Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Экзаменационный реферат на тему: «Книга «Сонетов» В. Шекспира как единое целое».

Экзаменационный реферат на тему: «Книга «Сонетов» В. Шекспира как единое целое».

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ





Экзаменационный реферат на тему:

«Книга «Сонетов» В. Шекспира как единое целое».





Подготовила: ученица 11 «Б» класса Ощепкова Ирина.

Проверила: учитель русского языка и литературы Ощепкова Татьяна Григорьевна.






МОУ СОШ №4

п. Победа, 1999 г.

Рецензия на экзаменационный реферат ученицы 11 класса Побединской МОУ СОШ № 4 Ощепковой Ирины по теме «Книга «Сонетов» В. Шекспира как единое целое».


Тема экзаменационной работы Ощепковой Ирины актуальна тем, что вызывает интерес в современном шекспироведении. Это отражено в первой главе работы: «Вопрос единства «Сонетов» В. Шекспира. Теории и полемика». Ученица сделала вполне удачную попытку обобщить существующие на этот счёт взгляды в литературоведении.

Свою работу Ощепкова Ирина строит на теории известного шекспироведа В. Разовой, ссылаясь также на мнение не менее известного литературоведа А. Аникста, последовательно доказывая единство цикла сонетов В. Шекспира.

Для достижения цели юный исследователь небезуспешно определяет основные и второстепенные темы «Сонетов»: тему любви, дружбы, красоты, времени и др. В процессе исследования автор реферата приходит к выводу, что все темы связаны общим лирическим героем.

В своей работе ученица попыталась рассмотреть образ героя в развитии. Все умозаключения, к которым она приходит, иллюстрируются текстами сонетов. Исследованию тематического единства книги «Сонетов» посвящена II глава – основная часть работы.

Ценно то, что ученица не остановилась на исследовании лишь фабульного содержания произведения, но доказывает целостность книги «Сонетов» В. Шекспира также общностью поэтического принципа великого драматурга. Юный исследователь умело работает со стихом, находит и интерпретирует интересные метафоры.

Структура данной работы отвечает поставленной цели и задачам исследования и состоит из Введения, двух глав, Заключения и Библиографии.

Выводы, к которым приходит Ощепкова Ирина в Заключении к работе, отвечают заявленным проблемам во Введении. Они вполне убедительны и логично доказаны в основной части реферата.

Недостатком данной работы является чрезмерное использование шекспировского текста. Слишком большие текстовые блоки, видимо, введены в работу с целью большей убедительности доказываемого. Однако это простительно для начинающего исследователя.

В целом работа отвечает всем требованиям к реферату и заслуживает высокой оценки.






Учитель русского языка и литературы _________ Т.Г. Ощепкова.


ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ.


  1. Вопрос единства «Сонетов» Шекспира. Теории и полемика.

  1. Книга «Сонетов» В. Шекспира как единое целое.

II.1. Основные темы книги «Сонетов» В. Шекспира

    1. Лирический герой и его Друг.

    1. Лирический герой и его Возлюбленная.

    1. Лирические отступления в книге «Сонетов» Шекспира.

II.2. Общность поэтического принципа книги. «Сонетов» Шекспира.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Список использованной литературы.

ВВЕДЕНИЕ.


Наша работа посвящена довольно интересной и спорной в кругу шекспироведов теме: «Книга «Сонетов» Шекспира как единое целое». Полагаем, эта формулировка нуждается в некотором уточнении. Книга «Сонетов» В.Шекспира – это не только некое общее в стиле, жанре, языке, тематике и сюжете, определяющее то целое, но и что-то такое, что составляет единое вообще с личностью Шекспира.

Работа состоит из Введения, двух глав и заключения. Первая глава: «Вопрос единства книги «Сонетов» Шекспира. Теории и полемика» – содержит историографию заданной проблемы. Здесь мы попытались осветить существующие на этот счет взгляды разных исследователей.

Нельзя сказать, что этой проблеме не было уделено внимания со стороны шекспироведов. Судьба «Сонетов» едва ли ни с их рождения интересовала и русских, и зарубежных исследователей. Другое дело, что именно такой постановке вопроса посвящено немного работ. Однако среди исследователей-шекспироведов, работавших в этой области, можно назвать М.Морозова, А. Аникста и А. Смирнова, исследования которых были отмечены как в отдельных статьях, так и в целых научных работах. Так же данной проблемы коснулись и многие другие литераторы, не являвшиеся подлинно шекспироведами. Их суждения нашли отражения в отдельных очерках и статьях.

Вторая глава: «Книга «Сонетов» В.Шекспира как единое целое» – является доказательством одной из теорий. Глава состоит из двух частей: «Основные темы книги «Сонетов» В. Шекспира» и «Общность поэтического принципа книги «Сонетов» В.Шекспира».

Цель нашего исследования заключается в том, чтобы рассмотреть сонеты Шекспира в контексте своеобразного единства.

Для достижения данной цели мы ставим следующие задачи:

1. Рассмотреть основные аспекты полемики известных шекспироведов по данному вопросу.

2. Постараться определить и проанализировать тематику «Сонетов».

3. Выявить общность поэтического принципа книги «Сонетов».

I. Вопрос единства книги «Сонетов» Шекспира. Теории и полемика.


Проблема единства шекспировских сонетов явилась предметом полемики между известными шекспироведами. В чем собственно состоит эта проблема? Дело в том, что мнения ученых разделились относительно того, можно ли утверждать, что сонеты Шекспира образуют единство сюжетного цикла. Одни ученые считают, что да, действительно один сонет является продолжением другого, проблема первого с наибольшей силой и наивысшим напряжением откликается в другом, что именно на этой основе возникает единение сонетов.

Таково мнение В. Разовой, видящей в сонетах Шекспира «гармоничное единство».1 Она также высказала мысль о единении шекспировских «Сонетов» через метафоричные приемы. Разработке этой стороны вопроса посвятил свою статью А. Аникст, указавший на объединяющую метафоричность сонетов Шекспира. Ученый видел единство шекспировских сонетов лишь в общности поэтического принципа.

Другие исследователи считали, что ни о каком единстве вообще не может быть речи. Каждый сонет – это законченное поэтическое произведение.

Такой точки зрения придерживался М. М. Морозов. В одной из статей своей книги «Избранные статьи и переводы» исследователь утверждал, доказывая путем тщательного, но, по мнению других ученых, одностороннего анализа, что сонеты Шекспира не образуют единого сюжетного цикла. Справедливость данной теории он объяснил тем, что слишком различны сонеты и по настроению и по самому характеру выраженных в них мыслей и чувств. Он уверенно склонялся к тому предположению, что Шекспир ведет в них речь не о двух, а о многих лицах; что отражают они самые различные факты столь мало известной нам биографии великого драматурга и поэта, так как они были написаны в разное время и в разных обстоятельствах жизни. Откуда, например, известно, размышляет Морозов, что подавляющее большинство сонетов обращено к одному другу? Почему не предположить, что многие из этих сонетов воспевают возлюбленную? Ведь в ту эпоху у дружбы и у любви был единый язык. Поскольку на английском языке прилагательные не имеют родовых окончаний, тексты сонетов в подавляющем большинстве случаев не дает нам ясного ответа, и русскому переводчику шекспировских сонетов приходится тут полагаться лишь на собственное чутье.2

Таким образом, тут же возникает другой вопрос, так же явившийся спорным. Это различные мнения о том, являются ли сонеты Шекспира лишь плодом его воображения, или описанные события и чувства действительно были пережиты поэтом и посвящены конкретным лицам.

Заметим, теория о том, что большинство шекспировских сонетов воспевает друга, была впервые выдвинута английским шекспироведом Мэлоком лишь в конце XVIII века. До этого господствовало мнение, что в большинстве своих сонетов Шекспир говорит о своей возлюбленной. Морозов утверждал, что все эти теории неправильно расценивали сам жанр шекспировских сонетов. Но соглашался с тем, что сюжеты выросли из личных переживаний.3

Флетчер же заявил в предисловии к своему сонетному циклу, что "можно писать о любви, не будучи влюбленным, как можно писать о сельском хозяйстве и самому не ходить за плугом".4 А в XVIII в. английский шекспировед Стивенс не увидел в сонетах Шекспира ничего, кроме аффектации и бессмыслицы.

Известный немецкий шекспировед Делиус утверждал, что Шекспир пережил все то, что описано в сонетах лишь в воображении. Некоторые другие иностранные шекспироведы считали, что шекспировские сонеты являются либо мадригалами, написанными к случаю, либо риторическими упражнениями.

Иного мнения держались поэты-классицисты. По мнению Гёте, «в шекспировских сонетах выстрадано каждое слово». Вордсворт назвал сонеты «ключом, которым Шекспир отпер свое сердце». Белинский относил шекспировские сонеты к «богатейшей сокровищнице мировой поэзии».

А. Аникст в одной из вступительных статей к сборнику шекспировских произведений говорил о дворянском интересе, представляемом сонетами. По его мнению, в этих сонетах намеками отражена сложная история дружбы и любви поэта. Не известны имена юноши, который вызывал такое восхищение поэта, ни той смуглой красавицы, которая истерзала его душу своей изменой. Но, по-видимому, во всей этой истории есть значительная доля личного, пережитого самим Шекспиром.

Но также Аникст утверждает, что между биографиями поэтов и их стихами прямого соответствия нет. Обобщая свой жизненный опыт в своих творениях, Шекспир что-то усиливает, что-то ослабляет, и поэтому в качестве биографических документов поэтические творения весьма не точны.

Таковы наиболее популярные теории о единстве сонетов Шекспира и мотивах их написания.

Данный материал еще раз подтверждает мысль, высказанную нами во вступительной части нашей работы: обсуждение этой проблемы имело место в полемических кругах шекспироведов. А данная работа говорит об актуальности темы и сегодня.

Полагаем, необходимо сказать, что нам ближе теория, высказанная В. Разовой, и следующим этапом нашего исследования будет последовательное и разносторонние доказывание того факта, что сонеты Шекспира являются единым гармоничным целым.

II. Книга «Сонетов» В. Шекспира как единое целое.


Первым этапом нашего исследования будут размышления о том, как факт автобиографичности может объединять все сонеты Шекспира. Дело в том, что, если мы будем придерживаться мнения ученых, считавших сонеты Шекспира своего рода личным дневником (то есть описанные события, имели место в жизни поэта), то только одно это может объединить все стихи данного сборника в целостное произведение. И даже если первые два героя «Сонетов» не являются постоянными лицами, а представляют собой калейдоскоп возлюбленных и друзей, то так или иначе, единство сонетов обусловлено третьим героем сборника – Поэтом, самым главным участником событий. Таким образом, перед нами картина жизни, перипетии судьбы, разнообразные переживания лирического героя.

Казалось бы, этого объяснения вполне достаточно, чтобы утверждать достоверность поставленной проблемы. Однако нельзя забывать о других образах и условиях. Необходимо всестороннее исследование данного цикла.

Лирический герой сонетов раскрывается как бы в трех измерениях.

Первое. Самый крупный массив сонетов представляет собой историю отношений лирического героя с его Другом.

Второе. Немного меньшая часть стихотворений повествует о его любви к черноокой женщине.

Третье. Небольшая тематически объединенная группа сонетов, в которых отражена оценка искусства, современных нравов и общественных отношений.

Литературовед А. Аникст справедливо указал на то, что у Шекспира нет жесткой и последовательной схемы расположения сонетов и развития перечисленных выше тем: «даже поверхностное ознакомление приводит к выводу, что логика лирического сюжета не везде выдержана».5

Таким образом, сонеты сложились в единый цикл, но единство здесь не столько сюжетное, сколько идейно-эмоциональное. Оно определяется личностью их лирического героя – того, от чьего имени написаны все эти стихи.


II.1. Основные темы книги «Сонетов» В. Шекспира.


В основном «Сонеты» складываются в лирическую повесть о страстной дружбе поэта с прекрасным юношей и не менее страстной любви некрасивой, но пленительной женщине. Мы узнаем далее, что друг и возлюбленная поэта сблизились и оба, таким образом, изменили ему. Но это не убило в нём ни привязанности к Другу, ни страсти к Возлюбленной.

Такова фабула шекспировского цикла сонетов.



1.1. Лирический герой и его Друг.

Теперь попробуем доказать, что тема дружбы в данном произведении объединена единственным образом Друга, что сюжет и эмоции связанны именно и лишь с ним и лирическим героем. То есть рассмотрим данную тему в движении.

Сонеты, посвященные другу, имеют несколько тем. Первые девятнадцать сонетов на все лады толкуют об одном и том же: друг должен жениться для того, чтобы его красота ожила в потомках.

Начало беседы напоминает товарищеское наставление: лирический герой убеждает друга, что он обязан продлить свою красоту и саму жизнь в детях, ибо «одинокий путь подобен, смети»(8,127).6


Когда твое чело избороздят

Глубокими следами сорок зим, –

Кто будет помнить царственный наряд,

Гнушаясь жалким рубищем твоим?


И на вопрос: «Где прячутся сейчас

Остатки красоты веселых лет?» –

Что скажешь ты? На дне угасших глаз?

Но злой насмешкой будет твой ответ.


Достойней прозвучали бы слова:

«Вы посмотрите на моих детей.

Моя былая свежесть в них жива.

В них оправданье старости моей».


Пускай с годами стынущая кровь

В наследии твоем пылает вновь!

(2,125)


Простейший бытовой факт поднимается здесь Шекспиром на философскую высоту. Через всю группу сонетов проходит противопоставление бренности Красоты и неумолимости Времени– всё рождающее расцветает, а затем обречено на увядание и смерть. Однако Время может уничтожить лишь одно существо, но Жизнь будет продолжаться.

Поэт и взывает к другу выполнить закон жизни и победить Время, оставив после себя сына, который унаследует его красоту.


Пусть красота живет не только ныне,

Но повторит себя в любимом сыне.

(10, 128)


Но есть еще одно средство борьбы со Временем и его дает искусство. Оно также обеспечивает человеку бессмертие. Свою задачу поэт и видит в том, чтобы в стихах оставить совершенство, какое являл собой его прекрасный друг.


Ты притупи, о время, когти льва,

Клыки из пасти леопарда рви,

В прах обрати земные существа

И феникса сожги в его крови.


Зимою, летом, осенью, весной

Сменяй улыбкой слезы, плачем – смех.

Что хочешь делай с миром и со мной, –

Один тебе я запрещаю грех.


Чело, ланиты друга моего

Не борозди тупым своим резцом.

Пускай черты прекрасные его

Для всех времен послужат образцом.


А коль не жаль его ланит,

Мой стих его прекрасным сохранит!

(19,132)

В целом ряде сонетов лирический герой с восхищением отзывается о незаурядной красоте своего друга, о его особом совершенстве:


Лик женщины, но строже, совершенней

Природы изваяло мастерство,

По-женски ты красив, но чужд измене…

(20,132)


Великодушье, знатность, красота,

И острый ум, и сила, и здоровье –

(37, 140)


Эти описания даны цепочкой в разных сонатах по нарастающей. Женственность не исключает и такого мужского достоинства друга, как доблесть, о которой говориться в семнадцатом сонете.


Как мне уверить в доблестях твоих

Тех, до кого дойдет моя страница?

(17, 131)


Вместе с экспрессией описания с семнадцатого сонета усиливается мотив, ранее звучавший приглушенно: невозможность существовать без друга. Лирический герой стремится стихом своим продлить скоротечное существование друга:


Но пусть мой стих, как острый нож садовый,

Твой век возобновит прививкой новой.

(15,131)

Тут Шекспир полностью сливается со своим лирическим героем.

Платонический характер дружбы, особенно вырисовывается в той группе сонетов, которые посвящены разлуке (24, 44 – 47, 50, 51).

Когда бы мыслью стала эта плоть, –

О, как легко, наперекор судьбе,

Я мог бы расстоянье побороть

И в тот же миг перенестись к тебе.


Будь я в любой из отдаленных стран,

Я миновал бы тридевять земель.

Пересекают мысли океан

С той быстротой, с какой наметят цель.

(44, 144)


Не тело, а душа тоскует об отсутствующем друге, и память вызывает мысленным взором поэта его прекрасный лик. Тема разлуки с большей силой слышится в сонете 44, и далее она становится основной. Даже в отсутствии друг постоянно остается живой реальностью поэта.

Если вначале друг изображался как воплощение всех совершенств, то, начиная с 33 по 96 сонет, его светлый облик омрачается. Это выражено символически:


Так солнышко мое взошло на час,

Меня дарами щедро осыпая.

Подкралась туча хмурая, слепая,

И нежный свет любви моей угас.

(33, 139)


Какие же тучи омрачали эту дружбу? Об этом мы узнаем из сонета 41:


Хорош собой – соблазну ты открыт.

(41,142)


Мы не будем следить за всеми перипетиями в отношениях между другом и поэтом. Первый пыл дружбы сменился горечью разочарования, наступило временное разочарование. Но чувство любви все же победило, в конце концов.

Возникает вопрос: что же это если не сонетное единство?

Итак, поэт прощает другу даже то, что он отнял у него возлюбленную. Для него тяжелее лишиться его дружбы, чем ее любви.


Тебе, мой друг, не ставлю я в вину,

Что ты владеешь тем, чем я владею.

Нет, я в одном тебя лишь упрекну,

Что пренебрег любовью ты моею.

(40, 142)


1.2. Лирический герой и его Возлюбленная.

Таким образом, рядом с темой друга через всю книгу проходит другая, не менее важная и целостная тема. Это тема любви. Рядом с лирическим героем не только прекрасный Друг, но и Возлюбленная. Как же развивается любовная тема в «Сонетах»?

Черноокой женщине посвящена значительная группа сонетов, начиная с 127 по 152. Если Друг изображен как существо идеальное, то Подруга поэта вполне земная, о чем и говорит знаменитый 130 сонет.


Её глаза на звезды не похожи,

Нельзя уста кораллами назвать,

Не белоснежна плеч открытых кожа,

И черной проволокой вьется прядь.


С дамасской розой, алой или белой,

Нельзя сравнить оттенок этих щек.

А тело пахнет так, как пахнет тело,

Не как фиалки нежный лепесток.


Ты не найдешь в ней совершенных линий,

Особенного света на челе.

Не знаю я, как шествуют богини,

Но милая ступает по земле.


И все ж она уступит тем едва ли,

Кого в сравненьях пышных оболгали.

(130, 183 – 184)


Штампованным признаком красоты Шекспир противопоставляет реальный женский образ, и если его Возлюбленная отнюдь не идеальна, то в этом сонете он не предъявляет ей никаких упреков за то, что она обыкновенная женщина.

Но из следующих сонетов мы узнаем, что и характер смуглой леди еще более далек от идеала, чем внешность. Любимая способна на измену. Её легкомыслия не знают границ. Казалось бы, что после такой ожесточенной критики о любви и говорить нечего. Но в том-то и дело, что лирический герой, признавая несовершенство этой женщины, тут же клянется ей в любви и взывает к её милости.

Но в других стихотворениях мы узнаем, что возлюбленная «прихоти полна» (131), что она терзает его и друга «прихотью измен» (133), и горечь охватывает его, когда он вынужден спросить себя:


Как сердцу моему проезжий двор

Казаться мог усадьбою счастливой?

(137, 187)


И все же поэт продолжает ее любить:


Мои глаза в тебя не влюблены, -

Они твои пороки видят ясно.

А сердце ни одной твоей вины

Не видит и с глазами не согласно.

(144, 188)


Чувства поэта становятся крайне сложными. Смуглянка неудержимо влечет его к себе. Даже познав её неверность, он сохраняет привязанность к ней. В их отношениях воцаряется ложь:


Я лгу тебе, ты лжешь невольно мне,

И, кажется, довольны мы вполне!

(138, 187)

Таким образом, сонеты к Другу и сонеты к Возлюбленной – это как бы два отдельных цикла. Но между ними есть видимая связь.

Какой огромный контраст между чувствами к Другу и к Возлюбленной. Там даже боль и горечь светлы, здесь обиды становятся непереносимыми, и любовь превращается в страшную муку.

Мало того, что смуглая дама перевернула всю душу поэта, она отравила также сердце Друга. Виной всему чувственность. Она отуманивает разум и мешает способности видеть людей и мир в их истинном свете.7


Любовь слепа и нас лишает глаз.

(137, 186)


Трудно сказать, каков итог всей лирической истории. Если можно было бы быть уверенным в том, что расположения сонетов отвечает хронологии событий, то вывод получится трагический, потому что завершается весь цикл проклятиями той любви, которая принижает человека, заставляет мириться с ложью и самому быть лживым. Этого не меняют и два заключительных сонета (153 и 154), написанных в традиционной манере обыгрывания мифологического бога любви Купидона. Но можно думать, что история со смуглой дамой вторглась где-то в середине истории дружбы, и тогда итоги следует искать где-то между 97 и 126 сонетами, может быть в сонете 109.8 Чувственная любовь, вторгается в сделанные отношения между поэтом и другом, обоим принесла обиды, боль и разочарования. Прибеженцем после пережитых страданий является возобновленная дружба, которую испытания сделали еще прочнее.


Меня неверным другом не зови.

Как мог я изменить иль измениться?

Моя душа, душа моей любви,

В твоей груди, как мой залог хранится.


Ты – мой приют, дарованный судьбой.

Я уходил и приходил обратно

Таким, как был, и приносил с собой

Живую воду, что смывает пятна.

(109, 173 – 174)


Так или иначе, развивался сюжет, но до подобного осмысления «Сонетов» можно дойти, только если рассматривать их как единственное, неделимое целое. Поэтому версия о риторических упражнениях терпит, таким образом, поражение, так как на наш взгляд, некоторые повторы в сюжете вызваны не подбором нужного варианта, а нагнетанием обстановки, движением по нарастающей экспрессии чувств.



1.3. Лирические отступления в книге «Сонетов» Шекспира.

Есть, однако, отдельные сонеты, не связанные ни с темой дружбы, ни с темой любви. Это просто лирические размышления поэта о разных жизненных вопросах. Эти сонеты кажутся более глубокими и более зрелыми, чем те, которые посвящены воспеванию юного Друга.

Шекспир ломает установившиеся каноны в использовании сонетной формы. Его английские современники и иностранные мастера, у которых он учился, строго придерживались единства темы в своих сонетных циклах. Шекспир же не только в целом ряде сонетов развивает несколько тем, показывает столкновение идей или построений, раскрывая динамику характера, но подобное сплетение тем прослеживается и в рамках отдельных сонетов.

Общее трагическое звучание сборника сонетов определяется не только невзгодами любви героя к другу и женщине, но также причинами более общезначительными. Уже в сонете 19 впервые появляется понятие враждебного человеку времени, которое «тупым своим резцом» беспощадно бороздит «ланиты друга». Далее эта тема усиливается, то, развиваясь в реалистических деталях характеров, то вновь выливаясь абстрактно-общественную форму.

Вот несколько примеров. В 28 сонете жалоба: «отвергнутый судьбой», в 29 сонете герой заявляет, что он «в раздоре с миром и судьбой», в 50 сонете он утверждает, что будущее бесперспективно:


Я думаю, с тоскою глядя вдаль:

За мною – радость, впереди – печаль.

(50, 147)


Наиболее сосредоточенно враждебная действительность противостоит человеку в известном 66 сонете, общий вывод которого: «все мерзостно, что вижу я вокруг», – основан на собранных воедино характерных нравов. Поэт глубоко потрясен воспевающей силой ханжества, лжи и лицемерия.

Порочность общественных нравов и в гнусном насилии над искусством («вдохновения зажатый рот»).

Таким образом, мы имеем дело еще с одним составляющим сюжетное целое компонентом. Тема поэта занимает важное место в лирики Шекспира. Поэт уверен, что его служение людям – истинное счастье, что его любовь должна быть увековечена в стихе; так интимная тема перерастает в общечеловеческую.

Весь цикл сонетов дает ответ на кардинальный вопрос эстетики Шекспира: главный предмет искусства – это человек, его духовная и физическая красота, его думы и переживания, его отношения с другими людьми. Но над человеком, как и над всей природой, действует непреодолимая сила – Время, которое безжалостно разрушает красоту человека и ведет его к смерти. И только искусство может вступить с ним в соревнование, только черная сторона поэта может сделать вечно юным сияние красоты дорогих ему людей.9

Так тема дружбы невольно переплетается с темой поэзии.

Тема нетленности произведений искусства, составляющая главное содержание целого ряда сонетов (55, 60, 63-65), дополняется в 107 сонете гордым сознанием того, что сам поэт будет бессмертным в своих творениях.


В моих стихах и ты переживешь

Венцы тиранов и гербы вельмож.

(107, 173)


И вдруг в 111 сонете Шекспир говорит о клейме, наложенном на него его профессией. Понять это трагическое противоречие можно лишь, представив себе отношение тогдашнего общества к разным видам поэтического творчества. Таким образом, в сонете 111 мы слышим крик души драматурга, возмущенного тем положением, которое занимал театр в его время.

Наконец, важнейшая сторона эстетики Шекспира раскрывается в тех сонетах, где содержится полемика поэта со своими литературными противниками (21, 82, 85 ) – полемика, в которой нетрудно ощутить борьбу различных направлений в английской поэзии того времени.

Вроде бы никакой связи между этими и всеми остальными сонетами нет, они своего рода лирические отступления от сюжетной конструкции. Однако у всех шекспировских сонетов есть одна важная общая черта, характерная для творческого почерка поэта. Она состоит в напряженном драматизме, которым насыщен каждый сонет. В нем обязательно присутствует острый конфликт, который, как правило, разрешается в двух последних строках сонета четким афористическим изречением.

Надо думать, что каждый сонет в законченной форме передает одно настроение. Он независим от других сонетов и в то же время связан с ним. Настроение героя может меняться, отношение к любимым людям тоже. И вообще мы не обнаружим никакого «несоответствия», если примем во внимание, что все сонеты Шекспира объединены уже доверием и любовью к человеку: он любит в человеке человека, зная, что нет людей без изъянов.

Таковы отдельные элементы лирического сюжета, их внутренняя связь и зависимость от настроений, выраженных в других сонетах.



II.2. Общность поэтического принципа книги «Сонетов» Шекспира.


Шекспир оставил нам много загадок, и, пожалуй, самая трудная из них – его «Сонеты». С какой стороны не подойдешь к ним, наталкиваешься на вопросы. Их так много, что все не перечислишь. Это и время создания «Сонетов», это и вопрос об их автобиографичности, и множество подвопросов, с ними связанных. Но нас интересует, можно ли считать, что взятые вместе, «Сонеты» содержат связный и последовательный поэтический рассказ.

Исследователей и вдумчивых читателей интересовало в «Сонетах» и многое другое. Как всегда, когда речь идет о Шекспире, воображение критиков находило нишу для самых невероятных предположений, по поводу которых шли и идут многолетние споры. Но мы остановимся лишь на одном из них.

Кроме тематического единства сонетов, даже если в нем и существуют некоторые различия между отдельными группами сонетов, кроме объединяющих их драматизма, доверия и любви к человеку, выделится еще один немаловажный фактор – общность поэтического принципа. По словам А. Аникста, «Сонеты» Шекспира от начала до конца метафоричны. Они наполнены сравнениями, уподоблениями, и никакое явление жизни не представлено в них в плоском отражении. Красочность образов Шекспира поразительна.10 Большие заслуги в изучении стиля шекспировских сонетов принадлежат советским исследователям: М. Морозову, А. Смирнову, А. Аниксту и другим.

Исследователи, прежде всего, отмечают насыщенность сонетов метафорическими оборотами, которые строятся на материале природы, истории или искусства.

Для каждого героя автор создает свой мир образов, свою систему художественного выражения.11

Метафоры играют большую роль в этой системе, так как в них находится «ценный наглядный материал для психологической характеристики созданных Шекспиром лиц».12 Множество образов, возникающих в каждом сонете, спаяны внутренним единством, которое достигается слитностью идеи и образа.

Метафоры в сонетах многозначны. Например, сонет 34 может быть воспринят как описание досадного случая, когда поэт вместе с любимой отправился в путь без плаща и был застигнут бурей. Но благодаря метафорам все, что произошло, приводится в этический план. Любимая побудила тронуться в путь без плаща, позволила «низменным» облакам захватить их в пути, «скрыла» в их «гнилостном дыме» свою дерзость. Напрасно она, как солнце, проглядывая сквозь облака, старалась осушить дождь на его «исхлестанном бурей» лице – ведь нельзя назвать бальзамом средство, если оно «лечит рану», но не исцеляет от «позора». Все эти образы полны тревожного драматизма. Они вызывают представление о каком-то нравственном падении, поэт намекает, что причиной падения была его спутница. Но финал сонета – оправдание любимой: её слезы – «жемчуг» такой дорогой, что он может служить выкупом за все дурные дела.

В следующем сонете та же тема оправдания совершенного греха, но это оправдание выражено в целой последовательности сравнений и метафор: у роз есть шипы, в серебристых фонтанах скрыта грязь, обмана и затмения «пятнают» солнце и луну, «отвратительный червь живет в сладчайших почвах».

В другом сонете снова возникают метафоры, связанные с темой борьбы: сила, хитрость, ранение, защита, враги (сонет 139).

Метафора любовных сонетов часто связаны с будничными, обыденными явлениями, что придает описанию жизненную достоверность. Вот, например, жанровая сцена: хозяйка старается поймать убегающую курицу, забыв о ребенке, который ас плачем пытается за ней бежать – и сразу же метафора пояснила: так и ты преследуешь того, кто от тебя бежит, а я, твое дитя, пытаюсь тебя догнать (сонет 143). В нескольких сонетах, убеждая друга жениться, поэт советует ему «возделать девственные сады», «сохранить сокровище своей красоты» – «ведь нет красавицы, чье невозделанное чрево отвергнет с презрением твою вспашку». Многие метафоры построены на ассоциациях из сельской жизни, в нескольких сонетах развивается метафора «любовь-аппетит»:


Проснись, любовь! Твое ли острие

Тупей, чем жало голода и жажды?

(56, 149)


и далее образная картина завершается советом: «не убивай любви постоянной скупой».

Метафора «любовь-болезнь» не содержит в сонетах Шекспира элемента этического осуждения, «болезнь» воспринимается, скорее как «лихорадка», слабость плоти, «осаждающая кровь», «глубокая рана в сердце», в столкновении с любовью разум оказывается бессилен:

Любовь – недуг. Моя душа больна

Томительной, неутомимой жаждой.

(147, 191)


Еще сильнее изображено порабощение разума чувственностью в сонете 129, где уже присутствует этическое начало:


Издержки духа и стыда растрата -

Вот сладострастье в действии…

(129, 183)


Чувство поэта связано не только с нравственными представлениями в обществе, но и с отношениями в мире политики– многие метафоры возникают именно из мира государственной жизни.

В 125 сонете возникает политический образ: «Прочь, надменный доносчик! Верная душа, даже обвиненная, не подвластна твоему контролю».

Таким образом, рядом с привычными поэтическими ассоциациями у Шекспира часто встречаются образы и сравнения неожиданные и на первый взгляд даже непоэтичные. Это образы, взятые из повседневной жизни, сравнения и уподобления с фактами, которые сами по себе не считаются поэтичными.

В сонете 23 поэт, оправдывался, что он молчит и не находит слов для выражения чувств, уподобляет себя актеру, забывшему свою роль, и этот образ напоминает нам о профессии самого Шекспира. В следующем сонете (24) он уподобляет свои глаза художнику – граверу, который на дощечке сердца запечатлевает облик любимого существа.

В сонете 30 основу образа составляет судебная процедура: свою память поэт уподобляет сессии суда, на которую вызываются в качестве свидетелей воспоминания, и таким образом, воссоздается облик отсутствующего друга.

В сонете 48 любовь сравнивается с сокровищем: поэт не позаботился запереть его в шкатулку, и вор похитил его. В сонете 52 другой вариант того же сравнения: поэт, как богач, хранит сокровища своих чувств в шкатулке и в любое время может отомкнуть ее, чтобы насладиться зрелищем, хранящимся там драгоценностей. В сонете 74 смерть уподобляется аресту, от которого нельзя освободиться таким образом – ни выкупом, ни залогом, ни отсрочкой.

В ряде сонетов метафора развертывается в целую цепь образов, как, например, в сонете 75:

С тобой веду я бесконечный спор,

Как со своей сокровищницей скряга.

То счастлив он, то мечется во сне,

Боясь шагов, звучавших за стеною.

То хочет быть с ларцом наедине,

То рад блеснуть сверкающей казною

(75, 158)


Иногда в одном сонете метафоры нагромождаются друг за другом (125).

Мы далеко не исчерпали ни содержания сонетов, ни особенностей их поэтической формы. Однако на основании данного исследования можно сделать вывод: значительные мысли, и большие чувства сплетены в них воедино чарами поэзии.13

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.


Взятые в целом, сонеты Шекспира представляют собой вершину лирической поэзии эпохи Возрождения. Блестящее сочетание совершенной художественной формы с богатым идейным содержанием сделало сонеты Шекспира замечательным эстетическим памятником далекой эпохи, в которой великий гуманист поведал потомству о своих самых интимных и глубоких переживаниях и запечатлел историю души передового человека английского Возрождения.

Сонеты Шекспира – произведения глубоко лирические. В них и картины природы, и дружеские послания, и полемика с другими поэтами, гимны любви и дружбы, и признания в греховной страсти, чередующиеся с взрывами искреннего раскаяния, – разнообразная гамма чувств и мыслей. Автор, его друг и «смуглая дама» – герои сонетов, писем в стихах. В каждом таком письме-монологе слышится взволнованный голос человека, живущего богатой духовной жизнью, озаренного большим чувством любви, которая спасает его от тяжелых ударов судьбы.

Таким образом, мы можем утверждать, что сонеты Шекспира представляют собой гармоничное единство, отражая всю противоречивость и сложность человеческих чувств.

Сонеты Шекспира представляют собой единое целое по ряду причин: они объединены главным героем, образами и понятиями с ним связанными, драматизмом, пронизывающим каждый сонет, единым поэтическим принципом, а также важнейшей стороной этики Шекспира: доверием и любовью к человеку. И еще одно неопровержимое доказательство единства шекспировских сонетов – это голос самого поэта: в сонете 23 Шекспир сам называет свой поэтический рассказ книгой:

Так пусть же книга говорит с тобой.

Пускай она, безмолвный мой ходатай,

Идет к тебе с признаньем и мольбой

И справедливой требует расплаты.

(23, 134)


Список использованной литературы.


1. Аникст А. Лирика Шекспира// Шекспир У. Сонеты. – М., 1984.

2. Аникст А. "Сонеты " Шекспира// Шекспир У. Сонеты. – М., 1979.

3. Аникст А. "Сонеты" Шекспира// Шекспир У. Сонеты. – Хабаровск, 1987.

4. Аникст А. Творчество Шекспира. – М, 1963.

5. Аникст А. Шекспировские чтения, 1976. – М, 1977.

6. Беларов Р. Рассказы старых переплетов. – М, 1985.

7. Борисов Ю. "В любви и в слове – правда, мой закон". (О "Сонетах" Шекспира)// Шекспир В. "Сонеты". – Сатаров, 1980.

8. Дроздова А., Мельникова С. Ленинградские шекспировские чтения// Вопросы литературы – 1985, – №12.

9. Дубашинский И.А. Вильям Шекспир: Очерк творчества. – 2-е издание, переработанное. – М., 1978.

10. История зарубежной литературы. Раннее средневековье и Возрождение/М. Алексеев и др. издание 2-е – М., 1959.

11. Керимбекова М.Р. Перевод как фактор литературных взаимосвязей – Фрунзе, 1982

12. Модестова Н. В.Шекспир// Шекспир В. Пьесы. Сонеты. – Киев, 1986.

13. Муравьева Н. Шекспир.// Муравьева Н., Тураев С. Западноевропейская литература. – М., 1956.

14. Огнев В.Ф. О сонетах Шекспира (Заметки)// Огнев В.Ф. Горизонты поэзии. – М., 1982.

15. Очаковская М. Возвышенное и земное. – Талин, 1978.

16. Сабанцева М.Т. Литературная полемика в сонетах Шекспира// Нравственно-гуманистическая проблематика и художественные искания литературы. – Хабаровск, 1977.

17. Урнов Д.М. Современник из Стретфорда// Шекспир У. Трагедии; Сонеты. – М., 1980.

18. Хубиев М.А. Бессмертие любви (к вопросу интерпретации сонетов В.Шекспира). – Севастополь, 1975.

19. Шведов Ю. У.Шекспир// Шекспир У. Трагедии; Сонеты. – М., 1977.

20. Шекспир В. Избранное. В 2-х ч. – М., 1984.


1 Шекспир в мировой литературе/ Сборник статей. Статья В. Разовой - М.,1964, с…

2 См. об этом М.М. Морозов/ Избранные статьи и переводы – М., 1954, стр.279.

3 См. об этом М.М. Морозов/ Избранные статьи и переводы – М., 1954, стр.279-280.

4 См. об этом М.М. Морозов/ Избранные статьи и переводы – М., 1954, стр. 280.

5 См. статью А. Аникста "Поэмы, сонеты, стихотворения Шекспира" в 8-м томе собр. соч. Шекспира стр. 580

6 Цитируются сонеты в переводе С. Маршака. См. Шекспир /Избранное часть II. Ссылки следуют в тексте: первая цифра означает номер сонета, вторая – страницу, на которой он напечатан.

7 А. Аникст./ Творчество Шекспира – М., 1963, стр. 326

8 А. Аникст./ Творчество Шекспира – М., 1963, стр. 326

9 См. об этом Ю.Ф. Шведов Вильям Шекспир / Исследования – М., 1977

10 См. об этом В. Шекспир/ Трагедии – Сонеты/ Вступительная статья А. Аникст – М., 1968

11 В. Разова / "Сонеты" Шекспира в русских переводах из сборника Шекспир в мировой литературе – М.-Л., 1964

12 М. Морозов/ Метафоры Шекспира как выражение характеров действующих лиц - "Шекспировский сборник 1947", ВТО, М., 1947, стр. 241

13 В. Шекспир/ Избранное/ Вступление статья А. Аникста сонеты – М., 1984, стр. 121, 122

Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 25.09.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров394
Номер материала ДВ-009841
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх