Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Воспитательная работа / Статьи / Галина Арестова « Я выжила всем смертям назло…»

Галина Арестова « Я выжила всем смертям назло…»

  • Воспитательная работа

Поделитесь материалом с коллегами:

Галина Арестова:- « Я выжила всем смертям назло…»

Мне повезло с моей соседкой. Она добрейший и замечательный человечек, правда очень одинокий. А еще она мой кумир и мне очень хочется быть похожей на нее. Случается, она часто приглашает меня и мою маму к себе в гости и мы, беседуя, пьем вкуснейший, ароматный чай с грушевым вареньем. А однажды она, пригласив меня к себе на день рождения, решилась показать семейные фотоархивы. И вот мы перелистываем фотоальбомы – вот она ещё совсем молоденькая, радистка, а тут с сестрой, а на этом фото – война, немецкий лагерь. А вот здесь она уже жена и мама… Кадры... Эпизоды. … Из них складывается кинолента человеческой судьбы. Этой удивительной женщине сегодня девяносто лет. И она охотно делится эпизодами своей жизни (они яркие, но всё больше трагические), начиная свой увлекательный рассказ так: «Я, Арестова Галина Александровна (в девичестве Орлова), 1923 года рождения, родилась 30 сентября, в деревне Андреевка недалеко от Донецка».

Кадр первый: на мельнице

Одно из первых воспоминаний детства: большой красивый дом, сложенный из маленьких кирпичиков и большая двухэтажная мельница. На мельнице ей очень нравится. Интересно смотреть, как из зерна получается мука, из проса пшено, как пучки льна превращаются в зерно и нитки. Особенно запомнилось, как из овечьей шерсти, заложенной в специальный контейнер, выходила красивая волна, для пряжки. А ещё очень нравится взбираться по лестнице и наблюдать, как на огромное колесо падает вода. И две собаки на мельнице хорошие, большие и добрые.

- Говорили, что отец меня любил больше остальных (а было нас четверо: три сестры и брат), - улыбается Галина Александровна. – Может, оттого, что на мельнице я интересовалась всем. Но я была очень худенькой и слабенькой, поэтому родители отправили меня к дедушке с бабушкой, в Новомихайловку. У стариков были козы, а их молоко очень полезно болезненным деткам.

Кадр второй: «враги народа»

Влиятельный родственник из Харькова в письме сообщал, что мельницу и дом нужно немедленно и добровольно отдать государству. Упираться бесполезно, отправят в Сибирь.

Потом опять пришли какие-то злые люди, в чёрном. Они приказали одеться потеплее, с собой взять какую-то еду. И вывели на мороз. Папа всё доказывал, что он от всего уже отказался, что ничего ему не нужно, лишь бы детей не трогали, лишь бы в Сибирь не отправляли. Мама же тайком, через окно, выбрасывала вещи, чтобы злые люди их не отобрали. А из дома всё – таки выгнали. На мороз.

- Приютила нас в землянке одинокая бедная соседка, которая помогала нам на мельнице, - рассказывает Галина Александровна. – И это она предложила маме тайком выбрасывать в окно вещи из сундука, чтобы спасти хоть какое-то добро, и прятала их в своей землянке.

Кадр третий: голод- не тетка!

Папа за семьей все-таки приехал. И увёз в Авдеевку. Он теперь работал на машино- тракторном заводе. А вот школу там закрыли на карантин, поэтому Орловы переехали на станцию Ясиноватая. Там дети пошли в школу.

- Помню, всегда хотелось кушать, - вспоминает она теперь, - А ещё помню коммуну «Красный боец», туда приходили дети и больные взрослые, чтобы поесть «мамалыги»: муки, разведённой в кипятке. Ели «мамалыгу» с аппетитом.

А потом папа уехал. В Крым, к другу. Скоро пришла посылка с пшеном и солью. И мама кормила детей этой вкусной кашей… в день по чайной ложке. Весной же стало очень голодно. На колхозных полях не осталось и гнилой картошки. И посылки от папы больше не приходили. Старшую сестричку пришлось отправить к родственникам, в Харьков. Мы переехали под Сейтлер (ныне Нижнегорский), к отцу. Шёл 1932-й год.

Кадр четвертый: летать помешала война

- Я мечтала быть художницей (папа рисовал хорошо), - рассказывает Галина Александровна, - А ещё я мечтала быть летчицей. Очень хотела, чтобы как знаменитые Осипенко, Гризодубова и Раскова (улыбается). В 1393-м поступила в Крымское художественное училище им. Н.С. Самокиша, параллельно занималась парашютным спортом и стрельбой (получила значок «Ворошиловский стрелок»).

… В этот день прыгать не разрешили. Ветер был сильный. Да и прыгать было некому: многие ушли на фронт. Но Галя прыгнула. Её заносит на большой камень, напоролась на него грудью. Пришлось ложиться на операцию. И на фронт не пошла, и в лётное училище не поступила. Вернулась к родителям, в село Челеби Сеитлерского района.

… Год 1942-й. Раннее утро. В Челеби приходят немцы и румыны. Приказывают детям собрать собак и отогнать на окраину. Пошёл со своей Чернушкой и двенадцатилетний братик, пулемётная очередь, крик, детей нет. Их погрузили в машину и увезли. Позже оказалось, что в Севастополь, на корабль, для «прикрытия» от советских бомб.

Кадр пятый: вкусняшки от врагов

Товарный вагон набит людьми. Кто-то умирает. Душно и страшно. Гонят на работы в Германию. В город Росток, на завод по производству снарядов. Сначала дают метлу, чтобы отметала стружку от станков. А потом приказывают делать снаряды.

- Но я отказывалась, - говорит Галина Александровна. – Как же я буду делать снаряды, которые будут падать на мою родину? Там, на фронте, моя сестра спасает жизни советских солдат, а я буду снаряды делать? Нет!

Обвиняют в агитации. Обещают повесить. Жестоко избивают плетью. При всех. И странно, потому что много крови, а в комнате звучит «Студенческий вальс». Теперь в памяти всплывает одиночная камера. И очень хочется пить.

- Очнулась, услышала тиканье часов, подумала, что предсмертное, - вспоминает Галина Александровна. – Я стала сильно стучать в дверь, чтоб заглушить тиканье, оно меня пугало.

Женщина-охранник смотрит на меня, сочувственно качает головой и уходит, чтобы через пять минут вернуться с кружкой чая и куском хлеба, намазанного повидлом. Она смотрит, как жадно русская пьёт чай. И уходит, чтобы снова вернуться с чаем. А когда наступил вечер, немка снова пришла.

- Только кусок хлеба уже был потолще, а кружка с чаем была очень большой, и уже не железной, а керамической, - улыбается, вспоминая, моя героиня. – И казалось мне тогда, что вкуснее ничего нет.

Кадр шестой: №28282

Тридцать два брака, несколько тысяч человек сорока национальностей, надзирательницы-звери и лагерный номер – 28282. Концлагерь Равенсбрюк. За отказ делать снаряды Галина стала политзаключённой.

Надзирательницы жестоко избивают, если ослушался или ослышался, натравливают собак на тех, кто истощён, кто падает, кто уже не может рыть траншеи и корчевать лес. Однажды Галю заставили быть пожилую женщину. Девушка отказалась. Тогда её уложили на живот, ноги просунули в специальные отверстия, ремнями фиксировали тело и руки. И отхлестали железными прутьями.

- Я осталась жива благодаря хорватке по имени Слава, такой же заключённой, - говорит пенсионерка. – Это она мне, зверски избитой, полуживой, тайком приносила в барак то сухарики, то шоколад. Откуда? Так ведь заключённым разрешалось получать из дому посылки и письма. Всем. Только не нам. Сталин считал, что мы – изменники Родины.

… А как-то случайно Галина узнаёт, что Славе исполняется восемнадцать. Она где-то находит клочок бумажки, у кого-то выпрашивает карандаш, и рисует для подруги розочку. Подарок этот и сегодня хранится у Славы, подруги до сих пор переписываются.

Освободили узников Равенсбрюк в 1945-ом.

- Я просто очень хотела жить, - признаётся Галина Александровна, - Потому выжила. После войны жила и работала медсестрой в Джанкое. Потом вышла замуж за Виктора Арестова - красавца-лейтенанта, вместе переехали в Севастополь, родили дочку. Теперь у Галины Александровны есть ещё внук, правнук и совсем крошечная правнучка.

Кадр седьмой: бывшие враги, теперь друзья

Год 1999-й. приглашают в Равенсбрюк. Вернувшись, она разыскивает в Крыму бывших узников концлагерей. Телефон не умолкает. Звонят те, кого объединяет прошлое. Немцы покупают квартиру под офис и предоставляют старикам машину, на которой можно добираться в больницу. Бывшие враги присылают посылочки.

- Стыдно сказать, но немцы нам помогают, - говорит Галина Арестова. – А ещё они просят, чтобы мы рассказывали молодёжи, что пережили, что такое фашизм.

Мы тоже просим. Рассказывайте. Мы не должны допустить больше такого!

P.S. К сожалению, Галина Арестова через месяц после интервью умерла. Но я выполню последнюю просьбу моего кумира и расскажу ее историю своим сверстникам, чтобы фашизм никогда больше не поднял своей головы на нашей родной земле!

Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 02.10.2016
Раздел Воспитательная работа
Подраздел Статьи
Просмотров26
Номер материала ДБ-232308
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх