Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Екатерина Великая - политик

Екатерина Великая - политик

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

Содержание





 Введение______________________________________________  3



1. Характеристика  личности Екатерины Великой.  _____________­4

               

2. Дворцовый переворот и восшествие на трон._______________ 5



3. Влияние французских просветителей на мировоззрение и

политику Екатерины II.____________________________________13



4. Литературное наследие императрицы._____________________14



5.Екатерина 2- политик____________________________________14



 Заключение_____________________________________________20



 Список литературы_______________________________________21













Введение

Вторая половина XVIII столетия в России связана с имен императрицы, чье правление составило эпоху в истории страны. Хотя Екатерина II взошла на престол в 1762 г., уже с 1744 г, с момента своего появления в российской столице, она оказывал влияние на ход событий в огромной империи. Правда, в первые годы жизни в Санкт-Петербурге юная немецкая принцесса Софья-Фредерика Августа Ангальт-Цербстская (родилась 21 апреля (2 мая) 1729 г.), обвенчанная с наследником престола (будущим императором Петром III) под именем Екатерины, казалась не более чем игруш­кой в чужих руках. Таковой она впрочем какое-то время и была, существуя между молотом и наковальней — себялюбивой и деспотичной императрицей Елизаветой Петровной, с одной стороны, и не скрывавшим неприязни к супруге мужем-недорослем — с другой. Но в суете и склоках придворной жизни Екатерина ни на минуту не теряла из виду своей главной цели, ради которой она приехала в Россию, ради которой терпеливо сносила обиды, насмешки, а иногда и оскорбления. Целью этой была корона Российской империи. Екатерина быстро поняла, что ее супруг дает ей много шансов к тому, чтобы предстать в глазах окружающих едва ли не единствен­ной надеждой на спасение от его диких выходок и сумасбродства. Во всяком случае, она настойчиво и сознательно стремилась к тому, чтобы быть в хороших, если не в приятельских, отношениях как с влиятельнейшими вельможами елизаветинского двора, так и с иерар­хами православной церкви, как с иностранными дипломатами, так и с объектами многочисленных амурных увлечений собственного мужа Таким образом, дворцовым переворотом 28 июня 1762 г. на рос­сийский престол была возведена не случайная женщина, как бывало не раз в истории России XVIII в., а человек, долго и целеустремленно готовившийся к принятой на себя роли.



                                       

Характеристика  личности

Екатерины Великой.





Воспитание и образование Екатерины 2 было достаточно своеобразным  Она быстро научилась говорить и писать по-русски, стала ходить в  православную церковь и окружила себя русскими советниками. По своему уму,  широте взглядов и умению находить себе сотрудников, она может считаться  исключительной личностью

 «1   11-13»  Екатерина получила  некоторое образование, увеличенное собственной  ее  наблюдательностью  и восприимчивостью. В детстве  она много путешествовала  по Германии, много видела  и слышала.  Уже  тогда она  своей живостью  и способностями обращала  на себя  внимание наблюдательных лиц:  в Брауншвейге  один каноник, занимавшийся  предсказаниями, заметил ее  матери:"На лбу вашей дочери я вижу  по крайней мере три  короны". Когда Екатерину с матерью вызвали в Россию,  для  нее не была секретом цель  поездки, и бойкая девочка сумела с большим тактом сделать свои  первые шаги при русском дворе. Отец  ее написал  ей  в руководство  ряд правил благоразумной сдержанности и скромности. Екатерина к этим правилам присоединила  свой собственный такт  и замечательное  практическое чутье и обворожила Елизавету, завоевала симпатии двора,  а затем и народа. Не старше 15-ти лет, она вела себя  лучше и умнее, чем  ее руководительница  мать. Когда мать  ссорилась  и  сплетничала,  дочь старалась приобрести общее расположение. Она усердно занялась русским языком и православным  вероучением.  Блестящие способности позволили  ей  оказать в короткое  время  большие  успехи,  и  при церемонии крещения  она так твердо прочла  символ веры, что  всех  этим  удивила.  Но сохранились известия, что перемена  религии для  Екатерины  была не  так легка  и  радостна, как   она показывала императрице и  двору.  В благочестивом смущении перед  этим шагом  Екатерина много плакала и, говорят, искала утешения у лютеранского  пастора. Однако   уроки  православного  законоучителя  от   этого  не   прекращались"Честолюбие берет  свое", -- замечал  по этому поводу один  дипломат. И сама Екатерина признавалась, что она была честолюбива. .  К  Елизавете  же  она  относилась почтительно и как  бы искала ее одобрения. В  придворной  среде  она  искала популярности,  находя  для  каждого ласковое слово,  стараясь примериться к нравам двора, стараясь казаться чисто русской набожной женщиной. В то время, когда  ее  муж  оставался  голштинцем и презирал русских,  Екатерина  желала перестать быть немкой и отказалась после смерти родителей от всяких  прав на свой  Ангальт-Цербст.  Ее  ум  и  практическая  осмотрительность  заставляли окружающих  видеть  в  ней  большую   силу,  предугадывать  за  ней  большое придворное  влияние. И действительно, с годами Екатерина  заняла  при  дворе видное положение; ее знали с хорошей стороны даже в народной массе. Для всех она стала виднее и симпатичнее своего мужа. (3. 423)

   В историю Екатерина II вошла как Екатерина Великая, Для своего времени она была образованной женщиной, много читала и  писала, интересовалась историей, философией, политикой и литературой

   В Екатерининскую эпоху развитие русской культуры быстро пошло вперед. Значительно увеличивается число начальных  и  средних  школ.  Начинается женское школьное образование. Московский университет становится крупнейшим культурным центром. В архитектуре  появляется  много  русских  имен. Русская живопись и скульптура достигают значительных  высот.  Появляются первые  русские  композиторы.  Широко  развивается   издательская   деятельность. В 90-х годах ХVIII века ежегодно издается около 300 книг и 32журнала. Растет число поэтов и писателей. Эпоха Екатерины недаром считается началом "Золотого века" русской литературы

.







Дворцовый переворот и восшествие

на трон.





София-Августа-Фредерика Ангальт-Цербст[ская].  , приехав в Россию, была названа  Екатериной  Алексеевной;  25  августа  1745  г.  произошла  свадьба 17-летнего Петра с  16-летней  Екатериной.

  Петр на жену,  которая  была  неизмеримо выше его, он смотрел свысока. Он считал  себя взрослым человеком и, разумеется, не хотел поучиться  у  жены  ни  ее  такту,  ни  ее  сдержанности,  ни,  наконец,  ее деловитости.  Дел  он не хотел знать, напротив, расширил  репертуар забав  и странных выходок по всему было видно, что эти игры в солдатики чрезвычайно его занимали. Жену свою он  будил по ночам для того, чтобы она ела с ним устрицы или  становилась на часы у его кабинета.  Ей он  подробно  описывал  красоту увлекшей  его  женщины  и требовал  внимания к такой оскорбительной  для нее беседе. Бестактно относясь к Екатерине и оскорбляя ее, он не имел  такта и в отношении  посторонних  лиц и  позволял  себе разные пошлости Так  вел  себя наследник  престола,  взрослый человек  и  отец  семейства (в  1754  г. у  него родился сын  Павел).  "Петр обнаруживал  все признаки остановившегося  духовного развития

     Определилось с  течением времени и отношение Петра  к России  и русским делам. Он говорил своей жене, что "не рожден  для России,  что он непригоден русским и русские непригодны ему и убежден он, что погибнет в России".

     Совсем иного  рода человек  была жена Петра,  великая княгиня Екатерина Алексеевна. 

 Не любя ни мужа, ни Елизаветы, Екатерина  тем не менее держала  себя  в отношении  их очень хорошо. Она старалась исправлять и покрывать все выходки мужа  и  не жаловалась  на  него  никому

     Во второй половине царствования Елизаветы великая княгиня Екатерина уже была  вполне  сложившимся  и  очень  заметным  человеком  при  дворе. На нее обращено было большое внимание дипломатов, потому  что, как они находят, "ни у кого нет столько твердости и  решительности" -- качеств,  которые ей  дают много  возможностей  в будущем.  Екатерина независимее держится,  явно  не в ладах  со своим мужем, навлекает на себя  недовольство  Елизаветы. Но  самые видные  "припадочные" люди Елизаветы, Бестужев, Шувалов, Разумовский, теперь не обходят великой княгини вниманием,  а стараются,  напротив,  установить с ней добрые, но  осторожные  отношения. Сама  Екатерина  входит  в отношения с дипломатами и русскими государственными  людьми, следит за ходом дел  и даже желает на них влиять. Причиной этого была болезненность Елизаветы: можно было ждать скорой перемены на престоле. Все понимали, что Петр не может быть нормальным  правителем  и  что  его  жена должна  играть при  нем большую  роль.  Понимала  это и  Елизавета:  опасаясь  со  стороны Екатерины какого-либо шага в свою  пользу  против  Петра,  она  стала к ней относиться дурно и даже прямо враждебно; с течением времени так же относится к жене сам Петр.  Окруженная  подозрительностью и  враждой  и побуждаемая  честолюбием, Екатерина  понимала  опасность своего  положения  и  возможность  громадного политического  успеха.  Об этой  возможности говорили  ей и другие:  один из посланников (прусский)  ручался ей, что  она  будет императрицей; Шуваловы и Разумовские  считали  Екатерину претенденткой на престол; Бестужев вместе  с ней  строил планы о  перемене престолонаследия. Екатерина  сама  должна была готовиться действовать  и для своей  личной защиты, и  для достижения власти после смерти Елизаветы. Она  знала, что муж привязан к другой женщине ( Воронцовой) и желал заменить ею свою жену, в которой видел опасного для себя  человека.  И вот, чтобы смерть  Елизаветы  не  застала ее врасплох, не отдалась  в  руки  Петра беззащитной,  Екатерина  стремится  приобрести  себе политических  друзей,  образовать  свою  партию.  Она  тайно  вмешивается  в политические и придворные  дела,  ведет  переписку  с  очень многими видными лицами.  Дело Бестужева и Апраксина (1757--1758 гг.) показало Елизавете, как велико было при дворе значение великой княгини Екатерины. Бестужева обвиняли в излишнем почтении перед Екатериной. Апраксин был постоянно под влиянием ее писем. Падение Бестужева было обусловлено его близостью к Екатерине, и самое Екатерину постигла в ту минуту опала императрицы. Она боялась, что ее вышлют из России, и с замечательной ловкостью достигла примирения с Елизаветой. Она стала просить  у  Елизаветы аудиенции, чтобы выяснить ее  дело. И  Екатерине была  дана эта аудиенция  ночью. Во время  беседы Екатерины с Елизаветой  за ширмами в той же комнате тайно были муж Екатерины Петр и Иван Ив. Шувалов, и Екатерина догадалась об  этом.  Беседа имела для нее решающее  значение. При Елизавете Екатерина стала утверждать, что она ни в чем не виновата, и, чтобы доказать,  что ничего не  хочет,  просила императрицу, чтобы  ее отпустили в Германию.  Она  просила  об  этом,  будучи  уверена,  что  поступят как  раз наоборот. Результатом  аудиенции было то,  что Екатерина осталась в  России, хотя  была  окружена  надзором.  Теперь  ей приходилось вести  игру уже  без союзников и помощников,  но она продолжала ее  вести еще с большей энергией. Если бы Елизавета не умерла так неожиданно скоро, то, вероятно, Петру III не пришлось бы вступить на престол, ибо заговор уже существовал и за Екатериной стояла уже очень сильная партия. С мужем Екатерина примириться не могла, она не могла его  выносить; он же  видел  в  ней  злую, слишком  независимую  и враждебную ему женщину. "Нужно раздавить змею", -- говорили окружавшие Петра голштинцы,  передавая этим  выражением мысли  его о жене. Во  время  болезни Екатерины он даже прямо мечтал о ее смерти.

     Так, в последние годы Елизаветы обнаружилась  полная неспособность  ее наследника и большое значение и ум  его жены. Вопрос о судьбе престола очень занимал Елизавету; по словам Екатерины, государыня "с трепетом смотрела  на смертный час и на  то,  что после ея происходить  может".  Но  она не  решалась  отстранить

племянника прямо.  Придворная среда также понимала,  что Петр не может  быть правителем   государства.   Многие  задумывались,  как  устранить  Петра,  и приходили  к различным комбинациям.  Устранить  было  можно,  передав  права малолетнему Павлу Петровичу, причем мать его  Екатерина получила бы  большую роль. Можно было  бы поставить у власти и прямо Екатерину. Без нее же вопрос не мог быть решен ни в каком случае (о бывшем императоре Иоанне тогда  никто и не думал). Поэтому  Екатерина и  помимо своих личных качеств и  стремлений получила  большое  значение и  являлась центром  политических  комбинаций  и знаменем движения против Петра. Можно  сказать, что еще до  смерти Елизаветы Екатерина стала  соперницей  своему мужу и между ними начался спор о русской короне.

     Правление  Петра  III.  Болезнь  и   смерть  Елизаветы   хотя  не  была неожиданной   случайностью,   тем   не   менее   застала   придворный   круг неприготовленным: против Петра не раздалось ни одного голоса, и он воцарился спокойно при общем горе  и унынии двора и народа, потерявших любимую царицу. Екатерина сама в своих записках описывает эти первые дни царствования Петра. По ее  словам,  Петр III был недоволен,  что его тетка  умерла на  святках и своей смертью помешала  ему веселиться. Ужин во дворце уже был накрыт, когда наступил час смерти императрицы, и Петр  приказал  не снимать  ужина,  и ели через комнату от того покоя,  где лежала Елизавета. Тогда же без церемоний и стеснений  обнаружилась  его  пассия   Воронцова,  на  которой  он  хотел жениться. Положение сразу сделалось зазорным и неприличным. Однако при дворе не переменилось ничего в первые  минуты царствования:  оставались Шуваловы и Воронцовы; старший Разумовский вышел в отставку, но не был опальным; младший

остался у  дел. Опал вообще не  было,  но явились мало-помалу  новые  люди в качестве  любимцев. Из Германии прибыли  два дяди Петра, голштинские принцы;из них принц Георгий (или "Жорж") стал сразу русским генерал-фельдмаршалом и временщиком; второй принц Петр  был только фельдмаршалом, но не временщиком. Оба  они были  членами  Совета, учрежденного  Петром  вместо  елизаветинской Конференции и состоявшего из девяти человек. В этот Совет попал возвращенный из ссылки старый  Миних, попали и люди времени Елизаветы, Н.  Ю. Трубецкой и М. И. Воронцов. Все это были влиятельные персоны нового правления. Появились и  придворные  любимцы,  вроде генерала Гудовича,  шталмейстера  Нарышкина и многих голштинцев.

     Петр III начал свое правление довольно деятельно, рядом любопытных мер. Можно думать, что он действовал с чьей-то указкой, стараясь показать, что он достоин власти. Вступил он на престол 25 декабря  1761 г., а уже  17  января 1762 г.  в  Сенате  подписал  указ  о возвращении опальных  людей прошедшего царствования и заявил свою волю относительно службы дворян: "Дворянам службу продолжать  по своей  воле,  сколько и где  пожелают".  18 февраля  явился и манифест  о вольности  дворянской. В нем  говорилось,  что прежде необходимо было заставлять дворян служить и учиться, невольная служба и учение принесли пользу, ибо дали государству много сведущих, годных к делу людей, а с другой стороны, истребили  в дворянской среде "грубость  и  невежество" и вкоренили благородные мысли;  поэтому уже нет необходимости принуждать дворян к службе. Все  служащие могут  или оставаться на службе, или уйти в отставку; только военные люди не могут брать  отпусков  и отставок  во время  кампании; не  служащий дворянин имеет  право  даже ехать за границу  и служить там.  Но обязанности обучения манифест 18 февраля не упразднил, а выразил  ее  лишь  в виде повелительного совета с высоты трона, "чтобы никто не дерзал без обучения наук  детей своих воспитывать".

     Так снята была с дворянства его тяжелая государственная повинность.  Мы видели,  что  уже  при  Елизавете  дворянство  становилось привилегированным классом, получив  имущественные  права, каких  не имели другие  общественные классы.  Освобождая его  от личной государственной  службы, Петр III создает ему  этим  личные  привилегии,  также  чуждые  другим  классам.  Ко  времени Екатерины   II,    таким   образом,    дворянство   делается   уже    вполне привилегированным сословием. Но оно не имеет внутренней организации; до  сих пор ему организацию  давала  самая служба по полкам, его соединяли служебные связи; теперь  эта организация должна была  потерять свою прежнюю  роль, ибо дворянство  усиленно  уходило  из  службы в  деревню  и  нуждалось  в  новой организации -- сословной.

  Ее дала дворянству Екатерина II. Вольность дворянства была самым крупным делом Петра III, внушенным ему, как  мы  уже  говорили,  со стороны дворянства,  близкого  к  Елизавете.  По посторонним же внушениям, конечно, пришел он  к  решению уничтожить  некогда

страшную  Тайную  канцелярию,   ведавшую  политическиими   преступлениями.   При Елизавете ее деятельность не была заметна,  потому  что время Елизаветы было временем мира внутри государства. Уничтожить канцелярию, как малодействующее учреждение,  было  легко, а между  тем это  уничтожение могло  содействовать популярности   нового  правительства  в  народной  массе,   как  манифест  о дворянстве должен был сделать его популярным среди дворян.

     Но правительство Петра не только не достигло народного расположения, но возбудило  общее  неудовлетворение.  Никакие  разумные  указания  осторожных советников Петра не могли помочь ему и загладить его бестактность, исправить его ошибки, скрыть его невозможные выходки. Он внутри государства обнаружил  свои  нерусские симпатии, окружил себя голштинцами, стал переделывать русские войска на прусский и голштинский лад, смеялся  над  всем русским, даже над православной обрядностью. Он  закрывал, например, без  всякого  основания  домовые  церкви, которые были  в  обычае.

Домовая  церковь  была тогда  всегдашней принадлежностью  всякой  зажиточной усадьбы,  даже  городского богатого двора.  От глубокой  старины велся  этот обычай, и уже в московскую эпоху  на злоупотребление им жаловались ревнители доброго  церковного порядка. У  Авр. Палицына находим мы описание того,  чем были домовые церкви:  маленькая  изба,  бедный иконостас, деревянная утварь ,холщовое облачение и полуголодный; на  площади  нанятый  на одну  службу, или  на одну требу, "безместный" поп... Чем легче  было завести и чем дешевле было  содержать "свою" церковь, тем сильнее  и распространеннее  было стремление  именно к  "своей"  церкви. Против этого  глубоко вкоренившегося  в  быту  стремления и  стал Петр  III.

Помимо  частного  ущерба  и  обиды  в  уничтожении домовых  церквей  было  и принципиальное  неудобство:  выходило  так, как  будто православный государь воздвигал гонение на церковь. Но этим дело еще не ограничивалось: Петр требовал  от  духовенства  уничтожения  икон  в  церквях  и  хотел заставить его носить светское платье; к  Синоду обращался  с оскорбительными указами;  дело о  церковных имуществах  он привел  к  самому невыгодному для духовенства решению. Духовенство чувствовало себя оскорбленным и даже подало

императору энергичный протест, не изменивший, однако, ничего:  Петр не понял протеста. К гвардии, привыкшей  к высочайшему вниманию, Петр  относился так, что пошли слухи об уничтожении ее. Он называл гвардейцев янычарами, томил их ученьями по  немецкому образцу,  изменял привычные военные порядки и отдавал предпочтение своим немецким войскам. И гвардия чувствовала себя оскорбленной и  питала "превеликое неудовольствие".  Волновались и крестьяне: в них  ясно

жило  сознание того, что  они  обязаны  государством  работать на  помещиков именно  потому,  что  помещики  обязаны  служить  государству;  в  них  жило сознание, что исторически одна обязанность обусловлена другой.  Теперь снята дворянская обязанность,  следует снять и  крестьянскую. Но крестьяне видели, что правительство, разрешив дворянский вопрос, не замечает связанного с  ним вопроса крестьянского. Поэтому начались крестьянские волнения.

     В  то же  время  внешняя политика Петра  не  нравилась русским людям  и оскорбляла  национальное чувство. Россия  со славой вела  войну  с Пруссией, теряла для нее массу людей,  тратила много денег, но был  успех, и народ был спокоен. Как только вступил на  престол Петр, война  была прекращена; войска получили приказание сдать свои  магазины  пруссакам и оставаться в Померании для будущей помощи своим  недавним врагам. Петр отказался от всех завоеваний в  Пруссии и  вступил  с  Фридрихом  в тесный  союз,  условия  которого были продиктованы прусским  послом в Петербурге  -- Гольцем.  Этот Гольц был  при Петре III почти полным  распорядителем действий русской дипломатии. Прусское влияние при  русском  дворе  было  всемогуще. И  все  это  вышло  из  личных наклонностей  императора: благоговея перед  Фридрихом, Петр жертвовал своему личному  чувству всеми интересами России. Такое направление дел,  бесславное окончание  славной войны  и господство в Петербурге голштинцев  и  пруссаков давало народу  повод думать,  что  давно  прошедшее  рабство  перед  немцами наступает  снова с Петром III. Понятно,  с каким негодованием относились  ко всему этому русские  люди. В одном  только деле Петр III  не шел на  помочах своего  кумира Фридриха: он  упорно хотел  воевать  с  Данией и отнять у нее Шлезвиг  для Голштинии.  В  этом  он действовал, как голштинский герцог;  но действовал средствами и силами  России.  Ясно,  что эта  затея могла  только усилить  негодование  русских,  справедливо   не  желавших  знать  интересов

Голштинии. Однако для этой Голштинии  вербовали солдат на  русские деньги; к походу  на  Голштинию  делали  приготовления;  голштинцам дали первенство  и полную волю в России.

     И личная жизнь  Петра возбуждала общее неудовольствие. Избавившись  от опеки  строгой тетки, Петр наполнил ее дворец  дымом  солдатского кнастера и запахом вина  и  портера, которыми злоупотреблял  почти ежедневно,  и еще  с утра. Поэтому за обедом он уже не владел собой, говорил  заведомые  небылицы или  обнаруживал  такие  секреты  политики  и  придворных  отношений,  какие следовало хранить строго. День  свой  часто кончал он неприличными и шумными пирушками, которые видел весь город, потому что они происходили не  в  одном дворце,  и  о которых писали даже иностранные послы  своим дворам. У русских людей обливалось  сердце кровью от стыда за Петра III;  им  хотелось "бежать неоглядкою" от его выходок.  Елизаветинские вельможи не могли  примириться с казарменными  нравами  нового  двора; Ив. Шувалов  на коленях  просил  Петра избавить  его  от  всех  знаков  его  милости;  Кирилл  Разумовский  не  мог сдерживать гневной судороги на лице, бывая во дворце и видя  новые  порядки. Петр  издевался над  всеми  старыми сановниками, заставляя их маршировать по плац-парадам в  силу  их  военного  звания.  Он  смеялся  даже  над пожилыми придворными женщинами и передразнивал их.  "Он не похож  был на государя" --таков был приговор придворной среды над Петром III.

     К  жене  отношение   Петра,  и  прежде  враждебное,  теперь  перешло  в ненависть.  Екатерина мешала  ему  жить.  При ней  он  не  мог  жениться  на Воронцовой; в Екатерине мерещился  ему иногда и политический враг, и  каждую минуту он чувствовал, что  она осуждает его, стоит в оппозиции ко всему, что ему  нравится, что он затевает. Он хотел обуздать ее, но  на  это не хватало умения; да и Екатерина вела себя так, что не было предлога придраться к ней. Однако чем дальше, тем решительнее становился Петр по отношению к Екатерине. Он однажды  оскорбил ее при всех на Торжественном обеде: Екатерина не встала во время  тоста в  честь императорской фамилии и на вопрос Петра  объяснила, что не  встала потому, что сама  принадлежит  к  этой фамилии. за этот ответ Петр  громко  обозвал  ее бранным словом и грозил арестом.  Не  стесняясь  в отношении Екатерины  ничем, Петр прямо  показывал,  что желает избавиться от жены: то начинал говорить,  что  заточит жену  в монастырь, что разведется с нею;  то  намерен  был заключить ее в  Шлиссельбург. Однажды он  отдал  даже приказ арестовать ее, но  отменил  его  по  настоянию дяди Жоржа.  Екатерина знала, что рано или поздно она погибнет от мужа, если он останется у власти.Знали это и в обществе, где Екатерину любили, и ее горе было одной из причиндурного отношения общества к Петру.

     Это и  помогло развитию заговора,  который созрел, по  обычаю XVIII в при дворе и в гвардии. Руководил им не Шувалов, и направлялся он не в пользу императора Иоанна, а в пользу  Екатерины.  О  существовании  заговора  знали самые  высокопоставленные лица при Петре (генерал-прокурор Глебов, начальник полиции Корф, Кирилл Разумовский,  дипломат Никита Ив. Панин и др.),  но они не предавали заговорщиков, хотя и не приставали к ним прямо.

     Круг  заговорщиков  группировался  вокруг  семьи  Орловых.  Из нескольких братьев  особенно известны  были  два: Алексей  Орлов  (младший), знаменитый своей  физической силой,  был  казначеем гвардейской артиллерии и вел крупную игру, под предлогом  которой и  собирал вокруг себя  гвардейскую молодежь. Другой  --  Григорий  Орлов --  был  лично  близок к Екатерине  и передавал заговорщикам ее  внушения. Умышленно  раздувая  свою славу кутил и дебоширов, Кроме Орловых в гвардии в роли главных руководителей стояли преображенцы Пассек и Бредихин и измайловцы Рославлев и Ласунский. Эти лица подготовляли гвардейских солдат к перевороту и ручались зато, что Екатерина может располагать 10000 солдат.

     Беспорядочный  жизнью  и кутежами  заговорщики отводили от себя  всякие подозрения; но брожение среди солдат не могло долго быть скрытым. Летом 1762 г.  Петр держал себя  так, что Екатерина  должна была  со дня на день  ждать погибели, и  поэтому  заговорщики готовы  были действовать,  но не  решались начать  сами. Приближалось время имени Петра, и  этот  день  Петр, живший  в Ораниенбауме, желал провести у Екатерины  в Петергофе. Ждали, что 29 июня они решит  участь своей жены.  Между тем  27 июня болтливый солдат, слышавший, что Екатерина в  опасности,  выдал тайну заговора  постороннему офицеру. Это повело к аресту Пассека; боясь открытия всего заговора, заговорщики решились действовать  не  медля  и 28  июня  удачно совершили  переворот. Вот как  он произошел.

     Воцарение  Екатерины.  Екатерина в  последнее  время  жила уединенно  в Петергофе и  проводила очень  беспокойные  дни, ожидая развязки  задуманного предприятия.  Впрочем, она регулярно  получала известия  о  положении дел  в лагере  союзников и в лагере неприятелей.  Под предлогом очистки всех комнат дворца   для  императора,  который  собирался  приехать   сюда  со   свитой, императрица поселилась  в  отдаленном углу петергофского сада, в  павильоне, носившем  название  Мон-Плезир. Таким  образом  она  избавилась  от  надзора часовых,  приобрела больше  свободы в образе жизни  и легко могла  направить путь  в  Петербург, чтобы там сесть  на  престол, или же  искать спасения заграницей.

     В этом павильоне, 28 июня, рано поутру Екатерину будят следующие слова: "Ваше Величество, вставайте, нельзя  терять ни одной минуты".  Она открывает глаза и видит перед собой  старшего  Орлова  (так в тексте.  Должно быть  -- младшего.  ).  На  вопрос   ее   Алексей  Орлов   отвечал   только многозначительной  фразой:  "Пассек  арестован",  --  и  вышел  из  комнаты. Несколько минут спустя он воротился, императрица уже успела кое-как одеться. Она  села  в экипаж  Орлова, рядом с нею поместилась камер-фрау, позади стал камердинер  Шкурин (впоследствии  тайный  советник). Орлов погнал лошадей во весь  опор.  На полдороге лошади  стали от  усталости, и путники очутились в крайнем  затруднении.  Сначала  их выручает  из  опасности проезжавшая  мимо крестьянская телега, а потом они увидели коляску,  быстро  приближавшуюся им навстречу. В ней сидели Григорий Орлов  с  князем Барятинским. "Все готово",-- кричит Орлов. Барятинский уступил свое место Екатерине, и  в седьмом часу утра  она достигла  казарм Измайловского  полка, которые служили предместьем столицы.

     Измайловский полк был, очевидно, предупрежден, так  как солдаты  успели взять  из кладовых мундиры  старой (елизаветинской)  формы,  и  часть  полка быстро  выстроилась.  Екатерина  обращается  к солдатам с  энергичной речью,прося  у  них  защиты  от  своих  неприятелей,  которые  покушаются   на  ее собственную  жизнь  и  на   жизнь  ее  сына.  Солдаты  клянутся  умереть  за императрицу и бросаются целовать ее ноги, руки и платье. В это время офицеры приводят  остальных измайловцев, является  полковой священник  с  крестом, и весь  полк  присягает Екатерине II. Она садится  опять в  коляску и  едет  к казармам Семеновского полка. Выйдя к ней навстречу, семеновцы кричат "ура" и присоединяются  к  Екатерине.  С  таким  же  энтузиазмом  примыкают  к   ней Преображенский полк и конная  гвардия. Государыня  посылает отряд арестовать начальника конных гвардейцев принца Жоржа и вместе с тем предохранить его от возможных  оскорблений.   Орловы  спешат  после  того   к  артиллеристам   и уговаривают их последовать примеру гвардии, но солдаты  хотят  узнать прежде мнение своего начальника. Генерал Вильбуа несколько минут колеблется, однако уступает, и артиллерия также переходит на сторону Екатерины.

     Между тем на место действия прибывают: гетман Разумовский, Н. И. Панин, князь  Волконский,   И.  И.  Шувалов  и   многие  другие  вельможи,  которые присоединяются  к  свите  императрицы.  Окруженная  войском  и народом,  она отправляется в  Казанский собор; здесь ее встречают архиепископ новгородский и  высшее  духовенство.  Пропели  благодарственный  молебен  и  торжественно провозгласили   Екатерину  самодержавнейшей  императрицей  всея  России,   а великого князя Павла Петровича -- наследником престола. Из собора государыня поехала в  новый Зимний  дворец, достроенный Петром III,  где уже собирались для принесения присяги Сенат и Синод. Немедленно  приняты и необходимые меры предосторожности: подступы ко дворцу защищены артиллерией, на многих пунктах расставлены сильные отряды часовых, сообщение с  Петергофом  и Ораниенбаумом совершенно прекращено, а в  Кронштадт послан захватить эту крепость  адмирал Талызин. Императрица поспешила  разослать курьеров в провинцию к гражданскими военным  начальникам,  а также к генералам войск,  находившихся в Пруссии; дипломатический   корпус   получил   официальное   уведомление  о   перемене царствующей особы. Необходимые  меры были  приняты настолько быстро, что нет никакого  сомнения   в  том,   что  в  Петербурге  об  этом  заранее  кто-то позаботился. До  нас  дошло, например,  известие,  что  наборщики типографии Академии наук были в  ночь на 28 июня заарестованы: очевидно, ожидалось, что им  будет работа (печатание  правительственных распоряжений, так как таковые всегда печатались в этой типографии). Самый манифест о восшествии на престол Екатерины II также вероятно составлен был не 28 июня, а ранее.

     В  это время  Петр III находился  в Ораниенбауме.  Это  был  канун  его именин;  Петр  желал начать их праздновать в  Петергофе, и Екатерина  должна была его там ждать. Император приказал подать экипаж и  приехал  в Петергоф. Осмотрев  павильон, в  котором жила Екатерина, убедились, что ее там нет. По всем  признакам  было видно, что  произошел не  отъезд,  а бегство;  значит, надобно  было  предполагать  что-нибудь  дурное.  Старые  вельможи,  которые окружали  Петра,  предлагают  поехать  в  Петербург, разыскать и  образумить Екатерину. Петр согласился;  старики поехали в Петербург,  но там,  конечно, присоединились  к  Екатерине. Петр в  ожидании  сведений  о  происходившем в Петербурге ходил  и сидел на  берегу  моря, на берегу и  обедал;  он  слушал советы  придворных  и  не  знал,  что  делать:  ехать  ли  в  Кронштадт  или направиться  в  Ревель к  войскам, там собранным. Между  тем прибыл  с  моря офицер, привезший из Петербурга фейерверк, который  предполагалось  сжечь по случаю именин Петра; он рассказал, что слышал шум и выстрелы и больше ничего не  мог  сообщить. Но  уже и  этой вести  было достаточно, чтобы узнать, что такое  произошло в  Петербурге.  Петру  со всех сторон советовали что-нибудь делать, но он не мог ни на что решиться, и только когда день уже склонялся к вечеру, решил  ехать в Кронштадт. Но Кронштадт уже был захвачен Талызиным, и потому, когда Петр  туда  явился,  его  не  приняли.  Оказалось, что  гавань заперта боном и оттуда кричали, что никого нельзя пускать. Петр показывается на палубе в  белом мундире и с корабля объявляет, что приехал сам император. В  ответ ему слышится, что императора  нет,  а есть императрица Екатерина, и что если он не уедет, то будут стрелять, "бомбы пускать". Начался  плач дам, сопровождавших Петра; сам Петр находился почти в обмороке. Вместо того чтобы спасаться в Ревель, он стал ждать в Ораниенбауме  Екатерину. Утром 29-го она явилась в Петергоф с войсками  и послала свой авангард в Ораниенбаум. Войска сразу окружили дворец, и Петр оказался в плену.  Все было кончено. Екатерина прислала  вельмож переговорить с Петром и  снабдила их  текстом отречения от престола, которое Петр и принял в редакции, продиктованной Екатериной, после чего был отвезен в  Ропшу; а Екатерина вернулась в Петербург, чтобы оформить дело, оправдать свой поступок в обстоятельном  манифесте  и  успокоить  свою столицу. Манифест  был опубликован  только спустя  несколько  дней, именно 6

июля. В манифесте было  сказано, что политика Петра был не православна  и не национальна,  и доказывалось это очень  пространно. И вот, как раз в те дни, когда манифест был опубликован и Петербург его читал, пришло известие о смерти Петра. Екатерина объявила, что бывший император скончался вследствие геморроидальной колики. Приказано было устроить  ему  пристойные  похороны,  но  без  оказания   царских  почестей.

  Внезапность  кончины  Петра III  нашла  свое истинное объяснение  уже  после смерти императрицы Екатерины, когда сын ее Павел Петрович случайно отыскал в ее бумагах письмо к Екатерине из Ропши от  Алексея Орлова,  состоявшего  там при  Петре. В подлиннике  это письмо не сохранилось, ибо  Павел его сжег; мы знаем его  в  копии Ф. Ростопчина,  вряд ли  точной,  представляющей  скорее пересказ  на  память  интересного документа. Орлов в замешательстве, с горем извещал  императрицу  о  нечаянной  случайности, повлекшей  за собой кончину императора непредвиденно для Орлова, а  тем более для  Екатерины.  Император Павел имел  возможность  убедиться, что ответственность  за этот  несчастный случай совсем не лежит на памяти Екатерины.

     Так началось  самодержавие Екатерины II. Не все, кто  хотел  ее власти, думали  о  ее самодержавии;  был  возможен  и  другой  исход  переворота  -- воцарение  Павла  и  регентство его  матери. Но Екатерина была провозглашена императрицей в  Казанском соборе ранее,  чем вопрос о ее регентстве мог бытьподнят сторонниками этой комбинации.( 3. 421-430)





Влияние французских просветителей

на мировоззрение и политику Екатерины II.





. Она была образованной женщиной, много читала, писала, интересовалась историей, философией, политикой и литературой.  Читала французских либеральных философов и считала себя их ученицей. «1  11.12

      В первые годы жизни в России Екатерина, поставленная далеко от дел и оставляемая на целые дни  мужем,  не знала, что делать, потому что совсем не имела  общества: она не могла  сближаться  с  придворными  дамами, потому что  "смела  видеть перед собою только горничных",  по ее собственным словам;  она  не могла сближаться с кругом придворных мужчин, потому что это было неудобно. Оставалось читать,  и "чтение" Екатерины продолжалось  восемь первых  лет  ее  супружеской  жизни.  Сперва она  читала  романы.  Случайный разговор с знакомым ей еще в Германии шведским графом  Гилленборгом направил ее внимание на серьезные книги. Она перечитала много исторических сочинений, путешествий,  классиков  и,  наконец,  замечательных  писателей  французской философии и публицистической литературы  XVIII в. В эта годы она и  получила ту  массу   сведений,   которой  удивляла   современников,  тот  философский либеральный  образ мыслей, который принесла с  собой на престол. Она считала себя  ученицей  Вольтера,  поклонялась  Монтескье,  изучала  Энциклопедию  и благодаря  постоянному  напряжению  мысли стала  исключительным  человеком в русском  обществе  своего  времени Екатерина переписывалась с Вольтером до 1777 г. т.е. почти до самой его смерти. В письмах подробно рассказывала свому учителю о деятельности на пользу подданных и о военных делах , а Вольтер в свою очередь осыпал ее каскадом похвал и комплиментов.

В переписке с французскими просветителями Екатерина выставляла себя противницей крепостного права, сторонницей правосудия , однако в тоже время она подписывала указы ,предоставляющие помещикам право ссылки крестьян в Сибирь, восстановила деятельность учреждений политического сыска, чинивших жестокую расправу над всеми кто выступал в защиту обездоленных слоев населения (5. 455-356). Степень  ее  теоретического  развития и образования напоминает нам силу практического развития Петра Великого. И оба они были самоучками. (3 ;425)





Литературное наследие императрицы.





Екатерина составила особую инструкцию - "Наказ". Это была компиляция из различных произведений философов-просветителей. Императрица не раз перерабатывала это свое сочинение, его либеральный дух постепенно слабел, тем не менее в нем порицаются наиболее жестокие формы крепостничества.  Она является автором  многих беллетристических,драматургических,публичестических,научно-популярныхсочинений, «Записок». (4. 40)







Екатерина 2- политик

У Екатерины II был большой дипломатический талант. Пользуясь советами выдающихся людей того времени, она разумно направляла внешнюю политику России. Екатерина II считала себя  продолжательницей  дела  Петра Великого. Произведенные ею реформы внутреннего управления Россией  доказывают знание ею условий русской жизни.

   Русская армия достигает при Екатерине большой боевой мощи и под предводительством Суворова, Румянцева и других  генералов  покрывает  славой русское оружие. Великий русский полководец Суворов не только одержал ряд блестящих побед в Турции и Польше, но и сыграл большую роль в деле  обучения русской армии и создании русской военной теории.

   После несколько побед над Турцией, Россия становится твердой ногой на берегах Черного моря. Строится Черноморский русский флот с базой  в  Севастополе на Крымском полуострове. После раздела Польши  между  Россией, Австрией и Пруссией, к России  отходит  ряд  областей,  бывших  когда-то частью Киевского государства, а также Литва и Курляндия.

   В историю Екатерина II вошла как Екатерина Великая. «2   11.12»

Реформы второй половины XVIII в.

Внутреннюю политику екатерининского правительства можно, как и елизаветинский период, разделить на два этапа: до крестьянской войны под руководством Емельяна Пугачева 1773-1774 гг. и после нее. Для первого периода характерна политика, которую называют просвещенным абсолютизмом. Екатерина хотела претворить в жизнь идеал "философа на троне", весьма распространенный во второй половине XVIII в.

  Просвещенный абсолютизм был скорее внешней оболочкой первого периода царствования Екатерины. Внутренним содержанием был дальнейший рост дворянских привилегий. Тем не менее многие мероприятия екатерининского правительства несут на себе печать просвещенного абсолютизма. Это и осуществленная в 1764 г. секуляризация церковных земель, и законодательство о крестьянах Прибалтики, и известная Уложенная комиссия. Соборное Уложение 1649 г не отвечало уже новой исторической ситуации. Летом 1767 г. в Москве была собрана "Комиссия для составления нового уложения". Представительство в ней носило чисто сословный характер: дворяне от каждого уезда выбирали своего депутата, горожане от каждого города также выбирали одного депутата, независимо от количества населения. От крестьян каждой провинции выборы в комиссию производились только от однодворцев, служилых людей, черносошных и ясачных крестьян.

  После грандиозной крестьянской войны правительство проводит целый ряд мер с целью укрепить государственный аппарат и еще больше сделать дворянство самым привилегированным сословием в государстве. В 1775 г. Было упразднено казачье управление на Дону и уничтожена Запорожская Сечь. Эти удары по последним оплотам демократии на окраинах России свидетельствовали о наступлении деспотической власти самодержавия. В том же году было издано "Учреждение для управления губерний «Российской империи». Это была знаменитая екатерининская губернская реформа. Вся империя рыла разделена на 50 губерний. В основу деления был положен принцип определенной численности населения в губернии. Более мелкой единицей был уезд.

      В апреле 1785 г. была опубликована жалованная грамота дворянству. "Грамота на право вольности и преимущества благородного российского дворянства" - важнейший документ в процессе развития дворянства как господствующего и привилегированного сословия в XVIII в. Все те привилегии, которых добились дворяне на протяжении всего столетия, подтверждались "Грамотой" и получали статус закона. Дворянин совершенно освобождался от податей и телесных наказаний. Он мог быть осужден только дворянским судом. Дворяне имели исключительное право собственности на землю. Дворянство окончательно сформировалось как сословие, приобретя корпоративное устройство.

    Одновременно с жалованной грамотой дворянству была подписана Екатериной и жалованная грамота городам. По этой грамоте все население городов разделялось на 6 разрядов, которые составляли "общество градское". Раз в три года это общество имело право на своем собрании выбирать из своей среды городского голову и гласных "общей городской думы". Общая дума выбирала шесть представителей (по одному из каждого разряда городского общества) в "шестигласную думу"

на три года. Это была исполнительная власть. В основу городского устройства при Екатерине были положены нормы так называемого магдебургского права, получившие еще в XVI-XVII вв. распространение на территории Украины и Белоруссии, устройство городов Прибалтики (учитывались, конечно же, и местные традиции).



Внешняя политика



Какова была внешняя политика при Екатерине II? "Внешняя политика - самая блестящая сторона государственной деятельности Екатерины, произведшая наиболее сильное впечатление на современников и ближайшее потомство" (В.О.Ключевский). Перед российским внешнеполитическим ведомством стояло два важнейших вопроса: турецкий и польский. В реальной жизни все внешнеполитические цели и задачи теснейшим образом переплелись. У истоков внешней политики екатерининского правительства стоял граф Н.И.Панин, Стремясь противодействовать враждебной политике Франции, он решил сконструировать так называемый "Северный аккорд" - союз государств, находившихся на севере Европы - Дании, Пруссии, Польши и Швеции, при участии Англии. В литературе иногда высказывалось мнение, что автором этого проекта являлся русский посланник в Дании Корф, однако в новейшей советской историографии доказано авторство проекта, принадлежащее Н.И.Панину. Из этого проекта, да из агрессивной политики Турции и родилась русско-турецкая война, начавшаяся в 1768 г. В этой войне талантливый русский полководец П.А.Румянцев нанес серьезное поражение туркам при Ларге и Кагуле в 1770 г. А.В.Суворов при Козлужджу также нанес сильное поражение войскам противника. 5 июля 1770 г. русский флот под командованием адмирала И. А. Спиридова разгромил турецкий флот недалеко от острова Хиоса, в бухте Чесме, Однако политика некоторых европейских государств, испугавшихся усиления России, заставила ее пойти на заключение мира, который был подписан в болгарском селении Кучук-Кайнарджи 10 июля 1774г. По этому договору Россия получила от Турции огромнуютерриторию от Буга и крепости Кинбурн при устье Днепра, до Азова, с частью при кубанских и приазовских земель. Кабарда была включена в государственные границы России. Россия получила также выход из Азовского моря - крепость Керчь, Еникале. Крым был объявлен самостоятельным, а с самой Турции Россия получила 4,5 млн. руб. контрибуции.



"Польский вопрос"



После борьбы между магнатскими группировками Потоцких и Чарторыйских победили последние - сторонники пропрусской ориентации. На престол был посажен их родственник, давний знакомый Екатерины Станислав Понятовский. Его правительство постаралось провести в разваливавшейся стране ряд реформ, однако эти попытки вызвали ожесточенное сопротивление со стороны других группировок шляхетства. Было использовано право конфедерации, то есть создания вооруженной оппозиции. Сторонники реформ в г. Баре (на Украине) создали свою конфедерацию. Екатерина послала против них войска во главе с Суворовым. Россия всячески старалась усилить свое влияние в Польше. На этом пути она оказалась в весьма сложных отношениях с Пруссией. Большиеуспехи России в борьбе с Турцией заставили Пруссию выступить совместно с Австрией в польском вопросе, с тем чтобы умерить требования России на юге. России был невыгоден раздел Польши и усиление за ее счет таких государств, как Пруссия и Австрия. Польша более устраивала Россию как буферное государство на границе с более сильными соседями. Но в сложившейся ситуации Россия вынуждена была пойти на раздел Польши. Один договор был заключен между Россией и Пруссией, другой - между Россией и Австрией. Оба они были подписаны в июле 1772 г. Под давлением двух держав в сентябре 1773 г. польский сейм санкционировал соглашение о первом разделе Польши. Россия получила все Подвинье и часть Верхнего Приднепровья, воеводства Полоцкое, Витебское, Мстиславское, часть Минского и часть польской Ливонии. Австрия захватила Западную Украину - Галицию.

  В 70-80-х годах XVIII в. вопрос о Правобережной Украине все теснее связывался с вопросом о дальнейшем продвижении России к Черному морю, а это в свою очередь с новой силой порождало русско-турецкий конфликт. Вся внешняя политика России завязывалась в сложный балтийско-польско-восточный узел. Усилившаяся мощь России позволяла Екатерине II оказывать весьма сильное воздействие на весь ход внешнеполитических отношений в Европе. Во время вспыхнувшей между Австрией и Пруссией войны за баварское наследство Екатерина выступила в качестве третейского судьи. Закончивший эту войну Тешенский мир 1779 г., условия которого гарантировала Екатерина, привел к значительному усилению влияния русской дипломатии на весь ход дел в Германии. Выдающуюся роль сыграла Россия и в событиях, связанных с войной американских колоний за независимость. Россия отклонила попытку Англии использовать ее силы для ведения войны в Америке. Более того, в феврале 1780 г. она опубликовала декларацию о "вооруженном нейтралитете". Декларация провозглашала, что всякое нейтральное судно находится под защитой всех нейтральных государств и имеет право защищать себя на море оружием. Ответственность же за насилие над нейтральными судами падают на суда нападающих держав. К этой декларации присоединилось большинство государств.

В это время происходит изменение основного курса внешней политики. Натянутые отношения с Англией, охлаждение в отношениях с Пруссией - все это привело к падению "Северного аккорда". Начинается процесс сближения с Австрией, заложенный со встречей Екатерины II в 1780 г. в

Могилеве с австрийским императором Иосифом II. Меняются даже фигуры во внешнеполитическом ведомстве. На смену графу Никите Ивановичу Панину приходит Александр Андреевич Безбородко - талантливый дипломат и государственный деятель. Большую роль во внешней политике начинает играть князь Григорий Александрович Потемкин, фаворит Екатерины.

    Меняется и основная концепция внешней политики. Рождается так называемый "греческий проект". Предполагалось изгнать турок из Европы, а на территории бывшей Османской империи создать греческую империю во главе с представителями русского правящего дома. Из дунайских княжеств - Молдавиии Валахии - должно было быть образовано новое буферное государство (носившее древнее название - Дакия). Основным союзником предполагалась Австрия, за что она и должна была получить под свое влияние западную часть Балканского полуострова. Ученые до сих пор не решили, был ли "греческий проект" реальной внешнеполитической программой или это была лишь иллюзия, плод размышлений придворных теоретиков. Скорее всего, правы те исследователи, которые утверждают, что реального проекта внешней политики России 80-х годов XVIII в. ("греческого проекта") не существовало.

  Как бы то ни было, дело шло к новой войне с Турцией. Б 1783 г. Россия присоединила к себе Крым, что, конечно же, вызвало недовольство правительства Турции. Демонстративно не выполняя условий Кучук-Кайнарджийского договора, Турция сама объявила войну. Положение России в скором времени осложнилось выступлением Швеции. Король Густав III начал осаду крепости Нейшлот и предъявил России явно невыполнимые требования. Но оборона Нейшлота и блестящая победа русского флота в июле 1788 г. у Готланда над флотом шведов заставила шведское правительство пойти на заключение мира.

  Россия добилась выдающихся успехов в войне с Турцией. Под руководством А.В.Суворова была взята крепость Очаков, турки были разбиты при Фокшанах и Рымнике. Одна из наиболее ярких страниц этой войны - взятие крепости Измаил. Но измена Австрии и шведская опасность заставляла Россию быть осторожной. В 1791 г. был подписан Ясский мир, по которому Турция обязалась неуклонно выполнять условия предшествующего мира, признала новую границу с Россией по Днестру и присоединение Крыма. В Польше после первого раздела влияние России значительно усилилось. В этой стране начинает нарастать движение за укрепление экономики и политического строя путем реформ. Ряд позитивных мер предпринял сейм 1788 г., получивший название четырехлетнего сейма. 3 мая 1791 г. этот сейм принял новую конституцию, отличавшуюся известной прогрессивностью. Но для улучшения жизни низших слоев населения, особенно украинского и белорусского происхождения, было сделано мало.

  В Польше скрестили свои "дипломатические шпаги" представители внешнеполитических ведомств России, Пруссии, Австрии. Трудно сказать, кто кого превосходил в коварстве, но для самой Польши события разворачивались драматически.

    Летом 1791 г. русские войска, принимавшие участие в войне с Турцией, были переброшены в Польшу. Тут же в г. Тарговице возникла конфедерация, к которой присоединился и польский король. Царские войска вскоре взяли Варшаву. Конституция 3 мая была отменена, а в марте 1793 г. произошел второй раздел Польши. К России отошли Белоруссия с Минском и Правобережная Украина. Пруссия захватила Гданьск (Данциг), Торунь и Великую Польшу с Познанью. Оставшаяся часть Польши с населением в 4 млн. человек была окружена со всех сторон сильными и враждебными ей государствами, которые навязывали ей свои условия. Это вызвало патриотический подъем. Вскоре одна из частей польского войска восстала. Центром восстания становится Краков, а его главой талантливый генерал Тадеуш Костюшко. Он занял Варшаву. Вскоре восстание перекинулось в Литву,

Великую Польшу и Поморье. Однако значительная часть крестьянства была разочарована теми мерами, которые предпринял Костюшко, что значительно ослабило его силы. Русские войска под началом А.В.Суворова разгромили польские войска. Вначале 1795 г. был проведен третий раздел Польши, уничтоживший самостоятельное польское государство. Большая часть земель Польши с Варшавой была отдана Пруссии, Малая Польша с Люблином отошла к Австрии. Россия получила Литву, Западную Белоруссию и Западную Волынь. Курляндское герцогство, находившееся в зависимости от Речи Посполитой, также было присоединено к России. Присоединение старинных русских земель к России было логичным, так как сохраняло национальную целостность восточнославянских народов. Впрочем, отношения царского правительства к Украине и Белоруссии не надо идеализировать, помня о той иной раз насильственной русификации, которая нанесла большой вред развитию национального самосознания. Что же касается Польши, то это была трагедия польского народа, который на столетия был лишен своей государственности и стал добычей соседних государств.

  Значительной проблемой внешней политики России конца XVIII в. были ее отношения с революционной Францией. Длительное время среди советских историков господствовало мнение, что правительство Екатерины II было инициатором и активным организатором контрреволюционной кампании против французской революции. Екатерина не решалась принять участие в прямой вооруженной интервенции против революционной Франции по причине незавершенности своих дел относительно Турции и Польши. Так что вклад екатерининского правительства в борьбу с революционной Францией был гораздо скромнее, чем это принято было думать. В основном он свелся к тому, что Екатерина дала приют в России бежавшим из Франции аристократам.

(.2. 136-146)

Заключение

   34-летнее царствование Екатерины II оставило яркий след в истории России. Бросается в глаза неординарность личности импе­ратрицы, ее выдающиеся качества государственного деятеля и величие ею содеянного: Петр Великий утвердился на берегах Балтики, Екатерина Великая — на берегах Черного моря, раздвинув границы на юг и включив в состав империи Крымский полуостров. Одного этого достаточно, чтобы потомки с благодарностью вспоминали имя Екатерины II. При Екатерине высокого уровня достигло распространение просвещения, стали издаваться первые журналы, появились писатели, чьи произведения звучат актуально и в наши дни, крупных успехов достигла историческая наука. Екатерину отличала невероятная работоспособ­ность: “Я страстно люблю быть занятой и нахожу, что человек только тогда счастлив, когда он занят”. В другой раз она писала: “Я по природе люблю трудиться и чем более работаю, тем становлюсь веселее”. Достаточно взглянуть на распорядок дня императрицы чтобы убедиться, сколь много времени она посвящала делам управ­ления. Екатерина энергично и постоянно законодательст­вовала, ее перу принадлежат такие важнейшие акты царствования, как Наказ Уложенной комиссии, Учреждения о губерниях, Жало­ванные грамоты дворянству и городам, и многие другие. Но Ека­терина сочиняла не только указы, манифесты и инструкции. Она оставила колоссальное эпистолярное наследие. По ее признанию ей было совершенно недоступно стихосложение, она не понимала музыки, но охотно сочиняла пьесы, водевили.





Список использованной литературы



1  Краткая история России и Советского Союз (американский взгляд) DEFENSE LANGUAGE INSTITUTE FOREIGN LANGUAGE CENTER 1971.

2 Под.ред.И.Я.Фроянова. История России от древнейших времен до начала XX в. Жанр: Учебник истории для ВУЗов

3   Сергей Федорович Платонов.Полный курс лекций по русской истории

 Петроград. 5 Августа 1917 г. Печатный источник: С. Ф. Платонов. Полный курс лекций по русской истории. Издание 10-е OCR, Spellcheck: Максим Пономарёв

4  Энциклопедия Книжного клуба «21 век» :В 20 т. Т. 7 Д-И.- М.: ООО «Издательство Астрель», 2001.-251 с.:ил.

5   Всемирная история: В24 т. Т 15. Эпоха просвещения  /А. Н. Бадюк

 И. Е. Волчек и др.-Мн.: литература, 1997.-512 с.


Автор
Дата добавления 28.10.2016
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров29
Номер материала ДБ-296687
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх