Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Научные работы / Дипломный проект "Станица Сиротинская в годы ВОв-ны"

Дипломный проект "Станица Сиротинская в годы ВОв-ны"

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

Министерство образования и науки Российской Федерации

Комитет образования и науки Волгоградской области



ГАОУ ДПО «Волгоградская государственная академия

последипломного образования»



Кафедра общественных наук



ДИПЛОМНЫЙ ПРОЕКТ



ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

В ИСТОРИИ СТАНИЦЫ СИРОТИНСКОЙ



























Волгоград 2016

СОДЕРЖАНИЕ
  1. Введение стр. 3-6
  2. Подвиг людей, живших и воевавших в 40-е. стр. 6-41

1. История станицы Сиротинской стр. 6

2. Станица Сиротинская накануне войны. стр. 7

  1. Дан приказ — Сталинград не сдавать. стр. 8-9
4. Сиротинская в руках врага. стр. 9-11

5. Боевая история 40-й гвардейской…. стр. 11-37

6. Контрнаступление Красной Армии. стр. 37-39

  1. Сиротинская после освобождения. стр. 39-41
III. Память нетленна. стр. 41-54
IV. Заключение. стр. 54-58
V. Список источников стр. 59-61
VI. Список литературы стр. 61-62
VII. Приложения стр. 63


Все дальше уходят в историю героические и грозные годы Великой Отечественной войны. Уже выросло не одно поколение людей, не испытавших на себе горячего дыхания великой битвы народов с немецко-фашистскими вандалами. Каждый день отделяет от нас живущих, дни Победы, лица и имена героев. Тех, чьи подвиги, чье несгибаемое мужество, воля к победе и любовь к Родине дали нам эту счастливую и такую дорогую жизнь!

Но не ослабевает народная память, а, наоборот, растет интерес к событиям тех дней, к людям того времени. Мы, живущие ныне, должны всегда помнить о подвиге многих тысяч простых солдат, рассказать о них своим детям, внукам.

Изучение истории родного края – важная и интересная работа. Это вечный поиск. Важно научить детей вести этот поиск. Ведь в процессе знакомства с историей памятников боевой славы, в беседах с людьми старшего поколения полнее и ярче осознаешь бессмертие подвига своего народа, связь поколений и свою ответственность перед Родиной.

Мы живем на священной Сталинградской земле, политой кровью бесстрашных бойцов. О нашей станице Сиротинской знают многие и много, но не все и не все. А здесь каждый дом, каждый камень, каждый курган – это история. Я хочу рассказать о подвиге героев – гвардейцев на подступах к Сиротинской, о боях на улицах станицы, об испытаниях, что выпали на долю местных жителей на период оккупации.

Поэтому считаю, что моя работа актуальна, ее цель: показать наиболее яркие страницы боевого подвига бойцов 40-й гв. стрелковой дивизии, что вступили в свой первый и неравный бой с фашистскими захватчиками в районе станицы Сиротинской, хуторов Шохинский и Дубовой.

Для реализации поставленной цели, я определила следующие задачи:

1. Найти и изучить материал о 40-й гв. Стрелковой дивизии из архива школьного музея:

-книги,

- письма ветеранов 40-й дивизии и их родственников,

-газетные статьи,

-документальные очерки,

-воспоминания односельчан - очевидцев, переживших дни оккупации.

2. Найти информацию через СМИ.

3. Собрать и систематизировать материал.

Материал, представленный в данной работе, был собран при изучении документов архива музея боевой славы им. 40-й гвардейской стрелковой дивизии МБОУ Сиротинской СОШ, писем - воспоминаний ветеранов дивизии, исследовательские работы учащихся школы под руководством руководителя музея Прилипкиной Ольги Васильевны, интересным и полезным материалом был труд сотрудничавшего с нашим музеем с г. Фролово Хюппенена Е.Н. , а также газетные источники. Велся и поиск сведений о погибших по Интернету.

Подробно рассказано о воинах 40-й гвардейской дивизии, о боях на подступах к Сиротинской описано в книге П.П. Толстоброва и И.В. Лебедева «Крепче брони».

Имеется ценный материал о нашей станице в записках казахстанского журналиста Василия Ефимовича Скоробогатова «Главный экзамен», который посвящен одному из драматических эпизодов Сталинградской битвы, участником которой он был. Получив первое боевое крещение в сражении под Клецкой, В. Скоробогатов прошел боевой путь от Волги до Берлина. О боевых друзьях, доблестно сражавшихся с врагом на берегах Волги и Дона, об их отваге и мужестве, переживаниях и размышлениях, стремлениях и интересах рассказывает автор.

Известный советский поэт Евгений Долматовский с первого дня Великой Отечественной войны и до самого ее последнего дня непрерывно служил в рядах Советской Армии, работал в армейской и фронтовой печати, принимал участие в боях. Пришлось воевать ему и под Сиротинской. Здесь он, в 1942 году, написал стихотворение «Раненные» о десантниках-гвардейцах 40-й дивизии. Евгений Аронович после войны выступил с книгой прозы «Было. Записки поэта», где в произведении «Разговор Волги с Доном» отразил события военной истории малой излучины Дона. Его воспоминания также опубликованы в журнале «Смена» № 911 «Кочетковцы стояли насмерть».

Летопись боевых действий гвардейцев и именные списки безвозратных потерь личного состава воинских частей 40-й дивизии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. представлены в Книге Памяти, автор – составитель Н.Т. Дьячкин, где представлено трехлетнее исследование в ЦАМО СССР, анализ, упорядочивание и обобщение ряда документов, которые дали возможность наиболее полно выявить фактические потери личного состава.

Также о боях на подступах к Сталинграду в малой излучине Дона упоминается в книгах:

- Василия Дмитриевича Соколова «Крушение» - вторая книга из задуманной автором трилогии о судьбе русского человека и его подвиге в Великую Отечественную войну ;

- Воспоминания Маршала Советского Союза Кирилла Семеновича Москаленко представлены в книге «На Юго-Западном направлении».   Книга охватывает период с первых приграничных сражений до весны 1943 г. На основе личных воспоминаний и обширного архивного материала автор подробно освещает боевые действия соединений и объединений, которыми ему довелось командовать. С большой достоверностью и правдивостью он рассказывает об исключительной стойкости воинов в обороне, их доблести и отваге в наступлении;

- Книга Маршала Советского Союза Кирилла Кирилловича Рокоссовского «Великая битва на Волге», где представлена общая картина вооруженной борьбы в ходе оборонительного сражения и при осуществлении Советской Армией контрнаступления зимой 1942/43 г. Автор стремился отметить наиболее важные факты, вошедшие в историю битвы, назвать конкретные воинские соединения и объединения, участвовавшие в борьбе, показать реальные условия, в которых она развертывалась.

Материал, представленный в работе, только небольшая часть, которая отражает героизм гвардейцев дивизии. О подвиге бойцов 40-й гвардейской дивизии можно писать целые тома. И все же, что было мною собрано и систематизировано предлагаю Вашему вниманию.


Из истории станицы Сиротинской

Сиротинская – старинная казачья станица. В документах упоминается еще в 1672 году.

Во время второго азовского похода в станице останавливался Петр Великий. Он подарил казакам Библию с дарственной надписью «Казакам Сиротинского городка. Петр-1». Активное участие принимали казаки станицы в Булавинском восстании.

В 1782 году в Сиротинской была построена церковь во имя Святой Варвары. Она представляла собой образец деревянных церквей. Позже, в 1824 году, на средства казаков воздвигли Успенскую церковь.

Близ станицы имелся (и имеется) источник квасцовой воды, которую использовали и используют при всевозможных болезнях.

В 19 веке Сиротинская была уже одним из богатых казачьих поселений Второго Донского округа. Жили в станице и казаки, и иногородние: казачьих дворов было более 200, иногородних около 30. Занятия казаков составляло, главным образом, земледелие и скотоводство. Огородничеством, как и скотоводством, граждане занимались только для своего потребления.



Станица Сиротинская накануне войны

В статье С. Федоровой «Вести из огненных лет» («Донской вестник»)¹ корреспондент газеты публикует страницы из дневника В.Ф. Чеботарёва, жителя х. Озерки. В те годы Владимиру Федоровичу было 15 лет, и он «служил на подхвате» в политотделе 65-й армии. Что же писал наш земляк о станице практически накануне войны?

«…За годы советской власти неузнаваемо изменился облик станицы Сиротинской. Сейчас это культурный районный центр, руководящий 13 сельсоветами и 20 колхозами» - писала перед войной в 1939 году газета «Сталинградская правда».

Сиротинская сельскохозяйственная артель имени 12-летия Октября объединяет 200 хозяйств трудящихся казаков. В прошлом году на полях этого колхоза работало 15 тракторов, 4 комбайна. Колхозники живут зажиточно и культурно.

В Сиротинской имеются кирпичный и черепичный заводы, МТС. Из бывшей церкви трудящиеся станицы сделали клуб с хорошей сценой, двумя фойе и зрительным залом на 800 человек.

В станице есть библиотека с большим фондом книг, насчитывающая около 600 читателей, работающих две школы, одна из них – средняя. Около 500 детей колхозников и служащих станицы успешно овладевают знаниями…

В Сиротинской имеется радиоузел на 146 точек, телефонная станция на 50 абонентов, своя электростанция. Построили родильный дом, баня…

В одном 1938 году колхозники и рабочие построили здесь свыше 50 новых домов. Разбитые дороги внутри станицы приведены сейчас в хорошее состояние, одна улица (в настоящее время носящая имя Героя Советского Союза В.Д. Кочеткова – авт.) была выложена камнем. Построены новые мосты…

¹ С. Федорова «Вести из огненных лет» («Донской вестник» от 6 мая 2004 г №54 с 3-4)

Поражаешься не только историей, но и природой станицы – из воспоминаний людей того времени. – Седая ковыльная степь с блюдцами озер. Частично поросших камышом, невероятно причудливые горы, чем-то напоминающие Мексику. Миллионы лет назад на этом месте было море, поэтому здесь такой ландшафт. Леса были заселены зайцами, лисами, дикими кабанами, волками.

А Дон – как он величав и красив в любое время года: и зимой, когда скован льдом, и весной, в своем разливе… Из деревьев росли белый осокорь, душистые липы, шиповник, боярышник, барбарис».

Вот эта природа в послевоенную пору кормила народ. Сколько людей выжило на желудевых лепешках. Из диких яблок, груш варили взвар (старинный казачий напиток). Моченый терн – на зиму запас. Корни солодки служили вместо конфет да сахара…

Так жила Сиротинская до войны.


Дан приказ - Сталинград не сдавать

22 июня 1941 года. С этой трагической датой связано начало священной войны с фашизмом. До сегодняшнего дня помнят пожилые сиротинцы, какой болью в сердцах провожали на войну эшелоны с бойцами. Но жизнь не стояла на месте, нужно было трудиться. Нелегкая ноша легла в те годы на плечи тех, кто остался дома и это, в основном, были женщины, старики, подростки.

Осенью первого года войны на полях Иловлинского, Логовского и Сиротинского районов (в те годы станица была центром одноименного Сиротинского района) выдался хороший урожай. Хлеб нужно было убирать в короткие сроки, поэтому на уборочную выходили все, от мала до велика. Работали с раннего утра до глубокой ночи. В тылу отлично понимали, что бойцам на передовой гораздо труднее, что фронт ждет хлеба, мяса, молока. «В труде, как на фронте», «Все для фронта, все для победы!» - вот лозунги, которыми руководствовались труженики тыла.

Но с весны 1942 года обстановка в Сталинградской области становилась все тревожнее. Немецко-фашистская армия прорвала оборону южного фронта на Харьковском направлении и начала стремительное наступление на Сталинград. Советское командование дало приказ войска Сталинград не сдавать. Битва на Волге, начавшаяся 17 июля 1942 г., вовлекла в водоворот сражений с обеих сторон все новые и новые силы. Чтобы упрочить положение на левом крыле фронта, туда была направлена из резерва Ставки 1-я Гвардейская армия генерала
К.С. Москаленко.

В книге «Крушение» Василий Соколов писал: «В эти сражения была брошена 1-я гвардейская армия, намертво прикрывшая переправы через Дон… Это была ударная, очень сильная армия, ее дивизии – 38, 39, 40 и 41-я и другие соединения - были десантными, солдаты все как на подбор… стали на задонских высотах и приняли на себя удар бронированных клиньев 4-й танковой и 6-й армий противника». ¹

Немцы стремились лишить Сталинград последней нити, связывающей его с Москвой, перерезать железную дорогу Сталинград – Москва. Они избрали кратчайший путь, проходивший в пяти километрах от станицы Сиротинской, у хутора Дубовского.

В середине августа 1942 года передовыми подвижными частями враг вышел северо-западнее Сталинграда к реке Дон в районах Сиротинская, Задоно-Авиловской, Хмелевской. 1-я Гвардейская Армия вела ожесточенные бои с противником на западном берегу Дона на рубеже Кременская – Сиротинская – устье реки Иловля.


Сиротинская в руках врага

Станица Сиротинская была занята врагом 13 августа 1942 года. Вспоминает эти дни житель станицы Насонов Анатолий Михайлович:

¹Василий Соколов. Крушение - Московский рабочий, 1970. С. 197.

«Бурдиновка – окраинная улица станицы Сиротинской, спрятавшаяся под правобережным взгорьем Дона. Жители Бурдиновки и все другие жители Сиротинской, все ждали, глядя на Шпиль-гору. Оттуда ожидалось горе.

И с утра началось. Уже не какая-то там дальняя бомбежка переправы, а истинное огневое опробование крепости станичных погребов и подвалов. Еще невидимый фашист из-за Шпиля сыпанул снарядами и минами бесприцельно по слегка дымящимся мирным трубам станицы. Запылали камышовые крыши домов. С нашей Бурдиновки было хорошо видно развернувшееся огневое побоище.

Много было взрывов по заготзерну и маслопрому. Маслопром вспыхнул. Старая школа загорелась. Затем попали в церковь.

Немецкая подготовка к вступлению в станицу шла почти весь день. А утром послышалось тарахтенье со стороны Шпиля. В начале Бурдиновки, со стороны мельницы, появились вислые комья пыли. Уже были видны люди в мундирах мышиного цвета в люльках и за рулями. Куцые автоматы на груди или в руках с закатанными рукавами. На каждой люльке спереди ребристый пулемет.

Один мотоцикл, свернув к нашим воротам, остановился, отдуваясь дымным неприятным перегаром. Рыже-белый верзила, соскочив с коляски, заорал: «Рус киндэр! Ахтунг! Ком… Иди-иди. Где матка? Ком, иди! Хлеб-соль давай! Шнель!..»

Другая жительница станицы Сиротинской, Мария Федоровна Комаринская, к годовщине освобождения станицы от фашистов (27 ноября 2004 г.) написала стихотворение-обращение к своим односельчанам (Приложение № 1)

Станица превратилась в руины. Из 960 домов осталось всего шесть. Жители Сиротинской – Комаринская М.Ф. и Ярмолюк Т.С., находящиеся в оккупации, вспоминают о том ужасе, который им пришлось пережить (Приложения № 2, № 3)

По рассказам очевидцев А.В. Батищевой и М.А. Боровковой, местная поэтесса Елена Бурова написала стихотворение «Помнят люди», которое посвятила жителям нашей станицы, пережившим оккупацию (Приложение № 4)

Боевая история 40-й гвардейской Енакиевско-Дунайской Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии

Передо мной материалы школьного музея. Это Книга Памяти 40-й гвардейской Енакиевско-Дунайской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии,¹ карта боевого пути, где обозначены важнейшие вехи боевого пути (Приложение 5), материалы газет (Волгоградская правда № 79 (24443) от 8 мая 2002г. с. Статья «На высоте у хутора Шохино)², работа сотрудничавшего с нашим музеем с г. Фролово Хюппенина Е.Н.

Как же начинался боевой путь Краснознаменной дивизии?

40-я гвардейская стрелковая дивизия была сформирована из 6-го воздушно-десантного корпуса, представлявшего собой элитное соединение, наиболее подготовленное и боеспособное. На тот период в Красной Армии таких корпусов насчитывалось пять (всего пятьдесят тысяч человек).

Cентябрь-октябрь 1941 г.  Период формирования 6 ВДК в Кировской области, командир – генерал-лейтенант А.И. Пастревич, военком – бригадный комиссар Д.В. Юматов; 

11 ВДБ – командир – подполковник Николай Николаевич Семашко, военком – старший батальонный комиссар Медведев;

12 ВДБ– командир – подполковник Михаил Андреевич Ушаков, военком – ст. батальонный комиссар Романов;

________________________________________________________________

¹ Дьячкин Н.Т. Книга Памяти 40-й гвардейской Енакиевско-Дунайской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии - М, 1993.

² Из архива школьного музея. «На высоте у хутора Шохино». Г. Ясковец («Волгоградская правда» от 8 мая 2002 г., №79. С 2-4)

13 ВДБ – командир – полковник Иван Иванович Блажевич, военком – ст. бат. командир Золотых.

20 декабря 1941 года 6-й воздушно-десантный корпус, костяк которого составили воины-сибиряки из Новосибирска и области, а также из Перьми, находясь в резерве Ставки Верхового Главнокомандующего, был передислоцирован из Кировской области в Подмосковье, район города Ногинска.

С 1-го августа 1942 года 1 августа 1942 г.– по срочному приказу 6-й воздушно-десантный корпус преобразован в 40-ю гвардейскую стрелковую дивизию с дополнениями по штату стрелковой дивизии:

111, 116 и 119 гвардейский стрелк. полк, командиры – те же.

90 гвардейский артиллерийский полк,

41 гвардейский отдельный истребительно-противотанковый дивизион,

38 гвардейская зенитная артиллерийская батарея,

36 гвардейская разведрота,

42 гвардейский саперный батальон ,

163 гвардейский отдельный батальон связи (56 гвардейская отдельная рота связи),

513 (43) медико-санитарный батальон,

39 гвардейская отдельная рота химзащиты,

599 (41) автотранспортная рота,

630 (45) полевая хлебопекарня,

632 (44) дивизионный ветер. лазарет,

2157 полевая почтовая станция,

488 полевая касса Госбанка.

Всего в строю несколько более 10 тыс. бойцов. В полках по 2000-2500 чел.

В свое время десантники готовились воевать в тылу врага, прошли основательную подготовку, не раз совершали прыжки с парашютом, многие носили нагрудные знаки парашютистов (найдены на останках погибших десантников. Данные по результатам работ поискового отряда). Как отличие рода войск они имели на гимнастерках петлицы голубого цвета с эмблемами-крылышками. Этим ребятам, 1920-1923 годов рождения, появившимся на свет в самом начале становления Советской власти и воспитанным новой идеологией, выпало защищать Сталинград, а значит и Россию в тяжелейшем 1942 году, когда исход войны не был ясен. Пусть они были грубоватыми и простыми в жизни, но на войне проявились их лучшие качества: верность долгу, взаимопомощь, самопожертвование. По воспоминанию ветерана 40-й гвардейской стрелковой дивизии Паршина А.Ф., перед отправкой на фронт дивизия дала клятву гвардейцев перед трудящимися города на Ногинском стадионе «Спартак» (Паршин Андрей Федорович, в составе дивизии участвовал в боях августа 1942 года; участник ночного штурма высоты 180,9; в боях у станицы Сиротинской получил тяжелое ранение (www.tsu.ru.

В повести «В малой излучине», изданной в 1980 году в сборнике «Крепче брони» автор Павел Петрович Толстобров рассказывает об этих событиях. Павел Петрович был редактором дивизионной газеты «Гвардеец» 40-й гвардейской стрелковой дивизии. В начале повести П.П. Толстобров коротко сообщает о переброске частей дивизии, насчитывавшей девять тысяч бойцов и командиров, по железной дороге из центра России на Сталинградское направление¹.

6 августа полтора десятков эшелонов с личным составом 40-й гвардейской стрелковой дивизии двинулись на юг, к Волге. Разгружались на станциях Нижние Липки (по другим данным Арчеда), Иловля, Лог. Вагоны покидали под огнем вражеской авиации. Ускоренным 60-км маршем полки следуют к станице Сиротинской. Но станицу Сиротинскую ________________________________________________________________ ¹Толстобров П. П. , Лебедев И.В. Крепче брони. Волгоград, 1980 г. С. 5-6.

немцы превосходящими силами заняли еще 13 (по другим источникам 15)

августа 1942 года.  Им противостояли остатки 4-х разбитых наших дивизий.…

«Не доехав километров 30 до места назначения, начался наш форсированный марш с полной накладкой день и ночь, день и ночь, сапоги еще не обношены и не совсем хорошо подогнаны, многие стерли ноги, гимнастерки стали белые от пота и соли, тяжело было солдатам. Мы пешком, а немцы на колесах… Нам, разведчикам, много приходилось ходить пешком в разведку с разными заданиями..., но не всегда это удавалось, т.к. передовая была очень насыщена огнем, с самых сумерков и до рассвета освещают ракетами, да еще самолеты бросают с парашютиками ракеты, которые долго держатся в воздухе. Часто приходилось думать: а где же наши самолеты? Нас всю дорогу бомбят, налет авиации, да еще рама все время крутится...»¹ - вспоминает гвардии старший сержант Собанцев Евгений Яковлевич.

Боевую задачу перед дивизией ставил сам начальник штаба Сталинградского фронта генерал-лейтенант П.И. Бородин. Обстановка грозная. Враг вышел к правобережью Дона почти повсеместно от Серафимовича и Клетской до Калача и ниже. Против обескровленных в боях на дальних подступах 62-й и 4-й танковой армий, прикрывающих переправы, действуют три полнокровных корпуса немцев. Включая один танковый. Задача гвардейцев: переправиться на правый берег, захватить и удержать плацдарм в районе Сиротино-Новогригорьевка, не допустить прорыва по кратчайшей к Сталинграду. Стоять насмерть!

Переправиться… Это легко в мирное время. А тогда? Это означало идти в ад, не надеясь выйти из него живым.

13-15 августа два полка 40-й гвардейской - 116-й. 119-й ________________________________________________________________

¹Из архива школьного музея. Воспоминания гвардии старшего сержанта Собанцева Евгения Яковлевича

форсировали реку у Новогригорьевской, третий – 111-й у станицы Сиротинской. Линия обороны – 30 км по фронту. Противник, готовый к броску через Дон, - три пехотные дивизии и две танковые, в том числе знаменитая в вермахте 60-я механизированная, поддерживаемые танками и авиацией. Превосходство многократное, особенно в технике.

Переправлялись побатальонно, накапливались в пойме, в поросли мелкого леска и кустарника. В предрассветных сумерках приводили себя в порядок, командиры уточняли задачи, на донские кручи вышли развед-группы.

Младший лейтенант А.Я. Захардяев, который тогда командовал взводом ротных минометов в 111-ом стрелковом полку, вспоминает, что после переправы на правый берег Дона о немцах ничего не было известно. Говорили, что фронт еще далеко…

В ночь с 14 на 15 августа начали переправу у станиц Ново-Григорьевская и Сиротинская. И с ходу – в бой. Что же случилось? Почему 40-ая стрелковая дивизия вынуждена была в невыгодных для себя условиях неожиданно вступить в бой?

Вот как описаны эти события в книге «Великая битва на Волге» под общей редакцией Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского: «В 4 ч 30 мин 15 августа противник перед всем фронтом 4-й танковой армии начал сильную авиационную и артиллерийскую подготовку, а через 2 часа силами пяти дивизий под прикрытием авиации, перешёл в наступление, нанося главный удар по центру обороны армии в направлении Оськинский, Сиротинская…

В итоге ожесточённой борьбы противнику удалось к исходу дня, несмотря на упорное сопротивление советских войск, выйти на рубеж Караичев, Ближняя Перекопка, Камышинка.

Противник с утра 16 августа возобновил наступление с новой силой. Правофланговые дивизии 4-й танковой армии, сдерживая наступление противника, с тяжёлыми боями отходили на северо-восток. К исходу дня им удалось на рубеже Кременская, Сиротинская, совместно с подошедшими 38-й и 40-й гвардейскими стрелковыми дивизиями первой Гвардейской армии, остановить дальнейшее продвижение противника»¹.

Первые донесения малоутешительны. Сиротинская в руках немцев. Редкая цепочка наших обороняющихся частей уже не в силах сдерживать натиск противника. Для десантников 40-й пришла горячая пора. Первые атаки были яростными и решительными. Но и противник силен и так же полон решимости сходу преодолеть водную преграду Дона. Не имея поддержки с воздуха, дивизия несла потери, но главное сделала – закрыла бреши в советской обороне. Бои приняли затяжной характер. В условиях степной местности особое значение приобретали высоты. Кто владеет высотами, то диктует условия боевых действий. Наиболее важные в тактическом плане высоты в районе станицы Сиротинской – это цепочка близко расположенных высот с отметками 180,9, 170,0, 146,6, протянувшихся с востока на запад и занятые противником - нужно было отбить, причем с самой невыгодной для штурма стороны – с поймы Дона, там, где склоны высот наиболее круты и высоки. Все это гарантировало потери еще до соприкосновения с врагом. К тому же дивизия не имела тяжелого вооружения – артиллерии.

«К утру 16 августа, когда первая гвардейская армия получила задачу удержать плацдарм в северной части малой излучины Дона, там находилась лишь 40-я гвардейская, а также, насчитывающие по 700-800 человек 321-я, 205-я и 343-я стрелковые дивизии. 38-я гвардейская стрелковая дивизия только что выдвинулась на участок Новогригорьевская – устье р. Иловля… Что же касается 41-й, то она было еще на марше».¹

И пошло. Атака за атакой. Нелегкими были эти бои. Ожесточенные, кровопролитные схватки е прекращались ни днем, ни ночью.

________________________________________________________________

¹ К.К.Рокоссовский. Великая победа на Волге. – Военное издательство Министерства обороны СССР. М., 1965г. С. 113-115.

Натиск противника в северной части малой излучины Дона захлебнулся. Однако южнее Сиротинской, у Трехостровской, ему удалось прорваться. А здесь, Сиротинский плацдарм, стал для немцев бельмом на глазу. Неудивительно, что немецкое командование предприняло все меры, чтобы сломить сопротивление наших войск, выйти к Дону, обезопасив тем самым левый фланг своей 6-й армии. Но его усилия разбивались о несокрушимую стойкость десантников-гвардейцев.

И опять читаем по этому поводу слова командующего 1-й гвардейской армии К.С. Москаленко: «16 августа приходилось думать о том, как силами по существу одной лишь 40-й гвардейской стрелковой дивизии… удержать северо-восточную часть плацдарма на правом берегу Дона» .¹

Однако воины дивизии проявили себя с самой лучшей стороны. Охваченные высоким чувством любви к Родине и ненавистью к захватчикам, бойцы и командиры рвались в бой.

111-ый и 116-ый стрелковые полки дрались с полным напряжением сил. Подразделения 119-го стрелкового полка, которые ночью переправились на правый берег Дона, также вступили в бой.. Фронт обороны дивизии был широк, в ходе боя обозначались слабые места, нужно было срочно направлять туда резервы.

Из материалов-воспоминаний гвардии полковника М.А. Федорова «В излучине Дона» я выяснила, что «гвардейцы оборонялись очень упорно, противник нес большие потери, но настойчиво продолжал лезть вперед. Хорошо действовали подразделения противотанковых ружей. Длинные и неуклюжие ружья трудно было спрятать в окопе. Но они оказались очень эффективными в борьбе с легкими и даже средними танками противника. К концу дня на поле боя в полосе дивизии было

________________________________________________________________

¹ Москаленко К.С. На юго-западном направлении. Книга 1 . – М., Наука. 1975г. С. 297.

более двадцати подбитых танков. И все же на отдельных участках вражеским танкам удалось вклиниться в наши боевые порядки, тогда в ход шли противотанковые гранаты и бутылки с горючей жидкостью.

Отражая очередную атаку противника, геройски погиб командир 116-го стрелкового полка полковник И.В. Ушаков (по другим источникам Михаил Андреевич Ушаков. Его именем названа улица в станице Сиротинской – авт,). В командовании полком вступил начальник штаба майор И.И. Владимиров. Всегда веселый, общительный – он был любимцем солдат и офицеров, но к исходу дня и он был убит. Полк принял третий по счету командир – заместитель командира полка подполковник В.Г. Бельских. Силы были неравными и к вечеру пехота и танки противника ворвались на высоту 171,9, потеснив правый фланг полка».¹

Так началась боевая история 40-й гвардейской дивизии. За две недели боёв в августе 1942 года в районе станицы Сиротинской и других населённых пунктов в малой излучине Дона, дивизия уничтожила 9852 немецких солдата и офицера, 76 танков, 12 орудий и 48 тяжёлых пулемётов, 4 самолёта противника.

В ряду наиболее ярких проявлений солдатской доблести в период Сталинградского сражения и сегодня стоит подвиг комсомольского взвода 111-го гвардейского стрелкового полка под командованием гв. младшего лейтенанта Василия Кочеткова.

Их было 15 молодых бойцов, шестнадцатый – девятнадцатилетний командир.

Кочетков Василий Дмитриевич родился в 1923 году в городе Беднодемьянске Пензенской области. После окончания школы работал

________________________________________________________________

¹ Из архива школьного музея. Воспоминания гвардии полковника М.А. Федорова «В излучине Дона»

редактором районной газеты. Осенью 1941 года его призвали и направили учиться в военное училище. Был назначен командиром взвода 111-го гвардейского стрелкового полка 40-й гвардейской стрелковой дивизии.

16 августа взвод Кочеткова получил задачу занять позиции на высоте. Враг не застал себя долго ждать. Едва поднялось солнце, а бойцы Кочеткова успели вырыть окопы, по дороге от Сиротино показались атакующие роты итальянской пехоты. Вот уже стали видны детали на мундирах фашистов. Раздалась команда «Огонь!». Командир выстрелил первым. За ним заговорил длинными очередями станковый пулемет младшего сержанта Павла Бурдова. Оторопевшие от внезапного удара итальянцы просились по склону вниз. Не успели остыть оружейные стволы, как из-за зарослей степного бурьяна вновь послышалось командирское: «Аванти! Аванти, героцци!» (Вперед, ребята!), и новая волна вражеских солдат охватила подножье высоты. И опять заработали пулеметы гвардейцев, в наступающие цепи полетели гранаты. Так повторялось четыре раза подряд.

Пятую попытку взять высоту делали сами уже немцы. Бой становился особенно жестоким, гитлеровцы, действуя напролом, стремятся подавить опасные для них пулеметные точки. Дело доходит до рукопашных. Тяжело ранены бойцы И. Федосимов, Г. Унжаков, В. Меркурьев. Немецкая пуля не обошла и командира. Раненый Кочетков остался в своем окопе. Но и фашисты заплатили крупную цену: оставили свыше полусотни трупов и отошли.

В короткие минуты затишья Василий Кочетков написал свое последнее письмо. На листке, вырванным из тетради, он написал: «Дорогая мама! Не знаю дойдет или нет до тебя это письмо. Сидим в окопах, а фашисты от нас в 30 метрах. Но обо мне не беспокойся. Биться будем до конца…»¹

________________________________________________________________

¹ Из архива школьного музея. Воспоминания М.А. Федорова.

Фронтовой поэт, солдат 40-й гвардейской дивизии Григорий Ясинский писал о Кочеткове:

«…Уже рассвет вставал, росою серебрился,

Поднялся Кочетков и оглядел друзей:

- Мне кажется, что я сейчас родился

И стал орлом среди донских степей!..» (Приложение 6)

С рассвета следующего дня атаки повторились. Вот как описывает события корреспондент газеты «Гвардеец» капитан Н.Выглазов: «С рождением нового дня пришла тревога. «Танки!» - крикнул боец Чирков, стоящий в охранении. Танки (их было 12 машин) выползали из оврага и, построившись клином, шли к кургану. Навстречу полетели связки гранат. Их бросили Федосимов и Двоеглазов. Две головные машины остановились. Остальные продолжали движение вперед. Гвардии ефрейтор Докучаев метнул в левый, гвардии красноармеец Федотский в правый танк по связке гранат. Погибли ефрейтор Гущин, бойцы Пуховкин, Бурдин и еще 10 их товарищей. Гвардейцы Чирков, Степаненко и Шуктумов, обвязав себя гранатами, бросились под танки и вывели из строя еще две машины».¹

Ошеломлённые решительным отпором, гитлеровцы вновь повернули назад. Наша оборона молчала. На склонах высоты ярко пылали 6 вражеских танков. Повсюду трупы в немецкой и итальянской формы.

С наступлением ночи на позиции кочетковцев направились на помощь несколько солдат с политруком 1-го батальона Г. Новиковым. Помощь запоздала. Утром политрук доложил командованию, что нашел погибших в бою гвардейцев там, где они приняли бой, и что разговаривал с умирающим Кочетковым. Младший лейтенант лежал в окопе, лицо у него было окровавлено. Он сказал Новикову: «Комиссар, все погибли как

________________________________________________________________

¹Из архива школьного музея .

герои». Уже теряя сознание, он успел сказать, что один боец (он назвал фамилию, но Новиков признался, что забыл ее) первым бросился с гранатой под танк. А к концу боя также поступили и оставшиеся в живых трое гвардейцев: сержант Михаил Шуктомов и красноармейцы Михаил Степаненко и Василий Чирков. Трое против восьми танков…

«Комсомольская правда» 13 сентября 1942 года в статье «Геройский подвиг защитников Сталинграда» об этом подвиге писала так: «из шестнадцати гвардейцев в этой трудной минуте оставались в живых только четверо – раненый командир, сержант Шуктумов и бойцы Чирков и Степаненко. Они могли укрыться в глубоком окопе, могли спастись в овраге за высотой, но гордые духом комсомольцы решили до конца исполнить свой долг». И дальше: «Удесятерите же свои усилия, защитники Сталинграда! Пусть подвиг шестнадцати путеводной звездой светит нам во мраке тревожных фронтовых ночей, пусть вьется он победным знаменем в солнечных лучах дневных битв. Стойте, как шестнадцать, и враг не пройдет!» ¹

Подвиги гвардейцев-десантников были отмечены наградами Родины. (Приложение №7 ).

Долгое время считалось, что в том страшном бою приняли смерть все 16 солдат-кочетковцев: командир взвода гв. младший лейтенант Кочетков Василий Дмитриевич, гв. красноармеец стрелок Унжаков Геннадий Афанасьевич, гв. красноармеец стрелок Бурдин Павел Александрович (в указе ошибочно Николай Иванович), гв. сержант командир отделения Шуктомов Михаил Андреевич, гв. младший сержант командир отделения Бурдов Павел Иванович, гв. ефрейтор стрелок Докучаев Николай Васильевич, гв. ефрейтор командир отделения Гущин Иван Иудович, гв. красноармеец стрелок Чирков Василий Архипович, гв. младший сержант

________________________________________________________________

¹Из архива школьного музея. Газетная статья от 20 октября 1983г «Один из миллионов. Автор Н. Ватаманов

командир отделения Касьянов Иван Никанорович, гв. красноармеец стрелок Меркурьев Владимир Александрович, гв. красноармеец стрелок Федосимов Иван Николаевич, гв. красноармеец стрелок Двоеглазов Алексей Степанович, гв. красноармеец стрелок Степаненко Михаил Павлович, гв. красноармеец подравник Пуховкин Акиндин Иванович, гв красноармеец связной и стрелок Федотовский Николай Михайлович, гв. красноармеец стрелок Штефан Григорий Филиппович.

Все они были представлены к званию Герой Советского Союза. Указом Верховного Совета СССР Бойцы П. Бурдов, И. Гущин, Н. Докучаев, В. Чирков, М. Шуктомов и их командир награждены орденами Ленина, оставшиеся десять – орденами Красного Знамени.

Двадцать лет жители Дубового каждую весну приносили к памятнику шестнадцати погибших цветы, и вдруг пришло известие, что двое из них живы.

Один из них, считавшийся павшим в бою, - пулеметчик Павел Бурдин. Сколько он лежал без сознания не помнит. Очнулся – засыпан землей в своем окопе. Ранен в грудь и ноги. Бурдин разгребал здоровой рукой землю, пока не выбрался, а потом, отдышавшись, ползком спустился с кургана к оврагу, к ручью. Не хватило сил выплюнуть изо рта весь песок с запекшийся кровью. Пополз мимо догоравших танков, срывался в воронки, несколько раз терял сознание, но до ручья добрался, до того самого, куда с ребятами перед боем спускался за водой. Здесь его и подобрали санитары и доставили на сборный пункт раненых. Потом, как это было принято, был эвакуирован в госпиталь 3939. В то время, пока Бурдин лежал в госпитале, в его родной уральский город Очер Пермской области пришла газета. В ней рассказывалось о подвиге гвардейдев-кочетковцев. Писалось, что все погибли, выполняя приказ: «Ни шагу назад!».
В память о герое на машиностроительном заводе, где работал Бурдин, состоялся траурный митинг. Рабочие встали на трудовую вахту. Но Павел Александрович ничего об этом не знал. Признанный после выписки не годным к строевой службе, он уже летом 1943 года вновь был признан в армию. Участвовал в сражении на Орлово-Курской дуге, на Корсунь-Шевченковском направлении, прошел путь от Варшавы до Берлина в звании сержанта. Только в 1945 году, по завершении войны, вернулся, наконец, домой.

Когда вернулся домой и узнал обо всем, дрогнуло сердце. Значит, только один он остался, да и то его столько лет считали погибшим.

-Ты ищи, тебе там орден за Сталинград положен,- говорили товарищи по работе. – В газете писали…

Начал справляться, из наградного отдела ответ: «Да, есть такой Бурдин, но это не вы. В приказе Военного совета фронта №1 от 2 ноября 1942 года говорится «красноармеец Бурдин Николай Иванович». Он награжден посмертно орденом за подвиг у хутора Дубового под Сталинградом»…

Много лет спустя мастер Бурдин, перелистывая второй том «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945гг», нашел место, где говорилось о подвиге кочетковцев: «…О подвиге своих погибших товарищей успел рассказать умирающий от ран Кочетков». На этот раз никуда писать не стал. Поди доказывай, коль тогда не поверили, то теперь через столько лет, и подавно. Но не поверил равнодушный человек. Нашлись другие люди, с чуткими сердцами, они исправили несправедливость и разыскали его. Земной поклон им.
Свою награду за бой на Сиротинском плацдарме – орден Красного Знамени за номером 527076, Павел Бурдин получил после войны, в 1958 году.

Получая награду, хотел сказать и не мог. Горло перехватил спазм. Тогда же Бурдин побывал в Волгограде. В Музее обороны города он увидел в одном из залов документы о подвиге кочетковцев. Его попросили написать воспоминания о бое за высоту у хутора Дубового, а потом работники музея с большой радостью тут же при нем изменили экспозицию.

Второй из оставшихся в живых – красноармеец Геннадий Унжаков. Геннадий Афанасьевич Унжаков жил и работал на Урале в Афанасьевском леспромхозе, руководил бригадой лесорубов, когда из Нижне-Сергиевского райвоенкомата пришла повестка, в ней предписывалось явиться в военкомат и получить орден Красного Знамени, каким он награжден посмертно.
Отражая одну из танковых атак, он получил контузию. Снаряд разорвался прямо над окопом. Но и после ранения он продолжил бой. Владимир Еременко в рассказе «Награжден посмертно» пишет: «С гранатой в руках Унжаков ползет к танку, но ослепительный разрыв опрокинул его... Выходит, все эти двадцать лет считали его убитым. Двадцать лет — половина его жизни... Он и сам считал себя убитым, когда августовской ночью сорок второго очнулся среди обгоревших танков, мертвых товарищей и врагов с двумя пулевыми и двумя осколочными ранениями. Очнувшись, долго лежал и не мог понять, что жив. Тела он не чувствовал — от общей контузии. Жизнь теплилась только в затуманенном мозгу. Мучила жажда, невыносимая. Видно, она-то и заставила очнуться, а потом ползти…

К этой истории следует добавить несколько слов. Геннадий Афанасьевич уехал с Урала в один из целинных совхозов. Уезжал он уже кандидатом партии, а через год на новом месте совхозная парторганизация приняла его в члены КПСС как своего лучшего механизатора. А Павел Александрович Бурдин в это время по-прежнему жил в своем родном городе Очере работал на том же машиностроительном заводе, откуда летом сорок первого уходил на фронт и где через год состоялся митинг в честь его героического подвига.

Вскоре после того, как на Мамаевом кургане было закончено сооружение памятника-мемориала защитникам Сталинграда, мне довелось побывать в родном городе. В нескончаемом потоке людей молча ходил я по преображенному холму, где ранней весной сорок третьего в братских могилах хоронили солдат Сталинграда. На их месте и сейчас стоит маленький скромный памятник, сооруженный первыми строителями, прибывшими с разных концов страны возрождать легендарный город. Мне особенно дорог этот крохотный памятник из бетона и гипса, выкрашенный под бронзу. Я никогда не забуду, сколько под ним покоится солдат. Этот дорогой мне памятник находится слева от мемориала, если смотреть на него с Волги. Я шел к подножию грандиозной скульптуры. Шел и читал на каменных плитах имена героев, погибших при защите Сталинграда. Их могилы по всей территории семидесятикилометрового города и его пригородов, в степях между Доном и Волгой, на дальних и ближних подступах, а здесь имена на мраморных плитах.
И вдруг читаю: «Кочеткову Василию Дмитриевичу — гвардии младшему лейтенанту. Вечная слава». Даже вздрогнул, точно неожиданно встретил родного человека. Прочел еще и еще раз надпись на мраморе, а потом перевел взгляд на плиты слева и справа. «Соседями» у Василия Кочеткова были: Герой Советского Союза капитан Александр Александрович Кузнецов и прославленная героиня Сталинграда, первая женщина-сталевар и воин истребительного батальона Ольга Кузьминична Ковалева.
Что же, хорошие у Василия «соседи».¹
Этот рассказ был опубликован в 1970 году, и сразу в издательство и автору пошли письма однополчан. Первым на публикацию откликнулся бывший командир 6-й батареи 90-го артполка, майор запаса Борис Александрович Васильев, проживающий в Литовской ССР.

Его воспоминания: «Только через 28 лет, в июне 1970 года, на встрече с ветеранами 40-й гвардейской Краснознаменной дивизии в

________________________________________________________________

¹ Еременко В. Награжден посмертно. Из цикла «Сталинградские истории».

станице Сиротинская узнал, что двое из них живы.
... Буквально со всех концов страны: с Дальнего Востока, Сибири, Урала, Прибалтики, Белоруссии, из Донбасса, всего из 70 городов — самолетами и поездами съехались на эту незабываемую, замечательную встречу гвардейцы. Нас было 320 и 380 известных Совету ветеранов дивизии и оставшихся сейчас в живых. Крепкие объятия, слезы радости и возгласы: «А ты помнишь, друг?!» ...Понять такое по силам только тому, кто сам пережил это. Душой и организатором встречи был начальник политотдела дивизии гвардии полковник Черенков Павел Иванович. Много хлопот и забот взял на себя и директор совхоза, куда мы съехались. Разместились в средней школе на высоком обрывистом берегу одного из рукавов Дона. Жители станицы окружили нас заботой и любовью, 26 июня собрались группами по своим полкам. Представьте на миг мое состояние, когда я через 28 лет вновь поднялся на свой НП. Вся мною прожитая жизнь словно оборвалась... Я был опять там, на войне. Даже время не смогло уничтожить ее следов. Сохранился окоп, ход сообщения, сохранилась горка гильз нашего ручного пулемета, из которого мы обстреливали подступы к НП. Я даже услышал, как стучит наш пулемет. Ожили в памяти и поплыли те дни, частые обстрелы НП артиллерией и минометами противника, гибель товарищей и вся война, которая, оказывается, жила во мне все эти годы.
Час времени на моем НП пролетел мгновением, и теперь мне о нем напоминает горсть земли, взятая из родного окопа, который, может быть, сохранил мне жизнь... Наверное, до конца своих дней не забуду встречу в хуторе Шохине и митинг всех участников нашей встречи на высоте 180,9 у танка-монумента, на котором начертано: «Здесь стояли насмерть воины 40-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии. 1942 г.».
На трибуне находился и один из героев Вашего рассказа — Бурдин Павел».¹

________________________________________________________________ ¹Еременко В. Награжден посмертно. Сталинградские истории.

Вспоминает участник тех схваток старший сержант 119-го стрелкового полка А.И. Чаплыгин: «Самые тяжелые бои у нас были в период с 17 по 20 августа, когда немцы яростно стремились выбить наши войска за Дон. Батальон неоднократно выбивал немцев с высот 180,9 и 146,6, но отсутствие у нас танков не давало возможности удержать эти высоты. Именно тогда совершил свой подвиг командир 1-го стрелкового батальона капитан Александр Кузнецов, удостоенный посмертно Золотой Звезды Героя. В разгар боя на высоте 180,9 он заменил погибшего бронебойщика и сжег три танка врага».¹

Кузнецов Александр Александрович, гвардии капитан. Родился 7 ноября 1915 года в с. Нокшино Вологодской области. Окончил 9 классов в г. Великий Устюг. Работал в колхозе. В Вооруженных силах с 1935 года. В 1937 году окончил Тбилисское венное пехотное училище. Участник боев у озера Хасан в 1938 году. Служил в воздушно-десантных частях.²

В боях великой Отечественной войны с августа 1942 года. Командир 119-го гвардейского стрелкового полка, 40-я гвардейская дивизия, 1-я гвардейская армия, Сталинградский фронт.

Ветеран войны, ефрейтор-пулеметчик батальона Героя Советского Союза Кузнецова А.А. 119-го стрелкового полка 40-й гвардейской стрелковой дивизии Оглоблин Евгений Сергеевич позже вспоминал о службе под командованием А.А. Кузнецова: «Это был на редкость подтянутый, очень грамотный кадровый командир-десантник, любимец всех бойцов… Его синяя десантная форма, аккуратность, подтянутость, четкая, но умеренная военная строгость вызывала у нас… чувство восторга и восхищения… Только после того, как мы побывали в боях, я понял, как много сделано Кузнецовым А.А., как комбатом, чтобы сделать из нас настоящих воинов, способных в любой обстановке хорошо ________________________________________________________________

¹ Из архива школьного музея. Воспоминания Чаплыгина А.И.

² Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. М., 2002г, т.1. с. 91

ориентироваться и поражать врага»¹. И в уже следующем воспоминании Чаплыгина Александра Ивановича читаю: «У него была своеобразная пружинящая походка, и нам казалось, что он никогда не уставал, он улыбался, шутил, заразительно смеялся и по своей натуре был общительным и добрым, за что его так горячо полюбили бойцы и командиры батальона. Он искренне радовался, что у хлопцев отрастают крылья…

В начале апреля 1942 года мы совершали очередной прыжок с высоты шестьсот метров. Прыгали с оружием и сразу же совершили сто семидесятикилометровый переход с тактическими учениями. Батальон капитана Кузнецова показал отличную выучку и выносливость, бодрое настроение командира передавалось и нам. Мы чувствовали всем сердцем, что готовы выполнить любую боевую задачу, которую поставит перед нами Родина».²

После получения боевого распоряжения от командира полка капитан Кузнецов собрал командиров рот вверенного ему батальона. Детально разработали план ночного штурма: выдвижение к исходным районам для атаки, развертывание подразделений и т.д. Для опознавания своих в ночной темноте на левый рукав гимнастерки каждый боец завязывал марлевую повязку.

После совещания командиры рот в своих подразделениях проинструктировали своих бойцов. Дело предстояло серьезное и каждый понял это. Проверяли оружие, подгонку снаряжения, дополнительно получали боеприпасы. Противником десантников были части 16-й моторизованной дивизии вермахта (в составе германских моторизованных дивизий насчитывалось от 30 до 50 танков). В дальнейшем, в конце ________________________________________________________________

¹ Из архива школьного музея. Воспоминания Оглобина Е.С.

² Из архива школьного музея. Воспоминания Чаплыгина А.И.

августа, их сменила 44 пехотная дивизия, укомплектованная уроженцами Австрии (из показаний плененного в Сталинграде генерала Дебуа, командира 44 пехотной дивизии.¹

Состоявшийся в ночь с 20 на 21 августа штурм подробно описан П.П. Толстобровом.²

«Сейчас, спустя много лет, думается, что весь смысл прожитой короткой жизни каждого бойца состоял в предстоящей схватке с врагом, именно здесь и сейчас, через считанные минуты. Поднимаясь в ночной темноте по крутому склону высоты каждый из них понимал – впереди были хорошо оборудованные вражеские позиции, с многочисленными пулеметными точками, минометными и орудийными батареями. Но обстановка требовала выполнение боевой задачи любой ценой, в том числе ценой собственной жизни».³

Из работы Хюппенена Е.Н. я узнала, что бойцы 1-го батальона шли в полном боевом снаряжении. Несмотря на тяжелые для страны военные и экономические потери, десантники имели добротную амуницию и экипировку. Кроме личного стрелкового оружия – а это винтовки Мосина десантного варианта (укороченные), самозарядные винтовки Токарева (СВТ-40), автомат ППШ – каждый имел при себе противотанковую и несколько ручных гранат, подсумки с патронами, лопатку, противогаз, десантный нож (нож армейский, образца 1940 года. Являлся универсальным, был незаменим в рукопашном бою), запасные диски и коробки с патронами; расчеты, увешанные патронными коробками, несли станковые пулеметы (пулемет системы Максим весил 54 кг; в каждой ________________________________________________________________

¹ Сталинградская битва – М., 2002, т. 2. С. 548.

² Толстобров П. П. , Лебедев И.В. Крепче брони. Высота Кузнецова – Волгоград, 1980 г. С. 38-56

³ Из архива школьного музея. Работа Хюппенена Е.Н. г. Фролово


патронной коробке, имевшей вес 10 кг, было уложена лента в 250 патронов, которой хватало на пол минуты непрерывного огня), длинные противотанковые ружья с запасом патронов к ним и трубы с опорными плитами 50 мм минометов с ящиками мин.

Десантники сумели подобраться близко к передовым позициям противника незамеченными. Затем основные силы батальона завязали бой за высоту 180,9, принявший затяжной характер. Здесь ротам пришлось залечь под сильным огнем противника. Но бывает так, что в тщательно разработанных военных операциях, когда присутствуют решимость и подъем духа, появляется момент везения. Так, десантники 3-й роты под командованием младшего лейтенанта Шадгнева (к сожалению, П.П. Толстобров не указал имени героя-лейтенанта, но написал, что на следующий день в бою за высоту, при отражении немецких атак, младший лейтенант был ранен крупнокалиберной пулей. Дальнейшая судьба в повести не указана), наступавшие на левом фланге, незамеченными поднялись в седловину у высоты 146,6 и ворвались в неприятельские траншеи. Началась рукопашная схватка, закончившаяся уничтожением противника. Как отмечает П.П. Толстобров, десантники действовали в основном ножами, прикладами и штыками. Следы этого боя обнаружены летом 2010 года поисковым отрядом на юго-восточном скате высоты 146,6, которую внезапной атакой захватили бойцы Шадгнева. В конечном счете рота помогла основным силам батальона, ударив с тыла на оборонявших главную высоту 180,9 немцев. Господствующая над местностью высота была взята.

Противник не собирался уступать в тактическом плане высоты и в течении наступившего дня предпринял семнадцать (!!!) атак, в том числе с применением танков, о чем пишет П.П. Толстобров. Начались кровопролитные схватки. В них 1-й батальон понес большие потери. Особенностью тех боев был тот факт, что гвардейцы нередко подпускали вражеские цепи на близкую дистанцию и уничтожали их в рукопашных схватках. Одна из причин этого вынужденная – расход боеприпасов в условиях ожесточенных боев был повышенный. Но были и случаи, когда службы обеспечения не справлялись с доставкой боеприпасов (об этом писал Москаленко К.С в книге «На юго-западном направлении»). ¹

В ходе вражеских атак, под прикрытием минометного огня, когда окопы гвардейцев буквально засыпались минами, немецкие танки ворвались на позиции батальона. Десантники, не имевшие тяжелого оружия, используя для борьбы с танками гранаты и противотанковые ружья, и не думали отступать. Огнем стрелкового оружия они раз за разом заставляли залечь следовавшую за танками пехоту. Расчетами противотанковых ружей было подбито несколько танков. Экипажи подбитых танков пытались покинуть поврежденные машины, но были уничтожены».²

В решительный момент боя, командир батальона капитан Кузнецов А.А. , находясь на позиции на высоте 170,0 (о высоте 170,0 как месте подвига Кузнецова А.А. рассказывали непосредственно участники боя-фронтовики (сообщение Захарова Петра Евгеньевича)), гранатой вывел вражеский танк из строя, а затем заменил погибший расчет и вел огонь из противотанкового ружья, подбив еще два танка. Пулеметной очередью из вражеского танка он был смертельно ранен. Его успели вынести из поля боя, но от полученных ран комбат скончался. Так, (21) 23 августа 1942 года был смертельно ранен командир батальона А.А. Кузнецов. Тело покойного было похоронено на высокой горе над Тихим Доном. Перезахоронен в братской могиле в станице Сиротинской (в сборнике Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. М., 2002, т.1, с.91 ошибочно указано место захоронения в г. Калач-на-Дону). Указом Президиума ________________________________________________________________

¹ Москаленко К.С. На юго-западном направлении. Книга 1 . – М., Наука. 1975г. С. 297.

² Из архива школьного музея. Работа Хюппенена Е.Н. г. Фролово

Верховного Совета СССР от 2 декабря 1942 года ему присвоено имя Героя Советского Союза (посмертно), награжден орденом Ленина, навечно зачислен в списки воинской части. Такие высокие награды в тот тяжелый период войны давали далеко не часто.

На родину Кузнецова бойцы батальона писали: «Вокруг его могилы лежало около 600 трупов фашистов, а на склонах горы стояли подбитые танки это был памятник Саше. Слава отважного комбата не меркнет. В честь его названа эта гора – высотой Александра Кузнецова».

В знак признания ратного подвига 40-й гвардейской краснознаменной стрелковой дивизии Василия Дмитриевичу Кочеткову и Александру Александровичу Кузнецову на Мамаевом Кургане положены мемориальные плиты.

Геройски погибли многие десантники, показав пример стойкости и отваги, но не отступившие с позиций. Взять высоту врагу не удалось.

После боя на перепаханных взрывами склонах высоты остались 11 (16 по другим источникам) подбитых немецких танков, лежали мертвые тела, брошенное оружие и снаряжение. Донская земля за свою историю переживала очередную, на этот раз невиданную по масштабам, схватку с иноплеменниками. Ожесточенностью атак упорно наседавшего врага может объясняться и тот факт, что в районе высот 146,6 и 170,0 наши павшие воины оказались непогребенными. Их останки – всего более 110 человек – обнаружены за последние несколько лет усилиями поискового отряда и захоронены в братской могиле в станице Сиротинской.

Безвозвратные потери  за период с 15 августа по 8 сентября (убитые)

111 гв. сп – 498 чел., 116 гв. сп – 705 чел., 119 гв. сп. – 355 чел.

Потери офицерского состава – 120 чел. (по данным сайта www.bogorodsk-noginsk.ru)

Понесенные потери оказались не напрасны. Плацдарм Сиротинская – Новогригорьевская был удержан и использован в контрнаступлении Красной Армии, начавшей 19 ноября 1942 года по окружению армии фельдмаршала Паулюса. Очередной поход на Восток для врага окончился крахом.

В последующие дни дивизия вела оборонительные бои, продолжавшиеся 110 дней. Из Книги Памяти 40-й гв. дивизии: «Остановив врага, дивизия взяла инициативу в свои руки, гвардейцы не давали ему спокойно отсиживаться в своих укреплениях. Полки дивизии вели бои за улучшение занимаемых позиций. Неоднократно предпринимались попытки овладеть станицей Сиротинская и выс. 180,9, 146,6 и др…

В период оборонительных боев широкое движение в дивизии приняла снайперская война. Как и всякое массовое движение, оно началось в дивизии само собой. Кто его начал, когда, чей выстрел считать первым в снайперском движении, неизвестно. 28 августа военком 111 гв. сп бат. комиссар Ковтун сообщил в подив: «Среди красноармейцев и командиров отмечен рост запросов на снайперские винтовки. Наши снайперы смело выдвигались за линию обороны, выслеживали и уничтожали фашистских офицеров, наблюдателей, выводят из строя пулеметные расчеты.

Например: командир пулем. взвода мл. л-т Майоров 23.08. из снайперской винтовки уничтожил двух наблюдателей и двух связных противника. Командир 1-й пулем. роты л-т Петренко – двух офицеров-корректировщиков, командир 2-й пулем. роты л-т Попов – два расчета станковых пулеметов. Только снайперами 2-го батальона (командир Суховеев) на период боев уничтожено 150 фашистов»

На 5.09.42 в 111 гв. сп 26 снайперов уничтожили 350 фашистов: Бушуев – 11, Петренко – 15, Воробьев – 10, Баранов – 15, мл. л-т Половиков – 12, Колтунов – 11; в 119 гв. сп: Яковлев – 17, Жадяев – 5. Знатный снайпер дивизии капитан Кацай из снайперской винтовки убил 137 гитлеровцев. А снайпер Михаил Грызлов, обученный снайперской стрельбе Ворошиловским стрелком – разведчиком полка А.С. Рожковым, уничтожил 107 фашистов. Вскоре в частях дивизии насчитывалось более 400 снайперов. Среди них были и девушки (Катя Корчина в 119 гв. сп) и повар Михаил Соколов. В полках были организованы взводы и школы снайперов, возглавляли их в 119 гв. сп Куклин, в 116 гв сп – Александр Кацай, в пулем. Батальоне – ст. л-т Жуковский» . ¹

В боях отличились бронебойщик старшина Иван Буланов, медсестра Анна Найденова и сотни других воинов. Героически погибли полковник Ушаков, майор Владимиров, комиссар Пономарев и многие другие солдаты, сержанты, офицеры, политработники. Весь личный состав показал железное мужество. История дивизии полна ярких боевых эпизодов.

Из местной газеты в статье «Из дневника комиссара», автор которой полковник в отставке Евгений Ажгибесов писал: «Старший сержант Булинов И. уничтожил из противотанкового оружия 6 танков, красноармеец Репнин И. подбил 4 танка. Сержант Горшков П.Д. уничтожил из ПТР 3 танка и повозку с боеприпасами. Сержант Усманов противотанковыми гранатами уничтожил 2 танка. Младший лейтенант Азарани уничтожил 15 гитлеровцев и подбил 2 танка. Санитар Ханбеков Х.Х. вынес с поля боя 39 раненых вместе с их оружием. Младший политрук Вырышев Иван Николаевич, выполняя приказ командования по восстановлению линию связи, был встречен взводом немецких автоматчиков. В ответ Вырышев огнем из ППШ 13 фашистов убил, остальные убежали… Гвардейцы сражались как львы. Такую оценку дала армейская печать».

В боях дивизия уничтожила свыше 9000 фашистских солдат и офицеров, 76 танков, 12 орудий, 48 пулеметов, 34 автомашины и другой техники. «Лезли немцы в Сталинград – получили стали град!»

31 августа 1942 года 40 гвардейская дивизия вышла из состава 1-й гвардейской армии и было подчинена 21-й армии.

________________________________________________________________

¹ Дьячкин Н.Т. Книга Памяти 40-й гвардейской Енакиевско-Дунайской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии - М, 1993. С. 5.

20 сентября 1942 года Военный Совет Сталинградского фронта поздравил личный состав 40 гв. сд и выразил благодарность за несокрушимую стойкость в обороне. Это была первая благодарность гвардейцам 40-й.

21- 22 (24) ноября в ночь дивизия перешла в решительное наступление. Были освобождены населенные пункты Шохин, Хохлачев, Сиротинская, Венцы, Верхняя Бузиновка, Камышинка. 110-дневные бои в обороне против четырехкратных сил противника закончились.

«Немцы бегут, бросая позиции. Идем по следам. Радостное ощущение, когда пройдешь проволочное заграждение и вступаешь на освобожденную территорию. Вот передо мной идет связист Тихонов, за плечами тяжелая рация, оружие, рюкзак, противогаз. Шли на сближение – пошатывался, жаловался на усталость, а теперь как на крыльях летит вперед.

Везде вдоль дороги брошена техника: автомашины, пушки. Вот и первые пленные – вид жалкий: в платках, грязные, плачут. Двое лежат прямо на дороге, завернутые в какой-то хлам… Вот и Камышинка – все горит. Убегая, немцы поджигают дома, землянки, машины, склады…

Так с боями началось наше освобождение Сталинградской, Ростовской областей, Донбасса, Украины, Молдавии…"¹ («Из дневника комиссара).

Дальнейший путь 40-й гвардейской дивизии: 30 ноября 1942г – освобождение г. Фролов, 08 декабря -31 декабря 1942г. - ст. Обливская, 12 февраля 1943г– г. Шахты. А затем, прорвав оборону фашистов на реке Миус, наши войска, ломая яростное сопротивление врага, шли на Запад. 3 сентября 1943г. освобожден крупный промышленный центр Донбасса, город Енакиево, имя которого присваивается 40-й стрелковой.

________________________________________________________________

¹Из архива школьного музея. «Из дневника комиссара» Е. Ажгибесов; «Поклонись светлой памяти героев» Д.Т. Гоев. («Колос»)

Форсировав реки Ингул и Южный Буг, части в составе 3-го и 4-го Украинских фронтов вышли на берег реки Днестр. 14 апреля 1944г. река Днестр была форсирована и воины захватили плацдарм на западном берегу.

25-го августа 1944г. 40-я ГСД, переправившись через реку Прут, перешла государственную границу СССР и 2 октября за взятие реки Дунай и участие в освобождении городов Сенсарг, Пакт и Копошвар, приказом Верховного главнокомандующего дивизии присваивается наименование Дунайской.

За успешные бои в Вене, за ее освобождение, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 мая 1945г. дивизия награждена орденом Суворова II-й степени.

За годы сражений 40-я гвардейская стрелковая Енакиево-Дунайская ордена Суворова I-й степени дивизия прошла 4500 км и имела 13 благодарностей высшего командования.

Дивизией командовали: генерал-майор А. И. Пастревич (1942 – 43), генерал-майор И. И. Швыгин (1943), полковник Д. В. Казак (1943), полковник К. А. Сергеев (1943), генерал-майор Г. Ф. Панченко (1943 – 44), полковник Л. Ш. Брансбург (1944 – 45).

Генерал-майор Александр Иванович Пастревич – шахтер по происхождению, старший унтер-офицер в годы первой мировой войны, награжденный в 1916 году Георгиевским крестом за храбрость. Александр Иванович с первых дней зарождения Красной Армии в ее рядах. Командуя батальоном? он принимал участие в подавлении контрреволюционного мятежа Чехословацкого корпуса, сражался на Восточном фронте, а по окончании Гражданской войны командовал различными подразделениями и частями Красной Армии. В 1938 году стрелковый полк, которым он командовал, занял 1-е место по боевой и политической подготовке в РККА. Командуя 150-й стрелковой дивизией, в боях с белофиннами, за высокое боевое мастерство, мужество и отвагу был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Встретив начало Великой Отечественной войны в должности командира 95-ой стрелковой дивизии, генерал Пастревич 22 дня держал оборону на румынской границе по реке Прут со своей дивизией, а после получения приказа на отход, вывел дивизию из кольца. После окончания войны генерал-майор Пастревич проживал в Москве и возглавлял Комитет ветеранов дивизии. 13 сентября 1973 года Александр Иванович Пастревич скончался. В нашем школьном музее сохранились письма А.И. Пастревича к красным следопытам нашей школы.

1


Автор
Дата добавления 17.11.2016
Раздел История
Подраздел Научные работы
Просмотров10
Номер материала ДБ-363153
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх