Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Школьному психологу / Научные работы / Диплом по психологии. на тему: Особенности агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности

Диплом по психологии. на тему: Особенности агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности

В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ ОТ ПРОЕКТА "ИНФОУРОК":
СКАЧАТЬ ВСЕ ВИДЕОУРОКИ СО СКИДКОЙ 86%

Видеоуроки от проекта "Инфоурок" за Вас изложат любую тему Вашим ученикам, избавив от необходимости искать оптимальные пути для объяснения новых тем или закрепления пройденных. Видеоуроки озвучены профессиональным мужским голосом. При этом во всех видеоуроках используется принцип "без учителя в кадре", поэтому видеоуроки не будут ассоциироваться у учеников с другим учителем, и благодарить за качественную и понятную подачу нового материала они будут только Вас!

МАТЕМАТИКА — 603 видео
НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА — 577 видео
ОБЖ И КЛ. РУКОВОДСТВО — 172 видео
ИНФОРМАТИКА — 201 видео
РУССКИЙ ЯЗЫК И ЛИТ. — 456 видео
ФИЗИКА — 259 видео
ИСТОРИЯ — 434 видео
ХИМИЯ — 164 видео
БИОЛОГИЯ — 305 видео
ГЕОГРАФИЯ — 242 видео

Десятки тысяч учителей уже успели воспользоваться видеоуроками проекта "Инфоурок". Мы делаем все возможное, чтобы выпускать действительно лучшие видеоуроки по общеобразовательным предметам для учителей. Традиционно наши видеоуроки ценят за качество, уникальность и полезность для учителей.

Сразу все видеоуроки по Вашему предмету - СКАЧАТЬ

  • Школьному психологу

Поделитесь материалом с коллегами:


Особенности агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности

Содержание



1 Теоретическое исследование особенностей агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности.…………...…...


6

1.1 Психология агрессивного поведения мужчин….………………………..

6

1.1.1 Теории агрессивного поведения в психологии…………………………

6

1.1.2 Специфика агрессивного поведения мужчин…………………………..

11

1.2 Социальный статус как фактор агрессивного поведения………………..

17

1.3 Этноспецифика агрессивного поведения казахов и русских…………….

25

2 Эмпирическое исследование особенностей агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности..………………


32

2.1 Обоснование методов и выборки исследования………….……………..

32

2.2 Анализ и интерпретация результатов исследования…………………….

36

Заключение……………………………………………………………………..

66

Список литературы……………………………………………………………..

70

Приложение А…………………………………………………………………..

73

Приложение Б …………………………………………………………………..

75

Приложение В ………………………………………………………………….

77

Приложение Г ………………………………………………………………….

79

Приложение Д ………………………………………………………………….

81

Введение



Поведение, как считают психологи, является совместной функцией отдель­ной личности и её окружения. То есть, поведение индивида в обществе определя­ется воздействием ситуации, в которой он оказывается, а также теми качест­вами, которые в ней проявляются.

Агрессивное поведение – это внешние проявления агрессии, агрессивности, направленные на другого человека или самого себя.

С точки зрения психологии интересным представляется взаимосвязь агрессивного поведения с некоторыми социальными факторами, в частности с полом, социальным статусом и этнической принадлежностью индивида.

В настоящее время изучение проблемы агрессивного поведения человека стало одним из самых актуальных направлений исследовательской деятельности многих ученых. И конечно, речь идет не о научной моде, а о специфической реакции психологического сообщества на беспрецедентный рост агрессии и насилия в «цивилизованном» двадцать первом веке. Тему агрессии называют сегодня «интригующей», а сам двадцать первый век «веком беспокойства и насилия».

Значимость этнической составляющей личности в настоящее время возрастает, так как в условиях постоянно меняющегося и пресыщенного информацией социума человек стремится найти ориентиры стабильности, основной же психологической функцией этноса является психологическая защита.

Ощущение этнической принадлежности дает человеку возможность почувствовать себя частью целого, причем этим целым выступает группа, связь с которой предполагается не только и не столько на социальном уровне, сколько на уровне глубинно-психологическом и даже биологическом. С одной стороны, это способствует возрождению национальных культур, развитию патриотизма и этнического самосознания народов. С другой стороны, повышение значимости этнического в структуре личностных ценностей может повлечь за собой обострение межнациональной напряженности, ксенофобию и конфликты, так как усиление чувства принадлежности к этнической группе не может не привести к противопоставлению «мы» - «они», подчеркиванию различий между народами.

Так как национально-психологические особенности являются наиболее устойчивыми характеристиками личности и определяют ее отношение к окружающему миру, взаимоотношения с окружающими людьми и различные формы поведения (одной из таких форм поведения и является агрессия), учитывая национально-психологические особенности в проявлении агрессивности у представителей различных национальностей, можно предотвратить многие этнические конфликты и столкновения.

Особенности агрессивного поведения русских были исследованы частью психологов России, но нет исследований такового у казахов, как и нет сравнительного исследования специфики проявления агрессивного поведения взрослых казахов и русских, есть только исследования подростковой агрессии в этноаспекте, что определяет новизну нашего исследования.

В настоящее время увеличивается стратификация населения, происходит расслоение общества на богатых, средний класс, бедных, что отражается на отношениях внутри данных страт и с представителями иных уровней социального статуса, что в свою очередь определяет и особенности агрессивного поведения представителей разных социальных групп.

Ввиду данных особенностей мы считаем актуальным провести исследование особенностей агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности (в частности, казахов и русских). В рамках нашей работы мы направили наше внимание на особенности именно мужского агрессивного поведения, так как именно мужчины более реактивны на изменения своего статуса, своей социальной принадлежности и по мнению ряда психологов более агрессивны.

Цель данного исследования – определить особенности агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности (казахов и русских).

Объектом исследования является агрессивное поведение, а предметом нашего исследования являются особенности агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности.

В рамках исследования поставлены следующие задачи:

1) выделить и охарактеризовать психологические особенности агрессивного поведения;

2) охарактеризовать специфику агрессивного поведения мужчин;

3) описать социальный статус как фактор агрессивного поведения;

5) выделить этноспецифику агрессивного поведения;

5) подобрать методы эмпирического исследования, сформировать выборку исследования;

6) провести анализ и интерпретацию результатов эмпирического исследования.

В качестве гипотезы мы выдвигаем предположение, что существуют различия в агрессивном поведении мужчин разного социального статуса и национальностей:

- русские мужчины более склонны к демонстрации агрессивного поведения, чем мужчины казахи, мужчины казахи имеют больше личностной агрессивности, чем мужчины русские;

- мужчины, имеющие более высокий статус более агрессивны, чем мужчины с низким статусом, при этом им более свойственна позитивная агрессивность;

- мужчины, имеющие низкий статус больше склонны к негативной агрессивности;

- казахи, имеющие высокий социальный статус, чаще используют вербальную агрессию, склонны к подозрительности, казахи, имеющие низкий социальный статус, более мстительны;

- русские, имеющие высокий социальный статус, чаще склонны к вербальной агрессии, склонны к аутоагрессивному поведению, склонны к провокации агрессии, русские, имеющие низкий социальный статус, более конфликтны.

Для проверки гипотезы, нами были использованы следующие методы:

1. Теоретический анализ литературы по проблеме исследования.

2. Эмпирические методы:

  • опросник состояния агрессии Басса-Дарки;

  • методика «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е. П. Ильин, П. А. Ковалев);

  • определение интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко);

  • анкета на определение социального статуса.

3. Методы математико-статистического анализа.

Выборка исследования – мужчины зрелого возраста разного социального статуса – 30 казахов и 30 русских.

Теоретической и методологической основой дипломной работы послужили теоретические и практические исследования агрессивного поведения и агрессивности отечественных и зарубежных авторов (А. Басс, К. Лоренц, З. Фрейд, Э. Фромм и др.); изучение этноспецифики поведения казахов и русских (В.Г. Крысько, Т.Г. Стефаненко, Г.Г. Еркибаева, К.З. Турбаева); социального статуса (М. Вебер, П.А. Сорокин, Б. Либтон и др.)

Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что их могут использовать психологи при проведении профилактики и коррекции агрессивного поведения у мужчин разных национальностей и социального статуса, в центрах социальной помощи при работе с семейной агрессией, в работе с агрессивным поведением осужденных и т.д.

1 Теоретическое исследование особенностей агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальностей



1.1 Психология агрессивного поведения мужчин



1.1.1 Теории агрессивного поведения в психологии



Целью данного исследования является определение особенностей агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальностей, в соответствии с чем необходимо раскрыть суть понимания агрессивного поведения в психологии и особенности агрессивного поведения мужчин.

Начнем с анализа основного понятия и его особенностей.

Согласно психологическому словарю, агрессивное поведение – это специфическая форма действий человека, характерная демонстрацией превосходства в силе или применением силы по отношению к другому лицу или группе лиц, коим субъект стремится причинить ущерб [1].

В словаре социальной психологии под агрессивным поведением понимается форма социального поведения, включающая злонамеренное прямое или опосредованное взаимодействие между людьми, содержащее угрозу или наносящее ущерб другим [2].

Таким образом, агрессивное поведение – это поведение людей и животных, проявляющееся в демонстрации агрессии. Для более подробного понимания обратимся к понятию агрессия.

Под агрессией обычно понимают осознанные действия, которые причиняют или намерены причинить ущерб другому человеку, группе людей или животному [3].

Л. Берковиц [4, с.16] определяет агрессию как любую форму поведения, которая нацелена на то, чтобы причинить кому-то физический или психологический ущерб. Хотя все больше и больше исследователей используют такое определение, оно не является общепринятым, и сегодня термин агрессия имеет много различных значений как в научных трудах, так и в обыденной речи. В результате мы не всегда можем быть уверены в том что же имеется в виду, когда индивид характеризуется как «агрессивный» или действие определяется как «насильственное».

Р.Бэрон утверждает, что «не существует четкой границы между формами агрессии, о которых приходится сожалеть, и такими которые необходимы для самосохранения» [5].

Выделяя виды агрессии, можно заметить, что агрессия может быть рассмотрена в виде дихотомий, имеющих различное основания: физическая-вербальная, активная-пассивная, прямая-косвенная, доброкачественная-злокачественная.

Важным вариантом дихотомического представления агрессии является выделение агрессии враждебной и инструментальной.

О враждебной агрессии говорят в том случае, когда главной целью субъекта является причинение вреда страданий жертве. Инструментальная агрессия описывает те случаи, когда индивид, нападая на других людей, преследует иные цели, нежели причинение вреда и страданий жертве. Агрессия в данном случае является не самоцелью, а средством достижения неких других целей, реализации различных желаний и потребностью личности.

По мнению А. Бандуры, несмотря на различия в целях, как инструментальная, так и враждебная агрессия направлены на решение конкретных задач, а потому оба типа можно считать инструментальной агрессией. Самоценное причинение вреда и страданий жертве, имеющее место при враждебной агрессии, все равно реализует определенную цель и желание индивида (например, получение собственного удовлетворения от того, что другому стало плохо, посредством причинения вреда или боли другому), то есть является инструментом достижения своих желаний и потребностей [5].

Рассмотрим виды и структуру агрессивного поведения.

Й. Заградова, А.К. Осинский, Н.Д. Левитов предложили структуру агрессивного проявления:

1) по направленности:

а) агрессия, направленная вовне;

б) аутоагрессия - направленная на себя;

2) по цели:

а) интеллектуальная агрессия;

б) враждебная агрессия;

3) по методу выражения:

а) физическая агрессия;

б) вербальная агрессия;

4) по степени выраженности:

а) прямая агрессия;

б) косвенная агрессия;

5) по наличию инициативы:

а) инициативная агрессия;

б) оборонительная агрессия [6, с. 7.].

Дополнительные виды агрессии и формы их проявления представлены на рисунке 1.

Агрессивные проявления могут являться:

1) средством достижения определенной цели,

2) способом психологической разрядки, замещения блокированной потребности,

3) самоцелью,

4) способом удовлетворения потребности в самореализации и самоутверждении.


hello_html_m63cfe329.png

Рисунок 1 Виды и формы агрессии


Таким образом, агрессивность человека неоднородна, варьирует от слабой до крайней степени, различна по своей модальности и назначению. Можно выделить параметры агрессивности различной модальности, отличающиеся:

1) интенсивностью агрессии, ее жестокостью;

2) направленностью на конкретное лицо либо вообще на всех людей;

3) ситуативностью или устойчивостью агрессивных тенденций личности [7].

Условно можно выделить следующие разновидности поведения с точки зрения агрессивности:

1) антиагрессивность – негативное отношение к любым агрессивным проявлениям человека, который всегда старается примириться с людьми, считает для себя невозможным бить слабого, женщину, детей, калеку; в случае конфликта считает, что лучше уйти, стерпеть или обратиться в милицию, обороняется лишь при явном физическом нападении;

2) интринсивная агрессия, мотивированная удовлетворением, получаемом от выполнения условно-агрессивной деятельности (игры, борьбы соревнования), не имеющая цели причинения вреда. Таким образом, спорт является социально приемлемой формой проявления агрессивных тенденций человека, своеобразной разрядкой агрессии, а также формой самоутверждения, повышения социального статуса и получения материальных благ (для профессиональных спортсменов);

3) агрессивность недифференцированная – несильное проявление агрессии, выражающееся в раздражительности и скандалах по любому поводу и с самыми различными людьми, во вспыльчивости, резкости, грубости. Но эти люди могут дойти до физической агрессии и даже преступления на семейно-бытовой почве;

4) агрессивность локальная, или импульсивная, – агрессия проявляется как непосредственная реакция на ситуацию конфликта, человек может словесно оскорбить противника (вербальная агрессия), но допускает и физические средства агрессии, может ударить, избить и т. п. Степень общего раздражения выражена меньше, чем в предыдущем подтипе;

5) условная, инструментальная агрессия, связанная с самоутверждением, например в мальчишеской возне;

6) агрессивность враждебная – устойчивые эмоции злости, ненависти, зависти, человек свою враждебность проявляет открыто, но не стремится к столкновению сторон, реальная физическая агрессия может быть и не очень выраженной. Ненависть может быть направлена на конкретное лицо, посторонние незнакомые люди могут вызывать у такого человека раздражение и злобу без всякого повода. Возникает желание унизить другого человека, чувствуя к нему презрение и ненависть, но этим добиться уважения окружающих. В драках хладнокровен, в случае победы вспоминает драку с удовольствием. Свою агрессию, может вначале сдерживать, а потом мстит (разными способами: клеветой, интригами, физической агрессией). В случае перевеса сил и вероятности безнаказанности может дойти до убийства. В целом к людям относится враждебно;

7) инструментальная агрессия – для достижения какой-либо значимой цели;

8) жестокая агрессия – насилие и агрессия как самоцель, агрессивные действия всегда превышают действия противника, отличаются излишней жестокостью и особой злостностью: минимальный повод и максимальная жестокость. Такие люди совершают особо жестокие преступления;

9) психопатическая агрессия – жестокая и часто бессмысленная агрессия, повторяющиеся акты агрессии (агрессивный психопат, «маньяк-убийца»);

10) агрессия по мотиву групповой солидарности – агрессия или даже убийство совершается вследствие стремления следовать групповым традициям, утвердить себя в глазах своей группы, желание получить одобрение своей группы, показать свою силу, решительность, бесстрашие. Этот вид агрессии часто проявляется в группах подростков. Военная агрессия (действия военнослужащих в боевых условиях, убийство врага) является социально признанной и одобряемой формой агрессии по мотиву групповой (или национальной) солидарности, реализуются социальные традиции «защиты отечества», «защиты определенных идей», например, защиты демократии, защиты правопорядка и т. п.;

11) сексуальная агрессия различной степени – от сексуальной грубости до изнасилования или сексуального издевательства и убийства. Фрейд писал, что сексуальность большинства мужчин содержит в себе примесь агрессии, желания подчинять, так что садизм – просто обособление и гипертрофия агрессивного компонента, свойственного нормальной сексуальности [38]. Связь секса и агрессии подтверждается и экспериментально. Эндокринологи констатировали, что агрессивное поведение самцов и их сексуальная активность обусловлены влиянием одних и тех же гормонов – андрогенов, а психологи – что выраженные компоненты агрессивности присутствуют в эротических фантазиях, а отчасти и в сексуальном поведении мужчин. А с другой стороны, подавление сексуальных влечений, сексуальная неудовлетворенность людей также сопровождается ростом раздражения и агрессивных импульсов; отказ женщины от удовлетворения сексуального желания мужчины приводит опять же к агрессии. Условная агрессия и половое возбуждение, по-видимому, взаимодействуют у людей, как и у некоторых животных, взаимно усиливая друг друга. Например, у мальчиков-подростков эрекция часто возникает во время возни, силовой борьбы, но никогда – в настоящей драке [3].

Многие из социальных ученых считают, что большинство агрессивных действий мотивировано не только желанием нанести вред жертве агрессии. В основном соглашаясь с тем, что агрессоры действуют расчетливо, рационально, сторонники данного подхода утверждают, что нападающие имеют и другие цели, которые могут быть для них более важными, чем желание причинить ущерб своим жертвам: желание влиять на ситуацию, осуществлять власть над другой личностью или сформировать благоприятную идентичность.

Рассмотрим особенности агрессивного поведения с точки зрения различных подходов (рисунок 2).


hello_html_370730e9.gifhello_html_73dced27.gifhello_html_m39dfe018.gif

hello_html_96cf635.gifhello_html_8193af5.gifhello_html_33898061.gifhello_html_6afb54e6.gifhello_html_15a29929.gifhello_html_m4e43f02a.gif



hello_html_m3ee9f5fa.gifhello_html_m29bcca67.gif

hello_html_m4fc369bd.gifhello_html_m7ea9935a.gifhello_html_7095429f.gifhello_html_7d8e559a.gif

hello_html_388dea06.gif




hello_html_m6e0d4bca.gifhello_html_mbb57edc.gifhello_html_m76880abb.gifhello_html_69b50c31.gifhello_html_m220a9e84.gifhello_html_m45dd1867.gifhello_html_m7f0e1098.gifhello_html_119c8746.gif

hello_html_6bd58ee5.gifhello_html_32fc2e8f.gif


hello_html_4f6e525f.gif


hello_html_58562ea6.gifhello_html_7776f4bc.gif


hello_html_m74956ec1.gif


hello_html_215944a9.gif



Рисунок 2 Теории агрессии


В нашем исследовании следует подчеркнуть данные фрустрационной теории и теории социального научения, так как они, на наш взгляд, наиболее тесно перекликаются с факторами социального статуса и этнической принадлежности.

Согласно фрустрационной теории, агрессия - это не автоматически возникающее в недрах организма влечение, а следствие фрустрации, то есть препятствий, возникающих на пути целенаправленных действий субъекта, или же не наступление целевого состояния, к которому он стремился. По этой теории, агрессия всегда является следствием фрустрации, а фрустрация всегда ведет к агрессии, что впоследствии получило лишь частичное подтверждение [8]. В контексте нашего исследования важно обратить внимание на данное положение, так как социальный статус индивида может быть фрустрирующим фактором, провоцирующим агрессивное поведение мужчины.

Согласно цели нашего исследования важно выделить факторы агрессивного поведения.

А. Басс указал на ряд факторов, от которых зависит сила агрессивных привычек:

  1. частота и интенсивность случаев, в которых человек был атакован, фрустрирован, раздражен. Люди, которые получали много гневных стимулов, будут с большей вероятностью реагировать агрессивно, чем те, которые получили меньше таких стимулов;

  2. частое достижение успеха путем агрессии приводит к закреплению агрессивных привычек. Успех может быть внутренним (резкое ослабление гнева, удовлетворенность) либо внешним (устранение препятствия или достижение желаемой цели либо вознаграждения). Выработавшаяся привычка к агрессии, атаке может делать невозможным для человека различение ситуаций, в которых нужна или не нужна агрессия – он везде и всюду склонен реагировать агрессивно;

  3. культурные и субкультурные нормы, усваиваемые человеком, могут облегчить развитие у него агрессивности (с детства видит агрессивные мультики и фильмы, усваивает нормы агрессивности);

  4. влияет темперамент человека: такие качества темперамента, как импульсивность, интенсивность реакций, уровень активности, провоцируют закрепление агрессивных форм поведения и формирования агрессивности как черты личности;

  5. стремление к самоуважению, к защите от группового давления, стремление к независимости вызывает первоначально тенденцию к непослушанию, а затем, встречая сопротивление окружающих, провоцирует человека к проявлению агрессивных форм поведения [9].

Как мы видим, в данном перечне есть отсылки как к социальному статусу мужчины (культурные особенности, опыт успешности), так этнической принадлежности (опыт воспитания и темперамент).













1.1.2 Специфика агрессивного поведения мужчин



Перейдем к специфике агрессивного поведения мужчин.

Психологические исследования различий между мужчинами и женщинами проводятся, однако полученные результаты часто оказываются противоречивыми. В настоящее время к общепризнанным относятся выявленные различия в когнитивной сфере личностного развития мужчин и женщин и в сфере социального поведения.

В социальном поведении мужчины характеризуются более высоким уровнем развития таких черт, как агрессивность и доминантность, а женщины – дружелюбность и контактность. Наиболее ярко выраженные различия в социальном поведении мужчин и женщин касаются агрессивных реакций и действий [10].

Не менее значимы и данные ученых, полученные в областях, где между мужчинами и женщинами различий не наблюдается. Так, существуют данные о том, что мужчины и женщины между собой не различаются по таким психологическим характеристикам, как: социабельность, мотивация достижения, творческие способности, способность руководить (Бурн Ш.). Получается, что все же между мужчинами и женщинами в психологических характеристиках гораздо больше различия, чем сходства [11].

Что касается социальных ролей мужчин и женщин, то для женщин более значимыми являются семейные роли, а для мужчин – профессиональные. Женщины в большей мере ориентированы на приватную сферу, их роль в семье обычно связана с заботой и уходом за членами семьи. В мужской самоидентификации определяющим является профессиональный статус, мужчины в большей мере ориентированы на социальную, публичную сферу деятельности [5].

По мнению современных исследователей (Бурн Ш. и др.), работающих в сфере психологии пола и гендерной психологии, все перечисленные различия детерминированы не биологическими, а социокультурными факторами, они обусловлены дифференцированной социализацией и иерархически выстроенными социальными ролями мужчин и женщин как проявление существующего в обществе гендерного порядка [11].

Итак, мы видим, что в сфере таких особенностей личности, как эмоциональные состояния, интересы и ориентации, психологические различия присутствуют.

Все выделенные различия в личностных особенностях мужчин и женщин могут быть объединены понятиями «маскулинность» и «феминнность».

Маскулинность, по мнению И.С. Кона, обозначает совокупность поведенческих и психических черт, свойств и особенностей, объективно присущих мужчинам, в отличие от женщин.

Феминность обозначает совокупность поведенческих и психических черт, свойств и особенностей, объективно присущих женщинам, в отличие от мужчин [12].

Таким образом, мы можем говорить о том, что в основном мужчины как представители социальной группы более маскулинны, чем женщины, что проявляется в том, что они физически сильнее и демонстрируют больше доминантных и агрессивных проявлений в поведении, чем женщины; они обладают более развитыми пространственными способностями и их отношение к миру характеризуется напористостью, самоуверенностью, ориентацией на контроль, независимостью и ориентацией на профес­сиональные достижения [13].

В контексте нашего исследования интересным представляются результаты исследований взаимосвязи биологического пола и психологического поведения, согласно которым было выделено 12 устойчивых поведенческих программ, связанных с мужским полом (находящихся под андрогенетическим контролем).

1. Наступательное эротическое поведение: от мужчин ждут инициативы, в то время как женщинам проявление эротических инициатив противопоказано, ибо приходит в противоречие с инстинктом.

2. Агрессивное поведение: мужчинам свойственно инструментальное отношение к миру, при котором нужно постоянно нечто разрушать, чтобы создавать новое.

3. Пространственная ориентация: мужчины лучше, чем женщины, воспринимают пространство, удаленность, скорость. Поэтому они и более чувствительны к этим измерениям.

4. Территориальное поведение: мужчинам свойственно «помечать» и проверять свою территорию, а также охранять ее границы.

5. Выносливость к боли: у мужчин изначально ниже болевой порог, чем у женщин, подготовленных природой к родам, поэтому они вынуждены с ней лучше справляться.

6. Медленное усвоение оборонительных условных рефлексов: мужчинам более свойственно нападать, а не защищаться, в связи с чем у мальчиков часто отмечаются проблемы в детском коллективе, вызванные неумением дать сдачу.

7. Слабое проявление эмоциональных реакций в ответ на угрозу: мужчины склонны скрывать, а не демонстрировать переживания, которые не становятся менее сильными, но проявляются либо в поведении, либо в психосоматических заболеваниях.

8. Настойчивость, или персистентность при выполнении задания без подкрепления: мужчинам ввиду их слабой обучаемости свойственно наступать на одни и те же грабли и ломиться в закрытые ворота.

9. Слабая связь с ближайшими родственниками: мужчины, как правило, меньше скучают по жене и детям, чем наоборот, реже вспоминают о родителях.

10. Периферизация: тяга к созданию «групп» по интересам у взрослых и особенно подростков (клуб, гараж, рыбалка). Женщинам от этого отказаться намного легче.

11. Поиск приключения, новых и сложных раздражителей: мужчины устают от монотонности и поэтому иногда бывают склонны хорошее, но уже известное променять на непонятное и новое, отсюда – секрет их неожиданных на первый взгляд увлечений.

12. «Хищническое» поведение, связанное с охотой: тяга к соперничеству и опасностям.

Конечно, не обязательно все программы проявляются у мужчин, но то, что перечислено, относится к сфере полового дипсихизма [14, с. 57-58]. И как мы видим, к мужским особенностям относятся как особенности агрессивного поведения, так и зависимость от принадлежности к определенной статусной группе.

По мнении. Р.Бэрона, гендерные различия в агрессии наиболее заметны в физических формах агрессии, а также в ситуациях, когда к агрессии вынуждены обратиться (например, из-за исполнения определенной социальной роли), в отличие от ситуаций, когда к ней прибегают без всякого принуждения. Склонность мужчин демонстрировать более высокие уровни агрессии более очевидна после сильной провокации, нежели при ее отсутствии [5, с.221].

Мужчины и женщины также отличаются своими установками относительно агрессии.

Мужчины, как правило, в меньшей степени испытывают чувство вины и тревоги. Напротив, женщины более обеспокоены тем, чем агрессия может обернуться для них самих. Данные исследований свидетельствуют о том, что и мужчины и женщины придерживаются противоположных социальных представлений – противоположных моделей и теорий о функциях – об агрессии (Campbell, Muncer, Gorman, 1993). Более того, женщины рассматривают агрессию как экспрессию – как средство выражения гнева и снятия стресса путем высвобождения агрессивной энергии. Мужчины же, напротив, относятся к агрессии как к инструменту, считая ее моделью поведения, к которому прибегают для получения разнообразного социального и материального вознаграждения [5, с.221].

Данные исследований Лагерспетца, касающихся гендерных различий в агрессии, свидетельствует о том, что мужчины более склонны прибегать к прямым формам агрессии, а женщины предпочитают пользоваться косвенными действиями, которые наносят вред противнику окольными путями [13, с. 52].

Большинство лабораторных исследований, в которых в качестве манипулируемой переменной выступал пол, подтвердили широко распространенную точку зрения, что мужчины чаще становятся объектом физической агрессии (Frodi, Macauly, Thome, 1977). Статистические данные показывают, что убийства значительно чаще являются причиной смерти среди молодых мужчин, чем женщин. В целом же женщины реже выступают в качестве мишени определенных форм агрессии, нежели мужчины [5, с. 222].

Однако из этого «правила» имеются свои исключения. Женщины значительно чаще становятся жертвами супружеского насилия и сексуальной агрессии. Поскольку причиной изнасилований является скорее агрессия (например, крайняя форма неприязни по отношению к женщинам; Groth, 1979; Malamut, 1986), нежели сексуальные мотивы, становится ясно, что в этом смысле женщины скорее станут объектами насилия, нежели мужчины. Женщины легко могут стать объектом агрессии со стороны мужчин, если представляют для них определенную угрозу: в подобных случаях нежелание мужчин не прибегать к насилию против женщин, похоже резко уменьшается [5, с. 222].

Агрессия – одна из сфер, тесно соприкасающаяся с эмоциональной сферой и связанная с гендерными различиями. На основании имеющихся эмпирических и теоретических данных были сделаны следующие выводы.

Структура проявления различных форм агрессии обусловлена одновременно как возрастными, так и половыми особенностями. В раннем подростковом возрасте у мальчиков доминирует физическая агрессия, а у девочек она выражена незначительно - они отдают предпочтение вербальной форме проявления агрессии. Однако, как показывают исследования, уже в возрасте 12-13 лет как у мальчиков, так и у девочек, наиболее выраженной оказывается такая форма проявления агрессии как негативизм [15].

Агрессивность обнаруживает такую же стабильность, как и уровень IQ. Мальчики и девочки, которых родители в восьмилетнем возрасте оценивали как агрессивных, через двадцать два года оказались самой агрессивной группой среди своих тридцатилетних сверстников. Они имели больше правонарушений, агрессивно относились к собственным детям и оскорбительно вели себя в супружеской жизни. Создается впечатление, что, возникнув однажды, стиль агрессивного поведения развивается и сохраняет свою устойчивость во времени.

Мужчины демонстрируют более высокий уровень физической агрессии, выраженной в физических действиях. Для женщин более характерны различные проявления косвенной агрессии. Мужчины чаще становятся объектами физического нападения, в то время как женщины чаще становятся жертвами сексуальных домогательств. На формирование этих (и целого ряда других) различий в значительной мере влияют представления о гендерных ролях, сложившихся в культуре.

Различия в агрессивном поведении относятся к ряду наиболее достоверных гендерных различий, но, как и другие характеристики, они далеко не столь велики и не столь сильно связаны с биологическими различиями, как приято думать.

В своем обзоре литературы по гендерным различиям Маккоби и Джеклин сделали вывод, что агрессия – это единственное социальное поведение, половая специфика которого однозначно доказана. Вместе с тем Игли и Штеффен пришли к заключению, что для взрослых эти различия весьма невелики. Отчасти искаженное восприятие гендерных различий в сфере агрессии можно объяснить тем фактом, что преобладающее большинство насильников и убийц – мужчины. Другая причина, которая заставляет считать мужчин более агрессивными, - это распространенная в нашей культуре вера в то, что такими их делает повышенный уровень тестостерона в крови. На самом деле пока не существует убедительных экспериментальных доказательств связи тестостерона и агрессии.

Бьюорквист и Ньемела пришли к выводу, что существует несколько факторов, от которых зависит, кто более агрессивен – мужчина или женщина: гендер участников конфликта, тип агрессии и конкретная ситуация. Результаты обработки данных, полученных в исследованиях индивидов, и данные метаанализа, сделанного на основе этих работ, позволяют прийти к следующему выводу: мужчины действительно более склонны прибегать к открытой физической агрессии. Эта особенность зависит от целого ряда переменных. Например, гендерные различия наиболее заметны в физических формах агрессии, а также в ситуациях, которые вынуждают проявлять агрессию (например, из-за исполнения определенной социальной роли), в отличии от ситуаций, когда к ней прибегают без всякого принуждения. Кроме того, склонность мужчин демонстрировать агрессию возрастает в ответ на значимую провокацию, но не сильна при ее отсутствии [16].

Однако главная причина этих различий так и осталась невыясненной. Многие биологи, занимающиеся изучением социального поведения, придерживаются мнения, что гендерные различия в агрессии обусловлены в основном генетическими факторами. Согласно этой точке зрения, для мужчин характерен более высокий уровень физической агрессии, потому что в прошлом подобное поведение позволяло им передавать свои гены следующему поколению. Они утверждают, что агрессия помогала нашим предкам, ищущим самку для спаривания, побеждать соперника и тем самым увеличивала их возможность «увековечить» свои гены в будущих поколениях.

Альтернативное объяснение гендерных различий в сфере агрессии ставит акцепт на влияние социальных и культурных факторов. Было предложено много различных вариантов такого объяснения, но, по-видимому, большинство фактов подтверждают гипотезу интерпретации социальной роли, предложенную Игли. Согласно этой теории, гендерные различия в сфере агрессии порождены главным образом полярностью гендерных ролей, то есть представлениями о том, каким, в пределах данной культуры, должно быть поведение представителей различных полов. У многих народов считается, что женщины, в отличие от мужчин, более общественные создания – что для них характерно дружелюбие, беспокойство за других, эмоциональная экспрессивность. От мужчин же, напротив, ожидается демонстрация силы – независимости, уверенности в себе, хозяйственности. Согласно теории социальных ролей, гендерные различия в сфере агрессии порождаются в основном представлениями большинства культур о том, что мужчины в широком диапазоне ситуаций должны вести себя более агрессивно, нежели женщины.

Несмотря на то, что в исследованиях Игли с соавторами обнаружились лишь незначительные гендерные различия в подверженности влиянию, в сознании продолжает существовать стереотипные представления о том, что женщины более внушаемы и конформны, чем мужчины. По мнению Игли с соавторами причина устойчивости этого взгляда лежит в том, что женщины в целом имеют пониженный социальный статус и дома, и на работе. Люди, обладающие меньшей властью и более низким статусом, вынуждены во многом уступать влиянию тех, кто по статусу выше. А поскольку роли с высоким статусом принадлежат мужчинам чаще, чем женщинам, последние чаще оказываются в подчиненных и конформных ролях, чем мужчины.

Все попытки объяснения половых различий поведения могут быть сгруппированы в биологические (сюда могут быть отнесены эволюционная теория пола В. А. Геодакяна, нейроандрогенетическая теория Ли Эллиса) и психологические (психоаналитическое, бихевиористское и когнитивистское объяснения развития психологического пола).

Маккоби и Джеклин выделили только четыре психологических отличия между полами: способности к ориентации в пространстве, математические способности, речевые навыки и агрессивность. Агрессия – одна из сфер, тесно соприкасающаяся с эмоциональной сферой и связанная с гендерными различиями. Различия в агрессивном поведении относятся к ряду наиболее достоверных гендерных различий, но, как и другие характеристики, они далеко не столь велики и не столь сильно связаны с биологическими различиями, как принято думать. В своем обзоре литературы по гендерным различиям Маккоби и Джеклин сделали вывод, что агрессия – это единственное социальное поведение, половая специфика которого однозначно доказана.

Вместе с тем Игли и Штеффен пришли к заключению, что для взрослых эти различия весьма невелики. Бьюорквист и Ньемела пришли к выводу, что существует несколько факторов, от которых зависит, кто более агрессивен – мужчина или женщина: гендер участников конфликта, тип агрессии и конкретная ситуация. Согласно теории Игли, гендерные различия в сфере агрессии порождены главным образом полярностью гендерных ролей, то есть представлениями о том, каким, в пределах данной культуры, должно быть поведение представителей различных полов. Итак, в целом ряде исследований было показано, что проявление мужчинами и женщинами полостереотипного поведения серьезно зависит от особенностей ситуации и того поведения, которое считается в данной ситуации «правильным».

Таким образом, большинство исследований склоняется к тому, что мужчины и женщины действительно отличаются друг от друга относительно агрессии, причем мужчины, как правило, более склонны к подобному поведению, нежели женщины. Есть специфика предпочтения определенных видов агрессии мужчинами.


















1.2 Социальный статус как фактор агрессивного поведения



Среди факторов, влияющих на агрессивное поведение мужчин, мы выделим фактор социального статуса.

Среди факторов всеобщего различия – естественного (раса, цвет глаз, рост и т.д.), психологического (уровень интеллекта, одаренность и т.д.), политического можно назвать и социальный уровень дифференциации людей.

Социальными называются различия, порожденные социальными факторами, главные из которых следующие.

1. Разделение общественного труда, порождающее различные виды занятий и профессий индивидов.

2. Различный уклад и образ жизни.

Уклад жизни связан с внешними по отношению к индивиду условиями – как физическими, так и культурными.

Физические условия: природно-климатические, экологические, ландшафт, плотность населения, урбанизированность (насыщенность городскими условиями жизни).

Культурные условия определяются той социокультурной средой, в которой живет человек (язык, нормы, традиции, религия, идеология и пр.).

Образ жизни является личностной характеристикой человека – он зависит от возраста индивида, его образования, рода занятий, уровня духовной культуры, запросов и других подобных факторов. Становление образа жизни определяется как укладом жизни в данной местности, так и процессом социализации личности.

3. Выполняемые социальные роли (генеральные, профессиональные, семейные, общественные), т.е. ролевой набор личности.

Социальная дифференциация есть предпосылка самого функционирования общества, поскольку без выполнения различных функций социум существовать не может.

Но ее следует отличать от социального неравенства. По точному определению Н. Смелзера, социальное неравенство – это условия, при которых люди имеют неравный доступ к социальным благам 17, с.274.

В социологической теории выделяют две основные парадигмы в понимании природы неравенства - одна излагается в теориях функционализма, другая - в конфликтологических теориях.

Одно из первых объяснений неравенства было предложено Эмилем Дюркгеймом (1858-1917) с точки зрения функционализма. В работе «О разделении общественного труда» 1893 г. Э. Дюркгейм сформулировал ряд тезисов.

Во всех обществах одни виды деятельности считаются более важными, чем другие. Поэтому все функции общества (закон, религия, семья, труд) образуют иерархию в соответствии с тем, насколько высоко они ценятся.

Поскольку люди в разной мере талантливы, а при обучении эти различия усиливаются, то самые талантливые должны выполнять наиболее важные функции. Для привлечения лучших общество должно способствовать социальному вознаграждению их заслуг.

В 1954 г. Кингсли Дэвис и Уилбер Мур опубликовали книгу «Класс, статус и власть», в которой они изложили «теорию функционализма», развившую идеи Дюркгейма. Указав на справедливость мысли французского классика о том, что неравенство помогает обществу обеспечить такие условия, в которых самые важные виды деятельности выполняют наиболее умелые, К. Дэвис и У. Мур дополнили ее новыми тезисами.

Во-первых, любое общество должно располагать:

а) различными видами вознаграждения, которые используются в качестве стимулов;

б) способами распределять эти вознаграждения в зависимости от социальных положений субъектов [18, с. 34].

Вознаграждения принимают разные формы. В сфере религии основным является социальное уважение (престиж), в сфере управление лица наделяются властью, а в области технологии вознаграждаются главным образом материально. Вознаграждения и распределения — это часть социального устройства и, следовательно, источник стратификации.

Во-вторых, наилучшее вознаграждение получают те социальные положения, которые:

а) имеют наибольшее значение для общества и

б) требуют больше, чем другие, таланта и обучения [19].

Первый фактор относится к социальным функциям, он определяется относительно. Второй фактор относится к средствам и определяется в зависимости от дефицита.

В-третьих, хотя самые важные виды деятельности различаются в зависимости от особенностей социальной системы, некоторые функции — религия, управление и технология (для сложных обществ) - остаются основными для всех обществ.

Авторы данной теории выделили 4 группы главных социальных функций.

1. Религия - осуществляет интеграцию общества в терминах чувств, убеждений, обрядов.

2. Правительство - организует общество в терминах закона и власти.

3. Богатство, собственность и труд - обладание основными благами, которое является экономическим источником власти и престижа.

4. Технические знания - функция нахождения средств для достижения целей [20, с .74].

Таким образом, функционализм объясняет природу неравенства исходя из дифференциации социальных функций, выполняемых различными слоями, общностями, классами. На основе иерархии социальных функций складывается соответствующая иерархия слоев и классов, их выполняющих. Тем самым неравенство понимается как неотъемлемое свойство любого общества, несущее позитивную функциональную нагрузку. Общество, с такой точки зрения, воспроизводит неравенство, поскольку нуждается в нем как в источнике жизнеобеспечения и развития.

Принципиально не согласны с вышеизложенными представлениями сторонники теорий классовой борьбы и теорий конфликта. По их мнению, функционализм - это всего лишь попытка оправдать «статус-кво» — несправедливое положение вещей. Эти теоретики предложили иное понимание социального неравенства — как неравного отношения между людьми и группами, которое мыслится как несправедливое и порождающее многочисленные негативные социальные явления — нищету, болезни, социальную напряженность, конфликты, классовую борьбу, войны и пр.

В рамках теорий классовой борьбы наиболее известны теории коммунизма К.Маркса, критика олигархии Р.Михельса.

Обращаясь к критериям неравенства следует рассмотреть теорию М. Вебера.

М. Вебер предложил свое понимание неравенства и вызываемой ею стратификации, в основе которого – наличие трех основных компонент социального неравенства.

Первая компонента - имущественное неравенство. Она включает в себя:

а) доходы (зарплата и различные выплаты (доходы за счет собственности, капиталовложений (акций, облигаций и пр.);

б) собственность (движимое и недвижимое имущество). Сюда относятся и доходы, полученные нелегально (например, взятки) или криминальным путем (поборы, мошенничество, кражи) [21].

М. Вебер отмечал, что богатство означает нечто большее, чем просто зарплата. Обеспеченные люди часто вообще не работают в классическом понимании, получая доходы за счет собственности или капиталовложений. Представители разных социальных классов имеют неодинаковые возможности получения доходов и, соответственно, приобретения товаров и услуг.

Второй компонент неравенства – социальный престиж. М. Вебер понимал под социальным престижем обретение индивидом от рождения или благодаря личным качествам такого социального статуса, который позволяет ему занять определенное место в социальной иерархии. Он ввел понятие статусной группы, члены которой ведут особый, отличный от других групп образ жизни. Это проявляется в манере говорить, в стиле одежды, в способах проведения досуга, в предпочитаемых художественных стилях и т.д.

Социальный престиж имеет своим источником уважение, которое члены данного общества оказывают субъекту. Поэтому социальный престиж и, соответственно, социальный статус обусловлен нормативно-ценностной системой общества. Благодаря господству определенных норм и ценностей на верхние этажи социальной иерархии всегда поднимаются лишь те, чей статус соответствует укоренившимся в массовом сознании представлениям о значимости (функциям, правам, обязанностям) данного социального статуса (профессии, титула, семейного положения и др.), т.е. соответствует господствующим в обществе нормам и ценностям.

Следует отметить, что понимание социального престижа неодинаково для разных обществ, так как в них господствуют разные нормы и ценности. Например, в среде бизнеса престижно создать прибыльное предприятие, а в академическом кругу — иметь научные открытия.

Третий компонент неравенства по М. Веберу – власть. По его определению власть — это способность человека или группы предпринимать действия или вести определенную политику даже вопреки возражениям со стороны других людей и групп [21].

Веберовский анализ стратификационной структуры продолжил П.А. Сорокин (1889—1968) 22, 23. П.А. Сорокин значительно расширил число критериев стратификации, вычленив такие компоненты, как пол, раса (национальность), вероисповедание, профессия, уровень образования, место жительства и др. По сути, любой признак социальной дифференциации при определенных условиях может стать компонентом неравенства.

Именно поэтому невозможно дать единую (универсальную) совокупность критериев принадлежности к страте для всех обществ. П.А. Сорокин предложил рассматривать в обществе не одну, а три стратификационные структуры:

1) экономическую;

2) профессиональную;

3) политическую [22].

Эти структуры в значительной степени независимы друг от друга - социальные агенты ориентируются на высокое положение в рамках «своей» структуры: предприниматель стремиться увеличить капитал, расширить свой бизнес, политик - прийти к власти, а профессионал - добиться «имени и положения» в своем кругу.

Для изучения исторической динамики социальной стратификации и сравнения стратификации разных стран анализируется профиль вертикального среза стратификации. Этот профиль представляет собой графическое изображение слоевой структуры общества:

  • на оси Y отложены в иерархическом порядке социальные слои (страты),

  • а на оси X — оценочная численность каждого слоя (обычно в сотнях тысяч человек) [23].

Классической формой профиля стратификации является пирамида, когда самый низший слой - самый многочисленный, а высший - малочисленный. В современном мире такой профиль характерен для беднейших стран Африки и Азии.

Другая форма профиля характерна для военных диктатур и стран, где у власти находятся коммунисты. Здесь стратификация принимает форму юлы. Максимальные по численности страты подняты на минимальную ступень над самой низшей позицией (заключенные, маргиналы) - слоем, который минимизирован и похож на тонкую ножку юлы. Выше самого многочисленного класса (народные массы, до 85% населения), представляющего зримую попытку реализации политики социальной однородности, находится длинная «ручка юлы» — промежуточные слои. Это приближенная к элите обслуга - обычно немногочисленные слои (командование армии и полиции, управленцы, ученые, артисты и др.). Наконец, на самом верху «рукоятка юлы» - правящая элита (олигархия).

Для современных развитых капиталистических стран характерен третий вид профиля стратификации - напоминающий бочку. Здесь средние слои – максимальные по численности, они формируют средний класс. По многим параметрам этот класс неоднороден, его формируют представители малого бизнеса, служащие, менеджеры, квалифицированные профессионалы. Однако их социально-экономический статус примерно одинаков. Слои, лежащие выше (средний и крупный бизнес, политическая элита, шоу-бизнес и др.) и ниже (рабочий класс, эмигранты, безработные, заключенные и др.) не составляют большинства в обществе, их численность убывает по мере продвижения к верхнему и нижнему краям профиля.

В истории семьи, нации или любой другой группы не существует устойчивой тенденции ни к обогащению, ни к обнищанию. Все хорошо известные тенденции фиксированы только для ограниченного периода времени.

Происходят колебания экономической стратификации и внутри группы (общества) - от одного периода времени к другому. Хотя в этих колебаниях и возможна некоторая периодичность, но ее существование никем пока не доказано. За исключением ранних стадий экономической эволюции, не существует постоянного направления в колебаниях высоты и формы экономической стратификации.

При нормальных условиях, свободных от социальных потрясений, изменение высоты и профиля экономической стратификации ограничено: экономический конус колеблется в определенных пределах. Лишь при чрезвычайных обстоятельствах эти пределы могут быть нарушены, и профиль экономической стратификации может стать или очень плоским или очень высоким. В первом случае, общество или погибает, или «плоскостность» его стратификации вытесняется конусом и неизбежной дифференциацией слоев. Во втором случае, существует точка «насыщения», дальше которой общество не может продвигаться без риска крупной катастрофы, когда социальное здание рушится, а его верхние слои низвергаются 24.

Б. Линтон в 30-е годы XIX в. ввёл в социологическое знание понятие «социальный статус», определяя его как место, которое занимает индивид в системе социальных отношений и которое связано с совокупностью прав и обязанностей.

Их выполнение формирует роль как предписанная и ожидаемое поведение от личности, занимающей определённое положение в обществе.

«Статус – положение субъекта в системе межличностных отношений, определяющее его права, обязанности и привилегии. В различных группах один и тот же индивид может иметь разный статус. Важными характеристиками статуса являются престиж и авторитет как своеобразная мера признания окружающими заслуг индивида» 25.

Статус предполагает соотнесение: чтобы воспринимать себя как личность, имеющую определенный статус, необходимо чтобы какие-то люди занимали более низкое положение. Таким образом, одно психологическое преимущество любой системы статусов - это ощущение превосходства.

Понятие социального статуса человека разрабатывается в нескольких направлениях.

1. Социально-экономический план статуса отражается в жизненных стилях людей. Одним из пионеров изучения социально-экономической стратификации в Великобритании был Ф.Дж.Д'Эт (F.G.D'Aeth). В статье, опубликованной в 1910 г., этот исследователь установил семь жизненных стандартов или ступеней на основе дохода:

1) 18 шиллингов в неделю,

2) 25 шиллингов в неделю,

3) 45 шиллингов в неделю,

4) 3 фунта стерлингов в неделю,

5) 300 фунтов в год, 6) 600 фунтов в год,

7) 2000 фунтов в год и выше.

Современные характеристики жизни людей в англоязычном обществе носят иной характер в плане социальной стратификации, но стратификация как таковая сохраняется и описывается в противопоставлении типовых жизненных стилей богатых людей, представителей среднего класса и бедняков.

Так, жизненный стиль людей, определяемый доминантой собственности, предполагает расширенные семьи-кланы и особую власть старших членов семьи (распорядителей собственности). Браки совершаются не только по взаимному выбору супругов, но представляют собой, прежде всего символическую инкорпорацию в большую семью-клан. Оптимальным периодом жизни считается период позднего среднего возраста. Существенную роль играют портреты предков, родовые поместья, передающиеся от отцов к сыновьям личные имена. Жизнь в значительной мере ритуализована и отделена от окружающей среды посредством закрытых школ и клубов.

Жизненный стиль людей среднего класса, определяемый профессиональной доминантой, характеризуется изолированными ядерными семьями, состоящими из супругов и невзрослых детей, отношения между поколениями носят более демократический характер, зрелость осознается как дисциплинированность на рабочем месте. Наилучшим периодом в жизни является период раннего среднего возраста, статусная кульминация для мужчины - это достижение определенной ступени на служебной лестнице, а для неработающей женщины - замужество и рождение детей. Люди этого типа очень ценят свое время и деньги и, как правило, обходятся без прислуги.

Наиболее ярким показателем жизненного стиля бедности и нищеты является «большая семья», опора на родственные связи и доминирующая роль женщин в семье, поскольку мужчина не может заработать на хлеб. Различия между поколениями не существенны, власть поддерживается только силой, наилучшим периодом жизни считается молодость, семья не играет принципиальной роли в жизни, женщины преимущественно общаются с родственниками, мужчины - с друзьями.

Приведенные данные содержат интересные наблюдения для лингвистического осмысления социального статуса человека в англоязычном обществе, подтверждаются и уточняются в других исследованиях и в сжатом виде представлены в таблице 1.

2. Социометрический план статуса представляет собой шкалирование общественных групп и слоев населения на основании ряда критериев, к которым обычно относят род занятий и источник дохода, происхождение, образование, тип жилища и др.

3. Ролевой план статуса проявляется в том, что статус обобщает множество социальных ролей. Под ролью понимается устойчивый шаблон поведения, включающий действия, мысли и чувства человека. Ролевое поведение есть поведение человека, занимающего определенную социальную позицию в соответствии с ожиданиями людей.

Ролевое поведение строится по образцу и имеет границы: исполнитель роли наделен определенной степенью свободы действий. Говоря об условности выделения ролей, подчеркивают их нормативный характер: исполнители ролей должны следовать определенным нормам поведения. Сопоставление роли и статуса позволяет выделить стабильность и векторную направленность («выше – ниже») в качестве основных характеристик статуса.

4. Социальный статус человека выражается в виде социальной дистанции между участниками общения. Чем больше различие между социальным положением участников общения, тем более вероятно увеличение социальной дистанции между ними.

5. Нормативный (оценочный) план статуса раскрывается в понятиях привилегий, престижа и уважения. Различие в положении людей предполагает приличествующее тому или иному общественному слою поведение, особые права и обязанности, с которыми ассоциируется место на ценностной шкале в конкретном обществе. Престижное поведение - это поведение, которое считается положительным образцом для той или иной общественной группы или общества в целом.

6. Этнокультурный план социального статуса активно разрабатывается в этнографии, антропологии и культурологии. Выражение статусных отношений весьма специфично в различных культурах и языках. Специфика статусных отношений базируется на нормативной системе общества [26].


Таблица 1

Социально-экономические параметры стиля жизни

Таким образом, понятие социального статуса человека, будучи социологическим в своей основе, получает в современном комплексе наук о человеке многоплановое освещение. Выделяются социально-экономический, социометрический, ролевой, дистанционный, нормативный, этнокультурный, динамический и типологический подходы к изучению социального статуса. Все планы социального статуса находят отражение в речевом поведении человека 26.

Социальный статус позволяет его носителю чувствовать общность себя с представителями своего уровня, и чувство превосходства или чувство ущербности по отношению к представителям иного уровня. Данная дифференциация однозначно влияет на взаимоотношения людей, на проявление чувства враждебности, неприязни, зависти, презрения по отношении к лицам не своего статуса. Что связывает для нас социальный статус и агрессивное поведение.

Также, следует отметить, что как было показано в теоретическом обзоре, социальный статус накладывает отпечаток на уклад, стиль жизни, доминирующие ценности и особенности взаимоотношений с людьми, следовательно, можно предположить, что социальный статус влияет на формы и иные особенности проявления агрессивного поведения.









1.3 Этноспецифика агрессивного поведения казахов и русских



Анализ специфики агрессивного поведения казахов и русских следует начать с описания особенностей менталитета данных народов.

В исследованиях Г.Г. Еркибаевой выделены следующие особенности казахского менталитета, что, на наш взгляд, тесно связано с особенностями проявления агрессивности [27].

С детских лет у человека формировалось уважение к старшим, что являлось естественным ответом на заботу родителей. Старший в семье или в роду - это непрере­каемый авторитет. Обращение к старшим допускалось только на «вы», но это нисколько не отдаляло детей от родителей, а, наоборот, способствовало их почитанию.

В традициях казахского народа до сих пор сохранились ритуалы приветствий, которые характеризуются почитанием и ува­жительным отношением к старшим. По нормам казахского этикета младшие всегда должны первыми приветствовать старших, а обращение к ним даже в кру­гу одной семьи должно произноситься на «вы».

Вежливое и почтительное отношение к муллам и дру­гим деятелям религии считалось наиболее важным. Эти традиции строго соблюдались во всех регионах Казахстана. Народ верил, что несоблюдение этических норм взаимоотношений может обрушить беды на всю семью.

Уважительное и внимательное отношение к женщине также присуще казахскому народу. Представительницам слабого пола разрешалось не закрывать лицо (в отличие от других народов Востока), они могли наравне с мужчи­нами участвовать в айтысах, народных играх и праздниках. Юноши-джигиты всегда были готовы защитить честь женщины и отомстить обидчикам в случае ее оскорбления.

Взаимопомощь и взаимоподдержка, также как и гостеприимство, являются характерной чертой казахского народа.

Имеются немало примеров радушия и гостеприимства казахов во все времена. В этом отношении особенно по­казательной и наглядной является давнишняя дружба ка­захов с другими народами. В настоящее время в Казахстане проживают более ста различных национальностей. Многие люди были эвакуированы сюда в тяже­лые годы Великой Отечественной войны и остались здесь, обретя новую родину на гостеприимной казах­ской земле. Многочисленные казахские семьи, готовые поделиться всем, что имели сами, удочеряли и усыновляли сирот, независимо от их национальной принадлежности и относились к ним также, как к представителям своего рода.

Еще одной отличительной чертой казахов является особенное отношение к подрастающему поколению. Живя в трудных и суровых условиях кочевья, они, тем не менее, всегда находили время и силы для заботы о детях. Женщины рожали столько детей, сколько дарова­ла им судьба, и стремились вырастить их достойными гражданами своей земли [27].

В.Г. Крысько выделяет следующие этноспецифические особенности казахов:

Большинство казахов легко сходятся в общении и взаимодействии с другими людьми, умеют находить надежных и верных друзей среди представителей разных народов, преданны в дружбе, всегда придут на помощь товарищу. При общении с представителями других национальностей они, как правило, не боятся сказать человеку правду прямо в глаза.

Следует иметь в виду, что если в коллективе сложилась неблагоприятная атмосфера, то казахи ведут себя настороженно, тяжело переживают нанесенные обиды и долго не прощают их, что может явиться поводом для новых конфликтов. Только равные требования к представителям всех национальностей служат основой для нормальной обстановки в коллективе, где трудятся казахи.

В социальном и национально-психологическом облике южных и западных казахов есть определенные различия. До сих пор существует разделение на так называемую белую и черную кость. К первым относят казахов южных районов. Порой в их среде дают знать о себе элементы эгоизма, родовой кичливости. В этих областях бытует негласное деление на жузы (родовые кланы), где действуют своеобразные жизненные нормы и принципы, согласно которым предпочтение всегда отдается казаху из своего рода [28].

Следует отметить, что казахи исторически кочевой народ и городской образ жизни для них не является привычным. В отличие от русских, которые по данным В.Г. Крысько, являются наиболее урбанизированной нацией. Это отражается на ценности статуса для данных наций. У казахов более статусным является возраст, положение на работе и уровень дохода, городское проживание. Для русских статусным является доход, положение на работе.

Изучение разнообразных источников, отражающих жизнь, культуру и быт представителей славянских национальностей, обобщение результатов специальных социально-психологических исследований свидетельствует, что в целом русским в настоящее время присущи:

  • высокая степень осмысления действительности, хотя и несколько отсроченного по времени от конкретной ситуации;

  • достаточно высокие общеобразовательный уровень и подготовленность к жизни и труду;

  • уравновешенность в решениях, поступках и трудовой деятельности, реакциях на сложности и трудности жизни;

  • общительность, дружелюбие без навязчивости, постоянная готовность оказать поддержку другим людям;

  • достаточно ровное и доброжелательное отношение к представителям других национальностей;

  • отсутствие в обычных условиях повседневной жизни стремления к образованию изолированных от других микрогрупп по национальному признаку;

  • стойкость, самоотверженность, готовность к самопожертвованию в экстремальных условиях жизни и деятельности, требующих предельного напряжения духовных и физических сил [29, с. 218].

Представители русской национальности достаточно легко адаптируются к окружающему образу жизни, быстро привыкают к новым для них условиям, не проявляют особенного пристрастия к национальному питанию, одежде. Они успешно овладевают знаниями, быстро привыкают к предъявляемому уровню требований со стороны окружающих.

Без особого морального и психологического напряжения воспринимают они и переезды в другие края, довольно легко переносят разлуку с родными и близкими.

Формирование дружеских связей у русских основывается в первую очередь на общности жизненного опыта, интересов. В этом процессе главным критерием они считают индивидуальные качества товарищей по совместной деятельности, а не национальность последних. Более того, их опыт общения и взаимоотношений с лицами других национальностей часто невелик и в значительной мере приобретается во время нахождения в том или ином многонациональном регионе.

Особенности русского национального характера подмечали многие как отечественные, так и зарубежные писатели и ученые, считая, что они выражаются не в принадлежности к русской нации, а в «особом состоянии души».

На формирование и функционирование психологии русского народа, безусловно, оказало и оказывает влияние православие. Оно осуждает богатство, утверждает равенство всех людей, независимо от того, какое положение в обществе они занимают, какие блага имеют. Вот почему в психологию русского народа накрепко вошли и постоянно проявляются в ней такие психологические качества, как любовь и сострадание, жертвенность и ответственность, солидарность и взаимная выручка, стойкость в страданиях и отсутствие жесткой регламентации поведения человека.

Вместе с тем необходимо помнить, что работа с представителями русской национальности требует определенного контроля, большой взыскательности, профилактики иногда встречающейся расхлябанности, безответственности, халатности. Кроме того, представители русской национальности иногда могут быть не склонны к самостоятельности, слишком часто поддаются отрицательным влияниям, в ряде случаев излишне легко и быстро перенимают чужие пороки, бывают чересчур доверчивы и болтливы [30].

Исследование агрессивности татар и русских, проведенное на базе ВятГГУ (г. Киров, РФ) показало следующие особенности агрессивности русских мужчин:

- у представителей русской национальности агрессивность и ее формы (вербальная агрессия и раздражение) имеют прямую взаимосвязь с настойчивостью и напористостью, самоуверенностью, бесцеремонностью и своенравием, а также фрустрированностью и напряженностью. Эти личностные особенности являются чертами, усиливающими агрессивность. Снижающими агрессивность являются следующие личностные черты русских: чувство вины, мечтательность и творческая активность. 

- у представителей русской национальности существует прямая взаимосвязь между враждебностью и ее формами (подозрительность, обида, негативизм) и беспечностью. Так, чем более представители русской национальности легкомысленны, импульсивны и доверчивы, тем более у них выражена враждебность. Таким образом, данные качества являются качествами, усиливающими враждебность у представителей русской национальности. Личностными чертами, снижающими проявления враждебности у русских, являются доброта и открытость, мягкосердечность, легкость в общении, дружелюбность, эмоциональная устойчивость.

- у представителей русской национальности такие качества, как склонность к чувству вины, напряженность, недооценивание себя, ранимость, являются качествами, которые снижают выраженность физической агрессии, но в то же время усиливают самоагрессию [31].

Исследование К.З. Турбаевой, посвященное особенностям поведения в фрустрации казахов и русских детей и подростков, показало следующие особенности данных этносов:

- установлено, что в ситуациях фрустрации казахские дети и подростки проявляют большую склонность к экстрапунитивному поведению (а именно: агрессивности, враждебности), чем их русские сверстники.

- гендерные различия во фрустрационном поведении детей и подростков определяются этнокультурной принадлежностью и неодинаково проявляются в разных возрастах. У младших школьников более самостоятельными и конструктивными в решении фрустрационных ситуаций оказываются мальчики обеих этнических групп. У русских подростков девочки оказываются более активными в решении фрустрационных ситуаций, чем их сверстники-мальчики. У казахских же подростков гендерные различия не обнаружены.

- в общении с взрослыми и казахские, и русские дети и подростки обнаруживают более конструктивные способы поведения, чем в общении со сверстниками. Однако казахские школьники проявляют себя в общении с взрослыми более активными и самостоятельными, чем их русские сверстники. Выраженность полюса когнитивного стиля «импульсивность-рефлексивность» и его влияние на фрустрационное поведение оказалось сходным во всех группах независимо от этнической принадлежности, возраста и пола. Установлено, что, чем выше уровень импульсивности у испытуемых, тем большую склонность к проявлению агрессии демонстрируют они в ситуациях фрустрации [32].

Так как нами была показана взаимосвязь между фрустрацией и агрессивным поведением в первом параграфе, то мы можем использовать основные положения исследования К.З. Турбаевой для понимания особенностей агрессивного поведения казахов и русских.

Так, К.З. Турбаева выявила следующие различия этносов:

1. Этнокультурная среда является важным фактором, определяющим способы поведения детей и подростков в ситуациях фрустраций. У казахских и русских детей и подростков этнокультурная принадлежность влияет как на общее фрустрационное поведение, так и на возрастные, половые особенности реагирования на фрустрирующие ситуации.

2. Несмотря на особенности системы воспитания в традиционном казахском обществе, ориентированном на неконфликтное общение и сдерживание отрицательных эмоций, для казахских детей и подростков наиболее характерным в ситуациях фрустрации является открытое выражение негативных эмоциональных реакций. Русские дети и подростки в аналогичных ситуациях демонстрируют в большей степени реакции, лишенные агрессии и враждебности.

3. Когнитивный стиль «импульсивность-рефлексивность» выступает одним из факторов, обусловливающих фрустрационное поведение детей и подростков. Обнаружена общая закономерность, проявляющаяся независимо от этнической принадлежности, а также возраста и пола детей и подростков: высоким и средним уровням импульсивности соответствует более выраженное экстрапунитивное поведение; низкому уровню импульсивности – импунитивное поведение.

4. Способы поведения в ситуациях фрустрации неодинаковы у детей и подростков, представляющих разные этнические группы - казахскую и русскую. При этом различия обнаружены не только в общем фрустрационном поведении казахских и русских детей и подростков, но и в возрастных, тендерных особенностях реагирования на ситуации фрустрации, а также и при взаимодействии со взрослыми и сверстниками.

5. Казахские дети и подростки в ситуациях фрустрации в целом демонстрируют более выраженную склонность к внешнему проявлению агрессии и требовательности по отношению к другим людям, чем их русские сверстники. Русские дети и подростки во фрустрирующих ситуациях гораздо меньше склонны к демонстрированию агрессивного поведения, их реакции более нейтральны, безобвинительны.

6. Конструктивность поведения детей при переходе из младшего школьного в подростковый возраст повышается как в казахской, так и в русской выборке. У подростков, по сравнению с младшими школьниками, становится менее выраженным экстрапунитивное, т.е. обращенное к окружающим, поведение. Однако казахские подростки склонны к выражению импульсивной, открытой агрессии больше, чем их русские сверстники.

7. Гендерные различия во фрустрационных реакциях детей и подростков обнаружены во всех возрастных, этнических группах испытуемых, кроме казахских подростков.

8. В ситуациях фрустрации в общении со взрослыми и сверстниками казахские и русские дети и подростки также выбирают разные способы поведения. Общаясь со взрослыми, и казахские, и русские школьники демонстрируют более конструктивные способы поведения, чем в общении со сверстниками. При этом казахские дети и подростки показали себя при общении со взрослыми более конструктивными и активными, чем их русские сверстники.

9. Принадлежность к казахской и русской культуре не влияет на степень импульсивности испытуемых. Установлено, что способы поведения детей и подростков в ситуациях фрустрации, независимо от этнической принадлежности, а также возраста и пола, соотносятся с уровнем выраженности одного из полюсов когнитивного стиля «импульсивность-рефлексивность» следующим образом: чем выше уровень импульсивности у ребенка, тем больше выражена склонность к проявлению непосредственных, эмоциональных реакций и демонстрированию враждебных действий, адресованных окружающим [34, 35].

Таким образом, теоретическое исследование агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности позволяет сделать следующие выводы:

- агрессивное поведение – это различные формы демонстрации агрессии.

- в нашем исследовании следует подчеркнуть данные фрустрационной теории и теории социального научения, так как они, на наш взгляд, наиболее тесно перекликаются с факторами социального статуса и этнической принадлежности (согласно фрустрационной теории, агрессия - это не автоматически возникающее в недрах организма влечение, а следствие фрустрации, то есть препятствий, возникающих на пути целенаправленных действий субъекта, или же не наступление целевого состояния, к которому он стремился. В контексте нашего исследования важно обратить внимание на данное положение, так как социальный статус индивида может быть фрустрирующим фактором, провоцирующим агрессивное поведение мужчины).

- А. Басс выделил факторы, способствующие проявлению агрессии, в частности указав на формирование позитивной агрессивности (напористости и настойчивости) в ситуациях успеха путем агрессии, культурные и субкультурные нормы, усваиваемые человеком, могут облегчить развитие у него агрессивности (с детства видит агрессивные мультики и фильмы, усваивает нормы агрессивности);

- социальное неравенство проявляется в социальном статусе. Критерии – уровень дохода и престижность статуса. Психологическое преимущество любой системы статусов - это ощущение превосходства.

- в социальном поведении мужчины характеризуются более высоким уровнем развития таких черт, как агрессивность и доминантность, в мужской самоидентификации определяющим является профессиональный статус, мужчины в большей мере ориентированы на социальную, публичную сферу деятельности.

- то есть мужчины более ценят высокий статус, престижность статуса, готовы его достигать агрессивными формами, что закрепляет позитивную агрессивность в их поведении.

- также вследствие культурных норм и гендерных стереотипов мужчины воспитываются более агрессивными, более склонны прибегать к прямым формам агрессии

- этноспецифика казахов проявляется в том, что они дружелюбны, уравновешенны, во фрустрационных ситуациях казахские дети и подростки проявляют большую склонность к экстрапунитивному поведению (а именно: агрессивности, враждебности), чем их русские сверстники, однако русские люди более впечатлительны, легко попадают под влияние окружения и склонны к агрессивному поведению, чаще к самоагрессии.

Эти положения приводят к гипотетическому предположению, которые мы проверили эмпирическим путем.


2 Эмпирическое исследование особенностей агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности



2.1 Обоснование методов и выборки исследования



Теоретический анализ особенностей агрессивного поведения мужчин разного социального статуса и национальности показал, что существует специфика проявления агрессии в поведении у мужчин. Часть теорий агрессии указывает на связь агрессивного поведения с усвоенными нормами поведения, демонстрируемыми ролевыми установками ближайшего окружения или представителей референтных групп.

Эти положения позволили выдвинуть предположение, что существуют различия в агрессивном поведении мужчин разного социального статуса и национальностей:

В качестве гипотезы мы выдвигаем предположение, что существуют различия в агрессивном поведении мужчин разного социального статуса и национальностей:

- русские мужчины более склонны к демонстрации агрессивного поведения, чем мужчины казахи, мужчины казахи имеют больше личностной агрессивности, чем мужчины русские;

- мужчины, имеющие более высокий статус более агрессивны, чем мужчины с низким статусом, при этом им более свойственна позитивная агрессивность;

- мужчины, имеющие низкий статус больше склонны к негативной агрессивности;

- казахи, имеющие высокий социальный статус, чаще используют вербальную агрессию, склонны к подозрительности, казахи, имеющие низкий социальный статус, более мстительны;

- русские, имеющие высокий социальный статус, чаще склонны к вербальной агрессии, склонны к аутоагрессивному поведению, склонны к провокации агрессии, русские, имеющие низкий социальный статус, более конфликтны.

Для проверки данного предположения были использованы следующие методики эмпирического исследования:

1) опросник состояния агрессии Басса-Дарки [35];

2) методика «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е. П. Ильин, П. А. Ковалев) [36];

3) определение интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко) [37];

4) анкета на определение социального статуса.

Рассмотрим особенности проведения и интерпретации используемых методик.

Опросник Басса-Дарки (Buss-Durkey Inventory) разработан А. Бассом и А. Дарки в 1957 г. и предназначен для диагностики агрессивных и враждебных реакций.

Опросник состоит из 75 утверждений, каждое из которых относится к одному из восьми индексов форм агрессивных или враждебных реакций. По числу совпадений ответов с ключом подсчитываются индексы различных форм агрессивности и враждебных реакций, а также общий индекс агрессивности и индекс враждебности.

Методика предназначена для обследования испытуемых в возрасте от 14 лет и старше что соответствует возрасту респондентов нашего исследования.

Создавая свой опросник, дифференцирующий проявления агрессии и враждебности А. Басс и А. Дарки выделили следующие типы реакций:

  1. Физическая агрессия - использование физической силы против другого лица.

  2. Косвенная агрессия - агрессия, окольным путем направленная на другое лицо или ни на кого не направленная.

  3. Раздражение - готовность к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении (вспыльчивость, грубость).

  4. Негативизм - оппозиционна манера в поведении от пассивного сопротивления до активной борьбы против установившихся обычаев и законов.

  5. Обида - зависть и ненависть к окружающим за действительные и вымышленные действия.

  6. Подозрительность - в диапазоне от недоверия и осторожности по отношению к людям до убеждения в том, что другие люди планируют нанести тебе вред.

  7. Вербальная агрессия - выражение негативных чувств, как через форму, так и через содержание словесных ответов.

  8. Чувство вины - выражает возможное убеждение субъекта в том, что он является плохим человеком, что поступает зло, а также ощущаемые им угрызения совести.

При составлении опросника использовались принципы:

1. Вопрос может относиться только к одной форме агрессии.

2. Вопросы формулируются таким образом, чтобы в наибольшей степени ослабить влияние общественного одобрения ответа на вопрос.

Индекс враждебности включает в себя 5 и 6 шкалы, а индекс агрессивности (как прямой, так и мотивационной) включает в себя шкалы 1, 3,7.

Нормой агрессивности является величина ее индекса, равная 21 плюс-минус 4, а враждебности - 6,5-7 плюс-минус 3. При этом обращается внимание на возможность достижения определенной величины, показывающей степень проявления агрессивности.

Опросник широко распространен в зарубежных исследованиях, в которых подтверждаются его высокие валидность и надежность. Опросник используется и в отечественных работах (С.Н. Ениколопов, 1989 и др.), однако данные о его стандартизации на отечественных выборках не указываются.

Отмечается, что в ситуации экспертизы опросник не защищен от мотивационных искажений (в зависимости от установки на ответ, в связи с социальной желательностью), а достоверность результатов зависит от доверительности в отношениях испытуемого и психолога. Требует дополнительной проверки на надежность полученных результатов (либо с помощью ретеста, либо с помощью других методик) [35].

В нашем исследовании данные методики дополняются данными следующих методик.

Методика «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев). Методика предназначена для выявления склонности субъекта к конфликтности и агрессивности как личностным характеристикам.

Ответы на вопросы соответствуют восьми шкалам:

1) вспыльчивость;

2) наступательность;

3) обидчивость;

4) неуступчивость;

5) компромиссность;

6) мстительность;

7) нетерпимость к мнению других;

8) подозрительность.

Сумма баллов по шкалам наступательности (напористости), неуступчивости дает суммарный показатель позитивной агрессивности субъекта.

Сумма баллов, набранная по шкалам нетерпимости к мнению других, мстительности, - показатель негативной агрессивности субъекта.

Сумма баллов по шкалам бескомпромиссности, вспыльчивости, обидчивости, подозрительности – обобщенный показатель конфликтности [36].

Последняя методика на исследование агрессивности в данном исследовании - определение интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко).

Агрессивность – устойчивая черта личности, проявляющаяся в готовности к агрессивному поведению. Уровни ее проявляются как научением в процессе социализации, так и ориентацией на культурно-социальные нормы, важнейшие из которых – нормы социальной ответственности и нормы возмездия за акты агрессии. Важная роль принадлежит и следующим ситуативным переменным: истолкованию намерений окружающих, возможности получения обратной связи, провоцирующему влиянию оружия и пр.

Отличием данной методики является не только доступность, но и широта и интегральность диагностического диапазона. Она позволяет определить помимо тонких форм агрессивности и потребность в ней, и степень агрессивного заражения, и способность к торможению, и способы переключения агрессивности.

Опросник позволяет вывести «индекс агрессии» с учетом 11 параметров, каждый из которых оценивается отдельно в интервале от 0 до 5 баллов; чем выше оценка, тем больше проявляется измеряемый показатель агрессивности.

  1. Спонтанность агрессии.

  2. Неспособность тормозить агрессию.

  3. Неумение переключать агрессию на деятельность или неодушевленные предметы.

  4. Анонимная агрессия.

  5. Провокация агрессии у окружающих.

  6. Склонность к отраженной агрессии.

  7. Аутоагрессия.

  8. Ритуализация агрессии.

  9. Склонность заражаться агрессией толпы.

  10. Удовольствие от агрессии.

  11. Расплата за агрессию.

Отсутствие или очень низкий уровень агрессии (суммарный показатель от 0 до 8 баллов) обычно свидетельствует о неискренности ответов респондента, о его стремлении соответствовать социальной норме. Такие показатели встречаются у людей со сниженной самокритичностью и завышенными притязаниями.

Невысокий уровень агрессии (9-20 баллов) отмечается у большинства опрашиваемых. Он обычно бывает обусловлен спонтанной агрессией и сопряжен с неумением переключать агрессию на деятельность и неодушевленные объекты (в этом, возможно, нет необходимости).

Средний уровень агрессии (21-30 баллов) обычно выражается в спонтанности, некоторой анонимности и слабой способности к торможению.

Повышенный уровень агрессивности (от 31 до 40 баллов). К атрибутам, характерным для ее среднего уровня, обычно добавляются показатели расплаты, провокации.

Очень высокий уровень агрессии (41 и более баллов) связан с получением удовольствия от агрессии, перенятием агрессии толпы, провоцированием агрессии у окружающих [37].

Таким образом, используемые методики позволяют максимально широко проанализировать разновидности агрессивного поведения мужчин, что соответствует задачам данного исследования.

В эмпирическом исследовании приняли участие 60 испытуемых мужчин, средний возраст испытуемых в казахской подгруппе – 43 года, в русской подгруппе – 40 лет, выборка подбиралась по следующим параметрам: национальность (30 казахов и 30 русских), социальный статус (учитывался уровень дохода, уровень образования, принадлежность к определенному социальному слою, должность и удовлетворенность своим социальным статусом).

Для выделения подгрупп была использована авторская анкета:

1. Возраст.

2. Национальность.

3. Образование (подчеркните 1 вариант):

А) высшее;

Б) неоконченное высшее;

В) средне-специальное;

Г) среднее.

4. К какой группе людей вы можете себя отнести по уровню дохода (подчеркните 1 вариант):

А) Богатые люди («собственники»);

Б) Люди среднего достатка («служащие и рабочие»);

В) Люди, находящиеся за чертой бедности («нищие»).

5. К какой социальной группе вы себя относите:

А) рабочие;

Б) интеллигенция;

В) предприниматели.

6) к какой группе должностей вы относитесь:

А) руководящая должность;

Б) должность в подчинении.

7. Довольны ли вы своим социальным статусом (положением, занимаемым в обществе по уровню дохода и занимаемой должности):

А) да;

Б) нет.

Анкета создана на основе теоретического анализа категории социального статуса и его составляющих.

Для расчета статистической значимости различий в сравниваемых подгруппах был использован F-критерий Фишера (1).

F-критерий Фишера является параметричесикм критерием и используется для сравнения дисперсий двух вариационных рядов.

Эмпирическое значение критерия вычисляется по формуле:

hello_html_m33340949.png (1)

где D1 – большая дисперсия, D2 – меньшая дисперсия рассматриваемых вариационных рядов.

Количество степеней свободы определяется отдельно для числителя и отдельно для знаменателя [38].

Критические значения F-критерия Фишера с учетом степеней свободы каждой подгруппы представлены в приложении Д (таблица Д.1).

Исследование проведено в марте-апреле 2015 года.













2.2 Анализ и интерпретация полученных результатов



Анализ данных эмпирического исследования начнем с анализа анкетных данных, распределяющих выборку по основным параметрам анализа – социальному статусу и национальности (Приложение А, таблица А.1).

Всего в исследовании приняли участие 60 человек – по 30 мужчин казахской национальности и 30 мужчин русской национальности.

Возрастной диапазон испытуемых – от 21 до 55 лет. То есть все испытуемые зрелого возраста.

Рассмотрим распределение испытуемых по уровню образования (Таблица 2).

Как видно из таблицы 2, выборка уравнена по количеству испытуемых с неоконченным высшим и средним образованием (разница незначительная), однако в подгруппе испытуемых русских больше мужчин с высшим образованием, а в подгруппе казахов со средним-специальным образованием.

Анализ агрессивности по следующим методикам мы будем проводить и с опорой на уровень образования испытуемых как одного из факторов социального статуса, поэтому в связи с анализом статистической значимости и логического объяснения мы исключим мелкие подгруппы мужчин со средне-специальным и неоконченным высшим образованием из анализа агрессивности.

Таблица 2

Распределение испытуемых по параметру социального статуса - уровень образования

Это подгруппа лиц с более высоким образованием, чем просто среднее образование, но не имеющих высшего образования; тогда картина распределения выглядит следующим образом (рисунок 3).


hello_html_m24183345.png

ох – уровень образования: 1 – высшее; 2 – среднее; 3 – неоконченное высшее и средне-специальное;

оу - процент


Рисунок 3 Гистограмма распределения испытуемых по уровню образования

В подгруппе казахов примерно равное распределение испытуемых по уровню образования, а в подгруппе русских мужчин есть скос в сторону преобладания высшего образования.

Перейдем к анализу распределения испытуемых по социальному статусу в соответствии с их материальным положением. В анкете предлагалось отнести себя к одной из подгрупп – «богатых людей», «людей среднего достатка» и «людей, находящихся за чертой бедности». Распределение выборки представлено в таблице 3.


Таблица 3

Распределение испытуемых по параметру социального статуса - уровень дохода

Как следует из таблицы 4, в подгруппе испытуемых мужчин казахской национальности все виды материального дохода представлены равным количеством респондентов, а в подгруппе русских мужчин больше лиц с высоким уровнем дохода и меньше со средним достатком, чем у первой группы. Однако все три подгруппы представлены достаточным количеством респондентом для возможности последующего статистического анализа.

Следующий вопрос анкеты направлен на распределение испытуемых по параметру социального статуса – социальному слою населения (рабочие, интеллигенция и предприниматели) (таблица 4).


Таблица 4

Распределение испытуемых по параметру социального статуса – социальный слой

Как следует из данных таблицы 5, наибольший процент составляют рабочие в обеих подгруппах национальностей, различие состоит в том, что в подгруппе казахов в равном количестве представлены интеллигенция и предприниматели (по 23%), а в подгруппе русских мужчин предпринимателей больше, чем слоя интеллигенции (27% против 10%). По причине того, что в подгруппе русских мужчин всего 3 представителя интеллигенции, мы исключаем данный слой из статистического анализа.

В ответах на следующий вопрос анкеты испытуемые поделились в следующем процентном соотношении (таблица 5).

Из таблицы 5 следует, что в обеих сравниваемых выборках больше испытуемых занимают социальный статус – должность в подчинении (77% казахов и 63% русских).

Последний вопрос анкеты был направлен на определение степени удовлетворенности испытуемыми занимаемым социальным статусом. Распределение ответов отражено в таблице 6.


Таблица 5

Распределение испытуемых по параметру социального статуса – должность

Как мы видим, существуют минимальные различия в удовлетворенности испытуемыми своим социальным статусом в обеих группах испытуемых, при этом, больше испытуемых, удовлетворенных социальным статусом (57% казахов и 60% русских мужчин).


Таблица 6

Распределение испытуемых по удовлетворенности социальным статусом

Далее данные методик, измеряющих различные параметры агрессии, будут представлены по следующей логике сопоставления:

1) сопоставление мужчин казахов и мужчин русских в целом – различия по параметру национальности;

2) сопоставление мужчин казахов и мужчин русских в подгруппах социального статуса – уровень образования;

3) сопоставление мужчин казахов и мужчин русских в подгруппах социального статуса – уровень дохода;

4) сопоставление мужчин казахов и мужчин русских в подгруппах социального статуса – социальный слой;

5) сопоставление мужчин казахов и мужчин русских в подгруппах социального статуса – должность;

6) сопоставление мужчин казахов и мужчин русских в подгруппах удовлетворенности социальным статусом.

Перейдем к анализу данных методики определения агрессивности Басса-Дарки. Сырые баллы представлены в таблице Б.1, таблице Б.2 (Приложение Б).

Сопоставление обеих подгрупп мужчин по признаку национальной принадлежности представлено на рисунке 4.

В подгруппе мужчин казахской национальности наиболее выражена вербальная агрессия (6,57), на втором месте подозрительность (6,20), на третьем месте раздражительность (5,87). Данные показатели агрессивности по своей выраженности можно отнести к выраженным у мужчин казахов, то есть им свойственны использование ругательств, оскорблений в ситуации конфликта, имеется склонность к недоверию, осторожности во взаимодействии с другими людьми, готовность к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении (вспыльчивость, грубость).


hello_html_69024cf.png

ох - шкалы методики: ФА - физическая агрессия; КА – косвенная агрессия; Р- раздражительность; Н – негативизм; О – обида; П – подозрительность; ВА- вербальная агрессия; ЧВ – чувство вины

оу – среднее значение

Рисунок 4 Гистограмма распределения испытуемых различной национальности по шкалам методики определения агрессивности Басса-Дарки


У русских мужчин на первом месте по выраженности находится также вербальная агрессия (7,67), на втором месте подозрительность (7,60), на третьем с небольшой разницей чувство вины (6,37) и подозрительность (6,23). То есть к психологической картине агрессии, представленной ранее, добавляются угрызения совести, чувство вины по причине ощущения себя плохим человеком с плохими поступками.

В обеих подгруппах слабо выражен негативизм, то есть мужчинам, вне зависимости от национальности не свойственна оппозиционная позиция по отношению к требованиям закона, окружающим и т.д.

Как очевидно из рисунка, русским мужчинам свойственен более высокий уровень агрессивности по всем шкалам методики. Статистическая значимость данных различий будет проанализирована далее.

На рисунке 5 представлены данные по суммарным шкалам методики Басса-Дарки.

Как мы видим на рисунке, преобладание агрессивности в подгруппе русских мужчин закономерно сохраняется, но следует отметить, что враждебность в обеих группах мужчин является высоко выраженной (у казахов – 10,77, у русских – 13,23, при норме 6,5±3). А показатели агрессивности не выходят за пороговый уровень.

То есть мужчинам в целом, не свойственна агрессивность, они не склонны к проявлению агрессивности с точки зрения нормативных показателей. Можно лишь говорить о предпочитаемых в конфликтной ситуации способах выражения агрессии, что было сделано ранее при описании всех шкал методики.


hello_html_m2060e50d.png


ох - шкалы методики: 1 - враждебность; 2 – агрессивность

оу – среднее значение


Рисунок 8 Гистограмма распределения испытуемых различной национальности по дополнительным шкалам методики определения агрессивности Басса-Дарки


Завышенный же уровень враждебности говорит о том, что мужчинам обеих национальностей свойственно превышение чувств обиды и подозрительности, то есть они склонны к болезненному переживанию негативного отношения к ним со стороны окружающих, что проявляется в виде зависти и ненависти к окружающим за действительные и вымышленные действия, недоверия к окружающим.

Получается, что мужчины изначально очень насторожены по отношению к окружающим, но не склонны к разжиганию конфликта.

Данные подгрупп испытуемых разного статуса представлены в таблицах для экономии места выпускной работы – так как много подгрупп сравнения и шкал методик.

Так, данные методики диагностики агрессивности Басса-Дарки в подгруппе испытуемых разного социального статуса по уровню образования представлены в таблице 7.

Как следует из таблицы, при сравнении мужчин разной национальности с высшим образованием мы видим, что для казахов с высшим образованием наиболее характерна подозрительность (7,78), на втором месте вербальная агрессия (7,11) и на третьем раздражительность (6,67). Для русских мужчин с высшим образованием характерно преобладание вербальной агрессии (8,00), подозрительности (7,25), физической агрессии и чувства вины (по 6,75).

Для казахов со средним образованием присуще предпочтение вербальной агрессии (5,5). Следует подчеркнуть, что общий средний балл по шкалам в подгруппе казахов со средним образованием ниже, чем у казахов с высшим образованием. Получается, что высшее образование у казахов провоцирует большую агрессивность мужчин. У русских мужчин со средним образованием более выражена агрессивность в целом, чем у казахов со средним образованием, преобладает средний балл по шкалам подозрительности и вербальной агрессии.

Если сравнивать русских мужчин с высшим и средним образованием, то мы видим, что у русских с высшим образованием преобладают физическая агрессия, косвенная агрессия, обида, вербальная агрессия, а у русских мужчин со средним образованием, соответственно, выше развиты раздражительность, негативизм, подозрительность, общая враждебность и общая агрессивность.

Таким образом, у русских мужчин, наоборот, чем выше уровень образования, тем менее агрессивным является мужчина.


Таблица 7

Средние значения по шкалам методики определения агрессивности Басса-Дарки в подгруппах различного уровня образования мужчин казахов и русских


В таблице 8 представлено сравнение агрессивности мужчин разной национальности в зависимости от уровня дохода и отнесения к социальному статусу богатых, средний уровень достатка и бедные.

Как следует из таблицы, богатые казахи более являются наиболее агрессивными по общему баллу агрессии, чем казахи с иным уровнем дохода. Им более свойственна враждебность. По шкалам более выражены вербальная агрессия, подозрительность и раздражительность.

Богатые русские также являются наиболее агрессивными и враждебными по сравнению с более бедными слоями населения и при этом показатели выше, чем у богатых казахов.

У данной подгруппы преобладают такие формы агрессивности, как вербальная агрессия, обида и подозрительность.

Казахи со средним достатком являются более агрессивными в таких формах как раздражительность и подозрительность. По сравнению с другими подгруппами у них ниже агрессивность и враждебность, чем у богатых казахов и русских, но выше, чем у русских со средним достатком и бедных казахов.

Русские мужчины со средним достатком являются наименее агрессивной подгруппой русских в сравниваемых подвыборках. Но они агрессивнее и враждебнее бедных казахов.

Таким образом, мы можем сказать, что статус дохода в казахской национальности делает более агрессивными тех, у кого больше денег – богатых и мужчин со средним достатком, а в русской подгруппе более агрессивными являются богатые и бедные (различия средних баллов незначительные).


Таблица 8

Средние значения по шкалам методики определения агрессивности Басса-Дарки в подгруппах различного уровня дохода мужчин казахов и русских


Перейдем к анализу агрессивности в подгруппах мужчин различного слоя – рабочих и предпринимателей (таблица 9).

Как мы видим, агрессивность казахов с рабочей должностью является самой низкой, так же как и враждебность, при этом предпочитают они демонстрацию вербальной агрессии.

Русские рабочие мужчины также менее агрессивны, чем предприниматели (и русские и казахи), но более агрессивны по сравнению с казахами с таким же статусом.

Таблица 9

Средние значения по шкалам методики определения агрессивности Басса-Дарки в подгруппах различного социального слоя мужчин казахов и русских


В данной подгруппе более всего выражена шкала агрессивности – подозрительность и с небольшим разрывом – вербальная агрессия.

Казахи предприниматели более агрессивны, чем рабочие казахи, но менее агрессивны обеих русских подгрупп. Для них более характерна также вербальная агрессия.

Итак, русские предприниматели являются наиболее агрессивной и враждебной статусной группой, с выраженной склонностью к вербальной агрессии.

Таким образом, статус социального слоя сказывается на агрессивности следующим образом – не имеет значения статус и национальность в предпочтение типа агрессивности – все предпочитают выразить агрессивность через слова и ругательства, но при этом русские предприниматели более агрессивны, по сравнению со всеми другими, для казахов же тоже характерно, что более высокий статус повышает агрессивность.

Следующий социальный слой для рассмотрения – это должность мужчин разной национальности. Агрессивность мужчин руководителей и подчиненных представлена в таблице 10.

В таблице мы видим, что снова наиболее агрессивной нацией являются русские, при этом более агрессивны руководители, которые предпочитают выразить агрессивность через вербальную агрессию и подозрительность.

Руководители казахи также более агрессивны, чем подчиненные, для них также более свойственны ругательства и недоверия как формы агрессивности.

При сравнении подчиненных разной национальности, мы видим, что более агрессивными являются русские мужчины, склонные к вербальной агрессивности и подозрительности, на третьем месте раздражительность. У казахов подчиненных такие же типы агрессивного поведения.

Таким образом, выявлена разница в уровне враждебности и агрессивности в зависимости от статуса и национальности – русские более агрессивны и враждебны и чем выше статус, тем выше агрессивность. Казахи менее агрессивны и враждебны, но также, чем выше должность, тем ярче агрессивные тенденции.

Различий в предпочитаемых типах агрессивной направленности не выявлено.


Таблица 10

Средние значения по шкалам методики определения агрессивности Басса-Дарки в подгруппах различного статуса по должности мужчин казахов и русских


В таблице 11 представлено сопоставление агрессивности у мужчин различной национальности в зависимости от удовлетворенности своим социальным статусом.


Таблица 11

Средние значения по шкалам методики определения агрессивности Басса-Дарки в подгруппах различного уровня удовлетворенности социальным статусом мужчин казахов и русских


Мы видим, что русские мужчины снова более агрессивны, чем мужчины казахи, но при этом удовлетворенные мужчины в группах обеих национальностей более агрессивны, чем неудовлетворенные.

То есть, мы установили, что чем выше уровень образования, должность, статус и уровень дохода, тем выше агрессивность вне зависимости от национальности. И даже удовлетворенность занимаемым статусом не снижает агрессивности.

Национальные особенности проявляются в большей демонстрации агрессивности русскими мужчинами, чем мужчинами казахами.

Перейдем к характеристике выявленных статистических различиях во всех сравниваемых подгруппах.

По методике диагностики агрессивности Басса-Дарки в подгруппах испытуемых различной национальности были определены следующие статистически значимые различия по критерию Фишера (Таблица 12).


Таблица 12

Данные критерия Фишера по шкалам методики определения агрессивности Басса-Дарки

Продолжение Таблицы 12



Чем выше эмпирическое значение критерия, по сравнению со статистическим, тем более значимы различия в сравниваемых подгруппах.

Мы сопоставляли подгруппы мужчин разного статуса по национальному признаку и не рассчитывали статистическую значимость различий между слоями, так как это значительно повышает объем работы.

При сопоставлении мужчин по признаку национальной принадлежности мы установили статистические различия в проявлениях агрессивности по шкалам косвенной агрессии, подозрительности и враждебности (при р≥0,01) и по шкалам физической агрессии, вербальной агрессии, чувства вины и общей агрессивности (при р≥0,05).

То есть мужчины казахи по всем данным параметрам агрессии статистическим значимо менее агрессивны, чем русские мужчины.

Сравнивая казахов и русских по уровню образования было установлено, что существуют значимые различия по подозрительности, вербальной агрессии, общей враждебности и агрессивности (при р≥0,01) и по физической агрессии и негативизму (при р≥0,05) в подгруппах с высшим образованием, то есть русские мужчины с высшим образованием действительно более враждебны, агрессивны, чаще ругаются и оппозиционно настроены по сравнению с казахами с высшим образованием. Но казахи с высшим образованием более подозрительны, чем русские с высшим образованием.

Сопоставляя мужчин со средним образованием была выявлена лишь 1 статистическая разница – по шкале вербальной агрессии (при р≥0,05) – русские мужчины со средним образованием значимо чаще ругаются, обзываются и оскорбляют других людей.

При сравнении мужчин с высоким уровнем дохода статистика показала различия по всем шкалам кроме косвенной агрессии и раздражительности.

То есть, русские богатые мужчины практически во всех видах агрессивного поведения демонстрируют большую агрессивность, чем богатые казахи.

Мужчины со средним достатком отличаются по шкалам враждебности и агрессивности (при р≥0,05) и по шкале косвенной агрессии (при р≥0,01). В данной подгруппе испытуемых именно казахи более враждебны, агрессивны и значимо чаще склонны к косвенной агрессии, чем русские.

В подгруппах мужчин с маленьким достатком-бедных, различия установлены только по шкале вербальной агрессии (при р≥0,05) – бедные русские мужчины чаще используют мат и оскорбления, чем бедные казахи.

Сопоставляя мужчин разной национальности и разного социального слоя, не было установлено различий в среде рабочих, а в среде предпринимателей, выявлены статистические различия шкалам физической агрессии, обиды, вербальной агрессии, чувстве вины, враждебности и агрессивности при высоком уровне значимости (при р≥0,01).

То есть мужчины предприниматели русской национальности более агрессивны и враждебны, чем предприниматели казахи.

Руководители русские отличаются от руководителей казахов по более высокому уровню негативизма, вербальной агрессии и чувству вины (при р≥0,01), а также по физической агрессии, подозрительности, враждебности и агрессивности (при р≥0,05).

Но у подчиненных казахов выше зато уровень косвенной агрессии по сравнению с подчиненными русскими (при р≥0,05).

Косвенная агрессия, подозрительность выше у казахов, а вербальная агрессия выше у русских мужчин (при р≥0,01) при удовлетворенности своим социальным статусом. По общей враждебности и агрессивности значимо более агрессивными являются русские мужчины (при р≥0,05).

У неудовлетворенных своим социальным статусом мужчин разной национальности различия выявлены по раздражительности и вербальной агрессивности (при р≥0,05). Опять же более агрессивными являются русские мужчины.

Итак, по методике Басса-Дарки были установлены значимые различия в подгруппах мужчин разной национальности в зависимости от их социального статуса. Было установлено, что русские мужчины чаще агрессивны, чем казахи вне зависимости от статуса, кроме казахов со средним достатком- это наиболее агрессивная подгруппа казахов.

Также было установлено, что мужчины вне зависимости от национальности и статуса демонстрируют чаще вербальную агрессию, подозрительность и раздражительность, больше враждебны, чем агрессивны.

Что касается социального статуса, то чем выше статус, тем более агрессивными являются мужчины.

Далее рассмотрим особенности проявления агрессивности по шкалам методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев). Данная методика, в отличие от предыдущей больше направлена на диагностику личностных черт, связанных с агрессивностью, чем склонностей к определенному типа агрессивного поведения.

Сравнительный анализ агрессивности по шкалам методики в подгруппах казахов и русских представлен на рисунке 9.

Мы видим, что русские мужчины более вспыльчивы, им более свойственна наступательность как черта личности, они более обидчивы, подозрительны и в целом более конфликтны, чем казахи.

Мужчины же казахской национальности больше, чем русские неуступчивы, бескомпромиссны, неуступчивы, нетерпимы к мнению других, у них более выражена и позитивная, и негативная агрессивность.


hello_html_m79736d3c.png

ох – шкалы методики: 1 - вспыльчивость; 2 - наступательность; 3 - обидчивость; 4 - неуступчивость; 5 - компромиссность; 6 - мстительность; 7 - нетерпимость к мнению других; 8 – подозрительность; 9 – позитивная агрессивность; 10 – негативная агрессивность; 11 - конфликтность

оу – среднее значение


Рисунок 9 Гистограмма распределения испытуемых по шкалам методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) в подгруппах испытуемых разной национальности


Эти данные могут объяснить данные предыдущей методики – русские мужчины как личности менее агрессивны, но чаще демонстрируют агрессивность, это объясняется стилем воспитания русского мальчика и связано с понятием смелости. Казахи же более агрессивны внутри, но реже выставляют это напоказ в связи с тем же воспитанием – восточные мужчины более сдержаны в открытом проявлении эмоций.

При этом казахи более всего характеризуются бескомпромиссностью (6,07), а русские подозрительностью и наступательностью (5,93 и 5,90).

Рассмотрим различия в агрессивности в зависимости от статуса мужчин.

Данные методики в подгруппах мужчин казахов и русских различного уровня образования представлены в таблице 13.

Из таблицы следует, что мужчины у казахов с высшим образованием более выражена бескомпромиссность (7,56), неуступчивость (7,00), эти показатели существенно выше показателей по данным шкалам у русских с высшим образованием и лиц со средним образованием вне зависимости от национальности.


Таблица 13

Средние значения по шкалам методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) в подгруппах различного уровня образования мужчин казахов и русских


Русские мужчины с высшим образованием характеризуются более высоким уровнем подозрительности и наступательности (по 6,00), однако данный уровень ниже, чем у русских со средним образованием (6,10 и 6,30 соответственно), но данные характеристики также являются ведущими и у второй подгруппы русских мужчин.

Казахи со средним образованием характеризуются самым высоким уровнем мстительности (7,38) по сравнению со всеми другими испытуемыми.

Что касается суммарных показателей, то позитивная агрессивность (наступательность и неуступчивость) более характерна для казахов с высшим образованием, меньше всех казахам со средним образованием.

Негативная агрессивность зато выражена на максимуме у последних, то есть они не проявляют волевую агрессию для достижения цели, но проявляют качества агрессивности для развития конфликта. Собственно конфликтность более всего выражена у русских с высшим образованием.

Особенности агрессивности и конфликтности в подгруппах социального статуса мужчин различной национальности представлены в таблицах 14-17.

В таблице 14 у мужчин с высоким доходом наиболее яркой чертой является неуступчивость у казахов (7,00) и наступательность у русских (6,38). У мужчин со средним уровнем дохода у казахов и у русских более выражена бескомпромиссность (8,60 у казахов и 6,0 у русских).

У бедных мужчин больше всего выражена мстительность вне зависимости от национальности.

Таким образом, чем ниже уровень дохода, тем более негативные качества агрессивности присущи мужчинам вне зависимости от национальной принадлежности.

Позитивная агрессивность более выражена у богатых казахов, негативная агрессивность – у бедных казахов, в подгруппах русских мужчин при этом ниже данные показатели, но в целом богатые русские также более позитивно агрессивны, а бедные русские негативно.

Конфликтность является самой яркой чертой у богатых казахов и русских.


Таблица 14

Средние значения по шкалам методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) в подгруппах различного уровня дохода мужчин казахов и русских


Таким образом, мы видим, что чем выше уровень дохода, тем более настойчивы и напористы мужчины обеих национальностей, чем беднее – тем мстительнее и обидчивее.

В таблице 15 мы видим, что рабочие мужчины казахской национальности являются наименее агрессивным по всем суммарным параметрам, но несколько выше негативная агрессивность по сравнению с русскими рабочими.

При этом наиболее выражена бескомпромиссность (6,06), у рабочих русских – подозрительность (5,74).

У предпринимателей казахов и русских – наступательность (6,71 и 6,38 соответственно), у предпринимателей обеих национальностей более выражена позитивная агрессивность и конфликтность по сравнению с негативной.

Таким образом, статус предпринимателя более агрессивен в плане достижения целей, статус рабочих у казахов более агрессивен, чем у русских.

Что говорит о том, что в процессе повышения своего статуса мужчины закрепляют позитивные формы агрессивности как необходимые для достижения поставленных целей.

Таблица 15

Средние значения по шкалам методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) в подгруппах различного социального слоя мужчин казахов и русских


Из таблицы 16 следует, что руководители казахи чаще всего проявляют такую черту личности как неуступчивость и наступательность - то есть у них выше позитивная агрессивность по сравнению с другими слоями и национальностями. Руководители и подчиненные русские чаще наступательны, но также и подозрительны, подчиненные казахи бескомпромиссны.


Таблица 16

Средние значения по шкалам методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) в подгруппах различного статуса по должности мужчин казахов и русских


По суммарному показатели позитивной агрессивности доминируют руководители казахи, негативной агрессивности – подчиненные казахи конфликтности – руководители казахи.

То есть в целом, казахи обоих статусов более агрессивны чем русские, но руководители имеют больше агрессивных качеств, чем подчиненные.

Из таблицы 17 следует, что удовлетворенность социальным статусом связана с проявлением высокого уровня бескомпромиссности у казахов и русских, а неудовлетворенность с мстительностью у казахов и подозрительностью у русских.

Данные качества видимо не дают получить удовлетворение от занимаемого статуса либо обостряются на фоне ощущения себя недополучившим каких-то социальных льгот и позиций.

Позитивная агрессивность более выражена у казахов, удовлетворенных своим статусом и русских, неудовлетворенных. При этом у казахов она выше.

Негативная агрессивность выше у казахов и русских неудовлетворенных своим статусом. Конфликтность наиболее ярко проявляется у русских, удовлетворенных своим статусом.

Таким образом, по данным методики, мы видим, что внутренние качества, связанные с агрессивностью и конфликтностью проявляются следующим образом в зависимости от статуса и национальности: казахи являются более агрессивными по своим внутренним качествам, но русские более конфликтны, что перекликается с данными методики Басса-Дарки.


Таблица 17

Средние значения по шкалам методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) в подгруппах различного уровня удовлетворенности социальным статусом мужчин казахов и русских


Чем выше статус мужчины, тем более у него выражены такие качества агрессивности, которые вызывают успешность в деятельности – настойчивость, наступательность, чем ниже статус – тем более выражены негативные агрессивные качества, более связанные с конфликтностью и негативным влиянием агрессии на поведение.

Статистическая значимость различий в сравниваемых подгруппах представлена в таблице 18.

Исходя из таблицы, в целом казахи и русские различаются между собой по выраженности неуступчивости и подозрительности (при р≥0,01) и позитивной агрессивности (при р≥0,05).

Русские более подозрительны, недоверчивы, а казахи более неуступчивы и настойчивы в достижениях.

Сопоставляя казахов и русских с высшим образованием, мы установили статистически значимые различия по шкалам подозрительности (при р≥0,01) и компромиссности (при р≥0,05). Русские с высшим образованием гораздо подозрительнее, чем казахи, но зато казахи бескомпромиссны в решении вопросов, не способны принимать точку зрения других.

Среднее образование как статус отличает казахов и русских по вспыльчивости и подозрительности (при р≥0,05). Русские мужчины со средним образованием более вспыльчивые, легко выходят из себя и склонны не доверять окружающим.

Зато высокий уровень дохода позволяет отличать более подозрительных казахов и более вспыльчивых от русских с таким же доходом (при р≥0,05). Интересно, что со средним образование подозрительными и вспыльчивыми являются русские, но эти качества преобладают у богатых казахов, а не русских. То есть высокий статус казахов связан с большей агрессивностью, а у русских наоборот.

Много статистических различий установлено в подгруппе лиц со средним уровнем дохода.


Таблица 18

Данные критерия Фишера по шкалам методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев)

Продолжение таблицы 18



Русские мужчины со средним доходом менее вспыльчивы, наступательны, неуступчивы, нетерпимы к мнению других, позитивно агрессивны и конфликтны, но более подозрительны (при р≥0,01).

Бедные казахи менее вспыльчивы и менее подозрительны, но более нетерпимы к мнению других (при р≥0,05).

Социальный слой практически не влияет на различия в проявлениях агрессии у мужчин разной национальности, за исключением того, что русские рабочие гораздо подозрительнее, чем казахи (при р≥0,01).

Руководители и подчиненные также отличаются по подозрительности, но при этом руководители казахи более подозрительны, чем руководители русские, а русские подчиненные более подозрительны, чем казахи (при р≥0,01). Также русские подчиненные более вспыльчивы (при р≥0,05). Снова мы видим, что высокий статус у казахов влияет в сторону увеличения агрессивности, а у русских наоборот – чем ниже статус, тем выше факторы личной агрессивности.

Удовлетворенные своим статусом казахи имеют более высокий уровень бескомпромиссности (при р≥0,01) и позитивной агрессивности (при р≥0,05), но меньший уровень подозрительности (при р≥0,01).

Неудовлетворенные своим социальным статусом казахи отличаются меньшей вспыльчивостью (при р≥0,01), и подозрительностью (при р≥0,05), но большей нетерпимостью ко мнению других.

Таким образом, по методике диагностики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) мы можем утверждать, что русские мужчины имеют более выраженную такую личностную характеристику как подозрительность.

Чем выше статус у казаха, тем чаще у него имеются агрессивные черты личности, а у русского наоборот – чем ниже статус, тем чаще диагностируется высокий уровень агрессивности.

Чем выше статус, тем более выражены такие качества как напористость и настойчивость – данные качества, видимо позволяют достичь более высокого статуса вне зависимости от национальности.

При сопоставлении данных двух методик, можно отметить, что как черты личности агрессивность чаще выражена у казахов, но в поведении она больше проявляется у русских. Возможно это связано с воспитанием и представлениями о достойном мужском поведении. Русские мужчины более конфликтны, а казахи более мстительны.

Последним этапом исследования агрессивности испытуемых стал анализ данных методики определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко), представленный на рисунке 10 и в таблицах 19-23.

Данная методика позволяет описать исследуемую выборку по более тонким показателям агрессивности, агрессивности как следствия взаимодействия с окружающими – следствия заражения толпы или возможности ей противостоять.

Все шкалы в максимуме могли иметь 5 баллов, то есть показатель выше 4 баллов диагностируется как высокий уровень агрессивности, суммарный показатель по всем шкалам диагностирует повышенный уровень агрессивности при сумме выше 31 балла.

Согласно рисунку 10, у обеих подгрупп испытуемых нет высокого уровня агрессивности ни по одной шкале. Но у мужчин казахов на первом месте по степени выраженности среднего балла находится уровень спонтанной агрессии (3,17), расплаты за агрессию (3,03) и аутоагрессия (2,80). Суммарный показатель агрессии находится на уровне 26,37, что является средним уровнем выраженности агрессивности, что обычно выражается в спонтанности, некоторой автономности и слабой способности к торможению.

В группе русских мужчин на первом месте находится показатель аутоагрессии (3,90), на втором спонтанная агрессия (3,77) и на третьем месте провокация агрессии у окружающих (3,50).

Мы видим, что эти показатели очень хорошо сочетаются с данными предыдущих методик, русские мужчины конфликтны, более агрессивны, чем казахи и склонны к провокации агрессии у окружающих.


hello_html_790790ce.png

ох – шкалы методики: 1 - спонтанность агрессии; 2 - неспособность тормозить агрессию; 3 - неумение переключать агрессию на деятельность или неодушевленные предметы; 4 - анонимная агрессия; 5 - провокация агрессии у окружающих; 6 - склонность к отраженной агрессии; 7 – аутоагрессия; 8 - ритуализация агрессии; 9 - склонность заражаться агрессией толпы; 10 - удовольствие от агрессии; 11 - расплата за агрессию; 12 – суммарный показатель

оу – среднее значение


Рисунок 10 Гистограмма распределения испытуемых по шкалам методики определения интегральной коммуникативной агрессивности (В.В. Бойко) в подгруппах испытуемых разной национальности


Суммарный показатель агрессии качественно выше, чем у казахов – 32,30 – что уже относится к повышенному уровню агрессивности. К атрибутам, характерным для ее среднего уровня, обычно добавляются показатели расплаты, провокации (что было уже нами отмечено).

В целом, как видно из графика практически все показатели агрессивности, измеряемые методикой выше в русской подгруппе. Только показатели ритуализации агрессии и расплаты за агрессию несколько выше у подгруппы казахов.

Ритуализация агрессии означает, что агрессия используется как инструмент, рычаг влияния на других и себя, а расплата за агрессию обозначает, что агрессия негативно отразилась на ее носителе.

Перейдем к анализу проявлений интегральной коммуникативной агрессивности в подгруппах разного статуса.

Эти данные представлены в таблицах 19-23. Статистический анализ различий отражен в таблице 24.

Таблица 19

Средние значения по шкалам методики определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко) в подгруппах различного уровня образования мужчин казахов и русских


Рассматривая данные агрессивности мужчин с высшим образованием, мы видим, что мужчинам казахам свойственны спонтанная агрессия, расплата за агрессию, склонность к отраженной агрессии, суммарный показатель на повышенном уровне, но ниже чем у русских мужчин с высшим образованием.

Русским же мужчинам с высшим образованием более свойственна спонтанная агрессия, которая находится на высоком уровне, аутоагрессия – тоже на высоком уровне и расплата за агрессию – уровень выше среднего.

Казахам со средним образованием свойственны спонтанная агрессия, аутоагрессия, провокация агрессии у окружающих – на среднем и ниже среднего уровне. Суммарный показатель агрессивности самый низкий в подгруппе.

Русским со средним образованием свойственны аутоагрессия на высоком уровне, провокация агрессии у окружающих, спонтанная агрессия – на среднем уровне.

Таким образом, уровень образования в данном случае связан с преобладанием агрессии у русских мужчин со средним образованием, а у казахов – с высшим образованием.

В таблице 20 представлены средние значения в подгруппах мужчин разного уровня дохода.

Богатые казахи демонстрируют высокий уровень агрессии по 5 шкалам – ритуализация агрессии, расплата за агрессию, спонтанная агрессия, склонность заражаться агрессией толпы и аутоагрессия (от 4,40 до 4,0 в порядке убывания).

Суммарный показатель агрессии повышен, выше, чем у более бедных слоев населения, но несколько ниже, чем у богатых русских.

Богатым же русским свойственны высокие показатели по агрессии – спонтанной (4,77), удовольствия от агрессии (4,54), расплата за агрессию (4,46), аутоагрессия (4,38), склонность заражаться агрессией толпы (4,23) и провокация агрессии у окружающих (4,08).

Суммарный показатель агрессивности самый высокий в подгруппах данной категории социального статуса.


Таблица 20

Средние значения по шкалам методики определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко) в подгруппах различного уровня дохода мужчин казахов и русских


Казахи со средним достатком не имеют высокого уровня агрессивности, наиболее ярко у них проявляется неумение переключать агрессию на деятельность или неодушевленные предметы (3,20), суммарный показатель агрессии выше, чем у русских с данным уровнем дохода.

Русские же со средним достатком более склонны к неумению переключать агрессию на деятельность или неодушевленные предметы (3,43) и склонности к отраженной агрессии (3,29), хотя данные показатели не превышают средний уровень выраженности.

Суммарный же показатель агрессивности самый низкий в подгруппе.

Бедные казахи также имеют низкий уровень агрессивности (19,6), показатели по шкалам не выражены.

Бедные русские имеют третий результат по выраженности агрессии после 2 подгрупп богатых мужчин, уровень агрессии выражен по шкале аутоагрессии (4,0).

В таблице 21 представлены различия рабочих и предпринимателей казахов и русских мужчин.

Рабочие казахи имеют самый низкий показатель агрессии.

Рабочие русские также имеют низкий уровень агрессивности, у них не выражены отдельные шкалы агрессивности.

Казахи предприниматели имеют высокий уровень аутоагрессии и расплаты за агрессию (по 4,14 балла). Суммарный показатель агрессивности выше, чем в группах рабочих, но ниже, чем в группе русских предпринимателей.

Русские предприниматели имеют общий высокий уровень агрессивности, наиболее она проявляется в сферах спонтанной агрессии (4,88), расплаты за агрессию (4,63), удовольствия от агрессии (4,50), провокации агрессии у окружающих (4,25), склонности заражаться агрессией толпы (4,13), ритуализации агрессии (4,0).

Таблица 21

Средние значения по шкалам методики определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В.В. Бойко) в подгруппах различного социального слоя мужчин казахов и русских


Перейдем к сравнению руководителей и подчиненных.

Как видно из таблицы 22, руководители казахи имеют самый высокий уровень агрессивности, при этом агрессия высоко проявлена по шкалам расплаты за агрессию и спонтанной агрессии (по 4,43), ритуализации агрессии (4,29), склонности заражаться агрессией толпы (4,0).

Русские руководители также имеют повышенный уровень агрессивности наибольшие значения она имеет по шкалам спонтанности агрессии (4,64), провокации агрессии у окружающих и аутоагрессии (по 4,27), удовольствия от агрессии и расплаты за агрессию (по 4,0).

Казахи подчиненные имеют самый низкий уровень агрессивности.


Таблица 22

Средние значения по шкалам методики определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В.В. Бойко) в подгруппах различного статуса по должности мужчин казахов и русских


Русские подчиненные также не имеют выраженной агрессивности, но по уровню чуть выше казахов.

Таким образом, руководители более агрессивны, чем подчиненные, при этом казахи руководители более агрессивны, чем русские, а русские подчиненные более агрессивны, чем казахи.

Таблица 23

Средние значения по шкалам методики определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко) в подгруппах различного уровня удовлетворенности социальным статусом мужчин казахов и русских


В таблице 25 отражено что казахи, удовлетворенные своим статусом не имеют выраженных показателей коммуникативной агрессивности, а русские, удовлетворенные своим статусом имеют повышенный уровень агрессивности, проявляющийся в спонтанной агрессии (4,0).

Казахи, не удовлетворенные своим статусом менее всего испытывают коммуникативную агрессивность, чуть выше агрессивность проявляется у русских, но в целом они на среднем уровне.

Таким образом, данная методика показала, что существуют минимальные различия в показателях коммуникативной агрессивности у мужчин разной национальности, однако у русских более высокий уровень агрессивности по сравнению с казахами.

И опять – чем выше социальный статус, тем выше показатели агрессивности.

Статистическая значимость различий показателей коммуникативной агрессивности представлена в таблице 24.

Статистические различия в подгруппах мужчин разной национальности выявлены лишь по шкале неумения переключать агрессию на деятельность или неодушевленные предметы – у русских мужчин данная особенность выражена значимо выше (при р≥0,05).


Таблица 24

Данные критерия Фишера по шкалам методики определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко)

Продолжение таблицы 24



В группах мужчин с высшим образованием различия по методике выявлены лишь по шкале неспособности тормозить агрессию – у казахов данная неспособность выражена выше, то есть они менее способны тормозить агрессию (при р≥0,05).

В группах мужчин со средним образованием различие статистически значимо по шкале провокации агрессии у окружающих (при р≥0,05) – русские мужчины со средним образованием более склонны к подобному поведению.

Анализируя агрессивность мужчин с высоким доходом, мы видим, что статистически они отличаются по показателю удовольствия от агрессии (при р≥0,01) и суммарному показателю агрессивности. То есть русские богатые мужчины больше получают удовольствия от агрессии и более агрессивны, чем мужчины казахи с высоким доходом.

В подгруппах со средним достатком различия обнаружились по шкалам - спонтанность агрессии (при р≥0,01)- выше у казахов; неспособность тормозить агрессию; анонимная агрессия; аутоагрессия; расплата за агрессию (при р≥0,05) - выше у русских.

В подгруппах бедных различия подтверждены лишь по показателю спонтанности агрессии (при р≥0,05) –у русских мужчин выше показатель спонтанной агрессии.

В подгруппе рабочих различия установлены по шкалам неумения переключать агрессию на деятельность или неодушевленные предметы; анонимная агрессия; ритуализация агрессии; склонность заражаться агрессией толпы; удовольствие от агрессии; расплата за агрессию (при р≥0,05) - все качества выше у русских, кроме расплаты за агрессию – она преобладает у казахов.

Таким образом, можно объяснить склонность не проявлять агрессивность у казахов – им свойственно осознание акта агрессии как причины своих последующих бед, следовательно, чтобы не раскаиваться в содеянном, казахи стремятся не конфликтовать, сдерживать внутреннюю агрессивность.

У предпринимателей различия выявлены по шкалам спонтанность агрессии; провокация агрессии у окружающих; аутоагрессия; склонность заражаться агрессией толпы; удовольствие от агрессии; расплата за агрессию; суммарный показатель агрессивности. Все показатели выше у русских предпринимателей.

У руководителей выявлены различия в уровне провокации агрессии у окружающих (при р≥0,05) – выше у русских руководителей.

У подчиненных помимо названного параметра выявились и различия по шкале анонимной агрессии – они также выше в подгруппе русских испытуемых.

Следовательно, русские руководители склонны к провокации агрессии, а подчиненные также и к проявлениям скрытой агрессии.

При удовлетворенности своим социальным статусом различия проявляются в аутоагрессии (при р≥0,05) – она выше у русских. У неудовлетворенных казахов ниже неумение переключать агрессию на деятельность или неодушевленные предметы; анонимная агрессия; и расплата за агрессию (при р≥0,05).

Таким образом, данная методика показала, что показатели коммуникативной агрессивности выше у русских мужчин, а также в подгруппах с высоким уровнем социального статуса.

При этом мужчинам казахам свойственно переживание расплаты за агрессию, что, возможно, тормозит проявления их внутренней личностной агрессивности, склонность к использованию агрессии как ритуала управления собой и другими.

А у русских же выявлена склонность к аутоагрессии, спонтанной агрессии и провокации агрессии у окружающих.

Таким образом, проведенное эмпирическое исследование позволило подтвердить эмпирическую гипотезу, выдвинутую в начале исследования.

Заключение



Теоретический анализ показал, что агрессия и агрессивность являются историческими атрибутами мужской гендерной роли – мужчины, чаще демонстрируют агрессию и имеют более выраженные агрессивные черты личности.

Теории агрессии и агрессивного поведения выдвинули как биологическое обоснование агрессии – как врожденного механизма приспособления и выживания, так и социальные факторы агрессивности – научение, агрессивные действия на уровне подражания.

Исследования агрессивного поведения мужчин разной национальности и разного статуса лучше понимается в русле фрустрационной концепции агрессивности, согласно которой агрессия демонстрируется в ответ на невозможность или препятствие к пути удовлетворения цели.

Социальный статус – это признак отнесенности человека к определенной социальной страте населения, в определенном смысле позволяющей больше или меньше удовлетворять свои потребности.

Существует несколько вариантов социальной стратификации, в нашем исследовании за основу выделения социального статуса мужчин разной национальности были использованы:

- статус образования (высшее и среднее образование);

- статус дохода (высокий, средний и низкий достаток);

- статус социального слоя (рабочие и предприниматели);

- статус должности (руководители и подчиненные);

- удовлетворенность занимаемым статусом.

В заключении теоретического исследования мы выдвинули предположение, что существуют различия в агрессивном поведении мужчин разного социального статуса и национальностей:

- русские мужчины более склонны к демонстрации агрессивного поведения, чем мужчины казахи, мужчины казахи имеют больше личностной агрессивности, чем мужчины русские;

- мужчины, имеющие более высокий статус более агрессивны, чем мужчины с низким статусом, при этом им более свойственна позитивная агрессивность;

- мужчины, имеющие низкий статус больше склонны к негативной агрессивности;

- казахи, имеющие высокий социальный статус, чаще используют вербальную агрессию, склонны к подозрительности, казахи, имеющие низкий социальный статус, более мстительны;

- русские, имеющие высокий социальный статус, чаще склонны к вербальной агрессии, склонны к аутоагрессивному поведению, склонны к провокации агрессии, русские, имеющие низкий социальный статус, более конфликтны.

Эмпирическое исследование позволило получить следующие результаты.

Мужчинам в целом, по данным методики Басса-Дарки, не свойственна агрессивность, они не склонны к проявлению агрессивности с точки зрения нормативных показателей.

Выявленный завышенный уровень враждебности говорит о том, что мужчинам обеих национальностей свойственно превышение чувств обиды и подозрительности, то есть они склонны к болезненному переживанию негативного отношения к ним со стороны окружающих, что проявляется в виде зависти и ненависти к окружающим за действительные и вымышленные действия, недоверия к окружающим.

Получается, что мужчины изначально очень насторожены по отношению к окружающим, но не склонны к разжиганию конфликта.

У казахов уровень образования повышает агрессивность, у русских мужчин, наоборот, чем выше уровень образования, тем менее агрессивным является мужчина.

Статус дохода в казахской национальности делает более агрессивными тех, у кого больше денег – богатых и мужчин со средним достатком, а в русской подгруппе более агрессивными являются богатые и бедные (различия средних баллов незначительные).

Статус социального слоя сказывается на агрессивности следующим образом – не имеет значения статус и национальность в предпочтение типа агрессивности – все предпочитают выразить агрессивность через слова и ругательства, но при этом русские предприниматели более агрессивны, по сравнению со всеми другими, для казахов же тоже характерно, что более высокий статус повышает агрессивность.

Таким образом, выявлена разница в уровне враждебности и агрессивности в зависимости от статуса и национальности – русские более агрессивны и враждебны и чем выше статус, тем выше агрессивность. Казахи менее агрессивны и враждебны, но также, чем выше должность, тем ярче агрессивные тенденции.

Различий в предпочитаемых типах агрессивной направленности не выявлено.

То есть, мы установили, что чем выше уровень образования, должность, статус и уровень дохода, тем выше агрессивность вне зависимости от национальности. И даже удовлетворенность занимаемым статусом не снижает агрессивности, что говорит о том, что мужчины действительно при повышении своего статуса закрепляли агрессивные формы поведения.

Национальные особенности проявляются в большей демонстрации агрессивности русскими мужчинами, чем мужчинами казахами.

Но казахи с высшим образованием более подозрительны, чем русские с высшим образованием.

Итак, по методике Басса-Дарки были установлены значимые различия в подгруппах мужчин разной национальности в зависимости от их социального статуса. Было установлено, что русские мужчины чаще агрессивны, чем казахи вне зависимости от статуса, кроме казахов со средним достатком - это наиболее агрессивная подгруппа казахов.

Также было установлено, что мужчины вне зависимости от национальности и статуса демонстрируют чаще вербальную агрессию, подозрительность и раздражительность, больше враждебны, чем агрессивны.

Данные методики агрессивности и конфликтности могут объяснить данные методики Басса-Дарки – русские мужчины как личности менее агрессивны, но чаще демонстрируют агрессивность, это объясняется стилем воспитания русского мальчика и связано с понятием смелости. Казахи же более агрессивны внутри, но реже выставляют это напоказ в связи с тем же воспитанием – восточные мужчины более сдержаны в открытом проявлении эмоций.

Казахи со средним образованием характеризуются самым высоким уровнем мстительности по сравнению со всеми другими испытуемыми.

Конфликтность является самой яркой чертой у богатых казахов и русских.

Таким образом, мы видим, что чем выше уровень дохода, тем более настойчивы и напористы мужчины обеих национальностей, чем беднее – тем мстительнее и обидчивее.

По суммарному показатели позитивной агрессивности доминируют руководители казахи, негативной агрессивности – подчиненные казахи конфликтности – руководители казахи.

То есть в целом, казахи обоих статусов более агрессивны чем русские, но руководители имеют больше агрессивных качеств, чем подчиненные.

Таким образом, по данным методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев), мы видим, что внутренние качества, связанные с агрессивностью и конфликтностью проявляются следующим образом в зависимости от статуса и национальности: казахи являются более агрессивными по своим внутренним качествам, но русские более конфликтны, что перекликается с данными методики Басса-Дарки.

Чем выше статус мужчины, тем более у него выражены такие качества агрессивности, которые вызывают успешность в деятельности – настойчивость, наступательность, чем ниже статус – тем более выражены негативные агрессивные качества, более связанные с конфликтностью и негативным влиянием агрессии на поведение.

Что говорит о том, что в процессе повышения своего статуса мужчины закрепляют позитивные формы агрессивности как необходимые для достижения поставленных целей.

Также, по методике диагностики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) мы можем утверждать, что русские мужчины имеют более выраженную такую личностную характеристику как подозрительность.

Чем выше статус у казаха, тем чаще у него имеются агрессивные черты личности, а у русского наоборот – чем ниже статус, тем чаще диагностируется высокий уровень агрессивности.

Чем выше статус, тем более выражены такие качества как напористость и настойчивость – данные качества, видимо позволяют достичь более высокого статуса вне зависимости от национальности.

При сопоставлении данных двух методик, можно отметить, что как черты личности агрессивность чаще выражена у казахов, но в поведении она больше проявляется у русских. Возможно, это связано с воспитанием и представлениями о достойном мужском поведении. Русские мужчины более конфликтны, а казахи более мстительны.

Методика определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко) показала, что существуют минимальные различия в показателях коммуникативной агрессивности у мужчин разной национальности, однако у русских более высокий уровень агрессивности по сравнению с казахами.

И опять – чем выше социальный статус, тем выше показатели агрессивности.

Таким образом, можно объяснить склонность не проявлять агрессивность у казахов – им свойственно осознание акта агрессии как причины своих последующих бед, следовательно, чтобы не раскаиваться в содеянном, казахи стремятся не конфликтовать, сдерживать внутреннюю агрессивность.

Таким образом, данная методика показала, что показатели коммуникативной агрессивности выше у русских мужчин, а также в подгруппах с высоким уровнем социального статуса.

При этом мужчинам казахам свойственно переживание расплаты за агрессию, что, возможно, тормозит проявления их внутренней личностной агрессивности, склонность к использованию агрессии как ритуала управления собой и другими.

А у русских же выявлена склонность к аутоагрессии, спонтанной агрессии и провокации агрессии у окружающих.

Таким образом, проведенное эмпирическое исследование позволило подтвердить эмпирическую гипотезу, выдвинутую в начале исследования.

Цель исследования достигнута, поставленные задачи решены.



Список литературы



1 Агрессивное поведение. Словарная статья // электронный ресурс : http://www.insai.ru/slovar/po

2 Социальная психология. Словарь. / Под ред. М.Ю. Кондратьева // электронный ресурс: vedenie-agressivnoe-0

3 Реан А.А. Агрессия и агрессивность личности // Психологический журнал.- 1996.- №5. - С. 13-18.

4 Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия, контроль. - СПб.: Прайм Еврознак, 2002,- 512 с.

5 Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. – СПб.: Питер, 1997. – 336с.

6 Реан А.А., Трофимова Н.Б. Гендерные различия структуры агрессивности у подростков // Актуальные проблемы деятельности практических психологов. - 1999. - №3. - С. 6-7.

7 Фурманов И. А. Детская агрессивность.- М.: Педагогика, 1996. – 192 с.

8 Антонян Ю.М. Механизмы человеческой агрессии. – М.: Прогресс, 2000. -253с.

9 Басс А. Х. Психология агрессии. М.: Смысл, 2010. – 316 с

10 Вейнингер О. Пол и характер. - Ростов н/Д.: Феникс, 1998. - 606 с.

11 Бурн Ш. Гендерная психология. – М.: Алетейя, 1999. – 274с.

12 Кон И.С. Половые различия и дифференциация социальных ролей // Соотношение биологического и социального. - М.: Эксмо, 2005.- 342с.

13 Козырева Е. В. Влияние маскулинности-фемининности на проявление ауто- и гетероагрессии // Психология XXI века: Тезисы Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции. - СПБ.: СПбГУ, 2002.- С.49-63.

14 Русалов В.М. Пол и темперамент // Психологический журнал.- Том 14. - 1993.- № 6. - С. 55-64.

15 Шибутани Т. Социальная психология. – М.: Наука, 2009. – 192 с.

16 Малкина-Пых И.Г. Гендерная терапия. – М.: Эксмо, 2006. – 928 с.

17 Смелзер Н. Социология. Уч.пособие для студентов. / Пер. с англ. М.: Феникс, 2014. – 324 с.

18 Дэвис К., Мур У. Некоторые принципы стратификации // Социальная стратификация. М.: Высшее образование, 1992. Вып. 1. - С. 160-177.

19 Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. – М.: Наука, 1996 – 316с.

20 Ильин В. И. Социальная стратификация. Сыктывкар, 1991. – 212 с.

21 Классическое наследие Вебер М. Основные понятия стратификации // СОЦИС. - 1994. - № 5. - С. 147-156.

22 Сорокин П. А. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет. М.: Академия, 1994. – 214 с.

23 Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Прогресс, 1992. С. 297-302, 373-404.

24 Бирюков П.Б. Социальная стратификация и социальная мобильность. М.: Издательство МГУ, 2000. – 416 с.

25 Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология. Словарь. М.: Политиздат, 1991. – 612 с.

26 Карасик В.И. Язык социального статуса. М.: Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ин-т, 1992. – 330 с.

27 Еркибаева Г.Г. Некоторые особенности казахского менталитета // электронный ресурс: http://www.rusnauka.com/2_KAND _2013/Psihologia /7_125325.doc.htm

28 Крысько В.Г. Этнопсихология и межнациональные отношения. Курс лекций. – М.: Академия, 2011. – 416 с.

29 Крысько В.Г. Этническая психология. - М.: Академия, 2008. - 320 с.

30 Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. – М.: ИП РАН, 2000. – 320 с.

31 Исследование агрессивности татар и русских // эллектронный ресурс: http://www.osu.ru/doc/2893

32 Турбаева К.З. Особенности поведения в ситуациях фрустрации казахских и русских детей и подростков. Автореф дисс канд. психол. наук. – М.: Психол. ин-т РАО, 2002. – 20 с.

33 Особенности поведения детей в ситуации фрустрации: на примере младших школьников и младших подростков. // Современные проблемы образования: поиски и решения. М.: МГГГУ, 1998. - С. 110-114.

34 Жарких Н.Г. Особенности коммуникативной компетентности студентов с разными типами реакций в ситуациях фрустрации. Автореф дисс канд. психол. наук. – М.: Психол. ин-т РАО, 2010. – 21 с.

35 Психологические тесты для профессионалов / авт. Сост Н.Ф. Гребень. – Минск: Соврем. Шк., 2007. – 496с.

36 Методика «Личностная агрессивность и конфликтность» / Диагностика эмоционально-нравственного развития. Ред. и сост. И.Б. Дерманова. - СПб.: Питер, 2002. С.142-146.

37 Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М.: Изд-во инситута Психотерапии, 2002. – 490 с.

38 Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб.: Питер, 2006. - 528 с.

39 Сидоренко Методы математической обработки в психологии. Спб.: Речь, 2003 – 350 с.

40 Антонян Ю.М. Механизмы человеческой агрессии.– М.: Просвещение, 2000. - 253с.

41 Бенеш Л. Психологическая характеристика мужского насилия // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. - №3, 1995. – С.68-70.

42 Грошев И. В. Половой диморфизм и поведение в конфликте / И.В. Грошев// Психология: итоги и перспективы: Тезисы научно-практической конференции. - СПб.: Питер, 1996. - С. 13-19.

43 Лоренц К. Агрессия: так называемое «зло».- М.: Алтейя, 1994. – 274 с.

44 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. – М.: ООО «Издательство АСТ – ЛТД», 1998.- 672 с.

45 Фурманов И. А. Детская агрессивность.- М.: Педагогика, 1996. – 192 с.

46 Нартова-Бочавер С.К. Дифференциальная психология. – М.: Ижица, 2002. - 160 с.

47 Бандура А. Подростковая агрессия. - М.: Эксмо, 1999. – 512 с.

48 Бобнева М. И. Психологические механизмы регуляции социального поведения. – М.: Наука, 2009. – 335 с.

49 Энциклопедия психологических тестов. – Т. 3. - М.:ТЕРРА - Книжный клуб, 2000. -360 с.

50 Мостовая И.В. Социальное расслоение: символический мир метаигры. – СПб.: Питер, 2010. – 412 с.

51. Кон. И.С. Социология личности.- М.:Эксмо-Пресс, 2007. – 256 с.

52. Эфендиев А.Г. Основы социологии. Курс лекций. - М.: Высшее образование, 2004. – 216 с.

53 Журавлев А.Л., Купрейченко А.Б. Проблемы экономической психологии, Том 2. - М.: ИП РАН, 2005. - 260 с.

54 Журавлев А.Л., Купрейченко А.Б. Нравственно-психологическая регуляция экономической активности. - М.: ИП РАН, 2003. 435 с.

55 Карнышев А.Д., Жуков К.С., Шестак В.Ф. Психология политической деятельности. - М.: Психея, 2004. – 286 с.

56 Карнышев А.Д. Психология собственности как область исследований в экономической психологии / Проблемы экономической психологии / под редакцией А.Журавлева Том 1. - М.: ИП РАН, 2004. – 260 с.

57 Юрьев А.И. Стратегическая психология глобализации. СПб.: Речь, 2006. – 412 с.

58 Фернам А., Аргайл М. Деньги. Секреты психологии денег и финансового поведения / под общей редакцией А. Алексеева. – СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2006. – 286 с.

59 Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. СПб.: СПбГУЭФ, 1998. – 312 с.

60 Винокуров М.А., Карнышев А.Д. Экономическая психология в структуре жизненных реалий. – Иркутск: Издательство ИГЭА, 2001. – 212 с.

61 Дейнека О.С. Экономическая психология: социально-политические проблемы. – СПб.: СПбГУ, 1999. – 400 с.

62 Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных. Учебное пособие. – СПб.: Речь, 2004. – 392 с.


Приложение А

Матрица данных анкетирования



Таблица А.1

Данные анкетирования в группе испытуемых мужчин казахской национальности

Продолжение Приложения А



Таблица А.2

Данные анкетирования в группе испытуемых мужчин русской национальности

Приложение Б

Матрица результатов опросника состояния агрессии Басса-Дарки



Таблица Б.1

Результаты опросника состояния агрессии Басса-Дарки в группе испытуемых мужчин казахской национальности

ФА – физическая агрессия;

КА – косвенная агрессия;

Р – раздражительность;

Н- негативизм;

О- обида;

П- подозрительность;

ВА- вербальная агрессия;

ЧВ – чувство вины

Продолжение Приложения Б



Таблица Б.2

Результаты опросника состояния агрессии Басса-Дарки в группе испытуемых мужчин русской национальности

ФА – физическая агрессия;

КА – косвенная агрессия;

Р – раздражительность;

Н- негативизм;

О- обида;

П- подозрительность;

ВА- вербальная агрессия;

ЧВ – чувство вины


Приложение В

Матрица результатов по методике «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е. П. Ильин, П. А. Ковалев)



Таблица В.1

Результаты методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) в группе испытуемых мужчин казахской национальности


Продолжение Приложения В



Таблица В.2

Результаты методики «Личностная агрессивность и конфликтность» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев) в группе испытуемых мужчин русской национальности


Приложение Г

Матрица результатов определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В. В. Бойко)



Таблица Г.1 Результаты определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В.В. Бойко) в группе испытуемых мужчин казахской национальности

Продолжение Приложения Г



Таблица Г.2 Результаты определения интегральных форм коммуникативной агрессивности (В.В. Бойко) в группе испытуемых мужчин русской национальности


Приложение Д

Данные критических значений критерия Фишера



Таблица Д.1

Данные критических значений критерия Фишера для различных подгрупп испытуемых

n1=30

n2=30

1,624

2,008

Высшее образование

n1=11

n2=16

2,425

3,691

Среднее образование

n1=8

n2=10

3,072

5,057

Средне-специальное и неоконченное высшее образование

n1=11

n2=4

3,357

5,668

Богатые

n1=10

n2=13

2,671

4,100

Средний достаток

n1=10

n2=7

3,637

5,200

Бедные

n1=10

n2=10

2,978

4,849

Рабочие

n1=16

n2=9

2,235

3,691

Предприниматели

n1=7

n2=8

3,726

6,840

Руководители

n1=7

n2=11

3,012

4,886

Подчиненные

n1=23

n2=19

2,150

2,859

Удовлетворен статусом

n1=17

n2=18

2,150

2,999

Не удовлетворен статусом

n1=13

n2=12

2,604

3,960

Примечание: n1 – количество испытуемых казахов; n2 – количество испытуемых русских



Самые низкие цены на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации!

Предлагаем учителям воспользоваться 50% скидкой при обучении по программам профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок".

Начало обучения ближайших групп: 18 января и 25 января. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (20% в начале обучения и 80% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru/kursy


Идёт приём заявок на самые массовые международные олимпиады проекта "Инфоурок"

Для учителей мы подготовили самые привлекательные условия в русскоязычном интернете:

1. Бесплатные наградные документы с указанием данных образовательной Лицензии и Свидeтельства СМИ;
2. Призовой фонд 1.500.000 рублей для самых активных учителей;
3. До 100 рублей за одного ученика остаётся у учителя (при орг.взносе 150 рублей);
4. Бесплатные путёвки в Турцию (на двоих, всё включено) - розыгрыш среди активных учителей;
5. Бесплатная подписка на месяц на видеоуроки от "Инфоурок" - активным учителям;
6. Благодарность учителю будет выслана на адрес руководителя школы.

Подайте заявку на олимпиаду сейчас - https://infourok.ru/konkurs

Автор
Дата добавления 23.09.2016
Раздел Школьному психологу
Подраздел Научные работы
Просмотров83
Номер материала ДБ-208828
Получить свидетельство о публикации

УЖЕ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ

от проекта "Инфоурок" с указанием данных образовательной лицензии, что важно при прохождении аттестации.

Если Вы учитель или воспитатель, то можете прямо сейчас получить документ, подтверждающий Ваши профессиональные компетенции. Выдаваемые дипломы и сертификаты помогут Вам наполнить собственное портфолио и успешно пройти аттестацию.

Список всех тестов можно посмотреть тут - https://infourok.ru/tests

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх