Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Начальные классы / Другие методич. материалы / "Этнопедагогическая афористика в воспитании младших школьников"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Начальные классы

"Этнопедагогическая афористика в воспитании младших школьников"

библиотека
материалов

Этнопедагогическая афористика в воспитании младших школьников.

Объект исследования – этнопедагогическая афористика.

Предмет исследования – культура младших школьников.

Цель работы – рассмотреть этнопедагогическую афористику в воспитании младших школьников.

На протяжении столетий НАРОДНОЕ УСТНО-ПОЭТИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО, как и язык, обслуживало не только коммуникативные потребности людей, но и механизм трансмиссии их культуры, обеспечивало актуализацию и функционирование элементов и комплексов накопленных традиций, было формой сохранения и передачи информации энциклопедически широкого охвата всех сторон и граней жизни народа. Исключения не составляли идеи и о воспитании, более того, в фольклоре педагогическая миссия была преобладающей: народное устно-поэтическое творчество воспитывало, сохраняло и пропагандировало идеи воспитания. Идеи и опыт народного воспитания, виденье идеала совершенного человека, прямые регламентации поведения и подспудно присутствующая нацеленность на единение, доброту, любовь облекалась поэтическим гением народа в формы, пережившие века. Жанрово-фольклорные формы прямо коррелировали с народными средствами воспитания (это - потешки, считалки, загадки, пословицы, поговорки, песни, сказки, легенды, предания и т.д. ).

Важную роль в формировании личности играет культура, в том числе традиционная культура воспитания, с самого раннего детства нацеливающая на сохранение свойственного ребенку пластичного контакта с окружающим миром, на следование непреходящим истинам, добру и красоте. В народных афористических изречениях проповедуется жизнь в соответствии с логикой природы, гармонизирующей существование человека. Афоризмы – своего рода рецепты этой гармонии, сформулированные задолго до появления современных религий и заключающиеся в следовании простым и доступным предписаниям, делающим человека мудрым, доброжелательным и по-своему счастливым.

Особую воспитательную экспрессию несет афористика. Всеохватные народные афоризмы, предельно короткие по форме и беспредельно глубокие по смыслу, говорят о животрепещущих и вечно актуальных вопросах морали и истины в их взаимопроникнутости. Эти два фундаментальных начала: ПОЗНАНИЕ И НРАВСТВЕННОСТЬ, а также ВЗАИМОСВЯЗЬ МИРА ПРИРОДЫ И ВНУТРЕННЕГО МИРА ЧЕЛОВЕКА и определяют педагогическую доминанту афористического творчества народа. В афористических рекомендациях проповедуется жизнь в соответствии с логикой природы, гармонизирующей существование человека.

Выражаясь фигурально, духовная культура общества едет на колеснице, везомой маленькими детьми. Взрослеющие дети отвечают за целостность багажа, а духовный багаж, в свою очередь, формирует их как личность. Афористическое народное творчество - неотъемлемая часть этого багажа, поэтому так велик его воспитательный императив. Увидеть высокую воспитательную ценность данного материала, ставшего в последние десятилетия объектом пристального внимания паремиологов, выявивших самые тонкие нюансы их художественной, ритмической, этнологической природы, можно в лоне этнопедагогической науки. Народные афоризмы мало рассматривались как ФЕНОМЕНАЛЬНОЕ ВОСПИТАТЕЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ; во многом это объяснимо отсутствием теоретической базы такого рода исследований, неразработанностью базовых теоретико-терминологических понятий.

Между тем вопрос исследования теории и практики функционирования афористических форм и средств традиционного воспитания становится особенно актуальным в силу того, что заложенные в афористику развивающие и воспитывающие возможности могут быть с большой эффективностью использованы в сложившихся условиях социальной жизни. Афористические средства традиционного воспитания, идеи которых плотно упакованы в минимальный объем, пронизывают всю этнопедагогическую систему, приложимы практически ко всем жизненным ситуациям, нацелены на развитие и поддержание в ребенке целого спектра лучших человеческих качеств. Все это позволяет усмотреть в афористической педагогике (условное название части фольклорной педагогики, выраженной в пословицах, поговорках, загадках, благопожеланиях, клятвенных формулах, нефигуративных изречениях и других паремиях) один из действенных воспитательных резервов.

В афористических средствах традиционного воспитания в образной форме представлен педагогический опыт и воспитательные идеи народа. Многие обычаи, традиции и просто регламентации обыденной жизни входили в поговорки, присловья, а отдельные обрядовые формулы и паремии гармонично вплетались в синкретическое действо фольклорного явления. В бесписьменной среде на протяжении столетий шел жесткий отбор самых целесообразных положительных моментов, лучших воспитательных примеров, составляющих нравственно-педагогический потенциал народа. Многие из них оформились в языковой практике в виде афоризмов, идиоматических выражений, различных клятвенных формул, национально специфических афористических подвидов.

Но даже в такого рода паремиях прочитывается проявление общечеловеческой морали, нравственных установок. Сказанное объясняет закономерность существования множества совпадений афористических сентенций у самых отдаленных друг от друга исторически и географически этносов. Народная афористика, представляя собой часть устного народно-поэтического творчества, как и весь фольклор, по своей генетической природе несет активное интернациональное начало, не оставляя место узкой локализации.. .

Особая смысловая значимость паремий обусловлена тем, что афористически выраженное народное наставление - по сути итог спирального витка информации, включающей констатацию и обобщение множества фактов и примеров, их анализ и абстрагирование и, наконец, новый возврат к конкретике, но уже конкретике художественной. Образная конкретизация каждого афоризма, таким образом, объемлет огромное количество информации, посредством мыслительной деятельности трансформированной в минимально возможный для нее объем. Как правило, это - одно предложение, редко - один речевой период. Наглядно представить соотношение актуализирующей ситуации к пословичному изречению можно посредством их сравнения с соотношением содержания книги к ее названию.

Такая КРАТКАЯ, удобная для запоминания и воспроизведения форма, в которую была плотно упакована педагогическая мудрость, позволила ей сохраниться в веках, стать хранилищем концентрированных педагогических знаний, на которые воспитатели из народа опирались в качестве гипотез, аксиом, выводов, интентаризирующих опыт народного воспитания. Данное обстоятельство облегчало запоминание, использование и передачу информации от поколения к поколению, но, с другой стороны, затрудняет сейчас расшифровку смысла, так как волею исторических судеб назидательные высказывания выпадают из контекста, их породившего.

Дети с раннего возраста обычно знают сказки,пословицы,загадки, так как арсенал устного народного творчества,всегда служил действенным воспитательным средством.
Представляя как бы вывод, назидание из сложных и больших по объему героико-эпических, сказочных, песенных форм, афоризмы существовали параллельно с ними, находя в них развитие и расшифровку своих идей и образов; в качестве речевых формул они сопровождали народные обычаи и обряды, этикетные правила. Афоризмы, таким образом, были существенным структурным звеном целостной системы традиционного воспитания, все элементы которой находятся в теснейшей взаимосвязи. Нарушение этих связей, исчезновение из активного бытования фольклорных, праздничных, обрядовых традиций, в которые представитель каждого последующего поколения был включен как субъект, забвение исторических и памятных событий, с ними связанных, ведет к утере не только воспитательных функций афористических средств,- подчас трудно определима сама суть, сглаживаются вариативные оттенки смысла.

Правильная интерпретация таких изречений исключает категоричность, дает пищу для размышлений и во многом зависит от предварительного знания смысла изречения, от владения своеобразным ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКИМ ШИФРОМ, - к такому выводу подводит анализ обширных афористических материалов самых разных этнических традиций авторов авторитетных работ в области паремиологии, - науки о малых фольклорных формах: Г.Л. Пермякова, А. Дандиса, М. Кусси, А.Тэйлора, Э.Кенгес-Маранду, Э.Я.Кокаре и др... Существует и мнение, что основное предназначение некоторых паремий - в обмене кодированными знаками, символами; в том, чтобы определить, пользуются ли участники коммуникации одним и тем же культурно-языковым кодом. Такая знаковость, краткость формы облегчает восприятие и запоминание, но затрудняет расшифровку. Удачная правильная интерпретация педагогической мысли, сосредоточенной в афоризме, зависит от того, располагает ли человек ключом, достаточно адекватным и гибким.
Особенно велика КОНТЕКСТУАЛЬНО-СИТУАТИВНАЯ АДАПТАЦИЯ пословично-поговорочных изречений, недоговорок, благопожеланий, клятвенных формул; адресованность заключенной в них назидательно-поучительной информации конкретному лицу перемещает фокус их воспитательного потенциала на данный объект. Так, пословица «Сколько волка не корми, все в лес смотрит» и поговорка «как с гуся вода» не только в общих чертах обрисовывает ситуацию (для окружающих, случайных свидетелей), но и является своеобразным словесным воспитательным рычагом для произносящего: вкупе с интонацией, жестами, мимикой в них может выражаться горечь, недовольство по поводу тщетности каких-либо конкретных усилий, адресатом же эти слова могут восприниматься как упрек, обвинение в неблагодарности, осуждение определенных поступков или же отсутствие ожидаемой реакции. Такая пластичность афористического материала обусловлена многозначностью ее смысловых нюансов, позволяющей в символической, знаковой форме обозначать аналогичные жизненне ситуации. (Более чем к 10 различным воспитательным ситуациям информаторы применили осетинскую пословицу: «Если допустить свинью к куче зерна, то она лезет на ее верхушку»).
Такая ПОЛИВАЛЕНТНОСТЬ народных изречений (обладание свойствами как языковыми, коммуникативными, так и речевыми, художественно-поэтическими) обуславливает природу их сжатого в пружину воспитательного воздействия: художественный образ афористического высказывания, воспринимаемый слушателем как языковое клише, явление общеязыковой культуры, минуя страж неприятия открытого «голого» назидания, дремлющий в сознании каждого человека, берется на вооружение, становясь непререкаемой истиной, аргументом в спорах. Закреплению такой роли афористического образа, усилению ее воспитательного эффекта способствуют опять-таки особенности функционирования этого народно-педагогического средства - частое (по сравнению с использованием других средств традиционного воспитания) употребление последних в живой разговорной речи взрослых с детьми. Многократные повторы ритмически организованных непререкаемых истин в бытовой речи, в торжественной, праздничной обстановке, текстах фольклорных произведений приводит к тому, что очень важные педагогические установки все время на слуху у ребенка.
При традиционном укладе жизни такая высокая частотность использования резюмирующих и наставляющих фольклорных сентенций способствовала повышению их воспитательной эффективности. В современных же условиях, когда психика человека перезагружена передозировкой теле-, радио-, видио-, кинопродукции, былая пропорция не выдерживается и может быть оптимизирована за счет намеренного увеличения частотности использования этнопедагогической афористики. С логикой данного предположения согласуется метод интенсивного обучения, известный как «эффект 25-го кадра», суть которого в том, что человек имеет не только сенсорный (осознанный) диапазон восприятия, но и субсенсорный (неосознанный), при котором информация усваивается, минуя сознание. Например, если в течение фильма к двадцати четырем кадрам в секунду добавить еще один - 25-й - с совершенно иной информацией, то зрители его не замечают, но на их поведение, знания, реакции он ощутимо действует.
Многочисленные эксперименты показывают, что центрами головного мозга 25-ый сигнал принимается и обрабатывается, более того, информация, предъявляемая в субсенсорном режиме восприятия, усваивается человеком, с эффективностью, превышающей обычную норму. Сознательное применение суггестивных методов обучения доказывает, что способностью к такому восприятию наделены не только способные от природы, но и обычные, со средними, обычными способностями люди. Ученые связывают такие возможности с тем, что у людей 97% психологической деятельности протекает на уровне подсознания и только 3% - на осознаваемом уровне . Это открытие, как и любое научное достижение может играть далеко не однозначную роль, оно уже взято на вооружение политиками и финансовыми магнатами и используется в рекламе и предвыборных компаниях. Гуманная педагогика могла бы на новом витке функционирования традиционных средств воспитания использовать интуитивно найденные народом методы афористической суггестии, когда ребенок в течение дня ненавязчиво, но массировано нацеливается на любовь, истину и красоту.
Специальный анализ (стихийные тестовые ситуации, пилотажный эксперимент, наблюдения, анкетирование, анализ исторической и художественной литературы ) свидетельствует о том, что именно частое употребление в повседневной речи малых фольклорных форм придает ей образность, фигуративность, яркость, тот особый «восточный» колорит, который делает ее экспрессивной и действенной. «Я одним словом своим делаю из труса храбреца своего народа, вора превращаю в честного человека, на мои глаза не смеет показаться мошенник» – так определял весомость своей речи, полной афористических вкраплений, один из народных сказителей. Такие мудрые старцы, владеющие всем богатством культурного наследия народа, обладающие эзотерическими знаниями этноса, владели механизмом превращения народного афоризма в воспитательное средство, когда ситуация провоцирует использование сентенции, а заключенный в ней скрытый глубинный смысл и сила слова, экспрессия «работают» на улучшение, облагораживание личности.
Краткая форма афоризмов обуславливает их цельнооформленность: взаимосвязь их плана выражения и плана содержания. Как правило, содержание любой единицы дидактического текста всегда фрагментарно, не закончено и является частью содержания целого произведения. Именно эта фрагментарность и порождает несоответствие плана содержания плану выражения. В афоризмах же дидактическое содержание, законченная мысль выражена в краткой, но емкой художественной форме.

В особом качестве среди малых форм традиционного воспитания функционируют тексты, имеющие два плана содержания: эзотерический (тайный, доступный для избранных) и экзотерический (понятный всем носителям устно-поэтической традиции). Такие паремии кодифицируют эзотерические пласты традиционной культуры. Два плана содержания имеют и отдельные загадки диалогической формы, в них вопрошающий имплицитно выражает свое превосходство над вопрошаемым, ироничный ответ которого подтверждает скрытые ожидания первого. В процессе обучения и воспитания важно избежать навязывания школьнику существующих в обществе штампов и догм, научить его самостоятельно мыслить, способствовать сохранению и развитию таких присущих каждому ребенку врожденных качеств, как непосредственность и пластичность. Именно на такой подход к формированию личности ребенка нацеливают народные педагогические традиции. Герои сказочной прозы, физически сильные и выносливые, обладают способностью к по-детски непосредственным и пластичным контактам с окружающим миром: людьми, животными, растениями. На чуткое восприятие природы, мудрое приятие духовного мира человека настраивает народная песенная лирика. Широкий спектр обсуждаемых тем и понятий, многовариантность их образных формулировок позволяет сказать о самом главном без назойливости и диктата.
Не надо быть специалистом в области социологии или педагогики, чтобы понять, что российская семья сегодня функционирует на грани своих возможностей. ЕЕ ноша весьма велика: ответственность за духовную составляющую подрастающих поколений, трансляция социально-культурных ценностей, обеспечение материальной базы, недостаточность государственного сопровождения. В связи с этим очень важно обращение к национально-ментальным ценностям народной семейной педагогики. Родителям сегодня как никогда нужны воспитательные ориентиры, вызванные новыми условиями. Как ни парадоксально, по этому поводу все уже давно сказано: отказ от общечеловеческих ценностей всегда чреват большими проблемами и на уровне семьи, рода, государства. И даже формируя у детей практичность, самостоятельность, предприимчивость, любящие родители опираются не на СМИ (многие семьи резко отрицательно относятся к рекламе, насилию и т.д. на телевидении и популярных изданиях). А вот непреходящие духовные ценности - то, что является базовым фундаментом воспитания, формирования личности ребенка, с которым связывает свою судьбу родитель. Эти ценности формировались и отшлифовывались веками. Как ни странно, в самых разных уголках земли, у самых разных народов они, по существу, одинаковы: любовь к родной земле, почитание предков, любовь к родителям и детям, стремление к знаниям, приоритет добра. Только при такой нацеленности было возможно воспитание гармоничного человека. Кроме цели (а это определяющее условие любого воспитательного процесса) важны средства и методы ее достижения. На протяжении многих веков у различных народов сложились разные традиции и обычаи, но они в условиях данного конкретного этноса и его регионального окружения наиболее оптимально способствовали формированию в подрастающих поколениях одних и тех же непреходящих духовных ценностей. В ходе эволюционного развития у народов складывался уклад семейной жизни, который несет воспитательный потенциал и народную мудрость. В современном отечественном образовании, начиная с 70-х годов прошлого столетия уделяется все большее внимание ценностям традиционной семейной педагогики. На мой взгляд, педагогическое просвещение родителей в этой области, издание соответствующей литературы, организация передач, проведение своеобразного родительского «всеобуча» во многом могли бы сгармонизировать ситуацию в области семейного воспитания.

В области отечественного научного знания разработкой этих вопросов занимается этнопедагогика - наука о народном воспитании, об опыте и традициях воспитания. Ее основой являются фольклор, литература, народное искусство, обычаи, вся окружающая действительность. В фольклорной педагогике есть все средства для нравственного (пословицы), эстетического (песни, игры), умственного (загадки) воспитания. «Воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях... всякая живая историческая народность есть самое прекрасное создание божее на земле, и воспитанию остается только черпать из этого богатого и чистого источника» (выдающийся российский педагог Константин Ушинский). Время лишь подтвержает правоту слов классика отечественной педагогики. Народы, умеющие черпать из этого этнопедагогического источника (а это не только сохранение и изучение, но спиральный возврат на новом витке к идеям традиционного воспитания) демонстрируют не только чудеса техники, но высочайший уровень жизни, гармоничную слитность с природой. Современные восточноазиатские воспитательные системы, опирающиеся на народнопедагогические идеи и активно использующие в семейном и школьном воспитании этнопедагогические корни своей культуры, всему миру доказывают их действенность: корейские, тайваньские, сингапурские дети в курсе «Национальная этика», «26 добродетелей» получают уроки нравственности, приобщение к традиционным моральным ценностям, методически умело трансформированным для школы. По мнению ученых, это благотворно влияет не только на личность детей, но и на семью, нацию.

В этнопедагогике учитывается и собственный педагогический опыт каждого человека (как ребенка, родителя, деда, - т.е. полный педагогический цикл). Основоположник этнопедагогического направления в науке академик Г.Н. Волков рассуждая о проблемах семейного воспитания говорил: «Что такое воспитание? Пример и любовь. Больше ничего!»
Ему вторит рассуждение не менее выдающегося педагога, основоположника Яснополянской школы Л.Н. Толстого, утверждавшего, что многие прблемы в воспитании снимаются, когда мы думаем не о том, как воспитывать, а о том, как жить самим. То есть, правильная жизненная установка самого человека снимает проблему формирования личности его детей.
Это, конечно, самые общие установки народной педагогики. Нет правил без исключений. Примеры могут быть и отрицательные, примеры «от противного»; но это в самом крайнем случае, когда и только в самых частных безвыходных ситуациях. Детям нужны примеры эталонные, идеальные, положительные. Это прекрасно иллюстрирует народная педагогика. Многовековой опыт народов показывает, что без традиций, без культуры, без воспитательного примера эталонной духовной личности нельзя воспитать достойную смену.
Особо народ подчеркивает необходимость любви к детям, всему подрастающему, нуждающемуся в защите, опоре. Все, что связано с воспитанием, пестованием детей, несмотря на вынужденную внешнюю суровость, порождено любовью. Безоглядной, неограниченной любовью к детям пронизаны и лаконичные паремии; об этом достаточно убедительно говорит их выразительная образность: «Лягушке ее головастик - что луч солнца» (осет.), «Своих птенцов и грач считает красивыми» (адыг.), «Когда предложили принести самую красивую вещь, ворона притащила своего птенца» (чечен.), «Для ослицы нет никого красивее ее дитяти» (карач., балкар.), «Если даже юноша слеп, матери он кажется зрячим»(абаз., кабард.). /Ср. чувашский веллеризм «Ворон говорит: «Мои птенцы белоснежные»/, Благополучные дети, следуя афористической традиции, для старших, родителей, матери - «лучи солнца», «тепло очага», «свет в окне», а трудные - затаенное горе, боль, страдание. Больше всех за них переживает мать: «Мать лентяя несчастна», - говорится в популярной осетинской пословице; кабардинцы и черкесы говорят:«Дитя ворует, мать горюет».
Народная традиция, в свою очередь, и детей нацеливает на осознание материнского труда, любовь к ней, преданность и благодарность: «Кто почитал мать, того почитали все» (чечен.), «Никто еще не заплатил долг матери» (осет.) /Перефразируя данную пословицу, осетины иногда адресуют эту паремию конкретному лицу, исправно выполнившему или выполняющему свой сыновний или дочерний долг. Подспудно такое выражение призывает обратить особое внимание на адресата как пример служения родителям: «Никому еще удалось заплатить материнский долг; только N (называют имя) это сделал»/. Образно об этом говорится в другом афоризме: «Ежедневно угощай мать блинами, испеченными на ладони,- и то не отплатишь ей добром за добро, трудом за труды». Иногда пословица не просто уговаривает быть почтительным, явная угроза слышится в следующей паремии: «Не пришлось бы раскаиваться у гроба матери». Приведенный тезис гармонично стыкуется с итогом многолетних специальных наблюдений Г.Н.Волкова: «Ни одному воспитателю ни об одной матери нельзя отзываться отрицательно: с этим отзывом навсегда прекращается нравственное воздействие воспитателя на воспитуемого; нет плохих матерей: есть матери хорошие и несчастные».
Через систему воспитания всех народов красной нитью проходит образ, идея и любовь к матери. Народы восторгаются ее преданностью, огромным трудом по воспитанию детей, жертвенностью: «Мать готова идти на смерть ради потомства» (осет.), «Даже проклятие материнское является благословением» (осет.), «Материнская молитва со дна моря вынимает» (русск.), «Мать высоко подымет, да не больно опустит руку» (русск.), «Рана, нанесенная матерью, не болит» (чечен.), «Гнев матери как снег: выпадает много, а тает быстро» (чечен.), «С отцом разговоров не веди, пусть мать будет посредницей» (чечен.), «Смерть отца - обвал крыши, смерть матери - развал дома под основание» (чечен.); ср.: «Отец - сапоги, мать - валенки» (чувашск.). Анализ подобного рода паремий позволяет в отдельных случаях солидаризироваться с положением о том, что мать стоит в одном ряду с душой, Богом, что «...мать, строго говоря, в своем глубинном слое менее всего имя родства» (Топоров В.Н. «Пространство и текст», СРНГ, 17,312). По мнению В.Н.Топорова, именно этот глубинный слой подразумевает и матерщина - смысл этого кощунственного (а не «циничного») ругательства в том, чтобы ударить в корень, оскорбить святое, задеть до глубины души.
Другая важная этнопедагогическая идея - СМИРЕНИЕ, покладистость, уступчивость, уживчивость, ненасилие. Понятие «ненасилие», осознаваемое как особая этика взаимоотношения людей, а также человека и окружающего его мира, уходит вглубь человеческой истории. Древние этно-культурные традиции, религиозные учения, философские концепции нацеливали на негативное восприятие насилия. Этика благоговения перед жизнью Альберта Швейцера, этическая концепция Льва Толстого о непротивлении злу насилием, проповедь Махатмой Ганди ненасильственного сопротивления, проповедь Н.К.Рерихом ненасильственных человеческих взаимоотношений построены на утверждении любви и добра как высшего выражения духовной сущности человеческой личности, уважении его достоинства. Народная афористика в проповеди ненасильственных действий вполне солидарна с религиозными стереотипами поведения («На все воля Божья...). Каждое событие, каждый человек, выводящие нас из себя, - часть природы, Вселенной и поэтому даже при физическом сопротивлении чему-то, вмешательству в обстоятельства, человеку предписывается сохранение внутреннего смирения, сохранение гармонии с внешним миром. Призывом смириться, перетерпеть звучат очень популярные в народе паремии: «Терпеливый гору съест» (карач., балкар.), «Торопливая вода до моря не дойдет» (карач., балкар.), «Плохой день и плохой человек недолговечны» (осет.), «Жизнь - что вода в тарелке, не известно когда в какую сторону накрениться»(осет.); «В терпении скрыто золото» (осет.); «Терпение - стан победы» (чечен., ингуш.). Как правило, чаще всего они звучат в устах пожилых, умудренных жизнью людей, на практике испытавших, что вражду может остановить только любовь, прощение, но не ответная вражда; понявших, что некоторые житейские невзгоды, как плохую погоду, надо перетерпеть.
В настоящее время эта идея настолько далека от существующего положения вещей, что недоуменно воспринимается не только подростками с их юношеским максимализмом. (Анкеты показывают, что вторую щеку супостату готовы подставить 0,54 % из 220 анкетируемых). Грубость и резкость признаком взрослости, мужественности, независимости. Закономерно, что соответственно с этим они и воспитывают у себя данное качество, тем более, что часто и взрослое их окружение мягкость, гибкость, уступчивость, душевную теплоту расценивают как признаки сентиментальной чувствительности, мягкотелости, слабодушия, - качеств, с их точки зрения, бесполезных, а иногда и вредных Во всех народных традициях отслеживается идея необходимости УЧИТЬСЯ: «Мир освещается солнцем, а человек знанием.»(калм.)«Путь учения надежен (не заставит сожалеть)» (осет.); «Кто в молодости не учился, тот в старости сожалеет об этом» (осет.); «Нет сокровища лучше, чем наука» (осет.); «Неграмотный - слеп, грамотный - зряч» (осет.); «Глаза неуча слепы» (осет.); «Стремись завоевать не мир, а его мудрость» (русск.); «Учение лучше богатства (русск.); «Мир освещается солнцем, а человек учебой» (русск.).
Главный путь приобретения знаний усматривается в приобщении к вековой мудрости, старым, апробированным временем знаниям. Для этого человек должен уметь внимать, слушать, видеть, Спрашивать. В народе не без основания лучшим временем для получения знаний, усвоения умений и навыков считаются детство, отрочество и юность: «Кто в молодости не учился, тот в старости сожалеет об этом» (осет.), «Ветку гнут, пока она сыра, ребенка воспитывают, пока он мал « (адыг.), « Если не согнул прутом, не согнешь никогда колом « (адыг.), « Воск мни, пока он горяч, человека учи, пока он мал « (адыг.), « Если прут сырым не согнешь, сухим его не согнуть» (абаз.), « Обруч, не свернутый из прутика, не свернешь из жерди» (чечен.), «Увиденное в детстве, подобно высеченной на камне надписи» (чечен.); « Дерево гнется молодым (побегом)» (осет.), «Гни кол, пока он тонкий прут, вырастет - согнуть не сможешь» (балкар.), «Что из гнезда видел (птенцом), то и в полете сделает (птицей)» (балкар.); «То, чему научился щенком, не забыл и кобелем» (чечен.), «Гни дерево, пока гнется, учи дитятко, пока слушается» (русск.), «Учи, пока поперек лавки лежит, а как вовсю вытянется, не научишь» (русск.), «К юному мозгу учение - что к мягкому воску печать» (русск.), «Вовремя - лозою да грозою, а ушло время - и дубиной дурь не вышибешь» (русск.).

Все перечисленные пословицы, подчеркивая гибкость и пластичность детской натуры через сравнение с молодой, податливой хворостиной (или другими предметами), соответствующим образом нацеливают родителей и воспитателей. В приведенных примерах виден общий для всех народов характер природосообразности традиционного воспитания. Пословицы, не имея возможности для детального развития очень важной проблемы, обыгрывают свойства различных природных материалов (своего рода «сопромат») и в образной, подводят к социальным, педагогическим заключениям.
Конечно, такое наследие должно поддерживаться обогащаться личным опытом каждого человека. В контексте современной реальности установки относительно воспитания детей, их будущего, оценка роли разных социальных воздействий в воспитании определяются тем, в какой мере человек вписался в новую реальность, нашел для себя новые позитивные рамки существования. Человек, родитель, социально успешный эффективней воспитывает, его слово весомей для подростка, юноши. Здесь наблюдаем взаимообусловленный процесс, когда подрастающие дети косвенно стимулируют рост (духовный, профессиональный) родителей.
В учебно-воспитательной работе современной школы возможно самое широкое использование педагогического потенциала народной афористики, которая характеризуется устремленностью к духовности, нацеленностью на бесконфликтность, уступчивость, добро, истину, любовь.

В народных афоризмах подчеркивается необходимость любви к детям, всему подрастающему, нуждающемуся в защите, опоре. Все, что связано с воспитанием, пестованием детей, несмотря на вынужденную внешнюю суровость, порождено любовью.

Действенность пословичной информации велика и в оценке современного человека, а самый широкий спектр их тематической направленности помогает, наряду с развитием в ребенке отдельных качеств и свойств характера, связать эти свойства между собой. Не случайно известный современный американский социолог и педагог О.Х. Мур усматривает в россыпях народной мудрости, прежде всего в пословицах и поговорках, один из древнейших источников педагогического человековедения. Народные сентенции, зафиксировавшие наблюдения миллионов людей над собой, своими собратьями, по-прежнему актуальны и их влияние на современного человека вне всякого сомнения. Народные наставления учат всех и всему, а педагогической эффективности их функционирования как средств регулирования и коррекции поведения способствует то, что испокон веков они создаются и используются «…людьми, активно стремящимися не только передать свой опыт, но и заставить коммуниканта воспринять его и испытать некий страх оказаться социальным аутстайдером, если не присоединится к так называемому народному опыту…».

Использование воспитательно-образовательных возможностей афористического арсенала традиционного воспитания – важный фактор этнопедагогизации содержания домашнего воспитания. Краткость, тематическая всеохватность и глубокое смысловое содержание позволяют имплантировать афористические изречения в любую речевую ситуацию, диалог или монолог. Особая воспитательная ценность афоризма в том, что он, как знак, символ несет информацию обо всем том, что проповедует педагогическая традиция народа, смежные средства традиционного воспитания, но в отличие от последних, благодаря своей минимизированной форме, актуализируется в речи по мере возникновения такой необходимости, предопределяя модель поведения и влияя на самовыражение людей.

Возрождение, становление и развитие национальной системы образования открыли широкие возможности для этнопедагогизации целостного учебно-воспитательного процесса. Этнопедагогическая концепция любой национальной системы образования имеет в своей основе чисто общечеловеческие корни. Несомненно , благодаря народной афористике выжил калмыцкий народ в годы депортации, так,как школьная политика была антинациональна, антинародна.Поскольку в годы депортации они были разбросаны на огромных пространствах, разрушились корни их обитания. Спасла их, народная афористика, сохранившая свои позиции в семьях, в роду, в семейно-родственных отношениях. Этнопедагогизация учебно-воспитательной работы есть эффективное решение проблемы укрепление проблемы укрепления идейно-духовной связи каждой школы, образования с жизнью.














МБОУ «Малодербетовская гимназия им. Б.Б.Бадмаева»









Исследовательская работа

«Этнопедагогическая афористика в воспитании младших школьников»

















Выполнила: Шурбаева Д.В.


















Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 20.01.2016
Раздел Начальные классы
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров173
Номер материала ДВ-362468
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх