Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Воспитательная работа / Статьи / Доклад на педагогический совет на тему "Личность православного педагога"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • Воспитательная работа

Доклад на педагогический совет на тему "Личность православного педагога"

библиотека
материалов


Ноябрьская Православная гимназия











Личность православного педагога как фактор воспитания личности ребенка.

(по материалам книги игумена Киприана (Ященко) «Православная педагогика»)













Покидко О.П.

Соц. педагог
















2016





hello_html_46f38786.jpg

«Образовать человека, существо самое

непостоянное и самое сложное из всех,

есть искусство из искусств»

(Святой Григорий Назианзин)


«Нет никакого высшего искусства, как искусство

воспитания. Мудрый воспитатель создает живой образ, смотря на который радуется Бог и люди»

(Свв. Иоанн Златоуст)


Педагогом в Древней Греции называли раба, который в буквальном смысле слова брал за руку ребенка своего господина и сопровождал его в школу, где учителем был часто другой раб, только ученый. Свое название педагогика от греческих слов «пайд» - дитя и «агогос» - веду, т.е. в дословном переводе «пайдагогос» означает «детоводитель», т.е. педагогика – это «детоводительство» к какой-то цели. В разные эпохи различные мыслители по-разному определяли эту цель. Со временем слово «педагогика» стало употребляться в более общем смысле для обозначения искусства «вести ребенка по жизни», т.е. воспитывать его и обучать, направлять духовное, душевное и телесное развитие.

Главная цель педагогики – образовать единую воспитательную систему, которая бы соединяла две задачи:

1) вертикальная – подготовить к вечной жизни, что проявляется в духовной устремленности человека ввысь к Богу, к райской жизни;

2)горизонтальна – земная жизнь, заключающаяся в воспитании в человеке того, что он имеет на земле: души, ума, сердца. Некий компромисс между вечным и невечным, духовным и телесным.

Кто занимается воспитанием? По словам Иоанна Кронштадтского:

  1. Семья. Это малая церковь: глава, жена (убранство, духовная атмосфера), дети (послушание) являются отражением.

  2. Государство. Российская традиция – православная.

  3. Школа (сюда относится детский сад, техникум, институт и т.д.). Ее задача – передать традицию на уровне знаний.

Но в чем заключается главная цель православного воспитания? Помочь воссоздать, раскрыть образ Божий в ребенке.

Кто является участником данного процесса? В педагогике выделяется два участника: это педагог (учитель, воспитатель, родитель, священник) и ребенок. Если изобразить их символически, то получается, что педагог стоит на ступеньку выше ученика. Но все-таки он должен быть рядом с воспитанником, не так далеко то него. Он должен быть выше ровно настолько, чтобы ребенок мог воспринять его и с его помощью приподняться над тем нравственным и интеллектуальным положением, в котором он находится. Педагог при этом – его помощник, в переводе с греческого языка – «детоводитель». Осталось выяснить, куда «водитель»?

Господь Бог воздействует как на самого ребенка, так и на педагога. По закону духовной синергии Господь Бог протягивает руку помощи каждому педагогу. В православной педагогике это выражается в том, что православный педагог, приступая к работе с детьми, прежде чем «вести», должен обратиться за благословением к Богу на всякое дело: «Господи, благослови!» Искусство педагогики состоит в том, чтобы коснуться сердца человека (об этом говорил известный педагог В.А. Сухомлинский1). А каким средством – это есть искусство самого педагога.

Надо начать искать путь и коснуться их сердца. А коснуться сердца педагог может тоже только сердцем, причем открытым. То, что мы прожили, прочувствовали, чем сердце переболело – только этим можно прикоснуться к другому человеку. Иначе это будет просто передача информации.

В основе православной педагогики лежит понимание того, что вне Церкви, вне церковной жизни достичь основной цели воспитания и жизни не представляется возможным. Основная цель воспитания и образования достигается не властью Церкви над человеком, а образом жизни, проникнутой духом Церкви, духом православия. Воцерковленная жизнь человека не отменяет и не заменяет попечения о поддержке и развитии задатков ребенка. Естественное развитие ребенка обнимает все стороны человеческого бытия: тело, ум, чувство, волю и дух. Соответственно этому и воспитание должно вестись в нескольких направлениях, оно бывает физическое, умственное, эстетическое, духовно-нравственное и религиозное.

Таким образом, православная педагогика – «воцерковленная педагогика и педагогика воцерковления. Воцерковить педагогику – это значит наполнить православным смыслом уже сложившийся научный и категориальный строй педагогика как теории, как науки. Педагогика воцерковления – педагогика преображения, направленная на прояснение Образа Божия в человеке, явление Его миру посредством духовно-нравственного совершенствования человека, в добродетели, в святости, в достижении даров Святого Духа»2.


Вhello_html_m40048c8f.jpg православной педагогике выделяется особая область – «райская педагогика». В Раю Господь Бог дал множество примеров того, как воспитывать человека. Он предоставил большую свободу Адаму и Еве. В Раю ограничение для них было чисто символическое: не есть плодов с дерева познания добра и зла. Произошло нарушение этого ограничения. Господь своими вопросами призывал Адама и Еву к покаянию. Ну, если Адам и Ева не хотят каяться, то, что следует сделать? Единственный выход – отдалить их от себя, «изгнать из рая», лишить свободы, либо ограничить ее. Мы ощущаем и в нынешней земной жизни, что наказание - это форма воспитательного воздействия на человека.

Таким образом, в Раю была поставлена задача воспитания к свободе. В этом был замысел заповеди Божией о невкушении плодов от древа познания добра и зла. Заповедь Бога Адаму была именно испытанием свободы. Уклонение от зла могло произойти у Адама только в порядке борьбы. С этой точки зрения христианское воспитание является сообразным с природой человека. Оно состоит в усвоении дара свободы, в развитии сознания свободы, чувства ответственности и умения владеть своей свободой. Это и есть основной принцип православной педагогики.

После грехопадения человек впадает в падшее естество. Возникает «ветхозаветная педагогика», построенная на наказании, на почитании старших. За всякое непослушание следует тяжкое наказание: «Ворон выклюет тебе глаз, если не слушаешься родителей».

Новому Завету соответствует и новая «новозаветная педагогика». Христианство явилось в мир как благая весть о возвращении человеку свободы через преодоление гибельных последствий греха. Христос даровал вечный идеал воспитания: каждый христианин должен, с учетом врожденных способностей, стараться уподобиться Христу, т.е. победить в себе своекорыстную природу и образовать из себя свободную личность, стоящую в сознательных и разумных отношениях к Богу, людям и природе.

Как отмечал в своих работах прот. Василий Зеньковский, дар свободы связан с образом Божиим, пребывающим в человеке. Поэтому свобода в натуральном порядке дана каждому. Однако она не имеет самого ценного – внутренней связи с добром. Свобода человека есть свобода и к добру, и к злу, она есть самоопределение личности по отношению этим понятиям. Смысл нравственного самоопределения человека заключается в свободном преодолении греха и в обращении к добродетели. Преступая границы нравственно недозволенного, человек теряет дар духовной свободы и становится рабом страстей. Поэтому одна из задач воспитания ребенка в свете православного педагогического мышления – его освобождение, или восхождение к свободе. При таком подходе задача воспитателя состоит в том, чтобы помочь ребенку стать свободным, «подвести дитя к свободе»3. При этом необходимо помнить, что, развивая свободу, мы в то же время углубляем право выбора ребенка, в т.ч. и возможность ухода в сторону зла. Со времен Ветхого Завета средством для этого служило чувство «страха Божия». С этой точки зрения оно и сейчас не может быть выброшено из воспитания. Мы призваны к свободе, но устоять в ней очень трудно. Это дар Божий, не данный нам как «готовый». Христианское воспитание является сообразным с природой человека. Оно состоит в усвоении дара свободы, в развитии сознания свободы, чувства ответственности и умения владеть своей свободой. Воспитание к свободе дается через христианскую жизнь.

Христианство привнесло в мир как одну из главнейших заповедей любовь к Богу и ближним как к самим себе. По отношению к детям Иисус Христос требовал высшего уважения и признания их личного достоинства. «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него. И обняв их, возложил руки на них и благословил их» (Мк.10:15-16); «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня , тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море» (Мк.9:42). Родителям Христос проповедовал о преданной любви в деле воспитания своих детей. Но в то же время, остерегая от такой любви к детям, которая ради них пренебрегает высшей целью, Он напоминал: «Кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф.10:37).

На этих основаниях установил Христос вечно истинное понятие о воспитании. Воспитание человека, по духу Евангелия, есть его возвышение из низменности и чувственности к Божественному совершенству.

Сам воспитательно-образовательный процесс Нового Завета основан на педагогике, которая связана с сердцем. Педагог П.Д. Юркевич написал труд о педагогике как об искусстве прикосновения к сердцу человека4. Как Бог прикасается к сердцу человека – сокровенно, так дано и православному педагогу продуктивно воспитывать человека.

Дело педагога как служение большего меньшему.

Призвание учителя в православном осознании открывается только в контексте понимания значения этой профессии и смысла жизни каждого человека. Характер учительского труда можно в полной мере осмыслить как православное служение. Труд учителя направлен на духовно-нравственное становление детей, т.е. на то, что есть наиболее возвышенного в человеке, на открытие в душе ребенка образа Божиего, что вернее всего содействует истинному благу людей.

Святой Климент Александрийский в своей книге «Педагог»5 истинным Педагогом называл Господа нашего Иисуса Христа, поскольку именно Он совершает личное попечение о любом человеке и лично ведет его ко спасению. Если говорить об истинном воспитании, то, образно говоря, мы можем «садить и поливать», но взращивает один Бог; воспитывать может только Святая Любовь. Однако это не исключает ни собственной деятельности воспитанника, ни деятельности других людей. При этом воспитатель должен взирать на себя только как на орудие Божественного Духа, через которое Небесный Отец привлекает детей с самых ранних лет к их высокому назначению. Таким образом, педагог с точки зрения православной педагогической мысли – не самостоятельный возделыватель детских душ, а лишь соработник Бога, «ассистент», который должен уметь улавливать слова Господа, а Его незримые действия уметь расшифровывать.

Соработничество педагога, как отмечает Л.В. Сурова6, имеет две болезни: пассивность и своеволие. Пассивность – это полное невмешательство в дело воспитания («Что я могу? Господь Сам все как надо устроит», - рассуждает в этом случае педагог). Такие рассуждения на самом деле свидетельствуют не о вслушивании в слово Божие и не о любви к ребенку, а о душевной холодности. Мать Тереза говорила: «Я хочу быть карандашиком в Божиих руках». Это значит, не заслоняя Бога, уметь выполнять Его волю. К этому и должен стремиться православный педагог, а это значит, что в какой-то момент необходимо будет принять решение и возложить на свои плечи определенную ответственность.

Не менее страшно своеволие педагога, тем боле, если оно претендует вторгнуться в душу. Процесс воспитания, прежде всего, должен быть подчинен законам детства, и духовный опыт педагога не должен довлеть над детьми. Православный педагог, по словам Л.В. Суровой, должен понимать, что христианин – это крепость, в которой правит Христос, а не он сам. Педагог должен готовить ребенка к духовной жизни прежде всего, но не претендовать на духовное руководство.

С этой точки зрения педагогическая деятельность должна быть совместным движением учителя и ученика, слово веры в ней должно непременно соединяться с делом веры. Поэтому для нее подходит, по замечанию Суровой, неразделенный образ Марфы и Марии – деятельного и созерцательного христианства: внимаем слову и действуем по слову. Это должно быть первой заповедью православного педагога. Поэтому его педагогическая позиция должна быть деликатной и незаметной. Пример воспитательной деятельности подол нам Христос, Который снизошел до человечества, чтобы возвести его до Божества. Высшее искусство воспитания и заключается в том, чтобы сначала спуститься до понимания воспитываемого, а потом уже возвышать его7 . Иоанн Златоуст

Используемая литература


  1. Александр (Семенов Тян-Шанский), епископ. Отец Иоанн Кронштадтский. – Париж, 1990.

  2. Антология педагогической мысли христианского средневековья. – М., 1994. Т.1.

  3. Василий Великий, святитель. Творения. – М., 1846. Ч.3.

  4. Григорий Богослов, святитель. Собрание творений. – Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1994. Т.1.

  5. Дернов А.А. Методика Закона Божия. – СПб., 1913.

  6. Дивногорцева С.Ю. Теоретическая педагогика. – М., 2004, с.16-17.

  7. Древние иноческие уставы. – М., 1892.

  8. Зеньковский В., прот. Педагогика. – М., 1996.

  9. Ильминский Н.И. Беседы о народной школе. – СПб., 1889.

  10. Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений. - М., 1991. Т.1. Кн.1; Т.4. Кн.2.

  11. Иустинн, философ и мученик. Творения. – М., 1892.

  12. Климент Александрийский. Педагог. – М., 1996.

  13. Писания мужей апостольских. – Рига, 1992.

  14. Победоносцев К.П. Сочинения. – СПб., 1996.

  15. Поселянин Е. Идеалы христианской жизни. – СПб., 1994.

  16. Рачинский С.А. Сельская школа. – М., 1991.

  17. Священник Евгений Шестун. Православная педагогика. – Самара, 1998.

  18. Смирнов П.А. Жизнь и учение преосвященного Феофана, Вышенского затворника. – 2-е изд. – М., 1915.

  19. Сурова Л.В. Методика православной педагогики. Ч.1. Педагогика. Школа. Человек. – Клин, 2002.

  20. Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям.

  21. Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания. Собр. соч. Т.8. – М.-Л., 1950.

  22. Фаддей, иеромонах. Записки по дидактике. – Уфа, 1902.

  23. Феофан Затворник, святитель. Путь ко спасению. (Краткий очерк аскетики). – М., 1899.

  24. Филарет (Дроздов), святитель. Слова и речи. – М., 1848. Т.2, Т.3.

  25. Юркевич П.Д. Сердце и его значение в духовной жизни человека, по учению слову Божьего. – Философские произведения. – Г., 1990.






, отработанные в Древнем Израиле формы подготовки учителей и наставников в вере. Во второй половине 4 века этой школой руководил св.Ефрем Сирин. Известно также, что в ней учился св. Иоанн Златоуст, но правда пришел он туда, уже получив довольно хорошее греческое образование и уже сформировавшись как личность.

Нельзя не сказать и о древней богословской школе в г.Иппоне, вдохновляемой блаженным Августином, впоследствии она получила название латинской школы. Здесь в основу воспитания будущих церковных служителей была положена риторика. Развитие церковного красноречия начиналось с Цицерона, чтение и изучение Священного Писания сопровождалось разбором и заучиванием лучших образцов проповедей. Школа ставила перед собой практические цели подготовки пастырей, которые должны уметь толковать тот или иной отрывок из Библии, объяснять людям смысл законов церковной жизни.

Первые воскресные школы и для детей, и для взрослых были созданы в Киеве в 1859 году, когда попечителем Киевского учебного округа был знаменитый педагог и врач Н.И. Пирогов. Он ясно сформулировал свое видение российского образования как образования широкого религиозно-нравственного содержания. Пироговские воскресные школы, о которых мы рассказали, ставили перед собой вроде бы скромные задачи «распространения осмысленной грамотности», на деле же это был пример живой христианской педагогики.


Учение мужей апостольских и их ближайших преемников о воспитании. К мужам апостольским относят неизвестного автора «Учения двенадцати апостолов» (Дидахэ), святого Варнаву, святого Климента Римского, святого Ингатия Богоносца, святого Поликарпа Смирнского и Ерму.

«Учение мужей апостольских» (Дидахэ) - это первохристианское творение, написанное в 1056 г. Здесь неизвестный автор напоминает о воспитании детей: «Не отнимай руки своей от сына своего или от дочери своей, но от юности учи страху Божию»8. В этих словах мы слышим голос Ветхого Завета. Но все содержание «Учения», пронизанное Евангельской проповедью, Новозаветными заповедями, духом любви и смирения, показывает образцы спасительной жизни, образцы поведения мудреца, идеал христианского совершенства. Вместе с этим показан путь греха, путь смерти, которого следует избегать. Дидахэ регламентирует весь образ жизни раннехристианской общины, определяет содержание воспитания и образования, а также воспитательные средства для достижения христианского совершенства.

«Пастырь» Ерма (40-е гг. 2 века) описывает созидание Церкви Божией в сердцах верующих под видом строения башни. Строители приносили камни различной формы. Одни из них полагались в здание, другие обрабатывались, а иные совсем отбрасывались. В книге объясняется, что башня – это Церковь. Она строится на водах крещения и сохраняется всемогущею силою Господа. Строители – святые ангелы, камни, готовые для строения здания – святые апостолы, свято исполнившие заповеди, пострадавшие за веру. Камни, брошенные недалеко – согрешившие, но имеющие возможность покаяния. Негодные для строительства – люди, враждовавшие друг с другом, омрачившие свою веру пороками, не любящие Господа9.

Здесь прилагается наставление от имени матери-Церкви: «Послушайте меня, дети: я воспитала вас в простоте, невинности и целомудрии, по милосердию Господа, Который излил на вас правду, чтобы вы оправдались и очистились от всякого беззакония и неправды; а вы не хотите отстать от неправд ваших. Итак, теперь послушайте меня. Имейте мир между собою, надзирайте друг за другом, поддерживайте себя взаимно и не пользуйтесь одни творениями Божиими, но щедро раздавайте нуждающимся»10.

В книге мы находим и наставления для родителей. Ерму вменяется в грех небрежность в воспитании своих детей. «Впрочем, не ради тебя собственно гневается на тебя Господь, - говорит Церковь, явившаяся Ерму в виде женщины в первом видении, - но за дом твой, который впал в нечестие против Господа и своих родителей. И ты, любя детей, не вразумлял своего семейства, но допустил их сильно развратиться. За это и гневается на тебя Господь… Ты только не колеблись, но благодушествуй и укрепляй свое семейство. Как кузнец, работая молотом, преодолевает дело, какое хочет; так и праведное слово, ежедневно внушаемое, победит всякое зло. Поэтому не преставай вразумлять детей своих: ибо Господь знает, что они покаются от всего сердца своего и будут написаны в книге жизни»11. «Пастырь» говорит родителям о том, что родительская любовь, не подкрепленная радением о детях, вменяется им в грех. Впервые на страницах книги воспитание детей рассматривается уже не в ветхозаветной традиции – как жизнь в законе Господнем, а как спасение через покаяние.

Послание апостола Варнавы.

hello_html_2c9220c2.jpg

Тhello_html_m3ee3b875.jpgак называемое послание апостола Варнавы на самом деле не принадлежит этому апостолу, сподвижнику апостола Павла. Оно написано автором в 20 – 30-х гг. 2 века. В нем рассматривается учение о двух путях: один – света, другой – тьмы. Рассматривая путь света, автор требует от родителей: «Не умерщвляй младенца (в утробе) и по рождении не убивай его. Не отнимай руки своей от своего сына или своей дочери, но от юности учи их страху Господню»12.


Послания Климента Римского.

Святой Климент в своем труде дает совет о воспитании детей и об усовершенствовании родителей для успешного воздействия на воспитуемых. «Будем благоговеть перед Господом Иисусом Христом, Коего кровь предана за нас, - говорит он, - будем почитать предстоятелей наших, уважать пресвитеров, юношей воспитывать в страхе Божием, жен своих направлять к добру, чтобы они отличались достолюбезным нравом целомудрия, показывали чистое свое расположение к кротости, скромность языка своего обнаруживали молчанием, любовь свою оказывали не по склонностям, но равную ко всем, свято боящимся Бога. Дети ваши пусть получают воспитание христианина; пусть научаются, как сильно перед Богом смирение, что значит перед Богом чистая любовь, как прекрасен и велик страх Божий и спасителен для всех, свято ходящих в нем с чистым умом. Ибо Он есть испытатель мыслей и желаний наших: Его дыхание в нас, и когда восхощет, возьмет Его»13.


Святой Поликарп Смирнский.

Сhello_html_m152fc5e9.jpgохранилось послание святого Поликарпа к филиппийцам, в котором он преподает ряд христианских наставлений. «Зная, - пишет св. Поликарп, - что мы «ничего не принесли в мир и ничего не вынесли из него», вооружимся оружием правды, и будем сперва учить самих себя поступать по заповеди Господней; а потом учите жен ваших, чтобы они пребывали в данной им вере, любви и чистоте, чтобы любили мужей своих со всею искренностью и всех других, равно со всем целомудрием, и детей будем воспитывать в страхе Божием… юноши должны быть непорочны во всем, преимущественно же заботиться о целомудрии и удерживать себя от всякого порока. Ибо хорошо отражать от себя мирские похоти потому, что всякая «похоть воюет против духа», и ни «блудники, ни сластолюбцы, ни мужеложники Царства Божия не наследуют», как и все делающие непотребства. Посему должно воздерживаться от всего этого и покоряться пресвитерам и диаконам, как Богу и Христу, а девам жить с непорочною и чистою совестию»14.

В послании обращается внимание на то, что учение – это не просто передача знаний, а передача образа жизни. Св. Поликарп не говорит о смирении перед родителями, что со времен Ветхого Завета являлось очевидной истиной, а требует покоряться пресвитерам, т.е. жить по церковным правилам, или воцерковляться. Таким автор послания видит путь к целомудрию и непорочности.


Апологеты (защитники) о воспитании.

Святой Иустин, философ и мученик.

Сhello_html_m782115aa.jpgв.Иустин – первый из отцов-апологетов, сочинения которого дошли до нас. Уяснение границы человеческого разума, определение меры его знания и указание на веру как на необходимое руководство для разума, понимание, что ограниченный человеческий разум сам по себе, без содействия Святого Духа, не озаренный светом веры, не может иметь правильного познания о Боге и Божественном творении, являются ценными для педагогической мысли, поскольку направляют ее в область духовного становления человеческой личности.

Св. Иустин в своих сочинениях указывает на воспитательное значение жизнеописания ветхозаветных лиц. Особым приемом является изображение жизни христиан в сопоставлении ее с язычеством. «Мы не приносим множества жертв, - пишет он в первой Апологии, - не делаем венков из цветов в честь тех, которых сделали люди и, поставивши в храмах, назвали Богами… нам передано, что Бог не имеет нужды в вещественных приношениях от людей, Он, Который, как мы видим, Сам все подает нам. Мы научены и убеждены и веруем, что Ему приятны только те, которые подражают Ему в Его совершенствах, - в целомудрии, правде и человеколюбии, и во всем, что достойно Бога»15.


Учение отцов и учителей Церкви 3 века о воспитании.

Тертуллиан (2-3 вв.).

Тhello_html_41690997.jpgертуллиан не оставил специальных сочинений о воспитании, но его основы обозначил. Он отмечал, что развитие души и тела должно совершаться в одно и то же время. Тело возрастает естественно, по закону необходимости. Душа, одаренная свободою воли, должна быть исправляема путем добра. Ничто языческое, соблазняющее не должно увлекать ее внимание. Поэтому и обучение языческой литературе должно быть совершено с великим вниманием. Нужно помнить, что душа не в ладу с собой, поэтому ей надо дать средство победить себя. Это средство – Христос Спаситель с Его учением. Своим примером, всемогущей благодатью, возрождающей крещеного и утверждающей Святым Духом внутреннего человека, Господь ведет к жизни вечной. Говоря об образовании, Тертуллиан указывает источник христианского просвещения, оно заключается не в нелепых учениях философов, а в изучении Священного Писания и Предания. «Бог дал нам Священное Писание в помощь для совершеннейшего познания как Его Самого, так и Его намерений. Мы не нуждаемся в любопытстве после Иисуса Христа, ни в изысканиях после Евангелия. Веруя им, мы не хотим верить другим. Ищите, пока не найдете, верьте, когда нашли»16.

По убеждению Тертуллиана, благодать действует непрерывно, втайне от человека, поэтому необходимо крестить младенцев и питать их религиозными впечатлениями, не ожидая времени их умственного развития и образования в них религиозных понятий. Молитва, возносимая Богу духом и истиною, низводит и умножает благодать, укрепляет душу.

Святой Киприан, епископ Карфагенский.

hello_html_m1f77e051.jpg

В книге «О падших» св. Киприан говорит, говорит, что гонения постигли Церковь за грехи христиан, которые к середине 3 века пользовались большей, по сравнению с прежними веками, свободой, что и усыпило их бдительность, породив безнравственность и небрежение верой. Здесь св. Киприан говорит и о родителях, которые без особой нужды приводили детей для участия в языческих обрядах, тем самым принуждая их к отступничеству.

Все советы в трудах св. Киприана основаны на идее единства и спасительности Церкви. Детей следует воспитывать в твердом сознании глубокого единения всех верующих через великую любовь к Богу и друг к другу для соединения всех в Единую Церковь – общество, в котором одно наше спасение. Без этого сознания, без стремления к единению, если оно не будет заложено в детских душах, они не могут быть членами Церкви. Вне Церкви спастись нельзя, значит, они не могут получить спасения. Для более полного разумения этого св. Кирпиан подробно рассматривает мысль апостола Павла, что семья – домашняя Церковь и что все в этой Церкви должно быть устроено по образу великой Святой Единой Церкви. Муж и отец должен быть главою домашней Церкви по образу Господа. Жена и мать должна первая показывать любовь ко Господу, кротость, мудрость, трудолюбие как предавшая себя на волю Божию. Дети должны усвоить в душе и показать в жизни черты благоговения к своим родителям. Единство Церкви вселенской проявляется в единстве семьи и выражается в том, что все в семье совершается вместе, в едином духе, слове, деле. Вместе трудятся, вместе отдыхают, вместе трапезничают и вместе благодарят Бога, вместе просят Его о нуждах семьи, благе ближних и всей Церкви. Вместе славословят Господа за Его дивные милости. Воспитанные в домашней Церкви младенец и отрок, придя в юношеский и зрелый возраст, станут живыми членами матери-Церкви и плодотворно поживут в ней во славу Божию17.


Климент Александрийский.

Вhello_html_m797f3a64.jpgо 2 веке в Александрии существовала огласительная школа, для обучения оглашенных или готовящихся к принятию крещения. Она была известна особым направлением и качеством преподавания. Ее последовательно возглавляли Понтен, Климент Александрийский и Ориген. В качестве руководства для обучения Климентом написан «Педагог» (связан с воспитанием действий, т.е. поведения), «Увещание» (связано с воспитанием обычаев) и «Строматы» (с лечением страстей).

«Практика, а не теория – область Педагога, - пишет Климент, - не обучение, а нравственное улучшение, вот Его цель; жизнь мудреца, а не ученого Он хочет начертать перед нами… Никто из больных душою не может сделать интеллектуальных приобретений прежде выздоровления»18.

Климент открывает духовный смысл педагогики, рассматривая воспитание как спасение. «Слово «педагогия» употребляется в различных значениях. Под ним разумеется воспитываемый и обучаемый; потом воспитывающий и обучающий; им обозначается, в – третьих, самый акт воспитания; в-четвертых, передаваемые учения, например, заповеди. Согласно же с волей Божией, педагогика состоит в усмотрении истины по прямому направлению к Ьогу, в неустанном отпечатлении на себе дел вечно ценных… Педагог наш в любвеобильной своей заботливости о нас, своих детях, учит нас такому образу жизни, который ведет ко спасению. Педагог не позволяет, чтобы Его питомец влиянием мирских нравов увлечен был к жизни животной и беспутной, но внушает ему, чтобы правильными своими веслами, т.е. своим разумением, держался он твердо единственно ветра истины, доколе – не потерпев никакого вреда – бережно взлелеянным дитем не войдет он в гавань небесную. Потому что, так называемые у язычников «отеческие нравы», это вещь переходящая; Божественное же воспитание есть сокровище вечно ценное»19. В борьбе со страстями Климент требует строгости, которую понимал как средство помощи ребенку в борьбе с греховными наклонностями. «Метод строгий для правильности в воспитании детей полезен; он имеет значение необходимого при воспитании вспомогательного средства. Многие из страстей искоренимы лишь при посредстве наказаний, объявлением строжайших заповедей и преподанием некоторых (строжайших) умозрительных основоположений. Так, например, порицание для страстей душевных есть некоторого рода хирургическая операция»20.

В «Педагоге» мы находим цель воспитания – подготовку к вечной жизни (стать гражданином неба) – и путь к этой цели. «О, питомцы сладостной педагогики! – восклицает Климент. – Все в большем количестве, все теснее и полнее будем присоединяться к прекрасному телу святой Церкви; побежим в нее как малые дети бегут к своей доброй матери. Став слушателями Логоса, прославим домостроительство нашего спасения, нас блаженными делающее; оным человек воспитывается до состояния чада Божия и освящается в оное. Через воспитание, получаемое на земле, становится он гражданином неба»21.


Учение о воспитании в творениях святых отцов 4 века.

По важности духовных творений следует выделить святых Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого, которых в Православной Церкви именуют вселенскими учителями и святителями.


Святитель Василий Великий (329 – 379 гг.).

hello_html_47810e67.jpg

В «Нравственных правилах» Василий Великий говорил о послушании детей родителям и о границах этого послушания. «Дети должны почитать родителей, - читаем мы в 76-м правиле, - и быть им послушны во всем, что не препятствует исполнению заповеди Божией»22. В этом же правиле мы находим и обязанности родителей: «Родители должны воспитывать детей в учении и наставлении Господнем с кротостию и долготерпением и, сколько зависит от них, не подавать никакого повода к гневу и скорби»23.

Заниматься воспитанием детей, по представлениям святителя Василия Великого, есть христианский долг каждого, в том числе и монашества. В иноческом уставе он положил принимать в обители и детей, но не для общего воспитания, а для приготовления их к монашеству. Только обеты их должны отлагаться до совершеннолетия. В монастырях следует выделять особые дома для детей, разделенные по полу, в которых их будут учить опытные и великодушные, отечески настроенные, благоразумные, испытанные и проверенные настоятелем учителя. Посещая общие со старшими молитвы, в другое время дети учатся грамоте и употребляют «слова, взятые из Писания». И вместо басен следует им рассказывать «повествования о делах чудных, вразумлять их изречениями из Притчей и назначать награды за удержание в памяти слов и вещей, чтоб дети в приятностию и отдыхом, без ограничения для себя и непреткновенно достигали цели… Поэтому, пока душа еще способна к образованию, нежна и, подобно воску, уступчива, удобно напечатлевает в себе налагаемые образы, надобно немедленно и с самого начала возбуждать ее ко всяким упражнениям в добре, чтобы, когда раскроется разум и придет в действие рассудок, начать течение с положенных первоначально оснований и преподанных образцов благочестия, между тем как разум будет внушать полезное, а навык облегчит преуспеяние»24.

Говоря о Священном Писании, образующем и вводящем в жизнь вечную, Василий Великий считал и «внешние» светские (языческие) науки в некоторой мере полезными для души. Пока ученик по возрасту не в состоянии понять глубину и смысл Писания, его красу и сладость, ему следует обратить взор к свету духовности, «привыкнуть смотреть на солнце в воде», упражняя духовное око на нехристианских писателях, у которых можно многому научиться хорошему. Ученику надо «собирать нектар» с их сочинений, не прельшаясь из внешним заманчивым блеском, но используя их достоинства в целях своего душевного строения, отбирая из них то, что помогает достижению совершенства и добродетели, то, что соответствует истине.

Святитель рассматривал изучение античных поэтов, историков, философов как необходимый этап образования, подготовляющий к восприятию христианства. Он рекомендовал организовать их изучение так, чтобы оно служило воспитанию нравственности, очищению разума и души. При чтении нужно обращать внимание прежде всего на мысли и поступки, ведущие к добродетели, и стремиться подражать им на практике25.


Святитель Григорий Богослов (Назианзин).

Еhello_html_2dce44d6.jpgсли святитель Василий Великий писал о человеке с точки зрения аскетико-воспитательной, то святитель Григорий Богослов рассматривал эту тему с разных сторон. Он не создал своей антропологии, но в его отдельных словах и стихотворениях часто встречаются мысли о человеке и его назначении. Он говорит о человеке с большим уважением и любовью, он верит в высокое назначение человека.

Святитель Григорий Богослов не оставил ни одного крупного произведения, его литературное наследие составляют 45 бесед, 246 писем, около 500 стихотворений на разные темы. Но в большинстве своих произведений святитель Григорий так или иначе касался вопросов воспитания и образования.

Говоря о воспитании и образовании детей, Григорий Богослов считал ученость первым благом, каким может владеть человек. Через нее он заимствует с юных лет из природы и книг все, что может принести как временную, так и вечную пользу26. Люди, заботящиеся, как они говорят, об улучшение своей нравственности, но не радящие о просвещении своего ума или ищущие только знания, но не старающиеся о нравственном самоусовершенствовании, по мнению святителя Григория, похожи на косоглазых, которые «терпят большой ущерб, когда сами смотрят, а еще больший стыд, когда на них смотрят»27. Чтобы быть совершенным и в этой жизни «вкушать тамошнее блаженство», необходимо преуспевать и в словах, и в делах.

Говоря о средствах врачевания и исправления, святитель Григорий обращает внимание на то, что они могут быть самыми разнообразными, зависящими как от возраста, опыта, положения в обществе воспитания, так и от индивидуальных особенностей. «Одних назидает слово, другие исправляются примерами. Для одних нужен бич, а для других – узда… Для одних полезна похвала, для других – укоризна… Для иных хорошо и полезно одно, а для иных другое»28.


Святитель Иоанн Златоуст.

Сhello_html_43954a7f.jpgвои мысли о воспитании святитель Иоанн изложил в «Гомилиях» (беседы) и в сочинении «К враждующим против тех, которые привлекают к монашеской жизни». Пример воспитательной деятельности он видел в образе Иисуса Христа, Который снизошел до человечества, чтобы возвести его до Божества. Высшее искусство воспитания и заключается в том, чтобы сперва спуститься до понимания воспитываемого, а потом уже возвышать его. Снисхождение во всем приносит большую пользу не только в делах житейских, но и в делах духовных. Как и Христос не вдруг открыл свое Божество, но был сначала призван только пророком или святым человеком, а только потом уже в словах и делах обнаружил то, Кем Он был, так и воспитатель должен видеть значение этой мудрости принижения.

В слове «К верующему отцу» святитель Иоанн показывает, «что нерадение о детях больше всех грехов и доходит до самого верха нечестия»29. «Развращение детей, - писал он, - происходит не от чего другого, как от безумной привязанности (родителей) к житейскому: обращая внимание только на это одно и ничего не желая считать выше этого, они необходимо уже нерадят о детях с их душой. О таких отцах я сказал бы (и никто пусть не приписывает этих слов гневу), что они хуже даже детоубийц. Те отделяют тело от души, а эти то и другую вместе ввергают в огонь геенский; той смерти подвергнуться неизбежно по естественной необходимости, а этой можно было бы избежать, если бы ни довела до нее беспечность отцов»30. Родители начинают развращать своих детей, часто даже не подозревая об этом. «В самом деле, - говорил святитель Иоанн Златоуст, - когда отцы убеждают детей заниматься науками, то в их разговоре с детьми не слышно ничего другого, кроме таких слов: «такой-то человек низкий и из низкого состояния, усовершившись в красноречии, получил весьма высокую должность, приобрел большое богатство, взял богатую жену, построил великолепный дом, стал для всех страшен и знаменит». Другой говорит: «такой-то, изучив италийский язык, блистает при дворе и всем там распоряжается». Иной опять указывает на другого, и все – на прославившихся на земле, а о небесном никто ни разу не вспоминает. Если же иной попытается напомнить, то он прогоняется, как человек, который все расстраивает»31. «И не только то ужасно, что вы внушаете (детям) противное Заповедям Христовым, но и то еще, что прикрываете порочность благозвучными наименованиями, называя постоянное пребывание на конских ристалищах и в театрах светскостью, обладание богатством свободою, славолюбие великодушием, дерзость откровенностью, расточительность человеколюбием, несправедливость мужеством. Потом, как будто мало этого обмана, вы и добродетели называете противоположными наименованиями, скромность неучтивостью, кротость трусостью, справедливость слабостью, смирение раболепством, незлобие бессилием…»32.

Родители, стараясь дать образование своим детям, забывают о главной науке – любомудрии души. «Когда душа целомудренна, - пишет св. Иоанн, - тогда не будет никакой потери от незнания красноречия; а когда она развращена, тогда бывает величайший вред, хотя бы язык был весьма изощрен, и тем больший, чем больше это искусство; ибо порочность в соединении с искусством в слове производит гораздо худшие беды, чем необразованность»33. Речь идет не об отрицании образования, а о невозможности получить истинное образование без доброй нравственности.

Святитель Иоанн подчеркивал, что не только монахам, но всем людям необходимо восходить на одну и ту же высоту: «то именно и развратило вселенную, что мы думаем, будто только монашествующему нужна большая строгость жизни, а прочим можно жить беспечно. Нет, от всех нас требуется одинаковое любомудрие»34.

Говорил святитель Иоанн и о цели воспитания. «Самое лучшее учение не то, когда, допустив наперед порокам одержать верх, потом стараются изгнать их, но то, когда употребляют все меры, чтобы сделать природу нашу недоступною для них… если бы мы усвоили себе такой образ мыслей и прежде всего другого вели детей к добродетели, считая это главным делом, а все прочее придаточным, то отовсюду произошло бы столько благ, что, перечисляя их теперь, я показался бы преувеличивающим дело»35. Призывая родителей быть отцами доблестных детей, «строителями Христоносных храмов, попечителями небесных ратоборцев», святитель Иоанн восклицал: «Поистине, мы тогда особенно и остаемся с детьми своими, когда отдаем их Господу»36.

Святитель обращал внимание на то, что христианское воспитание детей служит делу спасения души родителей. «Действительно, - писал он, - если рождаемые тобой дети получат надлежащее воспитание и твоим попечением наставлены будут в добродетели, то это будет началом и основанием твоему спасению, и, кроме награды за собственные добрые дела, ты получишь великую награду и за их воспитание»37.


Педагогические воззрения отцов и учителей Русской Церкви.

Здесь мы рассмотрим педагогические воззрения четырех русских святых – святителя Филарета, митрополита Московского, святителя Феофана, Вышенского Затворника , праведного Иоанна Кронштадтского и святителя Фаддея (Успенского). В педагогических идеях этих святых обобщены традиции христианского воспитания, многие их мысли в области педагогики и психологии на десятилетия опередили взыскания современных педагогов и психологов и могут являться основой для объяснения пока не объяснимых с точки зрения светской психологии явлений.

Святитель Филарет, митрополит Московский (1782 – 1867 гг.).

Суждения митрополита о воспитании и образовании содержатся в его «Отзывах и мнениях», а также в проповедях и письмах.

Вот что он говорит о родительском долге: «Общее правило: пекись о детях – не требует долгого учения и многих доводив. Его проповедует природа. Она говорит в сердце родителей в пользу детей; и не удивительно: жизнь родителей чувствует свою отрасль в жизни детей, и естественно хочет, чтобы она росла и цвела. Но, что более удивительно, природа в самих детях говорит за них, и еще прежде, нежели они говорить умеют: вид младенца умягчает и не родительское сердце, и, если он беспомощен, влечет к тому, чтобы оказать ему помощь…

hello_html_m4d9ab7de.jpg

Бдите, родители и воспитатели, да не презрите единого от малых сих, которых вы родители, которых вы воспитываете. Мать, которая кормит и носит на руках своего младенца, отец, который в минуты отдыха от своих дел так же берет его на руки и учит его первым наименованиям того, что священно и любезно, - блюдите, да не презрите, - они делают прекрасное и важное дело, они наслаждаются сими занятиями, дитя также наслаждается, в то же время любовь и доброта родительская непрестанно сеют в сердце дитяти семена детской любви и доброты и ранним обильным сеянием, приготовляют многоплодную жатву.

Небрегут о детях, если захотят только забавлять их и забавляться ими и особенно тогда, как настанет время более учить их, нежели забавлять их… Небрегут о детях, если и учат из более приятному, нежели полезному. Искусства и познания приятные доставляют жизни человеческой, так сказать, приправы и лакомства, а не хлеб и пищу…

Небрегут о детях, если старательно учат их полезному для жизни временной, нежели спасительному для души бессмертной, если тщательнее меблируют их голову набором слов и понятий нежели возделывают виноград их сердца, исторгая из них дикие травы неправильных склонностей и привычек, насаждая в нем благие чувствования к добродетели, ограждая их от ветров легкомыслия и от бурь страстей»38.

Святитель Филарет говорил и о школьном образовании и воспитании: «Доброе намерение есть доброе основание доброго дела. Но когда положено хорошее основание, тогда еще не все потеряно. За добрым намерением должна следовать забота о верном исполнении оного. Забота должна побуждать к размышлению… Отдадим долг уважения знанию и учености. Скажем, если угодно, что люди, обладающие глубокими познаниями о предметах природы человечества и общества человеческого, суть очи народа. Однако как не всякому члену тела надо быть оком, так и не всякому человеку общества надо быть ученым. Но усиленные укоры невежеству и похвалы неопределенно понятому просвещению посеяли в некоторых людях односторонние мысли, что воспитание, достойное своего имени, есть только ученое, что воспитывать – значит преподавать науки, что воспитанным надо почитать того, кто прошел несколько поприщ уроков. Это значит воспитывать более голову, нежели сердце и всего человека. Счастлив воспитываемый, если наставник в учении веры успеет глубже посеять в нем семя духовного учения, нежели другие наставники семена мирских учений, и если духовное семя будет питаемо домашними и церковными упражнениями благочестия под влиянием доброго руководства и примера…

Что сказать об изящном воспитании, об образовании детей приятными искусствами?... Здесь мы слышали воспитываемых детей участвующих в церковном пении. Вот приложение приятного искусства воспитанию, достойное похвалы и поощрения. Упражнение в пении церковном и близких к оному песнопениях духовного и нравственного содержания путем удовольствия ведет к пользе, оно умягчает сердце, но не изнеживает как иные роды пения, возбуждает и питает возвышенные чувствования, а не страсти, занимая невинную душу, не только не уменьшает ее невинности, но и освящает оную…

Мир представляет себе забавы почти такою же потребностью жизни как труд, пища и покой. Он думает жить играя. Нет, братие, жизнь не игра, а дело важное. Земная жизнь дана человеку для того, чтобы из нее рукой свободной воли, силою Божией благодати, выработать вечное блаженство. Кто понял сие дело и занялся им как должно, тот едва ли найдет много времени для игр и забав…

Родители и дети, воспитатели и воспитываемые! Помышляйте, и не забывайте, что учения человеческие приготовляют к жизни временной, но и ее не могут сделать счастливою без помощи учения Господня, а учение Господне приготовляет к вечной блаженной жизни, которой и да сподобит Бог всех нас кратким или долгим, но верным и правым путем достигнуть»39.

Епископ Феофан, Вышенский Затворник (1815 – 1894 гг.).


Вhello_html_38f5f1ee.jpg своей воспитательной деятельности святитель являлся истинным христианским педагогом. Христианскую любовь он считал началом воспитательных мер, а храм Божий и богослужение – лучшей средой и средством доброго воспитания. Он верил только в силу любви и придавал значение только нравственным воздействиям. Когда его спрашивали о лучших способах воспитания, он отвечал: «Полюбите детей, и они вас полюбят». «Растворяй строгость власти кротостью, старайся любовью заслужить любовь, истинная доброта не чуждается и строгого слова», - советовал святитель. Он считал, что соответствующим природе человека является только религиозно-нравственное воспитание, а дух церковности – лучшее для этого средство.

Будучи инспектором семинарии, он неопустительно присутствовал на молитве учеников. В праздничные дни совершал богослужения. Беседовал с воспитанниками об особенностях православной жизни, о сохранении чистоты сердца и ума, о путях достижения Богообщения. Рекомендовал для чтения Священное Писание и творения святых отцов. Чтобы заполнит досуг, привлекал юношей к труду и занятиям живописью. Летом предпринимал с ними длительные прогулки. Как преподаватель нравственно богословия святитель Феофан вместо сборника правил по поведению составил руководство духовной жизни «Начертание христианского нравоучения», вышедшее в печать под названием «Письма о христианской жизни». Первым из православных богословов дал нравственным явлениям психологическое обоснование. Он фактически создал христианскую психологию.

Епископ Феофан раскрыл все важнейшие вопросы христианской педагогики. Сочинение «Путь ко спасению» есть изложение науки о воспитании. «Воспитание, - пишет святитель, - из всех святых дел, самое святое»40. Главное дело для учеников, по мысли святитель, есть Богоугождение, а научность – придаточное качество, необходимое только для временной жизни. Всякая преподаваемая христианину наука должна быть пропитана христианскими, православными началами. Воспитатель должен пройти все степени христианского совершенства. Недостатками воспитания, по его мнению, являются: отдаление от Церкви и ее благодатных средств, что приводит к увяданию ростка православной жизни; невниманием к телесным потребностям, что приводит по мере развития тела к развитию страстей, овладевающих и властвующих душой; не направленное к одной цели развитие всех сил души, связанное с непониманием и невидением этой цели и путей ее достижения, что приводит к заботе только об образовании; совершенное забвение духа, отсутствие страха Божия, молитвы, пренебрежение голосом совести. Чтобы улучшить христианское воспитание, необходимо: понять и усвоить начала истинного христианского воспитания и прежде всего использовать их в семье, поскольку домашнее воспитание есть основа всему последующему; внести христианские элементы в школьное воспитание, во все школьные годы содержать воспитываемого под благотворным влиянием Церкви, которая спасительно действует на духовный рост; необходимо воспитывать воспитателей. Церковность и благочестие родителей – лучшее воспитательное средство. Священные предметы, окружающие колыбель младенца, и пример жизни благочестивых родителей созидательную атмосферу. Церковные таинства и церковность пробуждают и хранят благодатную жизнь младенца. Частое причащение святых Христовых Таин освящает и умиротворяет ребенка, делает его недоступным для темных сил. Заметил святитель и особый путь общения душ ребенка и родителей через сердце, когда один дух влияет на другой. Внешним проводником такого влияния является взор. Это точка встречи одной души с другой.

С возрастом надлежит развивать все силы души: ум, волю и сердце – и научиться следить за их развитием. Ум наполняется здравыми рассуждениями и понятиями, различением добра и зла. Это достигается посредством разговоров и вопросов. Волю укрепляют через послушание, через отсечение своеволия, через приучение ребенка делать добро, используя любоподражательность ребенка.

Но не только душевные и духовные силы ребенка требуют развития и внимания, святитель Феофан говорит и о жизни человеческого тела: питании, движении, чувствительности или деятельности нервов. Он дает советы, способствующие образованию добрых привычек. В питании детей следует приучать к умеренности, в движении – к трудам, живости и степенности, в отношении чувствительности – к безбоязненному перенесению перемен температуры, боли, ушибов и т.д. Тело рассматривается как орудие духа. Поэтому его надо развивать так, чтобы оно содействовало и помогало, а не препятствовало развитию нашей духовной деятельности. Все, что возбуждает чувственность и питает страсти, должно быть устранено из детской жизни.

Итак, педагогическая система коренится именно в идее нравственного воспитывающего обучения. Он признает плодотворным только то образование, которое развивает не один ум, но главным образом облагораживает сердце. По его глубокому убеждению, всякая здоровая русская школа, к какому бы типу она ни принадлежала и какие бы науки в ней ни преподавались, должна неизменно иметь в своей основе начала религии и нравственности. Это не значит, что все науки должны преподаваться с религиозной точки зрения, святитель желал только отметить, что наряду, а еще лучше прежде сообщения юноше каких-либо научных знаний, необходимо дать ему здравые понятия о важнейших христианских истинах – о Боге, мире, человеке и пр. Сначала нужно прочно напечатлеть в сознании и сердце основные нравственные истины, а уже затем на подобном крепком фундаменте строить свою систему научного образования41.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908 гг).hello_html_c79a900.jpg

Отец Иоанн Кронштадтский 32 года своей жизни посвятил непосредственно педагогической деятельности. Он преподавал в уездном училище и в гимназии. Основы педагогической стороны его деятельности изучил епископ Александр (Семенов Тян-Шанский)42.

Учительство было нераздельной частью пастырского служения отца Иоанна. Он не мог не быть педагогом, как не мог не быть пастырем. Он считал, что преподавание должно быть простым: «Позаботимся о возможной простоте преподавания, - говорит он, - не сором ли оказалось все, что было преподано искусственно, безжизненно? Область знаний безгранична… достаточно выбрать самое необходимое и привести это в стройную систему». Образование должно быть не только простым, но и не отделимым от воспитания и в известном смысле воспитание должно преобладать, т.к. простота или целостность человека обусловлена не жизнью ума, а сердца. Воспитание сводится преимущественно к воспитанию сердца. Необходимо стремиться успевать во внутренней сердечной науке – в науке любви, веры, молитвы, кротости, смирения, ласковости, послушания, чистоты, целомудрия, милосердия, сострадательности, самоотвержения, в науке очищения сердца от всяких нечистых, лукавых и злых мыслей. Христианское воспитание есть, в конце концов, научение любви. «Больше всего учитель языку любви, самому живому, выразительному языку. Без него знание языков не принесет никакой существенной пользы», - читаем в речи отца Иоанна, сказанной на гимназическом акте.

В другом слове отец Иоанн тезисно намечет уже самый принцип христианского воспитания сердца, а именно: раскрывает его сокровенной глубины для принятия в себя Христа и Его слова. Для успешности такого воспитания нужно еще наличие двух условий: во-первых, чтобы воспитатель-педагог был на высоте положения и, во-вторых, чтобы воспитание было не только христианским, но и церковным. О том, какова должна быть личность педагога, отец Иоанн учил не столько словом, сколько делом, вернее, своим примером. Но есть у него и очень простые слова на эту тему, в которых выражено главное свойство педагога: «Духа не угашайте», - пишет он, цитируя св. апостола Павла (1Сол. 5:19). – Помни это всякий христианин, особенно священник и наставник детей. Особенно вам нужно всегда гореть духом при нашем высоком служении Богу и человеку».

О. Иоанн настойчиво проводит мысль и о том, что богослужение может и должно быть лучшим воспитательным средством для образования христианской души. Рассказы об его уроках дают основание думать, что он и в классе старался как можно доходчивее объяснить богослужение, дабы потом дети не скучали в церкви. Касается он этого вопроса и в дневнике: «Не от того ли холодность к богослужению происходит, что одни не понимают его, а другие, хотя и учили науку о богослужении, но его преподавали им сухо, без примеров, - одному рассудку, тогда как богослужение, будучи высоким созерцанием ума, есть вместе, и по преимуществу, мир, сладость и блаженство для сердца».

Преподавательский успех отца Иоанна обуславливался не столько частными приемами, сколько самой его личностью и общим пониманием задачи педагога. Он своим духовным горением умел зажигать духовный огонь в учениках как во время уроков, так и во время богослужения. Отец Иоанн считал необходимым, чтобы преподаватель готовился к урокам. «Учишь ли детей своих или чужих, - писал он, - обращай дело в служение Богу, уча их с усердием, занимаясь предварительно обдумыванием средств к обучению, ясному, вразумительному, полному (по возможности) и плодотворном».

По восприниманиям учеников можно назвать некоторые конкретные приемы воспитания, используемые отцом Иоанном: отсутствие наказаний; опрос в первую очередь учеников, желающих отвечать; живой пересказ Священного Писания, сопровождаемый чтением избранных мест из Евангелия или жития святых. Сопровождалось это чтение вопросами, которые переводили урок в беседу с многими учениками. С точки зрения современной педагогики эти приемы можно определить как использование активных методов преподавания.

Бывший ученик батюшки свидетельствует, что «во время уроков в классе было тихо», что «еще более незабываемыми уроками были уроки во 2 классе, когда мы учили Новый Завет. Трепетная восторженность рассказа передавалась нам. И такой недавней казалась нам жизнь Спасителя! Слезы выступали на глазах у батюшки во время рассказа о крестных страданиях Спасителя. Мы сидели потрясенные, притихшие». Тот же ученик повествует: «Прошел год, и мы в 3 классе. Батюшка стал объяснять нам богослужение как общую молитву Творцу. Он пояснял нам: «В Храме вы – перед Лицом Божества!» И это было нам страшно и таинственно».

Ученики любили ходить на службу отца Иоанна, и большинство из них знали, а в значительной мере и видели как его благотворение, так и любовь народа к нему. Все это, конечно, способствовало увеличению авторитета отца Иоанна как преподавателя.

Еще не могло не действовать на них, что отец Иоанн не наказывал, а вразумлял их беседой и заступался за них перед начальством. Он брал как бы на поручительство подлежавших исключению их школы, и, случалось, эти дети потом исправлялись.

Тем не менее, бывал он иногда и резким.

Так, одного 16-летнего мальчика, вслух усумнившегося в Божестве Святого Духа, отец Иоанн назвал безбожником и изувером, но ответил на его вопрос и потом позвал на отдельную беседу, после которой мальчик почувствовал себя обновленным духом.

Свободное, благожелательное отношение к детям не означает, что отец Иоанн отрицал всякое педагогическое принуждение.

Нельзя забывать, что отец Иоанн был духовником, исповедником большинства своих учеников. А умением исповедовать не менее, чем своей вызывающей исцеления молитвой, он и приобрел себе наибольшую славу.


Аhello_html_a031b52.jpgрхиепископ Фаддей (Успенский) (1872 – 1937 гг.) часто задумывался о задаче начальной школы. На первый взгляд кажется, что школа должна дать первоначальноеобразование, а с воспитательной точки зрения все заботы направлены на воспитание ума, т.е. на умственное развитие. Святитель, опираясь на святоотеческую традицию, говорит о том, что, если все заботы воспитателя направить только на изучение наук, развитие душевных способностей дитяти было бы односторонним. Даже более того, развитие одного ума могло бы вредно отразиться на развитии добрых качеств сердца и правильном развитии воли. А между тем развитие добрых качеств сердца и правильное развитие воли не только не менее, но даже более важно, чем развитие ума. Мы ценим человека не столько за его ум, сколько за его доброе сердце или твердую волю и характер. Воспитание начинается в семье и продолжается всю жизнь и никогда не оканчивается. Сама жизнь и ее различными переменами, радостями и горестями есть своего рода постоянная воспитательная школа, в которой Верховным Воспитателем является Сам Бог. Если воспитание продолжается постоянно, тем более оно не должно прекращаться в школе. С поступлением ребенка в школу влияние родителей часто ослабевает, т.к. дети удаляются из-под их постоянного надзора, и школа вынуждена занять их место. А часто родители сами вверяют детей школе, считая свои силы недостаточными для того, чтобы дать детям вполне правильное воспитание.

Под воспитанием архиепископ Фаддей понимает развитие сил воспитанника, но, учитывая различие этих сил из многообразия целей, можно говорить о различных видах воспитания. Так, есть физическое, или телесное, целью которого является укрепление тела и его здоровья, повышение выносливости и легкости движения. Под духовным воспитанием, которое точнее было бы назвать воспитанием души, святитель понимает развитие ее разумных сил, в свою очередь оно подразделяется на умственное воспитание (утверждение в уме ребенка здравых понятий и взглядов на вещи, развитие в нем наблюдательности, внимательности, сообразительности и т.д.), воспитание сердца (когда наставник хочет сделать сердце воспитанника искренним, доверчивым, мягким, благожелательным и т.п.) и воспитание воли (формирование твердой, последовательной, настойчивой воли и т.д.). Кроме того, понятие «воспитание» получает различное значение в зависимости от того, какой стороны жизни оно касается.

Архиепископ Фаддей соглашается с мнением многих педагогов о том, что воспитание должно стремиться к сообразности с природой воспитанника, или к природосообразности (т.е., обучению, при котором сообщаемые ученикам сведения легче бы ими воспринимались и тверже усваивались). Он считал, что только христианское воспитание является единстенно правильным и сообразным с природой человека. «Только христианство, - пишет он,- указывает для воспитания цель самую правильную, высокую и наиболее соответствующую природе человека, т.к. душа «по природе христианка», по выражению Тертуллиана. Главная цель самого христианства состоит именно в том, чтобы перевоспитать человека. Поэтому некоторые Отцы Церкви Самого Божественного Основателя христианства назвали Божественным Педагогом. Христианское воспитание соединяет в себе все то, к чему стремятся педагоги, и только оно вполне достигает тех целей, какие педагоги ставят для воспитания. Так, если говорят, что воспитание должно вести к счастью воспитанника, то только христианство и может дать истинное счастье человеку. Не отвергая земных радостей, оно запрещает только неумеренную привязанность к ним и указывает человеку на истинную радость, которая состоит в молитвенном общении с Богом, в служении ближним в духе любви. Но научить человека находить именно в этом радость и счастье, поддержать ее среди видимых скорбей и страданий жизни не может ни одно учение, ни одна философия или религия, кроме христианской»43.

Тhello_html_139c4249.jpgакже архиепископ в своем труде уделил внимание таким вопросам, как учет личностных особенностей воспитанников в педагогической деятельности, личность учителя и его нравственные качества, наглядность и последовательность в обучении, значение метода в воспитании и обучении и др.


Русская педагогика в трудах деятелей народной школы.


Ильминский Николай Иванович (1822 – 1892 гг.) родом из семьи священника. Прошел курс духовного училища, пензенской семинарии и казанской духовной академии. Академический курс в то время делился на два отделения – низшее (историческое и математическое, на котором он учился) и высшее. Кроимее того, Ильминский стал бакалавром татарского и арабского языков. Позже он стал преподавателем на миссионерском отделении академии. Николай Иванович стал проводить в жизнь свои взгляды о том, что инородцам нужны образовательные книги на их родном языке. Он перевел на татаский язык букварь с краткой Священной Историей, сокращенным катехизисом, нравоучениями и молитвами. Перевел и издал книги Ветхого Завета.

В 1864 году была открыта школа для крещенотатарского населения. Главные предметы обучения в ней – Закон Божий, молитвы, Священная История и катехизис.

В «Беседах о народной школе»44 Ильминский сформулировал свои воззрения на воспитание и обучение в народной школе. По его определению, задача народной школы (низшего училища) – выпускать людей, обладающих нравственными качествами. Школа не должна ограничиваться при образовании нравственного человека одним теоретическим учением. Ей надо вырастить и укрепить человека в добрых делах, в чувствах богобоязненных и честных.

Н.И. Ильминский дает подробное объяснение воспитания. Воспитание означает, по его мнению, развитие и увеличение. Увеличение бывает: 1) внешнее и механическое; 2) органическое и живое. Примером первого, по его словам, служит строящийся из кирпича дом; примером второго – жизнь растений и животных. Растение увеличивается изнутри согласно своей природе, причем внешние условия – почва, свет, воздух – служат лишь материалами, которые растение принимает и перерабатывает с помощью своих органов. То же происходит и с животным. Воспитатель может способствовать развитию животного и растительного организмов тем, что доставляет необходимые условия для их жизни и охраняет от вредных влияний.

Второй способ развития свойствен и душе человеческой – которая, по учению Церкви, отличается от тела, хотя с ним тесно соединена, и отчасти от него зависит, и имеет свои силы и законы, свою форму деятельности, свое духовное развитие. Так мы представляем человеческую душу, уподобляя предметам вещественным, не будучи в состоянии понять и представить действенное существо духовных предметов.

Народная школа, по мысли Н.И. Ильминского, воспитывая человека, должна содействовать органическому внутреннему росту душевных сил и способностей в религиозно-нравственном направлении, доставляя необходимую для того пищу и устраняя от вредных влияний.

Школа в воспитании ребенка составляет новый мир по обстановке, отношениям, речам и приемам, и сельским детям поэтому приходится долго приноравливаться к ее порядкам. Правильнее, если школа будет направляться в духе тех же семейных привычек, с какими дети поступают в нее. Школа, желая вложить в детей доброе, светлое, разумное, выработанное человечеством, должна не пренебрегать домашним воспитанием, а уподобиться садовнику, который прививает к сильному дичку ветку облагороженного дерева, и эта ветка срастается с дичком, в органическом единении растет и развивается и дает нежные и сладкие плоды. Народный учитель должен стоять к ученикам в отношениях семейных – не господином учителем, а по имени и отчеству, дядюшкой, дедушкой, иметь авторитет отца, дяди, деда, старшего брата. Вот эта задача органического, живого развития и стоит перед школой.

Наше богослужение в избытке содержит в себе религиозные элементы: молитвенные, догматические, нравственные, церковно-исторические, озаренные общим молитвенным характером. В церкви совершается молитва, по преимуществу происходит действительная религиозная жизнь. Здесь воспитывается страх Божий и любовь к Богу; здесь слышит и изучает ребенок на слух молитвы и символ веры. Православный христианин учится молиться именно в церкви, а не в школе. Отсюда необходимо, чтобы церковное богослужение совершалось благочинно и производило на юное поколение назидательное и священное впечатление; чтобы возношения, чтение и пение были внятны, раздельны и вразумительны. Если дети не научатся молитве и страху Божию в церкви, то в школе они тем более этому не научатся. Школа призвана лишь разъяснять или напоминать молитвенные тексты, рассказывать о священных предметах, возбуждая и разрабатывая молитвенные чувства, приобретенные в храме.

Таковы взгляды Николая Ивановича на религиозно-нравственное воспитание, которое должны давать сельскому населению наши родные школы. Эти взгляды он применял всецело у себя в семинарии и крещенотатарской школе. Народная школа Ильминского, изображенная в его «Беседах», религиозна, ибо предмет ее – развитие в детях любви к Богу и ближнему; она исторична, ибо ее постановка связана с историческим развитием религиозных убеждений; она народна, ибо народ требует религиозного учения для спасения души, а эта школа и учит спасению души путем всепрощающей христианской любви; она нравственна, ибо преследует исполнение детьми величайших нравственных законов о любви к Богу и любви к ближнему.

Рачинский Сергей Александрович (1833 – 1902 гг.).

С.А. Рачинский родом из богатой помещичьей семьи. В свое время был приглашен занять кафедру ботаники в Московском университете. Позже защитил докторскую диссертацию. Но, переехав в родовое имение в Татево Смоленской губернии, он почувствовал неудовлетворенность своей жизнью. Она обрела смысл и начала доставлять ему большую радость после того, как он стал сельским учителем.

Школу С.А. Рачинского и уклад в ней жизни описал Е. Поселянин в своей книге «Идеалы христианской жизни»45. Простая, светлая, с большими окнами классная комнатабhello_html_4c0a63f1.jpgыла украшена множеством картин и рисунков из Божественной и русской истории, рисунками его учеников. Тут же висел большой снимок с изображения Богоматери работы Васнецова. На стенах висели таблицы с красивыми заставками и орнаментами, написанные крупным славянским уставом рукою Рачинского и заключавшие тропари двунадесятых праздников, догматики и другие молитвы и церковные песнопения. Школа блистала чрезвычайной опрятностью и порядком, и все это поддерживалось учениками под наблюдением Рачинского. Дети сами мыли полы, выметали сор и пыль, рубили дрова, топили печи, таскали воду, ходили за провизией; только для приготовления обеда была старушка. С.А. Рачинский настолько отдал себя детям, что один из посетителей школы даже заметил: «Он был не только учителем своих учеников, мне кажется, мало будет назвать его отцом. Школа была его домом, школьники – его семья, для которой он работал, не покладая рук».

С раннего утра до поздней ночи проводил Рачинский в своем ежедневном подвиге. В 6 часов дети, жившие в общежитии, вставали и шли на молитву. Сергей Александрович произносил начальный и заключительный молитвенный возглас, как это положено мирянам. Дежурный ученик читал положенные молитвы, они заканчивались общим пением. Затем следовал завтрак. От завтрака до 9 часов производились хозяйственные работы. С 9 до полудня шли занятия. В старшей группе преподавал сам Рачинский. В полдень был обед. Перед обедом и после него пели молитвы. Посты в школе строго соблюдались. Овощи к столу шли из школьного огорода. Затем до 14 часов было свободное время, зимой отгребали снег около школы, летом работали в огороде. С 14 часов шли уроки. В 16 часов ребята полдничали, затем отдыхали, играли на дворе или прогуливались, а с 18 до 21 продолжались занятия. В 22 вечера читались вечерние молитвы. В субботу и праздничные дни Рачинский читал и объяснял очередное воскресное или праздничное Евангелие. Все вместе ходили на богослужение.

Свои наблюдения над крестьянскими мальчиками и русской душой вообще, свой богатый педагогический опыт С.А. Рачинский изложил в статьях, собранных впоследствии в одну книгу «Сельская школа»46, которая явилась итогом его жизни и творчества.

При всеобщем равнодушии к просвещению народа, при том, что религиозный элемент был введен в обучение только как уступка «невежественным требованиям простонародья», уровень сельских школ постепенно поднимался и они приобретали все более религиозный характер.

В народном представлении грамотность всегда рассматривалась как ключ к Божественному Писанию, и Рачинский особое внимание обращал на изучение церковно-славянского языка, церковного пения. Религиозный характер присущ русской школе; он постоянно вносится в нее самими учениками, ибо она – школа христианская. Христианская потому, что дети ищут в ней Христа, и основная задача народно-школьной педагогики – сделать из детей добрых христиан.

Вопрос об учительском составе народной школы для Рачинского один из основных, и он неоднократно со вниманием останавливается на нем. По его определению, «учительство в русской школе не есть ремесло, но призвание, низшая ступень того призвания, которое необходимо, чтобы сделаться хорошим священником»47. Но одним учителем, по мнению Рачинского, не исчерпываются учебные силы школы. Рядом с ним во всякой школе, заслуживающей название нормальной, действует законоучитель – священник, и школьное дело должно быть осуществлением учительского призвания Церкви. «Благо той школе, - восклицает Рачинский, - которая обладает таким законоучителем! Она не умрет, какие бы ее не постигали внешние и внутренние невзгоды. Она пустит и глубокие корни, и широкие ветви»48. Священник в школе – не только учитель, но пастырь и духовник. Вокруг священника должен собираться остальной учительский состав. «Хороший священник – душа школы; школа – якорь спасения для священника»49. Школа должна принять характер приходской школы. Церковность школы Рачинский понимает более широко, это характеристика ее внутреннего строя, ее духа.

Рачинский подчеркивает, что классное изучение Закона Божия должно сопровождаться практическим участием школьников в богослужении в качестве чтецов и певцов. С этим связано преподавание в школе церковно-славянского языка и церковного пения. Рачинский подчеркивает воспитательный смысл церковно-славянского зыка. Этот язык открывает доступ к сокровищам духовным – к Священному Писанию, к богослужебным книгам.

Победоносцев Константин Петрович (1827 – 1907 гг.).

Кhello_html_5fbfea64.jpg.П. Победоносцев родом из семьи профессора российской словесности Московского университета. Его дед был священником. А сам он стал правоведом. Свыше 25 лет занимал пост обер-прокурора Святейшего Синода Русской Православной Церкви. Константин Петрович издал много работ в области права, богословия, истории, христианского просвещения и воспитания. Он занимался основанием церковноприходских школ, строительством сельских храмов, изданием молитвословов и доступной благочестивой литературы для народа, заботился о благочинном пении в церквах и усилением церковной благотворительности. Он сумел понять и оценить С.А. Рачинского и его «сельскую школу».

Педагогические заметки К.П. Победоносцева «Ученье и учитель» представляют собой практические советы учителю и размышления о народной школе и ее духовной основе.

Деятельность учителя Победоносцев характеризует как служение: «При самом начале дела не воображай, что всего важнее метод обучения. Всего важнее – в самом начале – сознание своего долга и верности ему…

Если хочешь, чтобы класс твой был спокоен и внимателен, будь спокоен и внимателен сам, - спокоен прежде всего во внешних приемах…

Надо тебе знать каждого из учеников по имени, и по имени звать его. Плохой равнодушный учитель безымянно тыкает своих учеников. В доброй школе я видел доброго учителя, как он звал детей без фамилии по именам…

Когда поправляешь тетради, будь терпелив и внимателен: не ожидай и не требуй всего зараз и от каждого одинаково. Думай, до чего в данную минуту может быть способна голова ученика твоего: чего не поняла сегодня, может понять завтра – не порти ему радость самосознания, когда видишь, что он старается понять и работает головой.

Приходится бороться с ленью и равнодушием. Но помни, что каждое внушение и наказание должно быть действенно. Не затрачивай сразу всю его силу. Иногда довольно взгляда, довольно движения. Когда этого не достаточно – действует слово. Но где довольно одного слова, берегись многословия.

Не раздражайся мелочами и не придавай им значения. Шалун нарисовал на столе твою фигуру, да еще подписал. Что тебе делать? Спокойно сотри ее или вели стереть соседу. Беда, если рассердишься, да еще станешь расследовать. Тогда пример станет заразителен.

Когда сидишь в классе и видишь перед собою 30 ребят, не забывай, что и ты когда-то был совершенно такой же.

И тоже помни: чего требуешь от каждого из учеников своих – и последнего и первого, - то сам ты должен уметь делать. Итак, всякую работу, какую задаешь им, ты должен сначала уметь проделать сам как можно лучше. В этом правда, и без правды – какое учительство!...

Будь естествен: говорить надо так, чтобы ясно понимали те, кому говоришь. Итак, когда говоришь, не от себя исходи, не о себе думай, а о тех, кому говоришь. В них жизнь движется: надобно им слышать живое слово.

Учитель пусть помнит, что он делает великое дело, которое нельзя делать с небрежением…

Когда судят о человеке, надобно отыскивать в нем не одну лишь отрицательную сторону, а прежде всего положительную: мы скорее замечаем, чего нет в человеке, нежели что есть в нем. А что есть – это всего важнее.

Так, обсуждая ученические работы, мы гоняемся за ошибками и их отмечаем. Это мало и эта мерка неправая. Надо уметь смотреть внутрь, сквозь ошибки. Кто умеет, видит сквозь ошибки, к чему способен ученик, что умеет, что может дальше в нем вырасти…

Когда работа употребляется в школе в виде наказания, это плохой показатель: значит работа мало ценится или сама по себе считается тяжким и скучным делом…50»

Говорил Победоносцев и об учительской деятельности. Главное, по его мнению, при подготовке учителя то, что он должен пройти «через лабораторию действительного учительства в начальной школе, где приобретается искусство учить не посредством книжных лекций, но обращением с живыми детьми, притом не с теми или другими детьми, но с целой организованной массой детей51».

Особо болело сердце К.П. Победоносцева о преподавании Закона Божия. «Ты преподаешь детям Закон Божий… Больше всего берегись делать из Евангелия учебную книгу: это грех. Это значит – в ребенке обесценивать для человека книгу, которая должна быть для него сокровищем и руководством целой жизни. Страшно должно быть для совести разбирать слово жизни на бездушные кусочки и делать из них мучительные вопросы для детей…Есть в школе законоучитель, есть программа, есть балл, показатель знания… Результаты такой постановки учения – поистине чудовищные. Я видел учебники, в которых по пунктам означено, что требуется для спасения души человека, - и экзаменатор сбавляет цифру балла тому, кто не может припомнить всех пунктов… Где тут разум? Где нравственность? Где, наконец, - и прежде всего – вера, о коей мы лицемерно заботимся?52»

Настоящее учение, как считает Победоносцев, совершается тогда, когда ученик понимает, для чего он учится. Учитель должен обращаться к двум душевным качествам, на которых утверждается всякое знание: к любознательности и к наблюдательности. Эти качества добрый учитель отыщет в душе у каждого ученика, если возьмет себе за труд вглядеться в нее.

Говоря об общем образовании, Победоносцев среди всех курсов выделял основные предметы, самое существенные знания, которые ученик должен вынести из школы и с которыми он может надежно приступить к высшему образованию. «Это, во-первых, нормальное развитие религиозного знания и настроения, в связи с церковью – духовная, нравственная основа жизни и деятельности. Другое – и очень существенное – это словесное искусство и знание. Хороша та школа, - которая приучает учеников своих мыслить и выражать мысли в слове ясно, точно и определительно»53.



3. Проблемы современной педагогики.

Основные подходы к воспитанию.


Долгое время практика воспитания детей находилась под влиянием довольно сухих мотивов педагогики Ветхого Завета и мало преображалась тем, что внесло в мир Евангелие. Это неизбежно исказило проблему воспитания ребенка, потому что оно, как говорит профессор прот. В. Зеньковский, «не дышало всей силой христианского понимания человеческой души»54.

В этом отношении Ян Амос Коменский впервые выступил с признанием в природе ребенка великих даров. В ребенке он усматривал природное влечение к свету, знанию, добру, а роль воспитания сводил только к помощи ребенку в процессе его созревания. Далее Ж.Ж. Руссо, смотря на свой идиллический взгляд на ребенка, возвращает педагогику к той любви, с которой смотрел на детей Новый Завет. Суровость как принцип в деле воспитания становится после Руссо непризнанием добра в душе ребенка. У Л.Н. Толстого эти взгляды доходят до полного анархизма. Он так умилялся природой ребенка, что снимал «всякие препятствия перед ребенком в его действиях»55. Отчасти с Л.Н. Толстым согласиться можно, поскольку и раньше, и довольно часто сейчас процесс воспитания строится без учета интересов ребенка. С этой точки зрения критическая часть «педагогического анархизма» Толстого, как отмечал протоиерей Василий Зеньковский, верна. Действительно, и мы говорили об этом, каждая человеческая душа «должна пройти свой путь», и внешне невозможно устранить того, что «растет изнутри». Исходя из подобных соображений, Л.Н. Толстой и предлагает предоставить ребенку абсолютную свободу. Однако при этом он отрицал не только возможность воспитания, но даже и право на него. Как пишет С.Ю. Дивногорцева, «с точки зрения православной педагогической мысли права на воспитание нельзя отрицать ни в коем случае. На воспитывающем лежит задача угадать логику внутреннего роста ребенка, помочь ему найти самого себя. И эту задачу должны, прежде всего, выполнять близкие ребенку люди – родители и воспитатели. Если они ничего не внесут в душу ребенка, то внесет улица, окружающая обстановка, которая не всегда бывает благоприятной»56.

Учения Руссо и Толстого положили начало развитию целого рода т. наз. «гуманистических» течений в педагогике и психологии. Так, немецкий педагог Линда создал «педагогику индивидуальности», настаивая на том, что человеку необходимо предоставить полный простор в развитии. Американский педагог Дьюи развил течение под названием педоцентризм, означающим, что педагогика все свои категории должна определять исходя из интересов и потребностей ребенка. Представители т. наз. гуманистической психологии А.Маслоу, К. Роджерс и др. рассматривали личность ученика как сложную индивидуальную ценность, которая обладает потребностью в самореализации своих возможностей.

Все эти и многие другие течения психолого-педагогической мысли привели к созданию и утверждению в сегодняшней практике образования теории, которая в настоящее время обозначается термином «личностно-ориентированное обучение». Несомненные достоинства здесь есть. Это внимание к внутреннему миру ребенка, к развитию его личности, что, несомненно, впадает в русло христианства. Кроме того, внимание к возрастным и индивидуальным особенностям ребенка привели к мощному развитию и дальнейшему поиску новых, более эффективных методов, форм и средств обучения.

Однако еще протоиерей Василий Зеньковский отмечал, что «чистый атеизм легко соединяется с равнодушием и потому особой силы не имеет, но атеизм, оплодотворенный гуманизмом, стремится вытеснить христианство и иногда успевает в этом»57. Действительно, преувеличение многих, пусть даже положительных черт, т. наз. гуманистической педагогики превращает их в недостатки. Православный взгляд на природу ребенка таков, что она считается поврежденной первородным грехом и требует сначала исцеления, а потом развития. Блаженный Августин по этому поводу говорил о том, что младенцы невинны лишь по своей телесной слабости, а не по душе. «Поэтому, - говорит С.Ю. Дивногорцева, - и нельзя полностью определять содержание, методы, формы воспитания, основываясь исключительно на потребностях ребенка. Кроме того, следование за интересами ребенка, а значит, постоянное развлечение его – игра, спонтанная деятельность и исключительно положительные эмоции – может со временем стать самоцелью, а приобретение знаний уйдет на второй план»58.

Итак, христианство стоит на позиции любви и уважения ребенка, но не принимает гуманистическую (антропоцентрическую) основу современной светской образовательной системы. Для православной педагогической мысли характерна христоцентрическая основа образования.




Используемая литература


  1. Александр (Семенов Тян-Шанский), епископ. Отец Иоанн Кронштадтский. – Париж, 1990.

  2. Антология педагогической мысли христианского средневековья. – М., 1994. Т.1.

  3. Василий Великий, святитель. Творения. – М., 1846. Ч.3.

  4. Григорий Богослов, святитель. Собрание творений. – Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1994. Т.1.

  5. Дернов А.А. Методика Закона Божия. – СПб., 1913.

  6. Дивногорцева С.Ю. Теоретическая педагогика. – М., 2004, с.16-17.

  7. Древние иноческие уставы. – М., 1892.

  8. Зеньковский В., прот. Педагогика. – М., 1996.

  9. Ильминский Н.И. Беседы о народной школе. – СПб., 1889.

  10. Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений. - М., 1991. Т.1. Кн.1; Т.4. Кн.2.

  11. Иустинн, философ и мученик. Творения. – М., 1892.

  12. Климент Александрийский. Педагог. – М., 1996.

  13. Писания мужей апостольских. – Рига, 1992.

  14. Победоносцев К.П. Сочинения. – СПб., 1996.

  15. Поселянин Е. Идеалы христианской жизни. – СПб., 1994.

  16. Рачинский С.А. Сельская школа. – М., 1991.

  17. Священник Евгений Шестун. Православная педагогика. – Самара, 1998.

  18. Смирнов П.А. Жизнь и учение преосвященного Феофана, Вышенского затворника. – 2-е изд. – М., 1915.

  19. Сурова Л.В. Методика православной педагогики. Ч.1. Педагогика. Школа. Человек. – Клин, 2002.

  20. Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям.

  21. Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания. Собр. соч. Т.8. – М.-Л., 1950.

  22. Фаддей, иеромонах. Записки по дидактике. – Уфа, 1902.

  23. Феофан Затворник, святитель. Путь ко спасению. (Краткий очерк аскетики). – М., 1899.

  24. Филарет (Дроздов), святитель. Слова и речи. – М., 1848. Т.2, Т.3.

  25. Юркевич П.Д. Сердце и его значение в духовной жизни человека, по учению слову Божьего. – Философские произведения. – Г., 1990.



Дополнительная литература

1.Зеньковский В.В., прот. Дар свободы. – Париж.

2.Зеньковский В.В., прот. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. – М., 1990.

3. Иоанн Златоуст, святитель. О христианском воспитании // О религиозном воспитании детей. Сб. – М., 1993. – С.7-25.

4.Корчак Я. Как любить ребенка. Правила жизни // В кн. «Как любить ребенка». – М., 1990.

5. Лихачев А.Е. Учительное служение Православной Церкви в отношении к подрастающем поколению // Вестник духовного просвещения. - №1. – М., 1994. – С.16-23.

6. Рубинштейн М.М. История педагогических идей. – М., 1912.

7. Русская педагогика в главнейших ее представителях. Хрестоматия / Сост. Демков. – М., 1898.
















Тема 2.

Православная антропология как основание педагогики


Воссоздание образа Божия в человеке является главной целью педагогического процесса. Но что значит раскрыть в человеке образ Божий? У педагога должны быть конкретные задачи, цели, формы, средства. И результат всегда должен быть ощутим.

Человек исказил свою природу грехом (а у Адама была естественная природа). Когда он находился в Раю, в нем была добродетель. Но потом его естественная природа была омрачена грехом и стала ограниченной. Святые отцы, такие как Макарий Великий, Иоанн Кассиан Римлянин, Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник и д.р. создали некую систему Менделеева – учение о страстях. Это перечень и последовательность самых элементарных страстей и противоположных им добродетелей. Такое учение смело можно положить в основу православного воспитания. Ознакомившись с житиями указанных Святых и их богословскими трудами, можно составить четкий перечень пороков и добродетелей в виде строгой последовательности , установленной ими опытным эмпирическим путем (см. Рис. 3).




Пороки, страсти, грехи

Добродетели

8 – гордость

8 – любовь

7 – тщеславие

7 –смирение

6 – уныние

6 – упование на Бога

5 – печаль

5 – радость

4 – гневливость, раздражение

4 – терпение, кротость

3 – сребролюбие

3 – нестяжание, милосердие

2 – блуд, прелюбодеяние

2 – целомудрие

1 – невоздержание, чревоугодие

1 – воздержание (умеренность во всем)


Рис. 3. Последовательность пороков и добродетелей, определенная опытным путем в Святоотеческих учениях. 1,2,3 - телесные пороки, 4,5,6 – душевные грехи.





Иоанн Кассиан Римлянин в своих трудах излагает учение о восьми ступенях греха и добродетели. То же самое есть и у Феофана Затворник Игнатия Брянчанинова, Иоанна Лествичника, Аввы Дорофея.

Из этих восьми элементарных пороков произрастает все греховное − так учит нас Святоотеческое учение о страстях. Рассмотрим его несколько подробнее.

У Святых Отцов разработана система средств и способов избегания плохого и достижения хорошего, даны её подробное описание, критерии, а также три уровня развития пороков. Это дает мощное основание для определения уровня падения конкретного человека. Своего рода диагностика степени греховности, определение ее стадий (начальная или уже укоренившаяся) (рис.4).








hello_html_m14121854.png

Рис. 4. Греховные страсти и борьба с ними.

Однако не существует систематизированного руководства по извлечению этой жемчужины − теории воспитания.

Рассмотрим по порядку все уровни пороков и соответствующих им добродетелей.

Существует 3 телесных порока:

1) Чревоугодие, т.е. поклонение телесным потребностям. Оно проявляется в угождении чреву и телу, поклонении телесным потребностям. При этом иерархия ценностей человека построена таким образом, что нет потребности выше, чем потребности чрева. Классическое чревоугодие − это объядение: многоядение, сладкоядение и частоядение. И всякое невоздержание нарушает нормальный строй человека, его потребности и его общение. Это корень, из которого растет множество страстей. Невоздержанность в пище проявляется и в делах, и словах, и взглядах. Такой человек легко уязвим, чувственен. Его духовная жизнь − это сплошные падения и вставания. Воспитание идет через пост. Если человек отрывается от удовольствий, у него появляется больше силы. Как писал преп.Иоанн Лествичник, «пост есть насилие естества, отвержение всего, что услаждает вкус, погашение телесного разжжения, истребление лукавых помышлений, освобождение от скверных сновидений, чистота молитвы, светило души, хранение ума, истребление сердечной бесчувственности, дверь умиления, воздыхание смиренное, радостное сокрушение, удержание многословия, причина безмолвия, страж послушания, облегчение сна, здравие тела, виновник бесстрастия, разрешение грехов, врата рая и небесное наслаждение»59.

Противоположная греху добродетель – воздержание, мера во всем. Умеренность нужна во всем − как по отношению к телесным потребностям, так и во всем образе жизни. Святые Отцы уходили в пустыню, закрывались в пещерах и на себе проводили, своего рода эксперимент, выясняя, какие в человеке существуют страсти и добродетели. Они обходились без факторов стороннего воздействия – государства, школы, семьи. У них не было ничего − только пустыня, скалы и Бог − больше никаких воздействий. Это, можно сказать, почти лабораторные условия для IV века, и в которых проявление страстей расписано во всех подробностях.

Есть дети по природе воздержанные и невоздержанные. Принцип воспитания невоздержанных детей: дождитесь ситуации. Необходимо наглядно показывать таким детям, что «давать лучше, чем брать». Другой важнейший принцип: дождитесь вопроса. Ожидание благоприятных обстоятельств для искоренения порока − важный момент. Иногда приходится ждать годами. Следует помнить, что жизнь тела и души неразрывно связаны. Если наша телесная жизнь неумеренна, то духовной умеренной жизни быть не может: надо идти от телесного к духовному.

2) Блуд, а добродетель – целомудрие. Господь так любил Адама и Еву, что по его планам размножение в раю должно было быть подобно ангелам (ведь число ангелов увеличивается, и это как-то происходит). Но после грехопадения они получили падшее естество и уподобились скотскому состоянию жизни. Бог оставил людям возможность размножаться таким же способом, как и скоты. И дабы они не избегали миссии продолжения рода, он дал им половое влечение, которое начинается в пубертатный период.

Это влечение имеет определенные рамки. Его мотивы могут быть и целомудренными, и романтическими. Бывает, что один человек любит другого, и от этого его личность расцветает, украшается, обновляется. Сама же добродетель целомудрия основана на том, что человеку изначально было дано целостное восприятие мира, в том числе другого человека и конкретной ситуации. После падения и изгнания из Рая, человек утратил этот божественный дар. Человек падший, нецеломудренный, имеет блудное мышление. Он видит только один из аспектов мира. Какую картину ему не покажи, он вкладывает в это свой смысл. Его духовное зрение не позволяет охватить ситуацию в целом. Современные ученые тоже выхватывают лишь несколько аспектов из целого поля, из всей проблемы. Это – показатель нарушения целомудренности и может проявиться, например, в искусстве. Распутный человек не может создать ничего целостного и красивого.

Одна из наших главных задач – укрепление целомудрия в детях. Самый лучший способ уничтожить всякую нацию – лишить ее целомудрия. Именно об этом говорят зарубежные деятели по планированию семьи. На программу по планированию семьи, которая направлена на растление детей в школах, потрачено миллиарды долларов, и это хуже атомной войны, потому что растленным будет целое поколение. При этом пропагандируется не только растление, но и половые извращения, которые преподносятся как некая норма. Следствием этого является разрушение семейных традиций и отношений. Половое влечение возникает в подростковом возрасте. Это остатки наказания, изгнания из Рая. Оно дано нам лишь для продолжения рода, а не для получения удовольствия. Гражданский брак ведет к осквернению тела. Человек нарушает заповедь – «Не прелюбодействуй», тем самым оскверняет душу. Современное же поколение ввело это в норму жизни. И, к сожалению, это узаконивается средствами культуры, искусства, кино - становясь общепринятым.

Один мудрый муж спросил преп. Иоанна Лествичника: «Какой грех после человекоубийства и отречения от Христа есть тяжчайший из всех?» Преподобный ответил: «Впасть в ересь». Тогда тот возразил: «Как же соборная церковь принимает еретиков и удостаивает их причащения Св. Таин, когда они искренно анафематствуют свою ересь, а соблудившего, хотя он и исповедал сей грех, и перестал делать его, принимая, отлучает на целые годы от Пречистых Таин, как повелевают апостольские правила?»

Противоположная блуду добродетель − целомудрие, целостное воззрение на мир. У человека, подверженного блуду, мир становится фрагментарным, поэтому целостность мира − великая добродетель. На эту тему ведутся обширные дискуссии на телевидении. Нет греха, кроме нераскаянного. Целомудренные девушки − это цвет нации. Существуют законы телегонии: если спаривают непородистых животных, то вся порода становится непригодной. Самая первая интимная связь определяет все потомство. Это учитывал и Серафим Саровский. Он отделял в монастыре сестер целомудренных от раскаявшихся, как ведущих разный образ жизни. В монастыре он селил их отдельно друг от друга. Битва за восстановление целомудрия должна быть главной среди молодежи. От рождения у человека внутри заложена совесть и целомудрие. Прямыми вопросами его легко вывести на покаяние, и восстановление утраченного.

3)Сребролюбие, а добродетель – нестяжание, щедрость. Для сребролюбивого человека высшая ценность – приобретение и всякое обладание. В этом для него заключается смысл самого существования, а остальное не имеет значения. Именно на это нацелена современная реклама, искажая потребностный мир ребенка. Зачастую ребенок уже не воспринимает серьезного разговора ни родителей, ни педагогов. Однако у многих детей в глубине души все же существует потребность милосердия.

У меня в воскресной школе была очень жадная девочка. Жадность патологическая. Копировала своих родителей. В сложившихся условиях педагогу необходимо создать или правильно использовать такую ситуацию, в которой человек раскрылся бы, понял истинный смысл происходящего. Бывает, что ждать приходится несколько лет. При этом девочке было бесполезно говорить, что она жадная, что необходимо думать о других людях. Надо было дождаться и использовать подходящий случай. Наконец он представился. Однажды мы Воскресной школе пили чай. Уже заканчивали. И кто-то из родителей опоздал и принес шикарнейшие конфеты в красивой обертке. Дети есть дети – обрадовались. И возникла такая мысль: угостить всех. Я ей говорю: «Раздай всем, а что останется – тебе». Это ее вполне устроило (что-то останется ей). Она раздает. Все ее радостно благодарят. И пока она шла с этими конфетами, то стала просто героиней, получив столько благодарности и похвал. И так по милости Божией случилось, что осталась одна конфета. Она думает: отдать или себе оставить. Она отдала. Ну, думаю, сейчас реву будет! Но нет. Я ей говорю: «Ой, Катюш, тебе ни одной конфеты не досталось!» А она говорит: «Да ничего! А можно я в следующий раз тоже буду раздавать конфеты?» Ей понравилось больше отдавать, чем брать. У ребенка была радость от того, что она доставила другим радость. Такое с ней было первый раз.

Милосердие − это такое православное качество и нестяжательное упражнение, без которого мы не можем быть настоящими христианами. Всякое имущество привязывает человека к материальному миру и такой человек не может жить полноценно духовным миром.

В России издревле был принят меценатский образ жизни. У нас есть канонизированные святые, которые обрели милость Бога за свою нестяжательную милосердную жизнь, что интересно, в сребролюбии упрекали даже Святого Праведного Иоанна Кронштадтского за то, что он ездил на дорогих каретах, нарядно одевался, и имел богато обставленную квартиру. На самом же деле Иоанн Кронштадтский был одним из наиболее милосердных и нестяжательных людей своего века. Он делал огромное количество пожертвований ежедневно. Средства, которые ему давали, были у него в руках всего несколько минут. Одной рукой он брал, а другой все отдавал, что часто шокировало людей. Например, однажды богатый человек лично вручил ему огромную сумму денег, а он взял и тут же отдал их нищему.

Праведный Иоанн Кронштадтский создал дом милосердия, где множество людей смогли работать в мастерских и были при деле.

Сейчас у нас в стране столько бомжей и освобожденных из тюрем, которым просто некуда деваться. Есть, конечно, и положительные примеры: при некоторых храмах ежедневно раздают бесплатные обеды, голодные люди приезжают со своими чашками, ложками со всей Москвы и бесплатно получают суп, кашу, хлеб. Бесспорно, это ощутимый реальный вклад в дело милосердия. Хотя в Минске владыка Филарет также открыл дом милосердия. Эти ростки милосердия − первые в постсоветское время в лоне Русской Православной Церкви.

В Дивеево, где все соблюдается строго, по заповеди Преподобного Серафима, нет никакой роскоши − простые нары, скромная трапеза − но к людям щедрое отношение. Вероятно, сам Преподобный «заставляет» всех делать добрые дела. Однако, такие примеры единичны и дела милосердия постепенно утрачиваются. Серафим Саровский писал: «Излишнее попечение о вещах житейских свойственно человеку неверующему и малодушному. И горе нам, если мы, заботясь сами о себе, не утверждаемся надеждою нашею в Боге, пекущемся о нас! Если видимых благ, которыми в настоящем веке пользуемся, не относим к Нему, то как можем ожидать от Него тех длаг, которые обещаны в будущем?..»60

4) Гнев, раздражение – это не телесный и не душевный порок, а находится как бы между телом и душой. У каждого человека есть свойство раздражаться и гневаться, но надо больше обращать внимание не на чужие, а на свои недостатки, препятствующие нашему совершенству, именно такой должна быть реакция православного человека.

Однако враг не дремлет и все переворачивает в обратную сторону. И тогда у человека гнев и раздражение появляется не по отношению к своим недостаткам, а по отношению к своим близким. Дьявол закрывает человеку глаза на свои промахи и открывает их, даже через увеличительное стекло, на недостатки ближнего. Чем больше мы видим недостатки ближнего, тем меньше замечаем свои собственные. Всякая же духовная личность − Святые Отцы, Преподобные − ощущали свои грехи, совершавшиеся ими на каждом шагу, при этом многие из них вели праведную, молитвенную и аскетическую жизнь.

Например, святитель Димитрий Ростовский считал себя очень гневливым человеком. Но каждый раз, когда его гнев проходил, он подходил к человеку и просил у него прощения со слезами. И святость его оставалась непоколебимой – порок Господь закрывал покаянием.

Преподобный Серафим видел огромное количество грехов, которые он совершал и совершает на каждом шагу и на фоне этого грехи других людей казались мелкими.

Крайняя степень гнева − это убийство. Почти все убийства происходят в невменяемом состоянии. Можно убивать словом. Энергия гнева очень тяжела, и эта очень разрушающая страсть передается по цепочке, прервать которую может только благодать Любви.

Противоположные свойство гневу – терпение и кротость. Действительно, порою возникает вопрос, где взять силы терпеть, когда терпеть невозможно, когда все внутри клокочет и раздражается? Необходимо помнить, что терпение можно обрести с призыванием благодати Божией − только таким способом мы можем избежать раздражения с пользой для своего спасения. «Терпение есть добродетель, которая во всякой приключившейся неприятности, печали и скорби предается воле Божией и готово лучше все выстрадать, чем согрешить перед Богом. Или терпение есть добродетель, укрепляющая сердце в крестном подвиге, сохраняющая от негодования и ропота и научающая предаваться во всем воле Божией», - пишет святитель Тихон Задонский61. Кротость выражается даже во взгляде или походке. В уставах монастырей это прописано до самых мелочей: как надо идти и не махать руками, какими должны быть движения, позы и взгляд. Все это направлено к истинному благочестию и кротости, чтобы через поведение человек обрел соответствующее внутреннее состояние.

Например, период послушания в монастыре длится три − четыре года. За этот период надо хотя бы научиться внешне быть кротким. А потом привыкнешь и станешь кротким на самом деле.

5) Печаль. Чем тяжел этот порок? Она парализует всю чувственную сферу человека: ничего не вдохновляет и не радует. Есть в человеке ум, чувство и воля. И вот к чему не прикоснись в чувствах, все печально, ничто не радует. Человек может жить в таком состоянии довольно недолго. Преп. Иоанн Лествичник пишет: «Как часто слишком большое количество дров подавляет и угашает пламень и производит множество дыма, так часто и чрезмерная печаль делает душу как бы дымною и темною и иссушает воду слез»62.

Противоположная этому пороку добродетель – радость. Говорят, что Православие – печальная религия. Ничего подобного! В Православии нет печального образа, а напротив, людей призывают: радуйтесь! Причем радоваться нужно не беспричинно, а тому, что мы видим образ Божий в любом человеке, Его красоту, красоту окружающей природы. Если себя так поупражнять, открывается такое вот духовное видение.

Я несколько лет назад был в Знаменском монастыре и встретил там монахиню Ангелину. У нее интересная жизненная история. Когда ей было еще 16 лет, они с семьей жили в одной сибирской деревне. Жили очень бедно, голодали. Мать отдала ее в богатую семью помогать и зарабатывать деньги. Вот она идет с магазина и слышит, как звенит колокол. Зашла в храм. И вдруг ощутила такую радость, такую красоту, как будто на небо попала! Так хорошо душе стало! Ее окружили сестры, стали обращаться к ней с любовью, и сказали, чтоб приходила к ним в монастырь. Назвали – Знаменский монастырь. Она говорит, что слышала, как будто с ней ангелы разговаривают. Когда вышла, стала думать, как туда попасть, ведь надо семье помогать. Она приехала домой и сказала, что уходит в монастырь – земной рай. Родственники поехали за ней, чтоб посмотреть, что это за место. Когда увидели это блаженство, то отпустили девочку, заключив договор, что летом она будет приезжать домой и помогать по хозяйству. Она пережила советскую власть на лесоповале, как и все сестры. Потом открыли монастырь. И она немощная, больная описывает красивые картины. Все, о ком она начинает рассказывать, это все святые люди, например владыка монастыря. И это при том, что и батюшки, и миряне говорят о его многих грехах. Все гневаются, а она радуется.

Арх. Софроний (Сахаров) в книге «Жить с Богом как оно есть» высказывает такую замечательную мысль, что с утра до вечера дьявол делает все, чтобы испортить человеку настроение, опечалить его, лишить вдохновения. Чтобы противостоять этому, надо с утра возрадоваться Господу, помолиться и стараться сохранять это настроение, поддерживать этой радостью других людей. У Серафима Саровского было замечательное свойство: если кто опечалится, устанет, они подходил и гладил, подбадривал. Он был лицом Божественной неиссякаемой радости.

6) Уныние. Самая ужасная страсть. Многие Святые Отцы говорят о ней, как о самой злобной. Уныние поражает всего человека: тело, чувства, разум. Это состояние парализует, он ничего не хочет делать, руки его опускаются. Преп. Иоанн Лествичник пишет: «Уныние есть расслабление души, изнеможение ума, …ненависть к обету, …оболгатель Бога, будто Он немилосерд и нечеловеколюбив»63. Иногда уныние доводит до самоубийства. Состояние ступора − самое опасное состояние. Возникают мысли о том, что все бессмысленно, ненужно, парализуется воля: человек не может сопротивляться. Причем выбраться самостоятельно из этого он не в состоянии. Так начинается увлечение наркотиками, которые тоже ничего не меняют. Уныние не исчезает, а всего лишь отходит в сторону.

Противоположная этой страсти добродетель – упование на Бога. Это означает: «Слава Богу за все, все – по нашим грехам, или все по воле Божией». Упование служит как бы для отражения дьявольских стрел. Если человек полностью уверен, что все происходящее с ним является идеальным средством для спасения души, он на верном пути. Порой нам все кажется несовершенным и в мире ничего совершенным быть не может, но «если бы у нас были другие возможности…». Необходимо верить, что все происходящее − и плохое, и хорошее – дает нам Бог. По милости Божией, дьявол ничего не сможет сделать с нами плохого. Он может лишь пугать нас, ставить подножки, портить настроение.

Можно привести множество примеров, когда, пророки, мученики во всех жизненных обстоятельствах уповали на Господа. В конечном счете, важно, где находится душа человека − с Богом или без него. Возможно, все скорбные жизненные обстоятельства и нужны для того, чтобы нас приблизить к Богу. Иным способом мы, вероятно, никогда не приблизились бы к Нему.

7) Страсть тщеславие является неестественной. Противоположная ей добродетель − смирение. Тщеславие буквально означает тщетную славу. От похвалы становится радостно, даже тепло, хотя внешне мы этого не показываем. Похвалили меня, а на душе радостно. Поругали – защитная реакция. Тщеславный мотив – очень мощный мотив. Все до единого поражены тщеславием. Поиск тщетной славы – это когда люди нас не хвалят, а мы думаем, как угодить им. При этом мысли завязываются на человеке. Конечно, можно достичь и славы, и наград, но на Страшном Суде откроется вся тщетность мирской славы и окажется, что пред Богом мы никто.

Известно множество таких откровений, когда человек жил внешне благочестиво и красиво, а в момент смерти открывалось, что он великий грешник и просто делал все, чтобы прославиться. Бог не присутствовал в его жизни по-настоящему. Тщеславный мотив – очень мощный и сильный; все люди поражены этим, иногда даже самые благочестивые.

Иоанн Кронштадтский, который вел очень активную подвижническую жизнь, записал однажды в своем дневнике, что когда он подходил к Андреевскому собору, где служил, у входа сидела женщина и просила милостыню. Он обратил внимание на то, что она грязная, оборванная, дурно пахнущая, и брезгливо подумал: «Сколько дней прошло, сколько тебе пожертвовали, а ты не можешь одеться и привести себя в порядок!». Обуреваемый такими мыслями, он вошел в храм, но, только переступив его порог, сразу почувствовал, что благодать Святаго Духа от него отошла. Он подошел к иконе Божией Матери, упал на колени и стал просить прощения за то, что осудил женщину, не зная, какой жизнью она живет; и начал оправдывать ее: может, эти деньги она кому - то отдает, собирает на что-то, или она юродствует. Со слезами он молился Матери Божией и, наконец, почувствовал, что благодать Святаго Духа возвращается к нему. Он вошел в алтарь. В это время нестройными голосами запел хор. Ему стало неприятно и он опять осудил: «Когда ж научитесь петь»? И снова почувствовал, что благодать Святаго Духа от него отошла. Когда он начал совершать проскомидию, подошел диакон и начал кадить, при этом у него выпал уголек, ковер загорелся. Иоанн опять сказал про себя: «Когда ты кадить научишься?» И вновь он почувствовал, как благодать Святого Духа отошла от него. Тогда он упал на колени и сказал: «Господи, прости меня грешного!»

Иоанн Кронштадтский отличался удивительным свойством – он откровенно писал о своей духовной жизни. Когда читаешь его записи, возникает вопрос: как такой праведный святой − исцелявший католиков и православных, тяжелых больных людей, прозорливый, имевший дар молитвы, и во время службы даже поднимавшийся над землей − вдруг оказывается тяжким грешником, который каждую минуту осуждает и тщеславится. Как так получается? Но ведь Иоанн Кронштадтский как раз и отличался тем, что видел свои грехи. А у нас по-другому: мы идем по жизни, не замечая ничего, как слоны в фарфоровой лавке, все крушим по дороге, не видим того, в чем следует каяться. А Иоанн Кронштадтский имел духовное зрение и сразу начинал каяться и соединяться с Богом в искреннем покаянии и величайшем смирении. И Господь, который гордым противится, смиренным дает благодать. Без смирения благодать нельзя получить. У Иоанна Лествичника мы читаем: «Смирение − это тайна всей жизни». Это свойство образа Божьего − в самом человеке. «Никого не осуждать и всем мое почтение» − так учили Оптинские Старцы. Если грешит кто − Бог ему судья. Судить − не человеческое занятие. Судить результаты и последствия поступков можно, а человека – нет! Нельзя давать оценку личности. Даже суд, и прокуратура имеют дело только с вещественными доказательствами.

Противоположность греху тщеславия − смирение −свойство всех наших Святых. Как уже отмечалось, обсуждение принципиально важно, что обсуждается − результаты или личность. Можно ставить вопрос так: «Что сделали? что натворили?», но не кто эти люди?

Один старец на вопрос: в чем заключается смирение, отвечал: «В том, если простишь брату, согрешившему против тебя прежде, нежели он попросит прощения у тебя».

Тщеславие - смертный грех. Получается, что мы судим человека прежде Бога, а он может покаяться перед смертью и его Бог простит. Замечено: в чем будешь осуждать другого, в тот же грех впадаешь и сам. Поэтому дается такой совет: «Покрой грех другого». Православная позиция – стоять на оптимистической гипотезе: думать о человеке лучше, чем он есть. Всякий человек несовершенен по своей природе. Не надейся ни на кого − никто из людей не надежен и может сам себя подвести.

8) В некоей высшей порочной форме тщеславие выступает как восьмой порок, называемый гордостью. Противоположностью ей является любовь. Гордость − это свойство сатаны − падшего ангела. Именно от того, что он возгордился, у него возникла мысль: «Почему я не Бог?» Хотя Господь изначально хотел, чтобы человек был богом. Но гордость толкает на самонадеянные мысли: «А чем я отличаюсь от Бога?» Этот мотор себялюбия движет очень многими людьми, и отсюда оскудевает любовь.

«Гордость есть крайнее убожество души, которая мечтает о себе, что богата, и, находясь во тьме, думает, что она в свете», - пишет преп. Иоанн Лествичник64.

Церковь всецело «за» достоинство человека, за то, чтобы он с уважением относился к самому себе и к результатам своих благих поступков и дел. Это − мотив ответственности за свои деяния перед Богом, другими людьми, своей совестью. Бог − есть любовь, и любовь − это полная жертва, жертва собой ради другого человека.

Вся наша педагогика секулярна, так как она этого не знает. Нестяжание, возвращение к естеству − это и есть образ первоначального Адама, каким его создал Бог. Путь к Богу связан с тем, что взаимодействие педагога и ребенка должно идти по пути любви. Как восстановить духовно озлобленного человека? Никогда не надо требовать сразу многого. Найдите маленькое необходимое требование, которое ребенок выполнит на сто процентов. Ведь и Бог к Адаму в Раю предъявил всего одного требование: не ешь с дерева «добра и зла».

Начнем, к примеру, с пищи. Ребенок капризничает: «Суп не буду, второе − нет, компот − и все»! Через два часа он снова хочет кушать. Вы говорите ему: «Нет, ужин в семь часов».

Таким образом, к ребенку надо предъявлять разумные, посильные требования и не уступать. Причем, требования должны быть справедливыми, а не искусственными. Попробовать применить «послушание»: стирать по очереди вместе, обслуживать себя самому, то есть исправлять поведение ребенка через простые действия.

У меня есть крестник Сережа. Его мама била за провинности. Он ощетинившийся, озлобленный на весь мир. Спрашивает: «Что с ним делать?» «Ничего не делай.» Смотрю, он немного оттаивает. Начинаем с ним потихоньку беседовать. Приходит с прогулки весь грязный. «Ну, - говорю, - давай постираем. Ты левый рукав, а я правый, ты левую штанину, а я нижнюю». Постирали с ним пополам. Следующий раз чище пришел. Ставлю ему суп. Он отказался. Попил только чай. Через пару часов просит бутерброд. Говорю, что в 6 часов ужин. И понимаю, что сейчас самая главная битва начинается. Если дал, он успокоился, дальше провалил всю педагогику. Надо держаться до конца. Он ноет. Лукавства бездна. В 6 часов все подряд ест. Через три дня мать приезжает и, видя, что он просит добавки, спрашивает, что мы делали. А ребенок – существо простое. Поставить ему условия и все.

Желательно каждый день причащать ребенка. Приходить в храм ребенку можно даже на молитвы «Отче наш» или «Верую».

Далее должно следовать «ослабление помощи взрослого» − этот принцип должен быть постепенным, ведь он − краеугольный камень православный педагогики. Нельзя надоедливо тащить ребенка − надо мягко отпускать на самостоятельность. Жесткий контроль вредит духовной жизни, красота жизни – заключается все свободном действии.

Мы можем увидеть, как из каждого порока вытекают множество вторичных и производных, а из добродетелей произрастают сотни других. Ведь у каждого человека есть талант, т. е. какая-то из добродетелей у него наиболее развита. Надо лишь увидеть, к чему человек более расположен. Добродетели могут присутствовать в нем в разных сочетаниях: целомудрие, радость, упование на Бога, чувство долга, милосердие. В ребенке это уже заложено с момента рождения. Задача воспитания − раскрыть добродетели в полной мере.

Вообще педагогика состоит из двух действий: что-то надо развивать в человеке, а что-то − искоренять острой тяпкой. В начале надо побороть нечто в самом себе, а на освободившемся месте посадить новые ростки добродетелей. Таким образом, путь от греховных навыков к добродетели включает три уровня:

1 уровень − действовать ситуативно при возникновении определенной ситуации и оказывать реальную помощь, давать совет;

2 уровень − духовно поддерживать обращать внимание на результат дела, подмечать всякое действие ребенка, хвалить за хорошие поступки;

3- уровень − различать степени греховности и их причины. Понимать, почему человек впал в грех − случайно, за компанию или это его укоренившийся грех, то есть навык, без которого человек жить не может (наркомания, игромания, алкоголизм). Такая зависимость прерывается только длительной молитвой в монастыре, когда за человека молятся близкие и монахи в течение длительного времени.

Педагоги, как и духовники, должны отвращать от пороков. Разница у них лишь в методах воздействия. У духовников это происходит через таинства, исповедь, соборование, причастие.

У педагогов другая система: надо выстраивать разумную степень требований к обучаемым. К чему им стремиться? Как начать свое исправление? Общее правило − выбрать самый тяжкий грех и начать бороться с ним. Обычно человек подвержен одному, двум, трем, основным грехам, но выбрать надо один основной и расшатать его, чтобы ослабить стимул грешить. Совсем избавиться от греха человек не может. Надо молиться за избавление от него, создавать ситуации к покаянию.

Существуют четыре этапа покаяния:

1 этап − осознание тяжести своего греха. Покаяние − это во многом изменение образа жизни. Бывает, что человек умом осознаёт, что грешно (например, осуждает, раздражается), а поделать ничего не может. Осознание может быть чисто компьютерным, формальным. Человек «подсчитывает»: «По двенадцати позициям я согрешил!», но чувства при этом не работают. От такого «фиксирования» грехов не возникает чувства вины за содеянное.

2 этап − работа сердца, чувств. Мы ощутили грязь, и нам стало противно − это сигнал о работе сердца, переживание грехов, «включение» чувств.

3 этап – исповедь грехов перед Богом при духовнике, без перекладывания свой вины на других людей.

4 этап − принесение плодов, достойных покаяния − действий, противоположных грехам. Например, если злобствовали − перестать это делать хотя бы через раз и т. п. Необходимо постоянное рассматривание своих привычек и уменьшение их проявления. При этом надо помнить, что духовная жизнь не терпит резких движений, нужно действовать плавно, по ступеням, не перескакивая сразу через несколько.

Святоотеческое учение о добродетелях и пороках – основополагающее для христианской антропологии. Святые Отцы жертвовали собой, уходили в пустыню и на собственном опыте познавали науку о спасении души. В разные времена, в различных местностях и разных условиях они исследовали этот процесс и получали одинаковый результат: механизм искоренения пороков и наслаждения добродетелями - одно и то же.

Даже современные исследования генетического кода, проводимые более чем в 100 стран мира, показывают, что все люди произошли из одной пары и сама природа человека неизменна. Путь обращения человека от порока к добродетели одинаков во все времена.

Возьмем, к примеру, Великий пост. Это некая модель поведения христиан, суть которой вовсе не в соблюдении некой диеты. Пост призывает отцепиться от того, что «привязывает» нас к этому миру, пожить высшими потребностями − «ради Бога», т. е. потребностями души.

Антропологически каждый человек трехсоставен. У него есть дух, душа и тело. Господь создал человека таким образом, что дух непосредственно подчинен Богу. Дух его дался Адаму непосредственно от Бога. Его душа была изначально духовна.

Душа тоже трехсоставна − она состоит из ума, чувств и воли. Все эти свойства души питают и тело, которое также пронизано духовностью. Поэтому оно может долго обходиться без пищи, например.

Читая жития святых, мы удивляемся. Например, в первом общежительном монастыре, который открыл Пахомий Великий, действовало правило: пищу вкушали только после захода солнца − один раз, новоначальные – каждый день, а утвержденные – раз в два дня. Трапеза состояла из нескольких фиников, воды и травки. Если бы нам сейчас дали такой обед, мы бы спросили: «Вы что издеваетесь над нами?»


Преподобный Макарий Великий однажды пошутил над монахами. Он пришел в монастырь Пахомия под видом странника и попросился к ним жить. Они его приняли, а он начал поститься и вкушал еду один раз в четыре дня. В монастыре такого поста никто не мог держать. Но поскольку монахи слышали, что таков подвиг Макария Великого, они сразу определили, что это был он и попросили его удалиться, чтобы не смущать остальных братьев такими подвигами, молитвами и трудами.


Можно привести и другие примеры. Одного из отшельников спросили: «Сколько раз в день ты кушаешь?» Он говорит: «Если ко мне никто не приходит и я молюсь, то мне достаточно пищи один раз в два или три дня. А если ко мне приходит народ, и я с ними общаюсь, то мне приходится питаться два раза в день».

А сколько раз в день мы общаемся? У нас совершенно другой образ жизни, и поэтому все перекорежено и искажено. Материальные потребности начинают больше всего диктовать свои ценности душе, и та становится средством уму, чувствам. Ум озадачивается тем, как лучше удовлетворить телесные потребности, как получить самое большое удовольствие? До духа дело не доходит. «Мы похожи на космонавтов в скафандрах, которые еще пытаются перерезать провод, соединяющий их с кораблем, через который идет воздух и питание» − так говорит о современных людях один греческий богослов. Дух, который питает, пронизывает человека, делает отличным от животной жизни – это лишь маленькая ниточка, связывающую человека с Богом. Если в человеке присутствуют покаяние, милость, благость, Бог отвечает ему.

Главная наша задача – подготовиться к вечной жизни, и готовиться надо уже сейчас. В основе порока и добродетели лежит одна и та же «потребность», а значит, человеку не нужно бороться с самой потребностью. Если он умеренно употребляет пищу - то это его добродетель. Если же он неумеренно употребляет пищу, то на основе этого образуется страсть или порок. Потребность сама по себе не порок. Всякое нарушение меры является пороком. Потребности естественны, и если умеренно к ним относиться, это путь добродетели, всякое же нарушение меры − это порок. Вот некий педагогический ключ, через который можно разговаривать с детьми: что такое любовь? Потребность в любви естественна. Но искажение ее ведет к пороку. А кто-то начинает аскезой заниматься. Все должно быть в меру, должен быть царский путь. Найти его для себя – это задача жизни христианина.



Используемая литература.

  1. Житие, наставления, пророчества преподобного Серафима Саровского. – Минск, 1997.

  2. Иоанн Лествичник, преп. Лествица. Слово 13, отделение 2. – Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1898.

  3. Иоанн Лествичник, преп. Лествица. Слово 14, отделение 33. – Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1898.

  4. Иоанн Лествичник, преп. Лествица. Слово 23, отделение 29. – Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1898.

  5. Иоанн Лествичник, преп. Лествица. Слово 26, отделение 204. – Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1898.

  6. Тихон Задонский, святитель. Творения. В 3 т. – М., 1889.


Дополнительная литература.

  1. Алипий, архим. Исайя. Догматическое богословие. – ТСЛ., 1994, с.207-250.

  2. Варнава (Беляев), еп. Искусство святости. – М., 1994.

  3. Григорий Нисский, свят. Об устроении человека. – СПб., 1995.

  4. Епифанович С.Л. Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие. – Киев, 1915.

  5. Зеньковский В.В., прот. Об образе Божием в человеке // Православная мысль, вып.2. – Париж, 1930. – С.102-136.

  6. Игнатий (Брянчанинов), свят. Учение о человеке // Богословские труды. - №29. – М., 1987.

  7. Иоанн Мейендорф, прот. Христос в восточно-византийском мышлении. – Вашингтон и Кливленд, 1969.

  8. Киприан (Керн), архим. Антропология свят.Григория Паламы. – Париж, 1950.

  9. Лосский В.Н. Догматическое богословие // Богословские труды. - №8. – М., 1972.

  10. Лосский В.Н. Очерки мистического богословия Восточной Церкви // Богословские труды. - №8. – М., 1972.

  11. Платон (Игумнов), архим. Православное нравственное богословие. – ТСЛ., 1994.

  12. Феофан Затворник, свят. Путь ко спасению. – М., 1992.

Тема 3.

СВОЕОБРАЗИЕ ДЕТСТВА КАК ЭТАПА ДУХОВНОГО СОЗРЕВАНИЯ ЛИЧНОСТИ


Прежде чем говорить о сути и методах христианского воспитания и обучения, необходимо пристально посмотреть на детей, с которыми нам предстоит работать. Каковы особенности их роста, чему предстоит их научить и чему они хотят научиться, каковы их интересы и способности?

Основные понятия, употребляемые в психологии развития, были введены русским психологом Львом Семеновичем Выготским (1896-1934) в разработанной им теории развития психики человека. Он ввел в науку категориальный анализ проблемы возраста, его структуры и динамики. Основанием для возрастной периодизации явилась внутренняя логика детского развития – процесса самодвижения, возникновения и образования в психике нового. Новый тип строения личности и ее деятельности, психические и социальные изменения, которые впервые возникают на данном возрастном этапе и определяют сознание ребенка и его отношение к среде, называется новообразованием возраста. На каждом возрастном этапе существует центральное новообразование, к нему примыкают частичные новообразования, которые относятся к сторонам личности ребенка, к новообразованиям предыдущих возрастов. Структура возраста включает в себя центральные и побочные линии развития. К центральным линиям развития относятся те процессы, которые связаны с основным новообразованием возраста, к побочным – другие частичные процессы. К примеру, развитие речи в раннем детстве связано с центральной линией развития, а в подростковом – с побочными. К началу каждого возраста складывается специфическое отношение между ребенком и окружающей его действительностью, называемое социальной ситуацией развития.

На каждом возрастном этапе существует зона интеллектуального подражания, которая связана с реальным уровнем развития ребенка и называется зоной ближайшего развития. То, что сегодня ребенок делает при помощи взрослого, завтра он сумеет воспроизвести самостоятельно. Для каждого ребенка существует его собственная, индивидуальная зона ближайшего развития.

Деятельность, связанная с центральным новообразованием возраста называется ведущей деятельностью. Это не та деятельность, на которую тратится больше всего времени, а та, в которой ребенок максимально проявляется как человек. Возрастные изменения могут происходить резко, критически и могут происходить постепенно, литически.

Эпохи, или стадии развития завершаются кризисами развития. Кризисом является расчленение ранее бывшего единым элемента, которое связано с динамикой перехода от одного возраста к другому. Этот процесс появления новых сторон в психике, перестройка связей между существующими в психике объектами. Характеризуя кризис Л.С.Выготский пишет, что в это время ребенок меняется весь, в целом, границы кризиса размыты, а кульминация обязательна, в это время дети трудно воспитуемые, даже по сравнению с самими собой в стабильные периоды своего развития, кризис вызывает внутренняя логика самого процесса развития, а не внешние условия. В кризисе не возникает новых интересов и видов деятельности.

Периоды детской жизни, отделенные друг от друга литически, составляют фазы развития.

Л.С.Выготский проанализировал процессы психического развития ребенка в разные возрастные периоды и разработал общую схему, которая позволяет наблюдать причины смены возрастов. Согласно этой схеме каждый возраст открывается кризисом. Кризис обуславливает становление новой социальной ситуации развития. В ней имеются внутренние противоречия, которые и развивают в психике ребенка новообразование. Возникшее новообразование несет в себе предпосылки разрушения данной социальной ситуации развития и назревания нового кризиса.

Л.С. Выготский обосновал возрастную периодизацию детского развития, которая завершается рассмотрением кризиса 17 лет. Она выглядит следующим образом:

Кризис новорожденности

Младенческий возраст (2 мес. – 1 год)

Кризис одного года

Раннее детство (1 – 3 года)

Кризис трех лет

Дошкольный возраст (3 – 7 лет)

Кризис семи лет

Школьный возраст (8 – 12 лет)

Кризис тринадцати лет

Пубертатный период (14 – 18 лет)

Кризис семнадцати лет



Схематически жизненные этапы и их кризисы можно изобразить следующим образом:





hello_html_m3bfe822.png


Рис. 5. Жизненные этапы развития человека и возрастные кризисы








Период до зачатия.



hello_html_m557771bd.jpgОчень важным для нас периодом является период до зачатия. Во многих христианских семьях в древние времена существовала благочестивая традиция: прежде чем зачинать ребенка, родители уходили в пустыню, сорок дней молились и постились. Они относились к этому моменту не как к наслаждению или продолжению рода, а как к дару Божию, с упованием на Бога, с молитвой и благоговением. Всякое начинание надо вымаливать. «Сначала, - пишет старец Сампсон, - зажигали лампады перед всеми иконами и служили специальный молебен и только потом уединялись исключительно для деторождения. Причем было заведено так строго, что они друг друга не видели. Таково было зачатие нового человека…»65 Таким образом и появлялись у нас на Руси Сергии Радонежские и Серафимы Саровские и другие святые. Мы знаем, что богоотцы Иоаким и Анна 40 дней постились, молились, чтоб Господь им послал ребенка.

Само зачатие, как дар Божий, отмечается Церковью, прославляя этот акт как духовный: духовной молитвы, поста и жертвы Богу (например, день зачатия Иоанна Предтечи, монастырь под названием «Зачатьевский»).

Один батюшка в Москве открыл православную гимназию и объявил набор детей. Он выдвинул требования, что возьмет детей, которые были зачаты православными родителями с пониманием того, что они зачинают ребенка как дар Божий. Гимназию оплатили благотворители, она бесплатная. И он из Москвы и Московской области набрал только 6 детей.

Это говорит о том, что сейчас это понятие практические разрушено даже в семьях священников, в православных семьях.

Существует и обратная картина. Заходишь в сибирскую деревеньку в класс: сидят дети, и все дебилы и олигафрены. Из села в село переезжаешь – одна и та же картина. Дети были зачаты пьяными родителями.

Ценность этой жизни в том, что мы можем свободно выбрать, где и как мы будем жить. И если телесные, плотские потребности будут доминировать, то бесы на страже.

Примером этого служит св.Феодора, которая не смогла пройти даже первое мытарство – смехотворство. Она и не подозревала, что это грех. И только молитвами о.Василия она его преодолела.

Единственный способ пройти мытарства – покаяться. Еще у святых отцов есть такое представление об аде, которое дает нам некое обоснование того, что земная жизнь тесно связана с вечной. Когда тело отделяется от души и душа переходит к своей жизни, то те потребности, с которыми была связана душа, проявляются. И вот начинаются адские муки, когда человек лишился потребностей, с которым жило тело. А что такое пост? Это уже на земле мы делаем некую модель. Церковь призывает отлепиться от того, к чему мы привыкли, попробовать пожить потребностями души.

Человек антропологически трехсоставен: дух, душа и тело. Человек так устроен, что его дух подчинен Богу. Дух Адама питался непосрдственно от Бога. Этот дух питал душу. А душа тоже трехсоставна (ум, чувство и воля). И они тоже были духовными, не падшими. Все эти свойства души питали тело, т.е. тело тоже было пронизано духовностью. В первом монастыре, который открыл св. Пахомий, вкушали пищу после захода солнца раз в два дня. Трапеза состояла из нескольких фиников, воды и какой-то травы. А у нас материальные потребности диктуют свои ценности душе. Тогда душа становится средством. Получается, что человек стоит на голове. Сегодня человек похож на космонавта, который вышел в открытый космос и еще пытается перерезать связь с кораблем, воздух, которым он питается и дышит.

Дух, душа и тело возникают практически одновременно, с момента зачатия. Дальше происходит развитие человека.



Внутриутробный период.


hello_html_2a56a698.jpgВторой очень важный период – пренатальный, когда ребенок находится в утробе матери. Сейчас существует много фильмов о том, как ребенок развивается. Об этом периоде много написано в святоотеческой литературе: у святителя Тихона Задонского, у преп. Макария в «Добротолюбии» и др. трудах.

Физическое развитие. Внутри утробы уже человек, уже духовное существо. Его еще невозможно увидеть даже при помощи специальных приборов, но он уже есть, он уже на земле, с нами. Уже через четыре недели после зачатия начинает биться сердце, начинает функционировать нервная система. Все это происходит с человеком, величина которого составляет всего 4 миллиметра. На 3 месяце пребывания в материнской утробе в деснах малыша формируются зубки, начинают расти ногти на пальчиках. К 12 неделе развиваются голосовые связки, начинается процесс превращение хрящей в кость. И хотя длина всего тельца в этот период составляет около 8 сантиметров, а вес около 14 граммов, маленький человек приобрел к этому времени все свои органы и системы. Зафиксировано, что, начиная с 17 недели, ребенок вполне реально слышит, поэтому с этого периода можно особенно развивать его музыкальный слух, слушая классическую или духовную музыку. Также хорошо с ним разговаривать, причем не только матери. Установлено, что после рождения ребенок способен узнавать и голос отца.

Психическое и духовное развитие. Пребывание в материнской утробе питает ребенка с первых дней не только физически, но психически, и духовно. Ребенок в утробе матери живет своей собственной духовной жизнью.

Архимандрит Никон в «Житии и подвигах Преподобного Сергия…» пишет: «В воскресный день в храме на литургии младенец трижды возгласил во чреве матери: перед чтением Евангелия, во время пения Херувимской песни и при возгласе «Святая святым». Младенец прежде рождения явил всем знамение, что он будет служителем Святой Троицы… Мать его, сознавая, что носит во чреве будущего подвижника благочестия, соблюдала душу и тело в чистоте и воздержании, молитве и уединении».

Но, хотя духовная жизнь ребенка самостоятельна, она во многом зависит от материнской. Известный педагог Ян Коменский, создатель «Великой дидактики», писал, что «лишь только мать заметит, что Бог, Творец всего, начал в ее утробе творить ребенка, с этого момента она будет предаваться благочестию более, чем прежде, обращаясь с горячими ежедневными молитвами к Богу»66. Практически все отцы, которые посвящали труды ношению детей, отмечают то, что мать обязана максимально вести святую жизнь, т.е. все передается детям. Святитель Тихон Задонский пишет: «В период внутриутробного развития ребенка женщина старается вести более духовную жизнь, что мы видим на примере многих святых жен, которые время беременности считали необходимым соединить с постом, усердной молитвой, частым посещением храма и причастием Св. Тайн»67. В этот период очень полезно читать Евангелие детям, особенно на 7-8 месяце ношения ребенка. Отмечают, что ребенок отвечает на чтение некоей радостью. Мы можем вспомнить Евангельский текст, когда Мария пришла к Елисавете «и взыгрался во чреве младенец ея, и исполнися духа свята Елесавета» (Лк. 1:42). Этот текст святоотеческая традиция трактует таким образом, что благодать коснулась младенца и передалась матери. Т.е., сам младенец непосредственно связан с Богом и через него благодатью Святаго Духа мать может освящаться и получать ее. Идет духовная, но еще не совсем полноценная жизнь.

Что можно посоветовать в этот период матери? Она должна чаще посещать храм, исповедоваться, причащаться, читать молитвенные правила, Евангелие, собороваться. А что запрещать? Мать должна быть защищена от греховных влияний: гнев, раздражение и т.д.

У язычников даже есть целые трактаты о том, что носящая женщина должна быть в покое, не волноваться, т.к. ее волнение может передаться ребенку, и он может быть нервным. А это будет уже являться врожденной болезнью.


Здесь нужно коснуться и такой темы, как прерывание беременности, которое является нашей национальной трагедией. До недавнего времени у нас было 6 млн.убийств в год, а сейчас статистика говорит, что это количество упало до 2 млн. Хотя при нашем росте населения такое количество очень печальное.

Нам приходилось несколько раз участвовать на Всероссийском форуме «Мать и дитя». Он проводится 21 сентября, в день Рождества Пресвятой Богородицы. Там собираются все гинекологи страны. Была интересна позиция Церкви по отношению к прерыванию беременности. Здесь сложность в чем? Законом это узаконено. Госдума приняла поправку о прерывании беременности по социальным и медицинским показаниям. Россия – одна из немногих стран, которая это все внедрила. Когда мы с трепетом смогли рассказать врачам, что все-таки это человек, это убийство, к великому удивлению (а это был огромный зал врачей-специалистов), никто не стал возражать. Все согласились: «Да, мы убийцы, мы палачи. Но это ж не последняя инстанция. Кто-то дал приказ, а мы выполняем. И какой нам закон исполнять: закон Божий или закон государственный? Если мы откажемся, нас могут наказать. Мы никакого права не имеем отказывать пациенту». Оказалась такая сложная проблема: и политическая, и юридическая, и финансовая. Нам понравилось то, что в таком живом обсуждении некоторые крупные врачи начали предлагать сумасшедшие проекты: «Если невозможно это все избежать, если родители и врачи так настроены и невозможно остановить эту мясорубку, давайте сделаем их мучениками». Один из них даже предложил нечто, что повергло нас в шок: «Разработайте в Церкви чин крещения внутри утробы, чтоб у них было уже христианское имя, что если они погибнут, их можно было бы уже отпеть, похоронить, крест поставить, ходить поминать». Но крестим мы все-таки после рождения. В истории Церкви мы, в общем-то, не могли найти таких случаев. И вообще это выглядит как-то зверски: крестить для того, чтоб здесь же уничтожить.


Отец Дмитрий Смирнов рассказал об эксперименте, который он провел в одном из абортариев Москвы, рядом со своим храмом. Он пришел и тем женщинам, которые согласились на аборт, предложил отказаться от аборта, родить ребенка и передать его к нему в детский дом на воспитание. Даже предлагал деньги. Или, если хотят, сами будут воспитывать, а он им будет платить алименты, сколько нужно. Согласилась одна из десяти. Оказалось, что дело не в деньгах. Сегодня просто навязана такая установка.


Таким образом, ребенок в утробе - это существо. И уже после зачатия идет его духовное, душевное и телесное развитие.


Родовой кризис


После появления на свет первое испытание для ребенка – это родовой кризис. Так Господь попустил, что и мать, и ребенок испытывают большие страдания. По этому поводу тоже есть разделения мнений Церкви: некоторые считают, что муж должен присутствовать при этом и молиться. Есть даже исследования психологов, что муж, присутствующий при родах, это совсем другой муж, у него совсем другие чувства к ребенку и к своей супруге. Даже когда семейный корабль начинает колебаться, то этот момент, когда испытываешь чувство сострадания, очень сильно скрепляет. После рождения с ребенком происходит шок: он был внутри утробы матери, где было тепло, водная среда. И вдруг из этой водной среды он попадает в воздушную, видит свет, людей, что-то шумит, что-то происходит. Температура меняется почти на 20 градусов. Для него это все поразительно. Происходит переход. Святые отцы говорят, что такие же чувства будут испытываться после смерти, когда душа отделится от тела. Душа по милости Божией устроена таком образом, что она не видит ангельских сил. Это милость Божия, что мы не видим падших ангелов, которые вокруг нас вьются. Если бы мы их увидели, пришли бы в ужас от множества гадостей и пакостей, от их страшного вида. А когда душа отделяется от тела, открывается весь невидимый ангельский мир.

В Киево-Печерской лавре у входа в малые пещеры мы можем видеть огромное полотно – мытарства Феодоры.

Смена типа дыхания, температура, яркий свет оказывают такое сильное шоковое состояние, что ребенок сразу начинает терять в весе. Этот шок может продолжаться несколько дней. После рождения ребенок должен быть возле матери, не отниматься далеко, быть на груди. Это лучшее положение, чтобы он наиболее благополучно пережил шок. В родильных домах, как правило, относят новорожденных в соседние комнаты, могут их и перепутать. Все что угодно может случиться, что, конечно, не благоприятствует психическому состоянию ребенка.

Сразу же после рождения очень важно приложить малыша к груди. Дело в том, что во многих роддомах до сих пор ребенка несут к матери на кормление только на 2-3 день, а до этого держат отдельно от нее, подпаивая из бутылочки сцеженным молоком других матерей или разведенной смесью. В конце беременности и в первые 2-3 дня после родов молочные железы женщины вырабатывают молозиво, которое представляет собой желтую или серо-желтую клейкую густую жидкость. В молозиве много минеральных веществ, ферментов, гормонов, антител, иммуноглобулина А и макрофагов, обладающих защитными свойствами, а также лимфоцитов, синтезирующих иммуноглобулины, что способствует формированию иммунитета новорожденного.

Никитины (супруги, воспитавшие 7 детей, и написавшие об этом несколько книг) писали о том, что первые шестеро детей Никитиных, которых начали кормить грудью «как и всех», страшно страдали от диатеза. А вот седьмого ребенка приложили к груди сразу после рождения, и он сосал то, что там было, а именно, молозиво. Диатеза у него не было и в помине. Наверняка, не только диатез, но и многие другие вещи лечит это прикладывание к груди сразу после родов.



Новорожденность

(от рождения до 9-12 дней)

hello_html_2cecc527.png

Родившись в этот мир, человек вступает в первый свой возраст – новорожденность. Это возраст, когда ребенок отходит от родового шока, восстанавливает свой первоначальный вес. Дело в том, что в первые 3-4 дня жизни ребенок свой вес теряет, а затем начинает восстанавливать. Восстановление первоначального веса является сигналом того, что первый жизненный стресс ребенком преодолен.

Физическое развитие. Обычная поза родившегося ребенка – положение, лежа на спине. При этом его ручки сжаты в кулачки, он уже активен. В основе его активности лежат прирожденные «безусловные» рефлексы:

- ориентировочно-пищевой рефлекс (рефлекс «поиска груди») вызывается прикосновением к углам рта, ребенок при этом поворачивает голову в сторону раздражителя и открывает рот;

- сосательный рефлекс вызывается прикосновением к слизистой оболочке языка; если положить палец в рот ребенка, он начнет сосать его, совершая решительные сосательные движения;

- рефлекс шагания проявляется в том, что когда ребенка держат вертикально, упирая его ступни о твердую поверхность и перемещая туловище вперед, движения его ног создают иллюзию ходьбы;

- при хватательном рефлексе малыш сжимает пальцы руки вокруг любого предмета, если им прикоснуться к его ладони. При попытке вытащить предмет сжимает ладонь еще крепче (эффект защелкивания).

Физиологическим критерием завершения периода новорожденности считается появление реакции на зрительные и слуховые раздражители. Приблизительно к 30 дню своей жизни ребенок проявляет сосредоточенность во взгляде, а также реагирует вниманием на звук. Появление этих реакций в поведении ребенка и является для физиологов критерием перехода в младенчество.

Психическое развитие. Для ребенка очень важно, чтобы сразу после рождения его не отбирали от матери, чтобы он постоянно был при ней. Тогда с ее не только внешней, но и внутренней, духовной и душевной, помощью он будет развиваться быстрее. Светская наука, давая указания относительно содержания новорожденных в роддомах, где детей держат отдельно от матерей, не учла, конечно, жизни человеческой души, а ведь ее состояние определяет психическое и физическое здоровье и развитие.

К моменту рождения ребенок обладает элементарной психикой. Он способен ощущать: видит и слышит, различает вкус и запах, чувствует прикосновение, давление и боль. Новорожденный способен выборочно останавливать взгляд на том, что привлекает его внимание.

У новорожденного есть первичные потребности: в еде, тепле, движении. Есть потребности, связанные с функциональным развитием мозга – потребности в новых впечатлениях. Постоянный приток новых раздражителей через анализаторы составляет необходимое условие нормального созревания мозга. Если ребенок попадает в условия «сенсорной изоляции» (отсутствие достаточного количества внешних впечатлений), его развитие резко замедляется.

В первые дни после рождения жизнь ребенка представляет своеобразное переходное состояние от внутриутробного к внеутробному существованию. Основное время суток ребенок проводит во сне.

Для психологов период новорожденности завершается с появлением у ребенка первых признаков психической деятельности. Эти признаки могут весьма разниться, но объединяет их общее наименование – комплекс оживления. Комплекс оживления – это многообразные проявления положительных эмоций, связанных с узнаванием взрослого человека. Именно первые признаки выражения радости, как реакции на лицо и (или) голос взрослого (в первую очередь – матери) подтверждают тот факт, что психика новорожденного работает. Узнавая взрослого, ребенок всем своим существом обращается к нему – улыбка, движение, издаваемые звуки, - все свидетельствует о стремлении воздействовать на взрослого. Начало выстраивания взаимодействия с взрослым человеком завершает период новорожденности. Многие исследователи называют новорожденность переходным периодом от внутриутробного развития человека к самостоятельному существованию. Переход к младенчеству знаменуется новой фазой в развитии малыша – это начало эмоционального воздействия, общения ребенка и взрослого. Как только появляются первые признаки того, что «контакт» состоялся, психологи отмечают появление новой общности – «ситуация Мы» (термин Л.С.Выготского). Ребенок, начавший общение с взрослым человеком переходит в категорию младенцев.

Духовное развитие. В это время у ребенка происходит и духовное развитие. Младенчество – это возраст запечатления. Здесь большую роль играет материнская любовь (с любовью обнять, с любовью говорить, с любовью уделить ему внимание). Если уже в первый день ребенок не получает этой любви, то он остается инвалидом фактически на всю жизнь. А ребенок, в глубине подсознания которого есть память об этой любви, впоследствии намного легче воспринимает весть о Боге, чем тот, у которого опыта такой любви нет.

Церковь советует матерям читать специальную молитву перд чудотворной иконой Божией Матери «Млекопитательница». Старец Сампсон учил: «С первых дней мать кормит свое дитя, читая каждый раз «Богородицу» или «Достойно есть», пока ребенок ест. И так полтора года. Соблюдать строжайший пост, избегать всевозможных блудных вещей, жить только свято, тогда и ребенок вырастет христианином. Помните, все переживания матери передаются ребенку! Лишь, когда она перестанет кормить, женщина может позволить себе отдых»68. Хотя мы можем встретить и другие рекомендации оптинских старцев, которые говорили, что ребенка лучше всего кормить четыре года. Сейчас этого фактически никто не делает.

Хорошо, если над кроваткой висят иконы, если он слышит, как мама вслух читает и поет молитвы. Природа, красотой своей прославляющая Творца, также дает ему возможность стать ближе к Богу. Естественные звуки: шелест листьев, пение птиц – это также то, что позволяет душе ребенка формироваться должным образом.


Младенчество

(до года)

Новорожденность и младенчество – это возраст запечатления. Ребенок все видит, все запечатлевает. Главная задача этого возраста – запечатлеть любовь.

Физическое развитие. Для своего нормального развития ребенок нуждается в возможности двигаться. Здесь стоит следующий вопрос: пеленать или не пеленать? Современные педагоги в большинстве случаев против пеленания. У святых отцов мы встречаем советы, что ребенок должен быть запеленут, чтоб у него не было безогранных движений, своевольности и беспредельности, от чего возникает непослушание.

К трем месяцам большинство малышей уже хорошо держит головку и начинает осваивать звуки. Пятимесячный малыш изучает свои ножки, и с удовольствием тянет их в рот, протягивает руки нhello_html_52eeaf37.jpgавстречу взрослому. К полугодию у ребенка появляются собственные способности для действия, и он стремится их реализовать. Малыш может сидеть, стоять. Он может пить из кружки сам и ставить ее на стол. В начале второго полугодия малыш научается более эффективно управлять своим телом – меняет позиции, совершенствует механизмы хватания. К концу первого года жизни ребенок, как правило, начинает ходить и говорить первые слова.

Психическое развитие. Первую половину младенчества часто называют «вбирающей», «впитывающей». Ребенок взаимодействует с миром поначалу как реципиент – вбирает в себя пищу, прислушивается к разнообразию звуков, вглядывается в окружение, делает первые попытки взять предметы. Это очень чувствительный период. Для того чтобы первый опыт жизни ребенка был плодотворным, взрослым следует обратить внимание на своевременность и умеренность тех стимулов, которые он адресует малышу.

Однажды был проведен следующий эксперимент. Детеныша обезьяны при рождении отобрали от матери и сделали ему искусственную маму в виде обтянутой шкурой спинки стула с вставленной в нее соской с молокой. Маленькая обезьянка кормилась из этой соски и воспринимала спинку стула как мать – бежала к ней в случае опасности, спала рядом и т.д. Обезьянка росла и стала взрослой обезьяной. Но когда у нее самой появились дети, оказалось, что она не ухаживает за ними. Обезьяна не кормила их грудью, бросала их на произвол судьбы, отрывала им головы. Т.е. даже животное для своего нормального развития нуждается в запечатлении материнской любви.

Как невозможно полноценное развитие человека в первые месяцы после зачатия вне материнской утробы, так и невозможно становление личности вне эмоционального единства с взрослым в младенчестве. Очень важным моментом в этом возрасте является обеспечение стабильного личностного общения взрослого и ребенка. Взрослый, обеспечивающий тактильные контакты младенцу, учитывающий его индивидуальные реакции, дающий ему возможность сориентироваться в окружающей действительности, помогающий перейти к собственным действиям, помогает формированию эмоционально-положительного отношения ребенка сначала к самому взрослому, а как следствие – ко всему, что его окружает. Важнейшую роль в формировании доверия-недоверия к миру играет позиция матери. Она решает, что хорошо для ребенка и, исходя из этого решения, формирует картину мира у младенца. Традиции русского материнского фольклора показывают, каким образом мать помогала ребенку воспринимать окружающий мир и свое место в нем.

В два – три месяца малыши начинают различать своих и чужих, предпочитать одних людей и избегать других. Они изучают свои кулачки, тянутся к игрушкам. В четыре месяца появляются любимые игрушки. У пятимесячного малыша просыпается интерес к человеческому лицу, он пристально заглядывает в глаза, следит за движением губ, когда говорят или поют. К полугодию малыш приобретает поведение индивида.

Вторую половину младенчества связывают с прорезыванием зубов.

В начале второго полугодия малыш хорошо понимает обращенные к нему слова, откликается на просьбы. В семь – восемь месяцев малыш пробует помочь одеть себя. В восемь месяцев у ребенка появляется предвидение ситуации, а также некоторая строптивость. Он, например, может сделать действие, противоположное просьбе взрослого. Около года ребенок начинает повторять действия взрослых, так он может часами играть с кастрюлей, веником и т.д.

Дhello_html_m15d68db6.jpgуховное воспитание. Святитель Феофан Затворник советует родителям: «Пусть чувства получают первые впечатления от предметов священных: икона и свет лампады – для глаз, священные песни – для слуха…»69. Все эти духовные впечатления запечатлеваются и являются производителем всего духовного мира человека.

Вhello_html_m1eb31ca4.jpgерующая православная семья все моменты своей жизни связывает с Богом, тем самым, происходит и религиозное воспитание ребенка. Софья Куломзина пишет: «Первые шаги на пути открытия веры в Бога в жизни младенца связаны с его восприятием жизни органами чувств – зрением, слухом, вкусом, обонянием, осязанием. Если младенец видит, как родители молятся, крестятся, крестят его, слышит слова «Бог», «Господь», «Христос с тобой», принимает Святое Причастие, ощущает капли святой воды, трогает и целует икону, крестик, в его сознание понемногу входит понятие, что «Бог есть». В младенце нет ни веры, ни неверия. Но у верующих родителей он растет, воспринимая всем своим существом реальность их веры, так же как ему понемногу делается понятным, что огонь жжется, что вода – мокрая, а пол – твердый»70.


Кризис одного года.


Завершает младенчество кризис одного года. Основные новообразования к концу первого года жизни – прямохождение и слово. Способность к прямохождению позволяет иначе воспринимать окружающий мир. Появляются совсем иные способы воздействия на ближайшее окружение – «уже не мама ведет меня, а я ее веду». Появление слова помогает вербально воздействовать на ситуацию. Социальная ситуация развития в корне меняется – там, где было единство, стало двое: взрослый и ребенок. Между ними выросло новое содержание – предметная деятельность. Это и составляет основное содержание кризиса одного года. Ребенок приобретает некоторые навыки воздействия на предметный мир и пробует себя в новом качестве. Кризис конца младенчества в поведении некоторых детей сопровождается неадекватным поведением, даже припадками.

Ребенок валяется на полу, кричит, стучит ногами, либо демонстрирует иные формы неповиновения взрослому, но при этом внимательно следит за реакцией взрослого на его поведение. Сутью таких припадков является испытание взрослого, исследование его реакции, это форма воздействия на взрослого. Ребенок пробует новые формы и степень интенсивности, с которыми можно обратиться к взрослому. Именно взрослый своей реакцией на «припадок» ребенка может сделать его нормой поведения, а может буквально одним своим действием раз навсегда избавить себя и ребенка от участия в подобной семейной драме. Опыт работы с маленькими детьми показывает, что отсутствие реакции взрослого на «припадок» - лучшее средство для дальнейшего развития отношений с ребенком.


Раннее детство

(от года до трех)


Фhello_html_3cbecfcd.jpgизическое развитие. В этом возрасте ребенок охотно занимается самообслуживанием. Подражая взрослому, стремится самостоятельно одеваться, управляться со столовыми приборами, делаются более серьезные попытки «работы по хозяйству» - мыть полы, посуду, включать бытовую технику с тем, чтобы с тем, чтобы самому пылесосить, запустить стиральную машину.

Мудрые бабушки, нянчащие своих внуков, начиная какое-либо домашнее дело, всегда отводят ребенку «зону личной ответственности». Это может быть угол стола, на котором малыш сам раскатывает свой кусочек теста, а может быть небольшая плошка, в которой стирается кукольное платье.

Всякая предметная деятельность целиком завлекает внимание малыша, и часто становится источником конфликтов – шнуровать ботинок хочется долго и обстоятельно, и невдомек, что родители уже опаздывают. В раннем детстве ребенок учится справляться со своими физиологическими потребностями, попутно вырабатываются основные навыки опрятности.

К трем годам у детей обычно уже достаточно связная и осмысленная речь. Ребенок способен выполнять достаточно сложные задания. Например, Лена в три с половиной года самостоятельно ходила в магазин.

Психическое развитие. К началу второго гада жизни меняется социальная ситуация развития. На первое место для ребенка выступает «мир вещей». Ведущей деятельностью становится предметная деятельность. Эмоциональное общение с взрослым человеком, по-прежнему, остается важнейшим для развития психики малыша, но после кризиса первого года оно опосредуется предметами. Важнейшая задача раннего детства – постижение сути предметного мира. Взрослый уже интересен как «пользователь предметами», тот, кто может овладеть человеческими способами употребления вещей. Кризис первого года заложил основы формирования воли ребенка. Но ей еще предстоит вызреть. Потому что ко второму году жизни мало эффективны запретительные команды. Ребенка можно испугать, и тогда он может отказаться от того, что намечал сделать. Но более эффективны в этот период отвлекающие побудительные команды со стороны взрослого. Те самые, которые исследовательской инициативы малыша. Даже своих сверстников многие дети 2-го года жизни воспринимают как игрушку – их трогают, гладят, целуют, могут толкнуть, укусить. Только к началу третьего года, когда начинает складываться осознание самого себя, тогда и к сверстнику изменяется отношение. С ним встраивается общение, как с живым существом, у которого есть собственные качества.

Задача взрослого в этот период - быть образцом во внешнем поведении. Руководить малышом не всегда получается, а вот быть архитектором окружающей ребенка среды – более эффективно. Родители, создавшие малышу безопасное окружение, которое позволит вырабатывать исследовательские умения и навыки, даст ему возможность долгое время занимать самого себя какой-либо деятельностью, менять виды занятий, - закладывают в своем ребенке основы творчества.

В раннем детстве ребенок в состоянии осознать суть и действия наказания. Наиболее остро воспринимаются наказания двух видов – те, что связаны с болью и страхом, и те, которые лишают проявления родительской любви. Непомерность наказаний может привести к искривлениям в развитии и поведении ребенка – от неуверенности в себе, с одной стороны, до упрямства и своеволия – с другой. В этом возрасте ребенок должен увидеть действие прощения и тогда, в более поздние периоды, ему будет проще научиться самому прощать. Если он не видел, как мама просит прощения у папы и наоборот, то и у ребенка не будет такого опыта. Если же ребенок наблюдал такой родительский опыт, он воспринимает это, и если что-то совершил плохое, то кается, просит прощения, и родители его с радостью прощают.

О наказаниях в этом возрасте бытуют различные мнения. Старинная русская традиция гласит: пока поперек лавки лежит, надо дубасить, сокрушать, иначе он потом тебя сокрушит. Многие святые отцы отмечают, что не только отдаление и лишение родительской любви является наказанием. Должно быть и некое физическое наказание.

Например, ремень можно использовать всего один раз, но у ребенка надолго останутся неприятные ощущения, и стоит ему только указать на ремень, сразу все приходит в норму. Но в то же время наказание должно быть без гнева. Наказание с гневом приводит к прямо противоположному результату: гнев переходит в душу ребенка, и у него остается только раздражение и обида. Такое наказание кажется ему несправедливым и ребенок сам становится гневлив. Когда он сам подрастет, тоже в ответ схватится за ремень. Гневливость закладывается именно через неправильное наказание.

Но ведь можно называть хотя и физически, но при этом с любовью. Любовь состоит в том, чтобы отсечь порок, как садовник отсекает ветви. Святитель Иоанн Златоуст говорил, что если вы не наказываете ребенка за его провинность, вы детоубийцы. В этом случае мы поощряем, даем возможность, чтобы порок развивался в ребенке, и когда он вырастет, то станет духовным уродом, а мы будем отвечать за это на Страшном суде. Всеобщая катастрофа человечества – это беды от нерадивых родителей. Конечно, в этом возрасте ребенок уже понимает слово «нельзя». Запретов должно быть немного, например, нельзя брать острые предметы, играть с ножницами и т.д. Об этом надо сказать ребенку строго, без особой аргументации. Если ему непонятно, добавить аргументированный ответ. Многие дети достаточно быстро воспринимают это: их мир состоит из «можно» и «нельзя». Как, например, Адаму нельзя было прикасаться к одному дереву. Такая райская педагогика должна безоговорочно соблюдаться.

Уже в раннем возрасте ребенок осознает родительские воспитательные установки. О том, какими они должны быть в семье, как домашней церкви, пишет протоиерей Глеб Каледа в книге «Домашняя Церковь»: «У родителей должно быть единство взглядов на воспитание детей. Недопустимо, когда один разрешает, а другой запрещает, один наказывает, а другой вслух возмущается и жалеет. Никаких замечаний другому супругу в момент наказания детей, даже несправедливого, при детях делать нельзя,- потом, будучи вдвоем, можно и следует обсудить проступок ребенка и соразмерность и форму его наказания.

Даже самый гнев должен быть спокойным, не раздражительным, не злым: правда, владеть «спокойным гневом» очень трудно. Апостол учил: «Гневаясь, не согрешайте» (Еф.4:26). «Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол.3:21). А раздражает детей необоснованное и несправедливое наказание, непонимание их желаний, их стремлений, оскорбление их личности. В наказании должен быть просвет милости и любви, надежды на прощение. Наказание снимает только наказавший; это – общий закон жизни, ведь и епитимью снимает только наложивший. Это правило не отменяется даже смертью духовника.

Нельзя все поступки детей покрывать нежностью. Любовь должна быть разумной и иногда карающей. «Нельзя» должно быть немного, но твердо установленных, ибо если их много, то они становятся невыполнимыми, а это порождает в детях непослушание»71.

Основным новообразованием к концу раннего детства становится гордость ребенка за свои «достижения». Взрослый выступает здесь в качестве знатока и ценителя детских достижений. Одобрение и похвала рождают чувство собственного достоинства, расширяют сферу самореализации ребенка.

Духовное развитие. Религиозное воспитание в этом возрасте ведется примерно также как до года. Очень интересно следующее высказывание Софьи Куломзиной: «В Евангелии поражает место, в котором Христос говорит о значимости доинтеллектуального переживания веры. Христос «вознегодовал», когда ученики, стремясь по-взрослому перетолковать Его учение, пытались не пустить к Нему матерей с детьми. Он сказал, что Царство Божие принадлежит детям, и что тот, кто не принимает Царства Божьего как ребенок, не войдет в него (Мк.10:13-16). Он явил, как Бог относится к детям: обнял их и благословил, возложив на них руки. Его любовь выразилась не в проповеди, даже не в причте, а в простом физическом соприкосновении. Он дал детям почувствовать Его близость физически, а, обратившись к взрослым, подчеркнул, что восприятие Бога детьми, то, как они ощутили благодать Его благословения, отнюдь не случайно и полно религиозного смысла»72. Архиепископ Филарет Черниговский писал: «Разум дитяти слаб, но зато свободен от тумана, наводимого предрассудками и страстями. Потому в его мыслях отражаются образы веры в их чистом и светлом виде: вера принимается не столько умом, сколько сердцем. Чистые сердцем зрят Господа. Сердце дитяти чисто, как зеркало, и нежно, как воск, и потому оно легко принимает наставления веры. Высший наставник людей, Господь Иисус, не только не считает детей неспособными к принятию веры, напротив, говорит: «Таковых есть Царство небесное»73.

Маленькие дети воспринимают духовный мир очень реально.

Митр. Вениамин (Федченков) приводит, например, следующий случай: «Один 3-летний ребенок – пишет мне его бабушка Ш. – долго мучается коклюшем. Перед сном говорит бабушке:

-Бабушка, если ты во сне увидишь ангелов, скажи им, чтобы у меня перестал кашель: я очень устал!»74.

Новым в этом возрасте является то, что уже двухлетние дети расположены к тому, чтобы им говорили о Боге. Два года – это возраст «почемучек». Они все время задают вопросы: «Мама, откуда взялось небо? Почему светит солнце? и т.д.». И вот тут-то очень естественно ответить им, что мир сотворен Богом, что в мире все устроено так, чтобы человеку было хорошо, и т.д. При этом, как писал прот. Василий Зеньковский, то, «что есть над миром Бог, как Творец и Вседержитель, от которого исходит смысловая гармоничность мира – это ясно детям «само собой». Непосредственность и простота детской религиозности, ясность и чистота в их религиозных движениях составляют для нас, взрослых, идеал, к которому так трудно нам приблизиться. Не мыслям и образам детским – примитивным и наивным – поклоняемся мы, а той райской простоте в Богообщении, которая теряется нами при отходе от детства. Потому мы и чувствует, что дети гораздо ближе к Богу, чем мы – не по одной своей моральной чистоте и невинности, но по духовности своей – которую нам трудно понять и вместить, но которая неотразимо умиляет нас в детях. Здесь заключен один из аспектов евангельского учения о детской душе, зовущего нам уподобиться детям»75.

Главной задачей возраста до 3-лет является запечатление любви. Поэтому, воспитывая религиозное чувство в детях, нужно делать акцент на любви Божией к людям. Прот. Василий Зеньковский пишет: «Нередко родители превращают Божество в детских глазах в какую-то карательную инстанцию; родители учат не любви к Богу, развивают не творческое устремление детской души к Тому, Кто все дал и все сохраняет, а развивают страх перед Богом. Этот момент узкого утилитаризма в религиозном влиянии среды на детскую душу необычайно вредно отзывается на ней и, между прочим, имеет своеобразное отражение и в детской религиозности. Нередко дети узкоутилитарно глядят на молитву, и на этой почве рано или поздно развивается глубокий религиозный кризис»76

Можно сказать, что возраст до трех лет – это возраст запечатления любви глубинной сущностью ребенка. Всю свою последующую жизнь он опираться на то, что запечатлел в этом возрасте. При этом запечатленная любовь примет форму творчества при его практической деятельности, сочувствия и понимания других приобщении с людьми, способность отдать себя в духовной жизни.

До трех лет ребенок очень сильно связан с матерью, поэтому и ей, и другим членам семьи особенно в этот период нужно очень строго следить за собой, чтобы подавать хороший пример своей жизнью. Святитель Тихон Задонский писал: «Пример добродетельного жития подавать детям своим должно, когда хотят их к добродетели наставить. Иначе нечего не могут успеть. Более они смотрят на житие родителей своих, и то воображают в юных своих душах, нежели слова их слушают»77.


Кризис трех лет.


Завершающий раннее детство кризис трех лет обусловлен тем, что ребенок несколько отходит от матери и открывается для общения с внешним миром. Приобретение ребёнком первых навыков самообслуживания, действия с предметами, умения регулировать свои физиологические отправления, умение выразить своими словами мысли и потребности приводят к изменению социальной ситуации развития. Ребёнок начинает осознавать себя «умелым и компетентным» и опять возникает потребность в изменении характера взаимоотношений со взрослыми. Происходит это изменение очень разнообразно – и по интенсивности, и по проявлению. Наиболее драматично происходят изменения в отношениях взрослых и ребёнка трёх лет в семьях, где «центром» всего происходящего является ребёнок. Как правило, в этом случае проявляются многочисленные симптомы кризиса. Кризис трёх лет характеризуется следующими симптомами:

    1. Негативизм. Это реакция на взрослого человека. Ребёнок отказывается вообще подчиняться требованиям взрослых. Существует разница между непослушанием, которое может быть как в более раннем возрасте, так и в более позднем, и негативизмом, который явно направлен на взрослого человека. Воспитательным ресурсом в преодолении детского негативизма может быть существование абсолютных, «безличных» требований, которые неукоснительно выполняют все взрослые. Понимание ребёнком существования «единого императива» для всех, кто его окружает, поможет ему справиться с собственным негативизмом.

    2. Упрямство. Это реакция ребёнка на собственное решение. Оно отличается от проявления настойчивости, которая соотносится с предметной деятельностью. Упрямство имеет целью выделение личности и требует, что бы с этой личностью считались.

    3. Строптивость. Связана с негативизмом и упрямством. Направлена именно на существующие в семье и дома устои.

    4. Своеволие. В отличии от кризиса первого года, когда проявлялось своеволие физического делания, к трем годам ребёнок проявляет самостоятельность в намерениях и замыслах. Появляется потребность в отделении от взрослого уже не столько физически, сколько эмоционально. «Я сам!!!»

    5. Обесценивание взрослых. Самые близкие ребёнку взрослые люди могут услышать в свой адрес оскорбительные реплики.


Все эти симптомы могут выражаться в частых ссорах с родителями, постоянной демонстрации детского протеста, даже бунта. Зачастую ребёнок проявляет черты деспотизма по отношению ко всему окружающему, изыскивает для этого многообразие способов

В тех же семьях, где ребёнок не является центром, а является членом семьи, у которого есть свои обязанности и своё «поле деятельности», кризис трех лет проходит мягко, почти не заметно. В таких семьях родители не перегораживают ребёнку дорогу на его пути в жизнь, и ребенку не нужно с ними «воевать».

Важным мыслится тот факт, что в кризисе трёх лет закладываются основы структуры воли ребёнка, определяется «костяк волеизъявления». Реакция взрослых может сделать многое – от повсеместного истребления любого волевого проявления со стороны ребёнка (всё запретить, ни с чем не считаться, полностью подчинить ребёнка воли родителей), лишив тем самым ребёнка способности управляться с собственной волей; до подчинения родителей требованиям юного деспота, которое выражается в аморфности взрослых реакций, нежелании и неумении противостоять поведенческому натиску малыша.

Современная популярная психологическая литература для родителей и воспитателей даёт множество рекомендаций по преодолению кризиса трёх лет. Зачастую основной пафос рекомендаций таков – умелыми логическими пассажами заставить ребёнка делать то, что потребно родителям, «грамотно организовать ловушку». «Зубы чистить будем до того, как оденем пижаму, или после?» В угоду сиюминутному удобству родителей не развивается одно из основных человеческих умений у ребёнка – умение пользоваться свободой. Впоследствии отсутствие этого умения формирует послушного потребителя, который «свободен» выбирать из того, что ему предложено.

Православная позиция: ребенок, который научился преодолевать свое упрямство, с которым можно договориться, т.к. он научился воспринимать и слышать другого человека – входит в новый период своего развития.


Дошкольное детство (3-6 лет)


Фhello_html_5ab24a35.jpgизическое развитие. Физическая активность детей дошкольного возраста очень велика. Они склонны к свободным телодвижениям, простым и неограниченным запретами. Основными мускулами они владеют, и, хотя мелкая работа им еще непосильна, они охотно возятся с красками, кубиками, пластилином, песком. Знакомясь с самим собой и окружающей действительностью, дошкольник исследует границы своих возможностей. Опрос взрослых людей об их детстве выявил удивительный факт – почти все в этом возрасте подвергали свое тело неким испытаниям – что-то специально ели или пили, пробовали на вкус несъедобное, проделывали какие-либо экзотические физические действия. Дошкольный возраст – «самый юный возраст самоубийств, зафиксированный статистикой». Тому называются две основные причины – «переживание экзистенциальной пустоты»78 и печальные последствия экспериментирования над собственным телом. В этом возрасте ребенку необходимы посильная физическая нагрузка, выполнение элементарных работ по домашнему хозяйству, что обеспечивает ребенку заслуженную радость.

Психическое развитие. Период дошкольного детства называют временем символизма, т.к. логически мыслительные операции только еще формируются в интеллекте, опираясь на внешние объекты. Символ, как мостик от одной реальности к другой, позволяет ребенку в 4-5летнем возрасте соединять объекты и понятия. Наиболее отчетливо это проявляется в детской игре. Палка может быть символом ружья и коня, камушки могут быть пищей, деньгами, лекарством и т.д. Многие психологи называют игровую деятельность ведущей в дошкольный период. Через игру дети осваивают весь мир, моделируют действительность, которая существует. Дети играют в больницу, в школу, в дочки-матери. Церковные дети играют в Крещение, во встречу архиерея и т.п.

В книге «Под кровом Всевышнего» матушка Наталья Соколова, описывая дошкольное детство своих детей, рассказывает, как они через игру воссоздавали действительность богослужения:

«Помня совет отца Алексея Мечева, мы не запрещали детям играть в богослужение, но и не подталкивали к этому. «Служба» начиналась у них с раннего младенчества. Мы видели следующее: ребенок едва ходить начал, еще не умеет говорить, не понимает речи взрослых, а уже «служит» Богу. Он держит в ручонке вертикально карандаш или палочку, заменяющую ему свечку, встает перед иконами и серьезно, сосредоточенно, не обращая внимания на членов семьи, начинает петь или, вернее, гудеть что-то похожее на «аллилуйя» или «помилуй!». Потом малыш берет за шнурки свой башмачок и медленно, благоговейно раскачивает им, то есть «кадит». И чем старше, тем больше он «служит»: обвязывается пеленкой, заменяющей ему фелонь, торжественно поднимает вверх длинную ленту, считая ее орарем. Рядом с Колей неизменно становился Сима и повторял все движения братца. И никогда ни одной улыбки при этом, ни баловства. Мы с отцом наблюдали только и радовались: дети изливают, как умеют, свои чувства перед Господом»79.

Еще пример из жизни Афанасия Великого, архиепископа Александрийского. С детства святой Афанасий так полюбил церковное богослужение, что, подражая увиденному, устраивал со своими сверстниками игру: «назначал» их священниками и диаконами, а сам подобно епископу со всей точностью совершал церковную службу. Когда к мальчикам присоединялись дети из языческих семей, святой Афанасий рассказывал им о Христе Спасителе, а затем в случае их согласия совершал над ними на берегу моря обряд крещения.

Святитель Александр (312–326), епископ Александрийский, обратил внимание на эту игру. Убедившись, что святой Афанасий совершал таинство крещения в соответствии с церковным уставом, он признал его действительным и довершил миропомазанием. Призвав родителей святого Афанасия, святитель Александр просил их воспитать мальчика в книжном научении и, когда он придет в возраст, посвятить его на служение Церкви80.

Безусловно, возникает вопрос: насколько хорошо и благочестиво моделировать в играх церковные Таинства? Конечно, поощрять это не стоит, но и особого значения придавать этому не следует. Просто дети как губка впитывают и примеряют на себе все ситуации из жизни, пробуют себя.

В Древнем Египте, когда ребенок рождался и у него развивался хватательный рефлекс, перед ним раскладывали разные предметы. За что он хватался, по тому предмету и определяли его будущий род занятий. Из множества предметов ребенок, как правило, выбирает один или может быть два. То есть у него появляется определенная тяга к некоему определенному предметному миру. Например, дети часто играют в больницу. Они примеряют на себя и другие виды деятельности. Так идет освоение будущего жизненного мира профессионального и личностного.

Можно и по-другому определить, к чему ребенок больше всего расположен. В этом возрасте мышление детей очень мифологично, они очень любят сказки. Поэтому рассказывать сказки, пересказывать их можно много раз. Многие образы поведения входят через сказку. Сказки любят все − и в дошкольном возрасте и даже взрослые. Некоторые священники делают большую ошибку, рассказывая сказки вперемешку с библейскими историями. В такой ситуации ребенок может воспринять библейскую историю как некую сказку, что очень печально, ведь история не будет для него реальностью. Поэтому лучше разделять эти два момента.

Совместно с игрой в этом возрасте развивается изобразительная деятельность, элементарный труд, зарождаются начатки учения в форме освоения культурного наследия человечества – воспринимаются и запоминаются сказки, мифы, постигается музыка.

Социальная ситуация обусловлена двумя серьезнейшими новообразованиями, сложившимися к началу этого возраста:

  1. координация движений позволяет быть более свободным и настойчивым,

  2. совершенствуется чувство языка.

Это и позволяет развиваться воображению, творчеству, которые, в свою очередь, развивают в ребёнке чувство инициативы.

Основной характеристикой мышления дошкольника является его эгоцентричная направленность. Впервые детский эгоцентризм был охарактеризован в работах Ж. Пиаже. Скрытая умственная позиция ребёнка, проявляющаяся в тенденции «мир вокруг меня» определяет основные проявления эгоцентризма. Прыгающий мальчик любуется окружением и обращается к маме: «Смотри, мама, как деревья прыгают!». Ребёнок уверен в том, что солнце специально слепит его, луна следует за ним вовремя прогулок, деревья качаются и потому на улице такой ветер.

Узнав о том, что бабушку отвезли в больницу, мама уехала с ней, а папа задержался на работе, Сёма в свои пять лет горько вздохнул «А кто же мне молока нальёт?»

«Расшатывание» эгоцентризма – одна из важнейших воспитательных задач дошкольного возраста. Постепенно, чаще в игре, происходит координация эгоцентричной позиции с позициями других участников игры. В связи с этим происходит и эволюция детских игр – от игры «рядом, но не вместе», к совместной игре и, как к вершине – к игре по правилам. Эгоцентризм уступает место децентрации, когда ребенок научается осознавать свое «Я» в качестве субъекта. После этого уже возможно «отделение» субъекта от объекта, которое позволяет соотносить свою точку зрения с позициями других людей. К концу дошкольного возраста у ребенка должно вызреть умение не рассматривать свою позицию как единственно возможную. Это необходимое условие для начала школьного обучения.

К середине первого класса Сема, который печалился о том, что ему некому налить молока, сказал родителям: «Я вдруг понял, что другие люди, они тоже есть». На что папа философски заметил «Знаешь сын, некоторым людям требуется на это гораздо больше времени, чем семь лет жизни».

В дошкольном возрасте бурно работает воображение. Границы реального и воображаемого миров зачастую не различаются. В этом возрасте ребенок может начать рассказывать реально произошедшую с ним историю и незаметно для самого себя уйти в область фантазирования. Часто это приводит к казусам, когда пяти-шестилетка «вольно» пересказывает родителям, о чем шла речь на занятиях в детском саду или воскресной школе. Специалисты рекомендуют различать детскую ложь и фантазирование. Фантазирование рождается зачастую там, где ребенок не в состоянии логически освоить реальность и принять, соединить в своем изложении всю совокупность причинно-следственных связей. В таком случае говорят о том, что реалистический рассказ психологически неправоподобен для ребенка, потому что он многого не понимает. У детской лжи есть свои мотивы. Этими мотивами являются следующие – «избегание наказания, стремление добыть нечто, чего иначе не получишь, защита друзей от неприятностей, самозащита или защита другого человека, стремление завоевать признание и интерес со стороны окружающих, желание не создавать неловкую ситуацию, избегание стыда, охрана личной жизни, защита своей приватности, стремление доказать свое превосходство над тем, в чьих руках власть»81. Исследования детской лжи показывают, что ребенку лгать о предметах проще, чем о чувствах, особенно своих – предмет не относится ко мне и потому с ним проще оперировать, чувства принадлежат мне и их труднее превратить во что-то иное.

Очень важным моментом в воспитании дошкольника является приучение его к труду.

Такое воспитание соответствует русским культурным традициям. Раньше уже с 5 лет девочки начинали шить себе приданное, а мальчики помогали отцам в их нелегкой работе. Уже в дошкольном возрасте должно вестись воспитание будущего материнства и отцовства приучением к выполнению соответствующих работ. Инфантильность многих матерей и отцов, их неспособность взять на себя положенный груз, во многом обусловлены упущениями, сделанными воспитателями в этом возрасте.

В возрасте 3 − 6 лет дети могут охотно заниматься самообслуживанием. Не надо приневоливать их по максимуму, а, напротив, следует приобщать к делу, чтобы им было радостно от того, что они моют за собой чашки, убирают, заправляют кроватки, делают все, что им по силам. Конечно, у взрослых их медлительность может вызывать некоторое раздражение, зато у ребенка в это время развивается моторика, самостоятельность.

Есть чересчур активные мамы, которые своей энергией подавляют активность детей в этом возрасте и делают за них все дела. Таким подходом они на долгие годы отбивают всю их самостоятельность и инициативу. Когда ребенок начинал что-то делать, у него все отбирали.

Узнав, что бабушку отвезли в больницу, мама уехала с ней, а папа задержался на работе, мальчик в пять лет горько вздохнул и спросил: «А кто же мне теперь молока нальет?» Это показатель мощного прессинга в семье со стороны взрослых.

У ребенка в этом возрасте очень большой поток фантазии. Он может начать рассказывать историю, которая произошла недавно, а потом сбиться и продолжить уже свою фантазию. Его мышление мифологично: между фантазией и реальностью один шаг, все же лучше эту границу проводить.

У старца Паисия Афонского описывается способ ограничения фантазии. Однажды к нему пришел человек и сказал, что забрался на гору, где около ста змей окружили его, и он еле живым ушел от страха. Старец Паисий спросил: «Что, прямо сто змей?» Человек ответил: «Ну, может не сто, но пятьдесят точно». Паисий вновь задал вопрос: «Что, прямо пятьдесят?» «Ну, не знаю» - усомнился человек ,– «но двадцать было!» «Что, двадцать?» − спросил Паисий − « Ну десять было точно!» «Десять, да???» «Нет, может и пять». «А что, пять ты видел?» «Две их было там». Старец говорит: «Ты их точно видел?» «Нет» – ответил человек – «но они там шипели». то они моют за собой чащю сказку.т пересказ страшеслыми228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228228

Вот так и детям нужно время от времени задавать наводящие вопросы. Но любят даже и взрослые фантазировать. Надо просто установить сам факт: было ли то, о чем говорят, на самом деле или это нам представляется? Часто эмоции настолько захлестывают человека, что ничего и не было, а ему представляется, что было.

Духовное воспитание. Главной задачей в духовном воспитании дошкольника является воспитание привычки к делам милосердия. Именно в этом возрасте ребенок должен привыкнуть трудиться по нужде, т.е. не для себя, а для других. Дошкольный возраст – это возраст, в котором происходит первичная ориентация всей жизни: что будет главным – служить или потреблять? Если ребенка в этом возрасте только развлекали (по принципу: детям – счастливое детство), вырастет еще один представитель «Пепси» поколения. Если же он привык трудиться для других, это даст ему серьезную установку на всю жизнь.

Дошкольное детство Лены и Антона проходило в советское время, и у мамы не было возможности заняться православной педагогикой или организацией воскресной школы. Зато втроем, мама или двое детей, пытались помогать всем, кто в помощи нуждался: стирали пеленки сыну соседки, родившей без мужа, возили еду бедному мальчику и т.д. Сейчас Лена и Антон выросли. У них, естественно, много недостатков. Но когда речь заходит о том, что кто-то нуждается в помощи, для них не составляет проблемы помочь.

Много хороших рассказов о милосердии, помощи ближним, сострадании есть у В.А. Сухомлинского.

Например, спрашивают: «Мальчик, если тебе палец отрезать, тебе больно будет? А если веточку у дерева сорвать, то и дереву ведь также будет.»

Вот так должно формироваться сострадание к людям. В этом, казалось бы, еще совсем незрелом возрасте закладывается направленность личности на всю жизнь: служение или потребление.

В книге «Детство и общество» Э.Эриксон пишет, что очень много людей гордятся тем, что обходятся без религии, тогда как их дети не могут позволить себе такой «роскоши». Возраст начала знакомства с многообразием проявления окружающего мира по сути восприятия является религиозным. Так же, как и в раннем детстве, ребенок интуитивно ощущает существование смысла в окружающем мире. Мир для него «не есть набор случайных и отдельных фактов, но он весь пронизан смысловыми лучами, исходящими из одной точки. Существование Верховного и Благого не требует доказательства для ребенка…»82. В идеале, в дошкольном возрасте происходит оформление интуитивного религиозного чувства. Такое оформление ребенок получает в таинствах, в прикосновении к «живой жизни церкви, к вере родителей, а также знакомясь с религиозным материалом, доступным для восприятия в этом возрасте.

С трех – четырех лет дети способны посещать Воскресную школу. Дети уже нуждаются в общении с другими детьми. Такое общение вызывает их интерес. Воскресная школа позволяет это общение организовать с большой духовной пользой.

Учить молиться в этом возрасте можно только своим примером. Если дети видят благоговейную молитву родителей, слышат слова молитв, видят, как родители прикладываются к иконам, им хочется повторить то же самое. Очень хорошо, если есть традиция совместной семейной молитвы. Дети должны быть полноправными участниками такой молитвы. Они хорошо запоминают короткие молитвы и могут их сами произносить, можно чтобы в конце молитвенного правила, каждый сказал несколько слов от себя: о чем он хочет помолиться или за что поблагодарить Бога. Только такие правила не нужно делать длинными. Их продолжительность нужно соизмерять с силами детей.

Воспитывая «молитвенность» в детях взрослые часто хотят пояснить им то, что говорится в молитвах. Делать это нужно очень умело, т.к. в противном случае эффект будет противоположный.

Так Лена, когда выросла, призналась маме: «Когда ты нам в детстве рассказывала о Боге, было очень интересно, но когда ты начинала пояснять слова молитв… мы, конечно, терпели...

В маленьких детях следует укреплять сознание, что молитва – это обращение к Богу, и не только с просьбой, но и с благодарностью.

В этом возрасте дети могут воспринять практически все, что зримо, например, Рождество Христово, Сретение, Рождество Иоанна Предтечи. Некоторые Евангельские причти дети запоминают и воспроизводят наизусть, нужно лишь немного подучивать. Стремление все примеривать на себя часто поражает взрослых.

Маленькая девочка, послушав о празднике Введения во храм Пресвятой Богородицы, спросила: «А Пресвятая Богородица была такой же маленькой как я?» В подобной ситуации с детьми можно говорить о том, когда можно начинать жить святой жизнью, объясняя, что можно начать ее.

Следует иметь в виду, что иногда внешняя обрядовая сторона затмевает у детей суть праздника.

Например, маленький мальчик сочинил песню, которая начиналась так: «Яйца покрасили, Христос воскрес». Такой у него сформировался признак Воскресения Христова. Потом этот мальчик стал священником и смеялся, и удивлялся самому себе.

Огромную воспитательную роль играет атмосфера в семье. Софья Куломзина пишет: «Эта атмосфера сильно влияет на формирование «душевного образа» ребенка, определяет развитие детских чувств и детского мышления. Эту общую, трудно определимую словами атмосферу можно определить «миросозерцанием семьи». Мне кажется, что как бы не сложились судьбы людей, выросших в одной семье, у них всегда остается что-то общее в их отношении к жизни, к людям, к самому себе, к радости и горю»83.

Хотя мир дошкольника не ограничен домом, родители остаются всемогущими для ребенка. Нет опасности, от которой взрослые, как считает ребенок, не могли бы защитить, не произойдет трагедии, если рядом стоит мама. Такое ощущение «любящего и справедливого всемогущества» может быть весьма полезным для развития детских представлений о Боге… Характер родителей оказывает огромное влияние на религиозное сознание ребенка.

С.С. Куломзина также говорит о том, что «пятилетний ребенок, живущий в христианской семье, накапливает достаточные знания о религиозных праздниках и традициях и многое узнает о христианском отношении к жизни. Пасха, венчание, крещение, похороны, освящение домов – все эти красочные события глубоко влияют на детское сознание.

В области религиозного воспитаниия ребенок пяти лет, конечно, далеко не «чистая доска». В благоприятных условиях он накапливает множество религиозных впечатлений, которые затем могут возрастать и развиваться. Даже если он не получил формальной религиозной подготовки, но рос в атмосфере любви и душевного покоя, подчиняясь семейной дисциплине, он вполне подготовлен к сознательному развитию. Если он был лишен такой атмосферы – ему нанесен большой ущерб»84.

Душа ребёнка не свободна от зла. Прот. В. Зеньковский пишет: «К детской душе (в раннем детстве) больше, чем какой-либо другой поре в нашем развитии, относится притча Господня о пшенице и плевелах. Увы, растут на ниве детской души и плевелы – и в таком странном, для нас часто совершенно непонятном и загадочном соседстве с добром и правдой, что именно к раннему детству нельзя подойти правильно без учения о «первородной греховности»85.

Святитель Феофан Затворник пишет о том, что нужно воспитывать все силы ребёнка, а именно, ум, волю и сердце: «Начать образование ума нужно со словом. Главное, что должно иметь в виду, это здравые понятия и суждения по началам христианским о всем встречающемся или подлежащем вниманию дитяти: что добро и зло, что хорошо и худо. Это сделать очень легко посредством обыкновенных разговоров и вопросов.

Дитя многожелательно: все его занимает, всё влечёт к себе и рождает желания. Не умея различать доброго от злого, всего желает и всё, что желает, готово выполнить. Дитя, предоставленное самому себе, делается своевольным. Поэтому родители должны блюсти эту отрасль душевной деятельности. Самое простое средство к заключению её в должные пределы состоит в том, чтобы расположить детей нечего не делать без позволения.

Самое действительное средство к воспитанию истинного вкуса в сердце есть церковность, в которой должны быть содержимы воспитываемые дети»86.

В эти годы формируется духовное подсознаниеребенка, которое станет почвой и фундаментом свободной мысли и сознательных действий в будущем.


Кризис семи лет


Завершается дошкольный возраст кризисом семи лет. Если до этого, не смотря на все трудности, ребёнок был очень связан с семьёй, то, начиная с этого возраста, он уже готов к более широкому общению. Основное новообразование, вызывающее этот кризис – утрата детской непосредственности. Появление рефлексии, которая вклинивается между внутренней и внешней жизнью ребёнка, приводит к тому, что его поведение может резко измениться. Если до этого внешнее поведение ребёнка непосредственно выражало происходящие в нём процессы - «что думаю, то и говорю, и делаю», то теперь мышление развилось на столько, что можно «увидеть себя со стороны». Это может привести к манерничанью, вычурности в поведении, кривлянию, паясничанию. Ребёнок может говорить писклявым голосом, ходить изломанной походкой, рассказывать непристойные взрослые анекдоты в совершенно неподходящих случаях. Это бросается в глаза и производит впечатление какого-то странного, немотивированного поведения.

Проявлением семилетнего кризиса могут быть демонстрация ребёнком нарочито взрослого поведения, стремление взяться за выполнение «взрослых» дел, «резонёрство» в высказываниях, отстаивание собственной позиции в споре с взрослым. Вместе с этим появляется интерес к собственному внешнему виду, возможны конфликты из-за одежды, которая воспринимается как «одежда для маленьких».

«Однако, - как пишут Склярова Т.В. и Янушкявичене О.Л., - потеря детской непосредственности несёт с собой и много позитивных изменений личности ребёнка 6-7 лет. Возможность увидеть себя со стороны позволяет осмысленно ориентироваться в своих переживаниях. В связи с этим начинают проявляться требовательность к себе, предпринимаются осознанные попытки самонаблюдения, саморегуляции, самонаказания. Возникает опосредованность поведения определёнными правилами. Именно появление этих качеств в психике ребёнка является показателем его готовности к сознательной исповеди»87.

Во взаимоотношениях с взрослыми складывается новое общение - ребёнок знает, как общаться с врачом, милиционером, продавцом в магазине, он вступает в ролевое взаимодействие, принимая требования ситуации. Общение со сверстником также видоизменяется – усиливаются межличностные тенденции, появляются привязанность, дружба. Вместе с тем, всё большее значение приобретают правила регламентации взаимоотношений со сверстниками, которые зафиксированы в детской субкультуре. Детская субкультура, по мнению специалистов (М.В. Осорина, В.В. Абраменкова) является тем полем, где дети осваивают первые навыки социального взаимодействия. В нём хранятся правила очерёдности, так в затруднительных случаях можно использовать «считалку». Имеются свои «кодексы чести», определяющие, что можно делать в сообществе, а что – нет.

Бытующие в детской субкультуре «дразнилки», по мнению В.В.Абраменковой, несут в себе некоторые воспитательные функции, а также функции «первичной психодиагностики», которые позволяют оперативно определить с кем имеешь дело – сказал «дразнилку» и наблюдаешь реакцию.

Всё это подготавливает вхождение ребёнка в более широкий социальный круг, где будет найдено применение вызревшим внутренним качествам. Это реализуется при поступлении ребёнка в школу.


Младший школьный возраст(6-10 лет)


Фhello_html_2fcb177.jpgизическое развитие. В младший школьный возраст ребёнок, как правило, входит с выпавшими передними зубами. А к середине возраста появляются первые постоянные зубы.

В этом возрасте происходит удлинение костей в продольном и поперечном размерах. Иногда быстрый рост сопровождается ноющими болями, онемением конечностей, которые особенно часты по ночам. Специалисты отмечают, что это всего лишь нормальная реакция тела на рост. В этом и заключается причина того, что дети бегают и резвятся на переменах. Вместе с тем стоит помнить, что скелет и связки ребёнка ещё не созрели, поэтому большие нагрузки на тренировках чреваты опасными травмами.

Продолжается развитие двигательных навыков – силы, быстроты, координации и контроля за своими движениями, как в грубой, так и в тонкой моторике. Дети, и мальчики, и девочки совершенствуются, например, в прыжках и бросках, умении долго стоять на одной ножке, ездить «без рук» на велосипеде, а также в умении писать разными почерками, плести бисером. Порой демонстрация владения собственным телом настолько увлекает, что ребёнок забывается – многие взрослые могут вспомнить из собственного детства конкурсы «на самый дальний плевок» или «кто кого поборет?». Совершенное владение своим телом даёт ребёнку ощущение психического комфорта и способствует признанию со стороны сверстников. Неуклюжие, с плохой координацией движений дети в этом возрасте часто страдают.

Психическое развитие. Готовность к обучению складывается из нескольких параметров – ребёнок осознаёт свои возможности, он готов подчиняться требованиям и предписаниям, он в состоянии видеть иную точку зрения (произошла децентрация процессов мышления), он активен и ему хочется учиться. Младший школьный возраст – время обретения умелости и компетентности. У взрослых почти не возникает никаких проблем, первоклассники – старательные ученики и послушные воспитанники. Школьник – первый социальный статус ребёнка. Почти каждый ребёнок стремится делать всё правильно.

Ведущая деятельность – учёба. Все дошкольниками мечтают быть школьниками. Это огромная мечта, подтверждение его взрослости, изменение его статуса среди детей, в семье. Все воспринимается с большим вожделением. Последние годы дошкольного возраста являются двигателем развития ребенка. Сама подготовка к школе очень сильно его развивает и поощряет. Здесь кроется типичная родительская ошибка, когда говорят: «Вот когда ты пойдешь в школу, тогда и…» На этом выстраивается вся педагогика. 1 сентября, поход в школу – все это для ребенка так торжественно, так духовно! У него происходят «малые роды». Он выходит в иной мир. Раньше он был ограничен небольшим окружением, а теперь выходит в большой социум. От него требуется, чтобы он занимался учебным трудом. К сожалению, современные исследования показывают, что эта великая радость ребенка очень

hello_html_622e0846.jpg

быстро проходит. Это, конечно, зависит от педагога, к которому он попал, может ли он развить познавательный интерес, от самой обстановки в школе. Дети устраивают соревнования в одежде и т.д. Много омрачающих моментов, из-за которых приходится отправлять ребенка в школу из-под палки. Сохранить радость от обучения – это, конечно, великий труд, в котором могут участвовать как педагог, так и родители.

Мир в этом возрасте представляется системой научных знаний и понятий, которыми надо овладеть. В своей деятельности школьник ориентируется на общекультурные образцы действия, которые принимает в диалоге с взрослыми. До школы такими взрослыми были родители, в процессе учёбы ребёнок должен установить доверительные отношения с другими взрослым – учителем. Учитель – очень значимая личность, так как он является «социально установленным» авторитетом. Но в случае, когда сам учитель допускает лояльное отношение к установленным правилам, для ребёнка это правило разрушается тоже. Разница в позициях родителей и учителя для младшего школьника заключается в том, что учитель является «представителем общества», «носителем общего знания», который по определению не может знать меньше родителей или ошибаться. Такое однозначное отношение к личности учителя со стороны ребёнка обуславливает и позицию родителей к учителю. Мудрым житейским советом родителям будущего первоклассника является совет «выбирать не школу, а учительницу».

В младшем школьном возрасте авторитетом является педагог (если все идет по плану). Родители переходят на другой план. Тут уже специалист, который знает больше, чем мама и папа. И тогда ребенок говорит: «Мама, ты не права! Нам Марья Ивановна говорит…» Здесь может возникнуть конфликт, когда родители не поддерживают авторитет педагога, либо входят с ним в конфликт. В духовном плане часто возникают такие коллизии, которые нужно преодолевать.

В этом возрасте ребенок достаточно готов к полному послушанию. У строгого учителя дети, как правило, все исполняют: сидят прямо, тетради и учебники на месте. Очень важно на учебной деятельности закрепить навыки послушания, которые возникли у них в дошкольном возрасте.

У детей младшего школьного возраста возникает такой феномен как ябедничество. Ребенком движет такой мотив: он не понимает, почему другие нарушают эту норму. Нарушение нормы ведет к рассказу об этом родителям или учительнице.

Ориентация на «правильность», стремление соответствовать некоторым образцам (поведения, чувства, мысли), делает детей в этом возрасте восприимчивыми к любым технологиям. Быстро и умело перенимаются модели – внешнего поведения, физических упражнений, операционных навыков управления техникой, от велосипеда до компьютера. Эта тенденция в позитивном своем направлении позволяет развиться трудолюбию. Но она же таит в себе опасность чрезмерного «зацикливания» на внешних правилах и образцах. Стремясь соответствовать всем предписаниям, ребёнок начинает относиться ко всем остальным так же с повышенными требованиями, зачастую впадая в «фарисейство». Такие дети порой воспринимаются взрослыми как юные «правдолюбцы» или «ябеды» Они требуют четкого выполнения неких предписаний и от своих сверстников и от взрослых. Порой взрослые сами нарушают те правила, которым они учили ребёнка, и в этой ситуации возникают конфликты и непонимание. А порой получается так, что ребёнок стремясь соблюсти все правила, предписанные взрослыми, в какой-то момент ослабевает под этим непосильным грузом. Тогда он может начать жить своей «тайной» жизнью.

Когда Ане было 9 лет, родители обратили внимание на то, что она стала по вечерам тайно читать какие-то книги. Также тайно родители выяснили, что же каждый раз их дочь прячет под подушку? Это оказались сказки, которые много лет читались сначала папой, а потом самой Аней пред сном. По мере взросления Ани папой-филологом было принято решение, что такой взрослой девочке пора читать уже более серьезную литературу. Вот и стала прятать Аня «детские книжки» от родителей.

Одним из направлений развития в этом возрасте становится установление разнообразных социальных связей. Созревшая к концу дошкольного возраста внутренняя жизнь позволяет ребенку осознать свою «непрозрачность» для других. Это позволяет ему выстраивать собственное психологическое пространство и «пробовать себя» в разных ролях. «Дети в этом возрасте могут выдумывать собственную биографию, особенно когда знакомятся с новыми для себя людьми, и это знакомство не может перерасти в длительное»88. Структурирование своего психологического пространства проявляется и в обращении с материальным миром – свои личные предметы ребенок маркирует, «украшает», как может. Это возраст создания «тайников» и «секретиков», постройки «штабов», начало освоения чердаков и подвалов. Подписываются книги, украшается велосипед, кровать, наклеиваются в самые невероятные места картинки – «помечая» свою вещь, ребенок словно передает ей часть своих личных свойств. Так можно осязать «границы своего Я». Поэтому порой даже случайное нарушение этих установленных границ – стертая родителями наклейка, снятая картинка и т.п., - воспринимаются очень трагично.

Учебная деятельность. Признание учебной деятельности ведущей в младшем школьном возрасте основывается на том, что дети в этом возрасте являются активными исследователями всего нового. Поэтому и лучшей наградой за учение призваны быть новые знания, которые приобрел ученик. Специалисты, например, педагог Я.-А. Коменский89, отмечают, что внешние подкрепления, например, похвала и одобрение, оказываются не лучшей мотивацией учения. Учебный процесс, имеющий характер путешествия по неизведанной стране, где на каждом шагу поджидают удивительные открытия, позволит выработать у ребенка устойчивую мотивацию к учебе. К тому же взаимоотношения с взрослыми не будут опосредоваться школьными оценками. Иногда происходит так, что родители выстраивают свои отношения с детьми, исходя из школьных успехов или неуспехов. «Меня мама не любит, у меня пятерок мало». В рисунках первоклассников часто можно встретить «красивенькие пятерочки» и мрачные чудовища-двойки или тройки. Оценка, по словам В.А.Сухомлинского, становится идолом. Одной из педагогических задач в этом возрасте становится свержение идола, который подменяет обращение взрослого к личности ребенка, оцениванием его отдельных качеств – памяти, мышления, внимания, воли.

В этом возрасте также большим феноменом является оценка. Это сильный инструмент. Ребенок стремится учиться на «4» и «5». Если эти ожидания не оправдываются, у ребенка формируется другая психология. Здесь можно очень навредить. Школьная оценка в младшем школьном возрасте часто формирует и самооценку самого ребенка. Н если у него круглые пятерки, может быть другая беда – гордыня. Инструмент оценки – один из важных феноменов к тому, чтобы дети себя адекватно оценивали.

У моей хорошей знакомой мальчик перешел из 4 в 5 класс. Она в отчаянии: запустил математику в начальной школе. Запустил до того основательно, что не знал ни таблицу умножения, ни геометрические фигуры. Когда перешел в 5 класс, здесь совсем руки опустились. Для него – трагедия. Родителя его дубасят. Все идет наперекосяк. Его мать Галина – лингвист, как-то прозевала ребенка, участвуя в больших государственных делах. Ребенок оказался в такой хорошей семье просто брошенный. Я тогда был еще аспирантом и приехал к этому ребеночку подработать. И что меня удивило: по математике вообще ничего не знаем, как будто и не изучал ее. Мы с ним попробовали что-то решать – никак, ничего. Я уехал обескураженный, не зная, чем ему могу помочь. Потом Господь вразумил – пойти через интерес. Я обложился книжками по математике, нашел несколько занимательных простых задач. И он так увлекся, начал на спичках выкладывать. И чтобы решить эту задачу, ему пришлось выучить таблицу умножения. Мы с ним прозанимались 5-6 занятий, и он освоил весь базис. Ему стало интересно, что он побежал в школу, начал учительницу спрашивать, вгрызаться. Появился внутренний мотив. Он догнал и перегнал. А в будущем поступил на физмат в МГУ. Очень способный парень.

Оценка – это тонкий инструмент, которая вдохновляет на многие вещи. Мы даже в Воскресной школе оцениваем: вы должны знать притчу, молитву, оцениваем рисунки. Даже экзамен принимаем (именно знание: полное или неполное). И ребенок стремится, хотя ради оценки это не совсем совершенный мотив. Оценка – это зеркало его успешности.

Общение со сверстниками также претерпевает существенные изменения для младшего школьника. Теперь они совместно усваивают новые знания. Многочисленные эксперименты по усвоению учебного материала позволили сделать выводы о том, что знания эффективнее усваиваются во взаимодействии ребенка со сверстниками, чем с учителем. В отношениях с взрослым для ребенка неизбежно разделение функций – взрослый дает задание, контролирует и оценивает ребенка. Возникает парадокс – ребенок до конца не может освоить действия, поскольку некоторые компоненты этого действия так и остаются за взрослым. Кооперация со сверстниками позволяет иначе интериорезировать знания (делать их своими). В группе сверстником отношения равноправные и симметричные, а в общении с учителем существует иерархия. «Ж.Пиаже утверждал, что такие качества, как критичность, терпимость, умение встать на точку зрения другого, развиваются только при общении детей между собой. Только благодаря разделению точек зрения равных ребенку лиц – сначала других детей, а позднее, по мере взросления ребенка, и взрослых, подлинная логика и нравственность могут заменить эгоцентризм, логический и нравственный реализм»90.

Развитие личности ребенка в этом возрасте почти полностью определяется позицией взрослого человека – он определяет содержание обучения, круг общения, сферу увлечений ребенка. Тип мышления, оценки и отношения взрослого становятся эталонами для ребенка. Но в младшем школьном возрасте происходит и важное изменение в жизни ребенка: он овладевает навыками ориентировки в своем внутреннем мире. Это умение подготавливает переход к подростковому периоду.

Дhello_html_5a441f36.jpgуховное развитие. Какие возможности у ребенка младшего школьного возраста? Просто потрясающие! Ребенок открыт к познанию, прежде всего, духовных истин. В этом возрасте он воспринимает Евангелие, особенно в старших классах младшей школы. Из своего опыта могу сказать, что практически все дети могут выучить наизусть, например, главу Евангелия. Особенно если это какое-то событие или притча, то они могут запомнить или наизусть, или близко к тексту. Есть дети очень одаренные. К концу этого возраста они выучивают Евангелие целыми главами. В младшем школьном возрасте запечатлеть Евангелие в душе ребенка, запечатлеть жития святых легко. Если читать детям жития на ночь, то сказка отходит на второй план. Они совершенно спокойно могут пересказать жития один к одному. Память очень цепкая, феноменальная. Ты уже и забыл, а они все помнят, все воспроизводят. Поэтому цена слова здесь великая. Если ребенок усвоил, то выбивать из них что-то, переучивать очень сложно.

Начальная школа наиболее благоприятный возраст для преподавания чего угодно, а особенно Основ Православной Культуры. Если в этом возрасте педагог придет и скажет детям о том, что Бог их любит, детские сердечки радостно раскроются навстречу этой любви и, по крайней мере, на уроке, будут всей силой желать Богу угодить.

Вот тут-то и открывается возможность с ними общаться, разбирая на примерах как нужно жить. В начальной школе не нужно ходить вокруг да около, можно изучать с детьми самое ценное из того, что записано, а именно, Священное Писание. При этом в первом классе нужно дать самые основные сведения о Боге, о грехопадении, о Евангельской истории.

Вhello_html_m5dcf0716.jpg младшем школьном возрасте происходит духовное открытие – ребенок начинает исповедоваться. В семь лет возникает осознание самого себя, рефлексия. Церковь признает, что в семь лет человек вполне сознательное существо, которое может отвечать за свои действия. Ребенок может уже каяться, участвовать в таинстве покаяния. Очень важно в этом возрасте подвести к искреннему покаянию, к беседе, чтобы укрепить в ребенке страх Божий, чтобы у него участвовал не только ум, а и чувства. Можно привести множество примеров, когда ребенок кается в каких-то мелких вещах, например, кошке на хвост наступил. Но приходят родители, у которых все бурлит от его творений. А он этого не видит, он в этом не кается. И даже когда начинаешь ему наводящие вопросы задавать, он в этом не кается. Настроить ребенка на покаяние бывает очень сложно. Многие священники сталкиваются с такой проблемой, когда дети приходят в храм и им надо бегать, они долго стоять не могут.

В Николо-кузнецком храме о.Владимир Воробьев недавно собрал родителей. Что делать с детьми младшего школьного возраста, которые не могут стоять в храме, и другим не дают. Даже всех священников собрали, чтобы поразмышлять, как быть с такими детьми. Были идеи рядом с храмом палатку сделать для детей. О.Владимир считает, что лучше пусть ребенок посидит дома, пусть даже месяц. Потом захочет – побежит. Это будет лучше, чем гонять его месяц в храм и при этом иметь конфликты. Так родители переломали множество детей. Это происходит именно в младшем школьном возрасте, когда он может быть еще не готов. Еще хуже, когда мама ребенку пишет исповедь.

В чем здесь проблема? Мы не можем свободную волю детей сильно стеснять. Это такой нежный возраст, что если пережать, он некоторое время будет стоять. Но как только наступит подростковый возраст, их сдует из храма. Это одна из причин того, что дети перестают ходить в храм. И большая часть из них – посещающие воскресную школу. На них было оказано давление, а не раскрытие любви Божией. Многие известные опытные священники советуют приходить в храм к «Верую…» или «Отче наш…», если ребенок еще не готов. Дальше потихоньку увеличивать. Здесь важно не сломать те духовные ростки у ребенка, которые у него есть.

Если ребенок не хочет идти в храм, родители, делая ошибку, часто говорят: «Ну-ка быстро собирайся!» Здесь лучше использовать его возрастную особенность – его общие нормы: «Посмотри, все идут, а ты один не идешь». Лучше приучить его к этой норме, что нормальный человек каждое воскресенье встает, умывается и идет в храм. Есть еще способы: подпевать, читать вместе с дьяконом. Когда дети включаются в происходящее, они начинают вовлекаться.

Начался Великий пост. Маленькая Анечка из воскресной школы приходит на службу и как свечка стоит до конца. И утром, и вечером. И думаешь, откуда силы? Какая богатая духовная жизнь должна быть у этого маленького человечка, чтобы отстоять службу, чтобы это все воспринимать!

Все нормальные дети духовно талантливы. Главное ничего не испортить, не сломать их желание.

Сейчас среди моих прихожан есть девочка, которой третий год. Она постоянно просится в храм. Ребенка тянет благодать. Если проезжает какой-то храм – давай в храм. Цепляется за ограду, не могут оторвать. Это показатель того, что душа ребенка жаждет благодати. Она просит, требует эту благодать.

Но вся духовная жизнь в этом возрасте еще неустойчива. Трудно взять это за правило и каждый раз так поступать. В этой ситуации у нас должна быть зрелость: где помочь ребенку, а где и не силить его.

По словам монахини Магдалины: «Невозможно предписывать общее правило по поводу числа церковных служб, на которых должно присутствовать детям. Каждый случай нуждается в рассуждении и молитве, и руководстве духовника. …Дети, которые страдают в храме скукой, легче преодолевают это, если не боятся об этом говорить. Можно упомянуть об этом, как об искушении, постигающем и взрослых. Научите ребенка прямо во время службы рассказывать прямо Господу о своих проблемах и радостях, если он устает слушать службу,- и даже говорить Ему об этой скуке и просить, чтобы Бог Сам помог ему найти интерес к службе»91.

Вообще, хорошо известно, что к детским молитвам Господь необыкновенно милостив. Множество примеров Божьего милосердия к детским молитвам содержится в житиях святых. Вспомним хотя бы Сергия Радонежского и Иоанна Кронштадского. Даже в нашей жизни можно встретить такие примеры.

Так, маленькая Лена однажды сильно провинилась. Мама «двинулась» в ее сторону, чтобы наказать. Лена быстро убежала и закрылась в детской комнате. Естественно, закрытая дверь для мамы не преграда, но тут раздался звонок во входную дверь, пришли мамины друзья, а потом мамин гнев прошел. Вечером Лена спросила: «Мама, знаешь, почему ты меня не наказала? Потому что я убежала в комнату и помолилась».

Можно не бояться приучать детей обращаться непосредственно к Богу. При этом, конечно, нужно оговорить, что мы не всегда просим то, что нам полезно. Хороший пример тому есть у Антония Сурожского, который в детстве просил у Бога возможности делать чудо как его дядя: вынимать на ночь свои зубы

Парадокс учебной деятельности состоит в том, что, усваивая знания, ребенок ничего в них не меняет. Предметом изменений становится он сам. Впервые ребенок выполняет деятельность, которая поворачивает его на самого себя, требует рефлексии, оценки того, «чем я был» и «чем я стал». Важным показателем процесса обучения является изменение духовного опыта человека. Православный смысл такого изменения определяется словом «покаяние». В книге «Православная педагогика» прот. Евгений Шестун определяет обучение как частный случай покаяния92.

Младший школьный возраст – это один из расцветов сознательной веры человека, когда он уже может понимать Евангелие, много знать, сознательно исповедоваться. И здесь, конечно, вопрос решающий: либо ребенок ходит в храм и укрепляется, либо при насильственных капризах он отходит от храма или подготавливается этот отход. Как прошел этот возраст, так и пойдет духовная жизнь уже в подростковом возрасте. А там либо разворачивается духовная драма, либо вера переходит уже в сознательную и деятельную.


Хочется предупредить еще об одной опасности. На обычном уроке педагог «выше» своих учеников, он дает им знания, которыми он обладает, а они нет. На уроке Закона Божьего такого неравенства быть не может. Да, может быть, дети, которые сидят в классе, не ходят в церковь, может быть, они не постятся и не молятся по утрам, но Господь ведь оценивает сердечную глубину и чистоту, и мы не знаем, какой будет его оценка. Мы, педагоги, по своему духовному уровню очень далеки от уровня апостола Павла, ил других святых, устами которых говорил Бог, мы, смея говорить о Боге, должны непрестанно взывать как мытарь: «Боже, Будь милостив мне грешному!» Мы не можем «возвышаться» над детьми, единственное, что мы можем – это вместе с ними искать Бога.


Подростковый возраст

(11-15 лет)

Фhello_html_m49ce6d04.jpgизическое развитие. В литературе этот возраст называется «возраст бури и натиска». Отчего буря и какой натиск? В психологическом и физиологическом плане здесь действительно происходит принципиально важный момент. Часто он возникает неожиданно и незаметно – момент полового созревания. Прот.В.Зеньковский пишет, что подростковый возраст «предваряется некоторым телесным и психическим увяданием – ослаблением памяти, внимания, упадком прежних интересов... А затем начинается беспокойная, тревожная и противоречивая пора интенсивного полового созревания – когда новая сила (пол), до сих пор действовавшая скрыто или неполно, выступает на первый план»93. Открываются влечения, попущенные Господом Богом падшему человеку, которых не было у Адама, в раю, у святых людей. Сам способ размножения, который был дан Адаму, у него же был забран. А размножение было ангельское. Но поскольку Адам согрешил и вошел в скотское состояние, то человечество стало размножаться скотским образом и дабы не уклонялись друг от друга в продолжении рода, возник этот грех полового влечения. У прот. Василия Зеньковского в книге «Педагогика»94 есть целая теория сублимации. В этом возрасте из ребенка формируется мужчина, девушка. Возникает интерес к противоположному полу, необычные ощущения, физические чувства. Часто это застает ребенка врасплох. Наши деятели народного образования этот момент хорошо использовали, создав целую систему полового просвещения. Те программы, которые были навязаны нам из-за рубежа, были рассчитаны именно на этот возраст – возраст пробуждения, интереса, ориентации в этой области, причем разжигания низменных страстей, низменных животных инстинктов.

Психическое развитие. Подростковый возраст является началом переходного периода от детства к взрослому состоянию в жизни человека. В зависимости от культурных традиций, социально-экономического развития общества, внутрисемейных установок переход от детства к взрослости может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет. Общим является правило – ни в одном обществе от ребенка не требуют, чтобы он стал взрослым моментально, всюду процессу достижения взрослости отводится время и место. Обычно этот переход включает в себя два периода – подростковый и юношеский. Начало подросткового возраста, как правило, связывают с началом гормональной перестройки детского организма. Пубертат – время полового созревания организма. В.В.Зеньковский так характеризует психическую сферу подростка: «После периода трезвости и погружения в «порядок» природы, социальной и моральной жизни подросток чувствует себя подхваченным новой и неведомой ему силой, которая действует в его глубине. Эта сила властно и нетерпеливо опрокидывает привычки, сложившиеся курсы, толкает куда-то вперед, мутит и волнует душу, бросая ее из одной крайности в другую… Душа подростка совершенно отошла от трезвости и реализма, от следования правилам и от приспособления к порядку… Она вновь, хотя и по-иному, чем в раннем детстве, возвращается к себе – но уже не в форме наивного эгоцентризма, а в форме мечтательного эгоцентризма. «Мечтательность» есть ключ к этому периоду…»95. На границе подросткового возраста происходит изменения отношения реального и возможного в сознании. Развитие интеллекта приводит к тому, что резко расширяются границы внутренней жизни – сознание наполняется идеальными конструкциями, гипотезами о себе и окружении. Одной из задач развития подростка является координация взаимодействия реального и воображаемого в сознании и деятельности.

Психологическим критерием перехода к подростничеству является осознание себя человеком, перешагнувшим границы детства. Возникновение представления о себе как «не о ребенке» является основным новообразованием этого возраста, «Я – взрослый человек». В связи с этим у подростка возникает потребность в изменении образа жизни. При этом подростки проявляют некритичность к подлинному объему своего знания и умения. Накопленный, опыт знания, обученность приводят к своеобразному «Я сам», к субъективной готовности на все в жизни. Отсюда – настаивание на своей независимости, требование свободы. Подростки отвергают свою принадлежность к детству и утверждают свою взрослость. Если вы хотите поссориться с подростком, продолжайте относиться к нему как к ребенку. Самое последнее оскорбление, когда ему показывают, что он еще ребенок. Самая лучшая педагогическая позиция в этом возрасте – это отношение к нему как ко взрослому человеку. И самая прекрасная педагогическая духовная деятельность – это дать подростку реализоваться как взрослому. Надо найти такие формы работы, чтоб дети ощущали, что они взрослые, что взрослые относятся к ним как ко взрослым, им доверяют, дают какую-то самостоятельную ответственную деятельность. Осознание личной ответственности – важнейшая воспитательная задача в общении взрослого и подростка. «Если ты не маленький, отвечай за всю ту сферу, в которой считаешь себя взрослым».

По этой линии у них происходит главное развитие – развитие физическое, психическое.

В Троице-Сергиевой Лавре есть известный клуб «Пересвет», который существует около 10 лет. До этого он лет 7 существовал в виде небольшой группки детей. Пришел о.Дмитрий, оценил ситуацию и развил интересную философию: для подростка интересна военная романтика (военные тайны, преодоления, разведки, боевые состояния). И вот они создали военно-патриотический клуб «Пересвет». И он не единственный. Есть еще в Рязани. Есть еще скаутское движение. Оно хоть и не патриотическое, но использует тот же механизм. Молодежный отдел при Русской Православной Церкви перепробовал множество разных форм и вышел на ту же самую вещь: для подростков нужны православные скауты. Эта линия сейчас очень бурно развивается.

Тенденция к взрослости проявляется и в семейном поведении подростка. Подросток обречен на рождение из «семейной утробы» в мир социальных отношений. Рвется «эмоциональная пуповина», меняется характер эмоциональной привязанности к родителям. На смену авторитету родительской власти приходит (или не приходит) авторитет личности родителей. Он зависит для подростка от уровня социальной или профессиональной компетенции мамы или папы. Существует точка зрения, согласно которой, человек, не изменивший характера эмоциональной привязанности к родителям в подростковом возрасте, вынужден будет сделать это в период становления собственных семейных отношений.

Стремление к самоопределению в мире социальных отношений толкает подростка на выход из семьи, однако, обретение подростком собственной позиции в мире социальных отношений совсем не тождественно разрыву с семейными устоями и ценностями. Многие подростки высоко ценят нормы, существующие в их семьях, обретая собственную социальную самостоятельность, уверены в том, что их будущая семья будет такой же, как и семья их родителей. Часто семейные устои являются для подростка эталоном, ориентируясь на который он выстраивает собственное взаимодействие с социумом. На вопрос «неужели тебе никогда не хотелось сбежать из дому?» один из известных российских ученых ответил, вспоминая себя в 15 лет: «Как Вы не понимаете: из осажденной крепости не сбегают».

Еще один феномен подросткового возраста – убегание из дома. Здесь уже личность, своя воля. И как только родители начинают давить, начинаются побеги. К священнику часто приходят родители с вопросом «Что делать?» Поступать как в притче «О блудном сыне». Т.е., со стороны родителей должно быть: «заклать теленка», одеть в одежды, примириться. У ребенка должно быть в психологии, что у него есть дом, где его примут, где его любят, куда он может вернуться. А если с ним поссориться и оборвать ту ниточку, которая его хоть как-то удерживала, тогда же все. Начинает расцветать бродяжничество, причем в наше время оно имеет массовый характер. Какие причины этого? Во-первых, обостренное чувство гордости, ребенок находится в больном состоянии. Амвросий Оптинский говорил: «Если прикоснуться к такому человечку, он будет кричать, что кожу сдирают». Такое вот обостренное отношение ко всем посягательствам на его волю. Здесь нужно дать ребенку свободный выбор: поступить так или так. Но создать ситуацию выбора между одним добром и другим добром.

В Костромской области (город Нерехта, пос. Ковалево) есть о. Андрей Воронин. В свое время он закончил МГУ, был полярником. Потом стал священником. И вот он рассказывал, что однажды его поразило то, что какая-то группка подростков держит в страхе целый район. Люди боялись выйти из дома. Их поймали и просили батюшку поработать с ними. Он взял их по неведению, поселил в домике. Первые три дня они бились друг с другом. И тогда батюшки возникла первая педагогическая догадка – заняться боксом. Он нашел мастера спорта, оборудовал зал. Через неделю у него больше ни одной драки не было. К концу года этот боксерский кружок на соревнованиях занял весь пьедестал почета. И он понял, что он на правильном пути. Когда я приехал и зашел в этот Ковалевский детский дом, ребята первым делом меня спросили: «А ты что умеешь делать?» Смотрю, у них стоит теннисный стол. Говорю: «В теннис». Слава Богу, что у меня когда-то был разряд по теннису. Вот я и победил. После этого они меня облепили, повели в спортзал, столовую. Буквально через полчаса мы стали друзьями. Чем их берет о.Андрей? Конечно, он идет по грани, но методика интересная – экстремальные ситуации. Например, они попали в книгу «Рекордов Гиннеса» за счет того, что самый молодой человек поднялся на Эльбрус. Он ставит им задачу: всю зиму готовимся, а летом идем на Эльбрус. Все это серьезно, все это увлекает их. Они живут завтрашней радостью. При таком напряжении исчезают все дисциплинарные проблемы. Или на следующий год они спускаются в самую глубокую пещеру.

У него есть и второе педагогическое изобретение в отношении детей, которые потеряли семьи и стали дикими, т.к. нарушен нормальный уклад жизни. А в таком случае надо идти либо по монастырскому принципу (общинный уклад), либо близко к традиционной семье. Он разбил всех детей на семьи. Воспитатель и воспитательница выполняют роль папы и мамы. Они через день меняются, но важно, что выполняют функцию родителей. А дети разновозрастные, живут по 4-5 человек. И вот у них своя квартира, свои обязанности. Возникли такие ячейки, т.к. дети, которые воспитываются вне семьи, они потом семью не могут создать, они не видели положительного образа. Хоть так моделируется их семья.

Социальной ситуацией развития становится освоение области взаимоотношений людей за рамками семейного круга. Поэтому в качестве ведущей деятельности в этом возрасте называются общение со сверстниками (Д.Б.Эльконин) и общественно значимая деятельность (В.В.Давыдов).

Главным авторитетом для ребенка этого возраста является кто-то из сверстников или группа сверстников. Их норма ценнее всего для подростка в жизни, ценнее, чем мнение родителей, учителей. Все это уже отходит на другой план. Начинает преобладать стремление быть как лидер, не выглядеть плохим. Все нормы, которые были до этого, часто сметаются.

Но этот переходный возраст все-таки проходит не всегда так бурно. Подростковый возраст – это продолжение того, что было в младшем школьном возрасте, в дошкольном возрасте. Если здесь не было насилия и вера в Бога укреплялась, то и в подростковом возрасте множество детей остаются верными храму, для них внешний мир и не сильно привлекателен.

Основной задачей развития становится освоение своего телесного и душевного мира, их координации и вписывание в окружающую действительность.

Осознается потребность в собственной позиции. Утверждению собственной позиции помогает наличие «своей территории». Подростковый и юношеский возрасты считаются самыми активными по освоению территории. «Территориальное поведение» подростков может открыть взрослым ту информацию, которая иначе им недоступна. «Оформление» подростком собственной комнаты или уголка плакатами, наклейками и другой «наглядностью» подскажет взрослым о том, что желает видеть рядом с собой их чадо. Наиболее предпочитаемые места встреч с друзьями также позволят сделать некоторое предположение о содержательной стороне общения подростка с приятелями. Так в определенный период, родители 14-летней Ани обнаружили, что большую часть своего свободного времени их дочь проводит в студии фитодизайна и в поездках по цветочным магазинам и выставкам. В общении со сверстниками, особенно в первой фазе подростничества, для подростка важны не столько содержание, сколько интенсивность общения. Постепенно происходит смещение внимания на содержательную сторону общения.

Кажущимся парадоксом подросткового общения является тот факт, что энергетически зарядить и общение, и творчество подростков может только человек взрослый. Огромное значение в становлении стиля подросткового поведения имеет «значимый взрослый», чаще не родитель, а представитель того самого социального мира, куда устремлён взор подростка. Это может быть тренер, учитель, тот, кто в глазах подростка обладает уникальными качествами общественно значимой деятельности.

Создание педагогической православной среды – первостепенная задача в наших школах. Православная среда складывается в том случае, когда к педагогам постепенно приходит понимание того, что со своими сомнениями или проблемами можно обратиться к священнику. Есть «наш батюшка», и у него найдутся, время и любовь для нас. Он подскажет, он помолится, он утешит. И только потом рождается понимание, что Церковь – это не только наш батюшка, но и мы сами.

Почти на каждом приходе есть люди, умеющие что-то очень хорошо и с любовью делать. Кто-то замечательно фотографирует, у кого-то есть дар сочинять стихи, кто-то поёт песни под гитару, а кто-то занимается спортом. Совсем не обязательно, чтобы творчество этого человека прямо соприкасалось с церковным искусством или ремеслом. Человек, живущий церковной жизнью, вносит свет в каждое своё делание. Дети это очень хорошо чувствуют. А в подростковом возрасте просыпается особый интерес именно к такому человеку – носителю социально значимых умений. Будет разумно, если такие люди посвятят несколько часов в неделю общению с детьми, чтобы у них складывалось положительное и более широкое представление о Церкви.

Жизненно важной сферой для подростков становится область межполовых отношений. Психологическую и духовную характеристику этой важной проблемы приводит в книге «На пороге зрелости» протоиерей Василий Зеньковский. Каким образом говорить взрослому человеку с подростками о любви, об отношениях мужчины и женщины, обо всём том, что волнует и интересует в этом возрасте? Здесь существует многообразие мнений – от признания ведущей позиции здесь общества сверстников, которое, якобы, «на доступном уровне выдаёт требуемое количество информации», до специально разработанных взрослыми программами «просвещения» подростков. Многие опытные педагоги (в частности С.С.Куломзина) уверены в том, что взрослый человек должен говорить с подростками на темы любви и взаимоотношения полов. Но как это делать, универсальный совет дать затрудняются. В педагогической литературе начала XX века встречаются советы знакомить подростков с содержанием Книг Ветхого Завета, где проявления любви человеческой представлены как Богом дарованные и освящённые.

Завершение подросткового возраста во многих культурах оформлялось специальными обрядами перехода – инициациями. Как правило, инициации – символические церемонии, участвуя в которых молодой человек или девушка прощался с детством и вступал в новую пору – пору ученичества. Психологической сутью этого обряда является переход к стадии самоопределения. Период «бури и натиска», «эндокринного шторма» заканчивается переходом к началу «душевной децентрации» - способностью и готовностью личностно и профессионально самоопределиться.

Дhello_html_m5806fe2e.jpgуховное развитие. О трудности работы с детьми, начиная примерно с 11 лет, говорят педагоги многих воскресных школ. До этого все красиво. Детки ходят в церковь, выстраиваются в очередь на Причастие, посещают воскресную школу. Но вот приходит подростковый возраст, и детей в церкви нет. Часто подростки отказываются посещать церковь, жить теми правилами, которые до этого радостно принимали и исполняли. А если и ходят в церковь, то их поведение рождает множество проблем. Протоиерей Владимир Воробьев пишет: «Детям, воспитанным в верующих семьях, со временем надоедает то, что им предлагают родители. Родители и священник должны быть к этому готовы. Привыкнув ко всему церковному, как к обычному, обыденному, как к тому, что навязывается старшими наравне со многим другим, что делать неприятно, неинтересно, но нужно, они начинают не вполне осознанно отвергать все это. У таких детей начинает проявляться какая-то центробежная энергия. Они хотят чего-то нового для себя, они хотят постичь какие-то неизведанные ими способы жизни, а все, что говорит мама, или бабушка, или отец, - все это уже кажется пресным. Такие дети очень легко находят недостатки у церковных людей, которые начинают казаться им ханжами, скучными моралистами. Они очень часто в церковной жизни уже не видят ничего достаточно светлого. Такой вектор, такая направленность из церкви делает их по существу не способными воспринимать благодать Божию. Участвуя в таинствах, даже в причащении Святых Христовых Таин, по существу говоря, они ничего не переживают, они оказываются, как это ни странно, в детском возрасте малоспособными переживать причащение Святых Христовых Таин как соединение с Богом, как встречу с Богом. Для них это одно из привычных, воскресных, праздничных состояний. Для них церковь часто становится клубом, где можно встретиться и поговорить друг с другом. Они могут здесь о чем-то интересном сговориться, дождаться с нетерпением, когда же кончится служба, и они вместе побегут куда-то по секрету от родителей в мир окружающий, во всяком случае, не церковный.

Иногда бывает хуже: им нравится шалить в церкви, даже и такое бывает, или посмеиваться над разными людьми, которые здесь в церкви находятся, иногда даже над священниками. Если они что-то умеют, если занимаются в церковном хоре, то они с большим удовольствием будут обсуждать, как поют сегодня и – без конца и края всякие насмешки над хорами, над разными певчими, кто как поет, кто что-то слышит, кто, что может, кто что понимает. Они всегда чувствуют себя маленькими профессионалами, которые способны оценить все это. И в таком зубоскальстве, у них может пройти вся литургия вся всенощная. Они совершенно могут перестать чувствовать святость Евхаристического канона. Но это не помешает, когда вынесут Чашу, стать первыми, или, может быть, не первыми, наоборот пропустить маленьких вперед и очень чинно подойти к Чаше, причаститься, потом также чинно отойти, и через три минуты они уже свободны, все уже забыли и опять предаются тому, что интересно по-настоящему. А момент причащения Святых Христовых Таин… это все для них привычно, все известно, все это мало интересно»96.

Просто сидеть и изучать с детьми подросткового возраста Евангелие не достаточно. Многие воскресные школы, как правило, доходят до подросткового возраста и разбегаются.

Мhello_html_4c34f301.jpgы были как-то в Сербии, и я увидел удивительную картину: храм как храм, батюшка. А у него воскресная школа человек 300. Закончилась служба. Они сели в автобус и поехали в монастырь. Потом развели пикник, поели, поиграли, побеседовали, чтение у них там были, и назад приехали. Возраст подростковый и юношеский. Я спрашиваю: «Батюшка, как вам удалось собрать такую огромную школу и, практически, из одних подростков?» Он говорит: «Было все по-другому. Когда я закончил Духовную академию, приехал, меня назначили настоятелем в этот храм. Я очень хотел работать с детьми. Я повесил объявление: «Объявляется набор в воскресную школу». Записалось более 100 человек. Я подготовился к занятиям, провел. Все хорошо, дети слушают, все нормально. На следующее занятие прихожу – сидит половина детей. Я подумал, что плохо готовлюсь. Нашел интересные примеры, занимательные истории. Прихожу на следующее занятие – человек 20. Я еще лучше стал готовиться, перелистал литературу, нашел картинки, фильм. Прихожу – человек 10. Потом прихожу на занятие – 2 человека. Я понял, что я что-то не то делаю. Пошел с горя к другу. А тот работал в автобусном парке и предложил автобус, чтобы вывезти детей в паломническое путешествие, а по дороге и поговорить с ними». Он так и сделал. Детей пришло в два раза больше. Он понял, что это хорошо. В следующий раз взял два автобуса, потом три. Он уже ничего не делал. Уже старшие рассказывали младшим.


У нас в Русской Церкви о.Борис Нечипоров тоже пошел по такому пути. Он взял обычный клуб пионеров, студии по интересам и развернул их, наполнив православным содержанием. Маленькое село в Тверской умирающей области. 500 человек у него ходит в эту воскресную школу.


Кhello_html_m1ef1f43d.jpgак, например, в «Пересвете» проходят занятия Закона Божиего? О. Дмитрий приходит и говорит: «Ребята, у нас сегодня задание выброситься с парашютом». Описывается район, дается боевое задание. Они изображают, что летят на самолете, выбрасываются. Дальше задание: идем мы по лесу, на опушке стоит храм. Как определить, где север, где восток? Начинается рассказ о храме. Ведь в «Пересвете» собрались подростки-отбросы, которые никому не нужны. Раскрыть в них веру – очень большой труд. Работать с такими детьми приходится таким образом: на первом месте – военная романтика, а на втором – Закон Божий, он выполняет вспомогательную роль.

Многие известные педагоги свидетельствуют о трудностях подросткового возраста. Так В.Зеньковский писал: «Все темно над подростком. Вдруг он «решит» (!), что Бога нет, и уверен, что в нем нет веры, а то вдруг по привычке, по неисчезнувшей инерции начнет молиться – и на время волнения, мистические восторги охватят душу. Это всего лишт искушения, это лжеблагодать. Религиозная сфера как будто вся в скорлупе, живет она прошлым»97. Но так ли уж «все темно»? Да, подростки известны своими «темными вояжами», но ведь был и Тимур с его командой. По мысли М.В. Осориной, мечта «иметь собственный боеспособный штаб» свойственна мальчишкам всех поколений. «Она никогда не может быть полностью материализована в реальном мире. Это детский идеал секретного пристанища, который только частично оказывается воплощенным в коллективных постройках реальных детей»98. «В художественной форме Гайдар создал модель жизни идеальной дворовой детской группы, несущей советскую идеологию, но выражающей романтику социальной мечты любой детской субкультуры: справедливый лидер, который может быть примером для подражания, дружеская сплочённость детской компании, состоящей из мальчишек предподросткового возраста, секретный и полуигровой характер их общественно-полезной деятельности и т.д. Придуманная Гайдаром команда Тимура оказалась настолько соответствующей глубинным социально-психологическим идеалам детей младшего школьного – раннеподросткового возраста, что появление этого литературного произведения послужило началом развёртывания реального движения, которое просуществовало в СССР почти 30 лет»99.

И этот образ имеет множество подтверждений в жизни. Интересные примеры самоотверженных подвигов подростков приводил священник Анатолий Гармаев. Да и то, что касается непосредственно духовной жизни, у Феофана Затворника характеризуется не такими уж темными красками: «Река жизни нашей пересекается волнистой полосой юности. Это время воскипения телесно-духовной жизни… Только настоящие чувства истинны, только они имеют действительность и значение. Но если он, прежде пробуждения сих сил, связал себя обязательством исповедования и жизни христианской, тогда все возбуждения, как уже вторичные, будут слабее и легче уступят требованию первых, уже потому, что те старее, прежде испытаны и избраны сердцем, а главное – скреплены обетом. Юноша решительно хочет держать всегда свое слово»100. Т.е. «воскипение жизни» может проходить двояко.

Кhello_html_m41d14903.jpgак-то раз одна женщина-педагог, гуляя около прудика, увидела, как группа подростков швыряет в него палки. «А давайте мы лучше прудик почистим», - обратилась она к ребятам. К ее удивлению мальчишки вместе с ней принялись вытаскивать из прудика мусор с энергией не меньшей, чем до этого туда мусор швыряли.

Таким образом, подросток нуждается в деятельности «вместе», и можно сказать, что главной задачей этого возраста является опытное познание Братства всех людей (О.Л.Янушкявичене).

В этот период подросток должен принять мораль социума. Для этого ему нужно отодвинуть мораль авторитета.

Поэтому в тех воскресных школах, где преподавание ведется с позиции авторитета «сверху-вниз» подростковый возраст делается неуправляемым.

Там же, где в воскресной школе существует Братство, проблем с подростковым возрастом не возникает. Такое Братство, например, существует в Детском клубе, руководимом протоиереем Борисом Ничипоровым. В таком Братстве взрослый становится не «авторитетом», а «лидером», и существует тонкая грань между этими понятиями. Лидер обладает авторитетом, но не в силу своего положения, а в силу личностных качеств. Он – тот, кто разделяет жизнь подростков, кто придумает, чем заниматься, у кого самый тяжелый рюкзак, с которым интересно, и на которого можно положиться. Хорошо об этом писал отец Борис: «Учитель – духовник, лидер подлинного педагогического Братства, его всегда любят дети. Потому что он сам малое дитя. Он приходит в дом Братства и дети бегут к нему навстречу. Он наивный романтик. Он взрослый ребенок»101.

Одной из причин экстремальных походов о. Андрея с мальчиками Ковалевского детского дома стала задача использования энергии пубертата «в мирных целях». За несколько дней такого похода решаются проблемы, которые в нормальных условиях решаются месяцами и годами – обучение основным навыкам самообслуживания, преодоление потребительских установок, налаживаются взаимоотношения с товарищами. В экстремальной ситуации ребенок совсем иначе воспринимает окружающий мир, свое место в нем, своих товарищей и взрослых. Совсем иную глубину приобретают беседы о Боге, вселенной, человеке, его самоотдаче и подвиге, чести и мужестве.

Однако стоит предупредить, что использование подобных «экстремальных» педагогических методов предполагает обязательное соблюдение нескольких условий – особую профессиональную подготовку взрослых, слаженный коллектив взрослых единомышленников и практически братские, полные максимального доверия отношения с детьми.

Лидер живет «вместе» с детьми. Безусловно, не каждый священник в силу глубины стоящих перед ним задач может себе это позволить. Но педагоги, собирающиеся что-то преподавать в воскресной школе подросткам, должны ставить для себя глубокое личностное общение, как первоочередную задачу. При наличии Братства духовные цели становятся общим делом, и тогда естественно к достижению их стремиться. Для подростков естественно ведь бороться с трудностями, преодолевать себя, стремиться к подвигам. И такими подвигами может быть стояние на службе, делание добрых дел и т.д. Только, учитывая потребность подростков в движении, нужно вносить разнообразие в жизнь воскресной школы. Нужны паломнические поездки, православные летние лагеря, походы. Нужно вместе встречать праздники, не только в церкви, но и за ее стенами. Нужно ходить друг к другу в гости, поговорить о первой любви.

Нужно этим детям отдать часть своей жизни.

Важнее всего, как сложатся отношения взрослого – руководителя – священника либо мирянина с молодежью. Учителю важно завоевать их доверие, стать другом, важно проявлять понимание, симпатию и искренний интерес к жизни подростка, но оставаться твердым в своих убеждениях. Именно это ищут ученики: друга – честного, достойного доверия, принимающего их такими, какие они есть, чьи убеждения, как они чувствуют, связаны с их интересами.

Такие требования, вообще говоря, должны предъявляться и к учителям, желающим преподавать подросткам основы православной культуры в школе. Этот курс должен быть ориентирован не на получение знаний, а на приобщение ученика к Высшим ценностям жизни, а такое приобщение невозможно без личностного общения.

Но если все же, несмотря на все усилия, подросток от церкви отходит, а такое вполне может быть, нельзя заставлять его ходить в церковь. Признавая существование такого рода проблем, В.В.Зеньковский предупреждает родителей и педагогов о том, что основная беда заключается не в том, что дети перестают ходить в церковь, а в тех душевных переменах, которые стоят за этим. «И как бывает опасно, а порой даже гибельно для религиозной жизни подростка, когда в период сложной душевной работы, период тревожных исканий мятущейся души, родители или школа думают не о том, чтобы войти в эту внутреннюю драму души, а заставляют идти в Церковь! Ничего кроме лицемерия, недоброй враждебности к религиозной жизни не дают такие меры»102. Опытный педагог уверяет своих читателей в том, что к Церкви никого не нужно принуждать, ибо Она так полна красоты и правды: «Нужно, чтобы каждой душе дано было найти в Церкви отзвук на ее искания и запросы, дано было опытно познать правду и силу Церкви»103.

Кризис подросткового возраста, самости ликвидируется тем, что ребенок становится в позицию взрослого. Ему доверяют такие вещи, которые доверяют только взрослому. И клуб «Витязь», о.Андрей Воронин относятся к детям как ко взрослым. Это принципиально правильная позиция. Другой позиции быть не может. Но нужно понимать, что взрослыми они быть не могут, что через десять минут он будет как ребенок. Но все равно педагогу нужно встать в эту позицию. Так происходит самое главное духовное развитие.

Если дети подросткового возраста остаются в храме, это показатель того, что до этого духовное воспитание было правильным, оно было без насилия, не ломало волю ребенка. Бывает, что подростковый возраст проходит гладко, спокойно. Это показатель того, что все предыдущее воспитание было достаточно хорошим, корректным и в духовном плане, и в плане свободной воли, свободная воля ребенка утверждалась достаточно мудро.



Юношеский возраст

(15-18 лет, до 20 лет)


hello_html_4dd760d5.jpg

Физическое развитие. Юность – период завершения физического созревания человека. К этому возрасту, как правило, выравниваются подростковая угловатость и диспропорции тела, обусловленные неравномерностью созревания. Юноши догоняют и опережают в физическом развитии девушек. Во всех культурах к этому возрасту человек уже готов к преодолению физических испытаний и лишений – в некоторых странах не только юноши, но девушки призываются на службу в армию, уже не действуют возрастные ограничения при приёме на физически тяжёлую работу, самый большой процент олимпийских чемпионов составляют представители этого возраста. Однако, в этом возрасте, также как и в подростковом, очень актуальным остаётся повышенное внимание к своей физической форме. Некоторые юноши и девушки склонны находить у себя физические отклонения, даже тогда, когда все показатели соответствуют норме. В крайних случаях такая повышенная чувствительность приводит к нарушениям невротического характера.

В своей книге протоиерей Борис Ничипоров пишет о расстройствах психики, определяемых как дисморфофобический синдром. Его характеризуют бредовые идеи мнимого физического недостатка, идеи отношения («все смотрят на мой ужасный нос»), депрессия с суицидальными тенденциями104.

Психическое развитие. Период юности называют последним временем детства и первым возрастом взрослости. Основная задача юности – дать личности вступить в зрелость. Все силы души – духовная, интеллектуальная, физическая, по мнению В.В.Зеньковского, вполне созрели для этого.

Юность аккумулирует в себе все новообразования предыдущих возрастов и они проявляются в юности в новом качестве. От раннего детства возвращается к юности эстетический тип мироощущения, чувство светлой бесконечности. Младший школьный возраст закладывает внимание к законам и порядкам мира внешнего, социального и морального. Новое их качество проявляется в том, что повзрослевший человек стремится не просто приспособиться к существующим законам, но и самому менять ситуацию, утверждая этот закон. «Наконец от отрочества в юность приходит могучая сила пола, но как бы укрощенная и просветленная…, обычно находящая свой объект, в восторженном поклонении которому расцветают все лучшие силы души»105.

Этот период связан с началом профессионального и личностного самоопределения – окончание школьной учёбы, начало профессионального обучения или первая самостоятельная трудовая деятельность, окрепшие личностные привязанности.

В это время юноша как старичок задумывается о том, как он прожил свою жизнь, как будет жить. Главный момент – разрешить для себя вопрос: «Какой смысл в человеческой жизни? Зачем жить?» У него происходит ломка всех ценностей. Если до этого его ценностями были ровесники, родители, то теперь юноша один на один: с Богом, со своей совестью, со своей судьбой. Он думает: «Кем я буду? На что я способен? Кто я такой?» Его мучат, как говорил Ф.М. Достоевский, «самые проклятые вопросы»: «А зачем жить?» Необходимо разрешить этот вопрос. Ему надо испытать себя. Он не понимает, на что он способен. Ему надо определиться, кем он будет в этой жизни. Начинается мучительное искание, метание.

Вhello_html_m307028aa.jpgедущей деятельностью юности становится поиск своего места в жизни.

Основные новообразования – осознание самого себя как целостной, многомерной личности, появление жизненных планов (выстраивание стратегии), вызревает готовность к самоопределению.

Вместе с тем, юность ограничена в своём понимании всей полноты того, что происходит в ней и того, что происходит в окружающей действительности. Именно эта недальновидность юности обнаруживает её принадлежность к детству. Неумение адекватно оценить собственное состояние, «социальная слепота», которые связаны с отсутствием житейского опыта, могут привести к тому, что цельность и возвышенность чувств будут подменены «лёгкой жизнью» по принципу «получи от жизни всё» или фанатическому устранению всего того, что мешает юношескому радикализму. Физическая и интеллектуальная зрелость провоцирует юность на самый высокий уровень притязаний, юношеский максимализм часто не позволяет делать самого простого и необходимого. В учебе зачастую проявляется стремление к внешним достижениям – притягательными становятся высокий материальный или социальный статус будущей специальности, стремление понравится преподавателям. Общей тенденцией, характеризующей период юношеского становления, является стремление всё испытать, впитать, пережить.

Завершение юношеского периода связывают с кризисом юности (примерно 17 лет).

Основное содержание этого кризиса – встреча реальной жизни с её идеальными представлениями. Чем более осознаются расхождения в том, что «сам придумал о себе и своей жизни» и тем, что в какой-то момент осознал как реальность, тем острее происходят внутренние переживания.

Когда я закончил школу, мне казалось, что студенты – это святые люди. Все, кто учится в институте – это сливки общества. Я покинул дом, приехал поступать в огромный политехнический институт. И когда нас поселили в общежитии, и я увидел, как живут студенты, пришел такой ужас. Там были пьянки, разврат. Как будто в какую-то помойку попал. Я даже долго не смог находиться в такой среде. Для меня было шоком, что студенчество так низко живет. Я не смог там находиться, уехал. Такой рубец остался надолго.

Помогают пережить кризис подготовленность к крупным переменам в жизни, способность принимать решения и отвечать за них, умение намечать жизненные перспективы – далёкие и близкие, умение освобождаться от иллюзий, но при этом сохранять в своей душе идеалы. Отсутствие внутренних средств разрешения кризиса приводит к негативу – алкоголизму, наркомании, вовлечению в тоталитарные группировки, суициду.

Юношеский возраст имеет первое место в мире по самоубийству.

Приходит к священнику человек, психически здоровый, все есть для жизни: квартира, достаток, родители нормальные, учится в институте. Все равно суицидальные попытки покончить собой.

С одной стороны – обостренный поиск смысла жизни. А с другой – под напором рационального рассмотрения жизни теряется вера. Юноша сталкивается с жестокостью жизни. Родителям и педагогам всегда надо думать, что говорить, чтоб с ищущим сочувствия юношей или девушкой не оборвать последнюю ниточку. И тут часто происходит непоправимое.

Подводя итог характеристике юности, ещё раз подчеркнуть, что это ещё не взрослый возраст. И здесь специалисты предупреждают о возможных опасностях для развития личности юноши или девушки. Г.С.Абрамова видит опасность этого возраста в том, что «отношения близости, соперничества, борьбы переживаются в связи с людьми, подобными себе, со сверстниками. Это рождает предвзятость в отношениях, неприятия самого себя и других…Может быть, отчасти потому ранние браки и обладают такой хрупкостью, что за ними стоит страх перед одиночеством, а не переживание полноты жизни…»106.

Стремление и готовность в реальной жизни продемонстрировать ответы на основные вопросы юности: Кто я? Чего хочу? Что я могу? – обозначают границу перехода в новый период развития. Принятие ответственности за свою жизнь связано с вступлением в пору молодости.

Дhello_html_m5b1add35.jpgуховное развитие. Для быстро развивающихся детей в 15-16 лет, для других – позже наступает период сомнения в существующих нравственных ценностях. Это время – время перехода подростка в свою новую пору юности. Подросток вдруг отвергает все и сомневается во всем, отвергает, чтобы сделать свой собственный уникальный выбор системы ценностной иерархии. Можно сказать, что главная задача этого возраста – выбор Божьего пути. И многие в этом возрасте или чуть позже такой выбор делают. И если юноша сам приходит к необходимости жить для Бога, то его духовная жизнь приобретает настоящую силу и глубину. Протоиерей Владимир Воробьёв пишет: «Потом наступит время, когда можно будет сказать: «Ну, вот ты теперь большой, ты вырос, давай поговорим серьезно…И складывается какая-то общая жизнь с духовником, личные отношения на серьезном уровне, которые для подростка становятся очень ценными».

Прот. Василий Зеньковский пишет о юности: «Это пора выбора пути жизни и составления планов, по преимуществу пора свободы и творческой независимости, пора грандиозных замыслов, ярких утопий, героических решений… Духовный мир не оттеснен «приспособлением» к жизни, как во втором детстве, он свободен и полон того дыхания бесконечности, которое никогда не выступает… так пленительно, как именно в юности… Как часто именно в эту пору в живом и горячем порыве отдает себя юность на всю жизнь на какой-либо подвиг и остается свободно верной всю жизнь свою ему… В юности достигает полноты субъективного и объективного своего созревания дар свободы»107.

Однако существует возможность и другого выбора: «Возможно даже, что юность в горении сердца и в чистом энтузиазме отдаст себя разрушению религии в мире…»108. Также может быть сделан выбор жизни, направленной на потребление и на материальную выгоду и т.д.

Самым тяжелым для педагога является то, что когда его воспитанник делает решительный шаг, педагог остается за порогом. Решительный шаг воспитанник делает без него. В каком-то смысле педагога можно сравнить с «другом жениха» в древних восточных традициях (этот образ Иисус Христос употребляет, когда говорит об Иоанне Крестителе). Такой друг должен был все подготовить к свадьбе, а потом остаться стеречь у порога в свадебный шатер, когда жених входил в свою радость. При этом многие педагоги могли бы добавить: «Хорошо, если в радость, а если в разрушение себя самого?» Увы, и такое возможно. Но что-то делать возможно было лишь раньше. Раньше нужно было стараться, чтобы в душе у воспитанника сложился образ Бога – Любви, а не суженный образ Бога – Судии, раньше нужно было стараться помочь полюбить все церковное, научить радости жить для других. Теперь по крайней мере слова помочь не в силах. В. Зеньковский пишет: «Духовная слепота (лишь у избранных свыше людей устраняемая силой внутреннего свечения) не может быть устранена никаким «образованием», вообще через интеллект, юность изнутри должна увидеть себя в Боге»109. Осуществление выбора таинственно в своей сути, и происходит в самой глубине сущности человека. Об этом хорошо писал протоиерей Борис Ничипоров110.

Чем же все-таки может помочь педагог? Только молитвой и любовью. Может помочь тем, что не отстранится от бунтующего воспитанника, будет, насколько ему будет позволено, принимать участие в жизни воспитуемого, будет просить, но не требовать, помощи в делах милосердия, будет приглашать с собой в Церковь. И вполне может случиться, что почувствованное еще в подростковом возрасте Братство людей, воспитанник осознает как единственно возможное единение в Боге.

Обратим внимание еще на одну возможную опасность. В духовной жизни могут превалировать эгоцентрические тенденции. «Тщеславие и честолюбие расцветают в душе молодых людей пышным цветом, поэтому священнику приходится постоянно переключать юношей и девушек с мнения о самих себе, на объективные интересы дела. Очень важно, чтобы пастырь, уделяющий внимание духовному окормлению молодежи, хорошо чувствовал, куда направлены чувства и мысли его юных прихожан, и понимал, насколько их намерения адекватны. Очень часто для воцерковляющихся юношей и девушек привлекательным становится путь монашеской жизни. Испытав первые разочарования и потрясения от безответной любви, неудачной сессии в институте, они настойчиво просят своих духовников благословить их на послушание в монастыре с намерением, затем в нем остаться. Если вовремя не распознать за этими «благими порывами» болезненного состояния души, произошедшего вследствие уязвленного самолюбия, тщеславие и честолюбие могут привести молодых людей к жестоким и горьким разочарованиям»111.

Чhello_html_m7e7ae15f.jpgто в этом возрасте можно предложить? Прежде всего - это романтика, молодежные лагеря.













В Самаре проходит юношеский фестиваль, где 300-400 тысяч юношей и девушек собираются в первых числах июля на склоне горы. Это такая вот романтика: съехаться, пообщаться, послушать музыку. Для них очень важен разговор у ночного костра. Приехала наша группа миссионеров, 12 человек, а кришнаитов приехало 12 тысяч. Но ничего, трудятся, привлекают к себе, беседуют. Насколько мы еще слабы, не можем собрать со всей Русской Православной Церкви 1 тысячу хороших миссионеров. А ребята ведь сильно ищущие, они еще не определились. Для них действительно нужно посидеть у костра и поговорить.


hello_html_m6a80c46a.jpg


Об этой форме работы говорит и о. Андрей. Когда он создает экстремальную ситуацию, во время привала разжигает костер и начинается разговор по душам. Это не воскресная школа, а действительно то, что от души к душе идет напрямую.


О.Виталий Уткин (в Рязани) также использует такой метод. Он устраивает крестный ход в одну сторону 12 км. Приходят, все падают, физически вымотались, сил грешить нет, лежат, но готовы общаться.


Уровни принятия морали

Исходя из многолетней практической работы с детьми разных возрастов, а также, опираясь на исследования различных психологов и педагогов: прот. Василия Зеньковского, Софьи Куломзиной и др., в соответствии с концепцией Кольберга, можно выделить три уровня в нравственном восприятии детей. При этом в каждом уровне можно выделить по две стадии.

  1. Уровень принятия морали авторитета

    • принятие морали родителей;

    • принятие морали учителя;

  2. Уровень принятия морали социума

  • принятие морали сверстников;

  • принятие морали общества;

  1. Уровень автономной совести

  • сомнение в существующих нравственных ценностях;

  • собственный выбор системы ценностной иерархии.

Попытаемся осмыслить эту схему с точки зрения христианской антропологии.

Каждая человеческая личность обладает даром свободы выбора. Но чтобы этим даром воспользоваться, человек должен впитать, пережить то, что он будет выбирать. И вот сначала ребенок живет взглядами родителей на то, что хорошо, и что плохо. Затем он принимает в свою душу мнения учителей, потом он принимает мораль сверстников, и, наконец, всего общества. И вот тут-то наступает кризис, он вдруг отвергает все и сомневается во всем. Но этот кризис неизбежен: чтобы сделать свободный выбор, человек должен отодвинуть от себя все, что предлагали ему другие.



Используемая литература


  1. Абрамова Г.С. Возрастная психология: Учебник для студентов вузов.-Екатеринбург, 1999.

  2. Борис Ничипоров, прот. Времена и сроки. М., 2002.

  3. Вениамин (Федченков), митр. О вере, неверии и сомнении. Спб., 1992.

  4. Владимир Воробьев, прот. Покаяние. Исповедь: Духовное руководство. – М., 1997.

  5. Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6-ти томах. Т.4. Вопросы детской (возрастной) психологии. М., 1984.

  6. Глеб Каледа, прот. Домашняя Церковь. М., 2001.

  7. Зеньковский В., прот. Педагогика. – М., ПСТБИ, 1996.

  8. Зеньковский В., прот. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. М., 1993.

  9. Зеньковский В., прот. Психология детства. Екатеринбург, 1995.

  10. Коменский Я.А. Избранные пед.сочинения. Т.1. М., 1982.

  11. Куломзина С.С. Наша Церковь и наши дети. М., 1993.

  12. Куломзина С.С. Семья – малая церковь. Паломник, 1997.

  13. Мошкова И.Н. «Рекомендации социальным работникам по работе с молодежью», www.synergia.itn.ru.

  14. Осорина М.В. Секретный мир детей в пространстве мира взрослых. СПб., 2000.

  15. Просветитель. №2-3, М., 1995.

  16. Сестра Магдалина. Мыли о детях в православной церкви сегодня. Отд. рел. обр. и кат., М., 1993.

  17. Склярова Т.В., Янушкявичене О.Л. Возрастная педагогика и психология: Учебное пособие для студентов педагогических вузов. – М., Покров, 2004.

  18. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: развитие субъективной реальности в онтогенезе: учебное пособие для вузов. М., 2000.

  19. Смирнова Е.О. Детская психология. М., 2003.

  20. Соколова Н. Под кровом Всевышняго.

  21. Старец Сампсон. «Народная библиотека», М., 1994.

  22. Творения иже во святых отца нашего Тихона Задонского...//т.I, "Наставление христианское" - С.161

  23. Феофан Затворник, святитель. Как сохранить благодать святого крещения. М., 1997.

  24. Феофан Затворник, святитель. Путь ко спасению. М., 1899.

  25. Шестун Евгений, протоиерей. Православная педагогика. М., 2001.






Дополнительная литература

1.Возрастная и педагогическая психология. Учебник. – М., 1993.

2. Зеньковский В., прот. О религиозном воспитании в семье // Вопросы православной педагогики. – Вып.1. – С.53-77.

3. Калашников А., свящ. О руководителях юношества и программе их работы // Вопросы православной педагогики. – Вып.1. – С.40-46.

4. Корчак Я. Как любить ребенка // Педагогическое наследие. – М., 1991.

5. Непомнящая Н.И. Становление личности ребенка 6-7 лет. – М., 1992.

6. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология человека. – М., 1995.

7. Хрестоматия по возрастной психологии. – М., 1994.












































Тема 4.

Общее учение о педагогическом процессе.



Понятие «педагогического процесса», его основные условия и факторы.

Среда педагогического взаимодействия.


Становление любой области научного знания, в т.ч. и педагогики, связано с развитием основных понятий. Одним из таких главных понятий является «педагогический процесс». Педагогический процесс представляет собой «преднамеренный контакт педагога и воспитанников, следствием которого являются взаимные изменения в их мировоззрении, поведении, деятельности и отношениях»112. Педагогический процесс осуществляется в специально организованных условиях, которые связаны с содержанием и средствами педагогического взаимодействия. Взаимосвязь педагогов и воспитанников являют собой реальный педагогический процесс.

Протоирей Евгений Шестун в своей книге «Православная педагогика»113 выделяет три термина: образование, воспитание, обучение.

Нашему пониманию соответствует система из четырех терминов: просвещение, образование, воспитание, обучение.

Наиболее широкое понятие имеет термин просвещение. Он означает преображение души человека. Например, известный всем Старец Кирилл был крещеный, но не образованный. У него было непосредственное освящение его светом Евангельским. Просвещение - это главная часть образования. Его не следует путать с обучением.

Образование – более узкий термин. Образование имеют примерно две трети «просвещённых». Цель образования – восстановить образ Божий в самом человеке. Подобие Богу Адам в свое время потерял. Наша задача уподобиться Богу, стать преподобным, угодным Богу в течение земной жизни. Современная теория образования далеко отходит от этого исконного понятия.

С точки зрения секуляризованной педагогической мысли, в буквальном смысле слово «образование» означает формирование образа хорошо обученного, воспитанного, интеллигентного человека, владеющего системой сведений. Главным критерием образования здесь считается системность знаний и системность мышления. Православная педагогическая мысль не отвергает важность систематизации знаний и системности мышления для образованного человека. Однако на первое место она ставит духовную природу человека. С православной точки зрения только того можно назвать образованным человеком, кто способен преодолевать свою чувственную природу, находиться в разумных отношениях с Богом и другими людьми, с самим собой, кто умеет правильно распорядиться своей свободой, кто способен отвечать за свои поступки и творения. Только такой человек, в конечном итоге, способен обрести Образ Божий, т.е. быть истинно образованным. Таким образом, православная педагогическая мысль рассматривает образование как «восстановление целостности человека, предполагающее развитие всех сил, всех его сторон, соблюдающее иерархический принцип в устроении человека. Иерархический принцип требует такого устроения человека, при котором образ Божий мог бы раскрыться во всей полноте»114.


Вhello_html_5a8171bd.jpgоспитание – более широкое понятие, чем обучение. Это то, чем нас питают родители, педагоги, среда - все, с чем мы соприкасаемся. Человек воспитывается три месяца после рождения, а всю дальнейшую жизнь идет перевоспитание.

Воспитание означает питание человека духовной пищей с рождения. С самых первых дней жизни у ребенка запечатлеваются слуховые и зрительные впечатления, любовь родителей. Если ребенок в детстве не получил любви, это невосполнимо. По этапам жизненного пути обучение может изображаться следующим образом.

Под руководством педагога ребенок постепенно начинает преобразовываться, приподниматься. Зона ближайшего развития – то, что ребенок может делать сам. Педагогу при этом нужно только проконсультировать, направить его.


Когда Великому Пахомию, основавшему все монастыри, было 18 лет, его призвали в армию. Вечером в его палатку чужие люди принесли одежду, пищу, сказали простые одобряющие слова. Он начал спрашивать, кто это. Ему сказали: «Это христиане – порода людей, обладающих такими качествами». На второй день война закончилась. Он не раздумывая принял христианство. Сначала жил отшельником, потом стал сам организовывать монастыри –– мужские и женские. Великий Пахомий создал десять монастырей. Он нигде не учился, но Бог коснулся его любовью, и этот заряд любви распространился потом на тысячи людей.

Вообще монастырь – это некая воспитательная система уединения. Для людей это своего рода тепличные лабораторные условия праведной жизни. Без монастыря такие люди погибнут.

Великий Пахомий брал в монастырь всех, никому не отказывал, требуя только одного – полного послушания. Он предупреждал, наказывал, выгонял, соблюдая это единственное требование.

Наглядный тому пример: когда Пахомий однажды уехал из монастыря, он попросил не держать поста в лазарете: «Пусть больные едят, что хотят и сколько хотят». Монахи решили сделать по-своему и на этом сократить расходы, т.е. «сделать как лучше». За свободное от ухода за больными время они сплели 500 корзин (за счет экономии времени). Вернувшись, Пахомий приказал сжечь корзины, как «плод греха непослушания».

На самом деле очень важно то, что входит в душу человека через чувства, ум, волю. Если это гнилые образы и слова, они запечатлеваются и «расстреливают» потом человека. Апостол Павел писал: «Что не хочу, то делаю». Иногда человек думает одно, говорит другое, а чувствует третье. Причина тому – разрыв цельности человека, потеря целомудрия.

Понятие «воспитание» трактуется весьма неоднозначно в секуляризованной и православной педагогической среде. Мы определим его как «целенаправленный, организованный, контролируемый процесс, способствующий спасению личности, т.е. ее правильному становлению как для жизни на земле, так и для жизни в вечности»115. Процесс воспитания нельзя свести ни к процессу обучения, ни к процессу развития, но, в то же время, каждый из них предполагает в себе наличие некоего воспитательного начала: обучения и развития ребенка в том или ином направлении, мы тем самым оказываем на него определенное воспитательное влияние.

Процессом воспитания занимаются не только профессионалы (педагоги образовательных учреждений), но и родители, представители Церкви.

В Анапе есть самый крупный оздоровительный лагерь в Европе. Передовики. Лучший лагерь на побережье. Целый город, порядка 6000 детей и столько же персонала. У них свое радио, телевидение, деньги, магазины. Приехал директор лагеря, и говорит: «Все хорошо, но с духовностью плохо. Храм построили. Хочется, чтоб была в нем деятельность». Мы думали, стоит ли туда ехать. Думается, что стоит, т.к. это модель нашего общества. Мы же не будем всем навязывать. Кто хочет. Потому что сегодня все лагеря – это фабрика растления и разврата.

Обучение – частный случай образования, иначе говоря, передача навыков, опыта, наработанного человечеством.

С точки зрения светской педагогической мысли обучение – «это специально организованный, целенаправленный и контролируемый процесс взаимодействия учителей и учеников, результатом которого является усвоение знаний, умений и навыков, формирование мировоззрения, развитие умственных сил, дарований и возможностей учеников в соответствии с поставленными целями»116. Таким образом, основой обучения здесь являются знания, умения и навыки, что необходимо прежде всего для профессионализации человека. Священник Евгений Шестун отмечает по этому поводу, что обучение в таком смысле тождественно приспособлению. «В процессе такого приспособления не происходит изменение духовного опыта, а именно оно служит показателем: протекает процесс обучения или нет. Православный смысл такого изменения определяется словом «покаяние»»117. Поэтому с точки зрения православной педагогической мысли главным результатом обучения должно стать изменение, совершенствование духовного опыта человека. Тогда деятельность учения можно трактовать как частный случай покаяния, когда человек осознает свое несовершенство в плане незнания чего-либо и стремится к преображению себя, деятельность преподавателя – как помощь кающемуся, стремящемуся к святости человеку, а обучение – как «специально организованный, целенаправленный и контролируемый процесс поддержки детей в их стремлении к познанию, результатом которого является совершенствование и изменение духовного опыта человека»118.

В педагогике имеет место еще один термин – развитие. Развитие личности является сложнейшим процессом, поэтому современная наука обычно дифференцирует составные компоненты развития, выделяя в нем духовное, физическое, психическое, социальное, интеллектуальное, эмоциональное и другие стороны. Православная педагогическая мысль склонна понимать процесс развития как «поиск и обретение ребенком форм духовного бытия во взаимосвязи с другими его компонентами (физическим, психическим, духовным, интеллектуальным, эмоциональным и др.) в традиции и Предании Церкви»119.


Педагогическая сторона семейных отношений.

Дошкольные учреждения, их педагогическое значение.


Христианское воспитание детей – прежде всего дело семьи, дома. Приходские школы и посещение богослужений дают, конечно, определенные знания, но все это осуществляется с помощью семьи. В приходской школе дети находятся час в неделю, на церковной службе – еще один-два часа, в лоне семьи мы пребываем постоянно, изо дня в день, она влияет на все стороны нашей жизни. В природе семьи скрыты глубокие возможности. Роль семьи в жизни ребенка неизменно велика. Дитя изучает мир через семью и в свете семьи. Семья есть преддверие Царствия Божия и как бы маленькая домашняя Церковь.


Оhello_html_3b0373b7.jpgсновой христианского воспитания детей в семье будет являться напряженная духовная внутренняя жизнь родителей, которую дети чувствуют и в которой они, по мере своего возраста, будут участвовать. Это не означает, что семья должна огораживать детей от окружающего мира, готовить их к уходу из него. Готовить нужно в первую очередь к неприятию зла мира, его соблазнов и страстей. В детях необходимо воспитывать способность противостоять миру в своем сердце, способность сохранять веру среди неверия, чистоту – среди грязи и греха. Основная задача религиозного воспитания в семье – вложить в сердца детей начатки Христовой веры, раскрыть ее как радостную полноту жизни и подготовить детей к тому, чтобы они, придя в возраст, на любом жизненном поприще ощущали себя, прежде всего, членами Церкви.

Роль родителей в образовании детей является основной, т.к. они до конца жизни отвечают за них. А все остальные социальные институты должны только помогать семье. Поэтому, когда родители предъявляют претензии: почему не даете того и этого, почему не защищаете наших детей, - сразу же к ним самим возникает вопрос: почему вы–то не даете им необходимого и не защищаете от опасностей? Иеромонах Серафим (Роуз) говорит по этому поводу следующее: «Ежедневно мы должны быть готовы преодолевать влияние мира здоровым христианским воспитанием. Все, что ребенок узнает в школе, должно проверяться и исправляться дома. Не надо думать, что то, что дают ему учителя, просто полезно или нейтрально: ведь даже если он и приобретает полезные знания или умения (а большинство современных школ позорно проваливается и в этом), его научат многим неправильным точкам зрения и идеям. Оценка ребенком литературы, музыки, истории, искусства, философии, науки и, конечно, жизни и религии должны в первую очередь идти не от школы, а от дома и Церкви, иначе ребенок получит неверное образование. Родители должны следить, чему учат их детей, и исправлять это дома, придерживаясь откровенной позиции и четко выделяя моральный аспект, совершенно отсутствующий в общественном образовании. Родители должны знать, какую музыку слушают их дети, какие они смотрят фильмы (слушая или смотря с ними вместе, если необходимо), какой язык они слышат и каким языком говорят сами — и всему этому давать христианскую оценку. В тех домах, где недостает мужества выбросить телевизор в окно, его надо контролировать строго, стремясь избежать отравляющего воздействия, которое оказывает в самом доме на молодых людей этот главный проводник антихристианских идей и оценок. Острие удара мира по Православию направленно, прежде всего, на детей. А как только у ребенка сформировалась неправильная позиция, задача его христианского воспитания становится трудной вдвойне. Навязываемые нам самопоклонение, расслабление, наплевательство, наслаждение, отказ от малейшей мысли о другом мире — это в различных формах обучение безбожию. Зная, что именно мир пытается сделать с нами, мы должны активно защищаться. Увы, когда наблюдаешь за жизнью православных семей в сегодняшнем мире и за тем, как они передают свое Православие, создается впечатление, что эту битву с миром куда чаще проигрывают, чем выигрывают... И все же не следует рассматривать окружающий нас мир как всецело плохой. Мы должны быть достаточно рассудительными, чтобы использовать в своих целях все, что есть в нем положительного. Многое из того, что на первый взгляд не имеет непосредственного отношения к Православию, можно использовать в интересах православного воспитания»120.

Роль дошкольных учреждений.

Вследствие известных условий (семейное воспитание оказывается недостаточным из-за малого количества детей в семьях, создающее в семейной обстановке ограниченность и узость; естественность ребенка жить среди маленьких, иметь живую детскую атмосферу) семья перестает быть надлежащей воспитательной средой. Поэтому взамен ее выступают суррогаты семьи в виде системы дошкольного воспитания. Эта система была создана в 19 веке в виде детских садов. Но, как бы совершенна не была работа детских садов, ничто не может заменить детям семейного угла.

Вhello_html_m5cfc3676.jpg детском саду очень сильно развивается личность ребенка. Некоторые детские сады обращают большое внимание на развитие его ощущений и восприятий (например, в Бельгии сады Декроли или в Италии – Монтессори). Но основное воспитание лежит, конечно, в области духовной.

Очень существенно также и физическое воспитание, которое дается детским садом. Все требования гигиены имеют большое значение для жизни ребенка (мытье рук перед едой, чистка одежды).

Одной из основных линий работы детского сада является возможность приучения ребенка к различным видам творчества.

В основу работы в детском саду кладут экскурсии. Они имеют большую образовательную ценность, что учитывается и религиозной педагогикой (паломничества).

В области дошкольного воспитания тема религиозного воспитания и религиозного образования является новой, т.к. постановка детского сада предоставляла малые возможности для их осуществления. Поэтому главное, в чем лежит религиозное воспитание дошкольника – это общая религиозная жизнь со своими родителями. Православные детские сады пока еще являются большой редкостью.


Педагогический процесс в школе.

Церковно-приходская жизнь как благодатная педагогическая среда.


Школа – «высшая форма педагогического процесса, наиболее богатая возможностями влияния старших над младшими»121. Семья делегирует школе часть своих полномочий, поскольку родители не могут сами дать своим чадам необходимое образование. То есть школа должна помогать в этом родителям. В семье ребенок получает основы воспитания и образования. Школа углубляет и укрепляет традиции семейного воспитания. Семья помогает школе обучать свое чадо, любящие родители всегда проверяют домашнее задание, помогают «делать уроки», участвуют в жизни школы.

Школа призвана только помочь родителям, но не заменить их. При этом школа не должна разрушать тех ценностных представлений, которые передает детям семья. Эти представления, базирующиеся на народной традиции, всегда в основе своей имеют религиозные воззрения.

Мы все равны перед Богом, но в мире существует иерархия, и ученик никогда не будет равным учителю. Почитание своих учителей есть почитание, Богом заповеданное, ибо сказано: «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13:7).


Педагогическая среда.


Пhello_html_2e5c8f61.jpgедагогическую среду в школе создает авторитет (учитель). При наличии авторитетного руководителя ученики всех возрастов чувствуют, видят и понимают то, что сами по себе не были бы способны видеть и понимать. На первых порах доверие учителю дается совершенно даром, в силу его положения. Но его нужно еще завоевать в личном порядке. Дети, приходя в школу, высказывают перед учителем благоговейный страх и любопытство, что очень легко соблазняет учителя как способ и путь воздействия на детей. Учитель начинает понимать себя в терминах власти. Дети сами быстро обращают авторитет во власть, и это искажение есть начало бед и трудностей в школе. В слабости ученика учитель находит свою силу. Эта слабость стимулирует власть учителя. Педагогический садизм в наше время становится все более частым явлением. В нормальной педагогической среде учитель – это друг и помощник ребенка.

В Америке внедряют в детей сознание их прав даже в семейных отношениях. Конечно, когда семейные отношения поддерживаются правом, тогда уже не приходится говорить о семье, - ее настоящее понятие исчезает.

Но авторитет не является раз и навсегда установленным и может очень быстро поколебаться. Для его поддержания нужно что-то личное.

А в чем различие авторитета в школе и в Церкви? Как пишет прот. В.Зеньковский, «школа не является опекуном на всю жизнь. Ее задача – подготовка детей к самостоятельной жизни. Если человек не достигает этого, то, следовательно, школа не выполнила своего назначения. Церковь же подготавливает к самостоятельности, но предполагает ее у человека и опирается на нее. Это не значит, что Церковь не учитывает различия возрастов, не учитывает ступеней в раскрытии свободы в человеке, но все же Церковь всегда обращается именно к свободе в человеке. Если школа воспитывает к свободе, то Церковь предполагает свободу. Священник, выступая в школьной обстановке, всегда должен проявлять себя в роли пастыря, чем педагога… В этом и состоит различие функций Церкви и школьного водительства. Пастырь в исповеди – судья, а учитель в школе – друг и помощник. Если последнему в школе приходится судить, то только педагогически»122.

Школа или класс представляет собой социальный организм. Как и во всяком социальном организме, а них можно наметить «позиции», которые открыты перед людьми, входящими извне:

1) социальная активность – проявляют активность разными способами; они или помогают активно, или выражают негодование;

2) социальная пассивность – проявляют пассивность. Излюбленная позиция в классе у большинства. Это «сырые дрова». Они могут гореть, но их нужно разжечь, употребив усилия.

3) псевдосоциальная активность – когда человек под видом заботы об обществе занят устройством своих дел (вор в толпе: он с виду является одним из самых активных элементов толпы, но на самом деле имеет в виду достижение своей основной цели). В классе они встречаются довольно часто. Это тип ученика-карьериста.

4) антисоциальная активность – возмущение сложившимся порядком. Часто в этом проглядывается искание лучшего, но и в этом проявляется вкус к разрушению. Класс дает богатые возможности для такой активности, особенно если подходящие под такую группу дети скучают и не могут чем-нибудь заняться. Они стараются тогда всему помешать и все спутать.

Класс – это социальный организм и в нем есть социальные позиции, по которым распределяются дети. Он имеет единое лицо, живущее своей жизнью. У каждого класса есть своя традиция.


Психология ученика.

Попадая в школу, ребенок не сразу попадает в ее темп. Для него школа – совсем другой мир. Постепенно ребенок обретает новую установку, превращающую его в ученика. Существенное свойство ученика – это то, что он подчиняется законам социальной структуры. Эта подчиненность предрешает детские пути.

Ученик, имеющие репутацию знающего, иногда подгоняется в своих занятиях только тем, что его самолюбие не позволяет ему спуститься со своего школьно-социального уровня. Этот уровень во многом определяет психологию ученика.

Ребенок в классе другой, чем дома. Мальчик бывает живым дома и медлительным в школе, добродушным дома и резким в школе. Это отличие ученика от него же как члена семьи определяется социальными особенностями школы и семьи. Школа создает свою установку. И эта установка при повторных вхождениях в определенную школьную среду закрепляется.

Ученик – это особая психологическая категория, форма, часто не позволяющая дойти до внутренней души ребенка. Невозможность преодолеть эту стену, стоящую между учителем и учеником, остается всегда.


Психология учителя.


Рhello_html_m629a84ce.jpgезультаты работы священника и врача могут проявиться непосредственно и поэтому могут породить чувство благодарности и социальной нужности. Все, что делает учитель, дает плод не скоро. Как говорит прот. В.Зеньковский, «нет ничего неблагодарнее и вместе с тем внутренне-почетнее роли учителя»123. Педагог все время думает не о себе, а о ребенке. И все время только отдает, но никогда не получает. Педагог должен идти жертвенным путем. Психология учителя главным образом характеризуется чувством его заботы о детях. Основная добродетель педагога – это озабоченность, обратная сторона этого чувства – это постоянное беспокойство «как бы чего-нибудь не вышло». Педагог по профессии должен «делать из мухи слона», т.е. обращать внимание на каждую мелочь, ибо из мелочи создаются привычки.

Педагог в сущности должен быть мелочно внимательным, ибо он не может небрежно относиться ни к чему: в каком-нибудь пустяке может проявиться существенная черта ученика. Эта постоянная настороженность во всем создает мелочный педантизм. Педагог часто становится требовательным, мелочным и неспокойным. Как бы забота ни была мягка и нежна, но она детьми всегда принимается тяжело, ощущается невыносимой. Заботы педагога надоедают до такой степени, что дети всегда радуются, уходя из школы. Вообще психология учителя имеет нечто тяжелое – он теряет обычную естественность, т.к., делая замечания, педагог внутренне проецирует их на себя. Это настроение сохраняется даже дома и ложится на душу некоторой отравой. Педагог постоянно спускается до уровня своих питомцев, чтобы понять их и быть понятным ими. Кто не живет миром детей, тот поднимает, может быть их до своего уровня, но, конечно, очень многое пропускает.

Кроме перечисленного, необходимо отметить обычное крайнее одиночество учителя. Родители и дети подходят к учителю неправильно – просят «пощадить» ребенка. Если учитель поступит принципиально правильно, то он в этом случае остается одинок, если же поступится принципом, то, безусловно, должен осудить себя.

Психология учителя очень трудна и тяжела, и если чем держится учитель внутри себя – то это только педагогическим идеализмом.

Педагогика – это искусство, не только потому, что первая добродетель есть находчивость, но и потому, что педагогика есть творческая работа.


Педагогическая среда в воскресной школе.


Гhello_html_m4873ef28.jpgлавная задача воскресной школы состоит в том, что она должна быть связана с жизнью Церкви, должна служить входом в церковную, приходскую жизнь. В то же время она должна быть открыта, восприимчива к окружающей среде, к миру. «Школа – как бы «прихожая» в квартире, открытая для входящих и вводящая в главные комнаты», - пишет С.С. Куломзина124. Беда в том, что воскресная школа приносит пользу только если она хорошая, если в ней царит хороший, добрый дух, благодатная педагогическая среда, если преподавание ведется продуманно, преподаватели хорошие. Главное, если школа вводит детей в опыт церковной жизни. Плохая школа со скучными или раздражительными преподавателями, проводящими непродуманную, формальную программу, школа, которой дети тяготятся или которую терпеть не могут, может быть не только не полезна для развития духовной жизни детей, а просто вредна.

Нам, православным преподавателям, которым Бог поручил великое и ответственное дело помочь нашим детям стать хорошими православными людьми, нужно всегда помнить эти два ограничения:

1. «Знания о Боге», которые мы хотим внушить детям, только один из немногих кирпичиков, только маленький кусочек всего того, что помогает росту, развитию «познания Бога», т.е. духовному росту человеческой души.

2. Если мы хотим принести эту, хотя и ограниченную, пользу духовному, христианскому развитию наших детей, мы должны очень тщательно, очень ответственно подготовить, продумать, проработать то, что мы пытаемся передавать детям на уроках, и как мы это делаем. То, как поставлена школа, как мы преподаем, какие у нас отношения с детьми, как дети относятся к школе, к преподавателю, имеет не меньшее значение, чем то, что мы преподаем.

Воскресная школа – это школа, в которой ребенок обучается основам веры. Жить по православному – этому надо учиться. Здесь он знакомится с детьми одного духа – и это тоже полезно.


Призвание учителя церковной школы.

Одним из основополагающих моментов в создании педагогической среды воскресной школы является личность учителя. Характер учительского труда можно в полной мере осмыслить только как православное служение. Труд учителя направлен на духовно-нравственное становление детей, т.е. на то, что есть наиболее возвышенного в человеке, на открытие в душе ребенка образа Божьего, что вернее всего содействует истинному благу людей. «В пределах школы, - пишет свящ. Е.Шестун, - учителю вручаются важные полномочия: ему передается родительская власть, он учит и воспитывает детей, наказывает и награждает, руководит ими, дает пищу уму и сердцу. Осознавая, что учитель имеет дело с детьми слабыми, неопытными, мало знающими, открытыми и незащищенными, можно сделать вывод о колоссальном доверии к носителю этого высокого звания»125.

Учитывая высоту и важность должности учителя, каждый, кто готовится к этому жертвенному служению, прежде всего должен понять, имеет ли он призвание к такого рода деятельности. «Если общение с детьми, участие в их росте и развитии духовно обогащает вас, если вы чувствуете, что в этом общении сами растете, делаетесь все более самим собой, - вы можете быть уверены, что у вас призвание педагога»126, - пишет С.С. Куломзина. Апостол вопрошает: «Все ли учители?» (1 Кор. 12:29). Другой предостерегает непризванных: «Не многие делайтесь учителями» (Иак. 3:1). На призвание учителя нужно смотреть как на дар Божий. Не имеющий призвания, но взявшийся за учительство только потому, что ему некуда было деваться или не нашлось более выгодного занятия, сам становится мучеником, а для детей – мучителем.

Учительское звание не обещает ни выгоды, ни удобств. Это звание миссионера. Русский православный педагог Рачинский сказал об этом так: «Нужен личный подвиг, бесконечно тяжелый, до смешного скромный – и потому великий»127. Учитель, имеющий призвание, сумеет преодолеть все трудности и будет вознагражден любовью детей, уважение и сердечным расположением родителей, внутренней животворящей и укрепляющей радостью.

Учитель имеет большое влияние на личность ребенка. Но более всего он воспитывает не методами и приемами, а самой своей личностью. Поэтому учитель должен обладать, по крайней мере, следующими нравственными качествами:

- истинной религиозностью, исповедуемой не только умом и словом, но сердцем и жизнью. Основополагающей чертой характера педагога должно быть истинное, нелицемерное благочестие.

- любовью к детям, т.к. только любовь порождает доверие, необходимое в воспитании детей. Только у любящего педагога воспитательное влияние будет действительно сильным и плодотворным. Но истинная любовь – это не потворство и уступчивость. Любовь должна быть строгой. Здравая любовь имеет своей целью благо ребенка, спасение его души.

- любовью к своему Отечеству и народу. Нельзя воспитывать в других патриотов, если сам этого чувства не имеешь.

- добросовестностью в исполнении своих обязанностей. Добросовестный человек трудится не для вида, не для угождения, а по любви и совести. Поэтому он постоянно следит за собою, за своим сердцем, языком и образом жизни.

- терпеливостью, что, как правило, приобретается личным опытом и трудом.

- твердостью характера. Это качество способствует выработке определенных целей, правил в жизни и умению согласовывать с ними свои слова, мысли и поступки. Слабохарактерность человека нигде так не вредна, как в деле воспитания.

- справедливостью, поскольку всякое пристрастие тяжело отзывается на воспитанниках.

- искренней ласковостью и приветливостью. Лицо воспитателя должно быть открытое и дружелюбное, а вся его внешность в целом – степенная и спокойная. Умеренная живость и энергия учителя сообщаются, как правило, детям и дают им бодрое и радостное настроение128.




Используемая литература


  1. Дивногорцева С.Ю. Теоретическая педагогика: Учеб.пособие. – М.: ПСТГУ, 2004.

  2. Зеньковский В., прот. Педагогика. – М: ПСТБИ, 1996.

  3. Куломзина С.С. Наша Церковь и наши дети. – М., 1993

  4. Куломзина С.С. Что значит молиться Богу? – М: Православный паломник, 2002.

  5. Подласый И.П. Педагогика начальной школы. – М., 2000.

  6. Просветитель. – М., 1994. - №1, с.111.

  7. Серафим (Роуз), иером. Православное воспитание и окружающий мир // http://www.portal-slovo.ru/rus/pedagogics/206/1488/

  8. Шестун Е., свящ. Православная педагогика. – Самара, 1998.




Дополнительная литература


  1. Василевская В.Я. Учение Ушинского о воспитании // Вестник РХД, №129 – С.75-90, №130. – С.83-110. – Париж, 1979.

  2. Зеньковский В., прот. Наша эпоха // В кн. «Проблемы воспитания в свете христианской антропологии». – М., 1993.

  3. Зеньковский В., прот. О религиозном воспитании в семье // Вопросы православной педагогики. – Вып.1. – М., 1992. – С.53-77.

  4. Зеньковский В., прот. Основы православной педагогики // Вопросы православной педагогики. – Вып.1. – М., 1992. – С.3-8.

  5. Зеньковский В., прот. Церковь и школа // В кн. «Проблемы воспитания в свете христианской антропологии». – М., 1993.

  6. Медушеский В.В. Христианизация светского образования // Путь православия. - №1. – М., 1993. – С.87-100.









Тема 5.

Теория христианского воспитания.


Все у нас должно быть второстепенным

в сравнении с заботой о детях

и с тем, чтобы воспитывать их

в наказании и научении Господнем.


Свт. Иоанн Златоуст



«Воспитание из всех дел самое святое»129

Свт. Феофан Вышинский.



«Блажен кто воспитывает детей богоугодно130»

Преп.Ефрем Сирин




Воспитание как процесс взращивания личности.

Основные факторы и условия христианского воспитания.


Воспитание – процесс медленный, непростой, требующий комплексного, системного подхода, т.е. увязывания многих различных, часто просто противоречащих друг другу компонентов. Воспитывать нужно учиться. Известный педагог А.С. Макаренко говорил: «Воспитывает все: люди, вещи, явления, но, прежде всего, и больше всего – люди. Со всем сложнейшим миром окружающей действительности ребенок входит в бесконечное число отношений, каждое из которых неизменно развивается, переплетается с другими отношениями, усложняется физическим и нравственным ростом самого ребенка. Весь этот «хаос» не поддается как будто никакому учету, тем не менее, он создает в каждый момент определенные изменения в личности ребенка. Направить это развитие и руководить им – вот задача воспитания»131. Итог христианского воспитания – не вышколенность, а обретение внутренней системы ценностей, которая ляжет в основу всей жизни человека. Но эта система должна быть движущейся, развивающейся. Воспитание может быть правильно поставлено, когда оно понимается как спасение. Только в такой постановке воспитание обретает свой смысл как подготовка к жизни в вечности уже здесь, на земле, «к жизни в вечности, в Боге и с Богом, чтобы земные дни не пропали даром и чтобы смерть не была духовной катастрофой»132. Подготовка к вечной жизни – это одна сторона воспитания. Не менее важной является и другая сторона – подготовка к этой жизни, т.к. эта жизнь дает не только возможность приобрести жизнь вечную, но и потерять ее. «Как будет пройдена эта жизнь – так она отзовется в вечной жизни, мы живем так, что эта жизнь является только ступенью в вечность»133. «Воспитание без духа благочестия, - пишет С.Ю. Дивногорцева, - никогда не будет способствовать и земному благосостоянию человека, потому что без истинного благочестивого чувства нет истинной любви к себе и к ближним, нет верности к властям и отечеству, нет стремления к общей пользе. В то же время, если при воспитании обращается внимание только на подготовку к вечной жизни, то, возможно, что многое индивидуальное (например, талант) в ребенке останется не раскрытым»134. Смысл воспитания православная педагогика видит в том, чтобы развить и укрепить находящиеся в душе ребенка силы: освободить душу от страстей, помочь ребенку в раскрытии образа Божия в нем и устранить все то, что замедляет это раскрытие. Таким образом, воспитание с точки зрения православной педагогики можно определить как «специально организованное, управляемое и контролируемое взаимодействие воспитателей и воспитанников, конечной своей целью имеющее освящение и преобразование личности воспитанника, ее обожение, освобождение от пороков».

Исходя из этой цели, в православном педагогическом процессе выделяют следующие задачи воспитания:

- усовершенствование духа;

- помощь в становлении добродетелей;

- предохранение, «врачевство» и освобождение от греховных болезней и пороков;

- направление внутренних сил, формирование мировоззрения;

- пробуждение, развитие способностей, укрепление их упражнением;

- передача душеполезного опыта;

- сохранение церковных традиций в семье, на приходе и в школе.

Но здесь есть еще одна очень важная особенность. Духовная жизнь в своем развитии подчинена закону свободы. Путь свободы предполагает, что в своих действиях человек определяется тем, чем живет его сердце. Вне этого нет свободы. Вне этого нет и духовного развития. Нелегко воспитывать детей в свободе и к свободе. Нужно много терпения, разума, чтобы дать детской душе самой опознать свою неправду в каком-либо действии, чтобы отделить свободу от произвола и своеволия. Но, «не приучая к свободе и ответственности, нельзя дать простора для укрепления духовной жизни ребенка»135.

Религиозное воспитание связано с ростом. Рост – это прежде всего изменения. Человек меняется, становится непохожим на себя, продолжая оставаться той же личностью. Если роста нет, наступает застой. Искусство воспитания может быть определено как «содействие росту».

Основные факторы воспитания:

  1. образ Божий в человеке;

  2. благодать церковных таинств;

  3. окружающая среда;

  4. психофизическая наследственность.

Каждый человек, будучи образом и подобием Божиим, по природе своей способен к внутреннему, опытному, непосредственному познанию Бога, т.е. к вере в Бога. «Религиозно неспособных людей, атеистов по природе, не существует»136, - пишет протоиерей Сергий Четвериков. Многие святые отцы (свт. Иоанн Златоуст137, Иоанн Дамаскин138) пишут, что образ Божий заключается в самой природе души человека, а подобие Божие – в нравственном совершенствовании человека, в добродетели и святости, в достижении даров Святого Духа. Следовательно, образ Божий мы получаем от Бога вместе с бытием, а подобие должны приобрести сами, получив к тому от Бога только возможность. Стать «по подобию» зависит от приобретенного воспитания и является основным его фактором.

Еще древние христиане вместе с понятием об Искупителе старались внушать детям учения о Таинствах веры и правилах богоугодной жизни: о едином Боге, вечной жизни, силе смирения и чистой любви к Богу, почтении родителей и старших, прощении обид, о скромности, стыдливости, молчаливости, благотворительности и целомудрии. Благодать церковных таинств упраздняет первородный грех и его последствия, восстанавливая в богоподобии всю полноту образа Творца в человеке. Таинства Церкви являются основой духовного возрастания детей. Начиная с совершения таинства Крещения и Миропомазания, участвуя в таинстве Причащения, ребенок пользуется всеми благодатными средствами Церкви Христовой. В таинстве Крещения Господь омывает их от первородного греха, снимая с них проклятие, тяготеющее над человеческим родом. В тhello_html_2611ba6.jpgаинстве миропомазания Господь усыновляет ребенка Себе, даруя ему благодать. Зародившаяся в крещении духовная жизнь ребенка требует питания для своего поддержания. Господь дарует его питание в таинстве причащения. И чем чаще это повторяется, тем неоценимее будет польза для религиозно-нравственного состояния ребенка. Благодать причащения Тела и Крови Господа взращивает, исцеляет и укрепляет духовно и физически. Тогда они более и более начинают любить «божественное». А это драгоценное приобретение, потому что любви к Богу нельзя выучиться по учебникам: она возбуждается и оживляется тем таинственным общением, в которое входит душа верующая только через молитву и через таинства. Протоиерей Сергий Четвериков в воспоминаниях пишет: «Независимо от уроков Закона Божия во мне, в моем раннем детстве, существовала религиозная жизнь. Я действительно чувствовал присутствие Божие – и это чувство сказывалось в любви к посещению храма, в любви к церковным песнопениям, к праздничным религиозным обычаям, в чтении книг религиозного содержания, особенно Житий святых, в любви к домашней молитве, к чтению акафистов… Я, как и всякий другой ребенок, познавал Бога в моем раннем детстве не внешним опытом и не доводами, а непосредственно, внутренним восприятием, потому что я создан по образу и подобию Божию… Прийти к познанию Бога – не значит найти Бога вне себя… это значит каким-то таинственным образом дать возможность нашему внутреннему «я» увидеть Бога внутренним оком. Отсюда ясно, что никаким умножением богословских знаний нельзя достигнуть познания Бога… Я не хочу отрицать значение и важность богословского образования и обучения Закону Божию; я хочу только отметить, что знание Бога надо ясно отличать от знания о Боге и, сообщая детям последнее, не думать, что этим исчерпывается задача религиозного руководства… Детская душа, тем более возрожденная в таинстве крещения, обладает естественной способностью знать Бога139». Поэтому следует насколько возможно чаще приобщать детей святых Христовых Таин как для духовного возрождения, так и для исцеления телесных недугов.

Но одно лишь участия в церковных таинствах недостаточно. Важным фактором воспитания является также окружающая ребенка церковная среда. Это не только храм, воскресная школа и богослужения, но и семья как домашняя церковь. Как сказал Марк Подвижник в своем «Наставлении»: «Семя не прорастет без земли и воды; и человек не получит пользы без произвольных трудов и Божественного заступления…»140. Поэтому деятельная жизнь (практика добродетели), по словам монаха Евагрия «есть духовный метод, как очищать страстную часть души»141. Залогом христианского воспитания детей в семье является духовная внутренняя жизнь родителей, которую дети чувствуют и в которой они соучаствуют в меру своего возраста. У родителей должно быть единство взглядов в деле воспитания детей. Недопустимо, когда один разрешает, а другой запрещает. Родители должны взаимно поддерживать в детях авторитет друг друга. Домашний быт и уклад семьи должен быть связан с молитвенными и богослужебными кругами Церкви. А праздники Церкви должны быть праздниками семьи и соответственным образом отмечаться. «Строить свой домашний быт, - говорит прот. Глеб Каледа, - надо так, как строили монастырские стены142».

Когда ребенок находится еще в колыбели, он ежедневно видит отца и мать молящихся перед образом и делающих крестное знамение. Как только ребенок проявляет сознание, мать приучает его складывать пальцы для крестного знамения и молиться, причем немногосложные слова детской молитвы произносит сама мать, пока ребенок не заучит этих слов. В этом периоде детской жизни полагается начало божественного чувства и молитв. Это также происходит путем подражания, но возбуждающая сила родственнее для души ребенка, доступнее и действительнее. Нужно только, чтобы божественное и религиозное чувство в ребенке возбуждалось действительным, искренним, из глубины души исходящим религиозным чувством и расположением взрослых, потому что чем глубже и сильнее эти чувства и расположения, тем явственнее выразятся они в голосе и положении лиц. «Дети больше смотрят на жизнь родителей и отражают ее в своих юных душах, чем слушают их слова… Слово всякого наставника, соединенное с жизнью, - достойное и сильное наставление, тем более наставление родителей143», - говорит свт. Тихон Задонский.

В старое время в русских семействах утренняя и вечерня молитва целою семьею, и домочадцы (прислуга) участвовали в общей молитве. Читал молитву отец семейства.

По мере возрастания дети приобщаются к родительской молитве. Возникает общественное молитвенное правило. События и нужды семейной жизни должны отражаться в общих молитвах. «Учитесь молиться всю жизнь и учите молитвам своих детей144», - пишет прот. Глеб Каледа.

Когда ребенок начинает ходить, мать и отец тоже берут его с собой в церковь на службу. Таким образом, постепенно воспитывается любовь к Церкви. Каждая семейная трапеза начинается и оканчивается молитвой и наложением на себя крестного знамения.

В семье должны отмечаться православные праздники и семейные памятные дни. Праздник должен чувствоваться во всем, но прежде всего – в посещении Церкви. «Должно быть сознание и чувство, что празднуется церковный праздник и радость исходит от него, а не так, что церковный праздник используется как повод для вкусного стола145…», - говорит прот. Глеб Каледа. Праздники должны переживаться духовно. Общесемейное празднование дней Ангела и дней рождения каждого из членов семьи повышает ее духовный настрой и укрепляет деятельную любовь между ее членами.

В православной семье также должен соблюдаться пост. Но для детей его надо вводить очень осторожно. Он не должен вызвать протеста или уныния. Для каждого члена семьи в меру его возраста, здоровья, физических нагрузок и духовного состояния должна быть своя мера поста.

Немаловажным фактором воспитания является наследственность, которая влияет на формирование личности, психофизиологию. Совсем недавно психологи считали, что характеристики поведения человека почти целиком определяются воздействиями среды, в которой происходит развитие. Психогенетика обратила внимание ученых на природу индивидуальных различий у человека. Сейчас часто встречаются семьи, где родители – алкоголики, наркоманы. Рожденные дети с такими наследственными пороками будут задавать нам как педагогам более сложные задачи в воспитании.

Если эти основные факторы являются в ребенке действенными, то и его духовное воспитание будет приносить свои плоды.

Главные условия христианского воспитания:

  1. личная духовная и религиозная жизнь воспитателя;

  2. наличие у воспитателя педагогического чутья и любовь его к ребенку;

  3. духовно-эмоциональное созвучие взрослого и дитя;

  4. религиозное вдохновение как отклик на посещение Божественной благодати.

Влияние воспитателя на детей определяется, прежде всего, его личностью, примером. «Тот учитель самый холодный, который рассуждает только на словах, ибо это свойственно не учителю, а комедианту и лицемеру»146. Примером можно побуждать детей с ранних лет упражняться в чтении слова Божия, исполнять христианские обязанности, изложенные в слове Божием, быть умеренным в одежде и внешних украшениях и пр. Упражнение детей в делах благочестия у древних христиан было одним из первых средств к утверждению в них навыка к христианским добродетелям.

Задатки хорошего воспитателя есть у того, чья вера (пускай несовершенная) искренна и неподдельна, кто возрастает в вере, кто отличается смирением, любовью и добросовестностью. «В процессе религиозного воспитания мы обращаемся к центру человеческой личности, к сердцу жизни. Обучая растущую человеческую душу вере, общению с Богом и с людьми, которое является сутью нашей веры: мы сами невольно проникаемся ею. Мы должны обладать теми знаниями о вере, которые преподаем, и эти знания должны обладать нами. Вы не можете рассказывать детям о Воскресении Христа, если смысл этого события не стал частью вашей собственной жизни, если религиозный смысл этого события не вошел в Вашу душу…»147

Одним из важных условий для воспитателя является любовь к детям. Но вряд ли любит детей тот, кто называет их «очаровашками» или «ангелочками». «Сам Бог избранных чад своих наказывает, как видим в Писании, так разве Он не любит их? «Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (Евр. 12:6). В этом деле и христиане должны подражать Небесному Отцу и детей своих любить и наказывать. Ненаказанные в юности, в зрелости остаются, как кони необъезженные и дикие, ни к какому делу не пригодные. Поэтому, христианин, люби детей своих по-христиански и наказывай их, чтобы стали исправными и добрыми»148, - говорит святитель Тихон Задонский. Нельзя наказывать детей с раздражением, злобой, ненавистью. Нужно наказывать спокойно, любя, тогда дети почувствуют эту любовь, почувствуют, что заслуживают наказания. И тогда наказание будет с пользой и их исправит. Вспомним также слова апостола Павла: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор. 13:4-8). Учитель возрастает как личность, если он по-настоящему любит детей.

Умение общаться с детьми – врожденный дар, который есть не у каждого. Однако способность к такому общению можно развивать. Умение общаться с детьми – это, прежде всего, умение увидеть их такими, какие они есть на самом деле, определить уровень, на котором с ними можно общаться.

Например, если с этой точки зрения прочесть Евангелие, мы увидим, что именно так Христос общался с людьми, которых Он учил и которым служил.

Православный педагог С.С. Куломзина советует: полезно остаться с детьми, которые чем-нибудь занимаются или играют, чтобы понаблюдать за ними, стараясь узнать как можно больше о каждом из них – об их мыслях, вкусах, чувствах. При работе с классом необходимо делать записи о каждом ребенке, о реакции детей, их поведении и участии в работе класса. Такие заметки помогут учителю наладить общение с каждым ребенком, помогут вспомнить, что было в прошлое воскресенье149.


Принципы христианского воспитания.

Формирование православного мировоззрения и христианской нравственности.


Как мы уже говорили выше, целью православного воспитания является спасение души. Чтобы следовать этой цели, необходимо придерживаться определенных правил в воспитании. Важно знать, каким образом мы должны стремиться к этой цели. Принципы воспитания – это наиболее общие правила, в которых выражены основные требования к содержанию, методам и к организации воспитательного процесса150.

Рассмотрим принципы, на которые опирается воспитательный процесс. Их хорошо описывает с православной точки зрения С.Ю. Дивногорцева.

Основной из них – принцип христоцентричности, уподобления Христу как высочайшему нравственному идеалу для подражания. Ориентируясь на него, человек может совершать нравственную работу над собой, чтобы образ Божий раскрылся в его душе во всей полноте. Искупление Им человеческих грехов открыло людям путь к святости. Христоцентричность необходимо воспитывать в сердце и в сознании ребенка, т.к. подлинная личность открывается в личной встрече человека со Христом. А личная встреча со Христом – это, прежде всего исполнение заповедей Христа.

Принцип воцерковления. Без воцерковления, без глубокого вхождения в литургическую жизнь не может быть настоящего православного воспитания. Вне церковной жизни и без участия в Таинствах не может быть постигнута полнота Божественной благодати. Воцерковление предполагает участие детей в той или иной мере в жизни храма. Но главным должно быть воспитание внутреннего духа церковности.

Принцип целенаправленного и иерархичного развития личности. Согласно христианской антропологии личность построена иерархически, и ее правильное устроение предполагает не равномерное развитие всех ее сторон, а соблюдение иерархии всех ее сил. Богом установленная иерархия была нарушена грехопадением. Правильное с православной точки зрения развитие человека должно стать восстановлением нормальной иерархии сил. Личность развивать и раскрывать необходимо иерархично. Согласно учениям святых отцов основополагающим должно быть развитие духа, а средством к этому служит воспитание страха Божия, молитвы и совести. Но нельзя забывать и о социальной жизни ребенка, психическом, физическом развитии.

Принцип сообразности с природой. Построение системы воспитания с учетом принципа сообразности с природой воспитанника вполне соответствует духу христианства с его высокой оценкой детства. В детях, как замечал прот. Василий Зеньковский, «много первозданной красоты, в них есть отблеск рая»151. И те, кто близко соприкасался с детьми, как правило, замечают их необычайную детскую чистоту и открытость. Епископ Евсевий (Орлинский) отмечал: «светлый взор и веселость» являются неразлучными спутниками «благонаправляемого детства». Поэтому только при них воспитание может быть успешным, «они цветы детства, которые, произрастая из нежного сердца, приносят приятные плоды, каковы: спокойствие духа, доверие, откровенность, искреннее участие в счастии или несчастии других и т.п.»152. Только опираясь на эти «натуральные данные в душе ребенка» и необходимо строить процесс воспитания, развивая в детях высшие силы. Но в природе любого человека, в том числе и ребенка, есть первородный грех, и потому просто следовать за природой ребенка является легкомыслием. Первой задачей христианского воспитания детей должно быть не раскрытие природы ребенка, как оно есть, а раскрытие тех даров, которые могут способствовать выявлению образа Божия в человеке.

Принцип опоры на антропологические представления о человеке как образе и подобии Божием. Одной из основополагающих задач православного воспитания является оказание помощи детям в освобождении их от власти греха. Это помощь в раскрытии образа Божия в себе, раскрытии пути к вечной жизни, приобщение к ней уже в земной жизни, что немыслимо без пробуждения в человеке глубоко заложенного в нем чувства греха. Это необходимо не только для осознания ребенком своей греховности (что современная светская школа всяческими силами истребляет, размывая понятия добра и зла), но и для воспитания способности к противлению злу, не только внешнему, но и внутреннему.

Принцип индивидуального подхода. Большое значение имеет знание воспитателем индивидуальностей своих учеников (особенности темперамента, черты характера, привычки, а также мотивы, интересы, отношение к труду, жизненные планы, ценностные ориентиры и т.д.). Для этого воспитатель должен суметь расположить их к себе. Необходимо для каждого ребенка создать условия наилучшего раскрытия личности.

Принцип приоритета воспитания над обучением. Способствуя становлению личности ребенка, необходимо не предупреждать природу, а только помогать ей. Особенно вредно, когда умственные способности начинают пробуждать слишком рано. Это сказывается на характере человека, чертами которого становится холодность, сухость, строгость и т.п. Православная педагогика твердо стоит на то позиции, что религиозное, духовно-нравственно воспитание должно опережать информационно-рационалистическое наполнение ума.

Принцип общественной направленности воспитания предполагает активное включение воспитанника в общественную жизнь, выполнение разнообразных полезных дел. Постоянно участвуя в той или иной форме общественной жизни на правах равноправных членов, воспитанники приобретают опыт нравственного поведения, развиваются духовно и физически. Задачу школы прот. В. Зеньковский видел не только в том, чтобы дать ребенку «стать собой», но и в том, чтоб способствовать развитию социальных сил в нем. В этом Зеньковский видел «внутреннюю христианскую правду, ибо Церковь есть освященный факт социальной связности людей»153.

Принцип согласованности педагогического влияния Церкви, семьи и школы. Все причастные к воспитанию лица должны действовать сообща, предъявлять воспитаннику согласованные требования. Но основной средой воспитания остается семья. Необходимостью для педагога является поддержка и укрепление связи с семьей, согласованность с ней воспитательной деятельности. Семья вместе с Церковью может создать благоприятные условия для нравственного развития и духовного становления ребенка.

Принцип послушания. Послушание – это важнейшая добродетель христианина, лучший способ к победе над последствиями первородного греха. Послушание – это царица детских добродетелей, и при наличии послушания за ним последует развитие в ребенке всех других душевных достоинств.


Проблемы религиозного воспитания.

К сожалению, в процессе религиозного воспитания появляются серьезные проблемы и перекосы, такие как «благочестивый эгоизм», «привычка к святыне», «фарисейство» и т.д. Часто бывает, что в церковной среде детям все дозволено. А не приведет ли это к беде? И все это проявляется в храме, на службе. Протоиерей Владимир Воробьев, ректор Свято –Тихоновского гуманитарного университета, в своих лекциях замечает: «У нас мамы хотят молиться Богу, хотят простоять всю службу, а детей некуда деть. Поэтому они приходят в Церковь с детьми, отпускают их, а сами молятся Богу… И дети бегают по храму, вокруг него, безобразничают… Мамы молятся Богу. В результате получается атеистическое воспитание. Такие дети легко вырастут атеистами, людьми безнравственными, потому что у них убито чувство святыни – благоговения у них нет». Весьма грустные мысли одолевают некоторых прихожан на Пасхальном ночном Богослужении. Торжественно и чинно поет хор, одухотворенные священники ведут службу. А на втором этаже постоянно слышен шум, смех, громкий разговор. Это наши младенцы и отроки коротают время до причастия. Горохом скатываются по лестнице с громкими криками во время Херувимской, разговаривают в полный голос, обсуждая, долго ли еще до причастия. Один отрок все вопрошал папу: «Скоро ли кончится? Я спать хочу». Будет ли должный толк от такого посещения храма? Может быть, достаточно пройти Крестным ходом с детьми, чтобы они почувствовали Пасхальную радость? Да и часто в храмах идут службы утром, куда можно привести уже выспавшихся детей.

Почему дети не научены благоговейно вести себя в храме? Почему они часто приходят туда как на тусовку? Почему бегут к причастию, проталкиваясь, прокладывая себе дорогу локтями, не пропуская вперед родителей с младенцами на руках? В какой-то мере дети берут пример со взрослых, позволяющих себе разговаривать во время Богослужения. Мы должны прививать детям чувство благоговейности при посещении храма. Учащиеся воскресной школы должны быть примером поведения для остальных детей. Семья, со своей стороны, как малая Церковь, также должна это вкладывать в детей, научать и вразумлять их.

Например, коснемся книги И. Шмелева «Лето Господне». Разве пришло бы в голову маленькому Ванюше носиться вокруг храма или громко кричать? И к причастию водили не столь часто, а вот вырос же известный всем православный писатель.

Дело не в количестве посещений храма, а в качестве. Лучше всего, конечно, почаще приводить детей в храм, но уж и стараться соответствовать обстановке. Хорошо, что дети чувствуют себя в храме, как дома. Только они должны помнить, что это – дом Божий.

К предохранительным средствам от таких проблем в воспитании можно отнести:

- сотрудничество, терпение и заинтересованность воспитателя в судьбе воспитанника;

- отсутствие противопоставления позиций воспитателя и воспитанника;

- благочестивый пример поведения родителей и воспитателей;

- пресечение в детях с ранних лет склонности к «умничанью», а также к другим вредным привычкам: притворству, лицемерию, обману и т.п.


Значение физического, интеллектуального и эстетического воспитания.

Физическое воспитание. Согласно христианской антропологии, человек трехсоставен (дух, душа и тело). Дух и тело имеют взаимное влияние. Воспитание духа во многом зависит от состояния тела, и наоборот. Таким образом, тело – это орудие духа. Поэтому его надо развивать так, чтобы оно содействовало и помогало, а не препятствовало развитию нашей духовной деятельности. Многие святые отцы и учители Церкви обращали внимание на то, что не только духовные и душевные силы нуждаются во внимании, но и тело человека. Они не отвергали важности физического воспитания ребенка, но настаивали на необходимости его подчинения воспитанию духа. Епископ Евсевий (Орлинский) писал: «Никакой вид упражнений не должен простираться более благоразумно-предложенной цели. Мы посредством воспитания должны приготовлять не канатных плясунов или воздушных плавателей, не таких людей, которые бы, посредством опасных и бесполезных предприятий, возбуждали пустое удивление, но здоровых и обладающих нужными качествами членов общества, которые бы во всяком отношении были способны к прохождению Промыслом указанного ими звания»154. Поэтому сохранение тела ребенка неповрежденным, его правильное «воспитание» является важным делом в воспитании. Конечно, из соображений аскетизма можно и пренебрегать гигиеной тела и здоровьем, но прот. Василий Зеньковский, например, считал, что «такое отношение к телу есть дерзость по отношению к Богу, Который дол разум для того, чтобы человек содержал свое тело в порядке»155.

Исходя из этого, С.Ю. Дивногорцева ставит следующие задачи в деле физического воспитания:

- сохранение здоровья, как всего тела, так и каждого из его органов;

- развитие крепости тела, выносливости, легкости движения, ловкости через стимулирование учащихся к занятиям физкультурой;

- воспитание независимости от внешних влияний;

- развитие навыков к деятельности;

- обогащение учащихся санитарно-гигиеническими и психолого-педагогическими знаниями о значении физкультуры в развитии человека.

Святые отцы дают рекомендации, способствующие образованию добрых привычек в области физического воспитания. Т.к. в ребенке прежде всего пробуждаются потребности тела, Святитель Феофан Затворник считал необходимым с самого рождения «поставить их в должные пределы и закрепить навыком, чтобы потом меньше было от них беспокойства»156. Епископ Евсевий (Орлинский) отмечал, что, приучая детей к порядку в жизни необходимо остерегаться рабской привязанности к нему, иначе при всяком его нарушении ребенок будет испытывать какие-либо невзгоды. Для этого нужно иногда делать отступления от обыкновенного образа жизни.

Важной задачей является воспитание независимости тела ребенка от внешних влияний – приучение тела к безболезненному перенесению боли, ушибов, сырости, жары, холода. Святитель Феофан пишет: «Кто приобрел такой навык, тот счастливый человек, способный на самые трудные дела, во всякое время и во всяком месте. Душа в таком человеке является полною владычицею тела»157. При воспитании детей, как указывал Епископ Евсевий (Орлинский), необходимо смотреть, чтобы «эта независимость не потерялась, что особенно случается от баловства и изнеженности»158. Для этого необходимо заранее приучать детей к лишениям и переменам.

Интеллектуальное воспитание. Интеллектуальное воспитание или умственное прямым образом сопряжено с образованием. А образование – это «образ», образование в человеке образа Божия. «Ущербными», по словам святителя Григория Богослова, являются люди, которые либо только заботятся об улучшении своей праведности, но не радят о просвещении своего ума, либо люди, ищущие только знания, но не старающиеся о нравственном самоусовершенствовании. Вся педагогическая система святителя Феофана Затворника коренилась в идее нравственного воспитывающего обучения. Он признавал плодотворным только то образование, которое развивает не один только ум, но главным образом облагораживает сердце. Сначала нужно прочно запечатлеть в сознании и сердце основные православные истины, считал он, а уж затем на подобном крепком фундаменте строить всю систему научного образования. Святой праведный Иоанн Кронштадтский настаивал на том, что образование должно быть не отделимым от воспитания и в известном смысле воспитание должно преобладать, поскольку необходимо стремиться успевать, прежде всего, во внутренней сердечной науке - науке любви, кротости, веры, молитвы, смирения и т.п. Архиепископ Фаддей (Успенский) также считал, что без воспитания образование успешным быть не может. Развитие добрых качеств сердца и правильное развитие воли, отмечал он, более важно, чем развитие ума, и человека мы ценим не столько за его ум, сколько за его доброе сердце или твердую волю и характер.

Ученику нельзя и не нужно «все» знать, а нужно лишь развивать умственные силы, умение ставить и разрешать вопросы. Можно научить правильно анализировать ситуацию, выработать нужные навыки, но желание и воля к труду могут быть развиты только в процессе воспитания. Не соблюдая принципа приоритета воспитания над обучением, школа, как правило, притупляет детей, которые духовно в ней не растут, а лишь слабеют.

Начинать образование ума необходимо вместе со словом, когда дети начинают говорить. Но, как указывал Феофан Затворник, здесь должно идти развитие здравых понятий и суждений, доступных ребенку, например, о христианских началах жизни, о добре и зле, о том, что хорошо и что плохо. Средство к этому – беседы и рассказы.

Вредно, по замечанию святых отцов, если в душе воспитанника будет жить высокоумие, надменность и тщеславное самодовольство. Дети, особенно талантливые, легко увлекаются желанием все понимать и обо всем судить. Епископ Евсевий (Орлинский) указывал несколько причин этого:

- забота родителей о том, чтобы ребенок был сведущ во всем, на все давал свои суждения;

- представление ребенку родителями непрочным и неразумным всего того, что установлено предшествующими поколениями;

- осмеивание в присутствии воспитанника каких-либо важных предметов и явлений.

Для предохранения от «высокоумия» необходимо, по словам епископа Евсевия (Орлинского), как можно чаще напоминать им о том, что:

- разум человеческий весьма ограничен, и даже самый образованный человек не знает того, что знает Господь Бог. Поэтому истинно мудрые люди, понимая свою ограниченность, всегда отличались скромностью;

- если педшествующие поколения в том или другом ошибались, то это не дает права их презирать, поскольку их предварительные опыты и труды были причиною того, что мы теперь некоторые предметы понимаем лучше их;

- важно, с какой стороны и с какой точки зрения мы смотрим на предметы;

- необходимо избегать всякого высокоумия особенно по отношению к религии, поскольку строительство спасения человечества есть бездна премудрости и любви Божией, которая содержит такие тайны и глубины, которых ограниченный ум человеческий постигнуть не может.

Умственное воспитание должно соотноситься с личными свойствами воспитанника, их дарованиями склонностями. Следует учитывать возрастные особенности овладения умственной деятельностью. Обязанность воспитателя – «раскрывать» ум воспитанника сообразно с его природой.

Эстетическое воспитание. Чувство красоты, как способность, есть в каждом человеке, но в разной мере. Приобщение ребенка к красоте – важная воспитательная задача педагога и родителей. Воспитание чувства прекрасного может служить источником средством к возвышению нравственного состояния человека. Но образование чувства красоты только тогда истинно полезно для христианской нравственности, когда идет под непрерывным влиянием Святой Веры и сыновнего страха к Богу. Поэтому, родителям и воспитателям важно знать, каким образом, не вредя ребенку, способствовать становлению у него чувства красоты, художественно-эстетических потребностей.

Средства, способствующие эстетическому воспитанию:

- церковность: Церковь, иконы, духовное пение.

Детей нужно приучать видеть красоту икон, чувствовать их святость. Икона помогает держать ум в молитве, мысленно восходить к Первообразу. Следует также приучать детей видеть красоту православного храма, понимать его символику, воспитывать отношение к храму как к святому месту.

- природа – прекрасное в творении Божием. Необходимо учить ребенка чувствовать красоту в природе: пение птиц, пейзажи и т.п. Здесь также большое значение имеет воспитание любви к животным.

- произведения искусства, которые, воздействуя на чувства, воспитывают их. Но искусство очень разнообразно, поэтому здесь нужна осторожность. Следует внимательно относиться к чтению детей, приобщению их к музыке. Иллюстрации в книге ни в коей мере не должны быть злыми карикатурами, а наоборот должны помочь ребенку увидеть красоту окружающего мира.

- чтение книг – мощнейший инструмент формирования эстетических вкусов и интересов ребенка. В русской литературе имеется множество прекрасных стихотворений, поэм, прозы с глубоким церковно-религиозным содержанием (сочинения А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А.К. Толстого, В.С. Соловьева и др.). Глубина их содержания и совершенство формы способны сыграть положительную роль не только в эстетическом, но и в религиозном воспитании детей. Полезно обсуждать с детьми прочитанное, приучить их делиться своими впечатлениями о прочитанном.

- музыка обладает большим потенциалом для воспитания детей. Она способна расширить и очистить душу, призывать к молитве или звать в бой, говорить о гармонии мира или звать ко греху. Поэтому к музыкальному воспитанию следует относиться с осторожностью и вниманием. Серьезной музыкой, обращенной у Церкви, к душе человека, является церковная музыка. Ее напевы, как и молитва, выражают многообразие чистых человеческих чувств. Молитвенное пение – это проповедь православной веры. Светская же музыка должна быть возвышенной, очищающей душу. Необходимо приучать детей к церковной, классической и национальной музыке. А начало должно идти от колыбельных песен.

Таким образом, «сущность эстетического воспитания состоит в организации разнообразной художественной эстетической деятельности учащихся, направленной на формирование у них способности полноценно воспринимать и правильно понимать прекрасное в искусстве и в жизни, на выработку эстетических представлений, понятий, вкусов и убеждений, а также развитие творческих задатков и дарований в области искусства159». Высшей целью искусства является возвышение человека в нравственном совершенстве. Но пробуждение чувства красоты нуждается в правильном руководстве. Воспитание чувства прекрасного не должно служить во вред религиозному чувству и нравственности. Епископ Евсевий (Орлинский) по этому поводу писал следующее: «Удаление от религии всегда влечет за собой удаление от истинной идеи искусства. С удалением от Бога наука делается обманчивым, ложным светом, а искусство –сосудом со смертельным ядом»160. Между тем, «великое и высокое, равно как и прекрасное, должны быть тихим пристанищем для утомленного путника, где бы он наслаждался по временам прекрасными видами и потом опять продолжал свой путь, держась той стези, которая Промыслом ему указана»161.


Формы и методы воспитательной работы: традиции и современность.


Своеобразие православной традиции воспитания.

Ценные примеры практического выполнения задач религиозно-нравственного воспитания детей дает нам опыт древности. У первых христиан в благочестивых семействах наших предков на первом плане стояло раскрытие и усвоение христианского учения. Истины веры и правила благочестия усвоялись детьми настолько твердо, что мы можем указать на множество мучеников и мучениц их христианских семей. Сами родители и воспитатели служили живыми образцами для детей и учили их не столько словом, сколько самим делом, своей жизнью и поведением. Они употребляли все усилия, чтобы привить детям религиозность в первые годы их жизни, пока не совершилось полное развитие их разума и свободы. Как пишет прот. В.Зеньковский, «в раннем детстве семья, сама того не ведая (устроенная семья), духовно питает ребенка, развивает его религиозные силы. Семья может быть уподоблена здесь той живой лаборатории – цветку, в котором вырабатывается его аромат; от семьи действительно исходит какой-то аромат, в котором нуждается детская душа, которым она питается»162.

В «Дворянском гнезде» Тургенева с глубочайшей правдивостью рассказано религиозное развитие Лизы, когда она была совсем маленькой девочкой и когда она находилась под влиянием своей няни. Именно в семье, на общем фоне всего того, что дает семья ребенку, религиозные образы глубоко внедряются в детскую душу и вызывают такую ответную любовь к Богу, к святым, которая приближается к переживаниям святых.

Дети от самой колыбели были посвящаемы Богу163, с самых ранних лет, по обычаю Церкви христианской, наставляемы были в Священном Писании, обращались с учителями и благочестивыми мужами.

«Душе, - говорили учители Церкви родителям, - душе, с первых лет получающей впечатления Слова Божия, трудно забыть страх Божий. Нежный возраст легко принимает и, как печать на воске, напечатлевает в душе то, что слышит; преимущественно с этого времени жизнь детей наклоняется к добру или к злу. Если, начиная от самых дверей жизни, отводят их от зла и наводят на путь правый, то добро обращается у них в господствующее свойство и природу: потому им не так легко перейти на сторону зла, когда сама привычка будет влечь их к добру»164

Хороший пример приводит святитель Тихон Задонский: как сосуд новый глиняный чем сначала наполнен будет, тем, главным образом и до старения своего и разрушения пахнуть будет (так, например, если маслом наполнен будет, маслом пахнуть будет; если вином, вином будет смердеть); точно так же и молодой человек, каким учением наполнен будет, того дух пронесет через всю жизнь165.

Со времени крещения мать или воспитательница следили, чтобы дети всегда имели на своей груди крест; осеняли их крестным знамением во всех необходимых случаях, например, перед сном или после сна, перед обедом или после обеда, перед началом или после окончания занятий; часто приносили детей в храм и приобщали Святых Таин.

Когда дети начинали говорить, мать ставила их перед иконами и, указывая на священные изображения, учила, как нужно молиться Богу, как совершать крестное знамение и произносить краткие молитвы. Когда сама мать становилась на молитву, рядом с собою ставила и детей. Ее пример лучше всяких наставлений внушал детям необходимость молитвы, сознание нашей зависимости от Бога.

Во время праздников и постов родители брали с собой детей в храм на общественное богослужение. Внешняя обстановка храма, священнодействия, песнопения и вид молящегося народа производили на детей свое неотразимое впечатление.

Родители постепенно сообщали детям основные истины веры о Боге, внушали страх Божий, почтение к родителям и старшим, научали смирению и трудолюбию, располагали к состраданию и благотворительности, к терпению и незлобию, к скромности, воздержанию и целомудрию.

Первой книгой для обучения детей грамоте был Псалтирь или Часослов. Их изучали до тех пор, пока не приобретались навыки правильного и толкового чтения. Позже к Букварям присоединялись молитвы и основные догматы православной веры.

Большое внимание уделялось и воспитанию уважения учителей. Дети должны быть благодарны за его заботы, за благое учение, за то, что учителя внедряют в них «страх Божий». А также не должны были скрывать своих проступков, не стараться избегнуть наказания, а, наоборот, во всем чистосердечно признаваться.

К товарищам детей учили относиться доброжелательно, не допускать никаких драк и ссор.

Древнерусская педагогика большое значение придавала воспитанию и таких нравственных качеств, как правдолюбие, миролюбие, трудолюбие, кротость, честность, доброта, уважение к старшим и др.


Формы воспитания в возрождаемой церковной традиции.

  1. Духовная цивилизация России как перспективный социально-политический проект.

Возрождение воспитания в нашей стране возможно только на прочной идейной основе. Этот процесс предполагает осмысление места России в мире, специфики национального самосознания и его истоков, восстановление прерванной реформами 90-х годов прошлого века преемственности поколений в российской культуре и, соответственно, в российском воспитании.

Мировоззренческим фундаментом духовно-нравственного воспитания в нашей стране, перспективным идейным концептом может послужить понятие «духовно ориентированная цивилизация». Определению понятия «цивилизация» посвящена обширная литература. Несмотря на то что этот термин трактуется неоднозначно, важнейшим признаком цивилизации называют формирование социокультурной общности на основе универсальных, сверхлокальных ценностей, получивших выражение в мировых религиях, системах морали, права, искусства. Это означает, что любая цивилизация предполагает следование определенным нравственным ориентирам, общепринятым и признаваемым большинством людей.

В разные периоды времени Россия оказывалась перед необходимостью выбора этих ориентиров. В прежние времена новые ценностные основания, приводившие к историческому рывку, российская цивилизация получала извне, адаптируя чужой культурный опыт. Так произошло и в момент принятия христианства в его византийской традиции, и в период петровских реформ, и тогда, когда «призрак коммунизма», блуждавший по Европе, решил материализоваться в России. На эту особенность культурно-исторического пути России указывал Н. Бердяев: «Россия невестится, ждет жениха, который должен прийти из какой-то выси, но приходит не суженый, а немец-чиновник и владеет ею. В жизни духа владеют ею то Маркс, то Кант, то Штейнер, то иной какой-нибудь иностранный муж. Россия, столь своеобразная, столь необычайного духа страна, постоянно находилась в сервилистическом отношении к Западной Европе. Она не училась у Европы, что нужно и хорошо, не приобщалась к европейской культуре, что для нее спасительно, а рабски подчинялась Западу…»166 Подобный механизм выбора направления развития использовался и в течение последних 15 лет отечественной истории. В качестве перспективных целей рассматривались либеральные ценности. Один из вариантов национальной идеи определялся прозападной, либерально-американской цивилизацией. По-прежнему под правилами, нормами, идеалами, способными упорядочить общественные структуры, отграничить цивилизацию от варварства и дикости, понимаются исключительно западные образцы. Однако наличие характерных черт, отличных от тех, что присущи странам Запада, вовсе не должно рассматриваться как свидетельство отсталости. Общецивилизационные ценности либерализма ни у кого не вызывают сомнений, однако в современных российских условиях их утверждение сопровождается распространением мифа об ущербности России и русского народа, его идейной несамостоятельности. Очередное заимствование, происходившее на фоне национального самоуничижения, привело к торжеству псевдолиберализма и варварского капитализма, культурно-исторической смуте и культурной дезориентации. Единственный способ обретения истинного пути для современной России – возвращение к себе самой, к своей собственной почве. Вновь обратимся к мысли Н. Бердяева: «Из этого безвыходного круга есть только один выход: раскрытие внутри самой России, в ее духовной глубине, мужественного, личного, оформляющего начала, овладение собственной национальной стихией, имманентное пробуждение мужественного, светоносного сознания»167.

Духовно ориентированная цивилизация как особая форма социально-культурного организма обладает признаками, отличающими ее от предшествующих периодов. Остановимся на них подробнее. Прежде всего, она характеризуется самозначимостью, опорой на собственные силы и предполагает выбор идейных оснований не на основе заимствования, а на основе возвращения к собственным корням. Отказываясь от копирования «чужих» идеалов, мы невольно оказываемся перед вопросом: где искать источник новых ценностей? Таким источником становится сегодня отечественная культурно-историческая традиция. Возвращение к прошлому в его целостности и многообразии предполагает не механическое воспроизведение, а качественное развитие собственных культурных оснований. В этом случае возникает прецедент диалога культур как единственно возможной формы их существования. Если раньше в развитии России определяющим был закон отрицания отрицания (один этап отбрасывался другим, при этом разрывались естественные связи и исключалась преемственность), то теперь процедура гегелевского снятия заменяется процедурами взаимообогащения и взаимобоснования различных периодов развития культуры. В связи с этим создаются условия для становления подлинной духовности как стремления к открытию и порождению смыслов. Человек обретает духовную свободу, становится субъектом социального и культурного созидания.

Движение России к духовно ориентированной цивилизации отвечает общемировой тенденцией повышения роли личности в социуме, экономике, культуре, гуманизации общественных отношений. Современный человек не просто носитель определенного объема знаний, а духовный работник, который из информации творит культуру, переводит объективные значения в личностные смыслы и ценности. Человек культуры воспринимает ее не как сферу готовых продуктов, а как живое пространство духовных произведений, которые ему предстоит «прочитать», осмыслить, научиться творить.

Становление духовно ориентированной цивилизации, опирающейся на отечественный культурно-исторический опыт, определяет особую роль православия как важнейшей культурной традиции и нравственного фундамента. Его историческое значение для России неоспоримо, масштабы воздействия на российское общество, российскую государственность, культуру, интеллектуальное и нравственное воспитание россиян огромны. Не случайно А.С. Пушкин писал: «Греческое вероисповедание, отдельное от всех прочих, дает нам особенный национальный характер». Православие определило феномен «русского духа», сделало ключевыми для российской ментальности не утилитарные, материальные, а духовные ценности. Не индивидуализм и прагматизм определяют наше национальное самосознание, а нестяжательная самореализация, идея служения людям. Н.О. Лосский в книге «Характер русского народа» перечисляет основные черты русской души: религиозность, способность к высшим формам духовного опыта и связанное с ним искание абсолютного добра, органическое соединение чувства и воли, доброта, даровитость, мессианство и миссионерство, готовность заботиться не о личном благе, а о благе других людей. Американец Г. Ласки в книге «Дух Америки» выделяет некоторые особенности американского характера: страсть к величию, чувство достоинства, дух первопроходчества, индивидуализм, гибкость, эмпирический подход и приоритет практических интересов, стремление к благополучию и преуспеянию, вера в собственные силы, уважение к труду и частной собственности. Сопоставление этих рядов качеств показывает своеобразие российской ментальности, ее отличие от западного склада мышления и жизненной позиции. Об этом же пишет Н. Бердяев: «Русский народ в глубоких явлениях своего духа – наименее мещанский из народов, наименее детерминированный, наименее прикованный к ограниченным формам быта, наименее дорожащий установленными формами жизни… Западные люди… более прикреплены к усовершенствованным формам совей цивилизации, более дорожат своим настоящим, более обращены к благоустройству земли»168.

Православие является фундаментом русской культуры. Оно оказало влияние на народный характер, искусство и философию в России. Не случайно А. Тойнби назвал российскую цивилизацию православно-христианской. Н.Я. Данилевский, в свою очередь, подчеркивал, что православие соответствует психологическому складу славян.

Среди традиционных православных ценностей наиболее значимыми для российской культуры стали:

- идея соборности: человек принадлежит миру, мир принадлежит человеку;

- нестяжательство;

- непрерывное нравственное совершенствование отдельного человека как источник духовного преображения мира;

- самоотречение, самоотверженное служение благородной цели: Творцу, человечеству, ближнему;

- тоска по вселенской гармонии, устремленность к Царствию Небесному;

- идея всемирной отзывчивости русской души, сострадание как главнейший закон жизни;

- высшая ценность христианской любви.

Идеи русской философии (Н. Данилевский, И. Ильин, И. Киреевский, В. Соловьев, Г. Федотов и др.), художественные образы русской литературы, созданные в произведениях Н. Гоголя, Ф. Достоевского, Л. Толстого, В. Распутина, В. Белова и др., опыт социально-экономического и политического развития нашей страны свидетельствуют о том, что путь к «потребительскому обществу» является для России тупиковым. Подтверждением этому является то, что «маятник» общественного сознания, уставшего от пропаганды примитивных потребностей, секса, насилия, качнулся в сторону нравственных ценностей. Духовно ориентированная цивилизация в современной России должна выстраиваться на идейном основании Православия, постулаты которого уже давно вышли за пределы сугубо религиозных ценностей и приобрели статус культурно-исторических. Православие имеет необходимый духовный потенциал и многовековой положительный опыт духовно-нравственного просвещения. При этом, безусловно, должна быть открыта возможность для диалога и сотрудничества Православной Церкви с другими традиционными для России конфессиями в деле духовно-нравственного воспитания россиян.

  1. Цели, задачи и метод духовно-нравственного воспитания молодых россиян.

Среди всех возможных стратегий движения к духовно ориентированной цивилизации: экономической, политической, социальной, культурный и др. - особая роль принадлежит воспитанию как научно обоснованному, педагогически организованному процессу. Духовность, понимаемая как устремление человека к высшим ценностям, путь преображения себя, своего внутреннего и внешнего мира, не может существовать вне личности. Духовная цивилизация создает разнообразные условия, благоприятствующие совершенствованию, развитию, преображению человека, преодолению им порока, зла, греха, смерти. Воспитание как процесс поддержки и помощи в духовном становлении и совершенствовании личности должно рассматриваться как решающий фактор построения духовно ориентированной цивилизации. Она состоит из людей, идущих путем духовного совершенствования, стремящихся к нему и нуждающихся в нем. Духовная цивилизация есть по сути цивилизация соборного православного типа.

Исходя из вышеизложенного, цель духовно-нравственного воспитания – становление и развитие человека духовного. Обычно светское и религиозное понимание духовности разделяются. В научной традиции духовность, как правило, отождествляется с понятиями сознания, мышления, с развитием интеллекта и эрудиции. С этой точки зрения духовный человек – это тот, кто получил необходимые в жизни систематизированные знания, умения и навыки, усвоил основные положительные принципы, ценностные ориентации, морально-этические нормы, существующие в обществе, и принял их как основания собственного поведения. Духовно-нравственное воспитание в таком случае рассматривается как процесс, результатом которого должен стать человек, умеющий жить в соответствии с общепринятыми нормами и производительно трудиться. С позиций православия духовным считается тот, в ком действием Божественной энергии – благодати – душа достигла достаточной чистоты и силы. Термин «воспитание» связывается с «взращиванием» души. Человек сотворен по образу Божию, задача воспитателя и самого человека – раскрыть в себе этот образ, способность к внешнему и внутреннему преображению.

Религиозная и антропоцентрическая трактовка человека во многом совпадают и позволяют получить более широкое толкование духовности как движения личности к главным ценностям, возвышающим ее до состояния преображения. Духовная личность – это личность преображенная и преображающая. Духовность – это всегда результат самовоспитания (внутренняя интенция личности) и воспитания (создание условий, способствующих непрерывному совершенствованию). Духовность проявляется в стремлении человека к душевной гармонии и внутренней чистоте, в желании и умении строить отношения с другими людьми на основе добра, истины, красоты, совершенствовать мир и себя в нем. Один из важнейших источников духовности – любовь, ибо без любви творение невозможно.

Понятие «духовность» тесно связано с понятием «нравственность», которую обычно определяют как совокупность общих принципов и норм поведения людей по отношению друг к другу в обществе. В связи с этим нравственность можно рассматривать как социальный аспект духовности. Этические нормы не могут навязываться человеку. Один из парадоксов нравственных правил, в отличие, скажем, от правовых норм, в том, что они не требуют точности исполнения каких-то предписаний. Да и предписаний никаких нет. Человек самостоятельно решает, как поступить в той или иной ситуации, чтобы это было нравственно. Причем нравственная ценность поступка зависит от степени самостоятельности решения человека.

Выбор нравственных ценностей не может быть результатом давления и принуждения. Подлинно нравственный человек принимает законы морали как личностные смыслы, как часть своего субъективного пространства. Он придерживается правил не из страха наказания или осуждения, не из корысти и желания получить вознаграждение, а потому, что иначе поступить не может, потому что глубоко убежден в справедливости и истинности нравственного императива. Иными словами, нравственному выбору должен соответствовать нравственный мотив: «если добро имеет причину, то это уже не добро» (Л. Толстой).

Такое понимание нравственной личности подводит к очень важной мысли: нравственность без духовности лишена оснований. Нравственным может быть только человек духовно развивающийся, творящий, а не выполняющий чьи-либо предписания и указания. Если нравственность не подкрепляется духовной жизнью, то она рано или поздно вырождается в свою противоположность. Не существует нравственности «в чистом виде». Она всегда имеет духовную окрашенность.

Духовно-нравственное воспитание оказывает педагогическую поддержку человеку в процессе его духовного саморазвития, преображения, реализации духовного потенциала применительно к различным сферам жизнедеятельности.

Цель духовно-нравственного воспитания предполагает постановку следующих задач:

- восстановление исторической преемственности национального образования, нацеленного на воспитание личности, которой присущи творческая энергия, совестливость, доброделание, трудолюбие, почитание старших, чувство долга, жертвенное служение, патриотизм;

- обеспечение нравственной ориентации молодого поколения, побуждение его к развитию и совершенствованию;

- содействие формированию у человека нравственных чувств (совести, долга, веры, ответственности, гражданственности, патриотизма), нравственного облика (терпения, милосердия, кротости), нравственной позиции (способности к различению добра и зла, проявлению любви, готовности к преодолению жизненных испытаний), нравственного поведения;

- формирование знаний о духовных истоках становления и развития культуры российского народа;

- воспитание бережного отношения к отечественному культурному наследию; природе страны, истории и традициям своего края;

- достижение нового уровня взаимодействия семьи, образовательных учреждений, органов управления образованием, молодежных общественных организаций, религиозных конфессий в воспитании и социализации молодежи;

- воспитание культуры межэтнических взаимоотношений;

- развитие творческих способностей личности через создание условий для нравственно ориентированной социализации;

- обеспечение становления учащихся деятельными субъектами сохранения и приумножения культурного наследия;

- укрепление физического и духовно-нравственного здоровья молодого поколения и общества в целом.

Решение поставленных задач предполагает опору на известные методы воспитания, а также придание им дополнительных смысловых оттенков, их творческое развитие. Сохраняют свою актуальность основные группы методов воспитания: методы воспитания сознания, убеждений и методы воспитания привычного поведения. Первая группа носит просветительский характер и предполагает знакомство молодых людей с духовными ценностями и нравственными ориентирами. Вторая – предполагает организацию особого рода деятельности. В настоящей концепции ей придается особое значение. Особого внимания заслуживает такой метод, как социально-культурные практики. Для того чтобы понять его сущность, необходимо признать, что процесс духовно-нравственного воспитания не может протекать исключительно в школе и ограничиваться ее стенами. Он реализуется в открытом социально-воспитательном пространстве, которое предполагает активное включение учащихся в решение социальных и культурных проблем.

  1. Социальная организация системы духовно-нравственного воспитания школьников.

Духовно-нравственное воспитание должно носить непрерывный, всеобъемлющий характер. Оно может осуществляться только в условиях возрождения на новой основе целостной системы социального воспитания. Дореволюционная и советская Россия имела богатый опыт его организации. В основу системы воспитания закладывались принципы иерархичности и централизации, актуальные и сегодня. Однако на современном этапе в этот перечень необходимо включить принцип полисубъектности. Учет этого принципа – отличительная особенность организации воспитания в России XXI века. Прежние системы были моносубъектными, их функционирование определяла либо Церковь, либо партия. Сейчас такая организация невозможна. В современном поликультурном мире работа системы социального воспитания обеспечивается государственными, общественными, религиозными, военными, спортивными организациями, бизнес-структурами и пронизывает все стороны жизни – социально-экономическую, политическую, культурно-педагогическую, правовую. С этим связан еще один новый принцип – государственно-общественного управления системой воспитания.

На основе вышеобозначенных принципов разработана предполагаемая организационная структура системы духовно-нравственного воспитания (см. рис.6).

Ведущим субъектом политического управления воспитанием может стать Государственный Совет по духовно-нравственному воспитанию. В него входят видные государственные и общественные деятели, представители различных религиозных конфессий, научных и общественных организаций. Возглавляет Совет Президент РФ, он же назначает его членов. Совет разрабатывает цели и задачи государственной политики в области воспитания, методы и формы их реализации, оценивает эффективность действующей системы государственно-общественного управления воспитанием, состояние нравственного здоровья населения России, определяет общие подходы к решению общенациональных проблем воспитания. Исполнительным органом Государственного Совета становится Федеральный центр духовно-нравственного воспитания. Кандидатура его руководителя вносится Президентом РФ и утверждается Советом. Бюджетное финансирование деятельности Федерального центра духовно-нравственного воспитания осуществляется через Министерство образования и науки, в которое он входит в качестве структурного подразделения.

В областях, краях и республиках РФ учреждаются Региональные советы по духовно-нравственному воспитанию, возглавляемые руководителями регионов. Исполнительные функции выполняют Региональные центры духовно-нравственного воспитания. В их подчинении находятся городские и районные центры.

Федеральный центр духовно-нравственного воспитания координирует работу региональных центров, разрабатывает федеральные воспитательные программы, организует их выполнение, проводит всероссийские конференции по вопросам социального воспитания, готовит программные документы и выполняет иные виды деятельности по обеспечению единого общероссийского воспитательного пространства. Региональные центры

- разрабатывают и осуществляют комплексные воспитательные программы с учетом особенностей региона,

- организуют систему повышения квалификации, подготовки и переподготовки кадров для региональных воспитательных систем,

- проводят анализ, оценку, прогнозирование и моделирование состояния процесса духовно-нравственного воспитания в регионе;

- осуществляют своевременную корректировку текущих и перспективных задач воспитательной деятельности;

- организуют работу городских и районных центров духовно-нравственного воспитания.



Рис. 6. Организационная структура государственно-общественной системы духовно-нравственного воспитания



hello_html_m72df6e0a.gif




Основная работа по духовно-нравственному воспитанию осуществляется на региональном, городском, районном уровнях, наиболее близких к школе – ядру системы социального воспитания. Ниже представлена подробная структура Регионального центра духовно-нравственного воспитания (см. рис.7).




Рис.7. Организационная структура Регионального центра духовно-нравственного воспитания.



hello_html_5710b2b4.gif

Региональный центр духовно-нравственного воспитания объединяет деятельность социальных субъектов и специальных отделов. Социальные субъекты представлены Церковью, общественными организациями, организациями социальной защиты и опеки, спортивными, военными, ветеранскими организациями, СМИ, школой. Совместно с отделами Регионального центра духовно-нравственного воспитания, состав которых определяется Региональным советом по духовно-нравственному воспитанию, социальные субъекты участвуют в разработке воспитательных программ, в их реализации, обеспечивают проведение социальных и культурных практик.

В подготовке и осуществлении программ духовно-нравственного воспитания важна роль всех социальных субъектов, но особое значение имеет деятельность Церкви. На выбор православных идеалов добра, милосердия, сострадания, помощи ближнему в социальном поведении мощное влияние оказывает духовный пример, наставление не только словом, но и делом. В связи с этим неоценимую роль в воспитании молодого поколения может оказать постоянное взаимодействие со священнослужителями и иными воцерковленными лицами.

К числу отделов Регионального центра духовно-нравственного воспитания относятся следующие: военно-патриотического воспитания, социальной благотворительности, экологического воспитания, туристско-краеведческой работы, паломническо-труднического служения, художественно-эстетического воспитания. Работа служб Регионального центра осуществляется по программному принципу. Все отделы разрабатывают воспитательные программы, рассчитанные на различные возрастные категории (от дошкольников до студентов); положения об организации и проведении конкурсов школьных ученических работ, работ молодых ученых по вопросам духовно-нравственного воспитания. Список отделов может быть расширен с учетом особенностей и интересов региона

Статус самостоятельных подразделений имеют также «родительская школа», служба духовно-нравственного просвещения, служба научно-методического обеспечения образовательной области «Духовно-нравственная культура», служба мониторинга нравственного здоровья населения.

Базовым социальным субъектом Регионального центра духовно-нравственного воспитания является образовательное учреждение, прежде всего – общеобразовательная школа. Именно она становится главной площадкой реализации всех воспитательных программ, ядром системы духовно-нравственного воспитания.

  1. Интегративное содержание духовно-нравственного воспитания

Система духовно нравственного воспитания выстраивается как открытое социально-воспитательное пространство, которое имеет два уровня организации: школа и социум.

В общеобразовательной школе вводится с 1 по 11 класс предмет «Духовно-нравственная культура». Он строится на культурологической основе, не нарушая научного характера школьного государственного образования. С каждым классом возрастает значение межпредметных связей, и в старшей школе духовно-нравственная культура становится образовательной областью, интегральным гуманитарным образовательным пространством, воссоздающим в целостности культурно-исторический мир России, ее духовные ценности (прежде всего ценности православной культуры, а также других традиционных для России конфессий). Новый предмет в интеграции с другими гуманитарными дисциплинами не только передает ребенку систему научных знаний о культуре, но выполняет главную миссию образования – учит его быть человеком, россиянином, бережно хранить и творчески умножать наследие предков, осознанно принимать как высший дар свою жизнь, судьбу, Отечество.

Принципиальная новизна предлагаемой нами концепции состоит в том, что духовно-нравственное воспитание не ограничивается только знаниевой составляющей. Нравственные идеалы превратятся из объективных значений в личностные смыслы, если будут востребованы детьми, войдут в их мир, в их субъективное пространство. Импульсом к этому может стать интеграция приобретенных знаний и разнообразных форм социокультурной деятельности. На внешкольном уровне организации воспитательного пространства учащиеся включаются в проведение социальных и культурных практик, организуемых центрами духовно-нравственной культуры совместно с основными субъектами социального воспитания. К числе таких практик относятся: военно-патриотические мероприятия, паломническо-труднические службы, экологическая работа, участие в оказании социальной помощи нуждающимся и т.д.

Каждый компонент духовно-нравственного воспитания (курс «Духовно-нравственная культура» и социально-культурные практики) должен сохранять свою внутреннюю структуру и специфику. Но необходимо найти некий интегрирующий механизм, позволяющий сопрягать полученные знания и конкретные поступки, нравственные выборы, на этих знаниях основанные. Этим интегрирующим механизмом выступает педагогически организованная учебная деятельность учащегося. Проблема, поставленная в рамках изучения курса духовно-нравственной культуры, получает более глубокое решение при обращении к непосредственным социально-культурным практикам. Так, например, организации паломничества в монастырь предшествует знакомство с феноменом монашества, монастырской культурой, традициями паломничества. После посещения монастыря ранее полученные представления углубляются, расширяется диапазон эмоциональных переживаний, возникает живое чувство, искренний интерес к православным ценностям.

Создание открытого пространства духовно-нравственного воспитания позволяет формировать у молодого поколения деятельное и ответственное отношение ко всему, что происходит в стране и мире, способность к творческому преображению действительности на различных уровнях. Православная ориентация предлагаемой концепции не предполагает познания всей полноты вероучительных догматов и канонов Православия, невозможного в светской школе. Речь идет о системе традиций, жизненных ценностей и норм, которые сложились в нашем Отечестве на православной основе, обусловив единство и преемственность поколений.

  1. Управление организацией проекта «Духовно-нравственное воспитание молодого поколения россиян».

Возрождение системы социального воспитания, организацию ее инфраструктуры целесообразно осуществлять в рамках ПНП «Образование». Общей задачей национальных проектов является повышение качества жизни россиян. Оно не сводится к материальными благами - «не хлебом единым жив человек». Возможности ПНП «Образование» далеко не исчерпаны. В настоящее время он предусматривает, в основном, распределение финансовых ресурсов, но пока не позиционируется в общественном сознании как поддерживаемая властью общенациональная стратегия развития образования, обеспечивающая воспитание нового человека для новой России. Концепция духовно-нравственного воспитания молодых россиян может стать идейным основание ПНП «Образование» и поднять его на качественно новую ступень. В свою очередь, для системы духовно-нравственного воспитания включение в приоритетный государственный проект означает полноценную реализацию, так как в этом случае она приобретает общероссийское значение. Как возможный вариант модели государственно-общественного взаимодействия в области духовно-нравственного воспитания приводится нижеследующая схема.


Алгоритм создания инфраструктуры государственно-общественной системы духовно-нравственного воспитания

N

этапа

Мероприятия

Примерные

Сроки


1

2

3

1.

Организация Федерального центра духовно-нравственного воспитания (ФЦДНВ) в структуре Минобрнауки. Назначение исполняющего обязанности руководителя ФЦДНВ приказом министра




1

2

3

2.

Подготовка ФЦДНВ программных документов, нормативной документации, согласование организационных вопросов с органами государственной власти на федеральном и региональных уровнях. Подготовка Общероссийского съезда (совещания) по организации духовно-нравственного воспитания



3.

Проведение Общероссийского съезда (совещания) по организации духовно-нравственного воспитания с участием представителей государства, научно-педагогической общественности, российских церквей, политических партий и общественных организаций. Обсуждение и принятие программных документов, в том числе «Концепции (Национальной доктрины) духовно-нравственного воспитания» и обращения к Президенту и Правительству РФ с предложением расширить ПНП «Образование» путем включения в него нового направления: «Духовно-нравственное воспитание молодого поколения россиян».



4.

Принятие Президентом и Правительством РФ предложений Съезда



5.

Создание Совета по духовно-нравственному воспитанию при Президенте РФ



6.

Утверждение Советом по предложению Президента РФ кандидатуры руководителя ФЦДНВ



7.

Организация Советов и Центров в регионах России




7. Заключение.

В современной России и мире в целом складывается понимание образования как важнейшего фактора национальной безопасности, стабильности, поступательного и эффективного развития. Главной государственной, общественной, экономической, культурной ценностью является человеческий ресурс. Модернизация общества не может осуществляться за счет недооценки его приоритетного значения. Не случайно в Законе РФ «Об образовании» и ряде последующих документов интересы личности поставлены на первое место. Цель современной школы – создание условий, обеспечивающих полноценную реализацию каждого ребенка.

В «Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года» в качестве важнейших качеств, которыми должен обладать современный выпускник, названы духовность, нравственность, самостоятельность, инициативность, предприимчивость, толерантность, мобильность. Показательно, что на первое место поставлены те черты, которые в российском сознании всегда почитались как главные. Это свидетельствует о назревшей потребности в возрождении традиций отечественного воспитания. Начало нового тысячелетия в России связано с возвращением духовно-нравственных ориентиров в политику государства, с осознанием того, что возрождение страны, решение экономических и социальных проблем неразрывно связаны с воспитанием человека высокой культуры.

Духовно-нравственное воспитание – это реальная возможность восстановления социального института, преемственного по отношению к лучшим педагогическим традициям прошлого и способного ответить на вызовы времени. Духовно-нравственное воспитание, восходящее к отечественному культурному, прежде всего православному, наследию, обеспечивает условия для становления человека, готового в любых областях деятельности следовать нравственному закону, стремящегося улучшить мир, природу, культуру, самого себя. Эта цель достигается только тогда, когда усилиями различных социальных субъектов создается открытое воспитательное пространство. Оно позволяет преодолеть конфликт между школой и средой, противоречия между ценностями, декларируемыми педагогами и диктуемыми логикой реальной жизни. Интеграция возможностей государства, церкви, общественных организаций, школы, семьи в решении проблем воспитания молодых россиян будет способствовать гражданской консолидации, национальному единению.

Духовно ориентированная цивилизация может стать приоритетной национальной идеей, а духовно-нравственное воспитание – важнейшим общенациональным делом, которое сплотит народ и позволит России выйти на новые исторические рубежи.


Используемая литература


  1. Дивногорцева С.Ю. Теоретическая педагогика. – М., 2004.

  2. Добротолюбие, т.1. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1992.

  3. Зеньковский В., прот. О религиозном воспитании в семье // Вопросы православной педагогики. Выпуск 1. – М., 1992.

  4. Зеньковский В., прот. Педагогика. – М., 1996.

  5. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. – М.: Лодья, 1998.

  6. Иоанн Златоуст, святитель. Бесед.2 на 2 к Фессал. На Иоанн. 59.

  7. Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на книгу Бытия//Полное собрание творений в русском переводе. Т. IV. Кн. I.

  8. Каледа Глеб, прот. Домашняя Церковь. – М., 2001.

  9. Куломзина С.С. Наша Церковь и наши дети. – М., 1993.

  10. Макаренко А.С. Книга для родителей. – М., 1934.

  11. Маслов Иоанн, доцент. Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении // Магистерская диссертация. – Загорск, 1981.

  12. Орлинский Евсевий (еп. Могилевский). О воспитании детей в духе христианского благочестия. – М., 1844.

  13. Творение иже во святых отца нашего Ефрема Сирина. 3-е изд. – М., 1881. Ч.1.

  14. Тихон Задонский, свт. Воспитание детей // Духовный посох: избранные места из трудов архипастыря. – М: Благовест, 2003.

  15. Феофан Затворник, свт. Основы православного воспитания. – Киев, 2002.

  16. Феофан Затворник, свт. Путь ко спасению. – М., 1899.

  17. Четвериков Сергий, прот. О трудностях религиозной жизни в детстве и юности // Сб.: Школа православного воспитания. – М., 1999.

  18. Школа православного воспитания / сост. А.Н. Стрижев. – М., 1999.



Дополнительная литература


  1. Зеньковский В., прот. Дар свободы. Этюд. // Религиозно-педагогическая библиотека. – Вып. 4. – Париж, 1933.

  2. Зеньковский В., прот. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. Главы 6,7. – М., 1993.

  3. Ильин И.А. Творческая идея нашего будущего. – Рига, 1929.

  4. Каледа Глеб, прот. Семья как школа любви // Просветитель. Вестник духовного просвещения. - №2-3. – М., 1995. – С.53-56.

  5. Лосев А.Ф. О методах религиозного воспитания // Путь православия. - №1. – М., 1993. – С.214-238.

  6. Пирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические сочинения. – М., 1985.

  7. Пирогов Н.И. Образование и воспитание // Избранные педагогические сочинения. – М., 1985.

  8. Сестра Магдалина. О религиозном воспитании детей. – М., 1993.









Тема 6.

Теория обучения (дидактика).



Ценность любого инструмента

определяется тем, чьи руки его держат.


Народная пословица



Общие задачи, принципы, закономерности и методы обучения


Дидактика (от греч. Didaktikos – поучающий и didasko – изучающий) – часть педагогики, разрабатывающая проблемы обучения и образования.

Дидактика – педагогическая теория обучения. Это такая теория, которая дает научное обоснование, содержание образования, методов и организационных форм преподавания.

Этот термин впервые ввел в науку немецкий педагог Вольфган Ратке (1571-1635) в курсе лекций «Краткий отчет из дидактики, или искусство обучения Ратихия». В том же значении «универсальное искусство обучения всех всему» употребил это понятие и великий чешский педагог Ян Амос Коменский (1592-1670) назвав свою главную книгу «Великой дидактикой». Из этого высказывания следует, что если овладеть этим искусством дидактики, то кого угодно можно научить чему угодно. Ян Амос Коменский так и считал, что нет детей не обучающихся, есть плохие педагоги, которые не умеют обучать.

Родоначальник русской педагогики К.Д.Ушинский писал: «У педагогики очень широкое основание и очень узенькая верхушка: дидактика первоначального образования может тома: дидактика чтения лекций в университете может быть выражена в двух словах: «Знай хорошо свой предмет и излагай его ясно».


Основные категории дидактики.

Как общественное явление обучение (преподавание) – особая коллективная социальная деятельность по организации усвоения молодым поколением накопленного обществом опыта, воплощенного в соответствии с социальным заказом в содержание образования. Оно направлено на управление познавательной деятельностью учащихся.

Учение – это деятельность ученика по овладению знаниями, навыками, умениями с учетом требований современной жизни.

Знания - это совокупность усвоенных учеником сведений, понятий и представлений о предметах и явлениях объективной действительности.

Умения – это достигнутые в процессе обучения возможности человека творчески применять знания и навыки.

Навыки – это усвоенные автоматизированные двигательные, сенсорные и умственные действия, выполняемые точно, легко и быстро при незначительном напряжении сознания и обеспечивающие эффективность деятельности человека.


Компоненты обучения.

Соотношение основных элементов дидактической системы (учителя, учащегося, содержания образования, форм и методов) можно изобразить следующим образом (см. рис.8).










Содержание

образования

Деятельность учителя



Дидактические средства

(методы и формы)







Деятельность учащихся


Рис. 8. Дидактическая система образования.



Таким образом, получается некий «педагогический крест», в котором есть четыре стороны. Рассмотрим более подробно основное содержание образовательной системы.

1 сторона. Кто? Учитель, вся его деятельность, личность, т.е. мы с вами. По отношению к вам эта ситуация более-менее благополучна, хотя бы в нравственном отношении. Работая в педагогических ВУЗах, институте повышения квалификации, я видел разных учителей. Учителя у нас в большинстве случаев безбожны; в лучшем случае они совестливы, нравственны, у них есть внутренняя светящаяся вера. Высшее проявление учителей – благочестие учительское.

Например, В.А. Сухомлинский. У него есть так называемая педагогика совести. Это был не воцерковленный, но очень христианский педагог. В силу того времени, когда он жил, часто писал о коммунистическом воспитании. Но если присмотреться, то он против Бога не выступал, а выступал за развитие самых тонких духовных струн души личности.

Вы люди верующие. В самые критические моменты урока будет проверяться ваша вера. Если эта вера непоколебима, она передается детям. Кроме того, учитель всегда должен быть в бодром духе, даже если у вас настроение унылое. Нужно помолиться, поднять себя и идти, потому что здесь идет духовная борьба за души, за личности. Идет борьба именно вашей души. Главный инструмент – это ваша душа, поэтому во всем педагогическом действии главный инструмент – это сам педагог.

Деятельность преподавания - кто преподаватель, что он должен знать. Он должен знать в 10 раз больше, чем рассказывает. Если вы идете преподавать ровно столько, сколько знаете, это конечно стресс для вас и учеников. Преподавать - умение донести знания. Это очень не просто. Для этого существуют законы познания, законы переноса этого познания, законы усвоения этого знания. Законы психологии, физиологии, возрастные, психологические.

Согласно этой схеме в образовательном процессе в роли педагога могут выступать:

мама;

учитель;

член семьи;

окружение;

компьютер, книги, игры;

священник;

невидимые духовные силы.

Основные задачи педагога: расположить к добродетелям, искоренить пороки.

Может ли ребенок родиться без пороков? Нет («во грехе роди мя, мати моя» (50:7)). Никто не может родиться без греха. В Японии принято не давить на ребенка до 5 лет и предоставлять ему абсолютную свободу. Куда в конечном итоге эта система движется? Какая цель стоит в основе образования, и просвещения? Японские ученые утверждают, что основное образование – это развитие талантов и способностей у детей. Куда их развивать? Что должно быть в конце? На эти вопросы никто не отвечает. А в конце должен быть образ Божий. Этого нигде не встретить, потому что цель образования постоянно сбивается на средства образования, то есть одно понятие подменяется другим. Самое важное ─ конечный результат, но получается, что мы не знаем, куда идем. А идем мы к Царствию Небесному! Что привык человек делать здесь на земле, то будет делать и после смерти. Самое главное, убедиться: правильно ли выбрана цель? Здесь сразу возникает три вопроса:

1. Хочет ли воспитуемый развиваться, имеет ли он потребность совершенствоваться?

2. Насколько педагог стоит выше ребенка, каков его личный духовный уровень? Если сам педагог – человек не православный, если его уровень духовности ниже, чем у ребенка, то чему он может научить? «Будьте как дети душою чистые» – писал Авва Дорофей.

3. Детям Господь дает знания напрямую: они видят ангелов, общаются с ними.

У нас есть житейский опыт, а не духовный. Педагоги – К.Д. Ушинский, В.А. Сухомлинский, А.С. Макаренко – писали именно о таком опыте. Педагог должен очень чутко слышать и слушать ребенка.

Можно задать детям вопросы: «Что бы вы принесли в дар Богу»? «Что бы вы попросили у Бога»? При этом ответы могут быть самые неожиданные, очень искренние и глубокие.

Феофан Затворник писал: «Если бы люди знали, что такое педагогическая деятельность, то никто бы не пошел туда, а если бы знали вознаграждение – все пожелали бы».

Какие требования предъявляются в настоящее время к православному педагогу?

- жить такой жизнью, которую он проповедует, то есть соответствовать тому, что преподает. Светский педагогический контингент ограничен видимым миром, а духовному педагогу помогают духовные силы. Феофан Затворник отмечал, что рассказать о святости, не будучи святым, очень сложно. Мы не живем такой жизнью, о которой проповедуем, поэтому всегда есть расхождение между тем, что мы вещаем и тем, что мы есть на самом деле. Совет здесь один: притворяться, побыть какое-то время порядочным человеком. Актер Жан Марэ называл это вживанием в роль. Показывается механизм, а далее все отдается на волю Божию.

Например, люди попадают в монастырь и начинают жить там монашеской жизнью. Так вот, Святые Отцы говорят, что любовь к Богу может возникнуть после пятидесяти лет «притворства».

- знать, что преподает. Познание имеет очень большую глубину, особенно знание Евангелия. Знать духовный предмет − вопрос всей жизни.

Профессиональное заболевание педагога – деградация, бездушное отношение к предмету. Благодарность преподавательской деятельности, как раз и заключается в глубоком познании предмета.

Профессиональное заболевание учителей – нервное заболевание по причине отсутствия любви к учебникам. Необходимо постоянно выверять соответствие себя и своего опыта тому, что мы преподаем. Педагогическая деятельность в своей основе – это передача опыта, традиций.

- любить своих учеников.

2 сторона. Кому? – в противоположность педагогу – учащиеся. Они представляют для нас самую большую загадку, потому что они бывают разного возраста, разных характеров, разной степени воцерковления и веры, разного социального положения, находящиеся под разным влиянием и т.д. Тот урок, который вы готовите провести, в младшем и старшем классе совсем разные уровни, совсем даже разное содержание материала, совсем разные примеры. Сам процесс будет другой, и вам совершенно по-другому придется себя вести. Нужно всегда представлять, к кому мы идем, нужно посмотреть им в глаза, посмотреть, какой у них уровень - воскресной школы или они вообще ничего не знают.

Однажды Макарий Великий отправил ученика предупредить о его приходе к Старцу. Навстречу ему попался языческий жрец, тащивший бревно для своего идола. Послушник стал издеваться над ним, и жрец стукнул его бревном. Через некоторое время навстречу жрецу идет Макарий Великий. Он остановился, поклонился жрецу и сказал: «Здравствуй, дорогой труженик!» Жрец, увидев искреннюю любовь Макария, упал в ноги ему и произнес: «Я хочу принять веру, где так любят!» С любовью найти образ Бога, который есть в каждом человеке, – задача педагога.

У детей тоже есть своя жизнь, свой мир, своя деятельность. Учебная деятельность для них обладает какими-то свойствами. Часто очень много происходит от того, что мы не задумываемся: а какие мотивы движут детьми в этом мире, какой их внутренний мир, какая иерархия ценностей, что они вообще собой представляют, что это - черный ящик, в который входит некий материал и выходят некие знания. В физике есть теория черного ящика, которая занимается только тем, что входит, и тем что выходит, а то, что внутри происходит, не обсуждается. Существует такой подход: большинство педагогических, дидактических теорий исходят из того, что те знания, которые мы должны в детей вложить, и те знания, которые в результате от детей мы должны получить. Что они внутри переживают при этом, к чему они стремятся, какое у них мировоззрение осталось или изменилось, нас уже не волнует. Мы свое дело сделали. Этот подход имеет свои плоды.

3 сторона «креста» - содержание образования. Т.е., что преподавать? Это сам материал, который надо одному передать, отдать, а другому присвоить. У материала разный объем, может быть разная структура, уровень обобщения. Здесь тоже дело обстоит достаточно благополучно. В принципе, то, что преподавать детям, вы сейчас в рамках первого курса академии все достаточно хорошо знаете. Что преподавать в семинарии – узнаете. Что не узнаете, вас заставят ученики узнать. К.Д. Ушинский говорил: «Лучший способ изучить предмет – начать его преподавать». Когда начинаешь рассказывать, сам так начинаешь проникать во все тонкости и детали, что открываются подлинные смыслы и сущности, которые при изучении его были не видны. У вас есть фундаменты, есть стены, и отделка этих стен, т.е. в какой форме подать эти знания, - это дело интуиции, дело творчества, дело личности, дело некоторого педагогического искусства, которого мы тоже можем определенным образом коснуться. Например, сейчас разрабатываются программы, учебники по православной культуре, разрабатываются основы предмета теологии, который вы уже знаете, какое-то представление имеете, и подучить вам легко. У многих студентом семинарии и академии существует иллюзия или педагогическая прелесть. Она заключается в том, что если я знаю, то, что мне там эта педагогика, я приду и детям расскажу. Такая гордыня является традиционной академической гордыней, что, если я знаю, то мне все остальное по силам. Она часто приводит к большим печальным и неожиданным неуспехам, или случайным достижениям, даже вопреки. Потому, что не учитываются все остальные факторы: методы и формы.

В образовательной системе выделяют четыре элемента: знания, умения (образовательные и деятельные), навыки и опыт (отношение к предмету) – сокращенно ЗУНО.

Сам процесс обучения включает в себя следующие составляющие:

концепция образования;

теория образования;

учебные программы;

учебные планы;

учебный материал;

изобразительный ряд.

Задача педагога состоит также в правильном отборе материала. Ведь информации очень много. Важно, чтобы само содержание материала передавало самое главное, выделяя сущность предмета; было доступно по форме, системно по изложению и соответствовало уровню получаемого образования. Есть и еще одна существенная особенность: важно сформировать у обучаемых определенное отношение к предмету – любовь к родине, природе, людям.

4 сторона «креста» - методы и формы. Она отвечает на вопрос «как?» - как эти знания передать, как эти умения сформировать, как эти отношения к детям пробудить.

Несколько лет назад в семинарии был один студент, который после каждой лекции подходил и говорил: «Когда Вы нам методы будете рассказывать?» А когда мы подошли к этой теме, рассказал методы, сделал обзор, остановился на некоторых, говорит: «Что так мало? Вы дайте нам побольше, загрузите нас методами выше крыши, а мы сами разберемся какие методы и когда употреблять».

Я в этом сомневаюсь, потому что методы – это средства, это способы, это «деньги» какие-то, как бензин, что ли, какой-то способ, который может быть совершенно различный. Или он может быть один, хороший, отработанный, он может действовать довольно универсально и надо только понять сущность этого метода, принцип его использования, какие проблемы он решает. Без этого очень легко потеряться, потому что существуют тысячи методов преподавания, тысячи технологий. В Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете на педагогическом факультете со всеми подробностями разбираются эти методы. Но там готовят профессионалов – педагогов, а вам нужно хотя бы ориентироваться в этом процессе, иметь общее, но точное, сущностное представление. Поэтому далее подробно остановимся на одном из подходов – личностно-ориентированном.

Как подобрать средства обучения, во многом зависит от того, насколько педагог ими владеет. Среди многих методов обучения существует два принципиально отличных от других методов:

1) репродуктивно-повествовательный: приходит лектор, открывает конспект и читает лекцию. При этом идет трансляция информации, согласно личному умению каждого преподавателя. Данный метод позволяет системно и кратко изложить большой объем материала.

2) проблемный (исследовательский) или диалоговый. Он опирается на познавательную активность ученика. Происходит создание проблемной ситуации, которую ученики должны в ходе обучения разрешить. Обучение осуществляется в диалоговом режиме и сопровождается ростом творческой активности обучаемых.

Существует промежуточный репродуктивно-проблемный метод: педагог формирует проблемную ситуацию и сам ее разрешает.

Например, лекции Алексея Ильича Осипова построены по принципу: вопрос – пауза – ответ.

Лучшие лекторы выбирают «царский» путь. Где присутствует сильная познавательная активность, там ее вредно будить, так как нить повествования теряется, лекции срываются. Надо соблюдать меру во всем. Кроме того, необходимо применять дифференцированные методы обучения. Надо разделять сами методы и обучаемых. Лучше – однородная аудитория. Ученики бывают слабые, средние, сильные. На кого надо ориентироваться? Необходимо разбить учащихся по группам и дать каждой группе свои дифференцированные задания, то есть применить индивидуальный подход.


История развития приемов и методов обучения. Основа современной систематизации.

Обучение является двусторонним процессом, в котором педагогу отводится не столько роль транслятора знаний, сколько руководителя, вдохновителя и организатора познавательной деятельности учащихся. Не случайно Я.А.Коменский эпиграфом к своей «Великой диалектике» взял слова «Альфой и омегой нашей дидактики да будет взыскание и открытие способа, при котором учащие меньше бы учили, а учащиеся больше бы учились».

Из Древней Греции ведет свое происхождение не только термин «педагогика», но и многие другие педагогические понятия и термины, например школа (schole),что означает досуг, гимназия - (от греч. Gumnasion–гимнасий) - общественная школа физического развития, в последствии просто средняя школа. Родоначальником педагогики Древней Греции считается Сократ, который учил своих учеников вести диалог, полемику, логически мыслить («сократовский метод» в споре находить истину).

Ученик Сократа, философ Платон, родоначальник идеалистической линии в философии, основал академию от имени греческого мифического героя Академа, в честь которого названа была местность близ Афин, где Платон основал школу. Само греческое слово «школа» означает «досуг», а значит радость, отдохновение. Познание тоже должно приносить радость, восторг, поэтому важно сделать познавательный процесс приятным и полезным во всех отношениях.

Педагогические идеи Платона реализовал и развил его ученик философ Аристотель, который создал свою школу «ликей» (лицей), так называемую перипетическую школу (от греч. «peripateo» - прохаживаюсь). Во время лекций он прогуливался в ликее со своими слушателями и в режиме диалога организовывал процесс познания.

В основу современной систематизации приёмов и методов обучения положено представление Я.А.Коменского о трёх уровнях обучения: сначала должна работать мысль, потом – память, потом - руки.



Применение


усвоение

7 8 9

понимание

4 5 6


1 2 3




На каждом уровне обучения решаются определённые дидактические задачи со своими приёмами и закономерностями их выполнения (1 - осознание, 2 - осмысление,3 - обобщение; 4 - текущее повторение, 5 – тематическое повторение, 6 - итоговое повторение; 7 - формирование и совершенствование умений, 8 - стандартное применение, 9 - творческое применение). Нарушение закономерностей приводит к снижению качества знаний.

На втором уровне для усвоения знаний в вузовском обучении акцент делается на тематическом повторении, в школьном - на текущем. Это соответствует возрастным особенностям и уровню развития обучаемых. Но когда в вузе вовсе отказываются от текущего повторения, а в школе - от тематического, то резко снижается качество знаний.

На третьем уровне применения знаний часто допускается быстрый переход к творческому применению, минуя стандартное. Но невозможно развить творческие способности, минуя стадию выработки умений и навыков, без труда, скачком.

Все девять подсистем необходимы, чтобы понять материал.

Сначала на первом уровне материал надо последовательно осознать, осмыслить и выйти на уровень обобщения. Без осознания материала нельзя перейти к выявлению взаимосвязей между его элементами. Осмысление не будет полноценным, если не будет создана возможность для обобщения.

На втором уровне должны действовать три разновидности повторения, обеспечивающие процессы памяти: запоминание, припоминание и сохранение информации. Эти подсистемы соответствуют трёхблочной структуре памяти по Аткинсу. Первоначально поступающая информация за доли секунды обрабатывается в сенсорном регистре памяти для выборки главного. В следующую структуру кратковременное хранилище переходит только та информация, которую отобрал сенсорный регистр, там она многократно прокручивается в блоке повторения для лучшего запоминания. Для этого в дидактике и было разработано текущее повторение. После текущего повторения информация переходит в долговременное хранилище, где упорядочивается, и для этого пользуются тематическим повторением. Для профилактики забывания пользуются итоговым повторением, в ходе которого информация из долговременного хранилища периодически извлекается.

На третьем уровне действует тоже три подсистемы. Сначала формируются элементарные умения, потом из них как из кирпичиков собираются составные умения и закрепляются в виде алгоритмов действий при многократном повторе. Лишь после доведения алгоритмических умений (например, таблица умножения) до автоматизма, возможно переходить к творческому применению.

Немецкий педагог И.Ф.Гербарт обосновал систему обучения, используемую в Европе до сих пор. Система строится по четырем формальным ступеням:

  1. Ступень ясности – выделение материала и углубленное его рассмотрение.

  2. Ступень ассоциации – связь нового материала с прошлыми знаниями.

  3. Ступень системы – обнаружение выводов, формулировка понятий, законов.

  4. Ступень метода – понимание теорий, применение их к новым явлениям, ситуациям.

Структуру обучения составляют по Гербарту: изложение, понимание, обобщение, применение.

В начале 20 века эта система стала подвергаться резкой критике за вербализм, книжность, интеллектуализм, оторванность от потребностей и интересов ребенка и от жизни. Система Гербарта ставила целью передачу готовых знаний, не вовлекая ребенка в умственную активность, не способствует развитию мышления, авторитарно подавляя самостоятельность ученика. Поэтому в 20 веке появляется педоцентристская дидактика американского педагога Д.Дьюи. Он предлагал строить процесс обучения, исходя исключительно из потребностей, интересов и способностей ребенка.

Целью обучения становится развитие общих и умственных способностей, разнообразных умений детей. Один из реформаторов В.Лай выделял в процессе такого активного, спонтанного естественного обучения три этапа: восприятие, переработку, выражение. «Выражению» - разнообразной спонтанной деятельности детей на основе полученных знаний, уделялось самое большое внимание. Это требовало больших затрат времени, при этом учитель превращался в консультанта, что вело к снижению уровня обучения.

И сегодня дидактика стоит перед дилеммой: либо дать систематическое, общее фундаментальное образование на высоком академическом уровне методом директивного обучения – и потерять индивидуальное развитие личности ребенка, либо дать свободную инициативу ребенку в обучении, идти только от его потребностей, используя обучение через делание, и потерять систематичность в знании учеников, снизить уровень образования в школе, что имеет место сегодня в США,

В 90-х годах 20 века в России в эпоху перестройки увлеклись педоцентристскими зарубежными технологиями обучения в ущерб отечественным традициям обучения. И сразу резко снизилось качество знаний. В 2001 году был взят курс на возрождение и развитие отечественных традиций в образовании и достижения российской системы образования были заслуженно оценены. В российской дидактике еще со времен К.Д. Ушинского обучение основывалось на совместной взаимосвязанной творческой познавательной деятельности учителя и ученика. Эту тенденцию в 20-ом веке продолжили педагоги-новаторы: В.Ф. Шаталов, Т.И. Гончарова, Ш. Амонашвили, С.И. Лысенкова, И.П. Иванов, И.П. Волков и др.


Личностно-ориентированный подход.

О нем написаны десятки монографий. Одна из них: «Образование и личность» автор В.В. Сериков169, один из лидеров этого подхода. Существует множество православных людей, даже один батюшка в Волгограде пишет богословскую диссертацию по личностно-ориентированному подходу в православном образовании. Еще могу посоветовать журнал, посвященный образованию «Русский предприниматель». Он адресован крупнейшим бизнесменам, в тоже время там мягко подается православная ориентация.

Цель личностно-ориентированного подхода – способствовать мировоззренческому самоопределению личности. Подходит вам такая цель? Очень подходит. С какой позиции? С позиции православных ценностей, православного мировоззрения.

Первая задача этого подхода: придание личностного значения изучаемому материалу. Это образование связки «содержание материала – личность детей». Как навести мосты? Какими точками, какими областями этот материал является личностно-значимым для самого ребенка, какую он для него ценность имеет, какое значение? Это не на поверхности лежит. Прежде чем переступить порог аудитории, надо подумать, какими личностными смыслами мы может увязать материал непосредственно с теми детьми, которые находятся в этой аудитории.

Вторая задача: новообразование православных смыслов жизни, существования, деятельности.

Третья задача: развенчание привлекательности ложных смыслов бытия. В среде неверующих детей главная битва у вас будет с эгоистами, потому что индивидуализм, эгоизм сейчас пронизал все клетки организма, и каждый мыслит очень автономно. Такая автономная нравственность: я так считаю – и этого достаточно. Вот такая мировоззренческая позиция – одна из фундаментальных, и с ней приходится вести главный основной труд и очень бережно, потому что в лоб ее не прошибешь.


Принципы личностно-ориентированного подхода:

  1. Контекстуальность – изучаемый материал лежит в контексте смысловой сферы личности учащихся, т.е. в сфере их потребности, к чему у них есть желание.

  2. Диалогичность – выяснение личностных ценностей учащихся, какова их иерархия. Строится диалог с этими ценностями на тему: а зачем это нужно. Есть такое педагогическое правило: прежде чем сообщить детям, вы задайте себе вопрос: а зачем вам это нужно? Например, есть у М.М.Бахтина теория диалогической личности. Которая высвечивает 3 личностных иерархии ценностей: индивидуальная иерархия ценностей («я для себя» - такой детерминизм индивидуалистический, т.е. все, что движет личностью – это то, что работает на меня самого, самозамкнутая личность); целостный внутренний смысл («я для других»); ответственность пред Богом («я для Бога»).

  3. Моделирование – проектирование ситуации нравственных коллизий, где можно реализовать нравственные ценности детей. Пример: Янушкявичене «Основы нравственности». Даны нравственные коллизии, разные подобраны рассказы, которые даются ребенку, а дальше ставится вопрос, а как бы ты поступил? Как тебе доставляет удовольствие больше, или по совести. Для того чтобы реализовать личностно-ориентированный подход, нам надо хорошо представлять личность современных детей. В этой области существует огромное количество исследований, главным образом психологов. Есть такая Вера Абрамова – психолог, изучает духовный мир современных детей. У нее две темы: святость современных детей и демонизм современных детей. Если сейчас пересказывать вам результаты (что было бы для вас очень полезно), то мы нарушим принцип личностно-ориентированного подхода - не дадим возможности вам самим сориентироваться в этой проблематике.

Поэтому составим вместе портрет современного старшего школьника или студента 1 курса примерно 16 лет.

Смысл жизни:

  • бери от жизни все. Кстати, с этим тезисом можно работать даже в православном ключе, он же не договоренный. Если все добродетельное брать, то нам подходит;

  • быть крутым, быть взрослым, утвердиться. Но быть взрослым – быть ответственным за свое поведение, действия;

  • карьера, например, хочу быть президентом, депутатом и т.д. Есть движущий мотив – быть кем-то, только нужно, чтобы он был адекватный и был не единственный;

  • устроение семейной жизни, семейное счастье. Что самое привлекательное, какой вид деятельности, какая ценность, что влечет, что движет, к чему идет внутреннее течение;

  • весело провести досуг. Кстати, отчего это стремление, какая внутренняя причина? Т.к. жизнь бессмысленна, чтобы скрасить ее, нужен впрыск адреналина, какое-то увеселение. Вся индустрия развлечений оттого и существует, что все убого;

  • заработать деньги;

  • спортивная деятельность;

  • криминальная деятельность, как легкий способ жить красивой жизнью;

  • кризисы в жизни;

  • экзамены;

  • общественное мнение (друзья одноклассники);

  • безответная молитва;

  • ощущение всеобщей несправедливости;

  • греховная стена.

Таким образом, мы должны весь этот пласт личностных смыслов хорошо понимать, для того чтобы отбирать содержание, для того чтобы отбирать методы.


Основные законы и закономерности дидактики.

Дидактика – теория и практика обучения. Одним из предметов этой теории является изучение объективно существующих законов и закономерностей. Они объективно существуют, хотим мы этого или нет, можем мы ими пользоваться или нет. Так существуют законы физики, мы можем отрицать, существование закона гравитации, мы можем попробовать и ощутить каждый раз действие этого закона.

Законы физики детерминированы, если мы спрыгнем с 10 этажа без парашюта, то всегда будем иметь один и тот же результат. А законы духовные, которые в заповедях Божиих, тоже достаточно жестко детерминированы, но носят более вероятностный, предписательный характер. К тому же результат их нарушения (или соблюдения) обычно не виден сразу же. Законы всех гуманитарных наук также носят вероятностный характер, нет какой-то магической связи: если сделал то, то получишь обязательно это. Вы знаете о теории вероятности: если вы сделали какие-то действия, то, скорее всего, получите какой-то результат.

Закон - устойчивые, существенные и постоянно повторяющиеся связи (в дидактике - между основными компонентами обучения). Это философская категория.


Законы дидактики.

  1. Закон внешней обусловленности, цели, содержания и методов обучения. Ко всем компонентам преподавания задаются требования не из самой педагогики. Цель задается всегда внешняя. Кто ее задает?

Например, реформа духовного образования.

Цели этой реформы задает священноначалие, Русская Православная Церковь. Какова должна быть личность выпускника духовной школы? Владыка Ювеналий заявил, что главной отличительной особенностью современного священника помимо всего прочего должно быть умение писать и говорить. Жизнь требует выйти из церковной ограды, и даже внутри церковной ограды нужно уметь говорить с людьми и писать.

Государство также предъявляет свои требования: заказ на умеющего добывать необходимые информации, мобильного компетентного человека. Каждая педагогика начинается с того что должно быть на выходе, какая цель. И эту цель формирует государство, церковь.

  1. Какое требование общества к уровню образования личности, такие цели и содержание обучения.

Например, чем духовнее заказ общества, тем духовнее система обучения.

  1. Взаимосвязь и взаимообусловленность деятельности педагога и деятельности учащегося. Т.е деятельность педагога и учащегося взаимообусловлены, как закон сообщающихся сосудов. Ученик не выше своего учителя, как в Евангелии. Уровень духовности как у преподавателей, так и у учеников. Сейчас вводят основы православной культуры в школе, а кто будет преподавать? Собрали этих педагогов, а они и в храм не ходили, сами люди не верующие. Может ли неверующий человек пробудить в ребёнке веру? Могут быть исключения, может быть такой одаренный ребёнок, что ему только дали какую-нибудь истину, а ребёнок открыт Богу, как к родному к нему тянется.

  2. Чем больше активности педагога, тем меньше активности учащихся. Существует большая иллюзия у педагогов: он что-то рассказывает, увлекается, все его слушают, открыв рот, и он думает, как хорошо. А на следующее воскресенье приходит, спрашивает – как будто ничего не рассказывал. Поэтому надо балансировать свою активность с активностью учащихся.

  3. Единство теории и практики обучения. Без опоры на практику теория не усваивается. И наоборот: без опоры на теорию практика не понимается глубоко. Если вы пытаетесь растолковать сами действия практически, а теоретической базы нет, то это глубоко не усваивается, будет механически запоминаться, будет как бы натаскивание на какую-то деятельность, а ситуация изменится - и он не знает, что делать.

  4. Закон единства и взаимообусловленности индивидуальной и групповой учебной деятельности. Дети все разные, и если мы будем учить только в групповой форме (только урок), то они все по-разному усваивают. Надо индивидуализировать обучение. Но если мы погонимся за каждым, будем только индивидуально давать вещи, то потеряем общее.

Внутренние закономерности обучения:

  1. Обучающая деятельность преподавателя всегда носит воспитывающий характер. А если преподаватель – учитель математики, в чём его воспитывающий характер? Здесь принимаются его качества, его отношение к делу. Воспитывающая деятельность преподавателя зависит от его духовно-нравственных качеств.

  2. Результат обучения обусловлен характером взаимодействия учителя и ученика. Чем интенсивнее сознательно-познавательная деятельность школьника или студента, тем выше качество обучения.

  3. Эффективность обучения снижается при рассогласовании целей учителя и учащихся. Как может быть рассогласование? Преподаватель развивает активность, чтобы вас научить. А у студента другая цель. Он сам себе поставил ее четко - сдать предмет. Ему нужна оценка, не знания, не овладение этой деятельностью - нужна оценка. Другой негативный пример - цель преподавателя, которую он может тщательно скрывать, это заработать деньги преподаванием. Цель учащихся - овладеть знаниями, а преподавателю это не интересно, он подрабатывает.

  4. Чем более систематическое повторение изучаемого материала, чем больше он включается в ранее пройденный. Чем больше он включается в ранее пройденный и вновь изучаемый материал (связывают эти материалы), тем выше прочность усвоения пройденного материала. Увязывать, что уже знают, с тем, что будут дальше изучать.

Например, курсы новогреческого языка у Алексея в академии. Уникальная методика. Чем она поражает: настолько все переплетено, новый материал включается в старый, разговорно и письменно. Он заставляет предложения составлять, творчески и через каждые 15-20 минут - новый вид деятельности. У него, безусловно, педагогический талант, и всякий кто приходит к нему, не зная ни одного слова по-гречески, через 3 занятия начинают говорить, начинают писать, начинают общаться. Кто действительно устремлен, через 5 занятий едут в греческое посольство общаться с послом Греции.

Это прочнейшее усвоение знаний за счет того, что он интуитивно открыл в себе этот закон дидактики, что нужно все время включать все разные и разные связи. И каждый преподаватель сам вырабатывает себе методику, надо чувствовать эту закономерность и ее использовать.

  1. Чем более целесообразно будет организована специальная, познавательная деятельность учащихся по выделению существенных признаков явлений или объектов, по установлению содержания и объема понятий, (признаки - это и есть определения содержания понятий), тем более эффектно в сознании учащихся будут сформированы понятия, навыки. Это педагогическое искусство - в объектах, явлениях выделить самые существенные признаки. Причем сами дети только направляют, вместе с ними выделяете. Методы и формы исследовательской поисковой деятельности выделения таких признаков разберем позже.

  2. Результаты обучения зависят от характера деятельности, в которую включается учащийся.


Принципы обучения.

Принципы дидактики – это основополагающие положения, которые определяют систему требований к содержанию, организации и методике обучения и отражают выявленные закономерности процесса обучения:

  1. научности обучения;

  2. связи теории с практикой;

  3. системности;

  4. сознательности и активности учащихся в обучении;

  5. индивидуальный подход к учащимся в условиях коллективной работы;

  6. наглядности обучения;

  7. доступности обучения;

  8. прочности усвоения знаний учащимися.

Принципы обучения – это, как уже отмечалось, руководящие идеи, нормативные требования к организации и проведению дидактического процесса. Они носят характер самых общих указаний, правил, норм, регулирующих процесс обучения. Принципы рождаются на основе научного анализа обучения и соотносятся с закономерностями процесса обучения, устанавливаемыми дидактикой.

Принципы зависят также от принятой дидактической концепции. В современной дидактике имеется система принципов, которую составляют как классические давно известные, так и появившиеся в ходе развития науки и практики.

В соответствии с этапами формирования и осуществления цикла педагогического управления познавательной и практической деятельностью обучаемых и учитывая нацеленность всех принципов на формирование личности, индивидуальности каждого учащегося, выделяется следующая система принципов обучения в современной общеобразовательной школе.

Принцип развивающего и воспитывающего характера обучения направлен на всестороннее развитие личности и индивидуальности учащегося.

Принцип научности содержания и методов учебного процесса отражает взаимосвязь с современным научным знанием и практикой демократического устройства общества.

Принцип систематичности и последовательности в овладении достижениями науки, культуры, опыта деятельности придает системный характер учебной деятельности, теоретическим знаниям, практическим умениям учащегося.

Принцип сознательности, творческой активности и самостоятельности учащихся при руководящей роли учителя.

Принцип наглядности, единство конкретного и абстрактного, рационального и эмоционального, репродуктивного и продуктивного как выражение комплексного подхода.

Принцип доступности обучения.

Принцип прочности результатов обучения и развития познавательных сил учащихся.

Принцип связи обучения с жизнью, с практикой строительства демократического общества.

Принцип рационального сочетания коллективных и индивидуальных форм и способов учебной работы.

Все перечисленные принципы, как это явствует из дальнейшей их характеристики, неравнозначны. В представленной системе они подчинены ведущему принципу – принципу духовно направленного на общечеловеческие ценности, воспитывающего и развивающего обучения. Ниже дается их характеристика.

Принцип духовно направленного, развивающего и воспитывающего характера обучения предполагает, что обучение направлено на цели всестороннего развития личности, на формирование не только знаний и умений, но определенных нравственных и эстетических качеств, которые служат основой выбора жизненных идеалов и социального поведения. Сущность этого принципа состоит в том, что обучение направлено не только на освоение знаний и умений. Педагог сознательно должен ставить целью развитие нравственно-эстетических качеств личности, развитие духовности и нравственности личности.

Может ли воспитывать урок математики? Да. Воспитывает строгость, сама организация процесса воспитывает, т.е. о чем принцип говорит, что обучение без воспитательных, нравственных смыслов не существует. Но бывает, что мы сознательно этой цели не ставим.

Принцип научности требует, чтобы содержание обучения знакомило учащихся с объективными научными фактами, теориями, законами, отражало бы современное состояние наук. Этот принцип воплощается в учебных программах и учебниках, в отборе изучаемого материала, а также в том, что школьников обучают элементам научного поиска, методам науки, способам научной организации учебного труда.

Принцип научности нацеливает учителя на использование в организации учебной деятельности школьников проблемных ситуаций, вовлечение их в разнообразные наблюдения изучаемых явлений и процессов, научные споры, проведение анализа результатов собственных наблюдений, поиск дополнительной научной информации для обоснования сделанных выводов, доказательства своей точки зрения.

Учебный материал должен быть связан с научными достижениями, знакомить с достоверными объективно установленными фактами, законами, но не с частными мнениями, легендами, рассказами о чудесах. Учащиеся овладевают поисковыми, исследовательскими методами, научными методами познания. Анализ результатов собственной деятельности, вовлечение учащихся в разрешение научных проблем, поиск информации для обновления сделанных выводов, научных доказательств, наблюдения, опыт, эксперимент.

Например, детям можно дать задание – посчитать, сколько раз за день они произносят слово «я». Они считали, потом приходили. Я им объяснял, что это показатель нашего эгоизма, эгоцентризма, он вылезает независимо от нас. Говорю: давайте бороться с нашим эгоизмом, давайте хотя бы попробуем прожить не без «я», но хотя бы в 2 раза меньше…

Но дело не в этом, меняется само мировоззрение, даже способ общения с людьми меняется, думаешь не о себе, а думаешь немного о другом. Такой эксперимент ни к чему не обязывает, но меняет поведение детей.

Принцип связи обучения с практикой предусматривает, чтобы процесс обучения стимулировал учеников использовать полученные знания в решении практических задач, анализировать и преобразовывать окружающую действительность, вырабатывая собственные взгляды. Для этого используется анализ примеров и ситуаций из реальной жизни, ознакомление учащихся с производством, общественными институтами, широко привлекается на уроках и внеклассных занятиях местный краеведческий материал и т.п. Одним из значимых каналов реализации принципа связи обучения с практикой, жизнью является активное подключение учащихся к общественно полезной деятельности в школе и за ее пределами.

Принцип систематичности и последовательности предполагает преподавание и усвоение знаний в определенном порядке, системе. Он требует логического построения, как содержания, так и процесса обучения, что выражается в соблюдении ряда правил.

Например, первое – изучаемый материал планируется, делится на логические разделы – темы, устанавливая порядок и методику работы с ним; второе – в каждой теме надо установить содержательные центры, выделить главные понятия, идеи, структурировать материал урока; третье – при изучении курса устанавливаются внешние и внутренние связи между теориями, законами, фактами.

Требование систематичности и последовательности в обучении нацелено на сохранение преемственности содержательной и процессуальной сторон обучения, при которой каждый урок – это логическое продолжение предыдущего, как по содержанию изучаемого учебного материала, так и по характеру, способам выполняемой учениками учебно-познавательной деятельности.

Народная мудрость говорит: «от простого – к сложному». Давайте начнем с простого и будем усложнять. Если загрузить детей сразу сложным материалом, они растеряются, и будет каша в голове. Поэтому должна быть какая-то система и логика построения содержания учебного материала (чего мы от вас и требуем в учебном плане). Архиепископ Фаддей (успенский) замечает, что следует начинать с известного уже ребенку и переходить к дальнейшему с такой последовательностью, чтобы ученик мог сам легко дойти до нового и неизвестного путем наводящих вопросов. Должна быть соблюдена постепенность и в отношении к самому предмету обучения. В истории это может быть хронологическая последовательность, в математике – последовательное развитие прежде приобретенных знаний170. Всякий материал делится на логические разделы, образовательные элементы, и устанавливается порядок их изучения. Устанавливается связь между теорией и фактами, необходимо соблюдать преемственность, каждый урок – это логическое продолжение предыдущего. К.Д.Ушинский говорил: «Только система, конечно выходящая из самой сущности предмета, дает полную власть над нашим знанием; голова, наполненная отрывочными и несвязанными знаниями, похожа на кладовую, в которой все в беспорядке, и где сам хозяин ничего найти не может». Действительно, встречаешь на экзамене студента, он все по элементам знает, а в целом у него никакой системы нет, и он запутывается на любом вопросе. С другой стороны: «Голова, где есть только система без знаний, похожа на лавку, где на всех ящиках есть надписи, а в ящиках пусто» (К.Д. Ушинский).

Принцип доступности требует учета особенностей развития учащихся, анализа материала с точки зрения их реальных возможностей и такой организации обучения, чтобы они не испытывали интеллектуальных, моральных, физических перегрузок. Еще Я.А.Коменский дал несколько правил этого принципа:

  • переходить от изучения того, что близко (например, история родного края), к тому, что далеко (всеобщая история);

  • переходить от легкого к трудному, от известного к неизвестному.

Непосильный для данного возраста и уровня подготовленности учащихся учебный материал вызывает их быстрое утомление, снижение мотивационного настроя на учение, работоспособность школьников. Но и излишнее упрощение учебного материала, системы заданий приводит к падению интереса учащихся к учению. Это экспериментально доказано и теоретически обосновано в дидактических системах В.В. Давыдова и Л.В. Занкова. В.В. Давыдов пришел к заключению, что обучение уже в начальной школе надо начинать не с простого, близкого, а с общего и главного, не с элементов, частей, а со структуры, с целого.

Л.В. Занков ввел принцип обучения на высоком уровне трудности. Но и он отвечает принципу доступности: обучать в зоне ближайшего развития, т.е. на том уровне, которого ребенок может достичь под руководством взрослого.

Следовательно, недоступность обучения, трудности, с которыми сталкивается школьник в ходе выполнения разнообразных учебных заданий, зависят в равной степени и от сложности содержания учебного материала, и от методического структурирования его, характера, структуры организуемой учителем деятельности учащихся, применяемых педагогом методов обучения.

Принцип наглядности – один из старейших и важнейших в дидактике – означает, что эффективность обучения зависит от целесообразного привлечения органов чувств к восприятию и переработке учебного материала. Это «золотое правило» дидактики сформулировал еще Я.А. Коменский. В процессе обучения детям надо дать возможность наблюдать, измерять, проводить опыты, практически работать – через это вести к знанию. Если нет возможности дать реальные предметы на всех этапах педагогического процесса, используются наглядные средства: модели, рисунки, лабораторное оборудование и пр. Виды наглядности по линии возрастания их абстрактности можно, согласно концепции Т.А.Ильиной, подразделить на:

-естественную наглядность (предметы объективной реальности);

-экспериментальную наглядность (опыты, эксперименты);

-объемную наглядность (макеты, фигуры и т. п.).

-изобразительную наглядность (картины, фотографии, рисунки);

-звуковую наглядность (магнитофон);

-символическую и графическую наглядность (карты, графики, схемы, формулы);

-внутреннюю наглядность (образы, создаваемые речью учителя).

Однако использование наглядности должно быть в той мере, в какой она способствует формированию знаний и умений, развитию мышления. Демонстрация и работа с предметами должны вести к очередной ступени развития, стимулировать переход от конкретно-образного и наглядно-действенного мышления к абстрактному, словесно-логическому.

Не только все должно быть наглядно проиллюстрировано, здесь должно быть слито единство конкретного и абстрактного в материале. Я.А. Коменский сформулировал «Золотое правило дидактики» следующим образом: эффективность обучения зависит от целесообразности привлечения органов чувств. А К.Д. Ушинский так говорил: если вы на уроке можете дать ребенку что-нибудь посмотреть, услышать, потрогать, понюхать, лизнуть, - дайте. Пусть чувства будут задействованы в этом познавательном процессе.

Софья Сергеевна Куломзина так иллюстрирует слова «Да будет свет»: детки, закройте глаза, откройте – да будет свет! И далее – рассказ.

Батюшка один привез из Мертвого моря воду и дал детям попробовать – противная вода. Он говорит – вот такой вкус греха. Батюшка, таким образом, вырабатывает рвотную реакцию на вкус греха. Но нужно подобные методы использовать осторожно, а то бывает, на всю жизнь потрясает. Но действительно, без опоры на чувства мы очень много теряем.

К.Д. Ушинский также говорил: «Учите ребенка пяти неизвестным ему словам, и будет он напрасно мучиться над ними, но свяжите эти слова с картинками, и таких 20 слов ребенок усвоит на лету».

В своем труде «Записки по дидактике» Святитель Фаддей (Успенский) рассматривал наглядность в более широком плане, чем это принято171. Она заключается, как говорил святитель, не только в показывании предметов видимой природы. Можно сделать наглядной и религиозную истину, не прибегая непременно к наблюдению над внешней природой. Дитя многое видело в Церкви и потому без труда может слушать беседу не только о предметах обыденной обстановки, но и о священных предметах. В умственной жизни ребенка, кроме внешних чувств, важное значение имеет способность воображения, благодаря которой дитя может, и не видя предмета, воображать его так же живо, как и видя действительный предмет. Учитель, который слишком часто прибегает к наглядности в смысле показывания предметов, не следует природе, а уклоняется от нее. Ученик, привыкший приобретать сведения с помощью наглядных пособий, может потерять веру или сообразительность по отношению к тому, что он не видит и не осязает, например, к истинам веры, к умственному счету и т.д. Кроме видимой наглядности, благодаря воображению, становится возможной умственная наглядность. Рассказы и описания, действующие на воображение своим представлением обстановки или хода событий, могут и должны чаще употребляться в школе. И даже отвлеченные понятия должны быть разъяснены путем приведения примеров из действительности или рассказов, т.е. через художественный образ.

Дитя переживает много чувств и желаний, оно обладает совестью, т.е. природой способностью отличать добро от зла. Поэтому для ребенка могут быть наглядными и те мысли, чувства, подобные которым он испытывал и переживал в своем опыте. «Дитя живет не только телесной жизнью. А если так, - пишет архиепископ Фаддей, - то почему для него нельзя разъяснять так же наглядно, что нехорошо поступать с людьми несправедливо, как разъяснил это пророк Нафан царю Давиду, рассказав ему всем известную причину об единственной овечке бедного, которую заколол богатый, пожалев своих, или разъяснить, что проводящих на земле дурную жизнь ожидают после смерти мучения, как это сделал, например, греческий проповедник перед святым князем Владимиром, показав ему картину Страшного суда?172»

Принцип сознательности и творческой активности учащихся в обучении – один из главных принципов современной дидактической системы, согласно которой обучение эффективно тогда, когда ученики проявляют познавательную активность, являются субъектами деятельности. Это выражается в том, что учащиеся осознают цели учения, планируют и организуют свою работу, умеют себя проверить, проявляют интерес к знаниям, ставят проблемы и умеют искать их решения. Значение этого принципа в системе принципов обучения исключительно четко и выразительно обосновал Л.В. Занков: в обучении, утверждает он, решающее значение имеет овладение теоретическими знаниями, а это значит их осмысление и усвоение на понятийном уровне, осознание прикладного значения теоретических идей; учащиеся должны осознавать технологию учения и владеть приемами учебной работы, приемами оперирования знаниями в вариативных ситуациях учебной деятельности.

Традиционная дидактика, как известно, недооценивает активность учащихся. Педоцентристская дидактика ее переоценивает. Современная система обучения опирается на активность учащихся при руководящей роли преподавателя.

Активности и сознательности в учении можно добиться, если:

- опираться на интересы учащихся и одновременно формировать мотивы учения, среди которых на первом месте – познавательные интересы, профессиональные склонности;

- включать учеников в решение проблемных ситуаций, в проблемное обучение, в процесс поиска и решения научных и практических проблем;

- использовать такие методы обучения, как дидактические игры, дискуссии;

- стимулировать коллективные формы работы, взаимодействие учеников в учении.

Реализация рассматриваемого принципа способствует не только формированию знаний и развитию детей, но и их социальному росту, воспитанию.

Сознательность учащихся проявляется, когда ученики осознают цель обучения (смысл обучения), когда сами могут планировать и организовывать свою учебную деятельность. Умеют осмыслить понятия, умеют применить их. Что необходимо педагогу? Чтобы реализовать этот принцип, нужно опираться на имеющиеся интересы учащихся и развивать их познавательные потребности. Уже то, что у них есть, на это надо опираться, как на данность.

Например, прп. Иоанн Лествичник говорил даже такие парадоксальные слова, что нужно опираться на тот мотор, что есть в детях, и не смущаться. Если двигателем ребенка является тщеславие, то нужно опираться на тщеславие. Понимать, что не всю жизнь опираться, а постепенно к противоположному, к смирению двигаться, к добродетели, но опираться на то, что уже есть.

Есть познавательный интерес к половым вопросам, к вопросам политики, криминальным – гремучая смесь, но тем не менее – это двигатель. Умело коснуться этого, не влезать, не погрязнуть, не утопнуть в этих страстях, а как бы, используя этот механизм, все-таки с ними разбирать: что же такое настоящее мужество, а что такое настоящая государственность, все время двигаться. И как принцип должны его помнить, не бороться с тем, что сейчас есть, а опираться на их активность.

Принцип прочности требует, чтобы знания прочно закреплялись в памяти учеников, стали бы частью их сознания, основой привычек и поведения. Психология учит, что запоминание и воспроизведение зависят не только от материала, но и от отношения к нему. Поэтому для прочного усвоения требуется сформировать позитивное отношение, интерес к изучаемому материалу.

Есть и другие правила этого принципа, а именно:

прочное усвоение происходит, если ученик проявляет интеллектуальную, познавательную активность;

для прочного усвоения надо правильно организовать количество и периодичность упражнений и повторения материала, учесть индивидуальные различия;

прочность знаний обеспечивается, когда материал структурируется, выделяется главное, обозначаются логические связи;

прочность знаний обеспечивается систематическим контролем над результатом обучения, проверкой и оценкой.

Принцип рационального сочетания коллективных и индивидуальных форм и способов учебной работы. Это означает, что учитель может и должен использовать самые разнообразные формы организации обучения: урок, экскурсии, практикумы, а также различные способы взаимодействия учащихся в учебном процессе: индивидуальную работу, работу в постоянных и сменных парах, в малых и больших группах. Кроме того, обучение можно осуществлять в разнообразных видах деятельности детей вне урока: в походах, поездках, кружках, клубах и различных объединениях по интересам и других.


Как видно, принципы современной дидактики образуют систему, целостное единство, скреплённое их тесной взаимосвязью. Реализация одного принципа связана с реализацией других: активность и система с прочностью, доступность с научностью и т.д.

Все вместе они отражают основные особенности процесса обучения, как его понимает современная дидактика. Они дают учителю совокупность указаний к организации учебного процесса от целеполагания до анализа результатов.

Все рассмотренные принципы нацелены на осуществление первого, ведущего принципа воспитывающего и развивающего обучения. Именно эта направленность всей системы на решение задач воспитания и выступает первым интегративным свойством системы. Другим ее свойством является направленность на достижение гармоничности педагогических влияний.


Обобщая все вышеизложенное, можно сделать следующие выводы и рекомендации для преподавателя:

  1. Учителю надо ориентироваться не на отдельные принципы обучения, а на их систему, обеспечивая научно обоснованный выбор целей, отбор содержания, методов и средств организации деятельности учащихся, создания благоприятных условий и анализ учебного процесса.

  2. Учителю целесообразно рассматривать каждый принцип и их систему как рекомендации о воплощении в жизнь системы основных законов и стратегических идей, составляющих ядро современной концепции школьного образования (всестороннее гармоничное развитие личности, индивидуальности школьника, деятельный и личностный подходы, единство обучения и воспитания, оптимизация учебного процесса).

  3. Учитель должен видеть противоположные стороны, сопряжённые взаимодействующие элементы педагогического процесса (овладение знаниями и развитиями, элементаризм и системность в знаниях, соотношение абстрактного и конкретного и т.д.) и умело регулировать их взаимодействие, опираясь на законы и принципы обучения и добиваясь гармоничного педагогического процесса.


Понятие и сущность метода обучения.

hello_html_3febe8eb.jpg

История развития и становления методов обучения весьма своеобразна. Ученые-педагоги, наблюдая за процессом обучения в школе, обратили внимания на огромное разнообразие видов деятельности учителей и учащихся на уроке. Эти виды деятельности они и стали называть методами обучения.

Например, учитель объясняет новый материал – он использует метод объяснения; учащиеся самостоятельно изучают материал – это метод самостоятельной работы; ученик выполняет практическое задание – метод практической работы; учитель инструктирует учащихся о том, как надо выполнять то или иное задание – метод инструктажа; учитель использует на уроке наглядный материал – метод иллюстрации и т.д., и т.п.

Такой подход послужил поводом разным авторам выделять разное количество методов обучения, давать им крайне разнообразное наименование.

Так, Е.П. Перовский, Н.М. Верзилин, Е.Я. Голант выделяли:

- словесные;

- наглядные;

- практические методы обучения.

М.А. Данилов, Б.П. Есипов подразделяли методы обучения на:

- методы приобретения знаний, формирование умений и навыков;

- методы применения, закрепления и проверки знаний, умений и навыков.

Е.Я. Голант предлагал выделять две группы методов:

- активные методы обучения;

- пассивные методы обучения, хотя по характеру познавательной деятельности обе группы могут осуществляться по-разному.

Метод обучения – категория историческая. С изменением мировоззрения меняются и общие цели обучения, меняются и методы. Так, в древние времена преобладали методы обучения, основывавшиеся на подражании. Наблюдая и повторяя за взрослыми определенные действия, например, трудовые, ученики овладевали ими в ходе непосредственного участия в жизни социальной группы, членами которой они являлись. С момента организации школ появились словесные методы обучения. Основным способом преподавания была передача учителем готовой информации с помощью письменного, устного, а позднее и печатного слова с последующим усвоением его учащимися. Слово становится главным носителем информации, а обучение по книгам – одной из главных задач образования.

В эпоху великих открытий и изобретений словесные методы постепенно утрачивают свое значение единственного способа передачи знаний учащимся. Развитие получают методы наглядного обучения, методы, помогающие применять знания учащимся. Развитие получают методы наглядного обучения, методы, помогающие применять знания на практике.

Все сказанное позволяет утверждать, что:

  1. Независимо от роли, которую в разные периоды развития образования отводили тем или иным методам обучения, ни один из них, будучи использован исключительно сам по себе, не обеспечивает нужных результатов.

  2. Так как ни один из методов не является универсальным, хороших результатов в дидактической работе можно достигнуть только при использовании многих методов. Но для того, чтобы учитель мог воспользоваться многообразием методов обучения, которые описаны в педагогической литературе и в значительной мере опробованы в практике, необходимо их упорядочить, привести определенную систему. Именно это обострило поиски в педагогической науке оснований для классификации методов обучения.

Термин «метод» происходит от греческого слова «methodos», что означает путь, способ продвижения к истине, к ожидаемому результату. В педагогической практике под методом по традиции принято понимать упорядоченный способ деятельности по достижению учебно-воспитательных целей. При этом отмечают, что способы учебной деятельности учителя (преподавание) и способы учебной деятельности учащихся (учение) тесно связаны между собой и находятся во взаимодействии.

Метод обучения характеризуется тремя признаками. Он обозначает цель обучения, способ усвоения и характер взаимодействия субъектов обучения. Следовательно, понятие метода обучения отражает:

  1. способы обучающей работы учителя и способы учебной работы учащихся в их взаимосвязи;

  2. специфику их работы по достижению различных целей обучения.

Таким образом, считается, что методы обучения – это способы совместной деятельности учителя и учащихся, направленные на решение задач обучения, т.е. дидактических задач.

Архиепископ Фаддей, рассуждая о значении метода173, анализировал две крайние точки зрения. Например, педагоги, которые познакомились с учительским делом главным образом на практике, бывают нередко склонны не придавать никакого значения методу, говоря, что у каждого учителя он свой, а потому нечего и писать о разных методах и правилах обучения. Другие педагоги, особенно немецкие, придавали методу значение столь важное, что считали безразличным, чему учить, - только бы учить по определенным правилам. В том и другом мнении можно найти крайности и преувеличения. Педагоги-практики, отвергающие значение всякого метода, но следующие при обучении определенному плану, порядку, употребляющие более или менее определенные приемы обучения, уже не обходятся без метода. Значение метода вообще состоит в том, что он может предохранить от ошибок в преподавании, зависящих от беспорядочности и спутанности, сообщить преподаванию учителя большую сознательность и облегчить во многом его деятельность. Те учителя, которые думают обойтись одним своим опытом, с большим трудом приходят к тому же, что благодаря методу делается гораздо проще. Искусство, или метод, ставит человека на прямой путь, но и преувеличивать его значение не следует. Если им строго руководствоваться во всем, можно стеснить свободу развития умственных сил ученика. Главная задача – чтобы ученик понял объяснение, а благодаря какому методу это случилось, следует считать делом второстепенным. Каждый учитель, использующий более или менее определенный метод, в тех случаях, когда того требует успех обучения, может отступать от него или прибегать при необходимости к другим приемам. Кроме того, любовь учителя к детям более всего способна сделать его наблюдательным, замечать степень и способы детского понимания, действовать всегда применительно к ним, а этого сам по себе не дает никакой метод.

Методы реализуются в педагогической действительности в различных формах: в конкретных действиях, приемах, организационных формах и т.п. При этом методы и приемы жестко не привязаны друг к другу. Например, в таких приемах, как беседа или работа с книгой, могут найти воплощение разные методы обучения.

Беседа может быть эвристической и проводить в жизнь частично-поисковый метод, а может носить репродуктивный характер, реализовать соответствующий метод и быть нацеленной на запоминание и закрепление. То же можно сказать и о работе с книгой, и об экскурсии, и т.д. Необходимо оговорить, что по логике, заложенной в разных классификациях методов (о них речь пойдет дальше), одни и те же виды деятельности могут быть отнесены к разным дидактическим категориям. Например, те же беседа или работа с книгой могут быть отнесены по одной классификации к приемам, по другой – к методам. При этом число приемов обучения может бесконечно увеличиваться в зависимости от содержания учебного материала, новых целей и, конечно, от творчества учителя, его педагогического мастерства и тем самым придавать индивидуальность манере его педагогической деятельности.


Многообразие сочетания приемов составляют методики преподавания.

В реальной педагогической деятельности методы обучения, так же как и приемы, осуществляются различными средствами обучения, к которым относятся как материальные, так и идеальные объекты, помещаемые между учителем и учащимся и используемые для эффективной организации учебной деятельности школьников. Этими средствами являются различные виды деятельности (учебная, игровая, трудовая), предметы произведений материальной и духовной культуры, слово, речь и др.

Каждый отдельно взятый метод обучения, о чем свидетельствуют результаты фундаментальных исследований И.Я. Легнера в этой области, имеет определенную логическую структуру – индуктивную, дедуктивную или индуктивно-дедуктивную. Логическая структура метода обучения зависит от построения содержания учебного материала и учебной деятельности учащихся.


Классификация методов обучения.

Одной из острых проблем современной дидактики является проблема классификации методов обучения. В настоящее время нет единой точки зрения по этому вопросу. В связи с тем, что разные авторы в основу подразделения методов обучения на группы и подгруппы кладут разные признаки, существует ряд классификаций.

Наиболее ранней классификацией является деление методов обучения на:

- методы работы учителя (рассказ, объяснение, беседа);

- методы работы учащихся (упражнения, самостоятельная работа).

Распространенной является классификация методов обучения по источнику получения знаний. В соответствии с таким подходом выделяют:

а) словесные методы (источником знания является устное или печатное слово);

б) наглядные методы (источником знаний являются наблюдаемые предметы, явления наглядные пособия);

в) практические методы (учащиеся получают знания и вырабатывают умения, выполняя практические действия).

Словесные методы занимают ведущее место в системе методов обучения. Были периоды, когда они являлись почти единственным способом передачи знаний. Прогрессивные педагоги – Я.А. Коменский, К.Д. Ушинский и др. – выступали против абсолютизации их значения, доказывали необходимость дополнения их наглядными и практическими методами. В настоящее время нередко называют их устаревшими, «неактивными». К оценке этой группы методов надо подходить объективно. Словесные методы позволяют в кратчайший срок передать большую по объему информацию, поставить перед обучаемыми проблемы и указать пути их решения. С помощью слова учитель может вызвать в сознании детей яркие картины прошлого, настоящего и будущего человечества. Слово активизирует воображение, память, чувства учащихся.

Словесные методы подразделяются на следующие виды: рассказ, объяснение, беседа, учебная дискуссия, лекция, работа с книгой.

Эффективность данных методов зависит, прежде всего, от умения педагога рассказывать, а также от того, насколько слова и выражения, используемые им, понятны ученикам и соответствуют их уровню развития. Поэтому содержание рассказа должно опираться на имеющийся у детей опыт, одновременно расширяя его и обогащая новыми элементами. Содержание рассказа должно быть продумано до мельчайших подробностей, чтобы детальное объяснение, мелкие подробности, непонятные слова не отвлекали внимания детей от сущности усваиваемого, особенно младших школьников. Готовясь к рассказу, необходимо наметить план, подобрать материал. Во время рассказа выделяется и подчеркивается главное.

Если рассказ имеет больше признаков пассивного метода, то объяснение – активный метод последовательного, логического, четкого, доступного детям изложения сложных вопросов. Объяснение, как правило, сопровождается участием детей, их собственными наблюдениями, демонстрацией опытов и образцов действий, сочетается с иллюстрацией.

Беседа – это метод, при котором учитель, опираясь на знания и практический опыт своих учеников, подводит их с помощью вопросов к пониманию нового материала, уточняет, углубляет и развивает их знания и представления. Ею мастерски пользовался еще Сократ. Это активный, побуждающий метод. С помощью целенаправленных и умело поставленных вопросов учитель побуждает учеников вспоминать уже известные им знания, обобщая и развивая их, незаметно достигая усвоения новых знаний путем самостоятельных размышлений, выводов и обобщений. Она требует времени, напряжения сил, соответствующих условий, а также высокого уровня педагогического мастерства. Велика воспитательная роль беседы.

Работа с книгой – один из важнейших методов обучения. Главное достоинство данного метода – возможность для ученика многократно читать учебный материал в доступном для него темпе и в удобное время. Учебные книг успешно выполняют все функции: обучающую, развивающую, воспитывающую, побуждающую, контрольно-коррекционную. Целью самостоятельной работы с книгой может быть ознакомление с учебным материалом, его беглый просмотр, чтение отдельных частей, поиск ответов на определенные вопросы, обстоятельное изучение материала, заучивание материала на память. То, что ученик прослушал и даже понял, он вскоре забудет, а то, что прочитал и осмыслил, - будет знать.

Наглядные методы. Под наглядными методами обучения понимаются такие методы, при которых усвоение учебного материала находится в существенной зависимости от применяемых в процессе обучения наглядного пособия и технических средств. Наглядные методы используются во взаимосвязи со словесными и практическими методами обучения и предназначаются для наглядно-чувственного ознакомления учащихся с явлениями, процессами, объекта в их натуральном виде или в символьном изображении с помощью всевозможных рисунков, репродукций, схем и т.п. В современной школе широко используются с этой целью экранные технические средства.

Наглядные методы обучения условно можно подразделить на две большие группы: метод иллюстраций и метод демонстраций.

Метод иллюстраций предполагает показ ученикам иллюстративных пособий, плакатов, таблиц, картин, карт, зарисовок на доске, плоских моделей и пр. Избирая наглядное пособие и форму иллюстрирования, учитель продумывает их дидактическое назначение, место и роль в познавательном процессе. Перед ним стоит также проблема определения оптимального объема иллюстративного материала. Опыт показывает, что большое число иллюстраций отвлекает учеников от выяснения сущности изучаемых явлений. Иллюстрации готовят заранее, но показывают только в тот момент, когда они оказываются необходимыми по ходу обучения.

С этой же целью используются и экранные технические средства, например, диафильмы (показ храмов, икон и.т.п.). Работа с ними на уроке состоит из следующих этапов:

1) объяснение цели просмотра диафильма;

2) демонстрация фильма с объяснением каждого кадра;

3) итоговая беседа по просмотренному диафильму;

4) обобщение материала;

5) формулировка выводов.

Метод демонстраций обычно связан с демонстрацией приборов, опытов, технических установок, кинофильмов, диафильмов и др. Метод служит преимущественно для раскрытия динамики изучаемых явлений, но широко используется и для ознакомления с внешним видом предмета (например, макет храма), его внутренним устройством или местоположением в ряду однородных предметов.

В современных условиях особое внимание уделяется применению такого средства наглядности, каким является компьютер. При использовании наглядных методов обучения необходимо соблюдать ряд условий:

а) применяемая наглядность должна соответствовать возрасту учащихся;

б) наглядность должна использоваться в меру и показывать ее следует постепенно и только в соответствующий момент урока;

в) наблюдение должно быть организовано таким образом, чтобы все учащиеся могли хорошо видеть демонстрируемый предмет;

г) необходимо четко выделять главное, существенное при показе иллюстраций;

д) детально продумывать пояснения, даваемые в ходе демонстрации явлений;

е) демонстрируемая наглядность должна быть точно согласована с содержанием материала;

ж) привлекать самих учеников к нахождению желаемой информации в наглядном пособии или демонстрационном устройстве.

Практические методы. Практические методы обучения основаны на практической деятельности учащихся. Этими методами формируют практические умения и навыки. К практическим методам относятся упражнения (устные, письменные, графические и учебно-трудовые) лабораторные и практические работы, познавательные игры.


Классификация методов обучения М.Н. Скаткина - И.Я. Лернера.

Авторы предлагают делить методы обучения в зависимости от характера познавательной деятельности учащихся по усвоению изучаемого материала на:

- объяснительно-иллюстративные (репродуктивные);

- проблемные;

- частично-поисковые (эвристические);

- исследовательские.

Суть объяснительно-иллюстративного метода обучения состоит в том, что учитель сообщает готовую информацию разными средствами, а учащиеся ее воспринимают, осознают и фиксируют в памяти. Объяснительно-иллюстративный метод – один из наиболее экономных способов передачи информации. Однако при использовании этого метода обучения не формируются умения и навыки пользоваться полученными знаниями.

Ему соответствует репродуктивный метод обучения, который состоит в том, что учитель организует формирование умений на основе знания, а ученик воспроизводит, повторяет, отрабатывает умения.

Суть проблемного метода изложения заключается в том, что учитель ставит перед учащимися проблему и сам показывает путь ее решения, вскрывая возникающие противоречия. Назначение этого метода состоит в том, чтобы показать образцы научного познания, научного решения проблем. Учащиеся при этом следят за логикой решения проблемы, получая эталон научного мышления и познания, образец культуры развертывания познавательных действий.

В целях постепенного приближения учащихся к самостоятельному решению познавательных проблем используется частично-поисковый или эвристический метод обучения. Суть его состоит в том, что учитель расчленяет проблемную задачу на подпроблемы, а учащиеся осуществляют отдельные шаги поиска ее решения. Каждый шаг предполагает творческую деятельность, но целостное решение проблемы пока отсутствует.

Этой цели служит исследовательский метод обучения. Он призван обеспечить творческое применение знаний. Учащиеся овладевают методами научного познания, формируется опыт исследовательской деятельности.

В обобщенном виде содержание деятельности учителя и учащихся при использовании различных методов обучения, классифицируемых по уровням познавательной деятельности, можно представить в следующей таблице:


Краткое содержание метода

Деятельность обучающего (преподаватель теоретического обучения)

Деятельность обучаемого (слушателя)

  1. Объяснительно-иллюстративный метод (информационно-рецептивный). Основное назначение метода – организация усвоения информации обучаемыми путем сообщения им учебного материала и обеспечение его успешного восприятия. Объяснительно-иллюстративный метод – один из наиболее экономных способов передачи обучаемым обобщенного и систематизированного опыта человечества.

  1. Сообщение учебной информации с использованием различных дидактических средств: слова, различных пособий, в том числе кино- и диафильмов т д. Обучающий широко использует беседу, демонстрацию опытов и т.д.

  1. Деятельность обучаемых заключается в восприятии, осмыслении и запоминании сообщаемой информации.

  1. Репродуктивный метод. Основное назначение метода – формирование навыков и умений использования и применения полученных знаний.

  1. Разработка и применение различных упражнений и задач, использование различных инструкций (алгоритмов) и программированного обучения.

  1. Деятельность обучаемых заключается в овладении приемами выполнения отдельных упражнений в решении различных видов задач, овладении алгоритмом практических действий.

  1. Проблемный метод (проблемное изложение). Основное назначение метода – раскрытие в изучаемом учебном материале различных проблем и показ способов их решения.

  1. Выявление и классификация проблем, которые можно ставить перед обучаемым, формулировка гипотез и показ способов их проверки. Постановка проблем

  1. Деятельность обучаемых заключается не только в восприятии, осмыслении и запоминании готовых научных выводов, но и в прослеживании за логикой доказательств, за движением мыслей обучающего (проблема, гипотеза, доказательство достоверности или ложности выдвинутых предположений и т.д.)

  1. Частично-поисковый метод или эвристический метод. Основное назначение метода – постепенная подготовка обучаемых к самостоятельной постановке и решению проблем.

  1. Подведение обучаемых к постановке проблемы, показ им, как необходимо находить доказательства, делать выводы из приведенных фактов, построить план проверки фактов и т.д. Обучающий широко применяет эвристическую беседу, в процессе которой ставит систему взаимосвязанных вопросов, каждый из которых является шагом к решению проблемы.

  1. Деятельность обучаемого заключается в активном участии в эвристических беседах, в овладении приемами анализа учебного материала с целью постановки проблемы и нахождения путей ее решения и т.д.

  1. Исследовательский метод. Основное содержание метода – обеспечить овладение обучаемыми методами научного познания, развить и сформировать у них черты творческой деятельности, обеспечить условия успешного формирования мотивов творческой деятельности, способствовать формированию осознанных, оперативно и гибко используемых знаний. Сущность метода– обеспечение организаций поисковой творческой деятельности обучаемых по решению новых для них проблем.

  1. Предъявление обучаемым новых для них проблем, разработка и постановка исследовательских заданий и т.д.

  1. Деятельность обучаемых заключается в освоении ими приемов самостоятельной постановки проблем, нахождения способов их решения и т.д.


Таким образом, согласно этой классификации методы обучения отличаются друг от друга характером познавательной деятельности, осуществляемой учащимися при усвоении различных видов содержания материала и характером деятельности учителя, организующего эту разнообразную деятельность учеников.


Формы организации обучения в современной школе.

Форма обучения – конструкция отрезков, циклов процесса обучения, реализующихся в сочетании управляющей деятельности учителя и управляемой учебной деятельности учащихся по усвоению определенного содержания учебного материала и освоению способов деятельности.

Представляя собой наружный вид, внешнее очертание отрезков – циклов обучения, форма отражает систему их устойчивых связей и связей компонентов внутри каждого цикла обучения и как дидактическая категория обозначает внешнюю сторону организации учебного процесса, которая связана с количеством обучаемых учащихся, временем и местом обучения, а также порядком его осуществления. Однако, будучи выражением внешней стороны организации обучения, форма учебного процесса неразделимо связана и с его внутренней, процессуально-содержательной стороной. Эта связь определяется такими факторами, как цель, методы, приемы, средства обучения, содержания и структурирования изучаемого материала.

Еще в первобытном обществе оформилась система индивидуального обучения и воспитания как передача опыта от одного человека к другому, от старших к младшим. Эта форма использовалась в античное время, в период средневековья, а в некоторых странах применялась вплоть до начала XVIII столетия. Суть ее заключалась в том, что учащиеся индивидуально занимались в доме учителя или ученика. Помощь учителя выступала либо непосредственно, либо косвенно, когда ученик самостоятельно изучал материал учебника. В разные исторические периоды развития цивилизации индивидуальная форма обучения доминировала в практике семейного воспитания состоятельных слоев общества.

Начиная с XVI века значение индивидуальной формы обучения неуклонно снижается и она постепенно уступает место индивидуально-групповой форме организации учебного процесса. При индивидуально-групповом обучении учитель занимался с целой группой детей, однако учебная работа по-прежнему носила индивидуальный характер. Учитель обучал 10-15 детей разного возраста, уровень подготовки которых был различным. Он поочередно спрашивал у каждого ученика пройденный материал, давал индивидуальные задания. Остальные ученики в это время занимались своим делом. Это позволяло учащимся приходить в школу в разное время года и любое время дня. Крайне редко учитель собирал всех учеников своей группы для коллективных бесед.

Как индивидуальная, так индивидуально-групповая форма организации обучения уже в конце XVI – начале XVII веков не удовлетворяла потребности общества в образовании подрастающих поколений. Более совершенное организационное оформление учебного процесса нашло свое отражение в концепции классно-урочной системы обучения, научно обоснованной в XVII веке Я.А. Коменским. Впервые она была применена в братских школах Украины и Белоруссии в XVI в. После Коменского его классическое учение развивалось К.Д. Ушинским, Ф.А. Дистервегом и другими педагогами. В настоящее время эта система обучения является преобладающей в школах мира, хотя предпринимались неоднократные попытки ее модернизировать.

Урок – основная форма организации обучения в современной школе.

Урок – это коллективная форма обучения, которая характеризуется постоянным составом учащихся, устойчивыми временными рамками, заранее составленным расписанием и организацией работы над одним и тем же материалом.

В современной отечественной школе урок остается основной формой организации обучения.

Имеется наиболее употребительная общепринятая классификация уроков по дидактической цели (Б.П. Есипов):

- уроки смешанные, или комбинированные;

- уроки усвоения новых знаний учащимися;

- уроки закрепления изучаемого материала;

- уроки повторения;

- уроки систематизации и обобщения нового материала;

- уроки проверки и оценки знаний, умений и навыков.


Структура урока – совокупность его элементов, частей, обеспечивающих целостность урока и достижение дидактических целей. Структура определяется также целью, содержанием, методами и средствами обучения, уровнем подготовки учащихся. Типичная структура комбинированного урока включает:

1) организационный момент;

2) проверку домашнего задания;

3) опрос учащихся по пройденному материалу;

4) изучение нового материала;

5) закрепление его;

6) итог урока;

7) задание на дом.

В проведении урока важен вопрос об организации учебной деятельности детей. Выделяют три ее формы – фронтальную, индивидуальную, групповую.

В теории и практике урока важное место занимают вопросы подготовки учителя к уроку, планирование и анализ урока. В решении этих вопросов учитель опирается на знание процесса обучения и его закономерностей, предметную методику, педагогическую психологию.


Назначение основных частей урока.

Урок состоит из следующих частей:

1 часть – организационный момент. Он должен организовать всех на работу. В каком виде он может быть: молитва или приветствие, или какая-то четкая команда учителя (например, «сели все ровно, положили ручки»), т.е. когда видишь, что ученики не настроены, значит надо их настроить. Или есть печальные дети, то может быть, немного поднять им настроение. Или, наоборот, если они возбужденные, то нужно сделать так, чтобы они успокоились.

Я из своего опыта могу привести такой пример организационного момента. У меня был класс (5-6 класс) дети очень моторные, они все время двигаются, и у них еще пред моим уроком была физкультура. После физкультуры они остановиться не могут. Они прибегают, и что только с ними не делаешь, они все в движении, никак не могут успокоиться. Чисто эмпирически (где-то в книжке вычитал) попробовал очень простой момент. Класс в возбужденном состоянии надо успокоить. Как это можно сделать? Каким способом? Какие будут предложения? У вас тоже такое может быть. Вот вы пришли, они все на головах ходят. Хоть кричите, хоть не кричите, они чисто физически не могут остановиться – Молитва. Но молитва, это если они могут молиться, а если это в светской школе? Есть очень простой способ. Я его множество раз испытал, он очень хорошо действует. Говоришь им: «Откройте тетради и возьмите ручки». При этом надо смотреть, чтобы все взяли ручки. Пишем: «Сегодня 3 октября. Классная работа. Тема: «Законы дидактики». Смотришь, не все успокоились, дальше начинаешь диктовать. Все равно, что диктовать, лишь бы они сидели и писали. Как они успокоились – все: ручки положили, дальше начинаешь урок, начинаешь беседу, т.е. бывает даже надо перестроиться.

Не обязательно такая догма должна быть. Надо смотреть, в каком эмоциональном состоянии находится класс. Вот для этого нужен организационный момент. Это дело творческое. Вы тоже так смотрите внимательно. Пришли, посмотрели в глаза детишкам, в каком они состоянии, и дальше начинаете урок. Это живой процесс, а то, как у меня написано: «Здравствуйте, дети!», а дальше может не пойти.

2 часть урока, очень важная. Ведение урока, или опрос. В чем сущность опроса, зачем он нужен, можно ли без него обойтись? Какую он психологическую, дидактическую функцию выполняет? Что мы делаем на опросе? Психика человека, а тем более ребенка такая: он не может сразу начать мыслить. Это как поезд, он идет в каком-то направлении, и у него есть инерция. Так же и у нас есть инерция мышления. Мы должны ввести их в тему какими-то наводящими вопросами. Какими? Первый вопрос должен быть вообще всем понятный. Следующий – посложнее. Потом надо поставить их в тупик. Это называется созданием проблемной ситуации, когда мы задаем такой вопрос, что никто не знает, как на него ответить. Причем, это тоже большое искусство и большое творчество. И вот, бывает, вы приготовили вопросы. В этом классе они у вас прошли, все очень хорошо. В следующий класс приходите – они не идут. Здесь этот вопрос стопроцентно у всех вызывал проблемную ситуацию, все чесали в затылке и думали, как ответить на него. А в другой класс пришли, этот вопрос задаете, он у них не вызывает никакой проблемной ситуации. Он для них либо не интересен, либо они на него уже знают ответ, либо, наоборот, он для них настолько далекий, что не могут даже к нему приблизиться. Это тоже вам надо понимать, что это не догма, все время надо смотреть на реакцию детей и варьировать эти вопросы. Т.е. в конечном результате они должны вызывать познавательный интерес, вызывать поисковый рефлекс, потребность найти истину. Формулировать вопросы очень не просто. Это большое искусство. Надо сказать, что педагоги этому учатся годами. И идти на урок, не сформулировав вопросы – это очень опасно. Вы на уроке вряд ли сможете придумать. Могу вам сказать честно, что самое трудное, когда я провожу уроки с детьми – придумать эти вопросы, потому что они должны быть на языке. Для того чтобы их придумать, опытные учителя представляют глаза этих детей. Т. е. когда ты этих детей знаешь, представляешь их, начинаешь задавать им эти вопросы.

Как вы предполагаете, сколько времени может быть опрос? 5 – 7 минут, максимум 10. Смотрите по часам, прямо положите их, все время поглядывайте, прорепетируйте. Обычно, с самого первого раза очень трудно, время не чувствуется. Очень многие промахиваются. Можешь использовать на опрос 20 минут, а когда тему излагать? Тем более дети могут вам дать ответные вопросы, на которые вам нужно будет отвечать. Так что тут нужно сохранить меру.

На этом этапе урока можно проверить и домашнее задание. Оно может осуществляться как в устной форме, так и в письменной, например, у доски.

3 часть. Предположим, все очень хорошо, они уже загорелись, уже познавательный интерес возник. Дальше что? Изложение нового материала. В чем здесь самая большая трудность? Самое трудное – это подобрать примеры, которые для этих детей были бы интересны и понятны. Потому что тезисы сформулировать, дать теоретические знания – это тоже важно, но они, как правило, сформулированы в любом учебнике, в любом учебном пособии, а вы должны проиллюстрировать, под каждый тезис подобрать какой-то пример, живой и интересный для них. Как его подобрать - дело чисто творческое, здесь трудно сказать. Можно, конечно, искать подсказки в житиях святых, в каких-то жизненных ситуациях. Это большой творческий момент.

4 часть урока. Как в фотолаборатории, нужно вначале проявить, потом закрепить, иначе изображение сотрется. Так и здесь. Четкий дидактический закон: если вы рассказали, и у вас возникло впечатление, что дети хорошо все поняли – это большая иллюзия. Вы придете на следующий урок и очень удивитесь: все, что вы рассказывали, вообще никто ничего не может сказать. Или какие-нибудь один-два сильных ученика с трудом вспоминают, остальные – нет, как будто вообще не было и речи. И даже может быть таким образом: вы скажите: «Я же вам рассказывал». Они скажут: «Нет, мы такого не слышали». Вполне возможно. И они искренни будут, у них действительно это не отложилось. Почему? А вы не дали закрепления. Хорошо, если они что-то записали. Как закрепить материал, каким способом? Вы должны подобрать задания на применение этих знаний в других условиях. Допустим, вы рассказывали историческую тему, теперь давайте порассуждаем, а как сейчас. Или наоборот, как это проявляется в каком-то другом веке. Надо изменить немного практические условия и попробовать применить. Можно сравнить или найти, что общего и чем отличаются. Т.е. задачи должны быть на осмысление, на понимание и на применение. Правильно ли они понимают? Это тоже большое искусство, вырабатывается со временем. Вы будете преподавать в семинариях, как выпускники академии. Знайте, что в этом большая беда всего богословского образования. Оно очень страдает тем, что небрежно относится к закреплению материала в голове. Так и семинарские курсы многие выстроены.

Вот у нас, например, сейчас есть богословские курсы при МДА. Туда пришли предприниматели, они уже второй год учатся, захотели получить второе высшее образование по теологии. Мы им дали в первый год большой объем знаний, 12 предметов богословских они прошли, выслушали, сдали экзамены, все такие были довольные, и они, и преподаватели, и было такое ощущение, что вот как хорошо, что систематизируются все знания. А сейчас, поскольку те знания не применялись нигде, они имеют закон стираться в памяти. Недавно мы с ними ездили по Греции, на Афон, т.е. начали эти знания применять – как будто не проходили. Такое удивление, что самые простые, элементарные вопросы очень быстро стираются. Сейчас мы, конечно, пытаемся изменить этот курс, сделать больше семинарских занятий, больше давать знаний на осмысление, на понимание, на применение, потому что без этого знания улетучиваются.

Вам здесь тоже надо стремиться закреплять свои знания, и так выстраивать свои занятия.

5 часть - итог урока. Здесь в форме нескольких обобщающих вопросов нужно подчеркнуть главную мысль урока, которую дети должны с него вынести. Т.е., это является по сути дела финальным повторением основной части нового материала, который дети должны обязательно запомнить, вычленяя его из второстепенного. «Итак, кто запомнил,…?»

6 часть всякого урока – это домашнее задание, т.е. какая-то часть, которую ученик должен изучить самостоятельно. Какой должен быть объем домашнего задания? На сколько часов работы? Конечно, надо так задавать домашнее задание, чтобы оно было на полчаса – час для среднего ученика. Потому что урок не один, их может быть и 4, и 5. Вы и сами страдаете от этого. Это по объему. А по сложности домашнее задание должно быть средней сложности. В психологии есть такие понятия (у психолога Выготского) – зона ближайшего развития и зона актуального развития, т.е. у каждого ребенка есть такая часть его деятельности, которую он может сделать самостоятельно. Это зона ближайшего развития. А зона актуального развития – это то, что он может сделать, но с помощью кого-то. Домашнее задание – это как раз зона ближайшего развития, т.е. то, что он может сделать самостоятельно. В современной образовательной практике много дают таких заданий, которые ребенок самостоятельно не может выполнить.


Как научиться правильно готовить и проводить урок.

Анализ урока.

Для того чтобы научиться правильно вести урок, необходимо для начала анализировать чужие уроки.

Есть такая схема наблюдения за уроком:

Время в минутах

Деятельность учителя

Деятельность учащегося

Примечание

9.00 – 9.10





Графу «Деятельность учителя» лучше писать в прямой речи, потому, что в нужный момент можно запнуться. У каждого есть слово-паразит, которое за урок учитель может сказать до 50 раз. Поэтому нужно следить за чистотой речи, за правильностью, за логикой, потому что слово – главный инструмент педагога. Естественно, нюансы поведения, внешний вид – все это тоже важно. Главный инструмент вообще – это сам педагог, его внешний вид, его речь, его душевный и духовный настрой. Дети – как сообщающиеся сосуды. За ними тоже интересно наблюдать. Выберите в классе 2-3 ученика, которые больше всего отвлекаются, зафиксируйте, сколько минут они были включены в ту деятельность, которую предлагал учитель. И окажется, что в классе всегда есть несколько учеников, которые отвлекаются: пишут что-то, готовятся к другому занятию, еще что-то делают. В самом занятии они участвуют 3-5 минут. Что они вынесут из этого урока, покажет самостоятельная работа.

В графе «Примечание» можно размышлять, почему в какие-то моменты дети отключаются, связано ли это с деятельностью учителя, может он что-то не то делает, не то рассказывает. Такая схема показывает, что познавательная деятельность учащихся обладает некоторыми закономерностями познания, на которые мы с вами должны опираться для того, чтобы это познание было эффективным.


План (конспект) урока.

В зависимости от обстоятельств и цели урока его можно построить по-разному. Тем не менее, при составлении плана или конспекта урока следует учитывать основные требования:

  1. Место урока в образовательной системе: дата проведения урока, предмет, класс, образовательное учреждение, номер и тип урока (ознакомление с новым материалом, закрепление изученного, применение знаний и умений, обобщение и систематизация знаний, проверка и коррекция знаний, комбинирование вышеперечисленных целей или экскурсия).

  2. Тема урока (согласуется с программой и учебником).

  3. Образовательные и воспитательные цели урока.

  4. Оборудование (перечень наглядных пособий, технических средств и литературы, дидактического материала, используемых на уроке).

  5. Структура урока, этапы, примерная продолжительность каждого этапа.

  6. Содержание урока (с выделением системы вопросов и ответов на них).


В зависимости от выбранного вами типа и строится структура урока:

а) этапы урока-экскурсии:

  • сообщение темы, цели и задач урока-экскурсии;

  • выяснение имеющихся знаний и духовного опыта детей;

  • обратить внимание на исторические особенности экскурсионных объектов, использование заложенных в них воспитательных возможностей;

  • обобщение знаний и отношений;

  • подведение итогов урока и выдача учащимся индивидуальных заданий.

б) примерная структура урока – ознакомления с новым материалом:

  • организационный момент (1-2 мин);

  • опрос и подготовка к изучению нового материала (3-6 мин);

  • ознакомление с новым материалом (2 мин);

  • первичное осмысление и применение (закрепление) изученного материала (10 мин);

  • постановка домашнего задания (2 мин);

  • подведение итогов урока (3 мин);

  • резервные задания (3-5 мин).


Для данного урока пропишем форму с выделением системы вопросов и ответов на них:





Время

Деятельность учителя

Деятельность учащихся

Примечание

I. 900 – 902

Организационный момент (молитва, постановка цели)


II. 902 – 908

Опрос (проверка домашнего задания – подготовка к изучению нового материала)



Сформулировать систему вопросов и утверждений

и предполагаемые ответы детей


III. 908 – 930

Ознакомление с новым материалом



3 – 4 тезиса, 3 – 4 примера, необходимые в порядке изложения материала

предполагаемая деятельность детей


IV. 930 – 940

Закрепление изученного материала (первичное осмысление и применение изученного материала)



3 – 4 вопроса по проверке усвоения изученного

предполагаемые ответы детей


V. 940 – 942

Постановка домашнего задания



VI. 942 – 945

Подведение итогов урока



3 – 5 мин

Резервные задания (если изложение и закрепление пройдет быстрее планируемого)

3 – 4 вопроса дополнительно



Первый вопрос дидактики: чему учить, что преподавать? На педагогической терминологии – это вопрос содержания образования, т.е. о чем рассказывать на уроке. Этот вопрос кажется простым, но на самом деле он очень сложный. Его сложность возрастает, когда у вас очень много знаний, а урок-то небольшой. На объяснение нового материала отводится 15-20 минут, рассказать вы можете 3-4 позиции. Что из этого огромного материала в эти 3 позиции включить? Это не так просто. А для учащихся 1 класса изложение нового материала, согласно особенностям внимания этого возраста, составляет вообще 2-3 минуты. А весь урок длится 35 минут. Кроме того, им необходима постоянная смена деятельности в течение всего урока: поговорили, пописали, почитали, порисовали и т.д.

Итак, попробуйте рассказать в 3-4 позициях притчу, закон или заповедь. Это на уровне одного урока, а на уровне системы уроков – уже программа. Вам дается 10 уроков, за которые вам надо рассказать всю историю Церкви, например. Начинаешь думать, что в первый урок, что во второй, что в третий. Какая-то логика начинает выстраиваться, т.е. составляется программа. Она может быть разная. По новым дисциплинам сейчас очень трудно этот вопрос разрешить, потому что, например, по техническим, математическим, естественнонаучным дисциплинам объем информации в мире каждые 3-5 лет удваивается. Гнаться за этим объемом трудно. Как с этим объемом справиться в школе, ни один министр образования не может сказать. Сейчас переходят на 12-летнее образование, а в Европе практически везде 14-летнее образование. И все мало. Даже у нас в семинарии не 4, а 5 лет уже учатся.

Таким образом, когда вы будете готовиться к уроку, составлять программу или целый курс, напишите на бумаге, какая конечная цель того, что вы хотите делать. И в зависимости от этой цели надо выстраивать содержание образования. Эта цель должна быть реальна, и задачи должны быть реальны. Например, цель – сделать обзор, т.е. с высоты птичьего полета окинуть некие исторические пространства – это одно, другая цель, если мы хотим рассмотреть фактологию всех этих исторических событий.

Второй вопрос дидактики: как учить?

Модель урока, как воронка.

hello_html_76c9e41b.gif- вопрос учащимся, который знают все;


- вопрос учащимся, который знают некоторые;


- вопрос учащимся, который знают единицы;

- а вот об этом мы сегодня поговорим;

- далее изложение нового материала, изложить 3-4 тезиса, необходимых, чтобы учащиеся могли разобраться в материале. И обязательно пример – яркий, основательный, который раскрывает суть задачи;

- закрепление, дать какие-то задачи на применение пройденного материала;

- домашнее задание.


Другие формы организации обучения.

Урок как основная форма органично дополняется другими формами организации обучения. Часть из них развивалась параллельно с уроком, т.е. в рамках классно-урочной системы (экскурсии, консультации, домашняя работа, учебные конференции, дополнительные занятия), другие заимствованы из лекционно-семинарской системы и адаптированы с учетом возраста учащихся (школьные лекции, семинары, практикумы, зачеты, экзамены).

Формы внеурочных занятий школьников имеют большое образовательное и воспитательное значение. Они разнообразны и требуют от учителя эрудиции, творческого подхода.



Итак, подводя итог всему сказанному в данном разделе, процесс обучения как целостную систему схематически можно представить следующим образом:


hello_html_m1586c114.gifhello_html_5905334d.gifhello_html_7b2dcded.gif

hello_html_592f4a5e.gifсодержание

hello_html_79b2769f.gifучебного материала


hello_html_2c3cfbf0.gifhello_html_6345b98c.gifметоды обучения

hello_html_610886fc.gifhello_html_m767b4bbf.gifhello_html_m408e67fc.gifЦель деят-сть деять-сть результат

hello_html_m8de550a.gifhello_html_6b11c135.gifhello_html_m75498e95.gifобучения препод-ля средства обучения ученика

hello_html_5837b60.gifhello_html_m42000418.gifhello_html_438e1b6b.gifhello_html_7b2dcded.gifhello_html_6fb1955b.gifhello_html_7e9b3592.gif

организационные формы

обучения

hello_html_m4d383418.gif

hello_html_51a1a247.gif


hello_html_23f96eba.gif


Рис. 9. Модель структуры учебного процесса.





Отработка методов преподавания вероучительных дисциплин с учетом возрастных духовных и психофизиологических особенностей


Духовно-нравственный и религиозно-педагогический материал, усваиваемый детьми на каждом этапе духовного созревания, очень хорошо описывает С.С. Куломзина (см. приложение к данной теме). «Использовать материал содержания православного религиозного обучения следует не в историческом или логическом разделении проходимого материала, а в таком порядке и в таком методическом изложении, чтобы этот материал являлся духовной пищей на разных ступенях духовного, душевного и умственного развития ребенка»174.

Методы подачи материала для каждого возраста.

Рассмотрим, как описывает работу с детьми разных возрастов С.С. Куломзина175.

Дошкольный возраст.

К этому возрасту дети овладевают навыками беглой речи, понимают речь других. У учителя появляется такое действенное средство, как словесное общение. Но дошкольники могут слушать не больше 5 минут, более стершие – не более 10 минут. Повествование должно постоянно сопровождаться жестами или звуками: дети могут повторять какие-то звуки, подражать движениям, показывать размер предметов, которые упоминаются педагогом, разглядывать большие и яркие картинки, прикасаться к предметам, иллюстрирующим повествование. Сюжет должен быть предельно ясным и простым, развиваться последовательно, без погружения в пространственно-временные категории. Если речь идее о прошлом, лучше всего употреблять выражения такие как «давным-давно», «вчера» или, для более старших, «когда я был маленьким». Если речь идет о расстоянии, достаточно сказать: «рядом», «неподалеку отсюда», «далеко-далеко». Детскому восприятию совершенно чужды понятия о «нации», «праведности», «справедливости», «власти», «вере» и даже «любви», хотя они могут понять, что такое «добрый», «хороший» или «злой» человек. Учитель не должен говорить о тех эмоциях, которые детям еще неизвестны. Дошкольнику совершенно недоступны такие сущностные понятия, как грех, покаяние, искупление, смерть, воскресение, жизнь после смерти, хотя он по опыту знает, что такое «быть послушным» и «получить прощение». Он может знать о смерти кого-нибудь из близких или о рождении ребенка, но вызванные этим представления весьма примитивны и поверхностны.

Дети этого возраста нуждаются в постоянном движении и не могут долго сидеть на месте. Они склонны к свободным телодвижениям, простым и не ограниченным запретами. Соответственно должна строиться и творческая работа в классе.

Ребенок готов что-нибудь смастерить. Основными мускулами он же владеет, и, хотя мелкая работа ему еще непосильна, он охотно возится с красками, кубиками, пластилином, песком. Его творческий инстинкт не отягощен самокритикой. Любая работа должна быть непродолжительной и приносить осязаемые, зримые плоды. Зачастую смысл нарисованной ребенком картинки непонятен другим, и может быть полезным предложить ему объяснить, что же он нарисовал. Дорогостоящих материалов и инструментов ему не нужно, но стоит подыскать какое-то пространство для работы и движения, даже если для этого придется по всему полу расстелить газеты.

Маленький дошкольник – крайний индивидуалист. Дети этого возраста редко сами играют вместе, исполняя две дополняющие друг друга роли. Подключение одного ребенка к игре другого обычно означает, что дети все же играют порознь, но параллельно. Это важно помнить при работе с классом.

Умение координировать свои действия и игры с действиями и играми других детей является, возможно, главным достижением дошкольного возраста. На этом этапе развиваются важные способности: умение соблюдать очередность, следовать наставлениям и простейшим правилам, считаться с другими детьми, ощущать принадлежность к группе. В детских яслях и садах незаменимыми средствами обучения становятся хороводы, простые игры с пением и разыгрыванием ролей. Совершенно не подходят соревнования, игры с более или менее сложными правилами, требующие определенных навыков, объединения по командам.

Ребенок почти не способен в этом возрасте отличить реальное от фантастического. Он часто начинает рассказывать об истинном происшествии и вдруг придумывает совершенно неправдоподобные детали. Если бы учителя приходских школ могли услышать, как дети пересказывают дома услышанное, они были бы несомненно удивлены.

Дети 5 лет вполне готовы воспринимать простое изложение библейского рассказа о сотворении мира. Ребенок может принять активное участие в этом рассказе; например, попросите его закрыть глаза, чтобы «представить» тьму, которая была до того, как Бог сотворил свет, а затем открыть, чтобы «представить» свет. Дайте им потрогать листики, цветы, семена; ребенок может изображать, как двигаются разные животные, как летают птицы.

Можно рассказать о там, как Бог заботится о нас. Таков, например, рассказ о Ноевом ковчеге, то есть о том, как Бог спас Ноя, его семью, животных, как голубь улетел и после окончания потопа вернулся с зеленой веточкой. Этот рассказ можно разыграть в лицах. Детям понятны истории о Моисее в тростнике и об Иисусе Христе, усмиряющем бурю. Так же охотно воспринимаются рассказы о чудесах, если подчеркивать не собственно чудесное (этого дети не поймут), а то, как Иисус Христос заботился о людях и помогал им. Можно рассказать об Адаме и Еве в сад, о том, как Адам давал имена животным, как Адама и Еву изгнали из сада, о том, что обещал им Бог. Только не надейтесь, что ребенок поймет сущность «падения», «греха» и «спасения». Им нравится история про Христа и детей, рассказ о Рождестве. Можно неоднократно повторять одни и те же рассказы, если дети активно участвуют в них, - ведь в любимую игру можно играть изо дня в день.

Пятилетний ребенок , живущий в православной семье и участвующий в приходской жизни, накапливает определенный запас религиозных представлений и переживаний. В нем живет представление о Боге, Который сотворил все, Который добр и могуществен. Ребенок до известной степени переносит на Бога черты родителей – власть, любовь, всемогущество. Характер родителей оказывает огромное влияние на религиозное сознание ребенка. Благодаря рассказам и картинкам у ребенка складывается определенное представление об Иисусе Христе как Личности, но он еще не знает, что Бог и Христос – это одно и то же. Он не чувствует необходимости уточнять это. Православный ребенок учится креститься и произносить слова: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа», но эти слова обычно не связаны в его сознании с рассказами о Боге, и еще рано касаться темы Троицы.

Представление о Церкви у ребенка неразрывно связано с храмом, - церковным зданием. Чем лучше он знаком с его устройством, тем уютнее он будет чувствовать себя. Он испытывает удовлетворение от того, что знает, как правильно себя вести: как креститься, целовать иконы, принимать причастие, получать благословение и подпевать. Конечно, это чисто внешнее и механическое знание, но оно дарит ребенку чувство принадлежности к Церкви, он привыкает к храму, как к дому.

Главное в опыте церковной жизни малыша – частое причащение Святых Тайн. В Таинстве причащения в его жизнь входит благодать Божия, которая и есть самая суть христианской жизни. Таинство это реально и действенно, но это не означает, что ребенок может его рационально принимать. Он может понять, что имеет дело с чем-то важным, особенно святым, исходя из благоговейного отношения к Таинству родителей и всех собравшихся. Объяснение же вполне можно свести к тому, что Святое Причастие – это священная пища, которую нам дает Бог. Можно добавить, что эту пищу Иисус Христос дал Своим ученикам, когда последний раз трапезовал с ними, и что как бы Он Сам дает нам ее, когда мы причащаемся.

Попытка объяснить маленьким детям слова «Примите, едите, сие есть тело Мое…» и «Сие есть Кровь Моя…» могут окончиться катастрофой.

Я помню случай, когда искренние, но неловкие попытки учительницы объяснить маленьким детям значение Причастия завершились болезненной сценой: напуганные детишки в воскресенье отказались причащаться.

Детям, приближающимся к пятилетнему рубежу, лучше всего рассказать историю Тайной Вечери, объяснив, что так впервые было преподано Святое Причастие, что Иисус Христос Сам дал его Своим ученикам, сопроводив теми словами, которые мы слышим теперь в храме и что Он завещал нам творить то же самое в память о Нем. Внимание детей можно привлечь к иконе Тайной Вечери, которая часто висит над церковными вратами.

Младший школьный возраст.

Какие основные вероучения, какие понятия об отношении Бога к человеку можем мы передать ребенку этого возраста? Что они могут понять из Священного Писания? Какие духовные и нравственные ценности важны для них?

Дети младшего школьного возраста могут воспринимать Бога как Творца вселенной. Религиозное значение эта идея получит только в том случае, если дети ощутили в какой-то мере красоту и чудесность окружающего их мира. Школьные учебники, к сожалению, отделываются сентиментальными фразами о красоте звезд, облаков и гор. Детей важно научить удивляться естественным событиям. Например, слова Библии: «И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящие плоды» - обретут для детей больше значения в том случае, если мы покажем им эти процессы. В классе можно выполнить простые опыты, можно показать фильм о росте растений. Так же можно проиллюстрировать другие аспекты творения. Дети могут нарисовать плакаты, рассказывающие о воде, о значении огня, атмосферы и т.п. Учителю полезно ознакомиться с учебниками по естественным наукам для тех же классов и, используя учебный материал, с некоторой долей фантазии проиллюстрировать историю творения. Это поможет ребенку преодолеть пропасть, отделяющую то, что он узнает о мироздании в храме, от того, чему его обучают в школе, пропасть, с которой начинается превращение религии в «изолированную комнату», «воскресное знание» - не имеющее ничего общего со знанием «будничным».

Дети могут воспринимать Бога как нашего защитника и покровителя. И здесь мы призваны учитывать детский жизненный опыт, врожденную способность познавать вещи путем сравнения. О всевозможных авариях и трагических происшествиях ребенок узнает из телепередач, они составляют ежедневную пищу для ума. Такие библейские повести, как рассказ о трех отроках в печи вавилонской, нельзя иллюстрировать как доказательство того, что не надо бояться огня. Подлинный смысл рассказа – в ответе отроков царю: «Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем… Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану не поклонимся» (Дан.3:17-18).

Многие библейские рассказы говорят о Божьей помощи в минуты опасности, о том, как Бог допускал людям пострадать в течение некоторого времени, но всегда помнил о них и обращал их страдания на благо. Дети могут осознать, что для того, чтобы человек вышел на верный путь, он должен подвергнуться испытанию. Здесь уместны истории об Иосифе, о Валааме и его ослице, о пророке Ионе и многие другие.

Еще рано обсуждать с детьми проблему страдания, и особенно страдания невинных, подчас этого не избежать. Можно запечатлеть в их воображении образ Иисуса Христа, безгрешного, принявшего страдания; однако Его страдания и смерть не были концом пути, потому что Он воскрес. Если дети сумели понять и сочувственно пережить неразрывность Страстей Господних и Его Воскресения, то в них заложена основа христианского понимания страданий. Более глубоко осмысливать эту проблему им придется позднее.

Если дети не накопили запаса легко запоминающихся и любимых рассказов из Священного Писания, свидетельствующих о любви Бога к людям, Его помощи и защите, лучше не забивать их головы голословными утверждениями типа: «Бог нас любит», «Бог есть Любовь», «Мы должны любить Бога».

Говоря о вероучении, мы подступаем к догмату о Святой Троице. Еще раньше дети привыкли говорить «во имя Отца и Сына и Святого Духа», потому что эти слова постоянно употребляются в богослужении. В этом возрасте необходимо познакомить детей с образами, которые помогли бы им осознать значение этих слов. Конечно, им не по силам понять богословское объяснение Троичного догмата, но, отложив его на время, мы можем подготовить их к такому объяснению при помощи образов и рассказов. Рассказы должны быть простыми, но догматически точными, чтобы потом не пришлось чему-либо переучивать.

Вот несколько примеров подобных библейских рассказов.

1. Дети этого возраста подготовлены к вопросу: «Кто создал мир?» и готовы к ответу: «Мир создал Бог». Учитель может задать еще один вопрос: «Но кто сотворил Бога?», который, возможно, поразит учеников. Тогда учитель может сказать, что Бога никто не создал, что Бог был всегда. Он может громко прочесть слова, с которых начинается Библия: «Сначала Бог сотворил небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет» (Быт.1:1-3).

Эти слова говорят нам, кто есть Бог. Бог Отец Своим Словом создал мир. Иисус Христос, Сын Божий, называется также «Словом Божиим» (Логосом), а святой Дух Божий носился над водою. Итак, в первой же фразе Библии говорится, что Бог – Отец, Сын и Святой Дух – создал мир.

2. Рассказывая детям постарше, что Бог создал человека, мы можем повторить слова Библии: «И сказал Бог (Святая Троица): сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всей землею» (Быт. 1:26). Чем же человек похож на Бога? Что в нем от образа Божия? Например, он должен заботиться о мире (хотя и меньше, чем Бог Отец). Он разумное существо, а на языке Библии «слово» («логос») означает также и «разум». Он и «духовное существо»: может молиться, любить, мыслить и чувствовать глубже, чем чувствует его тело. Поэтому мы можем сказать, что в каждом человеке есть нечто от Святой Троицы.

3. Православные дети часто видят в церкви знаменитую икону Троицы, изображающую посещение Авраама тремя ангелами. Связанную с иконой историю рассказать очень просто. Можно показать детям, как три фигуры объединяются круговым движением, образуя единый круг. Если речь идет о воспроизведении иконы преподобного Андрея Рублева, учитель может добавить, что в эту эпоху Русь была разделена междоусобицами, и что художник, создавая свой шедевр, молился, чтобы изображенное им на иконе единство Святой Троицы помогло людям объединиться в любви к Родине.

4. Можно рассказать историю Преображения или Богоявления, подчеркнув, что люди видели Иисуса, Сына Божия , слышали голос Бога Отца, видели, как Дух Святой парил над головой Иисуса.

Абстрактное определение Троицы обычно превосходит интеллектуальные способности ребенка, но он может вдруг задать вопрос: «Как это – один Бог и три Лица? У Него что, действительно три лица?» Никакое абстрактное объяснение не будет понятно, так что лучше всего привести в пример семью. «Сколько вас дома? Отец, мать, один-два брата или сестры? Вот видишь, вас несколько, но вы вместе составляете одну семью. В семье подчас бывают ссоры, мы не всегда любим друг друга, но Святая Троица – это действительно любовь, и поэтому Три Лица – это один Бог».

Важно напоминать ребенку о том, что в наших разговорах о Боге всегда есть элемент непостижимого, того, что мы не можем понять. Хорошей иллюстрацией этого может служить рассказ о блаженном Августине, который, гуляя по берегу и размышляя о Святой Троице, увидел маленького ребенка, выкопавшего ямку в песке и пытавшегося наполнить ее водой. Когда Августин поинтересовался, что он делает, ребенок ответил, что пытается перелить весь океан в эту яму. Тут Августин понял, что так же невозможно для человеческого ума до конца понять сущность Бога.

Весьма непросто научить ребенка молиться. В более раннем возрасте молитва ограничивалась самим действием: встать перед иконой, опуститься на колени, перекреститься, повторить определенные слова. Теперь ежедневная молитва заключается не только в обязательном повторении молитв, заученных наизусть (занятие не совершенно бессмысленное, потому что оно создает отношение к молитве как к определенному долгу, правилу), но и в случайных молитвах просьбами от всей души: «Пожалуйста, Господи, сделай, чтобы завтра была хорошая погода», «Пусть мне на день рождения подарят велосипед!», «Вылечи ее!» Право на существование и ценность имеют оба вида молитвы, но необходимо и еще что-то. Это «что-то нельзя назвать ребенку, он должен сам до этого додуматься. Задача учителя – поддерживать в детях дисциплину – помочь им не забывать молитвенного правила, не давая ему превратиться в чисто механическое повторение заученных слов, исключающее самую возможность подлинной молитвы. Полезно предложить ребенку помолиться о чем-то действительно важном: о том, кто серьезно болен или попал в беду, поблагодарить Бога за какой-то особенно хороший подарок, попросить помощи Бога в затруднительной ситуации. Особенно трудно сохранить молитвенное настроение во время молитвы перед началом занятий в церковной школе. Добиться в это время молитвенной сосредоточенности почти невозможно. То и дело входят опоздавшие, детям хочется поговорить друг с другом, а учителя пытаются навести порядок. Мне кажется, нужно помочь детям сосредоточиться, собрать свои мысли перед чтением или пением молитвы.

Например, прежде чем запеть «Царю Небесный», можно напомнить, что это молитва Святому Духу – «Подателю Жизни», который наполняет жизнью весь мир. «Постараемся пропеть молитву так, чтобы и в нас была заметна жизнь». В другой раз можно привлечь внимание детей к одному из ключевых слов молитвы или к событию, с которым она связана.

Детям этого возраста обычно трудно посещать храм. Они меньше мешают взрослым и уже привыкли к службе, но часто им просто скучно. Малыши развлекаются, глядя на огоньки свечей, яркие краски, вдыхая необычный запах ладана, слушая пение, но для детей постарше во всем этом новизны уже нет. Требования хорошо себя вести звучат строже, а дети в богослужении по-прежнему не участвуют. В это время полезно объяснять детям вкратце смысл службы. Интерес к тому, что дети видят в храме, можно обострить, изучая архитектуру здания, назначение и смысл богослужебных предметов. Если они что-то узнают о святых и событиях, изображенных на иконах, то им будет о чем подумать, глядя на них. Если они понимают смысл литургии, ее главные моменты, то им легче следить за богослужением. Обучение может сопровождаться и творческими занятиями: изготовлением простых моделей, диаграмм, рисунков, календарей и т.д.

Найти возможность детям активно участвовать в литургии – средство более эффективное, чем любое обучение. Детскому хору можно доверить исполнение некоторых песнопений. Как можно больше мальчиков важно привлечь, чтобы они прислуживали в алтаре, а девочек – к украшению храма: они могут ставить свечи, раздавать просфоры и т.п. Во время крестного хода важно постараться, чтобы и дети участвовали в нем. Возможности могут быть самые разные, в зависимости от приходских традиций и обычаев; необходимо помнить о том, что важно добиваться активного участия детей в богослужении.

Учителя и родители могут привлечь внимание ребенка к отдельным моментам церковной службы. Как часто священник читает Евангелие? Как и когда он выносит чашу? Сколько раз он выходит из алтаря во время литургии? Сколько святых ты можешь узнать на иконах? Эти и аналогичные вопросы учитель может написать на бумажках и раздать детям перед посещением храма, а результаты можно проверить в следующее воскресенье.

Но и в этом случае, когда все сказано и сделано, не следует отчаиваться из-за того, что многим детям посещение храма дается с трудом. Усилие над собой – важная часть религиозной жизни, и полезно усвоить, что определенные вещи мы делаем не только потому, что нам так хочется, но и потому, что это наш долг.

Детям от 7 до 10 лет мы можем немного больше рассказать о смысле причастия. Главное внимание надо уделять повествованию о Тайной Вечере и тому, что сделал Иисус Христос. Добавить можно мысль о приношении даров. Детям этого возраста нравится получать подарки и дарить самим. Они ждут подарков, думают о них. Они охотно делают подарки – готовят их на день Матери, составляют списки людей, которым хотели бы подарить что-нибудь на Рождество; это для них очень важно. Мы можем познакомить их с несколькими ветхозаветными рассказами о дарах и жертвах Богу, и эти рассказы послужат основой для понимания основного дара – жизни, которую дает нам Христос. Идею жертвы важно не только объяснить, но и подкрепить многочисленными рассказами-иллюстрациями. Святое Причастие – это дар Христа нам, священная пища, священная трапеза, которую Он разделяет с нами, чтобы мы могли жить с Ним. Мы принимаем этот дар, стараемся преподнести Ему наши маленькие подарки, если живем так, как хотел того Он. Эти мысли лучше вплетать в рассказы и примеры; объяснения необходимо по возможности сокращать и упрощать; если ум ребенка впитает эти образы, будет заложена основа дальнейшего духовного роста.

Детям важно помочь осознать, что грех – всегда какой-то разрыв в отношениях с другими, а не просто нарушение правил. Конкретно это означает, что детей важно научить ценить личные отношения, связывающие их с родителями, с членами семьи. А на этом опыте любви, уважения и доверия в отношениях с близкими закладывается понемногу отношение к Богу. Трудность состоит в том, что словесные формулы не помогают детям. Ребенок должен на практике понять, что это такое, когда тебе доверяют или ты доверяешь. Он должен почувствовать, что ощущают другие люди, должен научиться состраданию и дружбе, прощению и взаимопомощи. Преподать этот опыт можно через рассказы, подготовленные так, чтобы ребенок почувствовал себя участником описываемых событий. Понять смысл рассказа часто помогает спонтанное разыгрывание детьми его как пьесы.

Одной из наиболее удачных попыток объяснить детям смысл покаяния – представление в лицах детьми семи и восьми лет повествования об Адаме и Еве, а затем – притчи о блудном сыне. В импровизированном диалоге «змея» и «Евы» проявилось четкое понимание смысла рассказа:

- Он запретил тебе есть фрукты?

- Нет, не запрещал – кроме вот этого одного дерева.

- (невинным голосом) Почему?

- Ну, Он сказал, что мы умрем.

- (интригующе) Вот как, Он так и сказал? (заговорщическим шепотом:) Так Он сказал неправду! Если вы съедите это яблоко, вы сами станете как Бог!

- О, ты не должен та говорить! Это неправда! Неужели ты действительно думаешь, мы станем как Бог?! (Энергично) Нет, я этого не сделаю! (Нерешительно, после паузы) А яблоко правда такое вкусное, как кажется?

Две девчушки семи и восьми лет изобразили все ступени искушения – с драматической экспрессией, с сомнениями и паузами. Они мгновенно уловили различие между попыткой Адама оправдаться («Она мне его дала!») и раскаянием блудного сына («Я недостоин!»).

Средний школьный возраст.

Вера, которую мы несем детям, должна стать «разумной верой». Они многое могут понять, они жаждут понять, хотя им не чужд примитивный скептицизм. Они легко улавливают и воспроизводят схемы рассуждений, даже абстрактных, если цепочка мыслей ясна, проста и коротка. Если объяснение или проповедь затягиваются, интерес и внимание к ним угасают. Дети охотно воспринимают упрощенные формулировки, если те кажутся им логичными.

Интеллигентный одиннадцатилетний мальчик сказал мне: «Да, я вполне понимаю значение спасения. До прихода Иисуса Христа все шли в ад. После того, как Он пришел, умер и воскрес из мертвых, все идут на небо».

Определение было ясным, кратким и поэтому удовлетворило его. Учитель должен быть достаточно искушен в богословии, чтобы излагать подобные проблемы ясно, кратко, просто и одновременно так, чтобы зерно вероучения (мысль об отношениях Бога и человека) росло и развивалось.

В соответствующих классах приходской школы следует коснуться следующих тем.

- Бог Творец. Много ли может поведать нам наука о происхождении мира? Как это соотносится с христианской верой? Сотворение человека и теория эволюции. Ответственность человека за мир, сотворенный Богом. Что такое чудеса? Будущее нашего мира.

- Иисус Христос, Спаситель, Сын Божий, Сын человеческий. Все эти выражения детям знакомы, но следует раскрыть их смысл. Важно объяснить не только смысл догмата об Иисусе Христе, Сыне Божием, как о втором Лице Святой Троицы, но и значение Христа в жизни каждого человека. Что означает Иисус Христос для меня? Что Он изменил в моей жизни?

Необходимо определенное внимание уделять историчности Нового Завета, его достоверности как исторического источника. Следует объяснить, что такое церковное Предание и какова его ценность. Говоря о спасении, не следует сводить его к событию, происшедшему две тысячи лет назад, необходимо подчеркнуть его смысл и реальность для сегодняшней жизни.

- Дух Святой. Дети научились призывать Духа Святого в молитвах, они знают евангельские рассказы о Богоявлении и Пятидесятнице. Их представление о Духе неизбежно связано с прошлым. Но 11-12 годам дети способны воспринять мысли о Боге – Духе Святом, о той живительной силе Духа Святого, которая поминутно влияет на их собственную жизнь. Очень важно на этом этапе раскрыть смысл Таинств. Что такое Таинства? Что я получаю, участвуя в них? Как изменяется моя жизнь при совершении Таинств надо мной? При обсуждении этих вопросов важно объяснить, что Дух Святой реально присутствует в их жизни.

- Церковь. В этом возрасте у детей сложилось четкое представление о Церкви как здании, собрании, учреждении. Они присутствовали на Божественной литургии, причащались и исповедовались. В то же время они остаются незначительным православным меньшинством, живущим в неправославном обществе. Многие их друзья – нехристиане, иудеи, агностики. Их друзья-христиане или один из их родителей могут быть католиками или протестантами. Как все это объяснить? Общение с людьми учит детей, что православные ничем не лучше других. Разговаривая друг с другом на эту тему, они обычно приходят к выводу, что люди веруют по-разному и что все пути к Богу могут быть хороши. В приходской школе и на уроке Закона Божия они с готовностью объяснят, что Православная Церковь - это единственная истинная Церковь. Но как они совмещают это с тем, что видят, слышат и говорят в нецерковной будничной обстановке? Мы должны гораздо внимательнее и с большим сочувствием относиться к этим противоречиям, а не игнорировать их, предоставляя детям самим находить ответы.

- Наша жизнь. В своем окружении дети черпают многие представления о жизни, о счастье и горе, о том, что важно и неважно, о смысле жизни. Телевизионная реклама постоянно отождествляет счастье с определенным сортом дезодоранта, сигарет, шампуня, средством похудеть. Высшая цель - стать привлекательным человеком. "Семейные" фильмы, которые сморят дети, или книги, которые они читают, чаще всего со счастливым концом, который обычно отождествляется с успехом. Хороший парень побеждает плохого; бедняк становится богачом; Тарзан всегда выручает из беды; Батман вовремя приходит на помощь; справедливость торжествует. В хороших концовках нет ничего плохого. Необходимо детское понимание счастья, горя, успеха или неудачи наполнять христианским смыслом.

Обильный материал для обсуждения того, что такое успех или неудача с христианской точки зрения, содержится в житиях таких святых, как Иоанн Златоуст, Кирилл и Мефодий, апостолы Петр и Павел.

Рано или поздно все дети сталкиваются с болезнями, страданиями, горем. Самое меньшее, чему мы можем научить их, - это то, что и страдание имеет смысл. На уроке можно предложить ученикам найти в Евангелии, какими словами Христос исцелял больных. Детям можно объяснить, что Бог создал мир добрым, что Он не создавал страдания. Дух зла внес страдание в наш мир. Бог помогает нам побеждать страдания, обращая его в благо, обращая его на пользу (см., например, у апостола Павла о "жале в плоть" - 2 Кор. 12:7).

Изучение Таинств дает возможность открыть детям этого возраста различные стороны осмысления жизни. Из многих источников дети приобретают обширные познания о половой жизни; при изучении таинства брака можно, в простой форме, преподать им более глубокое понимание всего спектра отношений мужчины и женщины. В Быт. 1:26-30 и Быт. 2:24 ученики могут найти те задачи, которые Бог поставил перед людьми: господствовать над землей и всем творением, свободно использовать плоды земные, жениться и иметь детей. При обсуждении можно указать, как люди извращенно воспользовались этими дарами. Ответственность за мир превратилась в эгоистичную эксплуатацию; пользование земными плодами развилось в жадность; соединение двух людей в браке превратилось в самоудовлетворение физических инстинктов. Изучение обряда венчания может раскрыть, как Таинство помогает христианам осознать подлинные задачи вступающих в брак.

Есть еще одна тема. которой упорно избегают учителя и которой живо интересуются дети в этом возрасте - смерть. Что происходит после смерти? Почему мы молимся за умерших? Смерть - это хорошо или плохо? Почему Бог допускает смерть детей и молодых людей? О смерти важно упоминать и в разговорах с детьми младшего возраста, но теперь вопросы становятся более продуманными и критическими. Ответы можно найти в церковном учении, но любой ответ поверяется реалистическим восприятием детей. Ответы не должны формулироваться абстрактно, они должны исходить и опираться на жизненный опыт ребенка.

- Богослужение. В этом, среднем возрасте, главное в литургическом воспитании - дать детям пищу для ума, чтобы они могли поразмышлять во время службы. Как и в более раннем возрасте, необходимо использовать любую возможность для того, чтобы дети могли активно участвовать в службе: пусть они поют в хоре; прислуживают в алтаре; читают в храме. Все это они могут исполнять вполне осознанно и ответственно. Можно разрешить им убирать и украшать храм. Девочек можно научить печь просфоры.

Некоторые священники иногда (например, по случаю возвращения детей из летнего лагеря) совершают богослужения, во время которых поют и читают исключительно дети. Старшие девочки пекут просфоры, проскомидия совершается в центре храма, чтобы дети могли собраться вокруг и наблюдать за происходящим, они сами читают имена тех, кого хотят помянуть. Причащаются все дети.

И в классе важно помочь ученикам вникнуть в смысл богослужения; попросить их как-то выразить этот смысл. Можно подробно разобрать знакомые молитвы -- напри мер, "Отче наш" - и нарисовать плакаты, объясняющие смысл каждого прощения. Изготовление плакатов, моделей, диаграмм, календарей и других пособий, раскрывающих смысл Таинства или праздника, помогает детям четче сформулировать собственные ощущения. Есть ещё один творческий подход к учебе: создание детьми фильма - например, иллюстрирующего прошения ектений.

Необходимо, конечно, проконтролировать, чтобы такой подход не гипертрофировался, чтобы сохранялась пропорция между различными подходами, чтобы ничего не выпадало. Все методы обучения должны быть направлены на более глубокое понимание смысла изучаемого; дети не должны выполнять задание механически; оно не должно быть слишком сложным и требующим 6ольших затрат времени.

В соответствующих классах можно начинать чтение Библии, особенно Нового Завета. Дети лучше узнают Писание, если научатся находить те места, которые читаются на службе, к которой они пойдут.

Очевидно, что празднование церковных праздников (за исключением Рождества и Пасхи) в нашем обществе постепенно сходит на нет. Исчезает чувство радости, возникающее в праздничные дни. Дети младшего возраста могут почувствовать в службе что-то необычное, если в храме происходит освящение и раздача плодов, но детей старшего возраста это событие не волнует. У них дома каждый день едят фрукты и без освящения. Поэтому важно готовить детей к праздникам, объяснять их значение - не только как воспоминания о давно прошедшем событии, но как события, важного для нас и сегодня. Эти объяснения должны учитывать реалистическое мышление детей этого возраста. О Сретении можно говорить, как о встрече Ветхого и Нового Заветов, но для детей эта встреча может представлять лишь чисто теоретический интерес. Можно поговорить о почитании старости и ее даров: мудрости, преданности, надежды и веры, о том, что дают нам старики. Можно пробудить в детях более глубокое понимание личности Девы Марии - юной Матери, которая в минуту радости без страха выслушала слова: "Тебе самой меч пронзит душу". Наверное, есть и другие важные аспекты, которые можно раскрыть в беседе. Проводить такие уроки лучше загодя, задолго до наступления праздника, чтобы дети знали, что он означает.

У детей этого возраста мы призваны принимать на веру существование внутреннего духовного и нравственного мира. Мы знаем, что он есть, знаем его предназначение, знаем, что он развивается собственными, порою загадочными путями. Важно уважать и его, и его проявления, даже если они представляются нам загадочными. Воздействовать на формирование этого мира мы можем повествованиями из Священного Писания, историческими, из жизни святых или современности. Можно использовать вопросы и беседы, в которых затрагиваются проблемы, помогающие им выработать более глубокую и гармоническую точку зрения на мир. Но что на самом деле усваивают дети, остается сокрытым от нас.

Подростковый возраст.

Подростки слишком мало знают о христианстве. В молодежных группах важно сочетать свободу и непосредственность выражения с обогащающей мышление открытостью, важно, чтобы подростки больше узнали о христианской вере; тогда деятельность таких групп будет полезной и творческой.

Если подростки поймут, что нуждаются в этих знаниях, они будут лучше усваивать и то, что необходимо знать о Библии и Церкви. Поэтому обучение призвано ориентироваться на проблемы и вопросы, интересующие молодежь. Знания важно преподносить как ответы на их вопросы. Такой подход многого требует от руководителя; он должен не только много знать, но и уметь отыскивать нужные сведения, чувствовать и понимать, что происходит в умах учеников.

В принципе, подросткам необходима информация по тем же вопросам, что и младшим классам: вероучение, литургика, библеистика, церковная история, духовная жизнь и нравственность; однако обстоятельства укажут, что именно будет полезнее и интереснее в данном случае. Замечательные образовательные возможности открывает молодежный хор с хорошим регентом, если руководитель позаботится, чтобы на каждой спевке кратко объяснялось значение отдельных слов, праздников, места песнопений в литургии. Идеальная обстановка для учебы возникает в том случае, если учитель сумеет создать дружескую атмосферу, проявит заинтересованность и заботу о каждом ученике. Подобные группы можно организовать и для молодых приходских учителей и их помощников, чтобы они, готовясь к урокам у малышей, могли убедиться, что правильно поняли содержание, цель и значение каждого урока. Полезно обучение групп подростков-алтарников или инструкторов летних лагерей. Еще одна возможность - обучение иконописи.

Если организуются регулярные классные или групповые занятия, может пригодиться следующий принцип: начинать занятия с вопросов, которые заинтригуют учащихся, например: "Чем православные отличаются от других христиан?", "Действительно ли я хочу быть православным? Почему?", "Что мне нравится в других религиях?", "Что мне трудно принять в Православии?" Это поможет создать атмосферу взаимного доверия и свободы выражения своих мыслей. Молодые люди должны понять, что учитель ждет от них не правильных ответов, а прежде всего их собственного мнения. Иногда легче получить откровенные ответы, если они подаются в письменной форме, без подписи. Такого рода опрос можно осуществить на первом занятии.

Обсуждение полученных ответов и дополнительных вопросов может протекать по-разному. Можно начать с исторического очерка, объясняющего современное положение Церкви. Можно провести занятия по литургии других христианских и нехристианских исповеданий, сравнивая их с православным богослужением. Можно изучить жизнь одного из святых или просто выдающейся личности. Большую пользу приносят подобные занятия, если они не ограничиваются работой над книгами, а требуют от учеников докладов, исследований, интервью, визитов. Обучение может включать дискуссии, лекции, а также работу учащихся с книгой, внеклассные занятия.

Подростки помоложе по-прежнему могут увлекаться изготовлением плакатов, фильмов, газет, рассказывающих о прошлом Церкви или о библейской истории; но не стоит делать это лишь для того, чтобы только занять чем-то руки ребят. Важно, чтобы все, что они делают, было направлено на выражение какой-то идеи, было выявлением внутреннего смысла.

Для детей как будущих членов Церкви может стать полезной любая работа, требующая общения с другими людьми, принятие на себя определенной ответственности: организация "марша" по какому-нибудь поводу, проведение паломничества или похода; подготовка специальной церковной службы по поводу отдельных событий и т. д.

Важнее всего, как сложатся отношения взрослого-руководителя - священника либо ми