Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Школьному психологу / Другие методич. материалы / ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ СТРУКТУРНО-РОЛЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СЕМЬИ

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ СТРУКТУРНО-РОЛЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СЕМЬИ

  • Школьному психологу

Поделитесь материалом с коллегами:

65



ВВЕДЕНИЕ



Семья, в определении А.Г. Харчева рассматривается, как институированная общность, складывающаяся на основе брака и порождаемая им правовой и моральной ответственности супругов за здоровье детей, их воспитание.

«Забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей» [2, с. 9].

Конвенция о правах ребёнка провозглашает ребёнка полноценной и полноправной личностью, самостоятельным субъектом права и призывает строить взаимоотношения взрослого и ребёнка на нравственно-правоввых нормах, в основе которых лежит подлинный гуманизм, демократизм, уважение и бережное отношение к личности ребёнка, его мнениям и взглядам [1].

А.И. Антонов утверждает, что семью создает отношение родители – дети, а брак оказывается легитимным (законным) признанием тех отношений между мужчиной и женщиной, тех форм сожительства или сексуального партнерства, которые сопровождаются рождением детей. Он обращает внимание на пространственную локализацию семьи – жилище, дом, собственность – и экономическую основу семьи – общесемейную деятельность родителей и детей, выходящую за узкие горизонты быта и потребительства.

Семья – это ячейка (малая социальная группа) общества, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т.е. на многосторонних отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сёстрами и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство.

А.И. Антонов определяет семью как основанную на единой общесемейной деятельности общность людей, связанных узами супружества – родительства – родства, и тем самым осуществляющих воспроизводство населения и преемственность семейных поколений, а также социализацию и поддержание существования членов семьи. «Яндерной» структурой семьи в этом социологическом варианте выступает нуклеарная семья, представленная в триединстве отношений супружества – родительства – родства. Для того, чтобы получить целостное представление о семье, необходимо учитывать складывающиеся в ней взаимоотношения по типу: муж – жена; муж – дети; жена – дети; дети – родители; дети – дети. Эти структурные характеристики семьи, имея относительную независимость, представляют её социально-психологическое единство. Могут быть разные варианты семьи, но полноценной семьёй является такая, которая имеет в наличии все типы взаимоотношений.

В России, наблюдается равное распределение материальных, жилищных и психологических условий. Как известно, именно в общении реализуются духовные потребности человека, а так как семья служит своеобразным психологическим убежищем для людей, то удовлетворение потребностей в принятии друг друга, защите и психологическом комфорте начинает всё больше связываться с семейными отношениями.

В самом общем плане отношения между мужчиной и жен­щиной в семье определяются экономическим строем общества. На каждом новом этапе развития общества, когда происходит переоценка ценностей, возрастает интерес к проблемам создания и функционирования семьи. Но до недавнего времени семейная психология рассматривалась лишь попутно. И только начиная, с конца 1960-х и начала 1970-х годов брак и семья стали предметом специального исследования многих дисциплин, в том числе и психологии.

В нашей стране проблемы семьи изначально привлекали внимание специалистов в первую очередь в связи с задачами профилактики нервных и психических заболеваний или в связи с проблемами семейного воспитания. Семья как малая группа, как система значимых эмоциональных отношений и как социальный институт изучается и в социальной психологии, и в психологии личности, и в социологии. Последние годы в практической психологии развивается семейное консультирование по проблемам супружеской жизни и коррекции детско-родительских отношений. Детско-родительские отношения, стили воспитания, развитие ребёнка в семье являются предметом изучения возрастной и педагогической психологии. Семейные конфликты тщательно классифицированы и разобраны в конфликтологии. Нарушения функционирования семьи как источник психической травмы, патологизация семейных ролей изучается клиническими психологами и психотерапевтами.

Социологи и социальные психологи изучают группы (большие и малые),

а семейная психология – индивидов, входящих в целостное образование – семья. Сюда входит и изучение влияния семьи на развитие своих членов, а индивида – на развитие и существование семьи. Семейная психология сложилась как наука, изучающая объективные закономерности функционирования семьи, проявления и механизмы брачно-семейных и родственных отношений.

На сегодняшний день существует достаточно много взглядов на природу семьи, её функции и воспитательный потенциал. К настоящему времени сформировалось достаточно много направлений психологии пытающихся объяснить сущность психической жизни человека, сущность человеческих взаимоотношений, среди них можно выделить наиболее адекватные, такие как необиохевиоризм, теория поля, трансактный анализ, конгитивизм и др.

Как мы видим, современная семья является объектом пристального вни­мания со стороны разных отраслей науки. Многие проблемы лежат на стыке социально-психологического и социологического аспектов изучения семьи. Одной из таких сторон семейной жиз­ни являются семейные роли.

Само понятие семейной роли как конкретизация социальных ролей мужа, жены, матери, отца, детей и т. д. является по сути социологическим. Опираясь на него, социальные психоло­ги могут исследовать «личностную окраску», которую приобре­тают семейные роли в конкретном проявлении.
Понятие семейной роли в отечественной науке опирается на представления отечественных авторов о социальной роли. Социальная роль понимается, прежде всего, как функция соци­альной системы, «модель поведения, объективно заданная со­циальной позицией личности в системе объективных или межличностных отношений».

В зарубежной психологии рассмотрением семейных ролей занимались такие авторы, как Най Ф. И., Плек Дж., Сканцони Дж. и др. Они рассматривают распределение ролей как ядро полоролевой дифференциации в семье. Эти понятия представляются очень важными для понимания, в частности, семейных ролей и недо­статочно изученными в отечественной науке.

Но в последнее время в работах зарубежных исследовате­лей главными предметами анализа являются факторы и след­ствия, влияющие на «выбор» семьей того или иного способа ролевого взаимодействия, а также на традиционность/эгалитарность ролевых установок. Это, например, социально-де­мо­графические факторы, принадлеж­ность к социальному классу, стадия семейного цикла, факт работы жены; принятия женщиной роли кормильца семьи, участия мужа в ведении хозяйства и воспитания де­тей и т. д. (Хоффман Л. В., Най Ф. И., Торнтон А. и др.).

Актуальность исследования проблемы структурно-ролевых особенностей организации семей с детьми дошкольного возраста обусловлена тем, что в последние годы наблюдается спад активности среди молодых супругов во всех областях жизнедеятельности. Все больше появляется молодых семей, брак которых быстро разрушается, связанный с нарушением структурно-ролевой организацией семьи, а это ведет к разрушению такого социального института как семья, который считается основных стержнем социального общества в целом. Распад семьи ведет к искажению воспитательной функции семьи и ведет к не гармоничному воспитанию личности ребенка. В связи с этим, необходимо укрепление семьи через оптимизацию структурно-ролевой организации семьи и в связи с этим, необходимо изучение особенностей структурно ролевой организации семьи с детьми дошкольного возраста.

Проблема исследования состоит в том, что недостаточно изученными остаются структурно-ролевые особенности организации современных семей с детьми дошкольного возраста.

Актуальность выбранной темы определяет цель и задачи данного дипломного исследования.

Цель исследования: выявить структурно-ролевые особенности семьи с детьми дошкольного возраста.

Объект исследования: семьи с детьми дошкольного возраста.

Предмет исследования: структурно-ролевые особенности организации семьи с детьми дошкольного возраста.

Гипотеза исследования: мы предполагаем, что существуют различия в структурно-ролевых особенностях семей, с детьми дошкольного возраста по сравнению со структурной организацией семей, находящихся на других стадиях жизненного цикла, т.е. с семьями, имеющими детей подростков.

В связи с поставленной целью и выдвинутой гипотезой определены сле-

дующие задачи исследования:

1) выполнить анализ научной литературы отечественных и зарубежных ученых по проблеме семьи;

2) рассмотреть особенности взаимодействия в молодых семьях;

3) проанализировать основные подходы к исследованию структурно-ролевой организации семьи;

4) организовать и провести эмпирическое исследование структурно-ролевой организации семьи с детьми дошкольного возраста;

5) выполнить анализ полученных результатов и сделать выводы.

Методологической основой исследования стали труды отечественных ученых Лидерс А.Г., Шабельников В.К., Аллахвердов В.М., Богданова С.И., Ковалева С.В., Гребенников И.В. и др.

Зарубежных ученых, таких как Най Ф. И., Плек Дж., Сканцони Дж., Хоффман Л. В., Най Ф. И., Торнтон А. и др.

Методы исследования. Теоретические задачи исследования решались посредством анализа и обобщения психологической литературы, связанной с предметом исследования. Для эмпирического исследования структурно-роле­вой организации семьи с детьми дошкольного возраста был разработан специальный методический комплекс. В него вошли следующие методики:

1. Определение согласованности семейных ценностей и ролевых установок в супружеской паре (А. Н. Волкова).

2. Статистический метод «Критерий Манна-Уитни».

Элементы новизны и теоретической значимости исследования состоят в том, что на основе изученных результатов исследования в области стру­кту­р­но-ролевых особенностей семьи с детьми дошкольного возраста были разработаны рекомендации для исследуемых нами супружеских пар находящихся в отношениях близким к критическим, т.е. имеющих склонность к кон­­фликтам. А полученными нами теоретическими знаниями по данному вопросу, мы смогли поделиться с нашими испытуемыми, организуя для них консультацию по теме: «Семейные взаимоотношения».

Научная и практическая значимость исследования состоит в том, что исследование структурно-ролевой организации семьи с детьми дошкольного возраста позволило нам наметить пути укрепления семьи как важнейшего института общества. Нами было предложено родителям посетить «Родительский клуб» созданный психологом и воспитателями МДОУ детский сад № 10 п. Богородское, где родителям была предложена программа, направленная на коррекцию супружеских и детско-родительских отношений.

Структура работы: данная работа состоит из введения, первой главы, в конце первой главы даются выводы. Далее описывается вторая глава, в конце второй главы даются выводы, которые обобщают практическое изучение темы. Так же имеется заключение, список литературы и приложения.







ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ СТРУКТУРНО-РОЛЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СЕМЬИ



1.1 Основные подходы к проблеме социальных ролей



Социальная роль дана наблюдателю в поведении определенного исполнителя. С другой стороны и личность невозможно наблюдать в отрыве от той или иной социальной роли: на заводе Иванов выступает в роли мастера, в автобусе – пассажира, в поликлинике – пациента. «Никак нельзя вовсе обособить личность от той реальной роли, которую она играет в жизни», – писал С. Л. Рубинштейн. Ролевое поведение – это своеобразное единство, взаимопроникновение социальной роли и индивидуальности исполнителя. Чтобы понять, прогнозировать и воздействовать на поведение, надо исследовать особенности роли, личности, и взаимоотношение этих особенностей. [9, с. 430].

В каждом обществе существуют некоторые схемы, «идеальные модели» поведения функционально связанных людей – жениха и невесты, покупателя и продавца, старшего и младшего. Из поколения в поколение, до тех пор, пока жизнь не заставит их отбросить, традиции переносят правила взаимодействия индивидов в соответствующих ситуациях. В процессе социализации ребенок овладевает такими правилами, в частности, в ходе детской ролевой игры, когда он «принимает на себя ту или иную человеческую социальную функцию». [13, с.100].

На «идеальной схеме» того или иного типа взаимодействия каждое действующее лицо занимает свою позицию. Более конкретно она определяется в соотнесении с другими позициями. В элементарном случае на схеме существует только «позиция» и «контрпозиция». Например, если некто хочет сделать небольшую покупку, он находит человека в позиции продавца и занимает соответствующую контрпозицию, т. е. ведет себя так, как подобает в этой ситуации. Каждой позиции соответствуют определенные права и обязанности, соотносимые с правами и обязанностями контрпозиции.

В сложных системах совместной деятельности каждая позиция предполагает целый набор элементарных взаимоотношений. Главный врач больницы, например, состоит в установленных взаимоотношениях с ординаторами, медсестрами, представителями городских организаций и т. д. Попав к нему на прием, пациент принимает все это во внимание, как и то, что прежде, чем достигнуть данного положения, тот получил специальные знания и опыт, что занимаемая должность связана с определенными условиями труда и быта, определенной ответственностью и вознаграждением. Независимо от личных и деловых качеств ведущего прием, все эти признаки отличают его от других работников больницы и обусловливают определенное к нему отношение со стороны пациентов и сослуживцев. Термином «социальный статус» обозначается соотносительная (в смысле «выше» – «ниже») позиция в социальной системе, определяемая по ряду признаков, специфичных для данной системы. Статус отвечает на вопрос: «кто он?», роль – «что он делает?». Поэтому можно сказать, что роль – это динамический аспект статуса. [23, с.127].

Вступая во взаимодействие, каждый ориентируется на статус другого и подбирает для себя соответствующую роль. Если человек определил свой и чужой статус точно так же, как и другие участники, он, очевидно, ведет себя, «как подобает», делает именно то, что от него ожидается в данной ситуации. Если такого согласия нет, возникают напряжения и конфликты.

Специфические социальные ожидания, обращенные к индивиду, занимающему определенную позицию в системе взаимодействия, обозначаются термином экспектации. [22]. Сюда входят как слабо выраженные, «пассивные» ожидания, так и проявления страстного нетерпения и весьма категоричные требования. Одни экспектации выражены в четких правилах и инструкциях, другие подчас просто не осознаются. Однако если они не исполняются, у присутствующих возникает состояние неловкости, ощущение, будто «что-то не так». Ролевые экспектации безличны: они обращены не к конкретному лицу, а к любому, кто занимает определенную позицию. Однако чем меньше группа взаимодействующих лиц и чем ближе они знают друг друга, тем более личностный характер принимают взаимные ожидания. [11, с.430].

«Согласование» экспектации протекает в процессе совместной предметной деятельности и обеспечивается посредством взаимодействия и коммуникации. Существенная особенность этого процесса в том, что он происходит на основе усвоенных всеми участниками базисных ценностей и норм, выработанных прошлыми поколениями. Даже в случае явного столкновения двух противников в их взаимодействии можно рассмотреть общность некоторых ценностно-нормативных элементов. Если поведение человека расходится с экспектациями коллектива, если он плохо исполняет свою роль, группа применяет к нему социальные санкции. Санкции выступают как внешняя индивиду система принуждения к исполнению социальной роли. Кроме негативных санкций существуют и позитивные: тем, кто удовлетворяет экспектации, окружающие выражают свое одобрение, всячески поддерживают в трудных ситуациях и т. д.

Санкции могут различаться по тому, диффузные они или организованные. Первые – это индивидуальные, непосредственные, эмоциональные выражения одобрения или неодобрения: похвала или насмешка, поощрение или угроза, приглашение к сотрудничеству или бойкот. Напротив, организованные социальные санкции – приговор, награда, штраф, премия, благодарность, выговор – налагаются представителями организации в соответствии с процедурой, оформленной в законах, постановлениях и уставах организации. Поэтому санкции данного типа иногда называют формальными.

При различных подходах к интерпретации социальные роли определяются как: [48, с.544].

  1. фиксация определенного положения, которое занимает тот или иной

индивид в системе общественных отношений;

2) функция, нормативно одобренный образец поведения, ожидаемый от каждого, занимающего данную позицию;

3) общественно необходимый вид социальной деятельности и способ поведения личности, который несет печать общественной оценки (одобрение, осуждение и т. д.);

4) поведение личности в соответствии с ее общественным статусом; обобщенный способ выполнения определенной социальной функции, когда от человека ожидаются определенные действия в зависимости от их статуса в обществе, и системе межличностных отношений;

5) существующая в обществе система ожиданий относительно поведения индивида, занимающего определенное положение в его взаимодействии с другими индивидами;

6) система специфических ожиданий по отношению к себе индивида, занимающего определенное положение, т. е. как он представляет модель своего собственного поведения во взаимодействии с другими индивидами;

7) открытое, наблюдаемое поведение индивида, занимающего определенное положение;

8) представление о предписанном шаблоне поведения, которое ожидается и требуется от человека в данной ситуации;

9) предписанные действия, характерные для тех, кто занимает определенную социальную позицию;

10) набор норм, определяющих, как должен вести себя человек данного социального положения.

Социальная роль трактуется как ожидание, вид деятельности, поведение, представление, стереотип, социальная функция.

Многообразие представлений о социальной роли свидетельствует, о том, что в психологии идея Дж. Мида оказалась весьма удобной для описания по-

ведения личности в ее различных социальных функциях [32, с.290].

Т. Шибутани полагал, что социальные роли несут функцию закрепления оптимальных способов поведения в определенных обстоятельствах, вырабо-

танных человечеством на протяжении длительного времени [48, с.544].

Упорядоченность повседневной жизни обусловливается последовательностью выполнения человеком тех или иных социальных ролей, которые связаны с правами и обязанностями.

Обязанность – это то, что человек вынужден делать исходя из социальной роли, вне зависимости от того, нравится ему это или нет.

Выполняя свои обязанности в соответствии с социальной ролью, каждый человек имеет право предъявить и свои требования к другому.

Обязанности всегда сопровождаются правами.

Гармония прав и обязанностей предполагает оптимальное выполнение социальной роли, любой дисбаланс в этом соотношении может свидетельствовать о том, что социальная роль не совсем усвоена.

Социальная роль имеет два аспекта изучения: ролевое ожидание и ролевое исполнение. Влияние социальной роли на развитие личности велико. Развитию личности способствует ее взаимодействие с лицами, играющими целый ряд ролей, а также ее участие в максимально возможном ролевом репертуаре. Чем больше социальных ролей способен воспроизвести индивид, тем более приспособленным к жизни он является.

Процесс развития личности часто выступает как динамика освоения социальных ролей. Освоение новой роли может кардинально повлиять на человека.

В психотерапии существует соответствующий метод коррекции поведения – имаготерапия. Пациенту предлагают войти в новый образ, сыграть роль. В основе имаготерапии лежит метод психодрамы Д. Морено [33, с.45]. Он лечил людей от неврозов, предоставляя им возможности проигрывания тех ролей, которые они хотели бы, но не могли исполнить в жизни.

Развивающаяся личность вносит в «исполнение» социальной роли индивидуальное своеобразие. Это происходит не только за счет специфики характера, темперамента, личностных особенностей.

Ролевое самопроявление всегда определяется и внутренней структурой

психики экстериоризацией, сложившейся под влиянием интериоризации внешней социальной деятельности человека.

В жизни человека освоение социальной роли – явление сложное и противоречивое.

A.Н. Леонтьев выделил два аспекта освоения социальной роли: технический и смысловой [28, с.511]. Технический аспект включает в себя восприятие сущности роли субъектом и овладение ее содержанием. Смысловой аспект связан с отношением человека к собственной роли.

Прежде всего, индивид должен овладеть содержанием роли, т. е. освоить ее технически. Чаще всего такое освоение идет через механизм подражания.

Многие социальные роли усваиваются легко, некоторые требуют особых усилий и способностей. Смысловая сторона социальной роли заключается в принятии человеком роли для себя. Иногда складывается ситуация, когда содержание роли вполне усвоено, но есть внутренние препятствия для ее принятия. Человек стремится доказать себе и другим, что он нечто большее, чем роль. С другой стороны, роль может настолько сильно увлечь, что индивид полностью подчиняет себя ей.

Возникают три проблемы усвоения социальной роли: проблема трудности усвоения роли, проблема неприятия роли, проблема нарушения меры в ее усвоении.

Всю жизнь человек занимается освоением новых ролей, поскольку меняются его возраст, позиция в семье, профессиональный статус, межличностные отношения и т. д.

Освоение может быть простым и легким, а может сопровождаться значительными трудностями.

Уровень принятия человеком социальной роли для себя тоже может быть разным.

Роль может быть использована как средство достижения определенной цели, так же она может и сама стать целью, конечным результатом, к которому субъект стремится на протяжении длительного времени. В этом случае роль может «покорить «личность: за ролью личность уже не будет видна [30, с.149,150].

Овладение широким спектром социальных ролей является наиболее адаптивным для человека, поскольку способствует его развитию.

Ролевой конфликт – ситуация, в которой индивид, имеющий определенный статус, сталкивается с несовместимыми ожиданиями [35, с.133]. Ситуация ролевого конфликта вызывается тем, что индивид оказывается не в состоянии выполнять предъявляемые ролью требования.

В ролевых теориях принято выделять конфликты двух типов: межролевые и внутриролевые.

К межролевым относят конфликты, вызываемые тем, что индивиду одновременно приходится исполнять слишком много различных ролей и поэтому он не в состоянии отвечать всем требованиям этих ролей, либо потому, что для этого у него нет достаточно времени и физических возможностей, либо различные роли предъявляют ему несовместимые требования.

В исследованиях межролевого конфликта следует выделить работу аме-

риканского социального психолога У. Г. Гуда «Теория ролевой напряженности» [7, с.244]. Он называет ролевой напряженностью состояние индивида в ситуации межролевого конфликта и предлагает теорию, суть которой сводится к выявлению способов снятия этой напряженности. Для этого надо освободиться от ряда ролей, а затрату времени и энергии на выполнение остальных поставить в зависимость от значимости данной роли для индивида, положительных и отрицательных санкций, которые может вызвать невыполнение определенных ролей; реакции окружающих на отказ от определенных ролей.

Когда речь идет о межролевых конфликтах, в качестве примера чаще всего приводится маргинальная личность.

Анализ внутриролевого конфликта выявляет противоречивые требования, предъявляемые к носителям одной роли разными социальными группами.

Классическим в данной области считается исследование М. Комаровской, которое было проведено среди студенток одного из американских колледжей.

Результаты исследования показали противоречивость ожиданий требований, предъявляемых к студенткам колледжа со стороны родителей и студентов колледжа.

Ролевые конфликты являются частым явлением. Это объясняется сложностью общественных отношений, возрастающей дифференциацией социальной структуры и дальнейшим разделением общественного труда.

Ролевые конфликты, по мнению исследователей, отрицательно влияют на осуществление взаимодействия, поэтому социальные психологи пытаются выработать какие-то общие концепции, обосновывающие пути устранения ролевых конфликтов.

Одна из таких концепций – теория ролевой напряженности У. Гуда.

Сходный подход можно обнаружить и в работах Н. Гросса, У. Мэйсона [7, с. 244].

Они выделяют три группы факторов, имеющих отношение к проблеме устранения ролевых конфликтов.

Первая связана с субъективным отношением к роли ее исполнителя.

Вторая группа включает санкции (положительные и отрицательные), которые могут быть применены за исполнение или неисполнение роли [7, с. 244].

К третьей группе факторов авторы относят тип ориентации исполнителя роли, среди которых они выделяют две: ориентацию на моральные ценности и прагматическую ориентацию.

Исходя из анализа этих факторов, можно предсказать, какой способ решения ролевого конфликта предпочтет тот или иной исполнитель роли.







1.2 Особенности семейных взаимоотношений



Под понятием «отношение» в психологии понимается позиция личности к тому, что ее окружает. В социальных общностях (а к ним относятся и семья) у составляющих их людей представлены не отношения, а взаимоотношения. Взаимоотношение – это взаимная позиция одной личности к другой, при этом отношения и взаимоотношения – это стороны общения. И если в отношении не обязательно присутствует обратный сигнал, то при взаимоотношении постоянно осуществляется обратная связь, причем разной модальности.

Под родительским отношением понимается «система, или совокупность, родительского, эмоционального отношения к ребенку, восприятие ребенка родителем и способов поведения с ним» [13,с. 22]. При этом каждой отдельной семье присущ определенный уровень духовности. И чем выше этот уровень, тем больше оснований у семьи быть сплоченной, развивать способности и интересы, удовлетворять культурные потребности своих членов, успешно воспитывать детей, жить богатой нравственной и эмоционально-эстетичес­кой жизнью.

От коллективистского духа семьи зависят характер и действенность социально-психологического климата семьи. Семью, как коллектив, объединяют общие цели, интересы, единство взглядов и устремлений, общественно полезная деятельность. По утверждению А. С. Макаренко, однодетные и неполные семьи теряют многие признаки коллектива.

В настоящее время однодетных и неполных семей стало значительно больше, чем раньше. Быть или не быть семье коллективом, зависит в первую очередь от характера внутрисемейных отношений – будет ли это конфронтация, сосуществование или содружество.

Конфронтация как тип отношений в семье – это противоборство супругов, столкновение их взглядов. В центре столкновений нередко оказываются вопросы воспитания детей. Сосуществование характеризуется тем, что внеш­не семьи живут вполне благопристойно: взрослые работают, дети учатся. Но каждый живет своей жизнью. Главная черта таких отношений – невмешательство в дела друг друга. Даже родители предпочитают не вмешиваться в дела детей [9, с. 430].

Совсем иная картина в семьях, которым присущи отношения содружества, для них характерны единство или близость взглядов, устремлений, интересов, взаимопомощь, сплоченность. А сколько человек должно быть в семье, чтобы стал возможен такой тип отношений. Обратимся к точке зрения психолога А. В. Петровского: «...было бы ошибкой рассматривать размер семьи как ее единственную и даже определяющую характеристику. Все, в конечном счете, решается ее нравственным климатом, целями, которые ставит она перед собой, общей стратегической линией ее развития. Просто в большой семье легче протекают процессы коллективообразования, преодолевается индивидуализм, создаются условия для развития гуманных взаимоотношений» [18, с. 158].

Как уже отмечалось, одна из основных функций семьи – воспитание человека и его всестороннее развитие. Такой функции не имеет никакой другой коллектив. Необходимость ее выполнения требует всестороннего обеспечения жизнедеятельности человека. Отсюда вытекают многочисленные и весьма разнообразные функции и обязанности семейного коллектива. В выполнении их семья никак не может обойтись без общества (как и общество без семьи). Теснейшая связь семьи с обществом тем более необходима для правильного воспитания детей.

Семья в современном обществе рассматривается как институт первичной социализации ребенка. Родительство имеет социокультурную природу и характеризуется системой предписанных культурой и обществом норм и правил, регулирующих распределение между родителями функций ухода за детьми и их воспитания в семье: определяющих содержание ролей, модели ролевого поведения. Родители несут ответственность перед обществом за организацию системы условий, соответствующих возрастным особенностям ребенка на каждой из ступеней онтогенеза и обеспечивающих оптимальные возможности его личностного и умственного развития [19, с. 98].

Семейный коллектив, обязан быть внимательным к каждому своему чле­ну, заботиться о его судьбе, замечать и справедливо оценивать его вклад в выполнение общесемейных обязанностей; содействовать развитию его способностей и интересов, наилучшему использованию его опыта и знаний, сохранению и укреплению здоровья; глубоко уважать личностные особенности каждого, помогать осуществлению его устремлений и планов; способствовать успешному выполнению им своих обязанностей в общественном трудовом коллективе, тому, чтобы личные интересы каждого члена семьи сочетались с интересами общества; стремиться предупредить возможные ошибки, помогать их исправить. Взаимная забота и ответственность каждого члена семьи и семейного коллектива естественны, они скрепляются не только моральными и правовыми нормами, но и родственными узами.

Характерный для той или иной семьи более или менее устойчивый эмоциональный настрой принято называть психологическим климатом (синоним – психологическая атмосфера). Он является следствием семейной коммуникации, то есть возникает в результате совокупности настроения членов семьи, их душевных переживаний и волнений, отношения друг к другу, к другим людям, к работе, к окружающим событиям. Говоря по-другому, психологический климат – это комплекс психологических условий, способствующих или препятствующих сплочению семьи. Значит, он неразрывен с идейно-нравственными ценностями семьи, является показателем качества межличностных отношений членов семьи [30, с. 149,150].

Многие исследователи выделяют два типа психологического климата семьи: благоприятный и неблагоприятный. Многолетние наблюдения показывают, что довольно значительной части семей присущ противоречивый психологический климат.

Исходной основой благоприятного психологического климата семьи является супружеская совместимость. Для благоприятного психологического климата семьи характерны следующие признаки: сплоченность, возможность всестороннего развития личности каждого ее члена, высокая доброжелательная требовательность членов семьи друг к другу, чувство защищенности и эмоциональной удовлетворенности, гордость за принадлежность к своей семье, высокая внутренняя дисциплинированность, принципиальность, ответственность [25, с. 208]. При этом хорошо развиты самокритика, доброжелательная критика в отношении любого другого члена семьи, взаимная терпеливость и корректность в случаях несовпадения мнений. Такая семья способна переносить житейские трудности, преодолевать узкособственнические интересы [41, с.188].

На благоприятный климат семьи в сильной степени влияет внутрисемейное общение. Это обусловливает, прежде всего, многоаспектность семейных отношений (экономические, идеологические, эмоционально-психо­логи­чес­­кие, половые, нравственно-родственные), их естественность, постоянство, сердечность, глубокую интимность, взаимозаинтересованность, направленность на обеспечение всех сторон жизнедеятельности членов семьи; многообразие связей семьи с окружающей средой; характер воздействия на семью окружающей среды; своеобразие восприятия этих воздействий семьей [25, с. 208]. Как социально-психологическое явление, общение имеет функции регулятивную, познавательную, социального контроля, экспрессивную, социализации, эмоциональной поддержки. Поэтому общение имеет всестороннее воздействие на жизнь семьи.

К сожалению, многие супруги недооценивают влияние общения на семью. Дело в том, что этот процесс очень сложен, и распознать результаты этого влияния чрезвычайно трудно. Нередко на формирование взглядов и убеждений членов семьи (особенно детей) различные формы общения влияют опосредованно.

Естественно, что члены семьи активно общаются в часы досуга. Многие семьи правильно организуют свой досуг. Однако немало семей, где не умеют отдыхать, ведь в некоторых семьях воскресные дни принято постоянно проводить в гостях или принимать гостей у себя. И самое пагубное в этом – это выпивки и полное равнодушие к детям.

Сплоченность семьи зависит, естественно, и от совместимости супругов. Чаще всего под ней понимаются совпадение, сходство, подобие социальных позиций, психологических и антропологических процессов и свойств [19, с. 559]. При этом совместимость одного человека с другим означает созвучность ценностных ориентаций, интересов, установок, взглядов на жизнь. Есть и другая точка зрения на супружескую совместимость. Суть ее в том, что «совместимость возникает не на основе сходных или дополняющих друг друга качеств, а благодаря стремлению супругов к уступкам, взаимопониманию,

благодаря активному поиску гармоничных отношений.

Можно сказать, что совместимость в первом случае – это потенциальная возможность счастливых семейных отношений. Совместимость же, основанная на умении учитывать интересы другого человека, является реальной гарантией успешного брака».

Супружеская совместимость это явление более сложное и многогранное. Выделяют следующие основные виды супружеской совместимости: социальную (духовную), психологическую и сексуальную, однако в последнее время все чаще к основным видам совместимости супругов относят семейно-бытовую [18, с. 158].

Социальная совместимость – это общность мировоззрений, важнейших ценностных ориентации (устремлений, идеалов, убеждений, интересов). Она включает понимание смысла жизни, общественную активность, отношение к труду, к обществу, к себе, к другим людям. На социальную совместимость оказывают влияние нравственная зрелость, образовательный уровень, структура потребностей и даже профессиональная деятельность человека. Социальная совместимость возможна только при тождестве или сходстве указанных компонентов [21, с.159]. Очень трудно выдержать длительное сосуществование в качестве супругов двух личностей с различной духовной направленностью. Вот почему социальная несовместимость, то есть противоположность мировоззрений, идеалов, жизненных планов, структуры потребностей, ценностных ориентации, чаще всего ведет к распаду семей.

Заметим, что духовная несовместимость супругов встречается довольно редко. И вот почему. Юноша и девушка, познакомившись и мечтая о будущей семье, довольно быстро обнаруживают расхождения в своих взглядах на жизнь. Их «дружба» обычно расстраивается. И другая причина: в настоящее время большинству молодых людей присуще научное мировоззрение, которое является основой для социальной совместимости супругов. Конечно, расхождений во взглядах супругов бывает немало. Но они относятся не к содержанию основных ценностей, а к оценке их значимости для семьи. Возникают различные мнения по другим вопросам: оценка отдельных поступков, отношение к позиции своих знакомых, к моде, к престижности вещей, к отдельным моральным нормам и другие. Эти разногласия нельзя считать совсем невинными. Но они, при разумном к ним отношении, не являются преградой для супружества [21, с.159].

Психологическая совместимость предполагает взаимодействие характеров, темпераментов, личностно-волевых особенностей супругов. Следует отметить, что именно психологическая совместимость обусловливает общий эмоциональный фон семьи. Особенности черт характера, темпераментов, личностно-волевых качеств могут сочетаться, гармонировать как при их тождестве, так и при противоположности. Так, волевая супруга хорошо уживается со слабохарактерным мужем при сочетании других данных. А слабохарактерная жена превосходно себя чувствует под покровительством любящего ее волевого мужа. Волевые мужчина и женщина при других благоприятных условиях тоже могут создать завидный супружеский союз. Жизненный опыт подсказывает, что нередко жизнестойкие содружества создают мужчина и женщина, дополняющие друг друга по своим темпераментам. Мягкость меланхолика может уравновесить взрывной характер холерика, активность сангвиника весьма привлекательна для сдержанного флегматика [7, с. 63].

Психологическая наука дает пока только первые, робкие, отрывочные рекомендации об условиях психологической совместимости (несовместимости) супругов. Раскрывая суть готовности к браку, вопрос о начальном периоде супружеской жизни, мы уже назвали качества, благоприятствующие супружеству. Данные психологов, реальная жизнь подтверждают, что наиболее сильно несовместимость проявляется, если обоим вступающим в брак присущи такие отрицательные черты характера, как эгоизм, безответственность, потребительство, лень, равнодушие и т. п.

Гармоничность, соответствие потребностей в интимном общении одного супруга возможностям и потребностям другого – основной смысл сексуальной совместимости. Учитывая важность этого вопроса, а также то, что он слабо освещен в литературе, а читатели этой книги в основном являются молодоженами, в приложении даются хрестоматийные материалы по основам сексуальной жизни. Здесь обратим внимание на следующее. По единодушному мнению исследователей, сексуальная совместимость, как правило, достижима. Однако неумение достичь ее является довольно распространенной, хотя нередко скрываемой или неосознанной, причиной распада семьи[23, с. 127]. Это не означает, что прочность брака зависит только от биофизической совместимости мужа и жены. Духовный мир человека нельзя отрывать от половой жизни. Общность интересов, мировоззрения, взаимная любовь и уважение, психологическая совместимость не менее важны в браке, чем половая жизнь. Наслаждение, получаемое супругами от сексуальной близости, в значительной мере определяется их эмоциональным союзом, их отношением друг к другу, их психологической и семейно-бытовой совместимостью. Важную роль здесь играет подготовленность супругов к сексуальной жизни. Она, как уже отмечалось, означает приобретение знаний по анатомии и физиологии, по культуре и технике полового общения. Только сочетание всех этих факторов может обеспечить гармонию супружеских отношений.

Семейно-бытовая совместимость означает совпадение взглядов на пред­­назначение семьи, стиль ее жизни, на семейные роли.

Семья – это социальная группа, в которой есть субъект (родитель), с определенными характеристиками и объект влияния (ребенок), который так же наделен определенными свойствами. Между ними существуют взаимоотношения, взаимодействия, взаимовлияния. Но нужно отметить, что объект является временно и субъектом, активно реагирующим на все предъявленные ему воздействия (влияния), взаимодействующими определенным образом с субъектом [18, с. 158].

Объект, наделенный свойствами субъекта, заставляет реагировать, относиться к нему как к субъекту определенным образом, но обратная связь от субъекта – ребенка проходит еще и через призму собственного набора лично-

стных характеристик субъекта – родителя [33, с. 51].

Таким образом, в межличностном взаимодействии предполагается активный обмен информацией между двумя (и более) субъектами. При этом детско-родительские отношения между родителями и ребенком, рассматриваются как взаимоотношения, взаимовлияние, активное взаимодействие родителя и ребенка.

То есть «формирование» стиля семейного воспитания – это взаимообусловленный, обоюдный процесс, за который отвечает и родитель, и ребенок.

Родители – первые воспитатели ребенка. Их влияние на развивающуюся

личность трудно переоценить. Однако успех воспитания зависит от их авторитета, единства взглядов на воспитание. Мы знаем, что одни родители, пользуются у детей авторитетом, а другие нет. Одним из непременных условий воспитания у детей уважения к родителям является характер жизни семьи, взаимоотношения всех взрослых, создающие здоровый нравственно-эмоциональный микроклимат. Если в семье организован здоровый быт, налажено взаимопонимание, если родители интересуются жизнью детей, стараются сделать эту жизнь содержательной, умеют сочетать любовь к детям с требовательностью к ним, – в такой семье наиболее крепок родительский авторитет. К сожалению, еще не редки случаи, когда отношения отца и матери не содействуют утверждению их авторитета, когда родители без уважения отзываются друг о друге в присутствии ребенка. Доброта, отзывчивость, честность, порядочность, трудолюбие – прекрасные человеческие качества, которые родители хотели бы воспитать у своего ребенка. Дело в том, что нравственное становление личности происходит под влиянием самых разных воздействий: и примера окружающих людей, и жизненных обстоятельств, и полученных впечатлений, и собственной практической деятельности человека, и многого другого [25, с. 208].

Наблюдение за воспитанием детей в различных семьях, за поведением родителей позволили психологам дать описание различных родительских установок, позиций, типов поведения, стилей общения и т.п., определяющих специфику детско-родительских отношений. В самом общем подходе к классификации были сформулированы оптимальная и неоптимальная родительская позиция.

Оптимальная родительская позиция отвечает требованиям адекватности, гибкости и прогностичности.

  • Адекватность родительской позиции может быть определена как умение родителей видеть и понимать индивидуальность своего ребенка, замечать происходящие в его душевном мире изменения.

  • Гибкость родительской позиции рассматривается как способность пе­-

ре­­ст­рой­ки воздействия на ребенка по ходу условий жизни семьи. Гибкая родительская позиция должна быть не только изменчивой в соответствиями ре-

бенка, она должна быть предвосхищающей, прогностичной.

· Прогностичность родительской позиции означает, что не ребенок должен вести за собой родителей, а наоборот, стиль общения должен опережать появление новых психических и личностных качеств детей. Только на основе прогностической родительской позиции можно установить оптимальную дистанцию, можно выполнить требования независимости воспитания.

В дисгармоничных семьях, там, где воспитание ребенка приобрело проблемный характер, довольно отчетливо выявляется изменение родительских позиций по одному или по всем трем выделенным показателям. Родительские позиции неадекватны, утрачивают гибкость, становятся повышенно устойчивыми, неизменчивыми и непрогностичными [27, с. 464].

Таким образом, мы с уверенностью можем утверждать, что семейно-бытовая совместимость вполне достижима, но при условии, если муж и жена уделяют ей достаточно внимания.

Из выше изложенного мы видим, что разные виды совместимости взаимосвязаны, взаимо­до­пол­няют друг друга. Духовная общность ослабляет противоречия, вызванные несовмещением некоторых личностных качеств. Достижению гармонии интимной жизни способствует высокая психологическая (личностная) совместимость, когда супругам спокойно, уютно друг с другом, когда их жизнь характеризуется взаимопониманием, искренностью, эмоциональностью. Семейно-бытовая совместимость тоже положительно влияет на все другие виды совместимости. От нее также зависит благополучие супружества. Однако главное – сочетание или сходство идеалов, жизненных устремлений, единство высоконравственных позиций. Даже и экстремальных условиях они помогают перенести многие жизненные невзгоды, сохранить и укрепить любовь [21, с. 159].

Обобщая все сказанное выше, можно утверждать: благоприятный психологический климат семьи ведет к тому, что наиболее притягательными для каждого ее члена становятся совместно созидаемые духовные ценности, а престижность материальных благ, хотя и остается высокой, но отодвигается

на второй план.

Существует широко распространенное заблуждение о том, что бытовой комфорт семьи автоматически обеспечивает благоприятную психологическую атмосферу. Конечно, бытовая неустроенность семьи нередко, взаимодействуя с другими неблагоприятными условиями, провоцирует неблагополучие ее психологического климата. Однако и многим семьям с высоким бытовым комфортом при обедненной духовной жизни присущ психологический

дискомфорт [28, с. 511].

Неблагоприятный психологический климат семьи ведет к депрессиям, ссорам, психической напряженности, дефициту в положительных эмоциях. Если члены семьи не стремятся изменить такое положение к лучшему, то само существование семьи становится проблематичным.



1.3 Структурно – ролевая организация современной семьи



Роль – это «социальная функция личности, соответствующая принятым нормам, способ поведения людей в зависимости от их статуса, или позиции в обществе, в системе межличностных отношений» [5, 46].

Трансформация ролевых отношений в семье является важнейшей стороной современной перестройки брачно-семейных отношений. Неопределенность норм, регулирующих в настоящее время брачно-семейные, в том числе ролевые, отношения, ставит перед современной семьей ряд социально-психологических проблем. Важнейшими из них являются проблемы «выбора» каждой семьей способа ролевого взаимодействия и формирования отношения членов семьи к разным сторонам ролевого поведения в семье [4, 2, 46].

Процесс возникновения ролевой структуры семьи является одной из главных сторон ее становления как социальной и психологической общности, адаптации супругов друг к другу и выработки стиля семейной жизни. В условиях существования разных норм и образцов ролевого поведения этот процесс тесно связан с межличностными отношениями супругов и их установками. В настоящее время качество межличностных отношений супругов определяется, прежде всего, тем, как воспринимают их сами супруги, насколько благополучными и успешными они их считают. Однако до настоящего времени остается мало изученным вопрос, как воспринимают молодые люди свой создавшийся брак, и какое место занимают в этом их ролевые отношения [7, 46].

Можно сказать, что возможность включения членов пары в совместную деятельность предстает в виде такого сочетания личностных и поведенческих характеристик, которое Б. Мурстейн, автор, завоевавший популярность в области исследования развития эмоциональных отношений теории «стимул – ценность – роль», назвал ролевым соответствием. Речь идет о соответствии друг другу взятых на себя членами пары межличностных ролей и наличии базы для совместного взаимодействия с другими людьми, социальными системами или предметным миром. База эта видится автором в определенном сочетании личностных характеристик членов пары, например, потребность в доминировании у одного из партнеров, сочетающаяся с потребностью в подчинении у другого [5, 4, 46].

В зарубежной психологии рассмотрение семейных ролей составляют понятия половых ролей, полоролевой системы, полоролевой дифференциации. Под половыми ролями большинство авторов понимает систему культурных норм, определяющих допустимые способы поведения и личностные качества на основе половой принадлежности. Иногда эту систему называют полоролевой системой [22, 46].

Полоролевые системы – это культурные ожидания относительно социальных ролей, социальных деятельностей, подходящих для мужчин и женщин. Основной линией дифференциации ролей мужчин и женщин в западной культуре является линия «дом – работа». От мужчины традиционно требуется в первую очередь, чтобы он стал профессионалом, занятым на постоянной, хорошо оплачиваемой работе. Семья должна рассматриваться им как нечто подчиненное, второстепенное по отношению к работе. На женщину возлагается ответственность за дом, семью, детей, профессиональная деятельность допускается, но как нечто второстепенное по отношению к семье в той мере, в какой она не мешает основному назначению женщины. Такая дифференциация ролей мужчин и женщин часто называется полоролевой дифференциацией. Из разделения социальных ролей мужчин и женщин непосредственно следует и образец распределения семейных ролей. На мужчину ложится ответственность за материальное обеспечение семьи, на женщину — ответственность за воспитание детей и ведение хозяйства. Такой ролевой модели придерживаются большинство зарубежных исследователей [7, 12, 46].

Такие авторы, как Най Ф. И., Плек Дж., Сканцони Дж. и др., рассматривают распределение ролей как ядро полоролевой дифференциации в семье. Эти понятия представляются очень важными для понимания, в частности, семейных ролей и недостаточно изученными в отечественной науке [16, 46].

Но в последнее время в работах зарубежных исследователей главными предметами анализа являются факторы и следствия, во-первых, принятия женщиной роли кормильца семьи, во-вторых, участия мужа в ведении хозяйства и воспитания детей. В исследовании был выделен ряд факторов, влияющих на «выбор» семьей того или иного способа ролевого взаимодействия, а также на традиционность/эгалитарность ролевых установок. Это, например, социально-демографические факторы, принадлежность к социальному классу, стадия семейного цикла, факт работы жены и т. д. [5, 4, 46].

Логическим дополнением изучения факторов, воздействующих на ролевые отношения в семье, является анализ зарубежными авторами своего рода «следствий» выбранного семьей ролевого образца. В проведенных исследованиях показаны отрицательные последствия традиционной ролевой модели и для женщин, и для мужчин, продемонстрированы трудности, с которыми сталкиваются семьи, принявшие эгалитарный образец распределения ролей, выявлено влияние сферы ролевых отношений на удовлетворенность супругов своим браком. Обнаружено, что значение той или иной ролевой модели для супругов во многом определяется согласованностью их ролевого взаимодействия, идеалов и ожиданий [23, 46].

В современных семьях распространены два типа распределения семейных обязанностей. Менее распространен эгалитарный (равноправие) вариант, когда все виды семейных забот не делятся жестко на мужские и женские, но мужья примерно в такой, же степени, как и жены, включены в выполнение домашних дел. На практике либо муж и жена делят поровну все обязанности по дому и воспитанию детей, либо это зависит от ситуации, то есть больше времени дому и воспитанию детей посвящает тот из супругов, кто меньше занят на работе. При другом более распространенном варианте большую часть домашней работы выполняют жены. При этом дифференциация мужских и женских ролей в семье, разделение семейных дел на женские и мужские сохраняется как устойчивое явление [30, c.149, 150].

Научные публикации, посвященные анализу проблемы неравномерного распределения хозяйственных обязанностей в семье, опираются на различные теоретические подходы. Часто тут используются экономические концепции.

Так, с позиции теории ресурсов домашняя работа понимается как труд, для которого не требуются особые физические и психические характеристики или высокая квалификация исполнителя, – в большинстве случаев домашний труд требует лишь наличия свободного времени. И обладают этим главным ресурсом те, кто меньше занят или востребован на рынке труда. Как правило, в эту категорию попадают женщины, поэтому они и выполняют большую часть домашней работы.

«Новая домашняя экономика» (развитие предыдущего подхода) опирается на представление о семье как производственной единице, создающей «семейный капитал». Основными ресурсами в его производстве выступают товары и услуги, покупаемые на рынке, и время членов семьи. Ценность времени определяется альтернативными издержками (т. е. рыночной ценой выполнения домашних работ наемными работниками). Семья, оптимизируя свою экономику, вынуждена просчитывать соотношение цены и затрат времени на труд в домашнем хозяйстве и на рынке труда. В традиционном обществе (в связи с тем, что женщины в нем, как правило, уступают мужчинам в объеме «рыночного человеческого капитала») для семьи выгоднее, когда муж работает вне дома, а жена занята домашним хозяйством [37, c. 188]. В современных условиях в связи с ростом образования и квалификации женщин их домашний труд «подорожал», а решение о характере распределения домашних обязанностей становится проблематичнее и требует постоянного контроля и уточнения.

Теория относительной производительности для обоснования неравномерного распределения домашних обязанностей между супругами опирается на показатели их производительности на рынке труда. Домашнюю работу выполняет тот член семьи, рыночная производительность которого меньше (производительность измеряется уровнем материального вознаграждения и позициями в публичной статусной иерархии). Хотя обычно заработок и скорость карьерного продвижения мужа выше и логично было бы возложить домашний труд на жену, растущая вариативность материальных и статусных позиций супругов на рынке труда должна (согласно теории относительной производительности) находить свое отражение в распределении домашних обязанностей в семье.

Основные критические замечания в адрес экономических подходов к анализу домашнего труда сводятся к тому, что главным здесь является «единая функция полезности» домашнего хозяйства, а значение индивидуальных решений игнорируется; вне рациональных калькуляций остаются такие неэкономические переменные, как привычки, традиции, вкусы, склонности, религиозные предпочтения и т. [44, c. 173].

Среди социологических и социально-психологических объяснений разделения домашнего труда можно выделить следующие[47, c. 256]:

теория половых ролей Т. Парсонса жена играет в семье экспрессивную

роль, муж – инструментальную. Жена несет ответственность за поддержание благоприятного эмоционального климата в доме, муж – за материальное обеспечение семьи и налаживание внешних социальных контактов. Подобная ролевая дифференциация детерминирована функциональными особенностями развитого индустриального общества, требующего от любой малой социальной группы – в том числе и от семьи, домашнего хозяйства – отчетливой ролевой структуры [47, c. 256];

теория социализации традиционное распределение домашних обязанностей приводит к тому, что мальчики и девочки стремятся овладевать умениями и навыками, соответствующими полу, и не приобретают другие умения; такой опыт первичной социализации не позволяет мужчинам овладеть

ролевые теории (используют логику биологической или психологической редукции, отдают приоритет психологически аранжированным эволюционно и биологически обусловленным различиям между полами и моделями поведения, мало подверженным трансформациям при изменении положения женщин в социальном и экономическом контексте);

теории легитимизации поведенческих образцов (общественно закрепленная легитимность лидерства или доминирования мужчин и подчиненности женщин в социальной сфере проецируется на уровень семьи, что дает мужчинам право выбирать степень своего участия в домашнем хозяйстве; учитывая невысокую престижность, рутинность домашнего труда мужчины, реализуя упомянутое право выбора, минимизируют свое участие в таком труде).

Гендерные отношения в семье рассматриваются и с помощью параметра иерархичности позиций супругов как субъектов межличностных отношений. В этой системе муж и жена могут занимать равноправные либо неравноправные позиции. Равноправие – симметричная позиция, тут оба супруга имеют равные права и обязанности, никто не подчинен другому; возникающие проблемы решаются путем согласия или компромисса, никто из супругов не до-

минирует, не подавляет и не подчиняет себе другого [47, c. 256].

Неравноправные позиции в системе супружеских отношений порождают ситуации, в которых один распоряжается, приказывает, другой подчиняется, ожидает совета или инструкции. При этом подчинение может быть как добровольным, так и вынужденным. Если у одного из супругов выражена ориентация на доминирование, а у другого – на подчинение, отношения будут комплиментарными, если же и для мужа, и для жены характерна одинаковая ориентация – неважно, на доминирование или зависимость, то отношения будут некомплиментарными, что чревато конфликтностью и непродуктивностью действия. Позиция доминирования предполагает принятие социальной ответственности за того, кто подчиняется. Задача доминирующей личности в диаде – обеспечение безопасности, координация действий, определение перспектив и помощь в развитии партнера.

Показателями позиции в системе гендерных отношений могут служить сведения о главенстве мужа либо жены в семье. В специальной литературе долгое время употребляли термин «глава семьи». Это институциональная характеристика обозначала лицо, которому беспрекословно подчинялись другие члены семьи (в патриархальной семье, как правило, такой статус был у мужа или у кого-либо из представителей старшего поколения) [16, c. 520]. Статус главы семьи предполагает, прежде всего, первенство в распределении ресурсов и принятии решений, касающихся жизнедеятельности семьи. Доминирующую позицию занимает тот член семьи, кто распоряжается ее ресурсами и чаще принимает решения, значимые для функционирования семьи и всех ее членов.

Проведенные исследования показали, что практически во всех сферах семейной жизни жена чаще, чем муж, принимает решения, хотя есть немало семей, где это делают оба супруга. В тех семьях, где нет практики совместного решения проблем, в основном жены, а не мужья распоряжаются деньгами, организуют досуг семьи, решают хозяйственные вопросы, определяют, как надо воспитывать ребенка, и имеют решающее слово при обсуждении большинства других вопросов, важных для организации семейной жизни.

Существует несколько вариантов объяснения ведущей роли женщин в семье:

концепция компенсаторного поведения. Доминантная позиция женщин

в сфере семейного взаимодействия является компенсацией их низкого сравнительно с мужчинами статуса в сфере социальной жизни. Доминирование женщин в семейных отношениях может осуществляться как явно, так и неявно (скрыто, завуалированно), при помощи манипуляции;

концепция социальных ожиданий. Распространенные в обществе представления о нормативном, социально приемлемом гендерном поведении побуждают женщин брать на себя ответственность в сфере семейных отношений, а мужчин – в сфере внесемейного взаимодействия. Наличие ответственности стимулирует развитие и проявление у женщин лидерских качеств, что, в свою очередь, выражается в позиции доминирования;

концепция идентификации. Женщины не желают отказываться от контроля в сфере домашних дел в связи с тем, что преимущественно идентифицируют себя с этой областью жизни. Эта концепция базируется на разработанном Джин Миллер подходе к психологии женщины, центрированном на отношениях. Такой подход подчеркивает роль отношений и общения со значимыми людьми для жизни женщины. Центрированный на отношениях подход включает в себя следующие положения: 1) личностное развитие женщины происходит именно в отношениях; 2) общение с людьми определяет психологическое состояние женщин; 3) женщины ориентированы на заботу о других людях, ответственность за них; 4) для женщин особенно важна эмоциональная близость с людьми, которая определяет роль женщины на работе и в семье.

Сложившиеся в семьях роли, тип распределения домашних обязанностей, принятия решений и другие аспекты взаимодействия мужей и жен определяют устойчивые модели гендерных отношений в семье. В системе межличностного взаимодействия супругов гендерные отношения выражаются в следующих двух основных моделях: партнерской и доминантно-зависимой [15, c. 272].

Первая модель, партнерские отношения, есть отношения двух равноправных субъектов, личностная ценность и значимость которых не подвергается сомнению. Супруги имеют свои индивидуальные цели, но каждый принимает во внимание цели и интересы другого. Отношения между супругами строятся на равных, нет стремления подавить и подчинить себе партнера, выражена готовность к взаимным уступкам. Общение отличается уважением и корректностью, умением поставить себя на место партнера, понять его, вникнуть в его проблемы и ситуацию, причем это свойственно обоим супругам.

Партнерская модель отношений в семье характеризуется следующими особенностями [16, c. 520]:

  • сотрудничество при использовании власти;

  • руководство, базирующееся на авторитете;

  • взаимозаменяемость ролей в семье;

  • гибкое распределение семейных обязанностей и видов деятельности;

  • конструктивный способ разрешения конфликтов;

  • неудачи и ошибки не скрываются, обсуждаются без упреков, прощаются, забываются;

  • уважение к личным делам, интимным сторонам жизни, без посягательства на индивидуальную сферу жизни партнера без его разрешения;

  • восприятие семьи как безопасного убежища, где приобретается уверенность в себе, исчезают сомнения, тревожность, улучшается настроение;

  • открытость семейной жизни для социума;

  • расширение автономии ребенка, признание его права участвовать в принятии коллективных решений и выражать свое мнение.

Противоположная модель отношений, доминантно-зависимая модель, не предполагает равноправия. В этом случае один из супругов побуждает другого подчиниться себе и принять цели, не согласующиеся с устремлениями и намерениями партнера. Доминантная позиция включает в себя такие проявления в поведении, как уверенность в себе, независимость, властность, демонстрация собственной значимости, умение настоять на своем. В общении доминирующий супруг, как правило, использует инструментальный стиль вербальной коммуникации, часто игнорирует точку зрения собеседника, настаивает на своем мнении и варианте решения проблемы.

Доминантно-зависимая модель отношений в семье характеризуется сле-

дующими особенностями:

  • неравномерное распределение власти, злоупотребление властью;

  • руководство, основанное на силе;

  • ригидность и жесткость семейных ролей;

  • полотипизированные семейные обязанности, сегрегация интересов членов семьи;

  • деструктивный способ разрешения конфликтов;

  • неудачи и ошибки скрываются, осуждаются, подвергаются обструкции, часто вспоминаются;

  • отсутствие уважения к личным делам, интимным сторонам жизни, то-

тальная подконтрольность поведения;

  • ощущение незащищенности, одиночества, вины, тревожности, депрессии;

  • закрытость семейной жизни, отгороженность от социума;

  • воспитание детей в условиях гиперконтроля, подчиненности.

В партнерской модели гендерных отношений позиции мужа и жены равны. В системе доминантно-зависимых гендерных отношений доминирующую позицию может занимать и муж, и жена.

Приведем классификацию основных семейных ролей Алешиной Ю.Е.:

1. Ответственный за материальное обеспечение семьи.

2. Хозяин – хозяйка.

3. Роль ответственная по уходу за младенцем.

4. Роль воспитателя.

5. Роль сексуального партнера.

6. Роль организатора развлечений.

7. Организатор семейной субкультуры.

8. Роль ответственная за поддержание родственных связей.

9. Роль «психотерапевта» [5, 46, 47].

Говоря о психологических ролях членов семьи, нужно отметить, что одна роль может существовать только во взаимодействии с другими ролями. Например, чтобы исполнить роль отца или матери, необходимо, чтобы кто-то исполнял роль сына или дочери. Семейные роли должны создавать систему, которая приближалась бы к не противоречивой и могла удовлетворить многие психологические потребности. Однако нужно отметить, что такая сложная система семейных ролей не может быть не противоречивой. Важно определить, насколько противоречивость семейных ролей разрушительна, и в какой мере сама семья ее регулирует. Существенным моментом является, насколько мнение члена семьи о своей роли совпадает с представлением о ней других [50, 47].

Существует ряд обстоятельств, делающих проблему ролевой внутрисемейной структуры особенно актуальной для современной семьи. Рассмотрим две различные системы распределения внутрисемейных ролей: традиционную и эгалитарную семьи. Так, традиционная семья – это семья, где за супругами в соответствии с их полом закреплены определенные роли – жена исполняет роль матери и хозяйки, муж в основном ответственен за материальное обеспечение и сексуальные отношения [50, 47].

В эгалитарной семье фактически все роли распределяются между мужем и женой преимущественно поровну. Между традиционной и эгалитарной семьей лежит ряд переходных форм, где также имеется своя специфическая структура семейных ролей. Таков, например, брак-супружество, где жена хотя и выполняет, прежде всего, роли матери и хозяйки, но огромное внимание уделяет также выполнению роли друга (психотерапевта) по отношению к мужу [8, 46, 47].

По мнению Э.Г. Эйдемиллера и В.В. Юстицкого, важнейшими характеристиками семьи являются не только её функции, но также её структура, анализ которой позволяет ответить на вопрос, каким образом реализуются фун­кции семьи: кто осуществляет руководство и кто исполнение, как распределены между членами права и обязанности. С точки зрения структуры семьи

мож­­но выделить такие семьи, где руководство и организация всех её функций сосредоточены в руках одного члена семьи (авторитарная или деспотичная мать). Различной может быть структура семьи с точки зрения того, как в ней распределены обязанности: большинство обязанностей лежат на одном из членов семьи или обязанности распределены равномерно [50, 47].

«Нарушение структуры семьи – это такие особенности структуры, которые затрудняют или препятствуют выполнению семьёй её функций. По этой причине нарушением структуры отношений в семье следует признать семей­ный конфликт, препятствующий выполнению семьёй различных её функций» [48, 46, 47]. Вследствие развода супругов, например, может оказа­ть­­ся нарушенной эмоциональная функция семьи: ребёнок не получает эмоциональной поддержки отца или получает её, но не достаточно [50, 47].

Таким образом, для успешного развития брака существенное значение оказывает функционально-ролевая структура семейных отношений.














ВЫВОД ПО I ГЛАВЕ



Традиционно главным институтом воспитания является семья. В семье формируется отношения ребёнка к внешнему миру. В основе семейных традиций всегда лежит какая-либо идея, норма, опыт семьи, которая направлена на упрочнение взаимоотношений и взаимопонимания между родителями и детьми.

Для описания семейного взаимодействия используется одно из базовых понятий – структура семьи.

Семейная структура представляет собой совокупность элементов и взаимосвязей между ними. В качестве структурных элементов семьи как системы выделяют супружескую, родительскую, сиблинговую и индивидуальные подсистемы, представляющие собой локальные, дифференцированные совокупности семейных ролей, которые позволяют семье выполнять определенные функции и обеспечивать ее жизнедеятельность. Наблюдая взаимодействие членов семьи, можно сделать вывод о ее гипотетической структуре, представляющей собой своеобразную топографию семьи, пространственный срез семейной системы.

Взаимоотношения между структурными элементами семейной системы характеризуются следующими параметрами (свойствами): сплоченность, иерархия, гибкость, внешние и внутренние границы, ролевая структура семьи.

Следует отметить, что в последнее время в структуре современной семьи произошли определенные изменения: уменьшились размеры семьи и количество детей в ней, уменьшилась значимость старшего брата и сестры, стали менее дифференцированы роли различных членов семьи в целом.

Появление ребенка в семье меняет всю ее структуру, перестраивает позиции и отношения всех членов семьи. Теперь муж и жена становятся папой и мамой, мамы и папы молодых родителей – бабушками и дедушками, дети – братьями и сестрами.

Место, которое занимает ребенок в семье, очень важно, но еще большую роль играют для его развития атмосфера, царящая в семье, и отношение родителей к своим детям. Родительско-детские отношения составляют важнейшую подсистему отношений семьи как целостной системы и могут рассматриваться как непрерывные, длительные и опосредованные возрастными особенностями ребенка и родителя отношения. Родителям крайне важно понимать, что каждый ребёнок индивидуален, неповторим, не похож на других. Нужно принимать ребёнка таким, каков он есть, не сравнивать его с другими детьми. У него есть свои способности, возможности, темпы развития и т.д.

Современная наука рассматривает роль семьи в успешной социализации как совокупность всех социальных процессов, благодаря которым индивид усваивает и воспроизводит определенную систему знаний, норм ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена общества, проявляющего следующие качества: самостоятельность, инициативность, исполнительность, возложение личностью на себя определенной меры ответственности. Ответственность детей дошкольного возраста признается важнейшим критерием перехода социальной реактивности (ответных реакций, ограниченных конкретной ситуацией) в социально активное поведение. В этом возрасте появляется возможность саморегуляции поведения на основе усвоенных знаний и правил поведения.

Став взрослым, человек воспроизводит сложившийся опыт отношения как естественный. Таким образом, из поколения в поколение происходит социальное наследование поведения в семье: большинство супругов воспроизводят ролевое поведение такое же, какое было в их семье.

Современные нормы предполагают не единый для всего общества способ построения функционально-ролевых отношений в семье, а дифференциро­­ванный для разных семей, не жёсткое закрепление функций за каждым чле­ном семьи по заранее заданным образцам роли, а гибкое распределение

обя­зан­ностей. Ролевые и функциональные отношения в семье устанавливаются на основе «приобретённых» критериев, таких как личные склонности, способности, опыт, желания, добровольное согласие, степень занятости в производственной сфере и т.д., изучением которых занимаются семейные психологи. Которые так же изучают жизненный цикл семьи, брачные установки и убеждения, подчинение и независимость, любовь и ненависть, ролевое взаимодействие и интимное общение, детско-родительские отношения и многое другое.

Так, как семья ближайшее социальное окружение ребенка, удовлетворяющее потребности ребенка в принятии, признании, защите, эмоциональной поддержке, уважении. В семье ребенок приобретает первый опыт социального и эмоционального взаимодействия. Структурно-ролевая организация семьи, где воспитывается ребенок, оказывает существенное влияние на формирование мировосприятия ребенка. В общении ребенка с взрослым, где сотрудничество со старшим партнером позволяет ребенку реализовать свои потенциальные возможности. Специфика самой потребности в общении состоит в стремлении к познанию и к оценке других людей, а через них – к самопознанию и развитию. Продуктами взаимодействия родителей между собой являются развитие у ребенка образа себя и другого, а также отношения, возникающие между людьми в процессе коммуникации.

Характер супружеских отношений во многом зависит от степени согласованности семейных ценностей мужа и жены и ролевых представлений о том, кто и в какой степени отвечает за реализацию определенной семейной сферы. Адекватность ролевого поведения супругов зависит от соответствия ролевых ожиданий (установка мужа и жены на активное выполнение партнером семейных обязанностей) ролевым притязаниям супругов (личная готовность каждого из партнеров выполнять семейные роли).

Во второй главе мы рассмотрим, как происходит определение согласованности семейных ценностей и ролевых установок в супружеской паре в процессе семейного взаимодействия.



ГЛАВА II. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

СТРУКТУРНО-РОЛЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СЕМЬИ

С ДЕТЬМИ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА



2.1 Описание методов и организация исследования



Эмпирическая работа осуществлялась в МДОУ детский сад комбинированного вида № 10 «Сказка» и СОШ № 28 п. Богородское Сергиево-Посадского района Московской области.

С целью проверки гипотезы были применены следующие методы исследования: наблюдение, анкетирование родителей.

В нашем исследовании принимали участие 30 семейных пар с разным супружеским стажем и разным количеством детей в данных семьях (15 супружеских пар с детьми дошкольного возраста и 15 супружеских пар с детьми подростками).

Цель исследования: выявить структурно-ролевые особенности организации семей с детьми дошкольного возраста.

Гипотеза исследования: мы предполагаем, что существуют различия в структурно-ролевых особенностях семей, с детьми дошкольного возраста по сравнению со структурной организацией семей, находящихся на других стадиях жизненного цикла, т.е. с семьями, имеющими детей подростков.

В связи с поставленной целью и выдвинутой гипотезой определены следующие задачи эмпирической части исследования:

1. Организовать и провести эмпирическое исследование структурно-ролевой организации семьи с детьми дошкольного возраста;

2. Выполнить анализ полученных результатов и сделать выводы.

Организация исследования.

Испытуемые были разделены на 2 группы:

1 группа – супружеские пары, имеющие детей дошкольников (15 супружеских пар).

Возраст испытуемых данной группы в среднем составляет 27 лет. Данные супружеские пары имеют ребенка дошкольного возраста 4,5 лет.

2 группа – супружеские пары, имеющие детей подростков (15 супружеских пар).

Возраст испытуемых этой группы в среднем составляет 27,5 лет. Супружеские пары имеют детей в возрасте 13 лет.

Для установления структурно-ролевых особенностей организации семей с детьми дошкольного возраста нами была использована следующая методика: «Определение согласованности семейных ценностей и ролевых установок в супружеской паре» (Волковой А.Н.).

Описание методики проведения диагностики (тестовый материал и инструкция) мы перенесли в [приложении № 1].

Данная методика «РОП», разработанная А. Н. Волковой, использовалась нами с целью определить:

1. Представления супругов о значимости в семейной жизни сексуаль­ных отношений, личностной общности мужа и жены, родительских обязан­ностей, профессиональных интересов каждого из супругов, хозяйственно-бытового обслуживания, моральной и эмоциональной поддержки, внешней при­вле­ка­те­­ль­ности партнеров. Эти показатели, отражая основные функции семьи, составляют шкалу семейных ценностей (ШСЦ).

2. Представления супругов о желаемом распределении ролей между мужем и женой при реализации семейных функций, объединенные шкалой ролевых ожиданий и притязаний (ШРОП).

Стимульные материалы: карандаш и бланки для ответов на вопросы для супружес­ких пар.



2.2 Результаты исследования



Ответы, в баллах данные супругами нами были обработаны и занесены в индивидуальные таблицы: «Консультацион­ное исследование семейных ценностей» и «Ролевая адекватность супруже­ских пар», а так же гистограммы по ним [см. прил. № 2]. По индивидуаль­ным ре­зуль­татам составили по две общие таблицы «Согласо­ван­ность се­мей­ных ценностей супругов», как на родителей дошкольников, так и на ро­ди­телей подростков и гистограммы по ним (см. ниже).

Таблица 1

Результаты диагностики по методике РОП (родители дошкольников)

Ф.И.родителей

Семейные ценности

Интимно-сексуальная

Личностная идентификация с супругом

Хозяйственно-бытовая

Родительско-воспитательная

Социальная активность

Эмоционально-психотерапевтическая

Внешняя привлекательность

1 А.

муж

П

3

7

8

4

5

5

6

О

6

5

5

9

6

жена

П

6

6

6

9

4

4

1

О

6

7

6

6

4

2 Б.

муж

П

2

5

9

8

3

3

5

О

6

5

8

4

9

жена

П

7

9

5

4

7

4

4

О

5

8

7

6

7

3 В.

муж

П

7

6

6

8

5

6

9

О

8

4

6

8

4

жена

П

6

6

8

8

7

6

4

О

5

7

5

5

3

4 Д.

муж

П

5

6

9

4

8

6

6

О

8

6

9

8

6

жена

П

7

4

5

9

4

6

2

О

8

7

7

6

1

5 Г.

муж

П

9

7

8

8

4

7

4

О

7

5

9

9

3

жена

П

4

9

8

5

6

8

3

О

9

6

6

6

9

6 К.

муж

П

7

4

7

8

7

5

7

О

8

5

4

5

6

жена

П

6

5

7

2

5

7

7

О

9

8

8

4

6

7 К.

муж

П

2

4

9

7

6

7

6

О

9

6

7

5

4

жена

П

2

5

7

6

4

4

7

О

6

9

9

6

6

8 М.

муж

П

0

6

9

7

4

7

6

О

9

6

7

9

9

жена

П

4

5

6

5

7

5

6

О

7

8

7

9

8

9 М.

муж

П

3

5

0

5

6

6

2

О

9

6

7

4

9

жена

П

7

6

8

4

6

9

7

О

3

6

6

8

8

10 К.

муж

П

2

5

9

6

5

1

0

О

9

7

9

9

6

жена

П

2

6

9

7

8

6

0

О

9

3

7

5

4

11 П.

муж

П

8

7

8

9

4

4

3

О

6

8

5

7

4

жена

П

0

9

9

8

9

9

6

О

7

7

6

4

6

12 С

муж

П

2

9

7

9

9

6

3

О

7

9

3

6

4

жена

П

3

7

5

7

7

7

0

О

7

7

4

7

6

13 С.

муж

П

7

4

5

7

6

6

7

О

7

7

8

9

3

жена

П

7

5

6

9

6

1

6

О

7

7

9

9

9

14 С.

муж

П

8

7

7

9

6

7

3

О

6

6

3

8

4

жена

П

3

8

7

8

7

6

4

О

8

7

6

7

6

15 С.

муж

П

3

8

8

9

9

7

8

О

7

6

7

8

8

жена

П

9

4

3

8

8

6

8

О

7

7

6

1

8

7–9 – высокие оценки, – высокий уровень значимости семейных ценностей и ролевых установок; 3–6 – средний уровень значимости семейных ценностей и ролевых установок; 0–2 – низкие оценки, – низкий уровень значимости семейных ценностей и ролевых установок.

Таблица 2

Результаты диагностики по методике РОП (родители подростков)

Ф.И. родителей

Семейные ценности

Интимно-сексуальная

Личностная идентификация с супругом

Хозяйственно-бытовая

Родительско-воспитательная

Социальная активность

Эмоционально-психотерапевтическая

Внешняя привлекательность

1 Т.

муж

П

3

8

8

6

2

8

7

О

7

6

5

3

7

жена

П

3

4

6

3

5

5

2

О

6

8

8

8

4

2 В.

муж

П

2

3

8

2

6

1

2

О

6

4

2

4

2

жена

П

6

7

6

1

1

3

9

О

8

7

7

6

8

3 Ф.

муж

П

5

7

4

0

9

6

4

О

6

9

7

6

7

жена

П

7

4

5

7

3

0

7

О

5

5

6

7

7

4 Л

муж

П

6

7

6

7

8

6

0

О

9

6

6

3

6

жена

П

1

3

7

6

8

9

4

О

9

7

5

9

5

5 Ж.

муж

П

7

8

4

9

3

6

7

О

6

6

6

3

5

жена

П

6

5

8

7

5

6

5

О

4

6

6

8

7

6 Ш.

муж

П

5

8

9

9

6

4

5

О

5

6

6

7

6

жена

П

2

6

3

8

6

8

3

О

5

6

6

4

5

7 Х.

муж

П

1

4

6

6

8

5

5

О

6

6

6

6

8

жена

П

5

5

6

7

9

8

3

О

8

8

7

5

6

8 Д.

муж

П

4

7

6

8

7

6

5

О

6

8

9

7

8

жена

П

1

5

4

9

5

0

8

О

9

9

6

2

5

9 С.

муж

П

9

7

7

6

6

4

7

О

5

9

9

6

9

жена

П

6

8

6

4

6

9

7

О


9

6

5

7

9

10 М.

муж

П

3

9

9

8

9

9

7

О

9

6

9

9

6

жена

П

6

8

7

7

9

6

0

О

6

3

3

6

5

11 М.

муж

П

7

7

9

9

6

7

4

О

9

6

3

7

6

жена

П

6

8

9

6

7

4

4

О

6

8

5

6

7

12 Ш.

муж

П

7

8

6

7

6

9

5

О

5

9

8

7

9

жена

П

4

8

6

6

5

6

6

О

7

8

6

7

6

13 И.

муж

П

2

7

9

6

6

7

3

О

6

6

8

6

7

жена

П

3

5

8

9

3

7

2

О

6

6

6

5

5

14 З

муж

П

6

8

6

9

2

5

6

О

3

7

5

8

9

жена

П

5

9

9

7

5

7

7

О

9

7

7

7

7

15 Н.

муж

П

7

6

7

6

4

4

5

О

5

5

5

7

6

жена

П

7

6

6

6

6

5

5

О

6

7

5

6

6

7–9 – высокие оценки, – высокий уровень значимости семейных ценностей и ролевых установок; 3–6 – средний уровень значимости семейных ценностей и ролевых установок; 0–2 – низкие оценки, – низкий уровень значимости семейных ценностей и ролевых установок.


По результатам исследования согласованности семейных ценностей и ролевых установок в супружеских парах (а) супруги с детьми дошкольниками; б) супруги с детьми подростками) мы выяви­ли, что:

1. Высокий уровень значимости сексуальных отношений выявлен:

а) у 11 (36,7%) респондентов; б) у 7 (23,3%) респондентов.

Средний уровень значимости сексуальных отношений выявлен:

а) у 11 (36,7%) респондентов; б) у 17 (56,7%) респондентов.

Низкий уровень значимости сексуальных отношений выявлен:

а) у 8 (26,6%) респондентов; б) у 6 (20%) респондентов.

Высокую оценку сексуальной гармонии, как важному условию супружеского счастья, дают: а) 6 (40%) мужчин и 5 (33,3%) женщин;

б) 5 (33,3%) мужчин и 2 (13,3%) женщин.

Среднюю оценку сексуальной гармонии, как важному условию суп-

ружеского счастья, дают:

а) 4 (26,7%) мужчин и 7 (46,7%) женщин;

б) 7 (46,7%) мужчин и 10 (66,7%) женщин.

Недооценивают сексуальные отношения в браке (низкая оценка):

а) 5 (33,3%) мужчин и 2 (13,3%) женщин;

б) по 3 (20%) мужчин и женщин.

2. Высоко оценивают личностную идентификацию с брачным партнером меньше половины опрошенных уча­ст­ников исследования, т.е. они ожидают общности интересов, потребностей, ценностных ориентации, спосо­бов времяпрепро­вож­де­ния с супругом/супругой:

а) 11 (36,7%) респондентов; б) 18 (60%) респондентов;

средний уровень идентифи­ка­­ции с брачным партнером выявлен:

а) у большинства – 19 (63,3%) респонден­тов; б) у 12 (80%) респондентов.

Высокая личностная идентификация с брачным партнером выявлена:

а) у 6 (40%) мужчин и у 5 (33,3%) женщин;

б) у 11 (36,7%) мужчин и у 6 (40%) женщин;

средняя идентификация:

а) у 9 (60%) мужчин и у 10 (66,7%) женщин;

б) у 4 (26,7%) мужчин и у 9 (60%) женщин.

3. Высокая оценка значимости бытовой организации семьи выявлена:

а) у 12 (80%) мужчин, у 5 (33,3%) женщин; б) у 7 (46,7%) мужчин и женщин.

Средняя степень ожиданий от партнера выполнения бытовых вопросов:

а) у 3 (20%) мужчин, у 10 (66,7%) женщин; б) у 8 (53,3%) мужчин и женщин.

По всей выборке высокая степень: а) у 17 (56,7 %); б) у 14 (46,7%);

средняя степень: а) у 13 (43,3%); б) 16 (53,3%) респондентов.

Высокая степень ожидания от партнёра активных выполнений бытовых задач выявлена:

а) у мужчин – 11 (73,3%) и у женщин – 10 (66,7%);

б) у мужчин – 4 (26,7%) и у женщин – 7 (46,7%);

средняя степень:

а) у мужчин – 4 (26,7%) и у женщин – 5 (33,3%);

б) у мужчин – 11 (73,3%) и у женщин – 8 (53,3%);

По всей выборке высокая степень ожидания от партнера активного выполнения бытовых вопросов: а) у 21 (70%); б) у 11 (36,7%);

средняя степень: а) у 9 (30%); б) 19 (63,3%) респондентов.

Высокая степень установок на собственное активное участие в ведении домашнего хозяйства выявлена:

а) у 12 (80%) мужчин и у 8 (53,3%) женщин;

б) у 8 (53,3%) мужчин и у 6 (40%) женщин;

средняя степень установок:

а) у 2 (13,3%) мужчин и у 7 (46,7%) женщин;

б) у 7 (46,7%) мужчин и у 9 (60%) женщин;

низкая степень установок: а) у 1 (6,7%) мужчины.

Высокая степень притязаний по всей выборке:

а) 20 (66,7%); б) 14 (46,7%);

средняя: а) 9 (30%), б) 16 (53,3%);

низкая: а) у 1 (3,3%).

4. Высокую оценку значимости родительских функций имеют:

а) 4 (26,7%) мужчин и 9 (60%) женщин;

б) 8 (53,3%) мужчин и 7 (46,7%) женщин;

среднюю оценку:

а) 11 (73,3%) мужчин и 6 (40%) женщин;

б) 7 (46,7%) мужчин и 8 (53,3%) женщин.

По всей выборке высокая степень значимости родительских функций:

а) у 13 (43,3%); б) у 15 (50%);

средняя: а) у 17 (56,7%); б) у 15 (50%) респондентов.

Высокую степень установки на активную родительскую позицию имеют:

а) 4 (26,7%) мужчин и 12 (80%) женщин;

б) 5 (33,3%) мужчин и 9 (60%) женщин;

средняя степень:

а) 11 (73,3%) мужчин и 3 (20%) женщин;

б) 10 (66,6%) мужчин и 6 (40%) женщин;

По всей выборке высокая степень установки:

а) у 16 (53,3%); б) у 14 (46,7%);

средняя степень: а) у 14 (46,7%); б) у 16 (53,3%) респондентов.

Сильно ориентированы на собственные обязанности по воспитанию детей (высокая степень):

а) 11 (73,3%) мужчин и 9 (60%) женщин;

б) по 8 (53,3%) мужчин и женщин;

средняя степень:

а) 4 (26,7%) мужчин и 5 (33,3%) женщин;

б) 5 (33,3%) мужчин и 6 (40%) женщин;

Не возлагают на себя обязанности по воспитанию детей (низкая степень):

а) 1 (6,7%) женщина; б) 2 (13,3%) мужчин и 1 (6,7%) женщина.

По всей выборке сильно ориентированы на собственные обязанности по воспитанию детей: а) 20 (66,7%); б) 16 (53,3%) респондентов;

средняя степень: а) у 9 (60%); б) 11 (36,7%);

низкая степень: а) 1 (3,3%) респондент; б) 3 (10%) респондентов.

5. Высокий показатель значимости внесемейных интересов (основных ценностей в процессе межличностного взаимодействия супругов имеют):

а) 5 (33,3%) мужчин и 6 (40%) женщин;

б) 8 (53,3%) мужчин и 1 (6,7%) женщин;

средний показатель:

а) 10 (66,7%) мужчин и 9 (60%) женщин;

б) 7 (46,7%) мужчин и 13 (86,7%) женщин.

По всей выборке высокий показатель значимости внесемейных интересов имеют: а) 11 (36,7%); б) 9 (30%);

средний показатель: а) 19 (63,3%); б) респондентов.

Высокая степень ориентации на то, что брачный партнер должен

иметь серьезные профессиональные интересы, играть активную общественную роль: а) 9 (60%) мужчин и 7 (46,7%) женщин;

б) 6 (40%) мужчин и 4 (26,7%) женщин;

средняя степень:

а) у 6 (40%) мужчин, у 8 (53,3%) женщин;

б) у 9 (60%) мужчин и 11 (73,3%) у женщин.

По всей выборке высокая степень: а) 16 (53,3%); б) 10 (33,3%);

средняя: а)14 (46,7%); б) 20 (66,7%) респондентов.

Высокая степень выраженности собственных профессиональных потребностей, рассматриваемая как показатель значимости для себя внесемейных интересов, являющихся основными ценностями в процессе межличностного взаимодействия в семье:

а) у 4 (26,7%) мужчин и у 8 (53,3%) женщин;

б) у 5 (33,3%) мужчин и у 4 (26,6%) женщин;

средняя степень:

а) у 11 (73,3%) мужчин и у 7 (46,7%) женщин;

б) у 8 (53,3%) мужчин и у 10 (66,7) женщин;

низкая степень: б) 2 (13,3%) мужчин; 1 (6,7%) женщина.

По всей выборке высокая выраженность собственных профессиональ­ных потребностей: а) 12 (40%); б) 9 (30%);

средняя: а) 18 (60%); б) 18 (60%);

низкая: б) 3 (10%) респондентов.

6. Высокая степень значимости для супругов взаимной моральной и эмоциональной поддержки членов семьи, ориентация на брак в качестве среды, способствующей психологической разрядке и стабилизации:

а) у 8 (53,3%) мужчин и у 4 (26,7%) женщин;

б) у 3 (20%) мужчин и у 4 (26,7%) женщин;

средняя степень:

а) у 7 (46,7 %) мужчин и у 11 (73,3%) женщин;

б) у 11 (73,3%) мужчин и у 10 (66,7%) женщин;

низкая степень: б) у 1 (6,7%) мужчины и у 1 (6,7%) женщины.

По всей выборке высокая степень значимости для супругов взаимной моральной и эмоциональной поддержки членов семьи:

а) 12 (40%); б) 7 (23,3%);

средняя степень: а) 18 (60%); б) 21 (70%);

низкая степень: б) у 2 (6,6%) респондентов.

Высокая степень ориентации на то, что брачный партнер возьмет на себя роль эмоционального лидера семьи в вопросах: коррекция психологического климата, оказание моральной и эмоциональной поддержки, создание «психотерапевтической атмосферы»: а) у 10 (66,7%) мужчин и у 5 (33,3%) женщин; б) у 7 (46,7 %) мужчин и у 7 (46,7 %) женщин;

средняя степень:

а) 5 (33,3%) мужчин и 9 (60%) женщин;

б) у 8 (53,3%) мужчин и у 7 (46,7 %) женщин;

Низкая степень ожидания: а) 1 (6,7%) женщина; б) 1 (6,7%) женщина.

В целом по выборке высокая степень: а) 15 (50%); б) 14 (46,6%);

средняя степень: а) 14 (46,7%); б) 15 (50%);

низкая степень: а) у 1 (3,3%); б) у 1 (3,3%) респондента.

Высокое стремление быть семейным «психотерапевтом»:

а) по 5 (33,3%) мужчин и женщин;

б) у 5 (33,3%) мужчин и 6 (40%) женщин;

средняя степень:

а) по 9 (60%) мужчин и женщин;

б) у 9 (60%) мужчин и 7 (46,7%) женщин;

И самое низкое желание быть семейным «психотерапевтом» (низкая степень):

а) по 1 (6,7%) мужчине и женщине; б) 1 (6,7%) мужчина, 2 (13,3%) женщины.

В целом по выборке высокая степень: а) 10 (33,3%); б) 11 (36,7%);

средняя степень: а) 18 (60%); б) 16 (53,3%);

низкая степень: а) 2 (6,7%); б) 3 (10%).

7. Высокий показатель ориентации супруга на современные образцы внешнего облика партнёра: а) у 3 (20%) мужчин и у 4 (26,7%) женщин;

б) у 4 (26,7%) мужчин и у 4 (26,7%) женщин;

средний показатель:

а) у 12 (80%) мужчин и 8 (53,3%) женщин;

б) у 10 (66,6%) мужчин и женщин;

низкий показатель: а) у 3 (20%) женщин; б) по 1 (6,7%) респонденту.

В целом по выборке высокий показатель: а) 7 (23,3%); б) 8 (26,7%);

средний показатель: а) у 20 (66,7%); б) 20 (66,7%);

низкий показатель: а) у 3 (10%); б) 2 (6,7%) респондентов.

Высокая степень – желание иметь внешне привлекательного брачного партнера: а) у 4 (26,7%) мужчин и у 6 (40%) женщин;

б) у 8 (53,3%) мужчин и у 6 (40%) женщин;

средняя степень:

а) у 11 (73,3%) мужчин и у 8 (53,3%) женщин;

б) у 6 (40%) мужчин и у 9 (60%) женщин;

низкая степень: а) у 1 (6,7%) женщин; б) у 1 (6,7%) мужчин.

В целом по выборке высокая степень желания иметь привлекательного брачного партнера: а) 10 (33,(3)%); б) 14 (46,7%);

средняя степень: а) 19 (63,(3)%); б) 15 (50%);

низкая степень: а) 1 (3,(3)%); б) 1 (3,3%).

Высокая степень установки на собственную привлекательность, стремление модно и красиво одеваться:

а) по 4 (26,7%) мужчин и женщин; б) 4 (26,7%) мужчин и 5 (33,3%) женщин;

средняя степень:

а) у 9 (60%) мужчин и у женщин 7 (46,7%);

б) у 9 (60%) мужчин и у женщин 7 (46,7%);

низкая степень: а) у 2 (13,3%) мужчин, у 4 (26,7%);

б) у 2 (13,3%) мужчин и у 3 (20%) женщин.

В целом по выборке высокая степень установки на собственную при-

влекательность: а) 8 (26,7%); б) 9 (30%);

средняя а) 16 (53,3%); б) 16 (53,3%);

низкая а) 6 (20%); б) 5 (16,7%).

Следующим этапом обработки результатов было изучение степени согласованности семейных ценностей супругов по группам: а) супруги с детьми дошкольниками; б) супруги с детьми подростками. В результате чего мы выявили:

Интимно-сексуальные ценности занимают ведущую позицию:

а) у 40% мужчин, у 33,3% женщин; у 36,7% респондентов;

б) у 33,3% мужчин, у 13,3% женщин; у 23,3% респондентов.

Личностная идентификация на ведущей позиции:

а) у 40% мужчин и у 33,3% женщин; у 36,7% респондентов;

б) у 36,7% мужчин и у 40% женщин; у 60% респондентов.

Хозяйственно-бытовая ценность:

а) у 26,7% мужчин и у 60% женщин; у 56,7 % респондентов;

б) у 53,3% мужчин и у 46,7% женщин; б) у 46,7% респондентов.

Родительские и воспитательные обязанности:

а) у 26,7% мужчин и у 60% женщин; у 43,3% респондентов;

б) у 53,3% мужчин и у 46,7% женщин; у 50% респондентов.

Социальная активность:

а) у 33,3% мужчин и у 40% женщин; 36,7% респондентов;

б) у 53,3% мужчин и у 6,7% женщин; 30% респондентов.

Эмоционально-психотерапевтическая ценность:

а) у 53,3% мужчин и у 26,7% женщин; 40% респондентов;

б) у 20% мужчин и у 26,7% женщин; 23,3% респондентов.

Внешняя привлекательность:

а) у 20% мужчин и у 26,7% женщин; 23,3% респондентов;

б) у 26,7% мужчин и у 26,7% женщин; б) 26,7% респондентов.

По полученным нами данным мы составили гистограммы:

hello_html_m2eb4a0b7.gif

hello_html_3de2851f.gif

Из данных гистограмм мы видим, что в среднем приоритетным у большинства респондентов (как у мужчин, так и у женщин) являются хозяйственно-бытовые ценности и родительско-воспитательные обязанности, а затем идут личностная идентификация супругов, интимно-сексуальные и эмоционально-психотерапевтические ценности. По гистограммам виден небольшой разброс приоритетов, это говорит о том, что существуют разногласия, как между супругами, так между полами (мужчинами и женщинами), т.е. другими словами можно сказать, что между ними существует определённая не согласованность представлений о семейных ценностях. Посмотрим наглядно, какие сферы жизнедеятельности семей являются наиболее согласованными (показатели согласованности представлений супругов о наиболее значимых сферах жизнедеятельности семьи находятся в пределах нормы, и как следствие не вызывают проблемных взаимоотношений), а какие свидетельствуют о достаточно высокой степени конфликтности супругов. Для этого построим гистограмму «Согласован­ность семейных ценностей» (см. таблицу выше):

hello_html_7a417578.gif

По данной гистограмме мы видим, что в обеих группах (как у супругов с детьми дошкольниками, так и у супругов с детьми подростками) больше семей, в которых существующие различия в установках супругов на важнейшие сферы жизне­дея­тель­но­­сти семьи не превышают допустимой нормы (см. ниже таблицы «Согласо­ван­­­ность семейных ценностей супру­гов»). Соответственно в этих семьях мень­шее количество семей с проблем­ны­ми взаимоотношениями, семей с доста­точно высокой степенью конфликт­но­сти супругов. Но сравнивая данные двух групп между собой мы видим, что наиболее благоприятная обстановка в семьях с детьми дошкольниками (см. выше таблицы «Согласо­ван­­­ность семейных ценностей супру­гов»). Посмотрим насколько ориентация одного из супругов на личное выполнение определённых функций соответствует установкам другого супруга на активную роль брачного

партнёра в семье, для чего составим таблицу: Ролевая адекватность супругов.

Таблица 3

Ролевая адекватность супругов

Уровень

Ролевая адекватность

Количество семейных пар.

%

Ролевая адекватность имеет большую разницу

а) 1

б) 8

а) 6,7

б) 53,3

незначительные расхождения ролевых установках

а) 13

б) 4

а) 86,6

б) 26,7

полное совпадение

а) 1

б) 3

а) 6,7

б) 20


Рассмотрим для большей наглядности эти показатели на гистограмме:

hello_html_456ef099.gif

По таблице и гистограмме мы видим, что ролевая адекватность супругов с детьми подростками (б) имеет большую разницу, чем ролевая адекватность супругов с детьми дошкольниками (а). Но при этом супруги с детьми подростками имеют на два полных совпадения больше, чем супруги с детьми дошкольниками.



2.3 Анализ результатов исследования



Для выявления различий между двумя выборками, по уровню коли­чест­вен­­­но измеренного признака используем U-критерий Манна-Уитни. U-крите­рий Манна-Уитни позволит нам выявить есть ли различия в уровнях представлений о семейных ценностях и ролевых установках супружеских пар с детьми дошкольниками и супружеских пар с детьми подросткового возраста.

Таблица 4

Значение U критерия

Шкалы РОП

Uэмп

ВЫВОД

Подсчёт ранговых сумм по 1–ой выборке: супружеские пары с детьми дошкольниками

1 интимно-сексуальная

119

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

2 личностная

идентификация

119

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

3 хозяйственно-бытовая

147

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

4 родительско-

воспитательная

129

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

5 социальная активность

127

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

6 эмоционально-

терапевтическая

140,5

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

7 внешняя

привлекательность

114,5

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

Подсчёт ранговых сумм по 2–ой выборке: супружеские пары с детьми подростками

1 интимно-сексуальная

130,5

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

2 личностная

идентификация

127

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

3 хозяйственно-бытовая

114,5

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

4 родительско-

воспитательная

119

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

5 социальная активность

150,5

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

6 эмоционально-

терапевтическая

128

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

7 внешняя

привлекательность

129

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

Подсчёт ранговых сумм по 2–ум выбор­кам: супружеские пары с детьми дошко­ль­ни­ками и пары с детьми подростками

1 интимно-сексуальная

130,5

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

2 личностная

идентификация

127

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

3 хозяйственно-бытовая

114,5

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

4 родительско-

воспитательная

119

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

5 социальная активность

150,5

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

6 эмоционально-

терапевтическая

128

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

7 внешняя

привлекательность

129

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

Подсчёт ранговых сумм по средним значениям по шкалам РОП

супружеские пары с детьми дошкольного возраста

26

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

супружеские пары с детьми подросткового возраста

27

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

по обеим супружеским

парам

27,5

Uэмп > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

Согласованность семейных ценностей супругов

1) мужчины (отцы дошкольников)

1

238

Uэмп = 118 > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0.Различий нет.

женщины (матери дошкольников)

2

227

2) мужчины (отцы подростков)

1

269

Uэмп = 149 > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0.Различий нет.

женщины (матери подростков)

2

196

3) супруги (родители дошкольников)

1

223,5

Uэмп = 121,5> Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0.Различий нет.

супруги (родители подростков)

2

241,5

Ролевая адекватность супругов

1) мужчины (отцы дошкольников)

1

234

Uэмп = 114 > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

женщины (матери дошкольников)

2

231

2) мужчины (отцы подростков)

1

250,5

Uэмп = 130,5 > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

женщины (матери подростков)

2

214,5

3) супруги (родители дошкольников)

1

238

Uэмп = 118 > Uкр – Н1 отклоняется, принимается Н0. Различий нет.

супруги (родители подростков)

2

227

Таким образом, мы видим, что не существует, различий в представлении семейных ценностей как между супругами одной выборки (мужем и женой), так и между семейными парами обеих выборок.



ВЫВОД ПО II ГЛАВЕ



Нами было проведено исследование по теме «Структурно-ролевые осо­бен­­ности организации семей с детьми дошкольного возраста». Исследование проводили с двумя группами по 15 супружеских пар. В первой группе (выборке) принимали участие родители, имеющие детей дошкольников, во второй – родители, имеющие детей подростков.

Из сравнительных таблиц и гистограмм (см. выше) было видно, что ме­ж­­­ду супругами, каждой из выборок и между полами (мужчинами и женщина­ми), существуют определённые разногласия, о чём говорит нам небольшой разброс приоритетов супружеских ценностей и различия в ролевой адекватности супругов.

Определение согласованности семейных ценностей и ролевых установок в супружеской паре показало (см. выше):

1) значимость сексуальных отношений у супругов, имеющих детей дошкольников, выше, чем у супругов имеющих детей подростков, при этом мужчины (мужья) интимно-сексуальным ценностям придают большее значение, чем женщины;

2) значимость личностной идентификации с брачным партнером в семьях с детьми подростками значительно выше, чем в семьях с детьми дошкольниками. Но при этом в этих семьях большинство мужчин предполагают установку на личную автономию, а женщины в большей степени ожидают общности интересов, потребностей, ценностных ориентаций, спосо­бов времяпрепро­вож­де­ния с супругом. В семьях с детьми дошкольниками обратная ситуация, здесь мужчины высоко оценивают личностную идентификацию с брачным партнером, а женщины предполагают установку на личную автономию;

3) значимость хозяйственно-бытовой организации семьи является приоритетной у женщин с детьми дошкольниками и у мужчин с детьми подростками, но в целом супруги с детьми дошкольниками придают ей большее значение, чем супруги с детьми подростками;

4) родительско-воспитательным ценностям в большей степени отдают предпочтения супруги с детьми подростками, но больший процент предпочтений остаётся за женщинами с детьми дошкольниками, и чуть меньший процент у мужчин с детьми подростками;

5) значимость внесемейных интересов, ориентированных на социальную активность партнёра, выше у супругов с детьми дошкольниками, но у мужчин – родителей подростков самый высокий показатель (и при этом их супруги имеют самый низкий данный показатель), а мужчины – родители дошкольников в большей степени ориентированы на собственные профессиональные потребности;

6) значимость для супругов взаимной моральной и эмоциональной поддержки членов семьи, ориентация на брак, способствующей психологической раз­рядке и стабилизации наиболее выражена в семьях с детьми дошкольниками, но в этот раз приоритетными данные ценности являются у мужчин – отцов дошкольников и женщин – матерей подростков;

7) значимость современных образцов внешнего облика, не имеет больших расхождений в своей оценке испытуемыми. Супруги – родители подростков и матери дошкольников имеют равные показатели ориентации на современные образцы внешнего облика, у отцов дошкольников данный показатель немногим меньше, чем у них (см. выше), из-за этого общий показатель выше у супругов с детьми подросткового возраста;

также большие расхождения между обеими выборками наблюдаются в уровнях ролевой адекватности, мы отметили, что расхождение в ролевой адекватности выше у семей с подростками, чем у семей с дошкольниками.

Что бы подтвердить или опровергнуть нашу гипотезу мы провели коли-

чественный анализ полученных данных по критерию Манна-Уитни, который позволил нам сделать следующие выводы:

1) что не существует различий в структурных компонентах согласованности семейных ценностей и ролевых установок между супругами – родителями дошкольников (разногласий внутри группы, между мужчинами и женщинами нет);

2) что не существует различий в структурных компонентах согласованности семейных ценностей и ролевых установок между супругами – родителями подростков (разногласий внутри группы, между мужчинами и женщинами нет);

3) что не существует различий в структурных компонентах согласованности семейных ценностей и ролевых установок между супругами – родителями дошкольников и супругами – родителями подростков (между двумя выборками).

















ЗАКЛЮЧЕНИЕ



Семейная жизнь сложилась с давних пор так, что родительские обязанности делятся между отцом и матерью. В семейном кодексе прописано, что родители имеют равные права и исполняют равные обязанности в отношении своих детей (родительские права). Но в жизни это далеко не так, на самом же деле они распределяются неравномерно. Важнейшие заботы о детях, об их воспитании в большинстве семей ложатся на мать, потому что она в состоянии отдать детям больше времени, чем отец, потому, что традиционно больше привыкла к этому, а по натуре может дать больше нежности, мягкости, ласки и внимания. Близким участием матери в жизни детей раннего возраста определяется и нравственное её влияние на них в эти первые годы. С годами значение непосредственного ухода за ребёнком утрачивает первенствующую роль. Дети становятся самостоятельными, определяются, продолжая нуждаться в помощи родителей и взрослых, но ищут не только материальной поддержки. Дети индивидуализируются. У одних появляются вкусы и потребности, которые лучше удовлетворяет отец, чем мать, у других наоборот. Если брать во внимание только время, то мать по-прежнему отдаёт его больше; что касается существа дела, то внимание отца может быть равнозначно материнскому, независимо от того, сколько времени они проводят с детьми.

Целью нашего исследования было выявить структурно-ролевые особенности семьи с детьми дошкольного возраста и сравнить их со структуроно-ролевыми особенностями семей с детьми подросткового возраста.

Производя данное сравнение, мы в нашем исследовании нашли подтверждение вышесказанному. Произведя расчёт по интерпретации шкал семейных ценностей мы выявили, что в семьях с дошкольниками родительско-вос­­пи­­тательным обязанностям отдают предпочтение больше женщин (ма-

терей), чем мужчин, а в семьях с подростками – мужчины (отцы).

Родительско-воспитательные обязанности лежат в основе воспитательной функции семьи.

Функция – это сфера жизнедеятельности семьи непосредственно связанная с удовлетворением определённых потребностей её членов. Н.Я. Соловьёв утверждал, что «функций семьи столько, сколько видов потребностей в устойчивой, повторяющейся форме она удовлетворяет».

Некоторые авторы (А.И. Харчев и А.И. Антонов) делят функции семьи на специфические, которые вытекают из сущности семьи и отражают её особенности как социального явления (ропродуктивная – детородная функция, содержание – экзистенциальная функция, воспитание детей – функция социализации) и неспецифические, к выполнению которых семья оказалась принуждённой или приспособленной в определённых исторических обстоятельствах (накопление и передача собственности, статуса, домохозяйство, отдых и досуг, забота о здоровье и благополучии семьи и др.

Для того, что бы семейные функции успешно реализовывались в процессе взаимодействия, члены семьи должны выполнять определённые роли.

В отечественной науке понятие функций семей соотносится с понятием семейной роли и структуры семьи. Э.К. Васильева, А.Г. Харчев, М.С. Мацковский и др. определяют функции семьи как основное содержание совокупности социальных ролей в семье.

Функции семьи определяют содержание семейных ролей в целом, а ролевая структура характеризуется распределением ролей, т.е. тем, какие обязанности выполняет в семье каждый её член и на каких принципах построены ролевые отношения (кооперация или разделение функций и т.п.).

При описании ролевой структуры семьи важной проблемой является выделение ролей.

На основании решения теоретических задач нами было установлено, что для социально-психологического анализа ролей в современной семье первостепенное значение имеет вывод отечественных и зарубежных исследователей о неопределенности норм, регулирующих в настоящее время брачно-семейные, в том числе ролевые, отношения. Такая ситуация ставит перед семьями ряд социально-психологических проблем. Каждому партнеру в семье в целом приходится «выбирать» какой-либо образец ролевого взаимодействия из множества существующих.

Отечественные и зарубежные исследователи указывают, что правила ролевого поведения и ролевого отношения в семье устанавливаются в процессе жизнедеятельности семьи, в тесной взаимосвязи с межличностными отношениями и общением членов семьи.

Проблема выбора, принятия семьей того или иного ролевого образца неотделима от формирования отношения членов семьи к этому образцу, к своей роли в семье и к выполнению ролей другими членами семьи. Следует отметить, что не встречается единого для всех перечня основных функций семьи, это подтверждается и нашим исследованием по определению семейных ценностей, что описано нами во второй главе и о чём говорится в выводе по второй главе.

Так же на основании решения практических задач нами было установлено, что ролевая адекватность супругов имеет большую разницу у 53,3% семейных пар с детьми подросткового возраста, а у супругов с детьми дошкольного возраста большую разницу у 6,7% семейных пар. Такая разница ролевой адекватности супругов, как правило, говорит о неверном понимании семейных ролей и приводит к острым конфликтным ситуациям в семье, которая не позволяет установить теплые семейные отношения и не редко приводит к разрыву отношений. У 86,6% семейных пар с детьми дошкольниками имеют незначительные расхождения в ролевых установках, у супругов с детьми подростками, такие расхождения имеют 26,7% семейных пар. И 6,7% пар с детьми дошкольниками и 20% пар с детьми подростками имеют полное совпадение ролевой адекватности, что на наш взгляд говорит о правильной структурно-ролевой организации семьи и способствует установлению прочной семьи.

Таким образом, цель нашего исследования: «выявить структурно-ролевые особенности семьи с детьми дошкольного возраста» – нами достигнута.

Поставленные задачи выполнены. В ходе нашего исследования мы: 1) изучили научной литературы отечественных и зарубежных ученых по проблеме семьи;

2) рассмотрели особенности взаимодействия в молодых семьях;

3) проанализировали основные подходы к исследованию структурно-ролевой организации семьи;

4) организовали и провели эмпирическое исследование структурно-ролевой организации семьи с детьми дошкольного возраста;

5) выполнили анализ полученных результатов и сделали вывод:

По предварительным данным выдвинутая нами гипотеза о том, что «мы предполагаем, что существуют различия в структурно-ролевых особенностях семей, с детьми дошкольного возраста по сравнению со структурной организацией семей, находящихся на других стадиях жизненного цикла, т.е. с семьями, имеющими детей подростков» нашла свое подтверждение в наших таблицах, гистограмме и выводах.

Для количественного анализа различий между двумя выборками, по уровню количественно измеренного признака используем U-критерий Манна-Уитни. U-крите­рий Манна-Уитни позволит нам выявить есть ли различия в структурно-ролевых особенностях между двумя выборками по уровню признака.

Количественный анализ практического исследования позволил нам определить, что различий в согласованности семейных ценностей и уровнях ролевой адекватности, как между мужчинами и женщинами (супругами) одной выборки (как у родителей дошкольников, так и у родителей подростков), так и между супругами обеих выборок (родители дошкольников и родители подростков). Таким образом, гипотеза нашего исследования не подтвердилась.



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ



1. Конвенция о правах ребёнка от 20 ноября 1989 года/ Ратифицированная в СССР 13.06.1990, вступила в силу 02.09.1990. – М., 1991. – 27с.

2. Конституция РФ. Права и свободы человека и гражданина. Статья 38.2/ Официальный текст с изменениями от 09.01.1996, 10.02.1996, 09.06. 2001 и 25.07.2003г. – Гарболово: Издательский Дом А. Громова, 2005. – 32с.

3. Семейный кодекс РФ. Права и обязанности родителей. Статья 61.1. от 29.12.1995 № 223 – ФЗ/ ред. от 04.05.2011. – 63с.

4. Агеев B.C. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологии. 2006. № 2. – С. 152-158.

5. Алешина Ю.Е Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. – Изд. 2-е. – М.: Независимая фирма «Класс», 2004. – 208с.

6. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Зарубежная социальная психология ХХ столетия: Теоретические подходы. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 287с.

7. Андреева Т. В. Семейная психология: – СПб.: Речь, 2004. – 244с.

8. Андреева Т. В. Социальная психология семейных отношений. СПб.: СПбГУ, 2005 – 345с.

9. Бендас Т.В. Гендерная психология. – 2005. – 430с.

10. Берн Ш. Гендерная психология. – СПб.; М., 2001. – С. 119-120.

11. Бессонова. Т Л. Психологические особенности полоролевого самосознания и самопринятия личности студента педагогического вуза: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 2004.

12. Введение в гендерные исследования/ Костикова И. В. и др.: Под общ. Ред. И. В. Костиковой. – М.: Аспект Пресс, 2005. – 235с.

13. Визгина А. В., Пантилеев С. Р. Проявление личностных особенностей в самоописаниях мужчин и женщин// Вопросы психологии. – 2001. –№ 3. – С. 91-100.

14. Гамезов М.В. Возрастная и педагогическая психология – М.: Педагогическое общество России, 2004. – 509с.

15. Гендерные стереотипы в прошлом и настоящем/ Под ред. И.М. Семашко. – М. : ИЭН РАН, 2003. – 272с.

16. Гендерный калейдоскоп. Под ред. М.М. Малышевой. – И.: Академия, 2001. – 520с.

17. Грамматика супружеского общения// Семья. – 2003. – №24. – С. 11.

18. Гребенников И.В. Основы семейной жизни. – М.: Просвещение, 2001. – 158с.

19. Гуревич П.С. Психология личности/ Гуревич П.С. – М.: ЮНИТИ-ДАНА , 2009. – 559с.

20. Ермаков П.Н., Лабунская В.А. Психология личности/ Ермаков П.Н., Лабунская В.А. – М.: Эксмо, 2008. – 653с.

21. Зацепин В.И. О жизни супружеской. – М., 2004. – 159с.

22. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб., 2002 – 191с.

23. Качарян А.С. Личность и половая роль (симптомокомплекс маскулинности/фемининности в норме и патологии). – Харьков: Основа, 2004. – 127с.

24. Клецина И.С. Развитие гендерных исследований в психологии// Общественные науки и современность. 2002. № 3.

25. Ковалева С.В. Психология современной семьи/ «Этика и психология семейной жизни» – М.: Просвещение, 2005. – 208с.

26. Кон И.С. Психология половых различий// Психология индивидуальных различий – М.: МГУ, 2005. С.78-83.

27. Кулагин И.Ю. Возрастная психология: развитие от рождения до поздней зрелости – М.: ТЦ Сфера, 2004. – 464с.

28. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. – М.: Смысл, 2005. – 511с.

29. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций. М.: Смысл, 2002. – 533с.

30. Лидерс А.Г., Шабельников В.К. Вопросы психологии/ Всерос­сий­ская конференция «Проблемы современной российской семьи». 2003. – №6, С. 149-150.

31. Мананикова Е.Н. Психология личности/ Мананикова Е.Н. – М.: Дашков и К, 2009. – 220с.

32. Мид Дж. Г. Избранное: Сб. переводов/ РАН. ИНИОН. Центр социал. научн.-информ. исследований/ Сост. и переводчик В. Г. Николаев. Отв. ред. Д. В. Ефременко. – М., 2009. – 290с.

33. Морено, Я. Л. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе/ Пер. с англ. А. Боковикова. – Москва: Академический Проект, 2001, – 237с.

34. Петрова Р. Г. Гендерология и феминология – М.: Дашков и К, 2008. – 232 с.

35. Погольша В. М. Личное влияние и поло-ролевой стереотип// Ананьевские чтения-03: Тезисы научно-практической конференции. – СПб., 2003. – С. 132-133.

36. Пол и характер: мужчина и женщина в мире страстей и эротики: [пер. с нем.]/ Отто Вейнингер.-М.: Рекл.-изд. агентство "Форум XIX-XX-XXI", 2003. – 191с.

37. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. – Самара: БАХРАХ – М, 2006. – 672 с.

38. Психологический словарь/ авт. сост. В.Н. Копорулина, М.Н. Смирнова, Н.О. Гордеева, Л. М. Балабанова; Под ред. Неймера Ю.Л. – Ростов н/Д.: Феникс, 2003. – 640с.

39. Психология человека от рождения до смерти – СПб.: прайм – Еврознак. 2002. – 415с.

40. Райгородский Д.Я. Психология личности. Хрестоматия.-Самара. Изд. Дом «Бахрах-М»., 2008 – 467с.

41. Рубинов А.З. Семья, одиночество, любовь … – М.: Сов. Россия, 2006. – 188с.

42. Сермягина О.С. Эмоциональные отношения в семье. Социально- психологические исследования/ Отв. Ред. Л.Я. Гозман. – Кишинев: Штиинца, 2001. – 85с.

43. Столин В. В. Самосознание личности. – М., МГУ, 2001. – 767с.

44. Супружеская жизнь: гармония и конфликты./ Под ред. Г.Т. Богданова, Л.А. Богданович, А.М. Полева и др. – М.: Профиздат, 2002. – 173с.

45. Сысенко В.А. Супружеские конфликты. – М., 2003. – 127с.

46. Хоментаускас Г. Т. Семья глазами ребенка. – М.: Педагогика, 2005. – 160с.

47. Чекалина А.А. Гендерная психология. – М.: Ось – 89, 2006. – 256с

48. Шибутани Т. Социальная психология, Ростов н/Д. – 2002. – 544с.

49. Шмелева А.Г. Острые углы семейного круга: М.: Знание, 2004. – 93с.

50. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений. – М.: Апрель-Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. – С. 144 – 178.

51. Шнейдер Л.Б. Семейная психология. – М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2006. – 768с.



















ПРИЛОЖЕНИЕ





















Краткое описание документа:

Исследование структурно-ролевой организации семьи с детьми дошкольного возраста позволило мне наметить пути укрепления семьи как важнейшего института общества.                                                                                  Мной совместно с воспитателями родителям было предложено  посетить ряд занятий, где с ними проводилась работа по программе, направленной на коррекцию супружеских и детско-родительских отношений.

Так же мною были подобраны рекомендации для исследуемых мною супружеских пар находящихся в отношениях близким к критическим, т.е. имеющих склонность к кон­­фликтам.

 
Автор
Дата добавления 06.03.2015
Раздел Школьному психологу
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров624
Номер материала 424304
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх