Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Другое / Другие методич. материалы / Дополнительный материал по истории сестринского дела

Дополнительный материал по истории сестринского дела


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • Другое

Поделитесь материалом с коллегами:


Министерство здравоохранения и

социального развития РФ


Калужский базовый медицинский колледж







Малая Е.В.

Российские сестры милосердия в войнах второй половины XIX века, первой половины XX века.

















г. КАЛУГА

2015

Содержание

Глава 1. Сестры милосердия второй половины XIX века. 12

1.1 Создание первых общин сестер милосердия. 12

1.2. Сестры милосердия на «театре» военных действий в Крымской войне. 14

Бакунина Е.М. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860 гг.) – М.; Изд. ЭКСМО., 2000. С.37 17

Бакунина Е.М. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860 гг.) – М.; Изд. ЭКСМО., 2000. С.45 30

1.3. Создание Российского общества Красного Креста 30

1.4. Сестры милосердия в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. 36

Глава 2. Сестры милосердия первой половины XX века. 44

2.1.Сестры милосердия и русско-японская война 1904-1906 гг. 44

2.2. Первая мировая война 1914-1918 гг. и сестры милосердия 48

2.3 «Красные медицинские сестры» Гражданской войны 1918-1922 гг 54

2.4. Медицинские сестры в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. 56

3. История сестринского дела в Калужской губернии. 64

3.1 Калужская организация Общества Красного Креста. 64

3.2 Калужская община сестер милосердия. 66

3.3 Калужский базовый медицинский колледж. 71

Заключение 73

Библиография 75

1.Бакунина Е.М. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860 гг.) – М.; Изд. ЭКСМО., 2000. 75

Приложение 79


Рецензия

на работу Малой Е.В.

на тему: «Российские сестры милосердия в войнах

2-ой половины XIX – 1-ой половины XX вв.»


Современное российское общество, нуждающееся в милосердии и сострадании, имеет возможность обратиться к богатому историческому прошлому нашей страны в решении социальных проблем с помощью института сестер милосердия. Обобщению этого исторического опыта посвящена работа Малой Е.В.

Работа является одной из первых попыток подобного рода в современной исследовательской деятельности. Автор рассматривает такие аспекты, как создание первых общин сестер милосердия и Российского общества Красного Креста, участие сестер милосердия в Крымской , русско-турецкой 1877-78 гг., гражданской и Великой Отечественной войнах, демонстрирует при этом хорошее знание литературы по теме и умение анализировать источники различных видов.

Результаты научного исследования излагались автором на XI конференции по истории Верхнего Поочья (апрель 2005 г.), студенческой научной конференции в КГПУ (2005 г), используется при чтении курсов «Основы сестринского дела» и «Истории сестринского дела» в Калужском базовом медицинском колледже.

Работа Малой Е.В. является самостоятельным оригинальным исследованием.

5 мая 2005 г. Кандидат исторических наук., доцент кафедры отечественной истории. Никитина Н.Н.

Введение

Сестра милосердия — это не профессия, а состояние души.

А.В. Флинт (директор Свято-Дмитриевского училища сестёр милосердия).

Общество всегда высоко ценило здоровье и благополучие, потому что здоровые люди способны творить, созидать, защищать своих близких. Люди, способные беречь здоровье и исцелять, всегда были очень важными для общества. Особенно возрастало их значение во времена войн и эпидемий.

Во все времена милосердие было проявлением высокой нравственности, верным барометром духовного здоровья общества, в котором взаимоотношения людей всегда определяли два полярных начала — добро и зло. В борьбе за человечность милосердию нередко требовалась большая отвага. Жизнь делала его воинственным.

Людям, попадавшим в беду, зачастую недостаточно одного сострадания: страждущие нуждаются в умелой помощи.

Стремление к милосердию, оказанию помощи тем, кто в ней нуждается, родилось одновременно с человеческим обществом. С давних пор отмечались сочувствие к жертвам войн, участие различных слоев населения в их судьбе, стремление облегчить их страдания.

В основе медицинской профессии лежит и уважение к жизни, включающее принцип священности человеческой жизни и принцип качества жизни.

Для медицинского работника любая жизнь обладает одинаковой ценностью, она священна.

Поэтому во времена любых войн, которые происходили в мире на протяжении многих веков одной из задач медицины была помощь раненым войнам на поле боя. В начале эту помощь осуществляли сами солдаты спасая друг друга на поле боя, но этого было недостаточно, большой процент потерь был не от самого сражения, а от недостаточной помощи раненым.

При написании данной работы перед автором стояла цель - показать самоотверженную работу сестер милосердия во время войн второй половины XIX века и первой половины XX века. Задачами работы является на примере безвоздмезной деятельности сестер милосердия в войнах, осветить забытые страницы истории.

Но прежде немного истории возникновения самого понятия «сестра милосердия». В основном этому вопросу посвящались только отдельные главы в трудах знаменитых ученых - медиков. Что же означает понятие “ сестра милосердия ”. Историко-этимологический словарь современного русского языка дает такое толкование слова “сестра”: “дочь по отношению к другим детям тех же родителей;” лицо среднего медицинского персонала в лечебных учреждениях”. В.Даль в своём словаре пишет: “милосердие — сердоболие, сочувствие, любовь на деле, готовность делать добро всякому, жалостливость, мягкосердечие”. 1

Появление духовных братьев и сестер, непосредственно занимавшихся уходом за больными и немощными, связано с утверждением в коллективной жизни человечества монотеистических религий (религий поклонения одному богу). С учреждением рыцарских орденов некоторые, из которых целиком посвящали себя уходу за больными. Например, состоявшие в ордене св.Лазаря в Иерусалиме ухаживали за прокаженными. От названия ордена св.Лазаря произошло название лазарета. В XI веке во многих городах Германии и Нидерландов были созданы общины женщин и девиц называвших себя “бегинами”. Они также занимались уходом за больными. Такие общины сохранились до XX века. В 1634 году св.Винцент де-Поль основал во Франции общину “сестер милосердия”.

Сестра и братья милосердия — лица, добровольно посвятившие себя уходу за больными и ранеными. Христианская церковь уже в первые века своего существования взяла на себя заботу о бедных и больных, обязанность эта лежала на дьяконах, а помогали им женщины, получившие впоследствии название “дьяконис”, в их число нередко вступали лица знатнейших фамилий и даже особы царского рода.1

В 1836 году в Германии была создана рейнско-вестфальская община дьяконис в Кайзерсверте, выпускница которой была Флоренсс Найтингейл. Она является основоположницей научного сестринского дела. Флоренс Найтингейл родилась в 1820 году в аристократической семье. Дарования, которыми обладала Флоренс могли бы сделать её незаурядным исследователем искусства, крупным литератором. Но мисс Найтингейл выбрала другой путь, в одном из своих писем она писала, что служение словом кажется ей слишком слабым для борьбы с насущими бедами людей, а сама она чувствует себя способной помогать им конкретными делами. Флоренс Найтингейл в 1855 году участвовала в Крымской компании со стороны английской армии. Она прибыла в английские войска с группой сестер милосердия и сразу же начала оказывать помощь раненым и больным солдатам в госпиталях и на поле боя.

В Древнерусском государстве после принятия христианства при монастырях стали создаваться "больничные палаты”. То место, где боль кладет человека "ниц", стали называться "Больницами". Первые сведения о монастырских больницах относятся к XI веку. Они были построены в Переславле и Киеве, позднее в Новгороде, Смоленске, Львове. Широкой известностью пользовалась монастырская больница Киево-Печерской лавре — первого русского монастыря. Со всей Руси ходили в неё раненые и больные различными недугами и многие находили там исцеление. Для тяжелобольных при монастыре были созданы специальные помещения, где дежурили монахи, ухаживая за больными. Еще одним примером “больничного” монастыря того времени является монастырь Федора Студита. В древнерусской литературе XII века имеются сведения о женщинах - лекарках, бабках - костоправках, искусно производивших массаж, о привлечении женщин для ухода за больными.

Создание Аптекарского приказа и первых госпиталей в России начинает этап развития милосердия и благотворительности. Весьма энергично в вопросах по созданию госпиталей и больниц принимал участие Петр I, он требовал повсеместное устройство по губерниям “гошпиталей” для всякого рода призреваемых, заботился о помещении инвалидов по монастырям и приказывал строить по городам, на церковных дворах приютов для “зазорных “ детей ( сирот).

Петр I впервые официально разрешил применение женского труда в госпиталях. За чуткость и внимание, заботу и терпение, которые женщины проявляли, ухаживая за ранеными, а также потому, что милосердие в те времена было основным оружием в борьбе с человеческими страданиями, их стали называть сестрами милосердия.

Начало XIX века стало временем разработки организационных и экономических основ массового благотворительного движения.

Идея организации систематического ухода за больными специально обученным для этих целей персоналом вдовьего дома принадлежит императрице Марии Федоровне. Еще в 1804 г. она выдвинула идею привлечения вдов для ухода за больными в Московском вдовьем доме, но только в 1813 г. эти планы были реализованы в Санкт-Петербурге. Их задачу императрица видела так: «Помышляя о средствах дать во Вдовьем доме, по мере их сил, занятие полезное и благотворительное, и к человеколюбивой цели сего заведения, ...я решилась сделать опыт употребления некоторого числа вдов для присмотра за больными в больнице для бедных, дабы приучая их тем к хождению за ними и к оказыванию страждущим всякой помощи... составить таким образом особливый разряд вдов, которые не только в одной больнице... употреблены быть могли с великой для больных пользою, но и отпускались бы в частные дома, для хождения за боль­ными... по добровольному их согласию. Когда же успехом опыта докажется возможность и польза сего заведения, тогда... я о учрежде­нии такого разряда сердобольных вдов дам формальное предписа­ние». В другом письме она писала: «Я рассудила, что некоторых из призреваемых во Вдовьем доме вдов можно было бы употреблять с пользою для присмотра за больными в больнице для бедных. Дабы нам более удостовериться в полезности такого заведения, я на первый случай хочу сделать опыт, а когда успех соответствовать будет ожида­нию, тогда приступить к формальному учреждению постоянного разряда под названием сердобольных вдов».1

Во вдовьем доме числилось 600 женщин, из них 150 проживали непосредственно в доме, 50 вдов были в ранге сердобольных, 15 находились на испытании, остальные 385 вдов получали пособие, проживая в своем жилище. На жительство в дом принимались вдовы не моложе 60 лет, однако делалось исключение для тех, кто был не в состоянии зарабатывать деньги на пропитание. Сердобольными вдовами могли стать женщины, у которых мужья прослужили беспо­рочно на государственной службе не менее 5 лет. После испытатель­ного срока, который включал дежурства в Мариинской больнице под руководством опытных коллег и главного врача в течение одного года, женщина в церкви вдовьего дома приводилась к присяге, вместе со свидетельством ей вручали знаки отличия — золотой крест на зеленой ленте с надписью на одной стороне: «Всех скорбящих радость», а на другой — «Сердоболие».

Широкий размах помощи раненым отмечался в период Отечественной войны 1812 года. В Москве, Петербурге и других городах страны возникли комитеты помощи раненым, в деятельности которых принимали активное участие женщины. На дорогах войны они брали на себя заботу о раненых, оказывая им всевозможную помощь.

Первые сестры милосердия появились в Москве. В доме , построенным архитектором Д.Жилерди в конце XVIII века, с 1811 года находился “ Вдовий дом”, где был приют для вдов и сирот чиновников и военных.

Начало профессиональной медицинской подготовки женщин в России для ухода за ранеными и больными также было связано с Московским вдовьим домом, где по инициативе А.П. Нечаева в 1818 году был создан институт сердобольных вдов. Эти женщины несли дежурства в Мариинской больнице для бедных. Медицинской подготовкой их занимался главный врач больницы Х.Ф. Оппель. Также впервые вышла его книга “Руководство и правила, как ходить за больными.” И в 1818 году здесь впервые в России были обучены из вдов 50 сестер милосердия для бесплатного ухода за тяжелобольными.

В конце 20-х годов XIX века замечательные русские женщины-декабристки под руководством штаб-лекаря декабриста Ф.Б. Вольфа встали на путь общественно-медицинской деятельности. Одной из учениц и самоотверженных сподвижниц Вольфа в его медицинской деятельности была М.Н. Волконская.1

Институт сердобольных вдов существовал в России до 1892 г., а затем был упразднен. Он явился прототипом общин сестер милосер­дия, которые в России начали создаваться с 1854 г. За период своей деятельности сердобольные вдовы оставили о себе добрую славу на поприще милосердия и ухода за больными.

До начала 90-х годов мы не находим отдельного труда, посвященного возникновению и становлению понятия "сестра милосердия". В современной литературе данная проблема обсуждалась мало. Более того, очень мало историографической литературы, посвященной проблеме возникновения, как этого понятия, так и милосердия вообще. Исследованием деятельности сестер милосердия занимались в основном в дореволюционной литературе. Именно тогда появлялись такие произведения как: Богданович М.И. Восточная война 1853-1856 гг, издание 1876 года; Боцяновский В.Ф. Очерк деятельности Российского Общества Красного Креста, издание 1896 года; Бушуев В.Ф. Н.И. Пирогов и начало женской помощи больным и раненым на войнах, издание 1908 года, и так далее. Эти произведения рассказывали о деятельности сестер милосердия в Крымскую войну 1853-1856 годов.

В отечественной литературе, посвященной Крым­ской войне и ее медицинскому обеспечению, подчеркивается, что Крестовоздвиженская община заслуженно является первым в мире медицинским формированием, ее деятельность осуществлялась по четкой системе, предложенной гениальным хирургом Н. И. Пироговым. По сути дела, на полях сражений Крымской войны зарождались основные принципы военно-полевой хирургии, хорошо продуманная система этапного лечения и эвакуации раненых, сформулированные затем Н. И. Пироговым в «Началах общей военно-полевой хирургии» .И совершенно прав был ученый, когда он писал: «В октябре 1854 г. Крестовоздвиженская община получи­ла высочайшее соизволение, а в ноябре того же года она находилась уже на театре войны в полной деятельности. О мисс Найтингейл и о ее высокой души дамах мы в первый раз услышали только в начале 1855 года, когда злоупотребления английской военной администрации во время зимних месяцев 1854 года так же ясно обнаружились, как и у нас...»1.

Образ сестры милосердия — участницы Крымской войны увековечен во многих произведениях классиков художественной литературы. О подвигах русских женщин, преданных своему делу, писал в «Севас­топольской страде» С. Н. Сергеев-Ценский: «Сто восемьдесят шесть раненых перевязала в ночь с 26 на 27 мая в своем блиндаже на Корниловском бастионе боевая сестра милосердия Прасковья Ивановна Графова». Писатель детально описывает и внешний вид сестер милосердия: «На всех сестрах были коричневые платья с бе­лыми накрахмаленными обшлагами; ярко-белые и тоже накрахмален­ные чепчики на простых гладких прическах; белые фартуки с кармана­ми и — самое главное и самое заметное — золотые продолговатые кресты на широких голубых лентах».1

Исследованием деятельности сестер милосердия занимались врачи в своих воспоминаниях. Это труды Н.И. Пирогова, который описывал работу сестер милосердия в Крымской войне, труды С.П. Боткина, который в своих записках описал работу сестер милосердия в русско-турецкую войне 1877-1878 гг., произведения В.В. Вересаева о сестрах милосердия в русско-японскую войну 1904-1906 гг.

До революции выпускались материалы деятельности общин сестре милосердия, в том числе на войне., это были альманахи, журналы, газеты. Печатались фотографии, Российское Общество Красного Креста выпускало открытки с текстами о подвигах сестре милосердия в различных военных кампаниях.

Далее поле революции затихает интерес к деятельности сестер милосердия, само понятие «сестра милосердия» уходит из обращение, заменяясь привычным для нас сейчас «медицинская сестра». Да и были пересмотрены сами функции деятельности медсестры, хотя подготовка медсестер стала государственной, все же медсестра оставалась безмолвным помощником врача, фактически не имеющей своих прав.

И только с 1993 года, когда начинается реформа сестринского дела, кардинально пересматриваются обязанности медсестры. В 90-е года XX века вспоминается и такое понятие как милосердие, появляются некоторые труды, посвященные проблеме милосердия в России. В учебные программы медучилищ и колледжей вводится новые предметы и в частности «История сестринского дела», начинают вспоминать деятельность сестер милосердия в дореволюционное время. В частности в 1998 году в свет выходит книги Юрия Хечинова «Ангелы-хранители», посвященная деятельности сестер милосердия начиная с Крымской войны и заканчивается Первой мировой войной, «Гибель Португалии», посвященная русско-японской войне и работе сестре милосердия, «Крутые дороги Александры Толстой», в этой книге автор на примере деятельности дочери Л.Н. Толстого рассказывает о работе сестер милосердия в Первую мировую войну. В 2001 году издается книга А.В. Постернака «Очерки по истории общин сестер милосердия», автор поставил перед собой задачу наряду с официальной информацией, дать описание конкретных ситуаций, в каких оказывались сестры, привести яркие случаи из их практики, которые могли бы характеризовать их деятельность.

В свет стали также выходить «воспоминания» и «мемуары», в частности Ольги Александровны и Марии Павловны - великих княжон, которые в Первую мировую войну были сестрами милосердия в госпиталях. Печатаются дневники, письма и воспоминания Марии Федоровны – жены Александра III, которая являлась попечительницей Российского Общества Красного Креста.

Можно еще много перечислять произведения, которые в последнее время стали выходить. Основной идеей данных работ – это утверждение, что женщина - тоже человек, способный получать образование и трудиться наравне с мужчинами, даже гораздо лучше.

В настоящей работе автор попытался дополнить историю этой захватывающей и весьма интересной темы.


Глава 1. Сестры милосердия второй половины XIX века.

1.1 Создание первых общин сестер милосердия.

Организация ухода за больными в нашей стране тесно связана с деятельностью общин сестер милосердия. В 1844 г. в мире насчитывалось 56 общин сестер милосердия, из которых 35 были органи­зованы в Германии, 6 — в России (Санкт-Петербурге, Выборге, Саратове, Риге, Таллинне, Хельсинки) и по 1—3 общины в других странах.

В марте 1844 г. в Санкт-Петербурге по инициативе и на средства Великой княгини Александры Николаевны и принцессы Терезии Ольденбургской была основана первая в России православная община сестер милосердия (с 1873 г. — Свято-Троицкая община сестер милосердия в честь существующей при общине церкви святой Троицы). Согласно уставу общины, который был утвержден в 1848 г., ее целью было «попечение о бедных больных, утешение скорбящих, приведение на путь истинный лиц, предававшихся порокам, воспита­ние бесприютных детей и исправление детей с дурными наклонностя­ми»1. Община включала: отделение сестер милосердия; женскую больницу; богадельню для неизлечимых больных; исправительную школу; пансион; приют для приходящих детей; отделение «кающихся Магдалин».

В общину принимались вдовы и девицы всех сословий в возрасте от 20 до 40 лет. Прежде чем получить звание сестры милосердия, жен­щины должны были отработать в общине в течение года. Процедура зачисления в сестры милосердия проходила в торжественной обста­новке, так же как при посвящении в сердобольные вдовы.

При создании общины количество сестер милосердия было опреде­лено в 30, испытуемых — в 20 человек. Звание сестер милосердия в течение года получали 3—4 человека. Богадельня общины имела 6 коек для неизлечимых больных; для сирот и детей неимущих было 70 мест; в исправительной школе обучались 20 детей; только в первые 11 лет в отделении «кающихся» находились 446 человек.

Существовала община на благотворительные средства.

Профессиональная подготовка сестер милосердия включала обуче­ние основным гигиеническим правилам ухода за больными, некоторым лечебным процедурам. Впоследствии круг их обязанностей был существенно расширен. Помимо работы в отделениях общины, сестры милосердия бескорыстно осуществляли уход за больными в малоиму­щих и бедных семьях.

Женская больница при общине была организована на 25 коек, а начиная с 1868 г. уже насчитывала 58 коек. В 1884 г. была открыта мужская больница на 50 коек.

В разные годы в общине в качестве преподавателей-консультантов работали известные врачи: Н. Ф. Арендт, В. Л. Грубер, Н. Ф. Здекауер, Н. И. Пирогов, Е. В. Павлов, В. Е. Экк, первая женщина-врач Н. П. Сус­лова. Много для реорганизации системы преподавания в общине сделал П. С. Калабанович, который с 1873 по 1884 г. исполнял обязан­ности директора общины. Он разработал программу обязательного обучения сестер уходу за больными. Сестры милосердия общины участвовали во всех крупных войнах второй половины XIX начала XX века.

Деятельность Свято-Троицкой общины сестер милосердия с мо­мента основания и до ее ликвидации в 1917 г. осуществлялась на средства и при активном участии царской семьи Ольденбургских. Принц Александр Петрович Ольденбургский (1844—1932 гг.), являясь с 1881 г. почетным опекуном общины, в 1886 г. создал при ней Пастеровскую прививочную станцию для лечения больных бешен­ством. Станция содержалась на средства ее основателя, и в декабре 1890 г. на ее базе был создан Институт экспериментальной медицины. Это было первое в России научно-исследовательское учреждение в области медицины и биологии.

В очерке, посвященном 50-летнему юбилею Свято-Троицкой об­щины, ее вклад в дело медицинского обслуживания оценивался следующими словами: «Труд сестры милосердия составляет фунда­мент всей деятельности общины. Вот итог деятельности общины: сестры милосердия сутками дежурят в больнице, чередуясь каждые 4—5 дней, участвуют в амбулаторном приеме больных, в значитель­ной части хирургических операций, проводя в основном перевязки; следят за сохранным содержанием инструментария и приготовлением перевязочных материалов, необходимых для антисептических перевя­зок. На начало 1891 г. при общине было 47 сестер, выполняющих свои обязанности, и 7 человек престарелых, находящихся уже на покое. Из 48 сестер милосердия, находящихся в общине к 1 января 1894 г., 23 сестры по очереди дежурили в мужской и женской больни­цах, а также ухаживали за больными на дому, 7 сестер — в хирургиче­ских отделениях, остальные — в аптеке, «при белье», в операцион­ной, в амбулатории, 2 сестры постоянно находились в Императорском Институте экспериментальной медицины».1

За несколько десятилетий своей деятельности Свято-Троицкая община сестер милосердия внесла значительный вклад в дело ухода за ранеными и больными в России.

Особое место в деятельности первых общин сестер милосердия занимает Крестовоздвиженская община, которая была учреждена в Петербурге в самом начале Крымской войны по инициативе Великой княгини Елены Павловны (день создания общины — 5 ноября 1854 г. совпал с православным праздником Воздвижения Креста Господня — символа христианской веры). Это было первое в мире женское медицинское формирование по оказанию помощи раненым на поле боя. По­мощь раненым силами сестер милосердия этой общины явилась прообразом деятельности будущего Общества Красного Креста.

1.2. Сестры милосердия на «театре» военных действий в Крымской войне.

В период Крымской войны (1853—1856 гг.) женский труд по оказанию помощи раненым и больным был применен в принципиально новых организационных формах и на новом качественном уровне.

Крымская (Восточная — по европейскому определению) война между Россией и коалицией Турции, Англии, Франции и Сардинии (в то время единого государства Италии еще не существовало), возник­шая в результате столкновения политических и экономических инте­ресов этих стран на Ближнем Востоке, развернулась преимуществен­но в Крыму и на Черном море, хотя военные действия велись и на Кавказе, и на Балтике, и даже на Камчатке.

Осенью 1853 г. Турция, поддерживаемая западными державами, объявила России войну. В ноябре 1853 г. русская черноморская эскадра под командованием адмирала П. С. Нахимова уничтожила турецкий флот в бухте Синопа, и западные державы вынуждены были вступить в открытую войну против России.

В сентябре 1854 г. союзники по коалиции высадили свои войска в Крыму и начали осаду Севастополя. Русские корабли были затоплены русскими моряками при входе в Севастопольскую бухту, чтобы затруднить вторжение вражеской эскадры в нее с моря. На суше моряки и солдаты, которым помогало гражданское население, муже­ственно выдержали одиннадцатимесячную осаду крепости. При защите города-крепости погибли адмиралы П. С. Нахимов, В. А. Корнилов, В. И. Истомин.

349 дней и ночей держался осажденный Севастополь (в историю тот военный эпизод вошел под названием «первой осады»), сковывая главные силы неприятеля, выпускавшего иногда по городу до 60 тыс. артиллерийских снарядов в сутки.

И только в конце августа 1855 г. ценой огромных потерь в своих рядах врагу удалось овладеть южной стороной Севастополя и оттес­нить русские войска на север. Война началась во время правления императора Николая I, а мир был заключен в марте 1856 г. в Париже уже при императоре Александре II (император Николай I скончался в 1855 г.).

Россия уступила в пользу Турции устье реки Дуная и часть Бессарабии, потеряла право иметь военный флот на Черном море. Черное море было объявлено нейтральным, проливы были открыты для торговли, но закрыты для военных судов всех государств. Только в 1870 г. Россия добилась полного восстановления своего суверенитета на Черном море

Легендарная «Севастопольская страда» привлекала в те годы вни­мание всего мира. Первыми сестрами милосердия, которые отправились на фронт для оказания помощи раненым на поле боя, были сестры Крестовоздвиженской общины. Община объединяла патриотически настроен­ных женщин из самых разных слоев общества — от весьма образо­ванных (среди них были жены, вдовы и дочери титулярных и коллеж­ских советников, дворян, помещиков, купцов, офицеров русской армии и флота) до малограмотных женщин.. Руководить их деятельностью в Крыму было поручено действительному статскому советнику Н. И. Пирогову .

В «Докладной записке об основных началах и правилах Крестовоздвиженской общины сестер попечения», написанной 14 октября 1855 г., великий хирург обосновал необходимость привлечения женщин к участию в оказании медицинской помощи на войне, опреде­лил роль и задачи сестер и врачей общины. В частности, он писал:

«Доказано уже опытом, что никто лучше женщин не может сочувствовать страданиям больного и окружить его попечениями, не известными и, так сказать, не свойственными мужчинам».1

В это время Н. И. Пирогов писал своей жене: «...подумай... мы жи­вем на земле не для себя только...». Принцип «жить на земле не только для себя» Н. И. Пирогов считал основой сестринского милосер­дия. Позднее в одном из писем Е. М. Бакуниной он заметил, что больных и раненых «мы не делили на своих и чужих»1.

5 ноября 1854 г. в церкви Михайловского дворца (ныне — Русский музей) состоялась торжественная церемония открытия Крестовоздвиженской общины. После литургии сестры милосердия во главе с начальницей А. П. Стахович дали клятву, в которой были такие слова: «...доколе сил моих станет, употреблять буду все мои попечения и труды на служение больным братьям моим».

Утром 6 ноября первая группа сестер общины выехала на фронт. 22 ноября, после краткосрочного обучения, в Крым отправилась вторая группа сестер милосердия . К началу 1856 г. на театре военных действий уже трудились более 200 сестер милосердия из Крестовоздвиженской общины.

В своем письме 6 декабря 1854 г. Н. И. Пирогов писал: «Дней пять тому назад приехала сюда Крестовоздвиженская община сестер Елены Павловны, числом до тридцати, и принялась ревностно за дело; если они так будут заниматься, как теперь, то принесут, нет сомнения, много пользы»2.

Впервые на этой войне, которую Н. И. Пирогов назвал «великой драмой», сестры милосердия стали делать то, что в наше время обозначено как функция защиты больного, а их стали рассматривать как адвокатов больного. Именно сестра представляла и защищала интересы больного. Вот как писал об этой работе сестер милосердия Н. И. Пирогов: «Они день и ночь попеременно бывают в госпиталях, помогают при перевязке, бывают и при операциях, раздают больным чай и вино и наблюдают за служителями и за смотрителями и даже за врачами. Присутствие женщины, опрятно одетой и с участием помо­гающей, оживляет плачевную юдоль страданий и бедствий. Но еще должны приехать сердобольные императрицы... распоряжение этих вдов тоже поручается мне».

В другом письме он отмечал: «Так поставили упущенный госпиталь на ноги, что теперь не узнаешь. Отдали вместе смотрителя под след­ствие, завели контрольные дежурства сестер». Не случайно Е. М. Ба­кунина, отмечая эту работу сестер милосердия, говорила о них как о «ходатайницах» за интересы больных и раненых.1

С конца декабря большинство сестер не могли продолжать работу в госпиталях из-за сыпного тифа; остальные ухаживали за больными сестрами. Вновь вступавшие в общину женщины проходили в течение 2—3 месяцев обучение в пехотном госпитале Петербурга на специ­альных медицинских курсах, а затем также отправлялись на театр военных действий.

13 января 1855 г. в Севастополь прибыл отряд из 12 сестер во гла­ве со старшей сестрой М. Меркуловой, им была поручена самая трудная работа — дежурства (дневные и ночные) на главном перевя­зочном пункте и во временном госпитале. Н. И. Пирогов разделил сестер на несколько групп и разработал для каждой группы инструк­ции, регламентирующие их деятельность . Группа перевязочных сестер несла суточное дежурство в отделениях госпиталей, помогала врачам при перевязках и операциях, наблюдала за чистотой палат. Согласно инструкции сестра обязана серьезно готовиться к перевяз­кам, подбирать для работы необходимые медикаментозные и перевя­зочные средства. При перевязке она должна была обращать внимание на изменения раны и окружающей ее ткани; в случае появления сильного покраснения, гнойных затеков или кровотечения следовало немедленно сообщать об этом врачу.

Особое внимание в инструкции уделялось мерам по предупрежде­нию инфицирования ран, в частности, было указано, что в употребле­нии могут быть только чистые губки, специально взятые у сестры-аптекарши; «...все другие губки, сохраняемые иногда украдкою фельдшерами и самими больными, должны быть истребляемы... Корпии, бинты и проч. отнюдь не должны бросаться на пол, через что распространяются вредные испарения и пол ими пропитывается»1. Следует подчеркнуть, что на все это указывалось тогда, когда еще не существовало научно обоснованного метода антисептики, когда не знали о патогенных возбудителях и их роли в возникновении и распро­странении раневых осложнений. Хорошо понимая опасность инфици­рованных ран, Н. И. Пирогов требовал, чтобы сестры обращали внимание на запах, исходящий от раны. Им предписывалось «больного, у которого рана издает вонючий запах, перевязав, тотчас же отправить в гангренозное отделение или поместить в другую комнату»2.

В ночное время предусматривалось поочередное дежурство трех сестер, которые несколько раз за смену должны были делать обход больных. Они внимательно выслушивали просьбы больных, выполня­ли назначения врачей, выдавали лекарства, осматривали повязки. При поступлении раненых и больных они принимали участие в операциях, перевязках, в выдаче чая, белья и размещении посту­пивших.

В обязанности сестры-аптекарши входили: раздача больным пред­писанных врачом медикаментов, приготовление отваров, накладыва­ние припарок, примочек, горчичников, хранение лекарств, перевязоч­ных средств, инструментов, предметов ухода за больными; своевре­менное пополнение их запасов, обеспечение медикаментами отделе­ния, контроль за порядком их использования и хранения на местах.

В инструкции подчеркивалось, что губки, предназначаемые для операций, должны храниться только у аптекарши и содержаться всегда вымытыми и чистыми. У нее же хранились (в достаточном количестве) кровоостанавливающие и возбуждающие средства, ибо «от их недостатка жизнь больного подвергается большой опасности».

Сестра-хозяйка должна была обеспечивать чистым нательным и постельным бельем раненых, обеспечивать чистоту в палатах и проветривание помещений. Эти «приказания должны быть непремен­но и пунктуально ими исполнены, несмотря на просьбы и жалобы больных, которые нередко к своему вреду требуют и упрашивают закрывать окна».

Бинты, корпия, постельное белье и матрацы необходимо было со­бирать в отдельные ящики и непременно выносить из помещения. В обязанности сестры-хозяйки входило окуривание (для дезинфекции) палат; она должна была следить за тем, чтобы при кроватях у гангре­нозных и тифозных больных в сосудах имелся раствор хлора. Ей вменялось в обязанность «осматривать обед и ужин больных, заме­чать не по одной, а по нескольким порциям, каково их количество и качество, и вникать в жалобы больных». Из хранящихся у нее продук­тов сестра милосердия готовила больным манную кашу, бульон, компот, чай, кофе для дополнительного питания (по назначению врача).

Был также назначен постоянный сестринский персонал для оказа­ния медицинской помощи больным с гнойными и гангренозными ранами, которые были размещены отдельно от остальных раненых.

17 января 1855 г. в Крым прибыла группа сестер во главе с Е. М. Бакуниной, но тяжелые условия работы на главном перевязочном пункте и в госпиталях подорвали их здоровье, уже в феврале многие сестры заболели, а двое умерли .

21 февраля в Севастополь прибыли 27 сестер во главе с А. П. Стахович, а 28 марта — 23 сестры (старшая сестра Е. Будберг).

Н. И. Пирогов, под руководством которого работали эти первые сестры милосердия, в одном из своих писем очень подробно описывает их деятельность. По его инициативе впервые в истории военно-полевой хирургии сестры милосердия и врачи были разделены на четыре группы. Первая группа обязана была сортировать посту­пающих по тяжести ранений, а тех, кто нуждался в срочной операции, немедленно передавали второй группе. Третья группа осуществляла уход за ранеными, которые не нуждались в срочном оперативном лечении. Четвертая группа, состоявшая из одних сестер и священника, занималась безнадежно больными и умирающими. Наконец, две сестры-хозяйки занимались раздачей раненым вина, чая или бульона. Сестры-хозяйки хранили всю провизию. Это была первая «специализация» среди сестер, учитывающая уровень их знаний и способностей, а также практическую необходимость в этом роде деятельности.

Работать сестрам приходилось в ужасных условиях. Изо дня в день, по словам Пирогова, выполнялось от 150 до 200 ампутаций и других тяжелых операций. Нередко раненые располагались в палатках-лазаретах. Однажды, вспоминал Пирогов, над этим лагерем мучеников разразился ливень, промочивший насквозь не только людей, но и матрацы под ними. Когда кто-нибудь входил в эти палатки-лазареты, со всех сторон раздавались стоны о помощи. И сестры милосердия, стоя в лужах на коленях перед больными, оказывали им посильную помощь .

По словам очевидцев, многие сестры милосердия, помогая хирур­гам, так пригляделись к разнообразным операциям, что любая из них сама могла бы произвести ампутацию. Сестры не оставляли без попечения и раненых французов, которых не считали врагами . Принявшие на себя непосильный труд и тяжелый крест, сестры Крестовоздвиженской общины, «скрепя сердце, прислуживали операторам, хлороформировали оперируемых, наблюдали за пульсом, держали руку или ногу, которую резал или пилил оператор, прижи­мали пальцами вместо турникета артерию, указанную хирургом, и даже налагали лигатуру на сосуд, из которого после отнятия члена сочилась артериальная кровь».

Несмотря на то, что первые сестры милосердия были набраны с большой поспешностью и многие из них не имели никакого образова­ния, все они быстро обучились сестринскому делу и стали образцами профессионализма.

Сестры общины были представителями различных сословий, имели разное образование, и это иногда было причиной сложностей, возникавших в отношениях между ними. Так, А. П. Стахович, началь­ница отряда Крестовоздвиженской общины в Крыму, требовала, чтобы сестры милосердия называли ее генеральшей, «величали превосходительством, хотя была вдовой капитана». Поэтому Н. И. Пирогов предложил «главную начальницу» называть просто старшей сестрой. Знаменитый хирург не разделял и мнения А. П. Стахович, смотревшей «на сестер, как на сиделок». Это послу­жило причиной обращения Н. И. Пирогова к Великой княгине Елене Павловне с просьбой об «удалении» Стахович.

Помимо лечебной работы, сестры осуществляли контроль за дея­тельностью интендантов. Это было вызвано тем, что государственные деньги, отпущенные для госпиталей, разворовывались, по меткому выражению Н. И. Пирогова, «даже днем». Таким образом, по словам Н. И. Пирогова, у сестер милосердия появилась новая функция — «нравственный контроль» за действиями госпитальной администрации .

К борьбе с госпитальными казнокрадами, обворовывавшими боль­ных и раненых, много усилий приложила Е. П. Карпова, приехавшая в Крым в 1855 г. и ставшая впоследствии одной из самых известных сестер милосердия в результате самоотверженного труда. В одном из писем жене Н. И. Пирогов писал: «Мы вводим всевозможные крючки, чтобы ловить госпитальных воров; Карпова просто неутомима, день и ночь в госпитале; и варит для больных, и перевязывает, и сама делает все и всякий день от меня выходит с новыми распоряжениями...»1.

Начальники госпиталей упорно не допускали сестер милосердия к хозяйственной части, однако настойчивость Е. П. Карповой позволила вскрыть ряд крупных злоупотреблений. Особенно значительными они оказались в госпиталях городов Херсона и Николаева. Была создана следственная комиссия.

Это принесло свои результаты: «Мы живем здесь, слава Богу, не худо, занимаемся дельно: в госпиталях, где теперь сестры, все идет прекрасно»1.

В последующем Е. П. Карпова возглавила отряд 28 «дежурных» сестер в Симферополе, осуществлявших медицинский надзор за самыми тяжелыми ранеными и «ампутированными» .

Самоотверженная деятельность сестер, их милосердие к раненым и горячее желание быть полезными высоко ценились как пострадав­шими, так и врачами. В Крымской войне, по словам Н. И. Пирогова, он ежедневно убеждался, присматриваясь к «обдуманным суждениям и аккуратным действиям сестер», что «мужчины не умеют ни достаточно ценить, ни разумно употреблять природный такт и чувствительность женщин». Всегда подчеркивая высокие нравственные качества женщин, талантливый хирург заявлял, что поведение сестер милосер­дия на театре войны было примерным и достойным уважения; их обращение с ранеными и больными было самое задушевное; сестры милосердия доказали, что женщины более одарены способностями, чем мужчины.

Во многих своих письмах и отчетах Н. И. Пирогов описывает вы­сокие человеческие и профессиональные качества старших сестер Е. М. Бакуниной, Е. Будберг, Е. П. Карповой, М. Меркуловой, Е. А. Хит­рово. Вот, например, какая характеристика дается Е. М. Бакуниной:

«Ежедневно, днем и ночью, можно было ее застать в операционной комнате ассистирующей при операциях; в то время, когда бомбы и ракеты то перелетали, то не долетали и ложились вокруг всего собра­ния, она обнаруживала... присутствие духа, едва совместимое с жен­ской натурой и отличавшее сестер до самого конца осады»2.

В Крымской войне приняли участие более 200 сестер милосердия Крестовоздвиженской общины. Кроме Севастополя и Симферополя, небольшие отряды из 6 — 26 сестер работали в госпиталях городов Бахчисарая, Николаева, Перекопа, Херсона и др. При исполнении служебных обязанностей на войне умерли 17 сестер Крестовоздви­женской общины, причем большинство — от сыпного тифа .

В одном из писем в ноябре 1855 г. Н. И. Пирогов отмечает: «Ране­ных новых совсем нет, но больных очень много, сюда прибывает по 500 в сутки». Поэтому так необходимы были усилия сестер милосер­дия по созданию условий, препятствующих возникновению и распро­странению инфекции. Возможно, не случайно одним из помощников Н. И. Пирогова в этот период войны заведующим тифозным отделени­ем госпиталя был терапевт С. П. Боткин, ставший впоследствии выдающимся ученым

Н. И. Пирогов убедился, что медицинские сестры должны знать не только название лекарств, но и «действия этих средств», а также «действовать то по предписанию врачей, то по собственному усмотре­нию, ознакомившись из опыта с этим родом страданий». Опыт работы сестер милосердия в период Крымской войны показал, что их обязанности «многосложны и важны по их последствиям для больных и в физическом, и в нравственном отношениях».

Кроме сестер милосердия, в деле ухода за ранеными во время вой­ны принимали участие сердобольные вдовы. Первая группа их в количестве 57 человек была направлена в Симферополь в ноябре 1854 г. По прибытии на место им было разрешено набрать из числа местных жителей себе в помощь 25 женщин с последующим посвяще­нием их в сердобольные вдовы.

Н. И. Пирогов так описывает их работу: «Сердобольные вдовы при­были... в Симферополь в самое трудное и критическое время. Госпита­ли, еще едва организованные в различных заведениях и частных домах города, были переполнены больными и ранеными; беспрестанные транспортировки больных... препятствовали их сортировке; постоянно сырая погода значительно затрудняла сушку и перемену белья; недо­ставало ни рук, ни помещения, ни перевязочных средств; раны начали принимать худое свойство; показался заразительный тиф. Сестры Крестовоздвиженской общины, прибывшие за несколько недель раньше сердобольных, принявшись с большой активностью ухаживать за больными, не устояли и занемогли от изнурения и госпитальной заразы, так что сердобольные застали госпитали без женской прислу­ги. В эту критическую минуту сердобольные заступили в госпитали по сделанному мною распоряжению вместо сестер и принялись ревност­но за дело... занялись по возможности сортированием больных, перевязкою раненых, переменою белья»1.

Проводя день и ночь в этих занятиях, многие из них также вскоре заболевали различными инфекциями, а их место занимали другие вдовы. Нередко во время перевязки раненых, размещенных на полу или на земле, нужно было ползать от одного к другому на коленях или сохранять полусогнутое положение в течение длительного времени; при этом еще приходилось иногда вдыхать запах, распространявшийся от гнойных ран. Но сердобольные вдовы ни разу не уклонились от возложенных на них обязанностей.

Кроме перевязок, они выполняли много других обязанностей — раздача белья и лекарств, проверка качества пищи, обеспечение чистоты, наблюдение за санитарами. На долю каждой сердобольной вдовы приходилось около 200 раненых, из которых каждому третьему, кроме перевязок, требовался постоянный уход.

В августе 1855 г. из Московского и Санкт-Петербургского вдовьих домов в Крым были направлены 36 женщин. Только из Одесской богадельни в Крыму работали около 200 сердобольных вдов.

Участники Крымской войны так описывали труд сердобольных вдов в госпиталях Симферополя: «С прибытием их в госпиталь приобрел себе самых деятельных и трудолюбивых помощниц, самых усердных и бескорыстных слуг. Каждая палата, каждое отделение в лице сердо­больной получило хозяйку, которая старалась, чтобы больные были покойны и довольны, чтобы прислуга была исправна и старательна, а палата достаточно снабжена всем необходимым; заботилась, чтобы стены, окна, двери, полы и столы, кровати, посуда и белье были чисты, воздух свеж, теплота приличная, освещение достаточно; чтобы пища, питье и лекарства, пожертвования и пособия раздавались правильно; помогала доктору при перевязке и операциях; докладывала ему о нуждах больного и переменах в ходе болезни и о всех неисправ­ностях, беспорядках и злоупотреблениях, если они случались в палате; и немедленно доносила начальнице общины, которая... тотчас прини­мала меры. Таким образом, несмотря на огромное число больных... сердобольные неуклонно поддерживали внутренний порядок в госпи­тале, следили за больными и течением их болезни, за ранеными и лечением их ран так, что внутреннее благосостояние госпиталя лежало большей частью на них»1.

О работе сердобольных вдов в Крыму подробно писала газета «Русский инвалид»: «...сердобольные вдовы, забывая собственную свою опасность и не помышляя о трудах и лишениях, дни и ночи проводили в уходе за больными... Сердобольная вдова Воронина... занимается перевязкою ран в гангренозном отделении, убийственном для здоровья, по злокачественности воздуха, и не желает оставить сего госпиталя... Сердобольная Пашковская, состоявшая при Симферо­польском военном госпитале, постоянно присутствовала при ампута­циях и других операциях, затем неуклонно наблюдала за ходом болез­ни каждого страдальца, в точности исполняя все распоряжения врачей...

В Богоугодном заведении, где находятся теперь самые трудные ра­неные, сердобольная вдова Малейн ухаживает за ними с таким редким усердием, не упуская ни малейшего случая подать им необходимую помощь, возможное пособие.

В отделении раненых пленных сердобольная вдова Евреинова так­же сама перевязывала раны и... заслужила общую их благодарность.

К сожалению, 12 сердобольных вдов... во время ухода за больными и ранеными, вследствие истощения сил и от заразы, окончили жизнь в Симферополе...»1.

После Крымской войны сердобольные вдовы вернулись в места постоянного пребывания своих общин. Вдовы из Санкт-Петербурга в последующем осуществляли свою работу преимущественно в Мариинской больнице и больнице св. Марии Магдалины. Однако их количество с годами уменьшалось. В 1892 г., согласно новому уставу Санкт-Петербургского вдовьего дома, институт сердобольных вдов был упразднен, но еще в 1902 г. на службе состояли 19 сердобольных вдов.

В Крымской войне посильную медицинскую помощь оказывали и жительницы Севастополя. Среди них были жены офицеров, солдат и матросов, они также проявляли самоотверженную заботу о постра­давших на войне и прославились своими подвигами при уходе за ранеными. Особенно отличилась дочь черноморского матроса Дарья Алексеевна Александрова (Даша Севастопольская). В народе ее чтили как героиню, как первую сестру милосердия.

Н. И. Пирогов 29 ноября 1854 г. писал из Симферополя: «При пе­ревязке можно видеть ежедневно трех или четырех женщин: из них одна знаменитая Дарья, одна дочь какого-то чиновника, лет 17 девоч­ка, и одна жена солдата. Кроме этого я встречаю иногда еще одну даму средних лет... Это жена какого-то моряка, кажется, приносит свой или другими пожертвованный чай. Дарья является теперь с медалью на груди, полученной от государя, который велел ее поцеловать великим князьям, подарил ей 500 рублей и еще 1000, когда выйдет замуж. Она — молодая женщина, не дурна собой. Под Альмой она приносила белье, отданное ей для стирки, и здесь в первый раз обнаружилась ее благородная наклонность помогать раненым. Она ассистирует и при операциях»2.

Сразу после войны Великая княгиня Елена Павловна писала импе­ратору: «...назначаю: 1) раздать вдовам и сестрам серебряные медали с изображением моего имени, а начальнице их такую же золотую медаль; 2) службу вдов в Крыму считать вчетверо, для получения определенного уставами вдовьих домов денежного им награждения; 3) начальнице вдов и сестер производить пенсию по 300 руб. в год с выделением единовременно 1000 руб., вдовам и сестрам выдавать по 10 руб. за каждый месяц служения их в военных госпиталях»1. Александр II на докладе написал резолюцию: «Очень хорошо, но прибавить одну фразу: кроме того, они все имеют право на Севасто­польскую медаль, если еще не получена, 25 августа 1856 г.». За самоотверженный уход за ранеными и больными 158 участниц Крымской войны были награждены медалями «За оборону Севастополя» и позолоченным крестом.

Крымская война показала пользу женского ухода за ранеными и больными, который осуществлялся воюющими сторонами. Это на основании опыта Крымской войны Н. И. Пирогов напишет то, что войдет во все медицинские энциклопедии и учебники мира: «Война — это травматическая эпидемия. Как при больших эпидемиях всегда недостает врачей, так во время больших войн всегда в них недоста­ток». Он убедился на практике, что в такой ситуации в интересах раненого и больного необходимо расширить функции медицинской сестры, они должны быть шире, чем у сиделки, и качество оказания медицинской помощи должно быть выше. А профилактические мероприятия по предупреждению болезней, особенно инфекционных, по созданию условий выздоровления оказались настолько разитель­ными, что, как отметил Н. А. Семашко, Н. И. Пирогов доказал, что «бу­дущее принадлежит предупредительной медицине». Доказали это и сестры милосердия, работавшие под руководством Н. И. Пирогова в труднейших условиях Крымской войны1.

Опыт работы сестер милосердия в период Крымской войны пока­зал следующее.

Сестры должны уметь создать условия для выздоровления и пред­отвращения болезней, «оказывать услуги для выздоровления»; знать признаки «перемен болезни», уметь оценивать их и при внезапных «переменах» оказывать помощь; знать не только название лекарств, но и их действие и осложнения, которые они могут вызвать: уметь вести документацию, в которой фиксируются «перемены» в состоянии больных и раненых, замечания и предложения по уходу за ними. С учетом потребностей практики необходимо разделение функции сестринского персонала — специализация (сестра, дающая хлоро­форм; помогающая при операциях; работающая с безнадежными больными и ранеными). Сестры милосердия должны быть готовы к работе в экстремальных ситуациях (войны, катастрофы, эпидемии и др.). Они должны выступать как представительницы и защитницы интересов раненых и больных. Для реализации этих и многих других функций медицинской сестре необходимы специальные знания, подготовка и программы обучения.

Не случайно, сравнивая работу сестер милосердия других госу­дарств во время военных действий в Крыму (1854 — 1856 гг.), Пруссии (1871 г.) и Америке (1865 г.), Н. И. Пирогов отмечал, что круг их обязанностей был более ограничен, чем наших сестер во время Крымской кампании: «Мы рады были, когда наши сестры вмеши­вались, если не прямо, то косвенно, в госпитально-экономическую администрацию. И не только врачи, многие военачальники желали этого». Он понимал, что принципы, положенные в организа­цию подготовки сестер милосердия на основании опыта Крымской войны, важны «для будущего всего дела, следствия которого неисчис­лимы».


Героические имена сестер милосердия в Крымской войне.

По прибытии в Севастополь Н.И. Пирогов встретил там в госпиталях местных женщин, ухаживающих за ранеными . В письме от 29 ноября он писал : “При перевязке можно видеть ежедневно трех или четырех женщин; из них одна знаменитая Дарья...”1 Кто же была эта Дарья?

В возрасте 15 лет Дарья осталась круглой сиротой и жизнь ее была трудной. Когда союзные войска высадились в Евпатории, Дарья отправилась вслед за русскими войсками и во время сражения при р.Альме ( 8 сентября 1854 года) под неприятельским огнем — как могла перевязывала раненых, ее повозка стала первым перевязочным пунктом. С тех пор до кона марта 1855 года она ухаживала за ранеными и больными войнами на перевязочных пунктах, в госпиталях и лазаретах осажденного Севастополя, за что и получила от императора медаль и золотой крест с надписью “Севастополь”. Дарья была одной из первых русских женщин, начавших ухаживать за ранеными на поле боя. Долгое время её звали Дарья Севастопольская , не зная её настоящей фамилии. И лишь недавно была названа ее фамилия Дарья Лаврентьевна Михайлова по одним источникам и Александрова по другим.. Память о Дарье живет в сердцах севастопольцев, на территории госпиталя, носящего имя Н.И. Пирогов , находится музей медицинской службы , в котором имеется раздел, посвященный Даше Севастопольской.

Высокую оценку своей деятельности получила сестра милосердия Крестовоздвиженской общины Екатерина Михайловна Бакунина (1812-1894 г).

...идеальный тип сестры милосердия, которая наравне с хирургами днем и ночью работала в операционной, с пучком лигатур в руке, готовая следовать на призыв врачей”, “ Когда бомбы и ракеты то перелетали, то не долетали и ложились кругом всего собрания, она обнаружила со своими сообщницами присутствие духа, едва совместное с женскою натурою и отличавшее сестер до самого конца осады”1 — так писал о Е.М. Бакуниной Н.И. Пирогов.

Е.М. Бакунина родилась в семье дворянина — губернатора Петербурга. Её молодость прошла в выездах, занятиях музыкой, рисованием, домашними спектаклями, балами, на которых она с удовольствием танцевала. В 1854 году ей было 42 года. Её желание стать сестрой милосердия не нашло понимания у родных и знакомых. На её запрос из Петербурга ( жили она в Москве) пришел очень сдержанный ответ, на что она заявила “ когда дочь Бакунина, который был губернатором в Петербурге, и внучка адмирала Голенищева- Кутузова желает ходить за матросами, то странно кажется отказывать ей.” И ее приняли. Желая испытать себя она стала посещать одну из “гнусных больниц” в Москве. Приехав в Петербург Екатерина получила приглашение ко двору Великой княгине Елене Павловны и жила во дворце в ее покоях. Ей доверили 3-й отряд сестер из 8 человек Крестовоздвиженской общины. Готовясь, они посещали операции в клинике. 21 января 1855 года сестры милосердия во главе Екатерины Бакуниной вошли в бараки осажденного Севастополя, а в феврале ее назначали сестрой-начальницей Крестовоздвиженской общины. С большой требовательностью Екатерина относилась к духовно-нравственным качествам сестер милосердия. Не сойдясь во взглядах на деятельность общины с Великой княгиней Еленой Павловной, считавшей, что развитие должно идти по западно-европейскому образец, Бакунина, с болью и горечью покинула сестер, уехала в Тверскую губернию, где вместе с родными сестрами открыла школу и больницу для крестьян. Однако, когда началась русско-турецкая война, она отправилась на театр военных действий вновь помогать раненым.

Еще одним примером героической работы сестры милосердия, была Екатерина Александровна Хитрово (1805-1856 г.) , которая начала свой милосердный путь в Одесской общине сердобольных сестер, позднее возглавила ее. В сложный для Крестовоздвиженской общины момент, во время Крымской кампании, уступая настойчивым просьбам Великой княгини Елены Павловны и Н.И. Пирогова, повинуясь долгу, Екатерина Александровна отправилась на театр военных действий и смогла наладить деятельность общины в трудных военных условиях, тем самым сохранить её. Пирогов отмечал: “ Е.А. Хитрово, одаренная от природы всеми свойствами своей души, необходимыми для сестры-настоятельницы, приобрела труднопокупаемую опытность пребыванием своим при одном из самых замечательных благотворительных учреждений нашего Отечества.” Трудясь наравне с другими сестрами, Е.А. Хитрово заразилась от тифозных больных и скончалась на 51-м году жизни. Приеемницей ее стала Е.М. Бакунина , которая писала: «Я знала много сестер милосердия, и только одна для меня олицетворяла этот идеал — это Е.А. Хитрово»1.

1.3. Создание Российского общества Красного Креста

Помощь раненым силами сестер милосердия явилась предпосылкой к организации Общества Красного Креста. Его основоположник — гражданин Швейцарии Анри Дюнан писал, что мысль о посещении полей сражений и об организации международной, частной и добровольной помощи пострадавшим на войне, без различия их звания и национальности, появилась у него отчасти под влиянием деятельности во время Крымской войны княгини Елены Павловны, Н. Н. Пирогова и сестер Крестовоздвиженской общины

25 — 27 июля 1859 г. А. Дюнан был свидетелем битвы при Сольферино в Италии войск Наполеона III с австрийской армией. Таких кровавых сражений Европа не знала со времени битвы при Ватерлоо. После битвы на поле боя остались 23 тыс. раненых, которым никто не оказывал медицинскую помощь.

Свои впечатления об увиденных последствиях сражения Дюнан изложил в книге «Воспоминания о битве при Сольферино», экземпляры которой он разослал руководителям европейских государств. Впоследствии книга была переведена на многие языки. Он писал: «Если бы существовали международные союзы помощи, если бы были добровольные санитары... то сколько бы неоценимого добра они могли бы сделать; сколько бы раненых можно было подобрать своевременно на поле битвы и спасти; если бы были средства для транспортировки, можно было бы раньше оперировать... Для этого необходимы санитары, добровольные санитары, деятельные, подготовленные, вышколенные и призванные полководцами для этой деятельности. Военный персонал недостаточен для этого и никогда не будет достаточен, если даже он будет удвоен или утроен.

Настоятельно необходимо обратиться к населению, ибо только при его содействии можно надеяться достичь благотворных результатов. Надо обратиться с воззванием во всех странах к каждому, какого бы сословия и общественного положения он ни был, как к мужчинам, так и к женщинам, к принцессе и бедной вдове, ко всем, кто имеет еще сердце, полное любви к ближнему. Нужно выдвинуть международный принцип, освятить его всенародным договором и для осуществления его организовать во всех государствах Европы союзы для подачи помощи раненым»1.

В августе 1863 г. в Берлине, на Международном конгрессе по статистике (на секции сравнительной статистики и состояния здоровья и смерти среди солдат и простого населения) были одобрены доклады Дюнана и голландского лейб-медика Бастинга по организации добровольных санитарных отрядов во всех странах.

В октябре этого же года в Женеве открылась Международная конференция, в которой приняли участие представители 14 стран. Здесь было принято решение, в котором говорилось, что каждая страна должна иметь комитет, который в случае войны должен организовать помощь санитарным службам вооруженных сил. Был создан и Международный комитет по оказанию помощи раненым.

22 августа 1864 г. в Женеве представители 16 государств заключили уже международный договор о помощи раненым во время войн — Женевскую конвенцию .Позднее к этому соглашению присоединились еще 26 стран, в том числе и Россия. Отличительным знаком организации стал герб Женевы как центра духовного единения стран-участниц: красный крест на белом флаге.

1866 г. явился новым этапом в развитии дела женского ухода за больными и в России. По инициативе лейб-хирурга И. А. Нерановича и доктора Ф. Я. Кареля стали предприниматься шаги для создания Общества Красного Креста. 3 мая 1867 г. в Государственном совете бы утвержден устав общества, получившего название «Российское общество попечения о больных и раненых воинах». В 1879 г. оно было переименовано в Российское общество Красного Креста .

Общество приняло на себя функции по подготовке опытного санитарного персонала для нужд военного времени, организации госпиталей на фронте, по сбору пожертвований и оказанию материальной помощи раненым и больным. В его деятельности на разных этапах активно участвовали многие выдающиеся медики — Н. И. Пирогов, Н. В. Склифосовский, С. П. Боткин, С. И. Спасокукоцкий, Н. А. Вельяминов, Н. Н. Бурденко и др.

Общество Красного Креста России конца ХХ века представляло собой замкнутую организацию. Во главе его в Петербурге стояло Главное управление, а на местах создавались окружные управления, расположенные на территории военных округов; в губернских городах имелись местные управления и в уездных городах — комитеты. Всего существовало 109 общин Красного Креста. Все вновь открываемые общины сестер милосердия находились в ведении Общества Красного Креста.

Первая община Красного Креста была учреждена в 1868 г. в Москве. Процесс создания общин сестер милосердия Обществом Красного Креста шел медленно. За период с 1871 по 1881 г., главным образом в связи с войнами, было открыто 11 общин, из которых наиболее известными были Елисаветинская в Варшаве, Мариинские в Киеве и Иркутске, Касперовская в Одессе, Александровская в Санкт-Петербурге .Замедлил рост числа общин и голод в стране в 1891—1892 гг.

Принципиальных различий в уставах общин Красного Креста не было. Основной целью общин была подготовка опытного женского персонала для ухода за больными и ранеными как в военное, так и в мирное время. Подготовка персонала осуществлялась в своих лечебных учреждениях и амбулаториях. Помимо ухода за больными в собственных лечебных учреждениях, сестры милосердия общин направлялись в местные военные госпитали, городские, земские и частные больницы, а также в случаях стихийных бедствий сестры работали в составе санитарных отрядов. Существовавшие при общинах школы сестер милосердия имели двухгодичный, а некоторые — полуторагодичный срок обучения. Программа школы включала следующие предметы: 1) анатомия и физиология — 30—40 часов; 2) гигиена — 20 часов; 3) общая и частная патология — 42 часа; 4) общий уход за больными — 30 часов; 5) рецептура — 10 часов; 6) детские болезни — 22 часа; 7) кожные и венерические болезни — 20 часов; 8) общая хирургия — 24 часа; 9) десмургия и учение об асептике — 24 часа; 10) уход за хирургическими больными —18 часов; 11) женские болезни — 12 часов; 12) глазные болезни — 12 часов; 13) массаж — 24 часа и 14) богословие.

С 8 до 13 часов ученицы проводили в лечебном учреждении, затем до 15 часов они находились на уроках в классах и с 16 до 18 часов опять работали в лечебном учреждении.

Одной из самых известных общин сестер милосердия Общества Красного Креста являлась Георгиевская община. Она была организована в Санкт-Петербурге в 1870 г. Главным управлением Российского общества Красного Креста при участии принцессы Евгении Максимилиановны и С. П. Боткина и получила название в честь святого Георгия. На должность сестры-настоятельницы была приглашена Е. П. Карпова. С начала существования общины свои услуги в качестве консультантов безвозмездно предложили профессора Военно-медицинской академии С. П. Боткин, В. А. Манассеин, А. Г. Полотебнов, а с 1883 г. — и известный акушер-гинеколог Д. О. Отт .

В 1874 г. при общине была основана трехгодичная женская фельдшерская школа. Большая роль в организации учебного процесса в ней принадлежала С. П. Боткину . Для поступления в школу требовалось выдержать испытания по арифметике, чтению и письму. В числе преподавателей учебного заведения были известные медики: И. П. Павлов, Н. И. Быстров, А. И. Теренецкий, Г. Е. Рейн, Н. В. Склифосовский и др. Несмотря на материальные затруднения, фельдшерская школа являлась первоклассным медицинским заведением. Обучение в ней стоило от 10 до 15 рублей в год. Просуществовала она только до 1882 г. — дальнейшее содержание ее оказалось непосильным для общины.

В 1879 г. общине был безвозмездно передан участок земли на Выборгской стороне, принадлежавший ранее Клиническому военному госпиталю. В 1882 г. состоялся торжественный переезд общины в новое помещение. В 1884 г. при ней была открыта больница, которая принимала больных не только из своей амбулатории, но и по направлениям городской справочной больничной конторы.

Деятельность Георгиевской общины из года в год расширялась. В 1887 г. ее воспитанницы стали работать и в Мариинской больнице для бедных. В штате общины к этому времени состояли уже 110 сестер милосердия.

После Октябрьской революции 1917 г. общину ликвидировали, а ее больница вошла в систему лечебных учреждений города и в 1919 г. получила имя Карла Маркса. В настоящее время больнице возвращено ее историческое название — больница св. Георгия.

С организацией Российского общества Красного Креста некоторые ранее созданные общины сестер милосердия стали передаваться в его ведение. В 1894 г. в его подчинение перешла Крестовоздвиженская община. Самостоятельными оставались несколько старейших общин — Свято-Троицкая, Покровская, Екатеринославская св. Иосифа и др. Однако и самостоятельные общины во время войны были в распоряжении Общества Красного Креста. В 1875 г. было издано положение о сестрах Красного Креста, назначаемых для ухода за больными и ранеными во время войны.

В 1882 г. по инициативе Общества Красного Креста в Петербурге начали работу курсы для населения по оказанию первой помощи при несчастных случаях. Программа обучения включала циклы лекций и практических занятий по изучению строения человека, по оказанию первой помощи при различных острых заболеваниях и повреждениях. В течение года на курсах обучались более 900 человек, 658 из которых их закончили. Состав обучающихся был самым разнообразным — слушательницы высших женских курсов, женщины разных сословий, студенты и т. д.

В 1897 г. Общество Красного Креста учредило в Петербурге институт «братьев милосердия». Программа подготовки была рассчитана на 2 года и не отличалась от программы подготовки сестер милосердия. В военное время братья милосердия оказывали помощь раненым на поле боя, в перевязочных пунктах, находившихся на передовых позициях, осуществляли уход за больными в госпиталях и лазаретах, сопровождали транспорт с ранеными. К 1899 г. проходили подготовку 180 человек, 30 братьев милосердия состояли в запасе .

Всего к началу ХХ столетия в ведении Красного Креста была 81 община с 1603 сестрами милосердия. К 1913 г. он уже имел 109 общин, в которых насчитывалось 2438 сестер милосердия, 1004 испытуемые и 750 сестер в запасе, работавших в госпиталях, земских, городских и собственных лечебницах, приютах и т. д.. В 1914 г. в стране уже функционировали 150 общин. Число подготовленных в них сестер милосердия составляло 10 тыс. человек Помимо подготовки квалифицированного медицинского персонала на случай войны, все учреждения Красного Креста оказывали бесплатную (или за минимальную плату) медицинскую помощь. Эта не бросающаяся в глаза, но имеющая большое значение деятельность и являлась особенностью Российского общества Красного Креста. В подобных европейских организациях не было ни такой широкой подготовки сестер милосердия, ни правильно организованной помощи при общественных бедствиях. Учреждения Красного Креста в странах Западной Европы подчинялись, в большинстве случаев, военным ведомствам и готовили сестер только для работы в условиях войны.

Деятельность Общества Красного Креста и сестер милосердия особенно ярко проявилась в период войн.

1.4. Сестры милосердия в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.


Русская служба милосердия, к чести своей , была представлена на театре войны 1877-1878 года не только великим множеством прекрасных полевых врачей, но и женским обслуживающим персоналом. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. явилась следствием национально-освободительной борьбы славянских народов на Балканах против турецкого многовекового ига. Это была освободительная война, вызвавшая резонанс и в России. Многие представители передовой отечественной интеллигенции, в том числе и врачи, принимали непосредственное участие в боевых действиях. Среди них были А. П. Доброславин, Н. И. Пирогов, Н. В. Склифосовский и С. П. Боткин, которому принадлежат такие слова: «Внести свою лепту в это дело есть святая обязанность каждого честного человека». Участие в этой войне Русского общества попечения о раненых и больных воинах осуществлялось в следующих направлениях: устройство лазаретов, эвакуация раненых, организация передвижных санитарных отрядов, организация перевязочных пунктов, обеспечение женским санитарным персоналом врачебно-санитарных учреждений. На фронт был отправлен медицинский отряд — 356 человек, в состав которого вошли 118 сестер милосердия разных общин. Отряд из 32 сестер Крестовоздвиженской общины работал в госпиталях. Начальницей отряда сестер милосердия была назначена опытная старшая сестра Н. А. Щеховская.

В мае 1877 г. из Петербурга в Дунайскую армию отправились 27 сестер Георгиевской общины во главе с сестрой-настоятельницей Е. П. Карповой. Сначала сестры работали в Румынии в полевых перевязочных госпиталях, расположенных вдоль железной дороги, обеспечивали прием больных и раненых с санитарных поездов, затем — в Сан-Стефано, где не было госпиталей, а инфекционная заболеваемость была крайне высокой. Здесь через их заботливые руки прошли более 40 тыс. больных и раненых.

Сестры милосердия Покровской общины в составе 35 человек работали во время военных действий в лазаретах и санитарных поездах.

Отряд из 21 сестры милосердия Свято-Троицкой общины и 11 женщин из числа петербургской интеллигенции во главе с настоятельницей общины Е. А. Кублицкой работали в Ясском эвакуационном госпитале и военно-санитарных поездах.

Сестры милосердия Московской общины «Утоли моя печали» в составе отряда из 36 человек работали в госпиталях Румынии и Болгарии под руководством Н. Б. Шаховской, пожертвовавшей все свое состояние на организацию госпиталей1.

На Балканский театр военных действий в первые месяцы войны прибыл еще один отряд из 10 сестер милосердия Благовещенской общины из Крыма во главе с сестрой-настоятельницей М. С. Сабининой.

Кроме названных отрядов, Русское общество попечения о раненых и больных воинах в начале войны отправило на фронт 75 сестер Красного Креста, закончивших ускоренный курс медицинской подготовки на базе крупных больниц различных городов.

Русско-турецкая война вошла в историю как одна из самых неблагоприятных в санитарно-эпидемическом отношении. В начале 1878 г. в русских войсках вспыхнула эпидемия сыпного тифа. На 1000 ее участников пришлось более 1439 случаев заболеваний, в то время как боевых травм — всего 69. Военная администрация не была подготовлена к проведению противоэпидемических мероприятий. Эпидемия с каждым днем разрасталась и вскоре все госпитали оказались переполнены больными. Почти все сестры переболели тифом, многие умерли. В госпитале Адрианополя, например, на 4000 больных осталось всего 8 сестер. Такое же положение было почти во всех госпиталях .

На призыв Общества Красного Креста о пополнении его рядов откликнулись тысячи женщин страны. В кратчайший срок были развернуты курсы подготовки сестер милосердия. Только в Петербурге в 1877 г. их посещали около 500 женщин. В отрядах и группах сестер милосердия были представители почти из всех крупных городов России, немало женщин прибывали на фронт по личной инициативе. Это были жительницы разных городов России, из обеспеченных семей, которые прошли медицинскую подготовку в объеме программы сестер милосердия. В течение 1877—1878 гг. из России было направлено на войну более 1288 сестер милосердия.

В России в этот период наблюдался необычайный подъем духа, на санитарное дело были пожертвованы миллионы рублей, благодаря чему Общество Красного Креста расширило свою деятельность. Русские женщины из всех слоев общества проявляли необычайную энергию, самопожертвование, благотворительность. Они создавали так называемые «дамские кружки», члены которых посещали госпитали для оказания разных услуг больным и раненым (писали письма, читали книги, раздавали подарки и т. п.).

Н. И. Пирогов, анализируя организацию частной помощи раненым на русско-турецкой войне, давал высокую оценку деятельности сестер милосердия: «И Е. П. Карпова на театре войны в Болгарии, и Е. М. Бакунина могут служить для нас идеалом старших сестер... Вообще можно заявить, что и старшие сестры, прежде еще не бывавшие на театре войны, оказались в нынешнюю войну вполне достойными своего призвания. Деятельность и ревность в деле помощи таких личностей, как княжна Дондукова-Корсакова, Сабинина, княгиня Шаховская и др., заслужили, бесспорно, общую признательность»1.

Известный историк медицины П. А. Рихтер, указывая на то, что «умственное и нравственное развитие их было различно», все же приходит к выводу, что «русская женщина в звании сестры милосердия приобрела... всеобщую признательность и уважение как лучший друг солдата посреди страданий и болезни, что было бы излишне распространяться вновь об ее достоинствах». «С совершенным устранением всяких личных притязаний и интересов, с полнейшим самозабвением и с сознанием только святости принятого ими на себя долга они отдались всецело своему делу и энергией, находчивостью, бодростью и ясностью посреди всех лишений и трудов показали, какой драгоценный элемент представляет русская сестра милосердия в деле призрения больных. Случаев нарушения дисциплины или уклонения от нравственных правил почти не было». «Сестры проводили почти все свое время с больными, старались утешить, занять, развлечь их и этим человеческим, дружеским отношением к больным заслужили ту драгоценную славу, которая живет о них в сердцах русского солдата»1.

Прекрасно зарекомендовали себя сестры милосердия и в Ясском эвакуационном госпитале. «Сестры милосердия, бесспорно, составляли наиболее необходимый и притом наиболее обремененный обязанностями персонал барака. Они перевязывали раненых и ознобленных, раздавали, по назначению врачей, лекарства, наблюдали за переменой белья больным и раненым, раздавали им пищу, водку, вино и прохлаждающее питье, трудных больных и тяжелораненых собственноручно кормили, успокаивали страдальцев, во время погрузки поездов заботились о более удобном и бережном помещении на носилки трудных больных и раненых и вообще обо всем том, что могло облегчить участь страждущих. Некоторые сестры исполняли специальные обязанности по заведованию кухней, буфетом и складом белья. Все сестры, по очереди, назначались сопровождать воинские поезда, где их труды при огромном количестве отправляемых на поезде больных и раненых были еще сложнее и тяжелее; к этому нередко присоединялась еще обязанность заботиться о продовольствии транспортируемых в пути, так как в распоряжении Красного Креста не было достаточного числа уполномоченных, да и никто лучше сестер, как показал опыт, не исполнял этих обязанностей».

Здесь же работали прекрасно подготовленные и организованные сестры милосердия Свято-Троицкой общины во главе с Е. А. Кублицкой, «которая с необыкновенным умением, опытностью и кротостью руководила действиями сестер не только своего отряда, но и всех других групп, прибывающих в эвакуационный барак, и с редкою для ее преклонных лет живостью и энергией разделяла с сестрами все их труды, проводя целые дни в бараке и подавая пример трудолюбия и самоотвержения. Кроме общинных сестер в отряде находилось несколько представительниц высшего круга общества, которые с согласия настоятельницы присоединились к общине на время войны, чтобы посвятить себя уходу за пострадавшими воинами. Несмотря на непривычку к непрерывному и тяжелому физическому труду, они не пользовались своим привилегированным положением, но, напротив, всегда старались брать на свою долю самую трудную и самую неприятную работу, что привлекло к ним всеобщую любовь и симпатии их сотрудниц и сотрудников... Польза и услуги, оказанные больным и раненым отрядом Свято-Троицкой общины, неизмеримо велики, нет слов, чтобы достойным образом выразить те чувства глубокого удивления и уважения к самоотверженным и неутомимым трудам, которые останутся неизгладимо в памяти тех, кто имели счастье работать с сестрами этой общины и направлять их труды»1.

Прекрасные отзывы о своей работе в госпиталях заслужили и сестры других общин. «Что касается качеств сестер, работавших при эвакуационном бараке и в других врачебных учреждениях района, то в течение минувшей войны русская женщина так прочно установила свою репутацию в этом высоком звании, что ничего не остается прибавить к тому, что уже много раз было высказано в печати о сестрах вообще... Никогда не сознаваясь в усталости, никогда не заявляя ни малейшего неудовольствия, эти самоотверженные труженицы работали без отдыха по целым суткам, превозмогая все — и непривлекательную сторону работы, и природное отвращение, чуть не падая в обморок от вредного и нестерпимого запаха, который им нередко приходилось переносить во время перевязок и ухода за прибывавшими в ужасном виде пленными турками... Сказанное относится ко всем работавшим в районе сестрам почти без исключения»2.

С. П. Боткин в письме жене писал: «Сестры держат себя безукоризненно и могут быть поставлены в пример прочим». А среди какой обстановки пришлось жить сестрам в период, когда было «дело», можно судить из другого письма: «...нужны большие силы и привычка, чтобы биться здесь и работать с больными. Битком набитые госпитали вонючие много берут силы, не говоря о нравственных муках, вследствие сознания беспомощности своего положения... Сестры здесь... при госпитале, в числе десяти, помещены в юрте, в которой полагается класть не более восьми больных. Вчера при мне в железном ведре им принесли щей, в другой кастрюле — котлеты рубленные, в третьей кастрюле — картофель жареный. Все это холодно, невкусно: есть это нужно сидя на пустых ящиках и держа тарелку в одной руке, а другою справляться вместо вилки. Это еще в Горном-Студие, где удобства сравнительно чуть не большого города; от Систова, от нашего Парижа, мы только в 30 верстах с небольшим. Не буду говорить о работе, которая по временам превосходит человеческие силы и требует большого напряжения... Люди остаются без еды и без перевязки по суткам или более; все это кричит, стонет, умоляет о помощи. Какие силы нужны, чтобы все это выдержать, чтобы не надломиться!»1.

Несмотря на невероятно тяжелые условия работы в госпиталях, сестры по-прежнему сохраняли самообладание и самоотверженно обслуживали раненых и больных. Они провели гигантскую работу и на эвакопунктах. Если учесть, что Дунайская армия за всю кампанию потеряла ранеными 43 416, а больными 875 543 человека, значительная часть которых была эвакуирована в Россию, то можно себе представить титанический труд сестер, работавших на эвакопунктах и санитарном транспорте

За годы войны в стране было подготовлено более 3000 сестер, 1100 из которых самоотверженно трудились в госпиталях, лазаретах, на транспортных поездах и судах. 55 сестер милосердия погибли на театре военных действий. Среди них находилась и баронесса Ю. П. Вревская. Пройдя необходимую подготовку по уходу за больными и ранеными и вложив собственные средства в организацию санитарного отряда, баронесса вместе с другими сестрами санитарного отряда Свято-Троицкой общины в июне 1877 г. прибыла на фронт. Здесь она работала на перевязочных пунктах в местах боевых сражений, в полевых госпиталях, где и умерла, заразившись сыпным тифом. Впоследствии Ю. П. Вревская была воспета И. С. Тургеневым стихами в прозе .

Тяжелый труд женщин на войне был отмечен медалями в память о русско-турецкой войне 1877—1878 гг. Шесть сестер милосердия были награждены серебряными медалями «За храбрость» и почти все сестры — знаками отличия, учрежденными Обществом Красного Креста.

Непосредственное участие принимала Георгиевская община сестер милосердия во главе с Елизаветой Петровной Карцевой(1823-1898 г) и 16 сестрами милосердия. После третьего неудачного штурма крепости Плевна ей пришлось с отрядом сестер милосердия оказывать помощь более чем 100 000 раненым. Совершив многотрудный переход через Шипкинский перевал, Е.П. Карцова вместе со своими сестрами прибыла в Сан-Стефано, где их ждали свыше 40 000 тифозных больных.

Общество Российского Красного Креста развило бурную деятельность в годы войны. Оно формировало отряды из врачей, фельдшеров, сестер и братьев милосердия, которые направляло на театр военных действий. В 1876 году Обществом был сформирован и отправлен в Сербию санитарный отряд, состоявший из 115 врачей, 118 сестер милосердия, 41 студента-медика и 70 фельдшеров. Прибыв на театр военных действий, отряд организовал 7 лазаретов, число коек в них привысило 1000, были открыты перевязочные пункты, в которых раненым немедленно оказывалась хирургическая помощь.

19 февраля 1878 года в России был учрежден первый знак отличия Российского Общества Красного Креста, он был предназначен для женщин “ посвятивших себя исполнению высокой христианской обязанности попечения раненых и больных войнах”. Знак имел 2 степени: золотой знак и серебряный знак. Этим знаком I степени было награждено 71 женщина, главным образом за заслуги, связанные с военными действиями 1877-1878 годов. Вторую степень получили несколько сотен участниц этой войны.

Несмотря на все печальное и хорошее, о чем сказано выше, нельзя преуменьшать заслуг сестре милосердия в Крымской войне и в русско-турецкой войне. В конечном счете, их основное служение состояло вовсе не в оказании санитарной и медицинской помощи больным и не в административном контроле – главным оказалось то, что они были в состоянии, несмотря на все свои немощи, нести в себе тот внутренний свет, какой не могли не полюбить больные, сознававшие, что кто-то находится в постоянном бодрствовании над ними.

Глава 2. Сестры милосердия первой половины XX века.

2.1.Сестры милосердия и русско-японская война 1904-1906 гг.


Русско-японская война 1904—1905 гг. началась нападением японской эскадры на Порт-Артур в ночь на 26 января 1904 г. В ходе войны проявились как героизм и самопожертвование русских солдат и матросов, так и неподготовленность страны к войне: не хватало оружия, боеприпасов, средств коммуникаций на русском Дальнем Востоке. В результате, несмотря на упорное сопротивление в течение пяти месяцев, Порт-Артур — главная военная база России на Дальнем Востоке — был сдан в декабре 1904 г. Русские войска потерпели поражение под Ляояном (август 1904 г.), на реке Шаху (сентябрь 1904 г.). под Мукденом (февраль 1905 г.). В августе 1905 г. в Портсмуте (США) был заключен мирный договор, по которому Россия уступала Японии Южный Сахалин.

Российское общество Красного Креста на театре военных действий имело 28 719 коек в 143 учреждениях, в которых была оказана помощь почти 600 тыс. раненым и больным. Персонал Общества Красного Креста на Дальнем Востоке составлял 4190 человек. В войне принимали участие и сестры милосердия различных общин, в частности Свято-Троицкой и Касперовской (Одесса). Так, из 17 сестер милосердия Свято-Троицкой общины, командированных в 1904 г. на Дальний Восток в распоряжение Общества Красного Креста, возвратились в общину только 8, а 9 человек остались работать в разных военно-полевых госпиталях в связи с недостатком опытных сестер.

С началом русско-японской войны попечительством Касперовской общины в Одессе был сформирован санитарный отряд с 17 сестрами милосердия и 5 врачами (старший врач — А. А. Дешин). Этим отрядом по прибытии в Верхнеудинск был развернут лазарет на 300 коек, который функционировал с 13 июня 1904 г. по 30 ноября 1905 г. Всего одесский лазарет принял 5570 раненых и больных

В официальном отчете о русско-японской войне указывалось:

«Комплектование военно-лечебных заведений сестрами милосердия было выполнено только частью, некомплект же их в госпиталях пополнялся главным образом неподготовленными к делу добровольными сестрами милосердия»1. Как и в прошлых войнах, большинство сестер милосердия («общинных и необщинных») добросовестно выполняли свои трудные обязанности. Участник войны, писатель, врач В. В. Вересаев писал о таких сестрах, что они, работая в тыловых госпиталях, старались оказаться на передовых позициях. Об одной из таких сестер он пишет: «Для этого она отказалась от жалованья, хлопотала долго и настойчиво, пока не добилась своего»2. О таких сестрах писал и А. А. Игнатьев, бывший участником русско-японской войны: «Надолго сохранил я благодарную память о сестре, которая за мною ходила в санитарном поезде. Это была настоящая русская женщина, из тех, которые вкладывают всю свою честную душу в служение страждущей армии»3.

В июле 1904 года русский войска потерпели поражение под Вафангоу. Через Красный Крест патриотически настроенное дворянство из добровольцев сформировало несколько отрядов помощи раненым и больным. Главноуполномоченным был назначен князь Васильчиков. Старший уполномоченный РОКК Е. Боткин ( в последующем личный врач царской семьи) отвечал за работу лазаретов и летучих отрядов. Одним за другим дворянские медицинские отряды отправлялись в действующую армию. 19 сентября 1904 года передовой Дворянский отряд в составе двух бригад, состоявших из уполномоченного Н.С. Хрипунова, а также сестер милосердия Бибиковой, Грибановской, Захаровой, Карташевой, Гернет, Осельской еще 8 сестер, с 20 санитарами на 40 арбах двинулся на юг к д. Сяочиньтидзы и стал готовиться к приему раненых. 28 сентября прибыл первый транспорт с 44 тяжелоранеными.

Ранения были сложными и требовали большого медицинского искусства. Врачи и сестры милосердия работали почти без отдыха, и поэтому очень кстати была прибывшая на помощь летучка с новым медицинским персоналом. За месяц через руки врачей и сестер милосердия прошло 1255 раненых.

Работа врачей в лазарете невозможна без помощи сестер милосердия . “ В труде женщин — сестер милосердия — проявилось в вышей степени много светлых сторон, главным образом присущей этому полу нежной заботливости и сердечности при уходе за ранеными и больными, за наблюдением за чистотой в госпиталях.”1

В русско-японскую войну РОКК оказал значительную помощь в деле подготовки санитарного персонала, снабжении госпиталей и санитарных поездов. Одной из труднейших задач РОКК являлось оказание помощи в эвакуации больных и раненых. Местным управлением РОКК города Благовещенска были зафрахтованы и переделанные в плавучие лазареты — пароходы “Сергей Духовской” и “Николай Ададуров”. Кроме этого, вё Благовещенске с 1 июня по 25 сентября 1904 года действовал временный лазарет Красного Креста. В лазарете Красного Креста работали 3 врача, 11 постоянных сестер милосердия и 2 вольнонаемные, 10 санитаров. 4 служителя и 2 сиделки. Ранеными и больными в лазарете было проведено 6444 койко-дней. Всего госпитализировано 346 человек.

Всего в госпитальных учреждениях Красного Креста было оборудовано свыше тридцати тысяч коек.

Благовещенская община сестер милосердия Красного Креста направила в лазареты военного ведомства в Маньчжурию 12 сестер милосердия. В амбулатории при общине проводился бесплатный прием больных и выдача лекарств.

Несмотря на отдаленность военных действий, на Дальний Восток шла помощь из Центральной России. Немаловажную роль в оказании помощи раненым и больным играли и частные лица. Так. граф С.Д. Шереметев, попечитель Старнноприимного дома города Москвы, узнав о начале войны, 21 февраля 1904, созвал экстренное заседание Совета дома. для обсуждения программы участия в помощи раненым и больным воинам.

При Странноприимном доме были созданы лазареты для раненых и больных. все они переданы в распоряжение РОКК. За период с 20 августа 1904 по 23 ноября 1905 года в лазаретах лечилось 440 эвакуированных с театра военных действий1.

Нельзя не сказать о помощи раненым и больным в период русско-японской войны Великой княгине Елизавете Федоровне. 20 августа 1904 года она посетила раненых в Странноприимном доме, где детально осмотрела лазареты и беседовала с воинами. Активная деятельность Великой Княгини Елизаветы Федоровны чувствовалась в отношении организации медико-санитарной помощи армии и флоту на полях сражений. Так, с 5 марта 1904 года Московский Кремлевский склад Великой Княгини Елизаветы Федоровны начал регулярно отправлять поезда с имуществом ( медикаментами. медицинским инструментарием. одеждой и т.д. ) на Дальний Восток.

В Петербурге на базе больницы ( теперь это больница Я.М. Свердлова) в 1872 году была создана Евгеньевская община сестер милосердия, которая в период русско-японской войны сформировала и отправила на фронт два госпиталя и несколько отрядов сестер милосердия. Кроме этой общины на театре военных действий работали сестра милосердия Свято-Троицкой общины.

Непосредственное участие графа Шереметева, Великой Княгине Елизаветы Федоровны в организации помощи раненым и больным воинам, а также общин сестер милосердия, местного управления РОКК Благовещенска и Благовещенской общины является одним из ярких примеров подъема благотворительного движения в период русско-японской войны.

Большинство женщин, оправившихся на передовую, переживало психологический шок, поскольку внезапно менялось все: условия жизни, работа, круг общения. И все же несмотря на это в русско-японскую войну в военных госпиталях трудились около двух тысяч женщин, которые своим трудом возвращали в строй почти половину всех раненых солдат.

2.2. Первая мировая война 1914-1918 гг. и сестры милосердия

15 (28) июня 1914 г. в Сараево, столице Боснии, был убит наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд. Австрийское правительство обвинило в организации покушения сербскую патриотическую офицерскую организацию и предъявило правительству Сербии ультиматум с требованиями, явно неприемлемыми для независимого государства. Сербия обратилась к России с просьбой о помощи и посредничестве и по совету России дала Австрии примирительный ответ, но Австрия нашла его неудовлетворительным и объявила Сербии войну. Николай II обратился к германскому императору Вильгельму с просьбой повлиять на Австрию и остановить ее агрессию, но обмен несколькими телеграммами между ними не привел к соглашению. Россия начала мобилизацию. Германия ультимативно потребовала немедленно остановить ее и затем 1 августа объявила войну России. На стороне Германии впоследствии выступили Турция и Болгария, союзниками России были Англия, Италия и Франция.

Первая мировая война вызвала в России взрыв патриотизма, готовность населения дать отпор противнику. Начавшиеся накануне войны забастовки рабочих прекратились. Государственная Дума проявила полное единение с Правительством — почти единогласно были приняты военные кредиты. Земские и городские органы самоуправления взяли на себя обязанность помогать при обслуживании различных нужд армии, в том числе и санитарных. Однако в целом военно-медицинская служба русской армии оказалась не в состоянии обеспечить организацию медицинской помощи и эвакуацию раненых и больных — не хватало кадров, имущества, лечебных учреждений. К 1912 г. в 109 общинах было только 3442 сестры милосердия, а требовались десятки тысяч. Как и в русско-японскую войну, началась массовая подготовка сестер милосердия на краткосрочных двухмесячных курсах. В конце 1914 г. в России было уже 150 школ при общинах Общества Красного Креста, где обучались более 10 тыс. учащихся.. Практические занятия с сестрами проводились в 80 больницах, 12 амбулаториях и 10 аптеках Российского общества Красного Креста.

Социальный состав обучающихся на курсах сестер милосердия был самый разнообразный — слушательницы высших женских учебных медицинских и немедицинских заведений, женщины из трудовой среды, дворянского происхождения и даже женщины из рода Романовых. В специальной и художественной литературе после революции 1917 г. было не принято объективно отражать деятельность последних на поприще помощи раненым. А многие из светских дам не ограничивались попечительством и ассигнованием средств. Так, когда началась война, императрица Александра Федоровна вместе со старшими дочерьми Ольгой и Татьяной поступили на кратковременные курсы обучения уходу за ранеными. В качестве сестер милосердия они ежедневно трудились в Царскосельском лазарете. В сохранившихся дневниках Великой княжны Ольги Николаевны, в письмах ее сестер и матери постоянно упоминается о работе в лазарете, которая вызывала у них интерес и сострадание к людям. Императрица сообщала мужу, что работа в лазарете является для нее утешением. Она писала о перевязках, которые делала, о состоянии подопечных раненых, о смерти тех, к кому успела привязаться и кого успела полюбить1.

Младшая сестра Николая II Великая княгиня Ольга Александровна представляла собой редкое явление. Одетая как простая сестра милосердия, она занимала с другой сестрой скромную комнату, начинала работать в 7 часов утра и часто не спала несколько ночей подряд, если необходимо было перевязывать вновь прибывших раненых. Даже раненые с трудом верили, что сестра, которая так нежно и терпеливо за ними ухаживала, была дочерью Александра III2 .

Александра Львовна — младшая дочь Л. Н. Толстого во время первой мировой войны также была на фронте сестрой милосердия, возглавляла санитарный отряд .

В 1916 г. на фронте трудились почти 25 тыс. сестер милосердия Общества Красного Креста, около 6 тыс. которых были из общин милосердия

Много примеров героического труда сестер милосердия, проявились в этой войне. Так известно о Георгиевском кавалере Елене Константиновне Хечиновой, которая после известия о пленении мужа, отправилась на фронт в мужской одежде в звании прапорщика-фельдшера. Она принимала участие в боях вместе с пехотным 186 имени Петра I Асландузским полком, добросовестно выполняла свои обязанности, вытаскивала раненых с поля боя и перевязывала их, в одном из бою она под огнем вытащила и перевязала своего командира сама же была ранена и госпитале выяснилось, что под одеждой прапорщика скрывается женщина. По докладе Государю Императору обстоятельств этого дела, Его Императорское Величество 6 мая 1914 года наградил дворянку Е.К. Хечинову ( в замужестве Цетнерскую) Георгиевским Крестом четвертой степени. После лечения в московском госпитале Елена Константиновна вернулась в строй, намеревалась продолжить службу в армии, но ей было отказано в этом. 30 мая 1915 года она командируется фельдшером военный госпиталь под Сухуми. Позднее Елена Константиновна участвует в гражданской войне, Великой Отечественной войне и везде ее задачей — была помощь раненым.

Другой пример самоотверженного служения милосердия — Римма Михайловна Иванова, посмертно награжденная высшей офицерской наградой орденом Св. Георгия Победоносца. Первые упоминания о Р. М. Ивановой были обнаружены в коротких сообщениях журналов “Летопись войны” и “Нива” за 1915 год. Она была уроженкой города Ставрополь, окончила Ольгинскую гимназию и перед началом войны работала народной учительницей. В первые дни войны Римма ушла добровольно на фронт сестрой милосердия, служила в 105 пехотном Оренбургском полку, участвовала в сражениях на Северо-Западном фронте. “Я должна быть рядом с солдатами, раненый требует скорейшей помощи” — неустанно повторяла она. Небольшого роста, изящная, ослепительной красоты молодая женщина поражала всех своей выносливостью и работоспособностью. 9 сентября 1915 года полк, в котором служила Р. Иванова, участвовал в боевой операции, отражая неистовые атаки австро-германских войск. Уступая настойчивым требованиям начальства, сестра милосердия согласилась перенести перевязочный пункт вглубь расположения полка, а сама с несколькими санитарами осталась помогать раненым в окопах. Видя, что командир и офицеры 10-й роты родного полка убиты, а солдаты вот-вот оставят позиции, Римма, глубоко сознавая важность наступившей решительной минуты боя, выхватила из ножен убитого офицера саблю и устремилась на врага, увлекая за собой растерявшихся солдат. Ведомая бесстрашной сестрой милосердия , рота стремительно ворвалась в неприятельский окоп и в штыковой атаке захватила его. Но сестра милосердия Римма Михайловна Иванова была убита. 11 пулевых и штыковых ранений насчитали на теле погибшей. Российские журналы и газеты незамедлительно поместили репортажи о славной кончине сестры милосердия. Римма Михайловна Иванова была награждена офицерским орденом IV степени Святого Георгия.

Как уже говорилось выше с первых дней Первой мировой войны царская семья принимала активное участие в делах помощи раненым и больным.

Непосредственно императрица Александра Федоровна и ее дочери (Ольга и Татьяна Николаевны) стали сестрами милосердия, они дежурили у постели раненых воинов и всячески поддерживали их . Позднее к матери и страшим сестрам присоединились младшие Великие княжны Мария и Анастасия Николаевны. В Петроградском госпитале обязанности сестры милосердия выполнила Великая княгиня Мария Павловна , посвятила себя уходу за ранеными и Великая княгиня Ольга Александровна. Члены царской фамилии были частыми гостями и на передовой, так княгиня Татьяна Константиновна Багратиони-Мухранская под огнем обходила больных и раненых Второго Кавказского армейского корпуса, помогая и милостиво беседуя с ними. За самоотверженный подвиг она была награждена Георгиевской медалью1.

Родная сестра Императрицы Александры Федоровны, Елизавета Федоровна, выйдя замуж за Великого князя Сергей Александровича, немка по крови, стала русской по вере, укладу жизни и интересам. После убийства мужа, она всецело посвятила себя делу милосердия и заботе о ближних.

Под руководством Елизаветы Федоровны была реализовано несколько крупных проектов благотворительных деяний, в том числе создана Марфо-Мариинская обитель. Целиком посвятив себя служению Богу и ближним, Великая княгиня приобрела на Большой Ордынке усадьбу с 4-мя домами и садом и основала в 1911 году Марфо-Мариинскую обитель — в память о двух евангельских сестрах, соединивших два жизненных направления — духовное служение и милосердие. В обители функционировали : амбулатория, аптека. Приют для девочек, бесплатная больница на 22 койки. Елизавета Федоровна кроме деятельности в обители. Организовала помощь больным на дому. Кроме того сестры милосердия обители присматривали за детьми, помогали бедным устраиваться на работу, поддерживали их материально, одаренных детей отправляли на учебу за границу, помогали бедным одеждой, продуктами и лекарствами.

К середине 1914 года в Марфо-Мариинской обители работали 100 сестер милосердия, но с началом войны часть сестер отправилась в полевые лазареты.

По инициативе Великой княгини в Москве была организована мастерская протезов, средства на нее были отпущены городскими властями, Красным Крестом. Ежемесячно мастерская выпускала более 200 протезов.

В Москве при комитете Великой княгине был также создан отдел по опеке над детьми воинов, который взял на себя воспитание малолетних детей. Для самых маленьких устроили ясли и детский сад. Для детей постарше были открыты школы и мастерские.

Оставшиеся в обители сестры милосердия продолжали трудиться. приносили утешение прихожанам и раненым солдатам, для которых была переоборудована больница.

После октябрьского переворота Марфо-Мариинскую обитель вначале не трогали и сестры милосердия, вместе с Великой княгиней продолжали трудиться на своем милосердном поприще.

В апреле 1918 года Великую княгиню арестовали и увезли в уральский городок Алапаевск. Обреченная на уничтожение, как вся царская семья Романовых, она смиренно ждала своей участи. 18 июля 1918 года бывшую настоятельницу Марфо-Мариинской обители, сестру милосердия, чьи благодеяния и доброта коснулась тысяч и тысяч российских сограждан, сбросили в шахту старого алапаеевского рудника. “Господи, прости их. они не ведают, что творят,” — до последней минуты молила Бога Великая княгиня, прося Господа простить ее палачей. Когда, после освобождения генералом Колчаком Алапаевска, трупы извлекли из рудника, рядом с Великой княжной нашли тело Ивана Константиновича с перевязанной головой. С тяжелейшими переломами и ушибами Елизавета Федоровна и здесь стремилась облегчить страдания ближнего. Пальцы правой руки княгини оказались сложенными для крестного знамения . Останки настоятельницы Марфо-Мриинской обители были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины1.

Общие санитарные потери русской армии в Первую мировую войну составили 12-13 миллионов, а средние ежегодные потери на один миллион около 800-тысяч человек. Из 100 раненых в часть возвращались до 50 %. В этом заслуга сестре милосердия.



2.3 «Красные медицинские сестры» Гражданской войны 1918-1922 гг


После октябрьских событий 1917 г. в Российском обществе Красного Креста произошли коренные изменения. Его Главное управление было упразднено, а все имущество этой общественной организации было объявлено государственной собственностью. Для временного руководства обществом был создан комитет по реорганизации Российского общества Красного Креста, который возглавили М. И. Барсуков, В. М. Бонч-Бруевич, Л. Х. Попов, Т. А. Фортунатова.

27 декабря 1919 г. совместным приказом Реввоенсовета и Народного комиссариата здравоохранения были утверждены положения "О курсах красных сестер (помощниц сестер милосердия)" и "О курсах красных санитарок". В положении "О курсах красных сестер" указывалось, что "в целях создания близких по убеждению и по духу Красной Армии сестер милосердия, которые могли бы заменить больному и раненому красногвардейцу прежних сестер милосердия, облегчая его страдания, и в то же время политически просвещать его в духе коммунистического строительства жизни, учреждаются при Окружных Военно-санитарных Управлениях двухмесячные курсы красных сестер (помощниц сестер милосердия)". На курсы принимались коммунистки и сочувствующие им из среды рабочих, имеющие рекомендацию партийных органов. По окончании двухмесячного обучения, сдачи экзаменов и получения свидетельства сестры направлялись на фронт. По своим правам красные сестры приравнивались к сестрам милосердия лечебных учреждений Военного ведомства. Только в 1920 г. было подготовлено 2442 сестры и 1923 санитарки.

Красные санитарки обучались в течение 4 недель и после сдачи зачетов по анатомии, физиологии, гигиене, заразным болезням, дезинфекции и дезинсекции, хирургии и практическим навыкам получали свидетельство, звание красной санитарки и также направлялись на фронт.

В период гражданской войны в Красной Армии служили 66 тыс. женщин, в том числе 10 тыс. сестер милосердия. Они составляли 2% от всех военнослужащих и самоотверженно работали в госпиталях, санитарных поездах, врачебно-питательных пунктах, банно-прачечных отрядах.

Чрезвычайно опасной на фронтах гражданской войны была санитарно-эпидемическая обстановка. Заболеваемость брюшным, сыпным и возвратным тифами и холерой на 10 000 человек населения повысилась с 31,5 случая в 1918 г. до 370,3 в 1919 г. и до 411,2 случая в 1920 г. Только с октября 1918 г. по октябрь 1920 г. сыпным и возвратным тифами переболели 1 354 752 человека.

Проблема борьбы с эпидемиями в тылу и на фронте приобрела огромное государственное значение. На борьбу с эпидемиями была мобилизована вся общественность, организовывались чрезвычайные санитарные комиссии, эпидотряды, госпитали, санитарно-просветительные ячейки, специальные отряды для проведения прививок против оспы, брюшного тифа и холеры. На фронте и в прифронтовой полосе работали более 400 медико-санитарных учреждений Общества Красного Креста, в том числе 24 противотуберкулезных учреждения, 60 венерологических отрядов, 16 глазных, большое число отрядов по борьбе с малярией. Во всех этих структурах работали и сестры милосердия.

После гражданской войны многие сестры милосердия Общества Красного Креста приняли участие в борьбе с голодом. На Волгу, в Киргизию, Сибирь и Туркестан были направлены в большом количестве врачебно-питательные отряды, которые на средства, собранные в стране и за границей, ежедневно кормили и оказывали медицинскую помощь более чем 120 тыс. человек. При ликвидации последствий голода в 1922-1923 гг. Советский Красный Крест проводил работу в двух направлениях: учреждения общества продолжали оказывать врачебно-питательную помощь детям - наиболее пострадавшей от голода части населения; в наиболее пострадавших от голода районах впервые были организованы сельские аптеки-амбулатории.

В 1922 г., в год образования СССР, Общество Красного Креста было реорганизовано в Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (СОКК и КП).

В 1924 г., когда голод охватил ряд центральных губерний РСФСР, Северный Кавказ и Крым, Общество Красного Креста вновь пришло на помощь, обеспечив медицинское обслуживание более 5 млн. жителей этих территорий.

В этот период Общество Красного Креста - как общественная организация - использовал свои возможности там, где органы практического здравоохранения не могли обойтись своими средствами. Деятельность 179 (в основном туберкулезные и кожно-венерологические диспансеры) из 757 медицинских учреждений Общества Красного Креста была направлена на борьбу с социальными болезнями. Функционировали 68 учреждений по охране материнства и детства, относящихся к Обществу Красного Креста.

6 июня 1925 г. постановлением ВЦИК и СНК РСФСР было утверждено новое "Положение об обществе Красного Креста", в соответствии с которым учреждения Красного Креста должны создавать школы и курсы для подготовки медицинских работников. В 1926 г. сестер милосердия стали называть медицинскими сестрами, в 1927 г. были созданы первые санитарные дружины, а начиная с 1928 г. стала проводиться систематическая подготовка медицинских сестер.

В этот период исполком Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца организовал "курсы сестер запаса". Обучение на этих курсах велось бесплатно, окончившие их получали удостоверение, дававшее право выполнять обязанности медицинских сестер в военное время. В 1934 г. было издано первое "Руководство для курсов сестер запаса".

Во время военных конфликтов России с Японией -у озера Хасан (1938 г.), на реке Халхин-Гол (1939 г.), а также в период войны с Финляндией (1939-1940 гг.) медицинские сестры проявляли героизм и мужество при выполнении своих профессиональных обязанностей.

2.4. Медицинские сестры в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

В период Великой Отечественной войны потребность в медицинских сестрах для нужд фронта и тыла резко возросла, поэтому Народным комиссариатом здравоохранения СССР были приняты меры по ускоренной подготовке специалистов со средним медицинским образованием. Только за первые 6 месяцев войны Обществом Красного Креста было подготовлено 106 тыс. медсестер и 100 тыс. сандружинниц. А за весь период войны организации Красного Креста подготовили более 280 тыс. медицинских сестер, около 500 тыс. сандружинниц и 36 тыс. санитарок.

В Великую Отечественную войну впервые в мире в Красной Армии на линию огня была выведена женщина — санинструктор, в обязанности которой входили вынос раненых и оказание им неотложной помощи. 23 августа 1941 года вышел приказ “ О порядке представления к правительственной награде санинструкторов и санитаров-носильщиков”1:

  1. За вынос с поля 15 раненых с их винтовками и ручными пулеметами представлять к правительственной награде медалью “За боевые заслуги” или

За отвагу”.

  1. За вынос с поля 25 раненых с их винтовками и ручными пулеметами — орденом “Красной Звезды”.

  2. За вынос с поля 40 раненых с их винтовками и ручными пулеметами — орденом “Красного Знамени”.

  3. За вынос с поля 80 раненых с их винтовками и ручными пулеметами — орденом Ленина.

Вслушайтесь (вчитайтесь) в слова — раненых с их винтовками и ручными пулеметами — и представьте 20-летнюю хрупкую девчонку — санинструктора..... Юлия Друнина известный поэт и общественный деятель, бывший батальонный санинструктор, кавалер боевых орденов — Отечественной войны 1 степени и Красной Звезды пишет: “Сколько раз со мной случалось — нужно вынести раненого из-под огня, а силенок не хватает. Хочу разжать пальцы бойца, чтобы высвободить винтовку — все-таки тащить легче. Но боец вцепился в нее мертвой хваткой. Почти без памяти, а руки помнят в первую солдатскую заповедь — никогда ни при каких обстоятельствах не бросать оружие”1. А теперь сравните: фашисты в качестве санитаров и санинструкторов использовали только мужчин. За 7 вынесенных раненых (без личного оружия) полагался Железный крест.

В рядах Советской Армии дорогами войны прошли 200 тыс. врачей, 300 тыс. медсестер и более 500 тыс. сандружинниц. Под огнем врага, рискуя жизнью, они оказывали помощь раненым, выносили их с поля боя. Типичной в этом плане является судьба медицинской сестры батальона морской пехоты Екатерины Деминой. К началу войны она была воспитанницей детского дома, никакого медицинского образования не имела. В июне 1941 г. она поехала в Брест к брату, и поезд, в котором она находилась, 22 июня в районе г. Орша подвергся бомбардировке. Было много раненых. Е. И. Демина вместе с другими девушками оказывала им медицинскую помощь. Была сама ранена, попала в госпиталь. После выздоровления окончила краткосрочные курсы медсестер и была направлена в батальон морской пехоты. Девушка участвовала во всех десантных операциях батальона, в освобождении Венгрии, Австрии и Югославии от фашистов. Отважная медсестра спасла жизнь 150 раненым, уничтожила 59 фашистов, трижды была ранена. Е. И. Демина была награждена двумя орденами Красного Знамени. После войны окончила медицинский институт, в течение многих лет работала врачом в Москве и Подмосковье.

В. Разуваева-Чибор была медицинской сестрой дивизии народного ополчения в Ленинграде. Дочь питерского рабочего, она воспитывалась в детском доме, работала электросварщицей на заводе им. Марти. В 1939 г. окончила курсы медсестер, участвовала в советско-финляндской войне.

За 4 года Великой Отечественной войны В. Г. Разуваева-Чибор оказала медицинскую помощь и вынесла из-под огня противника 368 раненых. Была 5 раз ранена. За проявленное мужество награждена орденами Ленина и Красной Звезды.

Саша Серебровская - дочь известного советского биолога А. С. Серебровского - перед войной окончила Московский университет, работала в нем на кафедре генетики. В начале войны после обучения на курсах медсестер добровольцем ушла в армию. Осенью 1941 г. девушка была направлена в осажденный Ленинград. Зимой 1942-1943 гг. А. А. Серебровская служила санинструктором (медсестрой) в батальоне автоматчиков морской бригады, которая держала оборону на льду Финского залива в районе г. Ораниенбаума. Во время боев ей приходилось оказывать медицинскую помощь бойцам под непрерывным артиллерийским обстрелом.

Летом 1943 г., после прорыва блокады Ленинграда, бригада морской пехоты готовилась к десантным операциям. А. А. Серебровская вместе с пехотинцами совершила несколько прыжков с парашютом. Наступление на Ленинградском фронте началось 18 января 1944 г. Десантные корабли вышли в море и участвовали в штурме ряда городов на побережье Балтийского моря. При высадке десанта 26 апреля 1945 г. в районе г. Пилай (ныне - г. Балтийск) Саша Серебровская была в рядах штурмовавших город, шла в атаку по пояс в ледяной воде. На берегу, когда она оказывала помощь раненому, осколком разорвавшейся мины была смертельно ранена. Моряки похоронили ее на высоком холме, могилу обнесли стальной цепью, снятой с боевого корабля. В   г. Балтийске улица Нижняя была переименована в честь Саши Серебровской. Посмертно Саша была награждена орденом Отечественной войны I степени.

Во время исторической Сталинградской битвы сержант медицинской службы В. Кащеева самоотверженно оказывала помощь раненым, без сна и отдыха, отправляла их на другой берег. Она была награждена орденом Красной Звезды, а позднее за героизм и отвагу при оказании помощи раненым во время форсирования Днепра получила звание Героя Советского Союза. Когда начались уличные бои в городе, 3 тыс. жительниц города стали санитарками и связистками. В. Пахомова оказала помощь более чем 100 раненым, вынесла их с поля боя. Л. Нестеренко делала перевязки раненым гвардейцам, когда была ранена сама. Истекая кровью, она умерла с бинтом в руке возле раненого.

Нельзя забыть и о подвиге санитарки Натальи Качуевской. Она находилась в стрелковой роте, ведущей бой. После 12-часового боя было уже 20 раненых. Всех их вместе с оружием вынесла с поля боя хрупкая на вид девятнадцатилетняя девушка. По пути в медсанбат она заметила группу гитлеровских автоматчиков, оставшихся в нашем тылу. Наташа перенесла всех раненых из повозки в блиндаж, а сама, вооружившись винтовкой и гранатами, укрылась рядом. Когда враги окружили блиндаж, девушка меткими выстрелами убила двух гитлеровцев, но и сама была смертельно ранена. Однако, собрав последние силы, она вставила запалы в несколько гранат и подорвала их в тот момент, когда фашисты подходили к ней.

В боях за Сталинград мужество и героизм проявили сандружинницы Т. Кузнецова, Е. Разумовская, Е. Юричева, А. Бычко, Т. Белова, К. Саленко и многие другие.

В первые же дни войны в Ленинграде тысячи женщин и девушек, имеющих медицинское образование, были направлены в госпитали, медсанбаты, на фронт. Организациями Красного Креста была развернута широкая сеть курсов медсестер, учебных дружин и кружков "Будь готов к санитарной обороне". Только за вторую половину 1941 г. были подготовлены более 6,2 тыс. медсестер и около 10 тыс. сандружинниц. В кружках по оказанию первой помощи обучены 370 тыс. человек.

Подготовка медицинских сестер в Ленинграде не прекращалась и во время блокады. В городе была сохранена и функционировала сеть медицинских училищ и курсов, в которых подготовка медицинских сестер проводилась по нескольким направлениям: первичное обучение, повышение квалификации, переквалификация санитаров, экстернатура для лиц с незаконченным средним образованием.

В тяжелую блокадную зиму 1941-1942 гг. мобилизация молодежи на фронт и эвакуация жителей привели к тому, что из 19 медицинских школ осталось 11. В 1942 г. медицинские школы выпустили 960 медицинских сестер, в основном после шестимесячного обучения. В начале 1942 г. в Ленинграде было организовано еще 68 групп подготовки медсестер Общества Красного Креста, в которых без отрыва от производства обучались около 2 тыс. человек. В ряде крупных больниц были открыты на правах филиалов медицинских школ курсы повышения квалификации медсестер.

Многие медицинские сестры призывались в действующую армию. На фронте они работали в качестве санитарных инструкторов рот, в полковых и дивизионных медицинских пунктах и госпиталях. Здесь медицинские сестры проявляли исключительную сердечность по отношению к раненым и больным, готовность отдать все силы и даже жизнь при выполнении своих обязанностей.

Судьбы и подвиги многих сестер сходны. Все они на полях сражений и в мирные дни, не щадя себя, стремились облегчить страдания человека, главным в их жизни было человеколюбие. К 1995 г. Международный комитет Красного Креста наградил 46 женщин нашей страны медалью имени Флоренс Найтингейл. Эта медаль присуждается медицинским сестрам за исключительную преданность своему делу и храбрость при оказании помощи раненым и больным как в военное, так и в мирное время.

Впервые Советский Красный Крест выдвинул кандидатуры для награждения медалью Ф. Найтингейл в 1961 г. Тогда медаль была присуждена двум участницам Великой Отечественной войны: гвардии подполковнику танковых войск, писательнице, Герою Советского Союза, москвичке Ирине Николаевне Левченко и хирургической сестре, председателю первичной организации Красного Креста на ленинградской фабрике "Скороход" Лидии Филипповне Савченко. В 1965 г. этой медалью была награждена санитарка, Герой Советского Союза Зинаида Михайловна Тусналобова-Марченко. И далее каждые 2 года медали получали от 3 до 6 советских женщин.

В 1975 г. работница лесотарного комбината, бывшая сандружинница, Вера Ивановна Иванова-Щекина также была удостоена медали Флоренс Найтингейл. В первый же день войны семнадцатилетняя Вера Щекина пришла в военкомат с просьбой отправить ее на фронт и услышала: "Нужны сандружинницы, пойдешь учиться на курсы". А когда Вера окончила курсы, в военкомате сказали: "Фронт теперь здесь, в Ленинграде". И молодая сандружинница стала работать в госпитале. Все свои силы и умение, нежность, заботу и внимание она отдавала бойцам, чтобы облегчить их страдания. А в сентябре 1941 г. Веру Щекину назначили командиром санитарной дружины и поручили обход квартир жителей в своем микрорайоне. В обязанность сандружинниц входили выявление больных и ослабленных и доставка их в больницу. Однажды, обходя разрушенный дом, она увидела лежащую женщину, подошла ближе, пощупала пульс - мертва. Вера хотела уже идти дальше, как вдруг заметила - что-то зашевелилось под женщиной. Ребенок! Мать намеренно заслонила его от осколков! Вера отнесла девочку в детский приемник. Принимая ребенка, няня спросила: "Как тебя зовут?" Девочка ответила: "Маринка". Фамилии своей спасенная девочка не знала. Нянечка, подумав, сказала: "Будешь Щекиной".

Было обычное дежурство. Вера Щекина шла, внимательно вглядываясь по сторонам. Вот у большого серого дома остановился старик. Прислонился к стене - нет сил двигаться дальше. Девушка подошла к нему, взяла его под руку и помогла дойти до квартиры. Вышла на улицу и увидела на мостовой лежащего ребенка. Стала тормошить его - живой! От радости сил прибавилось. Скорее в детский приемник. Там спросили у нее: "Как зовут девочку?". Вера не знала. Дежурная сказала: "Значит будет Вера, и опять Щекина. Всем безымянным малышам даем твои имя и фамилию, а если мальчик - имя и фамилию твоего отца"1.

Об отважной семнадцатилетней санитарной дружиннице распространялась добрая слава. За годы блокады вместе со своими подругами она оказала помощь почти 500 нуждающимся. Только в детские приемники было сдано более 50 детей, спасенных ею из пустующих квартир и разрушенных зданий.

Валерия Гнаровская, жительница Ленинградской области, в 1942 г. в возрасте 18 лет добилась добровольной отправки на фронт и служила санинструктором. Во время боевых действий спасла жизнь более 300 раненым рядовым и офицерам, оказав им вовремя медицинскую помощь. Только в одном из боев она вынесла с поля боя 47 раненых вместе с их оружием. 23 сентября 1943 г. немецкие танки "тигр" прорвали оборону советских войск, пошли в направлении части, где служила Гнаровская, и приблизились к штабу группы полка и группе раненых, ожидавших эвакуации. Когда танки были в 50-60 метрах от раненых и штаба полка, Валерия схватила связку гранат, поднялась во весь рост и бросилась под гусеницы вражеского танка. Раздался взрыв, и "тигр" был уничтожен. Второй танк был подбит из противотанкового ружья, остальные повернули обратно. Атака врага была отбита, раненые спасены. 3 июля 1944 г. В. О. Гнаровской было присвоено звание Героя Советского Союза.

Многие санитары и санитарные инструктора были удостоены высшей солдатской награды - ордена Славы, которым награждались только лица рядового и сержантского состава. Орденами Славы всех трех степеней были награждены 18 медицинских работников и среди них одна женщина - санинструктор Матрена Семеновна Нечипорчукова-Ноздрачева. Хронология ее подвигов такова. В августе 1944 г. за 2 дня боев она оказала помощь 26 раненым; под огнем противника, рискуя жизнью, вынесла в безопасное место раненого офицера и эвакуировала его в тыл. За эти подвиги она была удостоена ордена Славы III степени. Орденом Славы II степени Матрена Семеновна была награждена за спасение жизни раненым зимой 1945 г. Двое суток она охраняла более 30 раненых, кормила и поила их, делала перевязки и лишь на третий день эвакуировала в госпиталь. 24 апреля 1945 г. М. С. Нечипорчукова-Ноздрачева была награждена орденом Славы I степени за бесстрашие, проявленное ею на поле боя при спасении под обстрелом противника 78 раненых бойцов и офицеров. Во время боев за Берлин, действуя непосредственно в рядах наступающих, она оказывала помощь раненым. При форсировании реки Шпрее в Берлине она вместе с бойцами переправилась по штурмовому мосту на другой берег и под обстрелом оказывала помощь раненым. Даже получив ранение, она продолжала выполнять свой долг.

Опыт Великой Отечественной войны, как и Крымской войны, еще раз показал, что медицинские сестры в интересах больных и раненых выполняли ряд врачебных функций. Они доказали, что могут работать самостоятельно, особенно при проведении профилактических, противоэпидемических и реабилитационных мероприятий. Медицинские сестры находились ближе к больным и раненым, именно они чаще находились на поле боя. Поэтому не случайно среди медицинских работников, удостоенных высшей правительственной награды - звания Героя Советского Союза, было больше медицинских сестер, чем врачей.

 


3. История сестринского дела в Калужской губернии.

3.1 Калужская организация Общества Красного Креста.


В марте 2005 года Калужская областная организация Общества Красного Креста отмечает свое, 135-летие. Калужское Общество попечения о раненых и больных воинах, было создано одним из первых в России, после образования Российского общества, в 1870 году 19 февраля (по старому стилю). Почетными и действительными членами Общества попечения о раненых и больных воинах стали известные своей благотворительностью именитые жители губернии: надворный советник Н.С. Яновский, Архиепископ Калужский и Боровский Григорий, Перемышельский предводитель дворянства П.И. Шаблыкин, вдова генерал-лейтенанта Софья Владимировна Толстая, и многие другие ( всего 58 человек)

9 апреля 1870 Калужское управление Общества через газету «Калужские губернские ведомости» обращается к жителям губернии с призывом о пожертвовании Обществу: «Человеколюбивая наша Государыня Императрица Мария Александровна в материальных заботах приняла под свое покровительство, возникшее в России Общество попечения о раненых и больных воинах, которое и начало разрастаться до самых отдаленных пределов необъятного нашего отчества. Православная Русь отличается милосердием и сердоболием. А разве это не замечательная черта сострадания русских – не оставление своим подаянием даже преступников, называемых у нас несчастными, причем забывает причиненное ими зло. … и сбудется великая пословица « С миру по нитке, голому рубашка». Требуется ни одна только денежная жертва, у многих нет денег, а усердие есть – потрудимся для общего дела – связать носки, сшить разные одежды, наделать мешков для сна и подушек, бинтов….».

До образования своей общины, сестры милосердия Красного Креста входили в штат организации и работали при ликвидации эпидемий чумы, холеры, тифа. В Калуге калужские сестры милосердия самоотверженным трудом продолжали лучшие традиции первой Российской общины сестер милосердия, появившейся в 1844 году по мысли Великой Княгине Александры Николаевны и принцессы Терезии Ольденбургской по Августейшим покровительством Императрицы Марии Александровны в Санкт - Петербурге по названием Свято- Троицкой и прославленной Крествоздвиженской Общины сестер милосердия (община была создана Великой Княгиней Еленой Павловной 27 сентября 1854 года для оказания помощи раненым русским войнам в осажденном Севастополе в Крымскую войну 1853-1856 гг..). Калужские сестры милосердия самоотверженно работали во время непрекращающихся эпидемий чумы, холеры, тифа. После объявления русско-турецкой войны 1877-1878 гг. калужское управление Красного Креста проводит дополнительный набор и подготовку сестер и братьев милосердия в количестве 41 человека (10 монахинь, 8 монахов, остальные – светские люди).

14 сестер милосердия из числа светских лиц были направлены в расположение Киевского управления Красного Креста для дальнейшей отправки на «театр» военных действий и работы в киевс­ких лазаретах Красного Креста. Остальные самоотверженно трудились, ухаживая за ранеными в отделении Красного Креста, развернутом в Хлюстинской губернской земской больнице и госпитале Красного Креста, развернутом в двухэтажном каменном доме, отданном бесплатно управлению Красного креста купцом Фалеевым.

Среди них- Надежда Феликсовна Рейнике, вдова- штабс-капитана в возрасте 34 лет , работавшая старшей сестрой в лазарете Красного Креста вместе с прославленными сестрами милосердия дочерьми коллежского советника Софьей и Надеждой Росляковыми 20 и 28 лет.

За два года войны калужские сестры милосердия выходили более тысячи, раненых солдат и офицеров. В силу того, что Калужская губерния уже в то время снискала себе славу первой губернии по благотворительности в России, именно сюда был направлен самый большой поток ра­неных и больных военнопленных турок. Всего через руки сестер мило­сердия и другого больничного персонала прошло 907 военнопленных, которых они поили, кормили, приняв на себя великий подвиг нравст­венный и физический, окружая заботой и уходом больных тифом и дифтерией пленных. Достаточно сказать, что в русско-турецкую войну 1877-1878 г.г. потере от болезней превышали почти вдовое потери от неприятельского оружия. Только при перевозе на 32 санитар­ных поездах Красного Креста умерло 255 тифозных больных. Из 1280 человек поездного персонала заразилось 319 человек или 24,9%. Великий нравственный подвиг совершили калужане, построили молельню-мечеть, в районе улицы Болдина создали мусульманское кладбище.

Самоотверженная работа сестер милосердия и Управления Красного Креста Калужской губернии были отмечены Высочайшей благодарностью. А спустя 15 лет, 5 сестер милосердия калужанки Мария Семеновна Воробьёва ( в возрасте 22 дет), дочь чи­новника, Августа Дмитриевна Цветникова (23 лет), дочь чиновника, Екатерина Викторовна Зарембо (19 лет) потомственная дворянка, дочери коллежского советника сестры Софья Максимовна и Надежда Максимовна Росляковы 25 и 27лет) и Надежда Вейкина (возраст и сословие неизвестны) за самоотверженный труд по оказанию помощи больным во время крупной эпидемии холеры в Калужской губернии в 1892 -1893г.г., в мае 1895 года пожалованы Серебряными нагрудными медалями на Аннинской ленте "За усердие" .


3.2 Калужская община сестер милосердия.


Как писалось в «Калужский Губернских ведомостях» апреле 1896 года «ввиду того, что польза которую оказывают сестры милосердия населению, в особенности при появлении эпидемий велика решено было учредить в г.Калуге Общину сестер милосердия. В этих целях было создана комиссия во главе с губернатором А.А.Офросимовым и статским советником, начальником Калужского уезда Н.А. Лебедянцевым, а также И.Е. Мотейгнфелем, приискать близ Хлюстинской земской больницы дом для общины. Однако, учитывая, что один предложенный дом требовал значительного ремонта, а другой оказался неудобен для общины и, учитывая тот факт , что Калужская община будет обслуживать не только город , но и губернию , было решено построить для общины два дома. К проекту дома был привле­чен архитектор, И.Д. Трубников 28 апреля состоялось второе заседание по открытию Общины. В связи с тем, что стои­мость деревянного и каменного здания с полным набором помещений составляла до 18 тысяч рублей был получен отказ Центрального Управления Красного Креста (все свободные средства шли на строительство убежища для сестер милосердая Крас­ного Креста в Москве , а также на ассигнование отряда Красного Креста в Абиссинии (Эфиопия), находившуюся в то время в состоянии войны с Италии и не имевшую ни одного медицинского учреждения).

Учитывая все выше сказанное было решено купить в центре Калуги два дома , в одном разместить амбулаторию для ведения ежедневного приема населения, другой – для управления Красного Креста со сдачей.
части помещения внаем для получения средств на содержание общины (сегодня это корпуса терапевтического и гастроэнтерологического отделений Первой городской больницы имени Красного Креста), позже эти два дома были объединены единой встройкой в целое.

Был объявлен набор в Общину, неоднократно объявления давались через «Калужские губернские ведомости». На момент нового набора в штате управления Красного Креста находилось 16 сестер милосердия в возрасте от 21 до 34 лет : 4 потомственные дворянки Екатери­на Викторовна Зарембо 21 года, Екатерина Сергеевна Ключарева,25 лет, Анна Яковлевна Громова ,22 лет , Надежда Феликсовна Рейнике, вдова штабс-капитана , потомственная дворянка, дочь генерала- майора Ефронкова Лидия Дмитриевна ,30 лет , дочь священника Клавдия Дмитриевна Воскресенская ,23 лет, Софья и Надежда Максимовны Росляковы , 27 и 29 лет и другие.

В общину принимались и девицы всех сословий не моложе 18 лет и не старше 45 лет, непременно грамотные и христианского вероисповедания.

14 ноября / по старому стилю/ в час пополудни в Доме Калужского управления Красного Креста во второй часта 7 околотка Новорежской улице (Нине улица Никитина) со­стоялось торжественное открытие Общины. После окончания богослужения, в кафедральном соборе по случаю дня тезеименитства (дня рождения) Государыни Императрицы Марии Федоровны, в помещении Общины собрались дворяне главного местного Управления Красного Креста, представители военной и гражданской власти во главе с управляющим губернии А.А. Офросимовым (являвшимся товарищем председателя Калужского Управления Красного Креста), губернским предводителем дворянства Н.С. Яновским (председателем Управления Красного Креста), начальником 3 пехотной дивизии генералом-лейтенантом Озеровым. В час дня прибыл преосвященный Макарий, Епископ Калужский и Боровский. Помещение Общины было окроплено водою, в покоях общины отслужен молебен. На открытии присутствовала супруга Начальника губернии княгиня Голицына Елизавета Александровна, изъявив­шая по единой просьбе всех членов управления согласие принять на себя высокое звание «Попечительницы Общины». Ее помощницей была избрана княгиня Вяземская На должность старшей сестры Общины была командирована из Санкт-Петербурга сестра милосердия Яковлева Мария Васильевна, носящая это звание 17 лет, из них 8 лет в знаменитой Александровской Общине.

Нa телеграмму Управляющего Калужской губернией камергера Офросимова А.А. с поздравлениями населения Калуги и губернии с Днем рождения Императрицы и сообщением об открытии Общины от Марии Федоровны была получена телеграмма: «Искренне благодарю всех за поздравления и желаю процветания вновь открытой Общине сестре милосердия. Мария». Была получена также телеграмм от адъютанта Князя Барятинского в адрес Калужского губернского предводителя дворянства, председателя местного управления Красного Креста Яновского И.С. , в которой он предавал благодар­ность Государыни Императрицы Марии Федоровны, ему лично и управ­лению Красного Креста за выраженное чувства.

Через «Калужские губернские ведомости» Земское и городское общество заверило население «…что всегда чуткое ко всем общественным нужды, а в делах благотворительности, внесет посильную лепту для процветания и преуспевания этого в высшей степени симпатичного и гуманного учреждения»

К приветствиям и пожеланиям присоединились «Калужские губернские ведомости»: «Пожелаем нашим новоизбранным сестрам кротостью, смирением, бескорыстием и любовью к ближнему, нести свой Крест, под сенью которого они начнут свою трудовую деятельность, чтобы заслужить такую же общественную любовь и уважение, каким пользуется ни одна тысяча женщин, носящих славное имя Сестра Милосердия…»

Попечителями общины стали также управляющий губернией Офросимов А.А., княжна Ольга Сергеевна Горчакова, В.Е. Думитрашко, Н.Э. Усова, И.И. Дубенский (Иван Иванович Дубенский в последствии стал попечителем Калужской фельдшерско-акушерской школы, которую вновь открыл в 1905 году). Шефскую помощь оказывало Общество калужских врачей.

Занятия в Общине начались с 1 декабря 1896 года, амбулаторный прием был открыт с 1 января 1897 года. Устав Общины был утвержден 12 июля 1896года, опубликован в «Калужских губернских ведомостях» Своим девизом Община выбрала знаменитое изречение Государыни Императрице Марии Александровне (жене Александра II), Августейшей покровительницы Красного Креста : «Сила не в силе, сила в любви».

Нравы в Общинах сестре милосердия того времени, были строгие, нарушения Устава Общины вели, как правило, к отчислению из Общины. В качестве примера можно привести факт: во время работы в госпитале Красного Креста для низших чинов, развернутом в залах Эрмитажа Санкт-Петербурга в 1915-1916 гг. попечительница Кауфманской Общины сестер милосердия баронесса С.А. Иссыкуль (ее портрет И.Репина находится в Третьяковской галерее), при обнаружении губной помады на губах у сестер милосердия, вырвала «с мясом» (с тканью) нагрудный знак Красного Креста, за тем следовало отчисление из общины.

Во всех Общинах сестер милосердия преподавался Закон Божий. В Калужской Общине сестер милосердия законоучителем все время существования Общины был отец Иоанн (Иван) Дмитриевич Зарецкий ( 1868-1927гг). Он служил в домовой церкви Александра Невского в Калужской губернской земской больнице, занимался благотворительностью – являлся членом опекунского совета Малютинского детского приюта (как одно из учреждений Ведомства Императрицы Мари Федоровны, Августейшей Покровительница Красного Креста находилось в ведении Калужского управления Красного Креста), членом попечительства о бедных и беспризорных детях Калуги, являлся священником женского епархиального училища, был законоучителем в частной гимназии госпожи А.А. Саловой, являлся последним священником Церкви Архангела Михаила.

В разное время среди сестер милосердия были монахини, так как были случаи ухода сестер милосердия, светского происхождения христианского вероисповедания в Калужский женский монастырь, Шамардинский женский монастырь.

Калужское управление Красного Креста окружало заботой бедных престарелых и больных сестер милосердия. Так в отчете о расходовании собранных у населения средств ( такие отчеты ежемесячно опубликовывались в Калужских губернских ведомостях в год открытия общины 12 ноября 1896 года сообщалось, что в ходе кружечного сбора Красного Креста было собрано 223 ру6,19коп. 10 % отчислено на открытие Общины , 15 руб. на пособие больной сестре милосердия Бахтиной, «которая много лет пожила личным трудом, а посему не может находиться в бедности», остальные средства израсходованы на оказание помощи бедным.

В Африке была найдена надпись, сохранившаяся от одного странноприимного дома (Ксенодохия) , которая несомненно могла бы быть вывеской во всех христианских госпиталях «Двери этого дома открыты для всех бедных и пришельцев». Эти слова могли бы стать и вывеской Общин милосердия до начала XX века.

Велик подвиг сестер милосердия 19 столетия, и конечно, калужских сестер милосердия в годы русско-японской войны, Первой мировой войны, Гражданской войны, Великой Отечественной войны.

Калужская сестра милосердия Геннриэта Сорокина, участвовала в деятельности практически всех благотворительных учреждениях, стала полным Георгиевским кавалером за подвиги, один из которых – спасение Знамени Либваского полка..

Калужская община сестер милосердия просуществовала до 1917 года.

В 1991 году созданная в 1968 году патронажная Служба Красного Креста по медико-социальному обслуживанию и уходу за одинокими престарелыми больными была переименована в Службу милосердия, а патронажные сестры в медицинских сестер милосердия. Сегодня медицинские сестры милосердия и младшие сестры милосердия продолжают славные традиции калужских сестер милосердия окружая теплом и заботой одиноких престарелых людей. В ноябре 1996 года медсестре милосердия Красного Креста первой в Росси присвоено звание «Заслуженный работник здравоохранения».


3.3 Калужский базовый медицинский колледж.

В 1874 году в Калуге была открыта первая фельдшерско-акушерская школа, в освободившихся помещениях Хлюстинской земской больницы, с 3-х годичным курсом обучения. За 14 лет школа выпустила 104 специалиста и по не понятным причинам была закрыта. В 1905 году по настоянию земского врача, попечителя Хлюстинских заведений Ивана Ивановича Дубенского Калужская фельдшерская школа вновь была открыта. С 3-годичным общим курсом обучения и 4-х годичным акушерским. Было принято 31 человек. Практические занятия велись в больницах города. По сословию в школе в 1905 году обучалось: детей зажиточных крестьян – 41, мещан -28, дворян – 7, духовных лиц – 7, других сословий – 3. Государственного бюджета школа не имела, содержалась на скудные средства губернской земской управы. За 44 дореволюционных года было выпущено 1000 специалистов.

После Октябрьской революции школа была принята на государственное обеспечение и преобразована в 1922 году в фельдшерско-акушерский техникум, а в 1927 году – медицинский техникум. С 1929 года при медтехникуме открыто еще 2 отделения: медсестер и сестер по охране материнства и младенчества.

За годы войны было подготовлено и отправлено на фронт более 1000 фельдшеров и медсестер. Прошин Николай Тихонович возглавил фельдшерско-акушерский техникум еще до войны. В 1942 году техникумом было выпущено 240 медработников, которые ушли на фронт вместе со своим директором После окончания войны именно под его руководством техникум восстанавливается, расширяется, появляются новые кабинеты.

В 1954/55 учебном году Калужский медтехникум был преобразован в Калужское медицинское училище по подготовке фельдшеров и акушерок. Далее в училище ведется подготовка фельдшеров, акушерок, медицинских сестер, санитарных фельдшеров, зубных техников.

Гринев Виктор Петрович возглавляет медицинское училище с 1963 по 1991 год. Руководил медицинским училищем 28 лет. За большой вклад в подготовку медицинских кадров среднего звена, за развитие училища ему присвоено звание «Заслуженный учитель РФ».

Под руководством Садилова Юрия Викторовича ( директор с 1991-2001 гг) начинается внедрение новых учебных планов и программ. Объектом особого внимания коллектива становится реформа сестринского образования и как закономерный итог плодотворной работы всего педагогического коллектива - в 2001 году медучилище реорганизовано в Калужский базовый медицинский колледж.

С 2001 года педагогический коллектив колледжа возглавляет кандидат медицинских наук, врач - терапевт высшей категории Лешаков С.Ю.

Сегодня КБМК – это учебное заведение, где обучается более 1000 студентов по самым востребованным медицинским специальностям.

В колледже готовятся специалисты по программам повышенного уровня обучения. Изменилось не только содержание обучения, но и внешний вид колледжа.

В колледж принимаются граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, имеющие основное общее, среднее (полное) общее или начальное профессиональное образование.

Граждане имеют право получить на конкурсной основе бесплатное среднее профессиональное образование, если образование данного уровня получается впервые,


Заключение


В заключении хочет сказать что - история учит мудрости…В сравнениях фактов, событий она раскрывает глубокий смысл происходящего, развертывает перед нами убедительную картину громадных преобразований, происходящих в государстве .

Опыт работы сестер милосердия в войнах пока­зал следующее.

Сестры должны уметь создать условия для выздоровления и пред­отвращения болезней, «оказывать услуги для выздоровления»; знать признаки «перемен болезни», уметь оценивать их и при внезапных «переменах» оказывать помощь; знать не только название лекарств, но и их действие и осложнения, которые они могут вызвать: уметь вести документацию, в которой фиксируются «перемены» в состоянии больных и раненых, замечания и предложения по уходу за ними. Сестры милосердия должны быть готовы к работе в экстремальных ситуациях. Они должны выступать как представительницы и защитницы интересов раненых и больных.

В конечном счете, их основное служение состояло вовсе не в оказании санитарной и медицинской помощи больным и не в административном контроле – главным оказалось то, что они были в состоянии, несмотря на все свои немощи, нести в себе тот внутренний свет, какой не могли не полюбить больные, сознававшие, что кто-то находится в постоянном бодрствовании над ними.

Опыт Великой Отечественной войны, как и Крымской войны, еще раз показал, что медицинские сестры в интересах больных и раненых выполняли ряд врачебных функций. Они доказали, что могут работать самостоятельно, особенно при проведении профилактических, противоэпидемических и реабилитационных мероприятий. Медицинские сестры находились ближе к больным и раненым, именно они чаще находились на поле боя.

Велик подвиг сестёр милосердия и медицинских сестёр в нашей истории. Мы приклоняемся перед именами замечательных женщин, которые внесли свой вклад в развитие сестринского дела. Но время не стоит на месте, и уже другие медицинские сёстры продолжают традиции славных дочерей России.

История сестер милосердия - это летопись героической борьбы за жизнь и здоровье, неиссякаемого самопожертвования в поисках истины, столкновений с невежеством, суевериями и предрассудками, упорства и героизма перед лицом неудач и разочарований.

История сестер милосердия является историей бесконечно повторяющихся ситуаций, когда одно и то же происходило в разных условиях, чаще всего связанных с войной, деятельности сестер подобно трудам истинных подвижников, не стремившихся к славе.

Если медсестра удовлетворяет своему назначению,— она есть друг больного, она есть друг его семьи, она облегчает физические страдания, она успокаивает порой и душевные муки; она нередко посвящается больным в самые интимные его заботы и скорби, она записывает его предсмертные распоряжения, напутствует его в вечность, принимает его последний вдох, сколько нужно для этого терпения, находчивости, приветливости, скромности, твердой веры и горячей любви. есть глубокий смысл в требовании безвозмездности труда сестры милосердия, ибо для оказываемых ею услуг не может быть земной платы.

Медсестра — это ноги безногого, глаза ослепшего, опора ребенку, источник знаний и уверенности для молодой матери, уста тех, кто слишком слаб или погружен в себя, чтобы говорить.

История движения сестер милосердия продолжает писаться и сегодня. Женщин, которые избрали своей жизненной стезей служение милосердию, можно встретить в любой точке мира, где гремят выстрелы и льется кровь.


Библиография

Источники


  1. Бакунина Е.М. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860 гг.) – М.; Изд. ЭКСМО., 2000.

  2. Воспоминания великой княгини Марии Павловны.- М.: Захаров, 2004

  3. Мемуары великой княгини Ольги Александровны/ Запись Я. Ворреса. – М.: Захаров, 2004

  4. Постернак А.В, Очерки по истории общин сестер милосердия - М.; Изд. «Свято-Димитриевское училище сестре милосердия», 2001.

  5. Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН

  6. Не смолкнет эхо над Балканами: Советско-болгарский сборник/ Сост. В.Кастрева, Ю. Лощина. - М.: Молодая гвардия; София, Народна младеж, 1988

  7. Исторический очерк Свято-Троицкой общины сестер милосердия в Петербурге за 50-летие (1844-1894). – СПб., 1894

  8. Пирогов Н.И. О Крествоздвиженской общине// Собрание соч. в 8 т. – М: Медгиз, 1961 – т.6

  9. Очерки 20-летний деятельности Крестовоздвиженской общины сестер милосердия. Санкт-Петербургская типография В.И. Грауланского, Невский проспект, 1879

  10. Крупская А. Воспоминания Крымской войны сестры Крествоздвижинской общины. – СПб, 1861

  11. Материалы для истории Крымской войны и обороны Севастополя/ Под ред. Н. Дубровина. – СПб., 1871, Т.1-2

  12. фон Гюббент Х.Я. Слово об участии народов в попечении о раненых воинах и несколько воспоминаний из Крымской кампании.- Киев, 1868

  13. Хрестоматия по Истории медицины// Составитель Грибов Э.Д.- М.: 1968

  14. Героини войны. Очерки о женщинах-Героях Советского Союза. М: 1963

Литература

  1. Бильрот Т. Домашний уход за больными.- М.: 1995

  2. Блинкин С.А. Люди большого мужества. М.: Медизд, 1963

  3. Блинкин С.А. Героические будни медиков. М.: Медицина, 1980

  4. Бородулина Ф.Р. История медицина.- М.: Медицина, 1961

  5. Власов П.В. Обитель милосердия.- М.: Московский рабочий, 1991

  6. Власов П.В. История образования медицинских сестер в России// Медицинская сестра.- 1987- № 3

  7. Воропай А.А Н.И. пирогов и краснокрестное движение. М.: 1980

  8. Вяткин В.В. Христовой церкви цвет благоуханный: жизнеописание преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Федоровны. М: изд. Православного Свято-Тихоновского богословского института, 2001

  9. Ганичева М., Кошелева В. Самые знаменитые красавицы России. – М.: Вече, 2002

  10. Грибов Э.Д. История развития медицинского образования –М.: 1974

  11. Д-р Герман Р.Л. Заслуги женщин в деле ухода за больными и ранеными. – Харьков, 1898

  12. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия - М.; Изд. Эксмо, 2005

  13. Данилова А. Русские императоры, немецкие принцессы. Династические связи, человеческие судьбы. М.; Изд. Эксмо, 2004.

  14. Дукельский В.А. Сестры милосердия Крестовоздвиженской общины в Севастополе//Московский журнал. 2005, №1

  15. Ермолов В. Женщины и дети в сражениях Первой мировой войны.- М.,2003

  16. Заблудовский Т.Е. История отечественной медицины. – М.: Медицина, 1971

  17. Иванюшкин А.Я., Хетагурова А.П. История и этика сестринского дела: Учебное пособие. –М.: ТО УЗНМЦ МЗ РФ, 2003

  18. Калеценбольген П. Подвиг милосердия. – М.; Изд. РОКК. 1993.

  19. Климов Ю.В. Российскому обществу Красного Креста – 130 лет// Медицинская помощь, 1997 №6

  20. Кресовский А. История русской армии 1881-1916. – Смоленск.: Русич, 2004

  21. Курбасова Т.И. Страницы истории Советского Красного Креста. – М., 1988

  22. Краснов П.Н. Тихие подвижники. Венок на могилу неизвестного солдата Императорской Российской Армии. –М.: ЭКСМО, 2001

  23. Кравцова М. Воспитание детей на примере святых Царственных учеников. По благословению епископа Тираспольского и Дубоссарского Юстиниана Православное издательство "Благо", 2003 г.

  24. Кудрина Ю.В. Императрица Мария Федоровна 1847-1928 гг – М.: Олма-Пресс , 2005

  25. Кузьмин М.К. Медики-герои СССР. М.: Медицина, 1970

  26. Кузьмин М.К Мужество, отвага и героизм медицинских работников в годы Великой Отечественной войны. – М.: 1965

  27. Малая Е.В. История сестер милосердия.- Калуга: Альфа Computers, 1997

  28. Малыгина Н.П. Сестренка батальона. М.: Воениздат, 1967

  29. Махеев С. - священномученик. Подвижницы Милосердия. -М.: православный Свято-Тихоновский богословский институт., 2003

  30. Мультановский М.П. История медицины. М.: Медгиз, 1961

  31. Мухина С.А. Тарновская И.И Теоретические основы сестринского дела/ Учебное пособие. – М.: Родник, 2001

  32. Никифоров Л.П. Благодетель человечества Викентий Поль -основатель общин сестер милосердия. М.: 1900

  33. Нилов Е. Боткин. М.: Молодая гвардия, 1966

  34. Обуховец Т.П. и др. Основы сестринского дела. – Ростов-н/Д.: Феникс, 2004

  35. Перфильева Г.М. Яровинский М.Я. Сердоболие милосердие гуманизм. – Мед.помощь. 1997 - № 5

  36. Перфильева Г.М. Флоренс Найтингейл и ее наследие. – Мед помощь. – 1998 № 6

  37. Порудолинский В. Пирогов. – М.: Молодая гвардия, 1965

  38. Прокофьева Е. Судьба баронессы Вревской // Будь здоров. 2001 № 8

  39. Романюк В.П Лапотникова В.А. Накатис Я.А. История сестринского дела в России. - СПб: СПбГМА, 1998

  40. Самоилов В.О. История Российской медицины. – М.: Эпидвар, 1997

  41. Сребреников А.Б. Великая княгиня Елена Павловна и отечественная медицина// Клиническая медицина. 1991 № 10

  42. Сорокина Т.С. История медицины. - М.: Изд. РУДН, 1992. т.1-2

  43. Соловьев З.П. Белогвардейская медицина// Избранные произведения. – М.: Медицина, 1970

  44. Сатратинский Ф.В. Женщины – медики отважные патриотки. М.: Медизд., 1956

  45. Твобин М.И. Если ранили друга…М.: 1966

  46. 100 великих женщин. Автор – составитель И.И. Семашко – М.: Вече. 1999

  47. Хетагурова А.К. Славные имена женщин России в истории сестринского дела.- М.: Медицинский проект, 2004

  48. Хечинов Ю. Ангелы – хранители. – М.: РИА ДЮМ, 1996

  49. Черкасская Л.И. Основополагающие принципы Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца. –М.: Институт проблем гуманизма и милосердия, 1993

  50. Героини войны. Очерки о женщинах – Героях Советского Союза. – М.: 1963

  51. Медицинские работники в Великой Отечественной войне. Сб. по ред Петрова. – М.: Медизд, 1942

  52. Очерки истории здравоохранения СССР (1917-1956). – М.: Медизд, 1957

  53. Ю.П. Вревская// Медицинская сестра , 2003, №2



Приложение

hello_html_m4dd06daf.png

Эвакуация раненого под Нарвой

hello_html_m35f3b9ca.jpg


hello_html_m10d174be.png

hello_html_543f619f.png

Великая княгиня Елена Павловна

Николай Иванович Пирогов



hello_html_1872a42c.png

hello_html_mc58d7f5.png

Екатерина Михайловна Бакунина

Даша Севастопольская

hello_html_m7d6df4e5.png

hello_html_m1cb07ae0.png

Анри Дюнан

Юлия Петровна Вревская


hello_html_290fdf69.png

hello_html_482da051.png

Мария Федоровна Романова

(1759-1828) –основательница института «сердобольных вдов»

Мария Федоровна Романова

(1847-1928)

попечительница Российского общества Красного Креста




hello_html_me5cb043.png

Перевязочный пункт в русско-турецкую войну



hello_html_2265439f.png

Сестры Крестовоздвиженской общины в русско-японскую войну



hello_html_m429d304e.png

Николай II с супругой и дочерями Татьяной и Ольгой с сестрами и ранеными Царскосельского госпиталя.



hello_html_m6a93f220.png

Сестры Марфо-Мариинской обители с ранеными

hello_html_m18167d26.png


hello_html_7dcfec9a.jpg

hello_html_m4e3ddd3b.png

Мария Павловна Романова


Великая Княгиня Елизавета Федоровна Романова



hello_html_5b0dc9e.jpg

Сестры милосердия в Первую мировую войну


hello_html_3712243.png

Медицинская сестра. Великая Отечественная война



hello_html_a6500a2.png

Медицинская сестра. Великая Отечественная война

hello_html_27ab061a.png

Медицинская сестра. Великая Отечественная война


1 Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия - М.; Изд. Эксмо, 2005. С. 387

1 Постернак А.В, Очерки по истории общин сестер милосердия - М.; Изд. «Свято-Димитриевское училище сестре милосердия», 2001. С 17

1 Данилова А. Русские императоры, немецкие принцессы. Династические связи, человеческие судьбы. М.; Изд. Эксмо, 2004. С. 163

1 Калеценбольген П. Подвиг милосердия. – М.; Изд. РОКК. 1993. С 25

1 Постернак А.В, Очерки по истории общин сестер милосердия - М.; Изд. «Свято-Димитриевское училище сестре милосердия», 2001. С. 59


1 Постернак А.В, Очерки по истории общин сестер милосердия - М.; Изд. «Свято-Димитриевское училище сестре милосердия», 2001. С. 60


1 Постернак А.В, Очерки по истории общин сестер милосердия - М.; Изд. «Свято-Димитриевское училище сестре милосердия», 2001. С 100

1 Постернак А.В, Очерки по истории общин сестер милосердия - М.; Изд. «Свято-Димитриевское училище сестре милосердия», 2001. С 54


1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С 65

1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 65


2 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 79


1 Бакунина Е.М. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860 гг.) – М.; Изд. ЭКСМО., 2000. С.37



1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 78

2 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 89


1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С 48


1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 75


2 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 89


1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 76


1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С.120


1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 80

2 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 95


1 Данилова А. Русские императоры, немецкие принцессы. Династические связи, человеческие судьбы. М.; Изд. Эксмо, 2004. С. 163


1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 90


1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 78


1 Севастопольские письма и воспоминания; Сб. науч. статей/ изд-ва АН СССР. М., 1950. С. 67


1 Бакунина Е.М. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860 гг.) – М.; Изд. ЭКСМО., 2000. С.45


1 Дюнан А. Воспоминания о битве при Сольферино. –М.: изд РОКК., 1999.С.40

1 Постернак А.В, Очерки по истории общин сестер милосердия - М.; Изд. «Свято-Димитриевское училище сестре милосердия», 2001, С.140

1 Не смолкнет эхо над Балканами: Советско-болгарский сборник/ Сост. В.Кастрева, Ю. Лощина. - М.: Молодая гвардия; София, Народна младеж, 1988. С. 125


1 Не смолкнет эхо над Балканами: Советско-болгарский сборник/ Сост. В.Кастрева, Ю. Лощина. - М.: Молодая гвардия; София, Народна младеж, 1988., С. 127


1 Не смолкнет эхо над Балканами: Советско-болгарский сборник/ Сост. В.Кастрева, Ю. Лощина. - М.: Молодая гвардия; София, Народна младеж, 1988., С. 130


2 Там же. С. 135

1 Не смолкнет эхо над Балканами: Советско-болгарский сборник/ Сост. В.Кастрева, Ю. Лощина. - М.: Молодая гвардия; София, Народна младеж, 1988., С. 140


1 Кресневский А. История русской армии 1881-1916. – Смоленск.: Русич, 2004. С. 160

2 Вересаев В.В. Записки врача.- Тула.: Приокское изд., 1989. С. 126

3 Кресневский А. История русской армии 1881-1916. – Смоленск.: Русич, 2004. С. 175

1 Кресневский А. История русской армии 1881-1916. – Смоленск.: Русич, 2004. С 180

1 Кресневский А. История русской армии 1881-1916. – Смоленск.: Русич, 2004. С. 178

1 Мемуары великой княгини Ольги Александровны/ Запись Я. Ворреса. – М.: Захаров, 2004. С. 89


2 Там же . С. 90

1 Мемуары великой княгини Ольги Александровны/ Запись Я. Ворреса. – М.: Захаров, 2004. С. 97


1 Вяткин В.В. Христовой церкви цвет благоуханный: жизнеописание преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Федоровны. М: изд. Православного Свято-Тихоновского богословского института, 2001. С. 59


1 Советское здравоохранение в годы Великой Отечественной войне / Сборник документов. – М.: 1956. С 78

1 Героини войны. Очерки о женщинах-Героях Советского Союза. М: 1963. С. 24


1 Героини войны. Очерки о женщинах-Героях Советского Союза. М: 1963. С. 56





57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Автор
Дата добавления 29.08.2015
Раздел Другое
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров1796
Номер материала ДA-021438
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх