15 лет они считались «взрослыми барышнями», что указывало не только на возраст, но и на дворянское происхождение. Первые годы жизни дворянские девочки проводили с кормилицей и няней, а с семилетнего возраста переходили под опеку и контроль матери. Повседневность няни и дворянских детей были тесно взаимосвязаны вплоть до окончания периода детства1. Авторы изученных мемуаров еще не уделяли достаточного внимания своему детству, более подробное описание этого периода связано с воспитанием собственных детей. Поэтому реконструировать образ дворянки до замужества не представляется возможным.

Взрослые барышни в возрасте до 15-17 лет в небогатых дворянских семьях, как правило, помогали своим матерям по хозяйству, получали первоначальное домашнее образование, мамы и няни-крестьянки обучали рукоделию и танцам. При этом нянечки преследовали прагматические цели: «Учись, матушка, может труды твои будут в жизни твоей нужны. Если Богу будет угодно испытать тебя бедностью, то ты, зная разные рукоделия, не будешь терпеть нужды»1.

Девичество для юной дворянки было этапом подготовки к семейной жизни и заканчивалось оно тогда, когда родители решали выдать дочь замуж. Вступление в брак означало приобретение новой роли и выполнение иных обязанностей, переход из-под родительской опеки и власти под контроль супруга. Поэтому особым типом или образом дворянки может быть дворянка-невеста. Замужество – одно из важных событий в жизни, поэтому и наряд был особенным, украшался гораздо богаче, чем обычный праздничный костюм. В основном свадебное платье изготавливали из покупного фабричного шелка, бархата или парчи. Головной убор невесты также богато украшался бисером, цветным стеклом и речным жемчугом. По старинной русской традиции у невесты было два разных платья – венчальное и свадебное. Поэтому к моменту замужества каждой дворянке подготавливали несколько нарядов, одно подвенечное платье, несколько платьев для поездки к родственникам и знакомым после свадьбы и различные головные уборы. Если с приобретением подвенечного платья возникали проблемы, то украшением к платью служили цветы, благодаря которым наряд становился свадебным2.

Мало кто из мемуаристов оставил в своих воспоминаниях описание свадебных костюмов и свадебное или венчальной церемонии. В мемуарах Елизаветы Яньковой содержится свидетельство свадебного платья: «Подвенечное платье у меня было белое, глазетовое, волосы напудрены и венок из красных розанов – тогда было так принято»3. Букет красного цвета – это сохранившаяся традиция, символ счастья и семейного благополучия будущих супругов.

Еще один оригинальный тип русской дворянки – институтка. Это были девушки, получившие образование в учрежденном в 1764 году Екатериной II Воспитательном обществе для благородных девиц или Смольным институтом, как его стали называть позднее. Воспитанниц этого славного учреждения называли также "монастырками" или "смолянками". Здесь обучались дворянские девочки в возрасте 6-18 лет. Ученицы должны были носить особые форменные платья определённого цвета: младший возраст – кофейное платье (таких воспитанниц называли кисейными барышнями), во втором возрасте - голубое, в третьем - серое и в старшем возрасте - белое. Платья были свободными и простыми, шились из камлота. Каждой воспитаннице выдавали шпильки, булавки, гребни и пудру. Так же полагались перчатки (три пары в год из желтой кожи, лайковые для ассамблей - по паре на три года). Воспитание девиц происходило в строгой изоляции от внешнего мира1. «Они не умели притворяться, всегда были открыты со всяким и никакого кокетства не показывали в поведении»2. Евгения Сергеевна Смирнова, супруга И.М. Долгорукого, является ярким воплощение данного типа. «Она прекрасно пела, танцевала, играла на арфе… Я пленился ее воспитанием, простосердечием и добродетельными побуждениями души и здравым рассудком»3. «Евгения была из тех редких женщин своего времени, которые пленяют разум и трогают душу…»4, - писал о ней автор воспоминаний. Воспитание основывалось на умении держать себя в обществе и хороших манерах. Методика Смольного института и училища должна была способствовать созданию «новой породы» светских женщин, лишенных пороков обычных людей. Все это замедляло взросление институток.

Одним из самых ярких типов является тип "светские дамы" или "столичной штучки". Этот тип дворянки наиболее часто встречался в высшем свете столицы. Эти дворянки, созданные модным французским воспитанием, весь круг своих интересов ограничивали гостиной и бальной залой, где они были призваны царить. К такому типу можно отнести Варвару Николаевну Головину, которая проживала в Петербурге и много времени проводила при дворе императрицы или Дашкову Екатерину Романовну – сподвижницу Екатерины Великой. Екатерина Романовна воплотила в себе тип дворянки-помещицы, заботливой матери и светской дамы. Такая женщина хорошо образована, ведет хозяйственные дела и подолгу живет вне города в своей усадьбе, так как от ее деловой хватки зависела жизнь семьи.

Жизнь таких дворянок целиком и полностью подчинялась придворной жизни, а внешний вид соответствовал не только тенденциям в дворянской моде, ориентировавшейся в основном на западные страны, но и указам, регламентировавшим ношение одежды.

Еще в правление Петра I был издан ряд именных указов, регламентирующих правила ношения европейской одежды и обуви, что явилось одним из проявлений европеизации российского общества. Ношение национального русского костюма наказывалось. Первоначальными образцами платьев были голландский, французский, венгерский и немецкий костюмы. Введение платья европейского образца стирало сословную принадлежность и различия между социальными классами. Отказ от национальной одежды привел к изменениям в сословной системе общества1.

Однако с приходом к власти Екатерины Великой начинается возрождение русских традиций в одежде и усилением влияния французской моды, но это не означало отказ от европейских платьев. На смену стилю рококо приходит классицизм. Екатерина стремилась внедрить в повседневный быт отдельные элементы старого русского костюма. Отныне женщины должны были одеваться соответственно должности своего мужа, а на официальные приемы являться в традиционной одежде. Для женщин были введены так называемые мундирные костюмы: платье состояло из атласной юбки и длинного сюртука. «Я помню по рассказам моей бабушки, что по желанию императрицы не разрешалось носить роскошные платья, для дам были придуманы специальные мундирные платья по губерниям, и к какой губернии принадлежал муж, такого цвета должно было быть и платье жены»1.

Ряд государственных указов регламентировал формы костюма, которые являлись выражением сословных, социальных и моральных идей класса в этот период. В 1782 г. Екатерина II издала три указа:

1. «Об уборе дам, имеющих приезд ко двору». Данный указ рекомендовал соблюдать «умеренность и простоту в образе одежды» и запрещалось отделывать платье серебряным или золотым шитьем или кружевом шире двух вершков (9 см) и носить головные уборы выше двух вершков. 
    2. Во втором указе рекомендовалось дворянам обоего пола являться в столицу и ко двору в платьях тех цветов, которые присвоены их губернии. Например, мундир дворянина Петербургской губернии представлен светло-синим кафтаном с черными бархатными отворотами, воротником и обшлагами; Московской губернии — красным кафтаном с темно-серой отделкой и т. д. Наряды их жен и дочерей должны были соответствовать той же цветовой гамме. 
    3. «О назначении, в какие праздники какое платье носить особам обоего пола, имеющим приезд ко двору» — разрешал носить по случаю торжественных случаев одежду из золотой и серебряной парчи, в менее торжественных — из шелка и сукна. Все ткани должны быть только русского производства
1.

Екатерининские нововведения отличались простотой, цветные европейские платья были заменены на белые одежды, которые надевали по особым случаям; парча на долгое время вышла из моды. Сама императрица своим внешним видом подавала пример подданным. К концу 1770 года оформился русский наряд. Основными признаками этого костюма были короткий шлейф и висячие рукава2.

Женский силуэт второй половины XVIII века выглядел следующим образом. Приталенное платье с глубоким декольте и широкой юбкой. Вместо фижм (каркас из ивовых прутьев или китового уса) использовали турнюр – валик из ваты, который прикреплялся к юбке с задней стороны. Появляются высокие прически и высокие головные уборы, чепцы. С середины 1790-х годов одежда вновь изменяется. Под влиянием модных тенденций эпохи Великой французской революции в России начинают носить тонкие платья-рубашки с высокой талией и платья по образцу античных туник. Прически стали упрощенными, появляются локоны или греческие узлы. На ногах носили мягкие туфли без каблуков, с завязками вокруг икр3. «Туфли были кожаные, шелковые, парчовые с пряжками, бантами, розетками. Парадные туфли были непременно на каблуках красного цвета. Эти туфли отделывали жемчугом и драгоценными камнями»4.

Косметика была неотъемлемой частью женского и мужского образа, как в столице, так и в провинции. В XVIII веке естественный цвет лица или загар считались дурным тоном, поэтому белила и пудра очень быстро проникли в дворянский быт и часто использовались в повседневной жизни. Все без исключения пользовались румянами в неограниченном количестве. Елизавета Петровна Янькова в своих воспоминаниях отметила, что появиться на публике без румян было проявлением неуважения к окружающим. Румяна наносили на лицо, шею и даже пудрили прическу1.

Обязательной деталью женского костюма на протяжении всего столетия был веер и его особый язык. С помощью веера можно было назначить свидание, выразить настроение и чувства. Еще одним средством для кокетства служили мушки. «Благодаря мушкам появился особый язык кокетства, так как они не только подстегивали воображение кавалера, но и сообщали разнообразную информацию о даме, ее настроении и намерениях»2. Табакерка и нюхательный табак вошли в обиход дворян во второй половине XVIII века. Эти атрибуты образа демонстрировали успех, а сам процесс курения табака сопровождался рядом ритуальных действий. «Нюхательному табаку приписывали свойство отпугивать болезни, вызывавшие эпидемии. Позже табакерка также стала обязательной деталью роскошного туалета или самой драгоценной вещью в наряде»3.

Тип уездной или провинциальной барышни. Это милые, простодушные и наивные создания - противоположность столичным красавицам. Примером данного типа может служить образ Анны Евдокимовны Лабзиной. Большую часть жизни она провела в провинции и лишь иногда бывала в Петербурге. Росла в деревне и воспитывалась аскетичной матерью и няней. Такой тип можно охарактеризовать как типичную провинциалку, которую с детства готовили к семейной жизни и воспитывали в соответствии с патриархальными и религиозными традициями.

В провинции новости о переменах в моде приходили с опозданием в несколько лет. С 1779 года начинают издаваться журналы «Модное ежемесячное сочинение, или Библиотека для дамского туалета», «Магазин общеполезных знаний», которые являлись пособием для столичных и провинциальных дворянок в вопросах моды, содержали описания различных фасонов платьев. Однако и периодическая печать подобного характера не способствовала проникновению моды в провинцию1.

Одежда дворянки отражала материальный аспект бытовой культуры и ее психологию, рационализм в повседневной жизни. Повседневные платья были с небольшим округлым вырезом, который прикрывался шарфом или косынкой. Домашнее платье также как и выходное было с высокой талией и длинными рукавами сужающимся к запястью, но были сшиты из более простой ткани. Простота была в моде, поэтому даже богатые дворянки носили одежду их ситца или иных бумажных тканей. Как правило, в провинциях вся необходимая одежда либо покупалась, либо ее шили дома. Основным материалом для шитья повседневных платьев был домашний холст, чулки вязали из домашней шерсти. «По будням мы с сестрами носили платья из домашнего холстика, а по воскресеньям только ситцевые»2 - вспоминает Е.А. Сабанеева. Замужние женщины с домашними платьями носили чепцы. Чепец, как правило, подбирали в тон платью, украшали его атласными лентами или кружевами, он был символом домашней хозяйки. Банты и ленты также служили украшением платьев. При незначительной занятости дворян, они часто ездили в гости, поэтому женщины всегда были одеты и причесаны3.

В дворянской среде было особое отношение к бабушкам, возможно, потому что в основном они занимались воспитанием детей, и с их стороны было больше любви и ласки, меньше наказаний. Поэтому можно выделить особый тип и образ дворянки как бабушка. Самые дорогие воспоминания Екатерины Алексеевны Сабанеевой связаны с ее бабушкой Екатериной Прончищевой. С ней было нелегко ладить из-за ее вспыльчивого нрава, она очень часто ссорилась с домашними и в первую очередь со своим супругом, матери Сабанеевой приходилось терпеть от нее постоянные упреки и мирить ее со всеми. «Удивительно, с каким мужеством моя мама справлялась с враждебными ей нравственными стихиями и как успешно восторжествовала над ними. Бабушка позднее отвыкла от мысли, что матушка могла чем-нибудь против нее провиниться или даже ошибаться, и отношения между этими двумя женщинами были полны такого доверия друг к другу, что обе слились в одну душу и действовали в одном смысле на пользу семьи и детей»1.

Приезда бабушки всегда ждали с нетерпеньем, а ее появление было целым событием. « Бабушку всегда сопровождал большой штат прислуги; ездила она в четырехместной карете в шесть лошадей с выносными, форейтором и двумя лакеями на запятках. В карете было много подушек; кроме бабушки, сидели в ней горничная Лена, ее компаньонка и две собачки: Мирза и Журик. И вот мы ожидаем бабушку. Как только ее экипаж покажется по дороге мимо церкви, так буфетчик Сергей Николаевич войдет в батюшкин кабинет, остановится в дверях и возвестит, что барышня к нам жалует, - мы подбегаем к окнам. Карета въезжает в ворота большого двора, и мы бежим встречать в переднюю нашу дорогую гостью. Дверь отворяется, входит бабушка в шубе, в большом атласном капоре фиолетового цвета; ее ведут под руки, и Лена расстегивает на ходу ее шубу, а лакей принимает ее на свои руки. Бабушка садится на диван, и с нее снимают теплые белые лохматые сапоги. Мы должны при этом все время смирно стоять; затем бабушка проходит в батюшкин кабинет, где ее усаживают на диван…но мы отнюдь не должны при этом забывать, что с бабушкой следует поздороваться, а этого никак нельзя сделать, пока она не снимет капора и бесчисленного множества платков и косыночек, которые на нее накутаны. Мы стоим против нее и ожидаем. Наконец, с нее снят последний шарфик, и бабушка осталась в одних волосах. Тогда ей было около семидесяти, а в ее темно-русых косах, которые она носила, закладывая их по-детски вокруг головы, не было еще седины»1.

Екатерина Алексеевна Прончищева, по воспоминаниям ее внучки, жила в родительском доме в страхе и тревоге, разрываясь между больной матерью и деспотом отцом. Втайне от своих родителей она занималась самообразованием, много читала и выучила французский язык. «Говорили, что она была очень хороша в молодости, стройна и высока. Глаза у нее были карие, мягкое очертание лица, прямой породистый нос, без горбинки; выражение ее лица очень часто изменялось, а ее полные губы раздувались в гневе, откровенно выражая, что она сердится. Зато при улыбке углы ее рта поднимались вверх особенно приятно, придавая ее лицу сдержанно-лукавое выражение. Игра ее лица производила на меня всегда глубокое впечатление, так вот и догадаешься чего она хочет и что ей нравится и что ей не по нутру. Я заметила, что скрывать свои чувства она не умела да, кажется, и не могла, оттого и была часто резка»2. Основную часть обыденной жизни Екатерины Алексеевны в молодости занимало ведение хозяйства, воспитание своих детей и детей своей сестры. В молодости ей бороться с семейными нравами и обычаями, дикими предрассудками того времени.

Елизавета Петровна Янькова, бабушка Дмитрия Дмитриевича Благово, была маленькой худенькой старушкой с бледным лицом. На ней очень часто можно было увидеть тюлевый чепец с широким рюшем, тафтяное платье с очень высоким тюлевым воротом около шеи, на плечи накинут большой темный платок из легкой шерстяной ткани или черный шелковый палантин. Она всегда была модницей и вплоть до своей кончины носила платье и чепец одного покроя. Ее постоянство в одежде внушало окружающим уважение. Одежда для Елизаветы Петровны не было средством выражения ее сословной принадлежности или достатка, а лишь способом выглядеть приличным образом. Она была хорошо воспитана и образована, знала немецкий язык. Можно сказать, что Елизавета Янькова была главой всей ее большой семьи, после смерти мужа. Каждый ее день начинался с чашки кофе в ее кабинете, до обеда в гостиной она занималась своими делами за небольшим столиком1.

На основании свидетельств мемуаристов о своих бабушках можно создать собирательный образ провинциальной дворянки. Провинциальная дворянка, как и столичная, получала начальное домашнее образование, обучалась грамоте, письму и чтению. Няня-крестьянка учила девочку разным рукоделиям, которыми дворянка занимается на протяжении всей жизни, обучает этому мастерству своих дочерей. Она хорошо танцует и играет на музыкальном инструменте, скорее всего это фортепиано. Согласно традициям и времени дворянская девушка изучает иностранные языки, в первую очередь, французский язык. Став взрослой барышней, и получив первоначальное образование дома, она начинает готовиться к замужеству. В 15-17 лет барышня выходит замуж в соответствии со всеми дворянскими и религиозными традициями и обычаями. Замужние дворянки, как правило, это многодетные мамы и хозяйки большого дома, хранительницы семейных традиций, которые сами занимаются ведением домашнего хозяйства с помощью небольшого количества прислуги. Заботливая мать и жена, которая все свое время посвящает семье и воспитанию своих детей. Заботиться о своих родителях и родственниках, которые нуждаются в помощи. Религиозна сама и приобщает своих детей к традициям и обычаям православия, по воскресеньям водит детей на службу в церковь. У нее крепкая и счастливая семья. Она служит примером для своих детей. На протяжении всей жизни занимается своим самообразованием с помощью чтения книг. Вырастив своих собственных детей и став бабушкой, она помогает своим дочерям и невесткам в вопросах воспитания и образования детей, ведения домашнего хозяйства, передает накопленный ей жизненный и семейный опыт своим уже взрослым детям и внукам. Она может жить вместе со своими женатыми детьми, либо приезжать к ним в гости, где ее всегда с нетерпеньем ждут. После смерти о ней остаются приятные воспоминания, которые нашли отражение в мемуарах. Итак, провинциальная дворянка во второй половине XVIII века имеет два важных статуса и соответствующие им роли (матери и жены). Добродетельная супруга XVIII века — женщина средней красоты из хорошей дворянской семьи, хорошо воспитана и образована, она не столько подчиняется своему мужу, сколько умеет понять и поддержать его.

Таким образом, на основе рассмотренных источников можно выявить черты характерные для провинциальных дворянок всех типов:

  1. Религиозность (исповедование православия, соблюдение постов и религиозных праздников, ежедневные молитвы и посещение церкви, приобщение детей к религии, благотворительность и милосердие);

  2. Воспитание и попечение детей (забота о детях и их нравственном воспитании, обеспечение их прав);

  3. Морально-нравственные качества (любовь и помощь близким и обездоленным, милосердие и добросердечность);

  4. Экономическая и юридическая деятельность (ведение хозяйства в доме, реализация имущественных и владельческих прав).


Заключение

Вторая половина XVIII века - время изменений, затронувших все сферы жизни общества. В повседневной жизни столичного и провинциального дворянства также произошли качественные изменения, связанные с политикой самодержавия и идеями эпохи Просвещения.

В ходе изучения повседневной жизни провинциального дворянства были рассмотрены такие элементы повседневности как семейно-брачный институт и взаимоотношения между различными членами провинциальной дворянской семьи, подходы в вопросах домашнего обучения и воспитания детей, быт провинциальных дворянок в деревне и влияние усадебного быта на их жизнь, место и роль усадьбы в жизни дворян. На основании мемуарной литературы было выделено несколько типов-образов провинциальных дворянок характерных для второй половине XVIII века.

Во второй половине XVIII века в провинциальной дворянской семье сохранялись традиции патриархальной модели взаимоотношений с четким разделением ролей и обязанностей в семье, хотя для этого периода также характерно уравнение женщин в правах с мужчинами. Семейные отношения в дворянских семьях строились на принципах иерархизма, всевластия главы семьи, господство общих семейных интересов над индивидуальными. Жена во всем поддерживала своего мужа, а муж для жены был наставником и руководителем. Покорность жен мужьям претерпела значительные изменения, так как вместе с ростом дворянского самосознания рос и социальный престиж жен аристократов. И этого они не могли не осознавать, ведь для дворянки было важно почитание и прославление мужа, что также повышало и значение жен в глазах общества.

В рассматриваемый период появилось женское образование представленное Смольным институтом благородных девиц и училищем при этом институте, однако не все дворянки могли обучаться в данных учебных заведениях. Появление таких учебных заведений свидетельствовало о стремлении государства предоставить возможность дворянкам из малоимущих семей или сиротам получить образование вне семьи. По-прежнему основная масса провинциальных дворянских барышень получали первоначальное домашнее образование, качество которого зависело от образованности родителей, семейных традиций и материальных возможностей семьи. Воспитание и образование в совокупности были ориентированы на культурные традиции и обычаи провинциальному дворянству. Отличительной чертой домашнего воспитания в провинции была связь с народной культурой и традициями, которые впитывали дворянские дети в процессе общения с нянями - крестьянками.

Повседневная жизнь и быт провинциальных дворянок изменялось гораздо медленнее, чем в столице, но, несмотря на это во многом схожи со столичными, хотя и имеют существенные различия. Жизнь провинциалок не ограничивалась городом или деревней, губернией или столицами Российской империи, порой дворянки могли себе позволить поездки заграницу. В процессе взаимодействия столицы и провинции сформировалась дворянская повседневность. Наиболее полно представить повседневную жизнь провинциальных дворянок возможно лишь при изучении повседневности всего дворянства в целом.













Список источников и литературы


  1. Источники

  1. Болотов А. Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова: Описанные самим им для своих потомков: В 3 т. Т. 1: 1738-1759. / А.Т. Болотов. - М.: ТЕРРА, 1993 –576 с.

  2. Болотов А. Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова: Описанные самим им для своих потомков: В 3 т. Т. 2: 1760-1771. / А.Т. Болотов. - М.: ТЕРРА, 1993 –544 с.

  3. Болотов А. Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова: Описанные самим им для своих потомков: В 3 т. Т. 3: 1771-1795. / А.Т. Болотов. - М.: ТЕРРА, 1993 –608 с.

  4. Головина В. Н. Мемуары. / В.Н. Головина. - М.: АСТ: Астрель: Люкс, 2005. - 402 с.

  5. Дашкова Е. Р. Записки княгини: Воспоминания. Мемуары. / Е.Р. Дашкова. - Мн.: Харвест, 2003. – 256 с.

  6. Долгоруков И. М. Повесть о рождении моем, происхождении и всей жизни, писанная мной самим и начатая в Москве 1788 г.: В 2 т. Т. 1. / И.М. Долгоруков. – СПб.: Наука, 2004. – 816 с.

  7. Лабзина А. Е. Воспоминания. Описание жизни одной благородной женщины // История жизни благородной женщины / М.: Новое литературное обозрение, 1996. – 480 с.

  8. Сабанеева Е. А. Воспоминания о былом. 1770-1828 гг. // История жизни благородной женщины / М.: Новое литературное обозрение, 1996. – 480 с.

  9. Благово Д. Д. Рассказы бабушки. Из воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные ее внуком Д.Благово. / Д.Д. Благово. - Л.: Наука. 1989. – 471 с.



  1. Литература

    1. Байбурова Р. М. Старинная русская усадьба. XVIII век. / Р.М. Байбурова // Наука и жизнь. 1993. - № 8. С. 82-86.

    2. Белова А.В. Домашнее воспитание русской провинциальной дворянки конца XVIII – начала XIX в.: «иноземное» и «корневое» // Успенская В.И. (ред.). Женские и гендерные исследования в Тверском государственном университете. Тверь, 2000. С. 32-45.

    3. Белова А. В. Четыре возраста женщины: Повседневная жизнь русской провинциальной дворянки XVIII - середины XIX в. / А.В. Белова. – СПб.: Алетейя, 2010. – 480 с.

    4. Богословский М. М. Быт и нравы русского дворянства во второй половине 18 века / М. М. Богословский. – М., 1906. – 52 с.

    5. Дворянская и купеческая сельская усадьба в России XVI-XX вв.: Исторические очерки. / Под ред. Л.В. Ивановой. - М.: Эдиториал УРСС, 2001. 784 с.

    6. Кирсанова Р. М. Русский костюм и быт XVIII-XIX веков. / Р.М. Кирсанова. - М.: Слово, 2002. – 224 с.

    7. Короткова М. В. Путешествие в историю русского быта / М.В. Короткова. – М.: Дрофа, 2006. – 177с.

    8. Костомаров Н. И. Домашняя жизнь великорусского народа / Составление, предисловие, примечания С.Л. Николаева. – М.: Экономика, 1993. – 399 с.

    9. Кошелева О. Е. «Своё детство» в Древней Руси и в России эпохи Просвещения (XVI-XVIII вв.). / О.Е. Кошелева. - М.: Изд-во УРАО, 2000. – 320 с.

    10. Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и нравы русского дворянства XVIII-XIX веков. / Ю.М. Лотман. - СПб.: Искусство-СПБ, 1994. – 709 с.

    11. Маррезе М. Л. Бабье царство: Дворянки и владение имуществом в России (1700-1861) [Электронный ресурс] / Авторизованный перевод с англ. Н. Лужецкой. - М.: Новое литературное обозрение, 2009. – 368 с. - Режим доступа: http://www. booker.org, свободный. - (Дата обращения: 30.05.2015).

    12. Мартианова И.Ю. Мать или светская дама? (Материнство в XVIII- в первой половине XIX в.) [Электронный ресурс] / И.Ю. Мартианова // Женщина в российском обществе. – 2008. - №2. С. 17-25. – Режим доступа: http://www.womaninrussiansociety.ru/article/martianova-i-yu-mat-ili-svetskaya-dama-materinstvo-v-xviii-pervoj-polovine-xix-v-str-17-25/ , свободный. – (Дата обращения: 30.05.2015).

    13. Овсянников Ю. М. Картины русского быта: Стили. Нравы. Этикет. / Ю.М. Овсянников. - М.: АСТ-Пресс, 2000. - 352 с.

    14. Пушкарева Н. Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (10- начало19в.). / Н.Л. Пушкарева. - М.: Ладомир.-1997. – 381 с.

    15. Пушкарева Н. Л. Мать и дитя в русской семье XVIII- начала XIX века. [Электронный ресурс] / Н.Л. Пушкарева // Социальная история. Ежегодник. -1997. С. 226-246. – Режим доступа: http://lib.co.ua/old/sociology, свободный. - (Дата обращения: 30.05.2015).

    16. Русский костюм 1750 -1917. Вып.1, 1750-1830. – М.: Российское театральное общество, 1960. – 170 с.

    17. Рязанов А.  А. Дворянская семья на рубеже XVIII – XIX вв. [Электронный ресурс] / А.А. Рязанов // Материалы истории вологодского дворянства. – Вологда, 2001. С. 24-25. - Режим доступа: http://www.booksite.ru/usadba_new/world/16_2_06.htm. - (Дата обращения: 30.05.2015).

    18. Суслина Е. Н. Повседневная жизнь русских щеголей и модниц. / Е.Н. Суслина. – М.: Мол. гвардия, 2003. – 381с.

    19. Царикаева С. С. Провинциальное дворянство России. [Электронный ресурс] / С.С. Царикаева // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. Серия: Исторические науки. 2007. - №8. – С. 149-154. – Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/provintsialnoe-dvoryanstvo-rossii, свободный. - (Дата обращения: 30.05.2015).

    20. Царикаева С. С. Рождение дворянской благовоспитанности и домашнее воспитание русского дворянина в XVIII – XIX вв. / С.С. Царикаева // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. Серия: Исторические науки. 2008. - №13. – С. 146-150. - Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/rozhdenie-dvoryanskoy-blagovospitannosti-i-domashnee-vospitanie-russkogo-dvoryanina-v-xviii-xix-vv, свободный. - (Дата обращения: 30.05.2015).

    21. Цатурова М. К. Русское семейное право XVI - XVIII вв. - М.: Юрид. лит. 1991. - 112 c.


Справочная литература

      1. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. / В.В. Лопатин, Л.Е. Лопатина.– 6-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 2000. – 834 с.

      2. Новый юридический словарь / Под ред. А. Н. Азриляна. – 2-е изд. доп. – М.: Институт новой экономики, 2008. – 1152 с.

      3. Словарь русского языка в 4 тт. Т. 3. М.: Русский язык, 1983. – 750с.


1Лопатин В. В., Лопатина Л. Е. Русский толковый словарь. / В. В. Лопатин, Л. Е. Лопатина.– 6-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 2000. – С.37.

1 Лопатин В. В., Лопатина Л. Е. Русский толковый словарь… С. 453.

2 Словарь русского языка в 4 тт. Т. 3. М. .: Русский язык, 1983. С. 162.

3 Лопатин В. В., Лопатина Л. Е. Русский толковый словарь… С. 526.

1 Головина В. Н. Мемуары. / В. Н. Головина. - М.: АСТ: Астрель: Люкс, 2005.

2 Дашкова Е. Р. Записки княгини: Воспоминания. Мемуары. / Е. Р. Дашкова. - М.: Наука, 1990.

3 Лабзина А. Е. Воспоминания. Описание жизни одной благородной // История жизни благородной женщины / М.: Новое литературное обозрение, 1996.

1 Сабанеева Е. А. Воспоминания о былом. 1770-1828 гг. // История жизни благородной женщины / М.: Новое литературное обозрение, 1996.

2 Благово Д. Д. Рассказы бабушки. Из воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные ее внуком Д. Благово. / Д. Д. Благово. - Л.: Наука. 1989.

3 Долгоруков И. М. Повесть о рождении моем, происхождении и всей жизни, писанная мной самим и начатая в Москве 1788-г. Т. 1. / И.М. Долгоруков.– СПб.: Наука, 2004.

4Болотов А. Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова: Описанные самим им для своих потомков: В 3 т.: 1738-1795. / А.Т. Болотов. - М.: ТЕРРА, 1993. 

1 Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и нравы русского дворянства XVIII-XIX веков. / Ю. М. Лотман. – СПб.: Искусство, 1994.; Пушкарева Н. Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (10- начало19в.). / Н. Л. Пушкарева. - М.:Ладомир.-1997.; Кошелева О. Е. «Своё детство» в Древней Руси и в России эпохи Просвещения (XVI-XVIII вв.). / О. Е. Кошелева. - М., 2000.; Белова А.В. Четыре возраста женщины: Повседневная жизнь русской провинциальной дворянки XVIII - середины XIX в. / А. В. Белова. – СПб.: Алетейя, 2010.

2 Мартианова И. Ю. Мать или светская дама? (Материнство в XVIII- в первой половине XIX в.) [Электронный ресурс] / И. Ю. Мартианова // Женщина в российском обществе. – 2008. - №2. – Режим доступа: http:// www.womaninrussiansociety.ru/article/martianova-i-yu-mat-ili-svetskaya-dama-materinstvo-v-xviii-pervoj-polovine-xix-v-str-17-25/ , Пушкарева Н. Л. Мать и дитя в русской семье XVIII- начала XIX века [Электронный ресурс] / Н. Л. Пушкарева // Социальная история. Ежегодник. -1997. – Режим доступа: http://lib.co.ua/old/sociology , Рязанов А.  А. Дворянская семья на рубеже XVIII – XIX вв. [Электронный ресурс] / А. А. Рязанов // Материалы истории вологодского дворянства. – Вологда, 2001. - URL: http://www.booksite.ru/usadba_new/world/16_2_06.htm.; Царикаева С. С. Провинциальное дворянство России. [Электронный ресурс] / С. С. Царикаева // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. Серия: Исторические науки. 2007. - №8. – С. 149-154. – Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/provintsialnoe-dvoryanstvo-rossii.; Царикаева С. С. Рождение дворянской благовоспитанности и домашнее воспитание русского дворянина в XVIII – XIX вв. / С. С. Царикаева // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. Серия: Исторические науки. 2008. - №13. – С. 146-150. - Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/rozhdenie-dvoryanskoy-blagovospitannosti-i-domashnee-vospitanie-russkogo-dvoryanina-v-xviii-xix-vv.

1Овсянников Ю. М. Картины русского быта: Стили.Нравы.Этикет. / Ю. М. Овсянников. - М.: АСТ-Пресс, 2000.

2Дворянская и купеческая сельская усадьба в России XVI-XX вв.: Исторические очерки.- М.: Эдиториал УРСС, 2001.

3 Цатурова М. К. Русское семейное право XVI - XVIII вв. - М.: Юрид. лит. 1991.

4Маррезе М. Л. Бабье царство: Дворянки и владение имуществом в России (1700-1861) [Электронный ресурс] / Авторизованный перевод с англ. Н. Лужецкой. - М.: Новое литературное обозрение, 2009. - Режим доступа: http://www. booker.org

1 Мартианова И. Ю. Мать или светская дама … С. 17-18.

2Белова А. В. Четыре возраста женщины ... – С. 188-189.

3Царикаева С. С. Рождение дворянской благовоспитанности ... С. 148-149.

1Пушкарева Н. Л. Частная жизнь русской женщины … С. 175.


1 Рязанов А.  А. Дворянская семья на рубеже XVIII – XIX вв… С. 24.

2 Белова А.В Четыре возраста женщины… С. 95.

3Сабанеева Е.А. Воспоминания о былом… С. 341.

1 Белова А. В. Домашнее воспитание русской провинциальной дворянки конца XVIII – начала XIX в.: «иноземное» и «корневое» // Успенская В. И. (ред.). Женские и гендерные исследования в Тверском государственном университете. Тверь, 2000. - С. 44.

2 Долгоруков И. М. Повесть о рождении моем… С. 31.

1 Долгоруков И. М. Повесть … С. 37-38.

2 Там же. - С. 605.

3 Там же. - С. 604.

1 Там же. - С. 650.

2 Лабзина А. Е. Воспоминания… С. 17-18.

1 Там же. - С. 18.

2 Лабзина А. Е. Воспоминания… С. 21.

3 Там же. - С. 46.

1 Головина В. Н. Мемуары… С. 91-93.

2 Дашкова Е. Р. Записки княгини… С. 6

3 Там же. - С. 7-9.

1 Дашкова Е. Р. Записки княгини … С. 89-95.

2 Кошелева О. Е. «Своё детство» … С. 44-46.

3 Сабанеева Е. А. Воспоминания о былом… С. 420.

1 Лабзина А. Е. Воспоминания… С. 17-18.

2 Долгоруков И. М. Повесть… С. 40.

3 Белова А. В. Воспитание русской провинциальной дворянки … С. 33.

1 Болотов А. Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова: Описанные самим им для своих потомков: В 3 т. Т. 1: 1738-1759 / Вс. ст. С. Ронского; Примеч. П. Жаткина, И. Кравцова. – М.: ТЕРРА, 1993. - С. 164.

2 Сабаеева Е. А. Воспоминания о былом … С. 431.

1 Царикаева С. С. Провинциальное дворянство России… С. 150.

2 Маррезе М. Л. Бабье царство… С. 25.

1 Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре… С. – 76-78.

2 Лотман Ю. М. Беседы … С. 80-83.

1 Долгоруков И. М. Повесть … С. 120.

1 Новый юридический словарь / Под ред. А. Н. Азриляна. – 2-е изд. доп. – М.: Институт новой экономики, 2008. – С. 914.

2 Рязанов А.  А. Дворянская семья … С. 25.

3 Новый юридический словарь … С. 32.

1 Цатурова М. К. Русское семейное право... C. 6-7.

1 Маррезе М. Л. Бабье царство… С. 124.

2 Долгоруков И. М. Повесть … С. 13.

3 Цатурова М. К. Русское семейное право … С. 36.

4 Там же. - С. 37.

1 Маррезе М. Л. Бабье царство … С. 106.

2 Цатурова М. К. Русское семейное право … С. 39-40.

3 Цатурова М. К. Русское семейное право … С. 38.

1 Лабзина А. Е. Воспоминания … С. 28.

2 Болотов А. Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова: Описанные самим им для своих потомков: В 3 т. Т. 2.: 1760-1771. М.: ТЕРРА, 1993. С . 274-280.

1 Долгоруков И. М. Повесть … С. 155-158.

2 Болотов А. Т. Жизнь и приключения …Т. 2 … С. 291-300.

3 Пушкарева Н.Л. Мать и дитя в русской семье…С. 226.

1 Болотов А. Т. Жизнь и приключения … Т. 1 ... С. 8.

2 Рязанов А. А. Дворянская семья … С. 24.

1 Болотов А. Т. Жизнь и приключения … Т.1 … С. 129

2 Болотов А. Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова: Описанные самим им для своих потомков: В 3 т. Т. 3.: 1771-1795. М.: ТЕРРА, 1993. С. 129.

3 Благово Д. Д. Рассказы бабушки... С. 146.

1 Головина В. Н. Мемуары … С. 91.

2 Дашкова Е. Р. Записки … С. 175.

1 Благово Д. Д. Рассказы … С. 24.

2 Сабанеева Е. А. Воспоминания … С. 352.

1 Пушкарева Н. Л. Мать и дитя ... С. 22-24.

2 Цатурова М. К. Русское семейное право … С. 41.

1 Лабзина А. Е. Воспоминания … С. 24-25.

1 Дашкова Е. Р. Записки … С. 12.

2 Дашкова Е. Р. Записки… С. 69.

3 Болотов А. Т. Жизнь и приключения … Т. 2 … С. 302-306.

1 Царикаева С. С. Провинциальное дворянство России … – С. 149-150.

2 Царикаева С.С. Провинциальное дворянство России…С. 151.

3 Лопатин В. В., Лопатина Л. Е. Русский толковый словарь… С. 639.

1 Царикаева С. С. Провинциальное дворянство…С. 153.

2 Байбурова Р. М. Старинная русская усадьба. XVIII век. / Р.М. Байбурова // Наука и жизнь. 1993. - № 8. С. 83-84.

1 Дворянская и купеческая сельская усадьба… С. 183-189.

2 Благово Д. Д. Рассказы … С. 24-25.

3 Сабанеева Е. А. Воспоминания … С. 370.

4 Короткова М. В. Путешествие в историю русского быта / М.В. Короткова. – М.: Дрофа, 2006. С. 163.

5 Болотов А. Т. Жизнь и приключения… Т. 2. ... С. 800.

1 Головина В. Н. Мемуары … С. 15.

2 Овсянников Ю. М. Картины русского быта… С. 218-228.

3 Болотов А. Т. Жизнь и приключения … С. 128.

4 Благово Д. Д. Рассказы … С. 25.

1 Овсянников Ю. М. Картины русского быта… С. 224-232.

2 Благово Д. Д. Рассказы … С. 25.

3 Костомаров Н. И. Домашняя жизнь великорусского народа / Составление, предисловие, примечания С. Л. Николаева. – М.: Экономика, 1993. С. 70-73.

1 Лотман Ю. М. Беседы… С. 49-50.

2 Лабзина А. Е. Воспоминания … С. 48.

3 Сабанеева Е. А. Воспоминания … С. 345.

1 Там же. С. 349.

2 Дашкова Е. Р. Записки … С. 196.

3 Дашкова Е. Р. Записки… С. 199.

1 Там же. – С. 200.

2 Короткова М. В. Путешествие… С. 68.

1 Лабзина А. Е. Воспоминания … С.18.

2 Болотов А. Т. Приключения … Т. 2. … С. 103.

3 Долгоруков И. М. Повесть... С. 602.

4 Благово Д. Д. Рассказы… С. 8-9, 27.

1 Пушкарева Н. Л. Частная жизнь… С. 103-105.

2 Благово Д. Д. Рассказы… С. 28.

1 Короткова М. В. Путешествие…С. 75.

2 Благово Д. Д. Рассказы… С. 55.

1 Болотов А. Т. Жизнь и приключения… Т.2… С. 316.

1 Белова А. В. Четыре возраста женщины… С. 147-154.

1 Лабзина А. Е. Воспоминания… С. 21.

2 Кирсанова Р. И. Русский костюм и быт XVIII-XIX веков. / Р.М. Кирсанова. - М.: Слово, 2002. С. 149-150.

3 Благово Д. Д. Рассказы … С. 65.

1 Лотман Ю. М. Беседы … С. 83-85.

2 Долгоруков И. М. Повесть … С. 122.

3 Там же.

4 Долгоруков И. М. Повесть... С. 644.

1 Кирсанова Р. М. Русский костюм и быт… С. 9-15.

1 Благово Д. Д. Рассказы …С. 74.

1 Пушкарева Н. Л. Частная жизнь … С. 144.

2 Богословский М. М. Быт и нравы русского дворянства во второй половине 18 века / М. М. Богословский. – М., 1906. - С. 25.

3 Русский костюм 1750 -1917. Вып.1, 1750-1830. – М.: Российское театральное общество, 1960. – С. 11-16.

4 Короткова М. В. Путешествие… С. 61.

1 Суслина Е. Н. Повседневная жизнь русских щеголей и модниц. / Е. Н. Суслина. – М.: Мол. гвардия, 2003. С. 223-224.

2 Кирсанова Р. И. Русский костюм… С. 38-43

3 Там же. С. 64.

1 Суслина Е. Н. Повседневная жизнь… С. 188-189.

2 Сабанеева Е. А. Воспоминания … С. 351.

3 Русский костюм … С. 20-22.

1 Сабанеева Е. А. Воспоминания … С. 360.

1 Сабанеева Е. А. Воспоминания о былом … С. 369.

2 Там же. - С. 372-374.

1

Благово Д. Д. Рассказы … С. 4-6.

71


Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 13.11.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров1347
Номер материала ДВ-153527
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх