Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Воспитательная работа / Статьи / ФЕНОМЕН СУИЦИДА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • Воспитательная работа

ФЕНОМЕН СУИЦИДА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

библиотека
материалов

Самарина Е.В.

Социальный педагог ГБПОУ ВО «ВГППК»



ФЕНОМЕН СУИЦИДА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

Исторические аспекты суицидального поведения


На протяжении человеческой истории проблему самоубийства исследовали вначале в аспекте его «технологии», средств и методов самоубийства, позже – с философских и нравственных позиций, затем, с середины прошлого столетия, к выяснению привлекались знания из области психиатрии, психологии, юриспруденции и социологии. Это позволяет сегодня рассматривать феномен самоубийства с мультидисциплинарных позиций.

На протяжении истории значение и смысл суицидального поведения для человека и общества существенно изменялись, так же как и моральная оценка самоубийства (грех, преступление, норма, героизм), в зависимости от исторического этапа развития общества и преобладавших социальных, идеологических и этнокультурных особенностей. С глубокой древности причины и технология суицидов, отношение к ним тесным образом были связаны с тем, как то или иное общество, группа или культура воспринимали понятие смерти. Это и определяло различия в отношении к акту аутоагрессии государства, священнослужителей, законоучителей, философов и простых людей.

В традиционных, так называемых примитивных, культурах на смерть смотрели двойственно. Для человека той эпохи она могла быть плохой и хорошей. Плохая смерть обычно связывалась с самоубийством. Анимистические представления превращали суицидентов после смерти в маленьких злых духов, способных влиять на живущих порчей и другими вредоносными воздействиями. Эти взгляды дошли до нас в народных верованиях и преданиях ряда племен Африки, Азии и Южной Америки, находящихся на родоплеменном этапе развития .

По-видимому, первым дошедшим до нас письменным источником, сохранившим упоминания о суициде, является древнеегипетский «Спор человека со своей душой». Он был написан неизвестным автором во времена крутой ломки общественных порядков и нравов в Древнем Египте. Весь спор проникнут переживаниями покинутости и заброшенности, герой чувствует себя одиноким в окружающем обществе, в котором ему все чуждо и враждебно. В этих строчках нет и намека на религиозный страх перед добровольным завершением жизни.

Греко-римская культура относилась к самоубийствам неоднозначно. Самоуничтожение было связано с пониманием греками и римлянами свободы, являвшейся одной из основных идей их философской мысли. Для них свобода была творческой, поэтому самоубийство в известной мере являлось креативным актом. По критерию допустимости самоубийства древнегреческих философов можно разделить на три лагеря. Пифагор и Аристотель противостоят эпикурейцам, киникам и стоикам, Платон и Сократ занимают промежуточную позицию .

Пифагорцы считали Вселенную полной гармонии, и суицид был мятежом против установленной богами почти математической дисциплины окружающего мира, смерть приходит в положенный час и ее следует приветствовать. Аристотель считал самоубийство проявлением трусости и малодушия, даже если оно спасало от бедности, безответной любви, телесного или душевного недуга. Сократу потусторонний мир – Гадес – не казался местом, столь отвращающим взор. Платон был уверен, что отношения тела и души сложны и проблематичны, злые поступки оскверняют душу, делая ее несчастной, и не дают возможности полностью отделиться и вернуться в мир идей.

Для представителей третьего направления сущность жизни и смерти не была серьезной проблемой. Эпикур и его ученики, полагая целью жизни удовольствие, считали суицид возможным и даже желанным («смерть для нас ничто, потому что когда мы есть, смерти нет, когда смерть есть, нас нет»). Стоики же скорее были озабочены страхом потери контроля, в том числе над собственной жизнью. Чтобы избавиться от него, они утверждали: если обстоятельства делают жизнь невыносимой или наступает пресыщение, следует добровольно расстаться с ней.

Древние иудеи относились к самоубийству отрицательно. Иудаизм относился к жизни творчески, как к непреходящей ценности – человек в этом смысле был не соперником Богу, а скорее, равноправным партнером в продолжающейся работе Творения. И поэтому самоубийство выглядит как помеха, разрушение возможности творческого созидания жизни.

В Талмуде попытки самоубийства рассматривались как преступление, подлежавшее суду и наказанию. Однако допускалось, что преступник-жертва мог действовать в состоянии умоисступления и потому больше нуждается в жалости и сострадании, чем в преследовании по закону. Также допускалось исключение, например, по принуждению к идолопоклонству, инцесту или убийству.

К той же исторической эпохе относились массовые самоубийства среди иудеев (73 г. н. э.) перед лицом угрозы обращения в другую веру: защитники крепости Масада и Йотапата предпочли смерть сдаче римлянам.

Для японской культуры характерна солидарность в отношении самоубийства. Как ни в какой другой культуре, оно носит ритуальный характер и окружено ореолом святости. Это определяется религиозными традициями синтоизма и национальными обычаями, регламентировавшими ситуации, в которых суициду не было альтернативы .

В исламе самоубийство было тяжелейшим из грехов и решительно запрещалось Кораном. Тем не менее, его идеологические установки далеко не всегда определяли реальное поведение правоверных мусульман, по крайней мере, некоторых, которые вполне поощряли героические самоубийства во имя отечества и Аллаха.

История Древней Индии оставила различные свидетельства, касающиеся самоубийств. Конечной целью почти всех ее философских систем было «освобождение» от цепи рождения (кармы) и слияние с мором Брахмы – последней основы мироздания. Метод «освобождения» на слияние не влиял, и оно нередко достигалось путем суицида. Некоторые йоги-долгожители, достигнув определенного возраста, завершали жизнь самоубийством. В Индии наибольшее распространение получили религиозные самоубийства в виде самоутопления и самосожжения, а последователи Вишну толпами бросались под колеса громадных колесниц, принося себя в жертву. Сати – ритуальное самосожжение индийских вдов после смерти мужа для удовлетворения чувственных потребностей покойника в загробном мире – было одним из наиболее распространенных и известных видов ритуальных самоубийств.

Как свидетельствует история, в христианстве четкое отношение к суициду сформировалось не сразу. Первым из отцов церкви самоубийство осудил в IV веке Блаженный Августин. Позднее католический теолог Фома Аквинский был еще более категоричен и осуждал самоубийство на основании трех постулатов: оно противоречит естественным наклонностям человека к сохранению жизни и милосердию, оно является преступлением против общества и преступлением против Бога, давшего человеку жизнь. Сегодня большинство христианских конфессий, хотя и не отходят от твердого этического кодекса по отношения к суицидам, но на практике стремятся проявить толерантность и учитывать глубинные психологические причины и социальный фактор самоубийства.

В Древней Руси умерших не по-христиански (не своей смертью) хоронили по давнему языческому обычаю отдельно от остальных, под домашним порогом, нередко пробив грудь самоубийцы осиновым колом, что являлось защитой от нечистой силы.

Первым исследователем, заложившим краеугольный камень в здание современной суицидологи, был французский социолог Эмиль Дюркгейм. В своей работе «Самоубийство» (1897) он утверждал, что его следует объяснять, учитывая внешние обстоятельства, прежде всего особенности общества. Он выделил три основных вида самоубийств:

эгоистические – при этом возникает саморазрушение, так как индивид

чувствует себя отчужденным и изолированным от общества, семьи и друзей;

аномические самоубийства являются следствием неудач в приспособлении

человека к социальным изменениям, приводящим к нарушению взаимной свя-

зи личности и группы. Они резко учащаются в периоды общественно-эконо-

мических кризисов, но сохраняются и в эпоху социального процветания, когда

у быстро достигающих больших материальных благ людей возникает необхо-

димость адаптации к новым условиям жизни;

альтруистические – это суициды, которые совершаются человеком, если

авторитет общества или группы подавляют его собственную эго-идентич-

ность и он жертвует собой во благо общества, ради какой-либо социальной,

религиозной или философской идеи.

В начале XX века аутоагрессивное поведение стало пристально изучаться представителями психоаналитического направления. З. Фрейд написал работу «Печаль и меланхолия» (1910). В ней он анализирует суицид на основании представлений о существовании в человеке двух основных влечений: Эроса – инстинкта жизни и Танатоса – инстинкта смерти. По Фрейду, суицид и убийство являются проявлениями разрушительного влияния Танатоса, то есть агрессии.

Различие состоит в ее направленности на себя или на других.

Последователь школы психоанализа Карл Меннингер развил представления З. Фрейда о суициде, исследовав глубинные мотивы. Он выделил три составные части суицидального поведения. Для того чтобы совершить самоубийство, необходимо :

1) желание убить; суициденты, будучи в большинстве своем инфантильными личностями, реагируют яростью на помехи или препятствия, стоящие на пути реализации их желаний;

2) желание быть убитым; если убийство является крайней формой агрессии, то суицид представляет собой высшую степень подчинения: человек не может выдержать укоров совести и страданий из-за нарушения моральных норм и потому видит искупление вины лишь в прекращении жизни;

3) желание умереть; оно является распространенным среди людей, склонных подвергать свою жизнь необоснованному риску, а также среди больных, считающих смерть единственным лекарством от телесных и душевных мучений.

Таким образом, если у человека возникают сразу три описанных К. Меннингером желания, суицид превращается в неотвратимую реальность, их разнесение во времени обусловливают менее серьезные проявления аутоагрессивного поведения.

Архетип Возрождения несет в себе мыслеобраз о награде, ожидающей человека, находящегося в условиях невыносимого существования, и связан с другим архетипом – Матери, который влечет к метафорическому возвращению в чрево матери, где можно ощутить долгожданное чувство безопасности.

Карен Хорни, представитель психодинамического направления психологии, полагала, что при нарушении взаимоотношений между людьми возникает невротический конфликт, порожденный так называемой базисной тревогой. Она проявляется еще в детском возрасте из-за ощущения враждебности окружения. Кроме тревожности, в невротической ситуации человек чувствует одиночество, беспомощность, зависимость и враждебность.

Огромный вклад в современную суицидологию внес Эдвин Шнейдман, являясь представителем феноменологического направления. Он впервые описал признаки, которые свидетельствуют о приближении возможного самоубийства, назвав их «ключами к суициду». Он исследовал существующие в обществе мифы относительно суицидального поведения, а также некоторые особенности личности, обусловливающие суицидальное поведение. Сюда входят:

1) искатели смерти, намеренно расстающиеся с жизнью, сводя возможность

спасения к минимуму;

2) инициаторы смерти, намеренно приближающие ее

(например, тяжелобольные, сознательно лишающие себя систем жизнеобес-

печения);

3) игроки со смертью, склонные испытывать ситуации, в которых

жизнь является ставкой, а возможность выживания отличается очень низкой

вероятностью;

4) одобряющие смерть, те, кто не стремится активно к своему

концу, но вместе с тем не скрывает своих суицидальных намерений (это ха-

рактерно, например, для одиноких стариков или эмоционально неустойчивых

подростков или юношей, переживающих кризис идентичности).

Э. Шнейдманом описаны и выделены общие черты, характерные для всех суицидентов, несмотря на разнообразные обстоятельства и методы их совершения. Вместе с Н. Фабероу он ввел в практику метод психологической аутопсии (включающий анализ посмертных записок суицидентов), значительно развивший понимание психодинамики самоубийства. На основе этого метода были выделены три типа суицидов:

эготические самоубийства; причиной их является интрапсихический

диалог, конфликт между частями Я, а внешние обстоятельства играют допол-

нительную роль. Например, самоубийства психически больных, страдающих

слуховыми галлюцинациями, случаи Эллен Вест или Вирджинии Вулф;

диадические самоубийства, основа которых лежит в нереализованности

потребностей и желаний, относящихся к значимому близкому человеку. Таким

образом, внешние факторы доминируют, делая этот поступок актом отноше-

ния к другому человеку;

агенеративные самоубийства, при которых причиной является желание

исчезнуть из-за утраты чувства принадлежности к поколению или человечест-

ву в целом, например суициды в пожилом возрасте.

В последних работах Э. Шнейдман подчеркивал важность такого психологического механизма, лежащего в основе суицидального поведения, как душевная боль (psychache), возникающего из-за фрустрации таких потребностей человека, как потребность в принадлежности, достижении, автономии, воспитании и понимании.

Да, и в прошлом, и в нынешнем столетии пик самоубийств в Северном полушарии приходился на май–июнь (а вовсе не на пасмурный ноябрь, как можно было бы предположить). Это, очевидно, связано с тем, что при максимальной продолжительности светового дня люди меньше спят и оттого имеют больше активного времени, чтобы распорядиться им по своему усмотрению. Есть, видимо, и чисто психологическая причина: в начале лета усугубляется диссонанс между внутренней депрессией и бурным расцветом природы; суицидент чувствует себя еще более одиноким – даже природе нет дела до его переживаний.

По дням недели всплеск самоубийств наблюдался (и продолжает наблюдаться) в понедельник: нежелание идти на работу и похмельный синдром (алкоголики занимают в статистике самоубийств одно из самых заметных мест; было установлено, что члены этой группы риска чаще всего убивают себя именно на фоне похмельных страданий). Но это вроде бы очевидно и без теоретизирования.

В XX веке попытки создать всеобъемлющую суицидологическую теорию продолжались. Наиболее серьезные из этих разработок относятся к комбинаторному типу – они попробовали соединить достижения социологической и «психической» школ. Внимания, прежде всего, заслуживают психосоциологическая теория Шорта и Генри, а также психокультурная теория Фарбера.

Американские социологи Эндрю Генри и Джеймс Шорт заимствовали у психоанализа концепцию агрессии и выдвинули в 50-е годы гипотезу о связи уровня убийств с уровнем самоубийств: когда в обществе уменьшается количество убийств, кривая суицида ползет вверх. Объясняется эта тенденция тем, что в организованном, стабильном социуме агрессия, направленная вовне, не находит выхода и переадресуется внутрь. Именно поэтому в социально благополучных странах самоубийств совершается в несколько раз больше, чем в неблагополучных. Неоднородность и дезорганизованность общественной среды «помогают» человеку крепче держаться за свою жизнь.

Увы, статистика опровергает это предположение. В Японии за последние сорок лет заметно понизились цифры и по убийствам, и по самоубийствам.

А в России, наоборот, по сравнению с периодом десятилетней давности убийств

стало втрое больше, но и индекс самоубийств вырос вдвое.

Гипотеза Мориса Фарбера, исследовавшего в 60-е годы суицидальную статистику скандинавских стран, строже и корректнее.

Закон Фарбера звучит так: частота самоубийств в популяции прямо пропорциональна количеству индивидов, отличающихся повышенной ранимостью, и масштабу лишений, характерных для этой популяции.

Фарбероу и Саймона установили, что у 6% суицидентов один из родителей был самоубийцей, а это в 88 раз превосходит среднестатистическую норму. Но неясно, какая именно цепь здесь срабатывает – генетическая (некая генная запрограммированность на самоуничтожение) или психологическая (непосредственная близость прецедента).

Несколько лет назад Центр исследования самоубийств Южно-Калифорнийского университета издал сборник, в котором изложены химические симптомы суицидной предрасположенности. Из 17 выводов, к которым пришли авторы сборника, лишь два можно счесть традиционными:

к самоубийству склонны индивиды, испытывающие трудности в сфере сексу-

альных отношений, здоровья и социальной адаптации,

от 15 до 20% алкоголиков погибают от самоубийства.

В остальном же самоубийца рассматривается как некое органическое соединение с аномальной формулой.

Особенное распространение получила так называемая серотониновая теория, которая связывает суицидальное поведение с пониженной концентрацией 5-гидроксииндолеацетиновой кислоты в спинномозговой жидкости. Суицидогенный дефицит серотонина может быть вызван либо наследственностью, либо привнесенными факторами – неправильной диетой, наркотиками, алкоголем, старостью.


4.2. Факторы, оказывающие влияние на суицидальное поведение

Предшествующая попытка суицида

Как показывают исследования, совершенная ранее попытка самоубийства является мощным предиктором последующего ее завершения и доказательством намерений человека.

Суицидальные попытки чаще всего совершаются молодыми людьми, в основном женского пола. От 10 до 40% впоследствии доводят дело до летального исхода. Большинство из них скорее являются «криком о помощи» или попыткой отложить решение невыносимой ситуации, чем проявлением прямого желания умереть. Почти у трети парасуицидентов отмечаются признаки депрессии, обусловленной критической ситуацией; у половины из них отмечаются расстройства невротического уровня. Некоторые превращают попытки в характерный стиль поведения, возникающий как ответ на любую, даже незначительную, психотравмирующую ситуацию. Их личностные особенности отличаются большой импульсивностью.

Многие суицидальные попытки не воспринимаются окружающими всерьез. Часто эти события вызывают раздражение: «Она просто хотела привлечь к себе внимание». Но к каждой попытке следует относиться серьезно, какой бы безвредной или легкомысленной она ни казалась.

Суицидальная угроза

Давний миф о том, что «говорящий о самоубийстве никогда не совершит его», как доказала практика, является не только ложным, но и опасным. Напротив, многие кончающие с собой люди говорили об этом, раскрывая свои будущие намерения. Вначале угроза является бессознательным или полуосознанным призывом о помощи.

Ситуационные факторы

Кризисная ситуация делает людей более восприимчивыми к самоубийству.

Человек утрачивает позитивные перспективы или ориентиры, к которым надо стремиться. Прогнозы на будущее кажутся мрачными и безнадежными. В итоге под угрозой оказывается сама жизнь.

Семейные факторы

От характера семейного окружения зависит, проявляется ли потенциал саморазрушения. Чтобы понять суицидентов, необходимо исследовать их семью. Например, если человек эмоционально подавлен, то не только он сам страдает плохим аппетитом и избегает друзей; близких также может охватить тревога или отчаяние. Обнаружено, что при большинстве суицидов у подростков их родители находились в депрессивном состоянии или думали о суициде.

Два обстоятельства в семье считаются имеющими наибольшее отношение к последующей аутоагрессии:

1) ранние утраты: их роль подчеркивалась еще З. Фрейдом и Карлом Абрахамом. Депривация, связанная со смертью, уходом из семьи или разводом родителей, искажает психическое развитие детей;

2) дисгармоническое воспитание: хроническая конфликтно-деструктивная атмосфера в семье приводит к возникновению отрицательных образов родителей. Отвержение матерью, жестокое обращение отца, предпочтение, отдаваемое ими другому ребенку, несомненно, ведет к суицидальным тенденциям.

Эмоциональные нарушения

Они являются одним из основных показателей возможности суицида.

Большинство потенциальных самоубийц страдает депрессией, которая может не осознаваться. Она может быть признаком кризисного состояния или его синдромом, а также самостоятельным психическим расстройством (униполярная или биполярная депрессия). Она часто начинается постепенно, появляются тревога и уныние, потом замечаются подавленность, печаль и «хандра». Будущее становится тусклым, появляется уверенность, что его нельзя изменить.

Достоверно установлено, что депрессия повышает риск как суицидальных попыток, так и завершенных самоубийств [4, 18, 27, 30, 33]. Среди многих признаков депрессии выделяют шесть основных, провоцирующих самоубийство уже в течение первого года после ее начала:

1) приступы паники;

2) выраженная тревога;

3) снижение способности к концентрации внимания и воли;

4) бессонница;

5) умеренное употребление алкоголя;

6) утрата способности испытывать удовольствие.

Психические заболевания

Алкоголизм.

Наркомания.

Шизофрения.

Имитация суицидального поведения

Существует немало свидетельств об имитации и заразительности самоубийств, например, проявляющихся под воздействием средств массовой информации (СМИ) и влияющих на частоту последующих суицидов среди подростков [2, 24, 28].

В современной суицидологии под имитацией понимают процесс, при котором одно самоубийство становится подражательной моделью для другого.

Вспышки суицидов среди близких друзей являются аналогом первого способа. Самоубийства знаменитостей косвенно, посредством СМИ, влияют на миллионы людей. Историей и научными исследованиями доказано, что заразительность чаще повышает частоту самоубийств на некотором небольшом промежутке времени. Еще в 1774 г. Иоганн Вольфганг Гете опубликовал романтическую повесть «Страдания юного Вертера». Это повесть о молодом человеке, «одаренном глубокими, чистыми чувствами и проницательным умом, который потерялся в своих фантастических мечтаниях и отравил себя бесплодными размышлениями так, что, разрываемый безнадежной страстью и неразделенной любовью, выстрелил себе в висок». Она сразу стала популярной в Европе. Многие впечатлительные юноши под ее влиянием покончили с собой. Вскоре возник термин «эффект Вертера», обозначающий имитационное суицидальное влияние. Аналогичное влияние в России имела повесть Н. М. Карамзина «Бедная Лиза».

Реакция группирования, объединяющая людей, способствует заразительности. Чаще всего имитация аутоагрессии встречается среди подростков и молодежи в школах, в армии, тюрьмах и религиозных сектах. Детям присущи повышенная возрастная впечатлительность и внушаемость, способность ярко чувствовать и переживать, склонность к колебаниям настроения, слабость критических способностей, эгоцентрическая устремленность, импульсивность в принятии решения. Нередки случаи, когда самоубийство подростков вызывается гневом, протестом, злобой или желанием наказать себя или других.

















Особенности суицидального поведения в различных социальных группах и основные мотивы суицидального поведения у детей и подростков



Женщины в возрасте 18–35 лет совершают в 4–5 раз больше суицидных попыток, чем мужчины. В то же время считается, что мужчины более чем в 3 раза чаще совершают завершенные суициды. Возможно, это связано с избранным способом ухода из жизни – около 3/4 самоубийц-мужчин в нашей стране избирают самоповешение, а приблизительно половина женщин – прием ядов. Нет яда, оказывающего мгновенное действие (даже кураре не исключение), а токсикологическая служба, по крайней мере в крупных городах, работает достаточно исправно. Кроме того, мужчины чаще отождествляют себя с «исполняемой» социальной ролью, а женщины – с внешним обликом, отсюда предпочтение менее калечащих способов ухода из жизни.

В настоящее время в нашей стране констатируют рост попыток самоубийств среди мужчин. Это может быть объяснено тем, что многие из них на фоне краха ценностей и экономической нестабильности не в состоянии справляться с традиционной ролью главы семьи, кормильца. У них появляется неуверенность в себе, острое чувство неполноценности и одиночества, эмоциональная неустойчивость, иными словами, наступает социально-психологическая дезадаптация.

По данным Всемирной организации здравоохранения, за последние 15 лет число самоубийств среди самых молодых увеличилось в два раза, занимая второе место по смертности во многих европейских странах. В США в 1984 году, по данным газетных публикаций, покончили с собой около 2000 подростков, из них многие – с помощью весьма доступного в этой стране огнестрельного оружия. В Москве ежегодно происходит 600–700 суицидных попыток среди детей до 12 лет и еще больше – среди подростков.

В последние годы распространился термин «суицидальное поведение», он объединяет все проявления суицидальной активности – мысли, намерения, высказывания, угрозы, попытки, покушения. Этот термин особенно применим к подростковому возрасту, когда суицидальные проявления отличаются многообразием.

По данным А. Е. Личко, среди подростков с незавершенными суицидами 32% были в возрасте 17 лет; 31% – 16 лет; 21% – 15 лет; 12% – 14 лет и лишь 4% – в возрасте 12–13 лет. Как уже отмечалось, частота законченных суицидов среди подростков относительно невелика и не превышает 1% от всех суицидальных действий. Суицидальные действия в этом возрасте чаще имеют демонстративный характер и нередко могут носить черты «суицидального» шантажа.

Б. Н. Алмазов, обследовав группу подростков 14–18 лет, умышленно нанесших себе порезы, установил, что только 4% из них в момент самопореза имели мысли суицидального содержания, у 30% самопорезы были совершены в результате ссоры со сверстниками, у 20% – как обряд «братанья кровью», у 20% – как демонстрация, бравада перед сверстниками и сверстницами. При последующем стационарном обследовании 15% из них признаны психически здоровыми, у остальных отмечены различные аномалии развития личности: психический инфантилизм, пограничная умственная отсталость, в 50% случаев – акцентуация характера.

Однако дифференцировать покушения и демонстративные суицидальные попытки у подростков бывает чрезвычайно трудно.

А. Е. Личко и А. А. Александров, обследовав группу подростков в возрасте 14–18 лет, нашли, что примерно у половины из них (49%) суицидальные действия совершаются на фоне острой аффективной реакции (аффективный тип суицидальных действий), которая развивается по механизму «короткого замыкания», когда порой малозначительный повод играет роль «последней капли» и провоцирует суицидальное действие. При этом действия подростка в момент суицидальной попытки нередко внешне кажутся демонстративными. Они совершаются на глазах у обидчика, сопровождаются плачем или, наоборот, бравадой спокойствия. Однако эта «игра в самоубийство» часто заходит слишком далеко и может закончиться трагично.

На условность границ между суицидами, покушениями и суицидальными попытками у подростков указывают и другие авторы. Е. Шир отмечает, что большинство суицидальных действий в подростковом возрасте, будучи микросоциально обусловленными (отношения в семье, в школе и т. п.), направлены не на самоуничтожение, а на восстановление нарушенных социальных связей с окружающими. Поэтому в подростковом возрасте чаще всего речь идет не о покушении на самоубийство, а лишь о применении «суицидальной техники» для достижения той или иной первичной (несуицидальной) цели. Иногда суицидальное поведение у подростков определяется стремлением к временному выключению из ситуации. И в том и в другом случаях, несмотря на отсутствие суицидальных намерений, потенциальная опасность таких действий достаточно высока.

Отечественный суициолог А. Г. Амбрумова считает, что суицидальное поведение возникает в результате социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого межличностного или внутриличностного конфликта (Амбрумова А. Г., 1981). При этом у разных личностей возникающее дезадаптивное состояние может принимать различные формы. У одних в психотравмирующей ситуации преобладают переживания безысходности и тоски, у других – растерянности и тревоги, у третьих – гнева и отчаяния.

Самоубийство в детском и подростковом возрасте имеет особенную фактуру, корни которой лежат в своеобразии представлений о смерти. Во-первых, чем младше человек, тем труднее определить истинность его намерений уйти из жизни. Игровая деятельность детей и подростков сама по себе может таить немалый риск для жизни (подвижные игры на крышах домов и стройплощадках, прыжки с большой высоты, катание на подножках товарных поездов). Может быть, поэтому они часто выбирают весьма калечащие и травматичные способы совершения самоубийства. Во-вторых, многие дети и подростки убеждены в том, что смерть имеет конец, представляясь глубоким сном или длительным отсутствием. В-третьих, мотивы самоубийства детей и подростков до крайности непропорциональны факту травматизации, высока импульсивность поступка (сверстники пошутили над внешним обликом, родители наказали за двойку или не пустили погулять).

Не следует также забывать о злоупотреблении алкоголем и наркотиками, возросшем в последние годы среди молодежи. Даже в небольших дозах эти вещества нарушают эмоциональную реактивность, вплоть до грубого искажения восприятия себя, реальности и тяжести положения. И, наконец, именно среди молодежи самоубийство исключительно заразительно, что обычно происходит после гибели молодежных кумиров (М. Монро, В. Цой, К. Кобэйн, И. Сорин). Попытки специалистов составить полный психологический портрет подростков-самоубийц, как правило, завершаются портретом «усредненного тинэйджера».

В сознании современного российского подростка нет однозначно негативного отношения к суициду. Есть сочувствие, сожаление, но нет возмущения и презрения. В Великобритании, например, до 1961 года суицид являлся уголовным преступлением и до сих пор этот факт – позор для всех близких. Возможно, нужно менять устойчивые традиционные наивно-психологические мифы. Для этого растущим поколениям придется избавиться от убеждений, что страдание, боль и слабость – это некие достоинства и проявление духовной силы. Лучше рассматривать их как сигнал к необходимости свершения перемен, призыв к ответственности, росту и зрелости.

Считается, что приводящий к самоубийству конфликт в детском и подростковом возрасте обычно коренится во взаимоотношениях с родителями или сверстниками (отвержение группой, неразделенная любовь); повторные попытки совершают треть девушек и две трети юношей; около 90% всех попыток происходят «на арене» – при свидетелях. Определенная демонстративность попыток самоубийства в подростковом возрасте не должна ослаблять внимание окружающих. Иногда при серьезном намерении самоубийства не происходит по малозначимым для остальных причинам («не оказалось под рукой любимой аудиокассеты»), иногда все происходит с точностью до наоборот («решил напугать, принял три таблетки и понял, что обратной дороги нет»).


Литература


  1. Акопов Г. В. и др. (ред.) Методы профилактики суицидального поведения. – Самара-Ульяновск, 1998.

  2. Амбрумова А. Г., Тихоненко В.А. Диагностика суицидального поведения. Методические рекомендации. – М., 1980.

  3. Гилинский Я.И. Самоубийство как социальное явление. Проблемы борьбы с девиантным поведением. – М., 1989.

  4. Леонгард К. Акцентуированные личности. – Ростов-на-Дону: Феликс, 1997.

  5. Павлова, И.М. Психопрофилактика и психокоррекция суицидального поведения учащихся юношеского возраста : метод, пособие / И.М.Павлова, Т.Н.Карпович. - Мн.: РИПО, 2005. - 50 с.

  6. Погодин, И.А. Психология суицидального поведения. – Мн., 2005.






Автор
Дата добавления 06.11.2016
Раздел Воспитательная работа
Подраздел Статьи
Просмотров135
Номер материала ДБ-324358
Получить свидетельство о публикации

"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ


Идёт приём заявок на международный конкурс по математике "Весенний марафон" для учеников 1-11 классов и дошкольников

Уникальность конкурса в преимуществах для учителей и учеников:

1. Задания подходят для учеников с любым уровнем знаний;
2. Бесплатные наградные документы для учителей;
3. Невероятно низкий орг.взнос - всего 38 рублей;
4. Публикация рейтинга классов по итогам конкурса;
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://urokimatematiki.ru

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх