Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Музыка / Другие методич. материалы / Доклад "Повседневная работа пианиста"

Доклад "Повседневная работа пианиста"



Осталось всего 4 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Музыка

Название документа Повседневная работа пианиста.doc

Поделитесь материалом с коллегами:



МКОУ ДОД «ДМШ №2» г. Тайшета








Д О К Л А Д

на тему:

«ПОВСЕДНЕВНАЯ РАБОТА ПИАНИСТА»



преподавателя А.В.Улахович











ТАЙШЕТ 2014

... Не так называемое дарование само по себе, а лишь способность работать « с толком » ведёт на вершины искусства.

(К. А. Мартинсен )

1 этап

С чего должна начинаться работа над произведением? Многие ученики ответят: «Нужно выучить первый такт, потом второй, не переходя к следующему, пока не «сел в пальцы» предыдущий ». Это неверно, нельзя сразу «выковывать» детали. Художник не пишет на чистом холсте сначала ухо, потом щеку, потом глаз и т. д. Он набрасывает общую композицию портрета, намечает главные детали. Так же обстоит дело в других искусствах. Музыканты не составляют исключения из правила. Раньше, чем приняться за разучивание начальных тактов пианист должен ознакомиться с произведением в целом, проиграть его, создать себе представление о его характере и построении. Эту стадию можно назвать стадией просмотра. Приступать к работе над каким - либо куском произведения , минуя эту стадию, - всё равно что начать постройку дома, не располагая его проектом. Конечно, каждая фраза имеет свою логику, темы, характер. «Собрать» эти независимые фразы также трудно, как собрать автомобиль из разнотипных частей. Все музыканты знают, что подобное проигрывание носит название чтения с листа. Есть , конечно, мастера, доведшие это умение до высокой виртуозности, играющие с листа с точностью и свободой. Такого совершенства достигают немногие, но удовлетворительному чтению с листа может научиться каждый: это дело - наживное. Чем искуснее читает исполнитель с листа , тем легче и скорее формируется у него ясное представление о произведении, а стало быть, и замысел. Но даже, если вы читаете с листа плохо, просмотреть произведение всё - равно нужно. Разница лишь в том, что музыкант, читающий ноты по складам, затратит на разбор гораздо больше времени и труда; представление о произведении примет неточную форму. Но лучше иметь о произведении хоть какое - то представление, чем ни какого. Но не приведет ли это к небрежности, неряшливости исполнения. Да, но только в том случае, если ограничиться этим методом работы. Эта стадия работы предварительная, она предшествует началу настоящей работы. Эта стадия должна быть совсем короткой, как только исполнитель приобретёт понятие о характере, почувствует аппетит к работе, - следует начинать работу по кускам. Это может показаться противоречием вышесказанному, но это не так, просто это разные этапы работы.

После просмотра работа над произведением переходит во 2 стадию, которую можно назвать разучиванием. Она решающая в процессе, поглощает девять десятых всего времени и труда. Основное содержание этой стадии - работа по кускам, техническое освоение и художественная отделка каждого из них. Целое тут временно отходит на второй план. Однако оно ощущается как отдельный фон, Как некий «камертон». Поэтому время от времени, когда образ «камертона» начинает тускнеть или расплываться в памяти, необходимо освежать впечатление, вновь проиграв всё произведение или какой - то его кусок в настоящем темпе. Но злоупотреблять этим нельзя, особенно на первых порах, не следует давать себе волю, проигрывать пьесу без нужды, свыше 1-2 раз подряд. Но все эти проигрывания не будут простыми повторениями одно другого. Ведь каждый день работы, каждый внимательно разученный кусок не только совершенствует выполнение намерений исполнителя, но и вносит что - то новое в замысел. Таким образом, первая «рабочая гипотеза», от раза к разу преображается, меняется в законченную интерпретацию.

По какому же принципу производится членение произведения на учебные «куски»? В основе этого членения лежит музыкальная логика произведения, вплоть до отдельной интонации. Не следует членить сочинение по тактам, обрывая кусок на тактовой черте посредине музыкальной мысли. С другой стороны, при работе над куском не рекомендуется прочно закреплять его границы, так как это приводит к образованию «швов». Нужно практиковать наложение, то есть разучивать данный кусок, захватывая конец предыдущего и начало следующего. В каком порядке должны проходиться куски? Их нужно «отрабатывать» без всякого порядка. Ведь в произведении всегда оказывается 2-3 «лакомых» для пальцев места, привлекающих внимание, зажигающих воображение пианиста. С них и начинайте, ведь работа спорится только тогда, когда делается с интересом, с увлечением. Куйте то железо, которое горячо, и не ждите, пока оно остынет. Но не приведёт ли это к тому, что ученик ограничится разучиванием нескольких заинтересовавших его мест, а всё прочее останется недоделанным? Это не так, ведь по мере освоения соответствующих «кусков», вспыхивают новые -и так продолжается до тех пор, пока в пьесе остаётся хоть одно плохо получающееся место. Правда, в жизни бывают «неряхи», довольствующиеся поверхностной, приблизительной игрой, этого нужно избегать.

Особого внимания требуют начало и конец сочинения, значения которых подчас недооценивается не только учениками. Даже в концертах начала и концы многих произведений нередко играются кое - как, и настоящее исполнение пьесы начинается после её первых звуков. А между тем, начала и концы играют важную роль в исполнении: произведение, начатое без «дыхания», не в том темпе, ритме, характере, очень трудно перевести на ходу на надлежащие рельсы. С другой стороны, плохо поставленная «точка» способна смазать впечатление от хорошо сыгранной пьесы, в то время как удачная концовка может, наоборот, спасти своим «освещением» всё исполнение. Вот почему при разучивании следует специально и тщательно «отрабатывать» самое начало и самый конец произведения.

Работу над каждым куском нужно доводить до конца, не прекращая её до тех пор, пока не будет достигнут и прочно закреплён результат, удовлетворяющий исполнителя. Это не значит, что добиться этого надо

непременно в один присест. Нельзя слишком долго подряд работать над одним эпизодом: влечение к нему гаснет, работа заходит в тупик. Нужно на время прекратить работу над разучиваемым местом, прервать её на часок -другой, чтобы мозг мог отдохнуть, «переварить» то, что наработали пальцы. Однако для этого необязательно приостанавливать работу вообще; если утомление не зашло слишком далеко, достаточно переменить объект.

В какой же последовательности должна вестись ежедневная работа над «объектами»? многие ученики начинают её с того, что полегче, они стремятся сначала «разгрузиться» от «мелочей», чтобы потом, ничем более не отвлекаемые, «сосредоточиться» на основном. Провозившись с этим часа два, истратив на это лучшие, свежие силы, он приступает к главным трудностям, и будет биться над ними много дней в подобном распорядке. Неразумно откладывать трудное на «потом», с трудного надо начинать рабочий день, а повторения, упражнения оставлять напоследок. Быка надо брать за рога. Иной ученик начинает свой день с гамм для разыгрывания, после чего тотчас же принимается учить не выходящее место, то есть играть его медленно, крепкими пальцами, с акцентами и т. д. при таком способе работы долгое время уходит на «раскачку», которая разбивает рабочее настроение. Гораздо целесообразнее, севши утром за пианино, попытаться с места в карьер, без всякого «разыгрывания», сыграть разок - другой невыходящий пассаж, сыграть по - настоящему, в темпе, с исполнительским размахом. Результаты будут, вероятно, плачевны, но за то вы очень быстро разогреетесь душевно и физически, получите стимул, зарядку, ориентир для ближайшей работы.

«Повторение - мать учения». В фортепианной игре повторные проигрывания нужны не только затем, чтобы движения и их последование запомнились,но главным образом для того, чтобы они автоматизировались. Сначала пальцы не слушаются, потому что сознание не успевает во время, с нужной скоростью подсказать рукам, какую клавишу нужно нажать, каким пальцем, с какой силой. После многократных повторений произведение уже может исполняться в быстром темпе. Большой темп достигается не тем, что сознание научается с необычной быстротой «подсказывать» каждое движение, а как раз наоборот - тем, что оно вовсе перестаёт это делать, что пальцы больше не нуждаются в непрерывной подсказке, научаются обходиться без неё. Последовательность движений «слипается» в цепочку, которой нужен только начальный сигнал. То, что сначала воспринималось как десятки сот нот превращается во множество цепочек для начала звукодвигательных операций. Чтобы играть быстро — надо думать медленно. Это не парадокс. Присмотритесь к тому, как спокойно, внутренне неторопливо играют большие виртуозы. Наоборот, «мышление галопом», при котором исполнитель словно бежит, задыхаясь, за собственными пальцами, порождает только беспомощную суматошную игру, не имеющую ничего общего с техническим мастерством. Вот какое значение имеет автоматизация в фортепианной игре. Как мы бы могли бегать, ходить, если бы каждое движение ноги требовало особого приказа сознания? Но при этом ошибаются те ученики, которые путают автоматизацию и автоматичность исполнения, которая мешает творческой свободе.

Нужно ли вообще учить произведение наизусть? Многие считают, что без этого обойтись нельзя, что это целая проблема. В процессе работы произведение почти всегда само постепенно запечатлевается в памяти - если не всё полностью, то в основном большинством своих кусков. Второй фактор, способствующий запоминанию - многократные повторения, неизбежные в процессе технической работы. И не удивительно, что первыми запоминаются технически трудные места, ведь их играют гораздо больше. Пианист чаще всего помнит произведения вместе с штрихами, ремарками, двигательными ощущениями, и отделить одно от другого невозможно. Бывает так, что при внезапном отвлечении, так трудно вспомнить, на чём ты остановился, потому что был остановлен зву ко двигательный процесс. Но бывают пьесы, которые не укладываются сами в память, их приходиться специально учить наизусть, путаешься в повторениях, фигурах, оборотах. В этих случаях надо вспомнить осмысленно (закономерности гармонии, голосов, эпизодов). Некоторые трудно запоминаемые медленные места полезно проиграть в скором темпе, чтобы проступил гармонический план и схема их строения. Конечно, никакие же способы не дают полной гарантии от случайных «заскоков» в памяти. Вдруг забываются какие - то места, нельзя сразу хвататься за ноты, нужно заставить память поработать, помучиться, если же воспоминание не произойдёт, нужно «включить» логику, попытаться сочинить этот кусок, как это сделал бы сам композитор. Если же и это не удастся - ничего не поделаешь, придётся брать ноты.

2 этап

Вслед за разучиванием по кускам наступает очередь следующего этапа работы над произведением - сборки. Приходит день, когда чувствуешь, что частные трудности в основном преодолены, все «куски» более или менее выходят и можно попытаться сыграть всю пьесу, от начала до конца, сыграть «всерьёз», без остановки, по - настоящему. Работа над кусками хотя и продолжается, но принимает характер доработки, доделок, на первый же план выступают проигрывания произведения целиком, пробные исполнения. Они и составляют основное содержание сборочной стадии. Эта стадия похожа на стадию просмотра; в обоих случаях произведение мыслится, трактуется целостно. Ведь одно дело справляться с кусками поодиночке, хорошо, с блеском воспроизвести каждый из них, другое - сыграть их подряд, «выдержать» пьесу в целом. Ведь бывает так, что тут проступает «шов», там заминка, один эпизод «кричит», другой пропадает рядом с соседними, где - то раньше времени истощаются силы, зажимается рука. Устранение выявившихся недочётов, притирка кусков друг к другу, их слияние в пьесу единого характера требует времени. Проигрывания эти должны происходить не только в темпе, но и без нот, на память, в полную силу, словно на концерте, как бы в присутствии воображаемых слушателей. Но нельзя, чтобы эти исполнения следовали одно за другим; их нужно чередовать с медленными «прочистками». С какого - то момента дело обычно замедляется, вы бьётесь, бьётесь, а улучшения не видно. Упорством тут не возьмёшь: чем больше нажимать, тем хуже естественность исполнения, пьеса начинает как бы «рассыпаться». Тогда нужно на время прервать работу, дать произведению «отлежаться». Это нужно не только для того, чтобы не «заиграть» произведение. «Отлёживаясь», произведение как бы само дозревает внутри нас.

Когда исполнение более или менее удовлетворяет самого исполнителя, полезно перейти к творческому общению с аудиторией не только воображаемой, но и реальной. Это нужно для того, чтобы создать подобие концертной атмосферы. Для этой цели годятся любые слушатели - родные, знакомые гости. Поставьте ваше исполнение под огонь критики музыкантов, прислушайтесь к их мнению. Пристрастная критика почти всегда содержит «рациональное зерно». Но прислушиваться к критике - не значит слепо следовать всему, что скажут. Нужно слышать свою игру со стороны, как игру другого. Хорошим подспорьем в этом деле может служить звукозапись. Запишите своё исполнение на магнитофонную ленту; при первом прослушивании вы будете поражены тем, как плохо вы себя слышали. Запись откроет ваши уши: тут - на грязную педаль, там - на вылезающий второстепенный голос и т. д. Но, вообще, работа над произведением завершается не дома, а на эстраде, в самом процессе первых выступлений. Некоторые исполнители стараются так автоматизировать произведение, чтобы во время выступления ничего не произошло. Но «сюрпризы» на эстраде - вещь неизбежная. Выступления протекают в различных условиях, да и сам артист - не машина; всё это влияет на исполнение, требует мгновенного приспособления к обстоятельствам. Эти случайности могут сослужить исполнителю хорошую службу - поджечь воображение, стать источником творческих находок.

3 этап

Мы приближаемся к решающему моменту - к выступлению. Наступают последние дни перед концертом. Пьеса «готова», не раз опробована, делать в ней почти нечего. Чем заняться в остальное время? Вопрос этот очень важен, ведь можно хорошо подготовить пьесу и провалить её из - за неправильного режима последних дней. Играть в последние дни перед выступлением, конечно, нужно, но меньше, чем раньше, и не с таким внутренним напряжением: необходимо беречь силы для предстоящего. То, что доделывается наспех, почти никогда не получается, а лишь портит всю пьесу. Вообще выступая, надо верить в себя, в своё исполнение - иначе играть нельзя. В день выступления нужно играть совсем немного. Техника, если она есть и если она настоящая, за один день не пропадёт; ощущение «деревянных» рук возникает из - за волнения. Есть люди, которые очень сильно боятся и двадцать раз на дню проверяют свою пьесу. Но это не гарантия от провалов в памяти на концерте.

Как нужно репетировать перед концертом? Нельзя повторять пьесу, это
самообман нервных людей. По крайней мере, нельзя учить отдельные места пьесы, повторять её несколько раз, быстро, с увлечением, в полную силу.
Можно выпустить «заряд» раньше времени. Во избежание подобного
конфуза сыграйте вашу пьесу не больше одного раза, спокойно, внятно, в
умеренном темпе, в средней силе, с приглушёнными эмоциями. В оставшееся
время можно сыграть одну - две небольшие и неутомительные пьесы из
новых произведений или из числа старых: это придаст вам бодрости, доверия к себе.

Иногда очень полезно «проигрывать» пьесу мысленно, а не за инструментом, напевая её, представлять зрительно ноты.

Перед выступлением нужно хорошо выспаться. Сон - лучший восстановитель физических и духовных сил, гарант «свежей» головы. Однако лишний сон тоже может помешать, вы почувствуете себя не отдохнувшим, а разбитым. Нужно избегать чрезмерного утомления, тяжёлой физической и умственной работы. Музыкантам, теряющим контроль над собой во время исполнения, следует проводить этот день совершенно спокойно, избегая будоражащих впечатлений; тем же, чья похвальная уравновешенность оборачивается порой недостаточной яркостью игры, полезно бывает слегка «взвинчивать» себя в последние часы перед концертом.

Немного о режиме питания в день концерта. Сытый человек настроен сонливо, благодушно, мало способен к тому напряжению, и той злости, какой требует выступление. В этот день разумно есть немного, часа за четыре до выступления.

Перед выступлением незачем «репетировать» за инструментом, смотреть в ноты. Эти нервозные поступки - чистейший самообман. Сознание того, что ноты рядом, вредно действует на психику во время выступления, вызывая соблазн посмотреть в них. Бывает, что руки холодеют, становятся «как лёд». Вместо того, чтобы разогревать их разыгрыванием, гораздо лучше 3-4 раза хлопнуть себя с размаху «в обнимку» или сделать несколько других энергичных гимнастических движений, убыстряющих кровообращение во всём теле. Но самое главное - верить в себя и в свои силы.





57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 11.10.2015
Раздел Музыка
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров164
Номер материала ДВ-051306
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх