Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Школьному психологу / Статьи / Доклад на ГМО педагогов-психологов "Психоэмоциональное состояние подростков в ситуации буллинга"

Доклад на ГМО педагогов-психологов "Психоэмоциональное состояние подростков в ситуации буллинга"


  • Школьному психологу

Поделитесь материалом с коллегами:

МАОУ ДПО «Центр аналитики и методологии», г.Березники

ГМО педагогов-психологов общеобразовательных и коррекционных школ








Доклад

по теме:



«ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ УЧАЩИХСЯ В СИТУАЦИИ БУЛЛИНГА»









Гилева Ольга Анатольевна,

педагог-психолог

МАОУ СОШ №2











2014 год

В любом школьном коллективе есть один или несколько детей, подвергающихся насмешкам и издевательствам со стороны сверстников. Пребывание в ситуации школьного насилия (буллинга) может приводить к снижению учебной мотивации, отказам от посещения школы, делинквентному поведению, появлению симптоматики тревожных и депрессивных расстройств, повышению суицидального риска не только у жертв травли, но и у наблюдавших такие ситуации одноклассников.

01.06.2012 года вышел Указ Президента Российской Федерации «О национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы», направленный на формирование среды, комфортной и доброжелательной для жизни детей. Одним из направлений Указа является нацеленность образовательных учреждений на максимальную реализацию потенциала каждого ребёнка и создание условий для формирования его достойной жизненной перспективы. Возросшую агрессивность подростков и травлю ими сверстников президент объясняет низким уровнем этического, гражданско-патриотического, культурно-эстетического развития и предлагает проведение комплексной профилактики негативных явлений в детской среде. Главной задачей для современного общества В.В. Путин считает искоренение всех форм насилия в отношении детей.

В рамках образовательного учреждения согласно требованиям Федерального закона «Об образовании в РФ» от 26.12.2012 года № 273-ФЗ участники образовательного процесса должны выстраивать конструктивные взаимоотношения. Конкретно в статье 34 пункт 1.9. указано: «Обучающимся предоставляются академические права на уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья».

В последнее время возрастают факторы риска, способствующие росту буллинга в школах (травля, угрозы, драки и т.д.). Как правило, эта проблема касается подростков. При этом механизма профилактики жестокого обращения в детско-подростковой среде не существует. В России проходит общероссийская кампания по противодействию насилию в семье, но в области профилактики насилия в образовательных учреждениях такой работы системно не проводится.

Подростковый возраст является одним из ключевых этапов в процессе становления эмоционально-волевой регуляции ребенка. Критические, кризисные ситуации школьной травли усугубляют течение возрастного кризиса, чем тормозят психическое развитие детей. Возникает необходимость в раннем выявлении эмоциональных проблем школьников, обуславливающих социальные отклонения в поведении подростков.

Понятийный аппарат:

Насилие, по определению ВОЗ, — преднамеренное применение физической силы или власти, действительное или в виде угрозы, направленное против себя, против иного лица, группы лиц или общины, результатом которого являются (либо имеется высокая степень вероятности этого) телесные повреждения, смерть, психологическая травма, отклонения в развитии или различного рода ущерб.

Буллинг - это физические или социальные негативные действия, производящиеся систематически на протяжении длительного времени одним или несколькими лицами и направленные против того, кто не имеет возможности защитить себя в данной ситуации.

Психоэмоциональное состояние – особая форма психических состояний человека с преобладанием эмоционального реагирования по типу доминанты. Эмоциональные проявления в реагировании на действительность необходимы человеку, так как они регулируют его самочувствие и функциональное состояние. Дефицит эмоций снижает активность центральной нервной системы и может явиться причиной снижения работоспособности. Чрезмерное влияние эмоциональных факторов может вызвать состояние нервно-психического напряжения и срыв высшей нервной деятельности.

Самочувствие– это комплекс субъективных ощущений, отражающих степень физиологической и психологической комфортности состояния человека, направление мыслей, чувств.

Активность – одна из сфер проявления темперамента которая определяется интенсивностью и объемом взаимодействия человека с физической и социальной средой. По этому параметру человек может быть инертным, пассивным, спокойным, инициативным, активным или стремительным.

Настроение – сравнительно продолжительные, устойчивые состояния человека которое может быть представлено как 1) эмоциональный фон (приподнятое, подавленное), то есть являться эмоциональной реакцией не на непосредственные последствия конкретных событий, а на их значение для субъекта в контексте общих жизненных планов, интересов и ожиданий; 2) четкое идентифицируемое состояние (скука, печаль, тоска, страх, увлеченность, радость, восторг и пр.).

Психологический климат – это эмоциональная окраска психологических связей членов коллектива, возникающая на основе их близости, симпатии, совпадения характеров, интересов, склонностей. Это устойчивое состояние класса как группы, относительно стабильный и типичный для него эмоциональный настрой, который отражает реальную ситуацию внутригруппового взаимодействия и межличностных отношений.










Особенности психоэмоционального состояния

учащихся 7-8 классов

Возраст 13-14 лет считается подростковым кризисом. Это кризис социального развития, напоминающий кризис трёх лет «Я сам», только теперь в социальном смысле. А.А. Осипова характеризует симптомы кризиса: снижение продуктивности учебной деятельности и негативизм. Ребёнок как бы отталкивается от среды, он враждебен, склонен к ссорам, нарушениям дисциплины, испытывает внутреннее беспокойство, недовольство, стремление к одиночеству. Проблемами являются неумение вступать в контакты, отвержение, повышенное нереализуемое притязание на лидерство, комплекс собственной неполноценности, конфликты не только с самим собой, но и практически всегда с непосредственным окружением. В этот период отмечается повышенная утомляемость подростка; резко возрастают недовольство своим телом, раздражительность, вызванные гормональными перестройками, глубоко меняется отношение к миру, возникает потребность в независимости, появляется грубость, цинизм, нонконформизм.

В эмоциональном плане для детей в подростковом возрасте характерна легкая возбудимость, резкая смена настроений и переживаний. Подросток лучше, чем младший школьник, может управлять выражением своих чувств. В определенных ситуациях школьной жизни (плохая отметка, выговор за плохое поведение) он может скрывать под маской безразличия тревогу, волнение, огорчение. Но при определенных обстоятельствах (конфликт с родителями, учителями, товарищами) подросток может проявить большую импульсивность в поведении. От тяжело переживаемой обиды он способен на такие поступки, как бегство из дома, даже попытка самоубийства.






Особенности межличностного общения подростков

в возрасте 13-14 лет

В концепции Д. Б. Эльконина подростковый возраст, как всякий новый период, связан с новообразованиями, которые возникают из ведущей деятельности предшествующего периода. Учебная деятельность производит «поворот» от направленности на мир к направленности на самого себя. Само изменение возникает, начинает осознаваться сначала психологически в результате развития учебной деятельности и лишь подкрепляется физическими изменениями. Это делает поворот к себе еще более интимным. Стремление быть взрослым вызывает сопротивление со стороны действительности. Оказывается, что никакого места в системе отношений со взрослыми ребенок еще занять не может, и он находит свое место в детском сообществе. В этот период учебная деятельность для подростка отступает на задний план. Центр жизни переносится из учебной деятельности, хотя она и остается преобладающей, в деятельность общения. Главное происходит на переменах. Туда выплескивается все самое сокровенное, сверхсрочное, неотложное. Интересно складывается система отношений с учителем: то место, которое ребенок занимает внутри коллектива, становится даже важнее оценки учителя. В общении осуществляется отношение к человеку именно как к человеку. Как раз здесь происходит усвоение моральных норм, осваивается система моральных ценностей. Здесь идет мыслимое и воображаемое проигрывание всех самых сложных сторон будущей жизни.

В.С. Мухина считает, что для подростков характерно повышенное внимание к тому положению, которое они занимают среди сверстников, у них активно проявляется потребность в уважении и самоуважении, реализуя которую они стремятся самоутвердиться в классе. Однако при всей ориентации на утверждение себя среди сверстников, поведение подростков отличается крайним конформизмом: «один зависит от всех, подчас готов выполнить все, на что его подталкивает группа». Автор объясняет данный факт тем, что для подростка группа сверстников обычно обладает достаточно высокой референтностью, и он вольно или невольно стремится ориентироваться в собственном поведении на принятые группой правила. 

А.А. Реан описал факторы, провоцирующие трудности подростков в общении и межличностном взаимодействии, как со взрослыми, так и со сверстниками:

1) неразвитость коммуникативных умений. Как в деловых, так и в личных отношениях подростки используют неадекватные способы убеждения (давление, протест, противостояние и пр.), не умеют слушать и ориентироваться в ситуациях, использовать различные вербальные и невербальные способы общения;

2) эмоциональная неуравновешенность подростков, их склонность к крайним, зачастую негативным, оценкам событий, явлений и окружающих людей, невозможность адекватно оценить себя самого: при заниженной самооценке у подростков часто проявляется неуверенность в себе, робость, депрессия, некоммуникабельность; при завышенной - зазнайство, лицемерие, зависть, конфликтность, агрессия;

3) поведенческий конформизм и слабая управляемость подростков со стороны взрослых. Подростки настолько зависимы от мнения референтного большинства, что не могут планировать и реализовывать собственные модели поведения, отстаивать право на самостоятельный выбор, высказывать независимые суждения.

Таким образом, особенностями межличностного общения подростков в возрасте 13-14 лет являются: ведущая деятельность - интимно-личностное общение со сверстниками; появление потребности в признании, которую удовлетворяют за счёт самоутверждения в группе; неразвитые коммуникативные умения; зависимость от референтной группы (конформность); эмоциональная неуравновешенность. Мальчики более активны, энергичны и самоуверенны, чем девочки.



Влияние психологического климата школьного коллектива на психоэмоциональное состояние учащихся

В.М. Шепель раскрывает понятие социально-психологического климата, как эмоциональная окраска психологических связей членов коллектива, возникающих на основе их близости, симпатии, совпадения характеров, интересов и склонностей. Им также была выделена структурная составляющая СПК в виде трех климатических зон:

1) социальный климат, который определяется тем, насколько на данном предприятии высока осознанность работниками общих целей и задач, насколько здесь гарантировано соблюдение всех конституционных прав работников как граждан;

2) моральный климат, который определяется моральными ценностями общепринятыми в данном коллективе;

3) и психологический климат, то есть неофициальная атмосфера, которая складывается между работниками, находящимися в непосредственном контакте друг с другом.

По мнению К.К. Платонова, социально-психологический климат - это такое свойство группы, которое определяется межличностными отношениями, создающими стойкие групповые настроения и мысли от которых зависит степень активности в достижении целей, стоящих перед группой.

Согласно В.В. Бойко, структура социально-психологического климата определяется системой сложившихся в коллективе отношений между его членами и может быть охарактеризована элементами, представляющими собой синтез общественных и межличностных отношений. Данный тип отношений представляется автору, как в организационно-техническом воздействии, статусно - ролевой взаимосвязи, административно-психологическое взаимовлиянием и эмоционально-логическое взаимопознанием друг друга. Возникновение таких отношений возможно лишь на основе предметно-практической деятельности коллектива, где задаются материально - технические, организационно - управленческие и другими условиями его жизнедеятельности. Единство содержания общественных и межличностных отношений предстает в виде взаимоотношений людей (сотрудничества, соревнования, сплоченности, совместимости, дружбы, согласия), а также в виде качеств личности, от которых зависят психологические особенности общения людей в коллективе.

Л.Я. Гозман считает, что развитие межличностных отношений принципиально важно для психологического климата группы, так как неблагополучное развитие взаимоотношений приводит к постепенному обособлению отдельных членов коллектива, сокращения числа контактов в нем, к преобладанию опосредованных способов связи, к свертыванию коммуникативных связей до формально-необходимых и к нарушению обратной связи между участниками деятельности.

Г.М. Андреева утверждает, что в каждом классном коллективе есть свои лидеры и «отверженные». Лидеры есть в любом коллективе, и заслуживают особого внимания, так как именно они активно влияют на морально-психологический климат в коллективе. Отверженные – это дети, которые подвергаются частым нападкам со стороны коллектива.

Л. Росс и Р. Нисбетт рассматривают самочувствие личности в группе в качестве показателя уровня ее адаптированности, меры включенности в совместную деятельность, степени причастности к жизни данной группы. На самочувствии личности в коллективе, отражаются отношения личности к определенной группе в целом, степень удовлетворенности своей позицией и межличностными отношениями в группе.

А.Н. Лутошкин характеризует понятие «Психологический климат» такими терминами, как сплоченность, социальные нормы, групповая активность. Автор считает, что в психологический климат класса каждый ребенок вносит свой персональный вклад - преобладающее настроение, отношение к сверстникам, удовлетворенность отношениями в коллективе. В то же время ребенок в этом климате находится, ощущает на себе его влияние. Психологический климат, по мнению А.Н. Лутошкина - «увеличивающее стекло», которое, собирая в себе эмоциональную энергию каждого, возвращает обратно новую силу, изменяющую поведение и отдельного человека, и всей группы. Большое значение в формировании психологического климата автор отводит системе взаимоотношений. В каждом детском коллективе могут быть свои дружеские группировки и приятельские объединения. Здесь возникает своя внутренняя иерархия отношений: в «галактике» личных связей выделяются «звезды» - наиболее популярные ребята, привлекающие к себе симпатии большинства; встречаются и такие, которые находятся в психологической изоляции. Существование так называемых эмоциональных группировок (объединений по симпатиям) в детском коллективе - явление естественное. Следует просто видеть различные уровни этих отношений и то, как эти группы взаимодействуют между собой. Если взаимодействие основано на стремлении к сотрудничеству, взаимопомощи, то в классе царит бодрая, деловая атмосфера. Если же группы конфликтуют друг с другом, если между ними идет скрытая или явная борьба за разделение «зон влияния» в коллективе, то такой психологический климат проявляется в затяжной «слякотной погоде».

А.Н. Лутошкин утверждает, что в тех коллективах, где преобладают доброжелательность во взаимоотношениях, симпатии и взаимопомощь, легче строятся и деловые отношения, успешнее идет процесс формирования личности. И в свою очередь, четкое взаимодействие школьников, понимание ими своих прав и обязанностей создают необходимую почву для положительного развития взаимоотношений, для создания мажорного настроя в коллективе. Взаимоотношения в коллективе не остаются постоянными, изменяясь в процессе совместной деятельности и общения. Претерпевают изменения и те роли, которые играют в жизни детского коллектива отдельные его члены. Как считает автор, психологическому климату придает устойчивость характер отношения ребят к общему делу, к целям коллектива. Содержательная сторона и формы организации совместной деятельности должны приносить эмоциональное удовлетворение каждому члену детского объединения.

Класс – коллектив со своими особенностями и законами. Ребенку важно занять среди одноклассников свое место. Это во многом зависит от его умения общаться: привлекать к себе интерес, понятно для других излагать свои мысли и действия, понимать и пояснять поступки других. В.Б. Шапарь называет аспекты, способствующие развитию агрессивности школьника: учебная нагрузка; учителя; одноклассники; семья. Темпераментные, активные, излишне возбудимые дети сложно переносят период адаптации к школе: им трудно сидеть на месте, заниматься одной деятельностью. В следствии чего возрастает вероятность нервной перегрузки. И организм ребенка включает свой предохранительный механизм: агрессивное поведение. Если школьник самоутверждается в классе путем агрессивного поведения, то это сказывается на формировании его моральных ценностей, личностных предпочтений; сложился определенный статус и формы его подтверждения. В семье если ребенку не достает любви, заботы внимания, то есть нет эмоционального отклика, то он будет пробовать разные способы, чтобы компенсировать это. Автор выделяет три уровня развития и закрепления детской агрессивности:

- нет образца для воспитания сочувствия и переживания, любви (личность ребенка формируется без опоры на эти чувства);

- агрессивное поведение демонстрируется родителями (копируется ребенком);

- агрессивное поведение закрепляется на поведенческом уровне (родительское внимание).

Кроме того, ребенок станет агрессивным, если его за плохое поведение в школе и плохую успеваемость родители наказывают. Это ожесточает ребенка, и он «отыгрывается» на других детях. Причинами агрессивного поведения В.Б. Шапарь называет с одной стороны стремление подростка стать самостоятельным, с другой неуверенность родителей в своей способности справиться с новой ролью.

Из всего сказанного становится очевидным, что при огромной тяге к общению и взаимодействию со сверстниками, к совместной деятельности и групповой жизни, у подростков недостаточно развиты умения межличностного взаимодействия. Отсутствие развитых перцептивно-рефлексивных умений не позволяет подросткам составить адекватное представление о партнерах по взаимодействию и о себе самих, что мешает установлению позитивных межличностных отношений в коллективе. Неразвитость коммуникативных умений не дает возможность строить диалог и вести удовлетворяющее партнеров личное и деловое общение, реализовывать полноценный обмен информацией. Слабое развитие интерактивных умений осложняет процессы совместной деятельности, затрудняет регуляцию как индивидуального, так и коллективного поведения, негативно влияет на психологический микроклимат в подростковой группе. 


Школьный буллинг и его характеристики

Буллинг (bullying, от анг. bully - хулиган, драчун, задира, грубиян, насильник) определяется как притеснение, дискриминация, травля. Д. Олвеус первым заговорил о проблеме школьного насилия и дал определение буллингу - это физические или социальные негативные действия, производящиеся систематически на протяжении длительного времени одним или несколькими лицами и направленные против того, кто не имеет возможности защитить себя в данной ситуации. Отличительными особенностями буллинга также выступают: а) регулярная повторяемость на протяжении времени и б) то, что субъекты взаимодействия («обидчик» и «жертва»), как правило, являются представителями одной и той же социальной группы. Автор выделяет следующие типы буллинга: прямой (и физический, и вербальный); косвенный (социальная депривация, сплетни, заговоры и т. п.). Буллинг сегодня широко распространен в школах. По утверждению норвежских исследователей, в той или иной мере буллингу подвергается от 5 до 20 процентов детей. Школьное насилие проявляет себя в нескольких формах. Во-первых, это физические проявления травли: удары, пинки, тычки и пр. Второй, и самый распространенный вариант, когда мальчики и девочки используют вербальное воздействие: издевки, высмеивание, сплетни и пр. Став всеобщим посмешищем, жертва оказывается в ситуации, когда она не может себя защитить. Третий вариант травли – изоляция, которая чаще используется девочками. Жертва против ее воли выталкивается из группы, в которую входила и обрекается на одиночество. Причем прямой физический буллинг наиболее характерен для мальчиков, а косвенный - для девочек. Мальчики значительно чаще принимают участие в буллинге, нежели девочки.

Национальная ассоциация школьных работников США дала следующее определение буллингу: это динамические и повторяющиеся модели вербального и/или невербального поведения, производимые одним или несколькими учениками в отношении другого ученика, причем стремление нанести вред намеренно, а также есть реальная или кажущаяся разница в силе.

Д. Лейн определяет буллинг как длительный процесс сознательного жестокого отношения, физического и (или) психического, со стороны одного или группы детей к другому ребенку (другим детям). Автор предлагает концепциюкомплексного,одновременноговоздействия четырёх основных факторов для возникновения буллинга:

1) текущее поведение позволяет во многом спрогнозировать отношения между жертвой и насильником в будущем;

2) излюбленный стиль поведения, связанный с особенностями личности. В частности, такое качество как расчётливость детей - экстравертов во многом связано с повышенной активностью в буллинге;

3) множественный стресс, обременённость различными социальными,
семейными, образовательными и медицинскими проблемами;

4) потворствующая или беспомощная позиция школы. Д. Лейн выявил, что если в среде педагогов и учащихся культивируется дух насилия как неотъемлемый признак мужского начала, то неудивительно, что буллинг в этой школе будет практически узаконен. Только проработав эти вопросы, можно говорить о политике равных возможностей, вне зависимости от этнической принадлежности, пола, социально-экономического статуса, физических недостатков или особенностей образа жизни.

По мнению Э. Руланна, буллинг относится скорее к групповым, чем к индивидуальным видам деятельности, и его следует считать частью социальной жизни группы. Для мальчиков травля чаще всего является частью социального взаимодействия, связанного с борьбой за власть, в то время как для девочек источником агрессивных действий чаще всего являются отношения привязанности. В подобной социальной структуре очевидны различия между непосредственными участниками и невольными свидетелями. Как преследователи, так и их жертвы обычно имеют меньше близких друзей, чем другие дети. Хотя физические характеристики, в частности внешность и физическая сила, безусловно, важны, но их важность часто переоценивают. Любая особенность жертвы может послужить поводом для издевательств. При этом жертвы часто отличаются низкой самооценкой и склонны полагать, что заслужили свои страдания. Если Э. Руланн считает ключевым процесс социализации, то Д. Олвеус уделяет основное внимание личностным факторам и роли раннего научения, в частности толерантности к агрессивному поведению. Об этом говорит и теория социального научения А. Бандуры: буллингу можно научиться. Можно научиться стать обидчиком, можно научиться стать жертвой.

И.С. Бердышев полагает, что буллинг – это система детского насилия, реализуемого в пространстве организованного детского сообщества. В этой системе он определяет роли обидчиков (притеснителей), обижаемых (притесняемых), сторонних наблюдателей – взрослых и детей. В связи с чем, начиная со скандинавских специалистов по буллингу, ведётся речь о насильниках и жертвах. Таким образом, каждая ситуация буллинга, может раскрываться одновременно в двух парадигмах: насильственности и жертвенности. Автор выделяет следующие факторы, по которым ребенка можно отнести к группе риска по буллингу: множественный стресс; провоцирующие особенности жертвы; стигматизация.

Формы школьного буллинга, по мнению О.А. Мальцевой, могут быть различными: систематические насмешки, в основе которых может лежать что угодно – от национальности до внешних данных ребенка, вымогательство, физические и психические унижения, различного вида издевательства, байкот и игнорирование, порча личных вещей. Обобщая данные зарубежных исследователей автор предлагает систематизировать все проявления буллинга в две группы: 1 группа – проявления, связанные преимущественно с активными формами унижения; 2 группа – проявления, связанные с сознательной изоляцией, обструкцией пострадавших.

В.Б. Шапарь указывает, что во все времена в школах дрались и всегда были лидеры и изгои. Но классный коллектив сглаживал эти различия. В настоящее время всё происходит гораздо жестче. Автор описывает механизм буллинга: выбирается жертва, против которой в классе начинается эмоциональное насилие (насмешки, обидные замечания, прозвища, высмеивания, унижения в присутствии других). Такого ребенка исключают из жизни класса: перестают с ним играть, не приглашают на праздники, отказываются сидеть с ним за одной партой. Если ребенок активно реагирует на такое к себе отношение, то давление усиливается и может перерасти в физическое насилие. Объектом может стать любой школьник, но, как показывает практика, насилию в школе чаще всего подвергается тот, кто слабее других, или чем-то заметно отличается от остальных. Школьное насилие накладывает на психику детей огромный след. У подростка падает самооценка, он чувствует себя затравленным. Отсюда – избегание контактов с другими людьми, закомплексованность и отсутствие дружеских отношений. Жертва насилия начинает плохо учиться, возникают нарушения сна и аппетита, депрессия, невротические расстройства. Разрастаясь, такая ситуация приводит к тому, что у ребенка развивается комплекс неудачника, сопровождающий его всю жизнь.

Результаты исследования О.Л. Глазман показали, что буллинг наиболее правильно рассматривать как социальное явление, в которое включены не только жертвы и агрессоры, но и все остальные. Буллинг воздействует не только на непосредственных жертв. Дети, которые травят других, получают удовольствие от власти и высокого статуса по сравнению с жертвами. Поэтому у агрессоров возникают проблемы с развитием эмпатии по отношению к другим людям, что грозит привести к криминальному и девиантному поведению. Автор описывает роли участников буллинга: инициатор (преследователь), помощник инициатора (стремится помогать и подражать преследователю), защитник жертвы (как правило, защитники обладают наибольшим авторитетом среди одноклассников), жертва и наблюдатель (нейтральный участник).

Э.Руланн описал сценарий провокаций жертв: совершить некое действие в отношении другого с целью вызвать его реакцию, которую затем можно использовать в своих интересах. Началом, как правило, служит обвинение в чем-либо, совершенном ранее или совершаемом в настоящий момент. Другой способ — негативные высказывания, указывающие на недостатки жертвы, — к примеру, в суждениях, внешности или одежде. В обоих случаях провокатор ищет что-то негативное и цепляется за это. Еще один прием — вызвать у человека недовольство — скажем, оказывая на него физическое воздействие или препятствуя его деятельности, а затем использовать его реакцию. Суть в том, чтобы найти повод для обвинения. В любом случае человек ставится в ситуацию, когда он вынужден реагировать. Умелый провокатор постарается интерпретировать негативно любую реакцию. Если жертва останется пассивной, то будет обвинена в нежелании отвечать. Если жертва ответит, то смысл ответа будет передернут и объявлен хамством или ложью. Таким образом создается повод для нового обвинения. В следующий раз, встретившись с жертвой, провокатор пускает этот повод в ход, и жертва оказывается в ловушке. Итак, механизм втягивания — провокация, в особенности, если речь идет о физической форме травли и вербальных издевках. Этот прием может быть использован и для обоснования изоляции.

К.С. Шалагинова обобщила следующие гендерные особенности проявления буллинга у подростков: - существуют различия в формах проявления у представителей женского и мужского пола; - особенности проявления буллинга у мальчиков связаны прежде всего с мальчишеской нормативной культурой; - буллинг для представителей мужского пола связан прежде всего с борьбой за власть; - буллинг со стороны девочек более персонализирован, психологически направлен и гораздо более эмоционально деструктивен; - девочкам, в силу гендерных особенностей труднее справиться с проблемой буллинга. Анализ результатов исследования позволил сделать следующие выводы:

  1. 34% детей имеют низкий уровень развития эмпатии. Они испытывают затруднения в установлении контактов с людьми, некомфортно чувствуют себя в большой компании, не понимают эмоциональных проявлений и поступков, часто не находят взаимопонимания с окружающими;

  2. 41% испытуемых можно отнести к группе риска, т. к. у них в ходе обследования выявлен низкий уровень толерантности. Их результаты свидетельствуют о высокой интолерантности и наличии выраженных интолерантных установок по отношению к окружающему миру и людям. У 37% детей выявлен средний уровень толерантности: это говорит о том, что в одних социальных ситуациях они ведут себя толерантно, в других – могут проявлять интолерантность;

  3. 35% подростков относятся к категории «агрессивные». Для них характерны высокие показатели по большинству шкал. У таких детей велико стремление к применению физической силы против другого лица, они демонстрируют высокую склонность к раздражению, готовность при малейшем возбуждении к проявлению вспыльчивости, резкости, грубости;

  4. 27% испытуемых предпочитают стратегию соперничества. Они стремятся добиться удовлетворения своих интересов в ущерб другому. Около 23% – готовы к сотрудничеству, т. е. приходят к альтернативе, полностью удовлетворяющей интересы обеих сторон. 20% подростков выбирают избегание, или уход, для которого характерно отсутствие стремления как к кооперации, так и к достижению собственных целей. Около 17% – могут пойти на компромисс как соглашение между участниками конфликта, достигнутое путем взаимных уступок. 13% детей предпочитают стратегию приспособления – принесение в жертву собственных интересов ради другого;

  5. 18% подростков по результатам применения социометрической методики могут быть отнесены к категории «непринятые». Это члены группы, имеющие нулевой статус и самоустранившиеся от участия в групповом взаимодействии. Причинами такого поведения могут быть личностные особенности (например, застенчивость, интроверсия, чувство неполноценности и неуверенности в себе).

В исследовании А.И. Аверьянова участвовали ученики 6-11 классов одной из московских школ (100 человек). Результаты показали, что все участники опроса оказались людьми, осведомленными в той или иной мере о проблеме буллинга. 91% детей заявили, что непосредственно или опосредованно сталкивались с явлением буллинга в прошлом или в настоящем. На вопрос: «Участвовали ли вы когда-нибудь в травле и в каком качестве?» 52% респондентов ответили утвердительно и, соответственно, 48% отрицательно. Ролевое соотношение выглядит так: 14% детей участвовали в качестве агрессора, 13% в роли жертвы, 7% в обеих ролях, 59% в роли наблюдающего и 25% в роли защитника жертвы. Отметим, что две первые цифры (по агрессорам и жертвам) примерно совпадают с общей тенденцией, которую отмечают все исследователи – соотношение их приблизительно равное. Всегда вызывает тревогу количество наблюдающих, поскольку именно они выступают «зрителями» действа, ради них, в том числе, так «стараются» агрессоры. Причинам их бездействия посвящено немало интересных исследований, доказывающих между прочим, что наблюдатели буллинга тоже получают психологическую травму. Отвечая на вопрос о причинах травли, порядка 55% участников опроса называют внешность, 15% - поведение, 11% - национальность, 8% - материальное положение, 7% - характер, 6% - успеваемость. Можно с уверенностью констатировать, что дети не переносят демонстрируемых непохожестей и нестандартностей, проявляя интолерантность к различного рода отличиям, а поводом для начала травли может послужить что угодно, начиная от писклявого голоса до подозрений в воровстве. Говоря о формах школьного буллинга, дети на первое место поставили драку (44%), далее – сплетни (39%), байкот (31%), обзывания, оскорбления (13%) и высмеивание (11%). Значительно реже используются также угрозы (4%) и порча личного имущества (2%). Мальчики несколько чаще используют физические формы буллинга, девочки – вербальные и байкот.

Н.О. Зиновьева утверждает, что школьное насилие оказывает на детей прямое и косвенное влияние: Во-первых, длительные школьные издевки сказываются на собственном «Я» ребенка. Падает самооценка, он чувствует себя затравленным. Такой ребенок в дальнейшем пытается избегать отношений с другими людьми. Часто бывает и наоборот — другие дети избегают дружбы с жертвами насилия, поскольку боятся, что сами станут жертвами, следуя старой учительской логике: «Каков твой друг — таков и ты». В результате этого формирование дружеских отношений может стать проблемой для жертвы, а отверженность в школе нередко экстраполируется и на другие сферы социальных отношений. Такой ребенок и в дальнейшем может жить по «программе неудачника».Во-вторых, попадание в роль жертвы является причиной низкого статуса в группе, проблем в учебе и поведении. У таких детей высок риск развития нервно-психических и поведенческих расстройств. Для жертв школьного насилия чаще характерны невротические расстройства, депрессия, нарушения сна и аппетита, в худшем случае возможно формирование посттравматического синдрома. В-третьих, у подростков школьное насилие вызывает нарушения в развитии идентичности. Длительный стресс порождает чувство безнадежности и безысходности, что, в свою очередь, является благоприятной почвой для возникновения мыслей о суициде.

Таким образом, буллингом можно считать умышленное длительное (повторяющееся) физическое или психологическое насилие над индивидом со стороны лица или группы, имеющих определенные преимущества (физические, психологические, административные и т. д.). Их действия не носят характер самозащиты. Такое насилие происходит преимущественно в организованных коллективах с определенной личной целью (например, стремление заслужить авторитет у некоторых лиц). В основе феномена школьной травли в современном обществе лежат базовые механизмы доминирования, агрессии и социальной идентификации. В силу отсутствия реальных противников и активирования механизмов социальной конкуренции в подростковом возрасте, негативная энергия вымещается на жертве. Агрессор стремится получить популярность и статус.


Виктимность учащихся и жертвы буллинга

М.А. Одинцова считает, что жертвой ощущает себя человек, попавший в ту или иную трудную жизненную ситуацию повседневной жизни, наполненную мелкими неприятностями, в ситуациях, не содержащих каких-либо затруднений и даже в ситуациях повышенного внимания со стороны окружения.

 А.В. Мудрик определяет виктимность как субъективную предрасположенность человека стать жертвой тех или иных обстоятельств и указывает, что повышенная виктимность несовершеннолетних определяется не только их психофизическими качествами, но и их социальными ролями, местом в системе социальных отношений, положением, которое они занимают в семье. Главным признаком виктимного поведения автор называет осуществление определенных действий или бездействий, которые способствуют тому, что человек оказывается в роли потерпевшего (жертвы).

По мнению К.С. Шалагиновой, жертвой может стать любой ребенок, но обычно для этого выбирают того, кто слабее или чем-либо отличается от других. Чаще всего жертвами насилия становятся дети, имеющие:

- физические недостатки. Детей с физическими недостатками – носящих очки, имеющих сниженный слух или нарушения движений (например, при ДЦП), то есть тех, кто не может дать адекватный отпор и защитить себя, – обижают гораздо чаще, чем остальных;

- особенности поведения. Мишенью для насмешек и агрессии становятся замкнутые дети (интроверты и флегматики) или дети с импульсивным поведением. Гиперактивные дети нередко бывают слишком назойливыми, при этом более наивными и непосредственными, чем их сверстники. Они слишком глубоко проникают в личное пространство других детей и взрослых: влезают в чужие разговоры, игры, навязывают свое мнение, нетерпеливы в ожидании своей очереди в игре и т. д. По этим причинам они часто вызывают раздражение и получают «ответный удар». Гиперактивные дети могут быть как жертвами, так и насильниками, а нередко и теми и другими одновременно;

- особенности внешности. Все то, что выделяет ребенка по внешнему виду из общей массы, может стать объектом для насмешек: рыжие волосы, веснушки, оттопыренные уши, кривые ноги, особенная форма головы, вес тела (полнота или худоба) и т. д.;

- плохие социальные навыки. Есть дети, у которых не выработана психологическая защита от вербального и физического насилия по причине недостаточного опыта общения и самовыражения. По сравнению с детьми, у которых социальные навыки развиты в соответствии с их возрастом, дети с неразвитыми социальными навыками легче принимают роль жертвы. Такой ребенок смиряется с ситуацией как с неизбежностью, часто даже внутренне находит оправдание насильнику: «ну, значит, я такой, стою этого, заслужил это»;

- страх перед школой. Он чаще возникает у тех, кто идет в школу с отрицательными социальными ожиданиями в отношении нее. Иногда этот страх индуцируется от родителей, у которых тоже были проблемы в школьном возрасте. Пусковым механизмом возникновения страха могут стать рассказы о злой учительнице и плохих оценках. Ребенок, проявляющий неуверенность и страх перед школой, легче станет объектом для издевок одноклассников;

- отсутствие опыта жизни в коллективе («домашние» дети). Дети, не имеющие опыта взаимодействия в детским коллективе до школы, могут не обладать навыками, позволяющими справляться с проблемами в общении. При этом часто они превосходят своей эрудицией и умениями детей, посещавших детский сад;

- болезни. Существует масса расстройств, которые вызывают насмешки и издевательства сверстников: эпилепсия, тики и гиперкинезы, заикание, энурез (недержание мочи), энкопрез (недержание кала), нарушения речи – дислалия (косноязычие), дисграфия (безграмотное письмо), дислексия (нарушение обучению чтению), дискалькулия (нарушение обучению счету) и т. д.;

- низкий интеллект и трудности в обучении. Слабые способности детерминируют и низкую обучаемость ребенка. Плохая успеваемость формирует низкую самооценку: «Я не справлюсь. Я хуже других». Низкая самооценка может способствовать в одном случае формированию роли жертвы, а в другом – насильственному поведению как варианту компенсации. Поэтому ребенок с низким уровнем интеллекта и трудностями в обучении может стать как жертвой школьного насилия, так и насильником.

Чаще всего жертвы буллинга молчат о том, что над ними издеваются. Распознать его можно по поведению и настроению ребенка. Жертва, как правило, ощущает свою беззащитность и угнетенность перед обидчиком. Это ведет к чувству постоянной опасности, страху перед всем и вся, неуверенности и, как следствие, к утрате уважения к себе и веры в собственные силы. Другими словами, ребенок-жертва становится действительно беззащитным перед нападками хулиганов. Крайне жестокий буллинг может подтолкнуть жертву на сведение счетов с жизнью. В связи с этим окружающим близким людям необходимо проявлять предельное внимание даже к незначительному изменению в поведении ребенка. Для подростков, ставших жертвами буллинга, характерно следующее: притворяются больными, чтобы избежать похода в школу; боятся одни идти в школу и домой, просят проводить их на уроки, опаздывают; поведение и темперамент меняются; явные симптомы страха, заключающиеся в нарушениях сна и аппетита, ночном крике, энурезе, заикании и нервном тике, нелюдимости и скрытности; частые просьбы дать денег, воровство; снижение качества учебы, потеря интереса к любимым занятиям; постоянные ссадины, синяки и другие травмы; молчаливость, нежелание идти на разговор; суицидальные намерения и как крайняя степень - суицид.

Таким образом, у многих людей имеется потенциальный «психологический комплекс виктимности», у кого-то больше обусловленный личностными особенностями, а у кого-то социальной ситуацией развития. В любом случае он сказывается на поведение людей и провоцирует агрессивное поведение по отношению к ним.


Заключение

Для профилактики такого агрессивного поведения как буллинг можно выделить следующие основные направления:

1.    Диагностическое - позволяет установить состояние проблемы в общеобразовательной школе, выявить причины, формы буллинга, гендерные особенности, определить психологический климат школьного коллектива, определить уровень информированности педагогического коллектива, родителей, учащихся о проблеме буллинга.

2.  Формирование благоприятных внутриколлективных отношений. Немаловажным моментом для формирования психологически комфортной школьной среды являются тренинги, направленные на формирование навыков бесконфликтного поведения, повышения групповой сплоченности, осознание собственной личности, обучения способам реагирования в ситуациях, провоцирующих агрессию, обучение навыкам ассертивного поведения.

3.     Информационно - просветительская работа. В профилактике буллинга важное место должно занимать подготовка педагогического коллектива, поскольку от учителя зависит очень многое, если он в корне пресекает любые насмешки и умеет создать партнерские отношения в классе. Именно учитель должен видеть травлю, разбираться в ее причинах и пресекать. Он должен работать над психологическим климатом в классе.

Кроме того, одно из важнейших мест должна занимать работа с родителями учащихся: разъяснение роли семейных взаимоотношений и методов воспитания в возникновении такой агрессивной формы поведения как буллинг, в частности, влияния на этот тип поведения физических наказаний, подавления самостоятельности подростков и преобладания авторитарных методов воспитания, поддержание самооценки ребенка на должном уровне.

Не последнее место занимает работа с учащимися, объяснение особенностей данного агрессивного поведения, характеристики, вовлеченных в данный процесс, нахождение наиболее приемлемых способов поведения.

Немаловажным моментом в рамках данного направления является разработка памяток - рекомендаций, брошюр по проблеме буллинга, гендерных особенностях проявления, особенностях профилактики данного негативного явления.

4. Индивидуальная работа (коррекционная, реабилитационная, консультативная) социального педагога, психолога с подростками (позволяет выявить причины буллинга, установить контакт, вызвать чувство доверия, обучить способам психологически грамотного выражения агрессивных чувств), родителями, педагогическим коллективом.

В заключение необходимо отметить, что отношения в детской среде - это зеркальное отражение отношений к ним родителей, педагогов взаимоотношений между взрослых. Именно поэтому так важно, чтобы вокруг детей царила атмосфера любви, взаимопонимания, доверия.







Автор
Дата добавления 09.10.2016
Раздел Школьному психологу
Подраздел Статьи
Просмотров86
Номер материала ДБ-248075
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх