Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Статьи / Доклад на тему "Культура чтения"

Доклад на тему "Культура чтения"

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Социализация личности предполагает адаптацию человека к обществу, а с другой - обособление (отчуждение) человека от общества.

Формирование человека как представителя данной группы, т.е. носителя ее ценностей, норм, установок, ориентаций и т.п., предполагает выработку у него необходимых свойств и способностей.

Школа выступает для ребенка первой и основной моделью социального мира.

Учащийся должен уметь включаться в существующие социальные связи, подчиняться сложившимся нормам и правилам, но в то же время очень важной выступает позиция сравнения существующих нормативных систем и построение своей собственной жизненной позиции.

Социализация личности учащихся происходит через культуру чтения.

Культура чтения — это социокультурное явление, определяющее уровень интеллектуального и духовного развития общества, основу которого составляет познавательная деятельность. Культура чтения личности и культура общества тесно взаимосвязаны. Отношение к чтению отдельного человека во многом формируется под воздействием окружающих. Сам уровень культуры чтения в обществе складывается из читательских интересов каждой конкретной личности.

Чтениеэто общемировое явление, часть культурного наследия наций и народов, явление такого же масштаба, как и сама письменность, литература, живопись, музыка и театр. С одной стороны, чтение является стратегией жизни мыслящего человека, а с другой стороны, это творческий процесс, требующий немалых затрат энергии для того, чтобы воспринять, понять и переработать любой текст. Соответственно, чтению как процессу и стратегии необходимо обучать, ибо без этого невозможно получить полноценное образование, сформироваться как личность в духовном и интеллектуальном плане.

Возможно ли руководить чтением современных подростков?

Часть педагогического сообщества утверждает, что нельзя. Нельзя, во-первых, потому, что мы таким образом станем ограничивать свободу юных в их выборе: читать или не читать; что и как читать; какие делать из прочитанного выводы. Во-вторых, возникнут обязательные списки для самостоятельного чтения к уже существующим перенасыщенным УМК по литературе. В-третьих, нельзя потому, что современные школьники - «дети цифровой эры», следовательно, чтение литературных произведений и художественная литература как таковая им неинтересны. Ну и самое парадоксальное, на наш взгляд, утверждение: ничего навязывать нельзя, «устаревшую методику» необходимо убрать из школы, так как в образовательных организациях должен быть свободный поиск, что-то сродни «творческому хаосу».

Однозначно, все данные утверждения спорны. Более того, они антипедагогичны. Читательская компетенция школьников может быть сформирована только при условии разумного, системного и разнообразного чтения детьми и подростками литературы в школе (на уроках и внеурочных занятиях) и дома, то есть самостоятельно. По мнению Г. Селевко, «компетенцияготовность субъекта эффективно организовать внутренние и внешние ресурсы для постановки и достижения цели» [8]. Готовность к целенаправленной и осмысленной деятельности, требующая дисциплины и усидчивости, возникает, во-первых, если сформирован интерес к такой деятельности, во-вторых, если показаны инструменты данной деятельности. При этом под внутренними ресурсами понимаются знания, умения, навыки, надпредметные умения, компетентности (способы деятельности), психологические особенности, ценности и т.д. Компетентностикачества, приобретенные через проживание ситуаций, рефлексию опыта; они легче всего приобретаются в процессе самой практической деятельности, а также в процессе осмысления этой деятельности, во время чтения или слушания интересных и актуальных для современных учеников произведений [4], в беседах со старшими — родителями, бабушками и дедушками, учителями.

Мотивационная функция чтения и изучения современной детско-подростковой литературы заключается в том, что создание «читательской среды», «моды на чтение», а также постоянное обсуждение в классе, в информационном пространстве, во внеурочной деятельности новых книг и их авторов активизирует весь учебно-познавательный процесс в целом, является средством развития интереса учащихся как к предмету Литература, так и к истории, культурологии, обществознанию, философии.

Развивающая функция современной литературы базируется на том, что, например, «элементы» истории - недавней и далекой, древней и буквально «вчерашней», запечатленные в художественном произведении, являются эффективным средством организации проблемного обучения, содействуют развитию творческих способностей учащихся. При этом осуществляется и воспитательная функция уроков и внеурочных занятий по литературе: научные споры на занятиях, основанные на обсуждении исторических фактов, событий, проблем, способствуют воспитанию у школьников терпимости к чужому мнению, развитию коммуникативных умений и навыков, способности к разрешению конфликтных ситуаций. На примерах жизни людей далекого и недавнего прошлого, на примерах истории открытий — географических, научных, искусствоведческих — можно привить учащимся веру в их собственные силы, желание испытать эти силы на тех задачах, которые возникают перед современной жизнью и наукой.

В то же время современная литература тем и привлекает, что поднимает современные проблемы, пытается дать ответы на вопросы сегодняшнего дня, демонстрирует различные типы поведения в обществе XXI столетия, чаще всего не навязывая ту или иную модель поведения.

Одновременно современная детско-подростковая литература не чужда «вечных проблем», то есть общечеловеческих, интересных и взрослым, и детям разных стран и народов. Школьникам XXI века предстоит жить во многополярном мире, и к этой жизни мы обязаны их готовить через осмысление и переживание событий истории разных народов и этносов, через сопереживание героям-подросткам современных книг, сопрягая получаемые сведения и поднятые проблемы с содержанием программных произведений, то есть с художественной литературой.

И тут уместен, скорее всего, термин «формирование интереса к чтению учащихся 5—11 классов», чем более привычный в методике — «руководство чтением школьников». Формирование интереса к чему-либо предполагает различные подходы как к мотивации на действие, в данном случае — чтение как процесс и чтение как деятельность, так и учет специфики той или иной аудитории, возрастной / территориальной / социальной группы, имеющей свои предпочтения. Более того, при сформированности интереса, часто еще неустойчивого, предполагаются различные подходы, методы и приемы работы с литературой, которые так или иначе являются скрытым руководством чтением учащихся класса или школы. При этом нет установки на «конечный результат» — прочтение всеми учениками класса книг из определенного списка, ибо круг чтения каждого школьника должен быть индивидуальным, отражающим его читательский уровень, интересы и предпочтения конкретного ученика, но в основе своей имеющего «базовые» произведения — из «Списки для самостоятельного чтения в 5—11 классах» и из круга чтения детей данного возраста, объединенных общими интересами.

Литература для детей и подростков после недолгого, примерно в два десятилетия, периода забвения, существования где-то на задворках культурного процесса меняется прямо у нас на глазах и, что радует, в лучшую сторону. С полным основанием можно утверждать, что с начала 2010-х гг: мы переживаем расцвет детско-подростковой литературы как российской, так и зарубежной. Она очень разнообразна, поскольку создаётся авторами, каждый из которых обладает уникальным жизненным опытом, обусловленным и возрастом, и профессией, и условиями жизни, и направлением творческого поиска, кругом интересов и т.п.

Детско-подростковая литература призвана формировать эстетическое восприятие художественного произведения и вместе с тем, по утверждению М. Горького, воспитывать юного читателя, преследуя три основные цели:

«1) насыщение человека знаниями о нём самом и о мире, окружающем его;

2) формирование характера и воли;

3) формирование и развитие способностей» [Цитируется по: 7: 311].

Детско-подростковая литература нового тысячелетия, как правило, легко читается и воспринимается взрослыми — родителями и педагогами, если она создана в контексте отечественных культурных традиций, однако она не ограничивается только «традиционными книжками». Главное для взрослых — понять и принять то, что современные дети хотят читать свою литературу, поэтому нам необходимо эту литературу знать, читать и выбирать для чтения детей качественные и талантливые произведения. Показав ценность чтения детям 10—15 лет, мы уже без труда сможем познакомить их и с классикой отечественной литературы, и с зарубежной литературой, и с литературной критикой. Более того, мы сможем постепенно формировать читательские компетенции учащихся, тем самым готовя их к самостоятельному освоению мира знаний, к успешной социализации в современном мире.

Исходя из этого посыла, введя в «Списки для самостоятельного чтения в 5—11 классах» произведения современной детско-подростковой литературы, а затем выборочно проанализировав их на уроках внеклассного чтения или на занятиях элективных курсов, факультативов, кружков, мы сможем частично разрешить на практике возникшие в XXI веке проблемы чтения. Работая с учениками над проектами, актуализируем для них и чтение как деятельность, и чтение как процесс [6: 3-181], и чтение как вид досуга [1]. Соотнося чтение в кодексе и на электронном носителе, чтение художественной литературы (классики, беллетристики) и чтение произведений массовой литературы, книжно-интернетовских проектов, а также научно-познавательной литературы, мы продемонстрируем ученикам безграничные возможности постижения мира и человека, открывающиеся перед ними в процессе чтения, при этом сможем реализовать на практике выход на те самые метапредметные знания, по поводу которых сейчас ведется столько споров, дискуссий, высказывается многообразие мнений.

Надо признать, что метазнания всегда были в основе содержания качественных детско-подростковых книг любых жанров. В лучших образцах этой литературы всегда были представлены и знания о мире, знания о знаниях, показаны типичные характеры, поступки человека. Причём, эти знания чаще всего подаются с двух сторон:

как опыт персонажа-ребёнка и выводы из данного опыта, сделанные персонажем-взрослым;

как последовательное повествование и/или описание автором, часто в виде фона для основного повествования.

Например, от истории древней, воспринятой и прочувствованной через художественные образы, легче перейти к тяжелейшей истории России ХХ столетия, в разных художественных формах преподносимой современному юному читателю авторами века XXI-го. В 5—8 классах знакомство с темой человек и государство можно начать с небольшой книжки Евгения Ельчина (1956) «Сталинский нос» [3], вышедшей на русском языке в 2013 году. Почему с 5 класса? — Потому что книга американского художника русского происхождения представляет собой сплав иллюстраций, часто утрированных, балансирующих где-то на грани между комиксом и качественными иллюстрациями к детской книжке, и текста, минимально данного на каждой странице. Это, с одной стороны, облегчает восприятие читаемого, особенно детьми, привыкшими к комиксам (недаром книга сначала вышла в Америке и была адресована англоязычным школьникам, которым рассказывалась правда об СССР). С другой стороны, старшие подростки уже скептически воспринимают данный текст, считая его «детским», хотя он совсем недетский: реалии не только 1930-х, но и начала 1970-х всплывают в нашей памяти, потому что страх, о котором пишет Е. Ельчин жив был и в середине — конце ХХ столетия, живет и сейчас: «Я написал эту книгу для того, чтобы мы не забывали, что пережили люди России, чтобы не допускать искажения исторической истины во имя сегодняшней идеологии. Какими вырастут наши дети, неизвестно, и поэтому именно сейчас нам нужно сделать все возможное, чтобы прервать передачу страха из одного поколения в другое. (Евгений Ельчин, ноябрь 2012 года.)» [3: 168].

В послесловии говорится, что ««Сталинский нос» — первая детская книга о событиях, происходивших в 1937—1938 годах в СССР. К сожалению, правду о том страшном времени ни в книгах, ни в фильмах детям не рассказывали» [3: 169]. Частично это верно. Тема репрессий, весьма завуалированно, показана только в повести Аркадия Гайдара «Судьба барабанщика» (1939): «Сейчас заканчиваю повесть «Судьба барабанщика». Эта книга не о войне, но о делах суровых и опасных не меньше, чем сама война», — сообщал Гайдар читателям журнала «Детская литература» в ноябре 1937 года.

Однако Аркадий Гайдар писал детскую книжку, поэтому главным для него был показ нравственной стойкости и убежденности мальчика Сережи в необоснованном аресте отца, его стремление не предать близкого человека, а конец у хорошей детской книжки всегда должен быть оптимистичным: отец Сережи оправдан, семья воссоединилась, а злая мачеха исчезла на просторах СССР. Частично Гайдар приоткрыл завесу над темой человек и государство, но сместил акценты и для того, чтобы произведение было напечатано и дошло до своего адресата — подростка, плохо понимающего, что происходит в стране и как жить дальше в этом мире, и для того, чтобы показать, что есть сильные взрослые, которые не бросают детей своих друзей и борются за честное имя своих боевых товарищей. Такая позиция действительно вселяла оптимизм, помогала выжить, за что Гайдару-писателю надо сказать искреннее «спасибо». Сегодня же и повесть А. Гайдара, и книгу Е. Ельчина детям необходимо комментировать, иллюстрировать публицистическим материалом, недаром на одном из обсуждений произведения Ельчина, так сказать, для погружения в атмосферу тех лет, представители издательства «Розовый жираф» раздавали копию номера «Пионерской правды» за 1937 год.

В 2013 году «Сталинский нос» был первой книгой для детей и подростков о репрессиях, она «открыла» новую тему в современной литературе для данной возрастной группы, причем открыла сразу и довольно жёстко. Сюжет книги строится вокруг двух событий, наложившихся одно на другое: ожидания главным героем Сашей Зайчиком и его одноклассниками приема в пионеры и повреждения бюста «отца народов», у которого отбили нос. На самом деле нос отбил главный герой, в панике и смятении пытающийся осознать, что произошло с его отцом-героем, которого увели из дома чекисты, поэтому в полуобморочном состоянии блуждающий по школе. Но вину на себя берет его одноклассник, прозванный Очкариком. Борька Финкельштейн, Очкарик, заявляет главному герою: «Мои папа с мамой тоже настоящие коммунисты. Только они теперь в тюрьме на Лубянке сидят — враги народа. Как это получается? Объясни мне». Оба мальчика никак не могут понять, ни почему герои-родители стали врагами народа, ни почему к ним самим резко меняется отношение окружающих — и взрослых, и детей. Чтобы попасть к родителям, на Лубянку, Борька оговаривает себя, сознается, что это он нос у бюста Сталина отбил. Зайчик и рад, что товарищ его спас, и не рад, потому что чувствует свою вину перед одноклассником. При этом рассуждает примерно так же, как Очкарик: родители живы, поэтому Борьку отправят к ним. «Тюремные пижамы всегда в полоску. Пижама ему, конечно, велика будет, откуда у них детские размеры». И почти сразу: «Интересно, а у них есть семейные камеры?»

Ужас и абсурд ситуации не может быть осознан младшим школьником, тем более что рядом нет мудрого и доброго взрослого, который сначала бы приласкал, успокоил, а потом попытался хоть как-то объяснить ребенку происшедшее. Но страх и корысть затмевают людям глаза: родная тетя Саши Зайчика не пускает его даже на порог; соседи сразу же занимают их с отцом комнату, выгоняя ребенка на мороз; директор, учителя и представитель «органов» ловят мальчишку, чтобы сдать в детский дом. А отец, уходя с офицерами НКВД, наставляет сына:

«— Главное, Сашка, вступить в пионеры, — шепчет он торопливо, — это важнее, чем иметь отца. Понял?»

И одинокий ребенок, чуть больше года назад потерявший мать, никак не может взять в толк, что же важнее - отец или пионерия! И когда он уже совсем было согласился с тем, что товарищ Сталин

вождь всех народов, лучший друг пионеров и всё обо всех лучше знает, стихийный протест отталкивает его и от вступления в ряды юных ленинцев, и от предательства — стукачества на учеников и учителей, предложенного вполне официально.

Книга эта сильная, потому что остро передает страх всех людей, окружающих маленького и беззащитного Сашу Зайчика, прозванного Американцем. Страх перед всесильным государством, ломающим людям психику, нравственность и саму жизнь. Только ребенок еще этот страх не прочувствовал— он чувствует пока страх одиночества, ужас сиротства. Взрослый читатель сразу догадывается, что отец Саши сам сдал жену «органам», поэтому ребенок не был на ее похоронах, — отец боялся того государства, которому служил, и не пощадил мать своего сына, американку. В благодарность за «честный и доблестный труд» государство уничтожает его самого.

На эту же тему совсем недавно вышло еще одно произведение, рассчитанное, скорее, на старший подростковый и юношеский возраст, —книга Ольги Громовой (1956) «Сахарный ребенок» [2]. Как и произведение Евгения Ельчина, основанное на воспоминаниях его отца, так и подростковый роман Ольги Громовой повествует о реальных людях и событиях: о девочке Эле и ее маме, оказавшихся в ссылке в Киргизии как члены семьи «врага народа». Счастливое детство в любящей семье прервалось слишком рано — Эле было всего пять лет, но впечатлительный и умный ребенок запомнил практически всё, что произошло в их с матерью жизни на протяжении более 10 лет. Суровая «школа жизни», жёсткое и одновременно трепетно-любящее воспитание матери помогли Стелле достойно прожить и последующую нелегкую жизнь.

Роман О. Громовой — предельно реалистичное произведение, которое с полным правом можно назвать социально-психологическим романом. И хотя повествование ведется от лица ребенка, перед нами впервые предстает образ русской дворянки, выстоявшей в тяжелейших моральных и физических испытаниях. Инвалид детства, мать Эли не отказывается от тяжелой работы ни в концлагере, куда она сначала попадает с пятилетней дочкой, ни на поселении. Это не «кисейная барышня» или «тургеневская девушка», это мужественная и сильная женщина, которая в любых ситуациях пытается создать своему ребенку «нормальное детство», шутит и читает стихи, поет песни, вселяет уверенность в то, что все испытания преходяще. Она учит дочь иностранным языкам, учит с нею стихи русских поэтов, воспитывает в ребенке ответственность за себя, свои поступки, за других людей. «Сахарный ребенок» — это во многом «роман воспитания», история о любви, а еще о том, что такое достоинство и что такое свобода. Точнее всего о свободе говорит мама Эли: «Рабство — это состояние души. Свободного человека сделать рабом нельзя»» [2: 2]. И еще это роман о человечности: в ссылке люди разных национальностей, различного вероисповедания, совершенно по-разному воспринимающие существующий политический строй помогают друг другу, помогают спасать детей, во главу угла ставят не идеологию, а вечные человеческие ценности: род, семью, детей, любовь, дружбу. И об этом просто необходимо говорить со школьниками в наше сложное время, тем более что роман Ольги Громовой прочитывается большинством из них на одном дыхании. После беседы о прочитанном учитель сам определит, какие еще формы работы «вырастут» из обсуждения романа. Конечно, логичнее всего было бы написать свободное сочинение «Мои мысли после прочтения романа О. Громовой «Сахарный ребенок»».

Обучать написанию сочинения на литературную, а тем более — метапредметную тему, как того требуют реалии сегодняшнего дня, легче и органичнее на материале, понятном и интересном учащимся, доступном их восприятию, требующем от подростков и проявления познавательной активности, и развития читательских умений и навыков.

О времени, описанном Е. Ельчиным и О. Громовой, но о событиях, происходивших в других странах Европы, повествуют два произведения, совершенно не похожие друг на друга; это первая часть подросткового романа французского писателя Тимоте де Фомбеля (1973) «Ванго» (Кн. 1. «Между небом и землей») [9] и роман испанского писателя Мариаса Фернандо (1958) «Где кончается небо» [5].

Тимоте де Фомбель опубликовал свой роман «Ванго» во Франции в 2010 году, и только в самой Франции он разошелся тиражом свыше 100 тысяч экземпляров, после чего последовали переводы этого произведения на другие языки. Критики назвали роман молодого писателя лучшей книгой года. Действие романа Т. де Фомбеля «Ванго» (Кн. 1. «Между небом и землей») происходит практически на территории всей Европы, частично — в СССР. Здесь даже появляется Сталин не как отвлеченный или плакатный образ, а как «полноправный» персонаж второго плана: действие романа переносится то в прошлое Европы и России, то в начало 1930-х годов, в Италию, Францию, Швейцарию, Германию и СССР. Соответственно, показываются и сами страны, и политические режимы этих государств, и сами политики, которые были у власти в то время. При этом фантастического допущения не так уж и много, в основном, это образ главного героя — Ванго, сироты неизвестного происхождения, и образ его гувернантки, которая после кораблекрушения, якобы, забыла всё, в том числе и свое имя. Случайно спасшись с маленьким воспитанником на руках, женщина решает начать новую жизнь, отгородившись от мира людей и своего прошлого. Именно поэтому мальчик растет на Эоловых островах и внешне мало отличается от простого населения острова, более того, он, как Маугли, «дружит с природой», легко карабкается по отвесным скалам, ныряет и плавает, как Человек-Амфибия. Однако гувернантка, ставшая ему приемной матерью, учит его языкам, естественным наукам, прививает практические навыки, которые в дальнейшем помогают Ванго в Европе устраиваться в различные компании на разные должности, в том числе — чуть больше года служить на дирижабле немецкого инженера Эккенера: Ванго отлично готовит, умеет шить и штопать, не чурается никакой «грязной» работы. Так кто же он, этот необыкновенный юноша? Такая интрига не может не заинтересовать даже малочитающего подростка, что и необходимо использовать при чтении и изучении романа.

Безусловно, перед нами приключенческий роман с авантюрным героем в центре сюжета, потому что на протяжении всего романа «юноша спасается бегством», сам не понимая, от кого бежит и где можно скрыться от преследователей, кто враг, а кто друг: «теперь его преследует еще и французская полиция^ Страх погони знаком Ванго с самого детства. Но почему ему приходится жить в вечном страхе, да и кто же он, собственно, такой? Юноша не знает о себе почти ничего» [9: 4]. Интрига не раскрывается в первой части дилогии: вернувшись на остров после пяти лет скитаний по Европе, Ванго просит свою воспитательницу раскрыть тайну его происхождения, но она успевает рассказать только о нападении прибрежных пиратов на яхту его родителей, немного о родителях и их смерти, а об остальном просит поговорить потом. Как водится, этого «потом» уже не случилось: Мадемуазель похищают неизвестные, которые охотятся за Ванго, и дальше показана ее жизнь в России начала 1930-х годов. Причем Москва с ее нехитрым бытом, москвичи и всеобщий страх изображены писателем предельно честно и реалистично, без каких-либо фантазий или «допущений», обычно свойственных зарубежным писателям, пытающимся отобразить и одновременно понять «загадочный русский характер».

Жанр романа «Ванго» так же эклектичен, как и вся проза молодых авторов Европы и России: «Между небом и землей^> — это и приключенческий роман, и детектив, сюжетная линия которого развивается на фоне реальных исторических событий, и социальный роман, исследующий природу тоталитарных государств, прихода к власти Гитлера и Сталина, частично затрагивающий причины гражданской войны в Испании.

Приключенческий сюжет романа «Между небом и землей», с одной стороны, держит в напряжении того, кто уже начал читать это произведение, с другой стороны, выводит нас на проектную деятельность: Франция, Италия, Германия, СССР начала 1930-х годов, различные политические системы и простые люди этих стран, быт и нравы народов Европы; приход в Германии к власти Гитлера и противостояние этой власти сначала самих немцев, затем австрийцев и французов; причины капитуляции многих стран в войне с Третьим рейхом; Великобритания начала ХХ века и начала 1930-х годов, великосветская и «простая». Здесь открывается широкое поле для историко-культурологических и литературно-культурологических проектов, для проектов филологических, исследующих модификацию жанра приключенческого романа в XXI веке. Большинству учащихся будет интересна работа по созданию буктрейлеров, а также написание сочинения-отзыва о прочитанном произведении.

Иные времена - другие дети, следовательно, необходимо подбирать для чтения такую литературу, которая затронет, в первую очередь, душевную сферу личности учащихся, во вторую — заинтересует «миром детства» в другие эпохи. И затем поможет нам подвести школьников к прочтению и восприятию таких сложных для них произведений, как повесть А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» (возможно, позднее — к роману В. Гроссмана «Жизнь и судьба»), поэма А. Ахматовой «Реквием».

Сегодня перед учителем-словесником стоит сложная задача — при помощи наработок отечественной дидактики осуществить анализ соотношения между компетентностным подходом в обучении и традиционными принципами построения содержания образования по литературе для того, чтобы, во-первых, мотивировать школьников на чтение как процесс и как деятельность, во-вторых, приобщить учеников к миру литературы — отечественной и зарубежной, в-третьих, сформировать читательскую компетентность обучающихся к окончанию ими средней школы, как заявлено в ФГОС

ООО. Во многом скоординировать все методические действия поможет чтение и изучение современной детско-подростковой литературы, интересной и актуальной ребенку-читателю начала XXI столетия.

На самом деле современный мир так многогранен, что форм приобщения детей и подростков к чтению, а также — обучения различным стратегиям чтения, множество. Главное — выбрать тот путь или ту методику, которая органично подходит ученикам данного конкретного класса или группы, пришедшей на элективный, факультативный курс, в кружок по интересам.

ЛИТЕРАТУРА

1. Барская Н.А. Наши дети и художественная литература. — М.: Лепта, 2005. — 329 с.

2. Громова Ольга Константиновна. Сахарный ребёнок: история девочки из прошлого века, рассказанная Стеллой Нудольской: [для сред. и ст. шк. возраста: 12+ ] / Ольга Громова; ил. М. Пастернак. — 2-е изд., испр. — М.: КомпасГид, 2014. —160 с.: ил.

3. Ельчин Евгений. Сталинский нос: [Для старшего школьного возраста] / Е. Ельчи; пер. с английского О. Бухиной и Е. Ельчина. — М.: Розовый жираф, 2013. —176 с.: ил.

4. Куракова Г.В. Теоретический анализ дефиниции «общие компетенции учащихся» / Г.В. Куракова // [Электронный ресурс] — URL: http://www.fan-nauka.narod.ru/2010.html (дата последнего обращения 24.02.2014г.).

5. Мариас Фернандо. Где кончается небо: для старш. шк. возраста / Пер. с исп. И. Беньковской. — М.: Самокат, 2012. — 224 с. — (Встречное движение).

6. Мелентьева Ю.П. Чтение: явление, процесс, деятельность / ЮП. Мелентьева; Отделение исто- рико-филол. наук РАН; Научн. совет РАН «История мировой культуры». — М.: Наука, 2010. — 182 с.

7. Русская литература для детей: Учеб. пособие для студ. сред. пед. учеб. заведений / Под ред. Т.Д. Полозовой. — 3-е изд., стереотип. — М.: Академия, 2000.

8. Селевко Г.К. Современные образовательные технологии. — М.: Народное образование, 1998. — 225 с.

9. Фомбель Тимоте де. Ванго. Кн. 1: Между небом и землей: [для юношества: 12+] / Тимоте де Фом- бель; Пер. с фр. И. Волевич и Ю. Рац. — М.: КомпасГид; Самокат, 2014. — 256 с. — Доп. тит. л. фр.

Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 17.10.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Статьи
Просмотров46
Номер материала ДБ-267918
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх