Выдаём удостоверения и дипломы установленного образца

Получите 5% кэшбэк!

Запишитесь на один из 793 курсов и получите 5% кэшбэк стоимости курса на карту

Выбрать курс
Инфоурок Литературное чтение КонспектыЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВОСПРИЯТИЯ ИНАКОВОСТИ МЕДЕИ В РОМАНЕ К. ВОЛЬФ*

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВОСПРИЯТИЯ ИНАКОВОСТИ МЕДЕИ В РОМАНЕ К. ВОЛЬФ*

Скачать материал
библиотека
материалов

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВОСПРИЯТИЯ ИНАКОВОСТИ МЕДЕИ В РОМАНЕ К. ВОЛЬФ*

 

 

Рассматриваются формы воплощения образа Медеи как «иной»/«другой» в постмодернистском романе К. Вольф, анализируются особенности повествовательной структуры, строящейся

на сочетании точек зрения персонажей, выражающих свое отношение к инаковости главной героини.

Ключевые слова: эмоциональность, иной, другой, миф, интерпретация.

 

 

В XX в. в науке концептуализируется понятие «иной», терминологически близкими которо-     му оказываются понятия «чужой»/«другой». Внимание к Другому является важнейшим аспектом современного постмодернистского мышления, где подчеркивается многоголосие культурных  ми- ров. Литература также меняет свое отношение к Иному. «Иной» понимается в значении «не такой, как я», не похожий, но доступный для понимания, познания, не тот, кого необходимо уничтожить,     а тот, кого нужно познать. Важным аспектом этой проблемы становится осмысление женщины как Другого. Вновь возросший интерес к исследованию «другости»/«инаковости» женщины связан с раз- витием феминистских и гендерных исследований.

Иной в контексте нашего исследования – это человек, субъективность которого может состоять из нескольких типов и/или постоянно видоизменяться, который осознает и принимает множественную реальность.

Немецкая писательница Криста Вольф обращается к мифологическим образам, которые изна- чально противоречивы. Ее роман «Медея. Голоса» написан в форме чередующихся монологов героев. Шесть «голосов», сменяя друг друга, разноаспектно выявляют суть происходящих событий с разной степенью эмоциональности. Известно, что Медея в древнегреческой мифологии – волшебница, дочь Колхидского царя Эета и океаниды Идии, внучка Гелиоса. На сегодняшний день существует две вер- сии концовки мифа об аргонавтах. Более ранняя версия гласит, что детей Медеи убили коринфяне. Бо- лее позднюю версию мы знаем из трагедий Еврипида и Сенеки, когда Медея убивает своих детей сама. Криста Вольф решает интерпретировать первоначальную версию.

Обращение Вольф к мифологическим образам – это одна из граней ее писательской индивидуаль- ности, связанная со стремлением определить место женщины в современном мире. Писательница го- ворила в своем интервью с журналистами в Бонне 23 февраля 1997 года: «Медея» – история женщины в мужском мире: то, что делает из нее мир мужчин. Для самой писательницы – это «попытка извлечь чью-то фигуру из ее времени, понять ее, вылущить, бросив при этом и вполне критический взгляд    на ступени, которые она уже прошла в творении великих поэтов» [2, с. 183].

К главной героине каждый герой романа относится по-разному. Она способна разжечь в людях са- мые различные эмоции: любовь, ненависть, страх, зависть. Но самым сильным противником для Медеи является весь город Коринф. Для жителей Коринфа Медея иная: «Коринфяне говорят: всякая женщина, если она пробует жить своим умом, уже необузданная» [3, с. 137]. Ей чужды стандарты, которые царят в Коринфе: «Коринфяне все так думают, для этих беззаветная женская любовь к мужчине все заранее объясняет и оправдывает» [Там же, с. 143]. Объяснение мы находим в словах Леукона: по-другому она просто не умеет. «Уверенность в себе, которая от нее исходит, большинство коринфян успели уже проз- вать высокомерием и ненавидят ее за это <…> колхидки делают здесь самую черную работу, а ходят

* Работа выполнена под руководством Сысоевой Юлии Николаевны, кандидата филологических наук, доцента кафедры литера- туры и методики ее преподавания ФГБОУ ВО «ВГСПУ».

 

 

 

 

с высоко поднятой головой, словно жены наших высших придворных, и, что самое поразительное, ина- че ходить они просто не умеют» [3, с. 238].

Первую характеристику Медеи дает Ясон. Не случайно автор вводит голос самого близкого чело- века волшебницы в Коринфе – ее возлюбленного. Но не поддержку мы встречаем в его словах, а слабо- характерность и страх за себя. Ясон любит власть, это становится ясно из его рассказа о золотом руне. И когда стоял выбор – остаться в Коринфе одному или уйти вместе с любимой, то вторая «мысль даже в голову бы не пришла» [Там же, с. 161]. Моральное падение героя окончательно проявляется в том, что он не говорит о мальчиках как о своих сыновьях. И это сразу же замечает Медея: «Ради вас, – говорил он мне. – Ради тебя и детей. Чтобы тебя здесь оставили». Так уже и говорил – «ради вас», себя к нам не причислял [Там же, с. 201], – что подтверждает мнение Креонта о Ясоне: «Да ты-то давно наш, Ясон, этого только слепец не заметит» [Там же, с. 166].

Не встал Ясон на защиту Медеи и на суде: «Никому не было бы ни малейшей пользы, вздумай    я на совете распинаться и ее защищать» [Там же, с. 266]. Но ни трусость, ни малодушие Ясона не вы- зывают отвращения в сердце Медеи, а, наоборот, ей жаль его. И это последние ее слова ему. Именно потому, что она лучше других видела его слабости, знала его жажду денег и власти, а главное, была не такой как остальные женщины, которых можно силой заставить замолчать, Ясон и ненавидел ее: «Это уж слишком. Такое я не должен выслушивать. Ведь я мог и иначе. Дать выход своей ярости. Встрях- нуть хорошенько, притиснуть к стене. Чтобы знала: никому не дозволено безнаказанно оскорблять Ясона. <…> Женщин надо брать. Обламывать. Только так, силой, из самых недр, мы и извлекаем то, что пожаловано нам природой, – нашу всепоглощающую усладу. Ни взгляда, ни слова больше. Я ушел. Больше я ее не видел» [Там же, с. 271]. Медея сама это понимает: «Женщину, которая видела мужчину в миг слабости, в Коринфе так просто не прощают» [Там же, с. 145]. Не простил и Ясон.

Следующий голос – Агамеда, бывшая ученица Медеи, дочь ее подруги. Во время учения Агаме- ды Медея держалась с ней строже, чем с остальными, даже на отдалении, «дабы никто не мог сказать, будто дочь ее подруги у нее на особом положении». В тот же миг ученица ее возненавидела. Девушкой движет чувство зависти, жажда роскоши, золота. Она хочет вопреки словам Медеи «иметь все сразу». Нежелание «прозябать в ничтожестве» – главная цель девушки. Волшебница останавливала ее поры- вы: «Ты будешь хорошей целительницей, Агамеда, если научишься знать свое место» [Там же, с. 175]. Слова Лиссы (кормилицы Медеи) о том, что Агамеда «всегда норовила видеть в людях, а особен-

но в себе самой, только то, что мне нужно, а главное, удобно и выгодно» [Там же, с. 176], только боль- ше раздражали девушку и подогревали закипающую ненависть к Медее, т. к. вопреки истине, она ви- дела, что Медея окружена сплошными почитателями и никого больше к себе не допускает. В девушке говорила горечь и обида с детства. Но снова вместо ожидаемой злобы со стороны Медеи, мы видим ее желание откровенно поговорить с Агамедой, узнать, почему она такая несчастная.

Двойственное отношение к Медее у Акама, первого астронома царя Креонта. Ему нравилось го- ворить с ней, Акам понимал, что она особенная, не такая, как все в Коринфе, поэтому Медея стала поверенной его секретов. Медея была первой женщиной, распознавшей музыку сфер одновременно   с Акамом. Его поразила эта близость их душ. Он до последнего не хотел ее изгнания. Зная каждую ступень «ее безудержного падения в пропасть», Акаму «тошно при мысли о том, что станется с Ме- деей» [Там же, с. 214]. Однако чувство власти оказалось сильнее гуманного. Давно забытая история   с Ифиной, которую начала ворошить Медея, ставила под сомнение карьеру Акама. Он понимал, что если встанет на защиту Медеи, то эта же «лавина» погребет и его вместе с нею. Он же «один из первых, кто понял, что надо ее устроить» [Там же, с. 215]. Медея честна и открыто произносит истину вслух. Этого не терпит Акам, не терпит и весь Коринф.

Глаука, некогда «питавшая к Медее нервическое обожание» [Там же, с. 206], в последствии не на- зывает ее имени, а рассказывает как об «этой женщине», пытаясь полностью искоренить воспоминания о ней из своей головы. Медея, единственная кто хочет открыть правду Глауке о ее сестре Ифиное: «Ты столько лет, – сказала она мне, – пыталась соединить несоединимое, от этого и боле-

 

 

 

 

ла» [Там же, с. 226]. Но девушка боится знать истину, ей легче поверить в то, что она сама все выдума- ла, что «эта женщина» с помощью своих настоев и трав внушила ей страшные картины.

Глаука слишком доверилась Медее и не может себе этого простить. Волшебница подарила ей на- дежду на выздоровление от эпилептических припадков, смогла избавить ее от комплексов, была с ней в сложные минуты, стала ей тем, кем не смогла стать родные мать и отец – близким другом. Глаука сама говорит об этом времени: «Это были дни, исполненные надежды, пока она меня не бросила, не ос- тавила в беде, как покинула когда-то мама, никогда, никогда не надо было со мной так поступать. Не- навижу ее» [3, с. 227].

Леукон – второй астроном царя Креонта, предугадывает дальнейшую судьбу волшебницы двумя словами: «Медея обречена» [Там же, с. 233]. Он единственный из всех жителей Коринфа, который дру- желюбно относился к Медее: «Я сам себе удивляюсь, никогда прежде имя женщины не имело в моей жизни особого значения» [Там же, с. 233]. Но он понимал, что Медее выпало раскрыть правду, кото- рая определяет всю их коринфскую жизнь, и в защите ее он бессилен [Там же, с. 242]. Во втором своем монологе Леукон скажет: «Любой может убедиться – мы правильно истолковали волю богов, когда из- гнали колдунью из города. “Мы” – говорю я и почти не пугаюсь. Мы, коринфяне. Мы, справедливые. И я тоже пальцем не пошевельнул, чтобы ее спасти. Я же коринфянин» [Там же, с. 273].

Из отношения каждого героя к Медее мы делаем вывод, что инаковость не только отталкивает, но и притягивает, привлекает. Криста Вольф рисует образ новой женщины, меняет ее положение в об- ществе. Писательница в литературоведческом эссе отмечает, что ей «стало совершенно ясно, что исто- рия патриархата преобразила мифологическую историю, женщину, что патриархат изменил мифоло- гию, должен был изменить ее. Например, в отношении Кассандры, женщины, которой никто не верит. Еще больше преобразована Медея. “Варварка” – это было нечто, это есть нечто, чего патриархат не вы- носит – с полным на то основанием» [2, с. 181].

Авторская интерпретация становления личности Иного заключается в создании особой эмоцио- нальной характеристики героя, а именно инаковости, а также максимально сложной среды окружения Иного.

Писательница показывает женщину в двух аспектах: Медея-детоубийца, враг народа, и Медея-че- ловек, борющаяся за права личности. Медея страдает от клеветы коринфян за то, что она ставит их «пе- ред решениями, до которых они не доросли, но одна необходимость которых разрывает душу надвое, оставляя после себя чувство поражения и вины» [3, с. 273]. Коринфяне, которые все свои несчастья   и горести готовы выместить на бедной волшебнице, не понимают, что они жалки и беспомощ- ны: «Люди, лучше будут думать, что их околдовали, чем согласятся признать, что сами, по доброй воле, от обыкновенной голодухи, жрали сорную траву и даже внутренности нечистых животных» [Там же, с. 158]. Коринфянам важно знать, что они живут в «самой распрекрасной стране на белом свете», эту пелену с глаз способна снять Медея, «иная» в своих убеждениях и мыслях, за что и подвергается из- гнанию.

Так, инаковость главной героини проявляется и на вербальном, и на предметно-художественном уровнях: в речевых и портретных характеристиках, жестовом поведении, контрастном противопостав- лении Медеи враждебной ей среде. Используя фрагментарную композицию, строящуюся на чередова- нии противоречащих друг другу точек зрения персонажей, К. Вольф создает образ новой женщины, го- товой бороться за свои права и положение в обществе.

Литература

1.            Анненский И.Ф. Трагическая Медея // Театр Еврипида. Т. 1. Л. 1966. С. 205–264.

2.            Вольф К. Из беседы с журналистами в Бонне 23 февраля 1997 г. // Вопросы литературы. 1999. № 4. С. 181–183.

3.            Вольф К. Кассандра. Медея. Летний этюд / пер. с нем. М.: Изд. «Олимп»; Изд. АСТ, 2001.

4.            Вольф К. Миф и образ // Вопросы литературы. 1999. № 4. С. 178–185.

5.            Мифы народов мира: Энциклопедия в 2-х т. / Гл. ред. С.А. Токарев. Т. 2. М.: Рос. Энциклопедия, 1994.

6.            Млечина И. Предостеречь и дать надежду // Литературное обозрение. 1987. № 3. С. 65.

7.            Ярхо В.Н. Миф и политика в древнегреческой трагедии на материале произведений Еврипида // Вопросы истории. 1970. № 1. С. 209–214.

  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении литературы «серебряного века» в современной школе»
Курс повышения квалификации «История русской литературы конца 20 - начала 21 вв. и особенности ее преподавания в новой школе»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении русской литературы последней трети XIX века в современной школе»
Курс повышения квалификации «Основы управления проектами в условиях реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «Клиническая психология: организация реабилитационной работы в социальной сфере»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания конституционного права с учетом реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Этика делового общения»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Использование активных методов обучения в ВУЗе в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Использование элементов театрализации на уроках литературного чтения в начальной школе»
Курс повышения квалификации «Психодинамический подход в консультировании»
Курс профессиональной переподготовки «Управление качеством»
Курс профессиональной переподготовки «Стратегическое управление деятельностью по дистанционному информационно-справочному обслуживанию»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.