Для всех учителей из 37 347 образовательных учреждений по всей стране

Скидка до 75% на все 778 курсов

Выбрать курс
Получите деньги за публикацию своих
разработок в библиотеке «Инфоурок»
Добавить авторскую разработку
и получить бесплатное свидетельство о размещении материала на сайте infourok.ru
Инфоурок Литература СтатьиХРОНОТОП И ИДЕНТИЧНОСТЬ НА ПРИМЕРЕ ЦИКЛА СТИХОВ РАВИЛЯ БУХАРАЕВА «КАЗАНСКИЕ СНЕГА»

ХРОНОТОП И ИДЕНТИЧНОСТЬ НА ПРИМЕРЕ ЦИКЛА СТИХОВ РАВИЛЯ БУХАРАЕВА «КАЗАНСКИЕ СНЕГА»

библиотека
материалов

ХРОНОТОП И ИДЕНТИЧНОСТЬ

НА ПРИМЕРЕ ЦИКЛА СТИХОВ РАВИЛЯ БУХАРАЕВА «КАЗАНСКИЕ СНЕГА»

 

Аннотация. В статье анализируется лирический цикл Равиля Бухараева

«Казанские снега». Ставится проблема хронотопа в его отношении к на- циональной самобытности; рассмотрены стихотворения, в которых выра- жается переживание кризиса национальной идентичности.

Ключевые слова: хронотоп, идентичность, лирический цикл, Равиль Буха- раев, «Казанские снега».

 

Abstract. The article is devoted to the lyrical cycle of Ravil Bukharaev “The Ka- zan’s snows”. The problem of chronotope in the context of national identity is observed. The poetry that expressed the experience of the national identity crisis is discussed.

Keywords: chronotope, identity, lyrical cycle, Ravil Bukharev, “The Kazan’s snows”.

 

 

 

Вынесенные в заглавие статьи понятия в разной степени укоренены в теоретическом сознании учащихся школ. Если хронотоп ак-

 

тивно используется ими в практике анализа литературного произведения, то представле- ние об объёме понятия идентичность и мето-

 

дах анализа идентичности в литературе в на- стоящее время ещё не сформировались. Объ- яснение этому простое. Хронотоп относится к

 

41

 

числу понятий отечественной филологии; теоретически обоснованное в трудах М.Бах- тина, оно на протяжении многих лет неизмен- но присутствует в трудах российских литера- туроведов, равно как и методистов.

Идентичность — относительно новый в отечественной гуманитаристикие термин. Отметим, что он заимствован из западной науки. Для российских гуманитариев тради- ционными являются понятия самобытность, своеобразие, самосознание как своего рода аналоги западной идентичности. Вместе с тем начиная с 1990-х годов учёные-гумани- тарии всё чаще отдают предпочтение имен- но «идентичности», например, В.С.Малахов пишет: «По-видимому, основания предпоч- тения нового термина привычным “самосо- знанию” и “самоопределению” следует ис- кать в потере кредита традиционной поня- тийности» [1: 48].

В литературоведении идентичность (так же как и в социологии, политологии, психо- логии) рассматривается в связи с интересом к проблемам национального и одновременно в связи с междисциплинарным подходом к её изучению.

Очевидно, что формирование представ- лений об идентичности у учащихся не опре- деляется исключительно воспитательными задачами: формирование гражданской или национальной идентичности на основе из- учения литературы. Но, безусловно, такая задача в условиях многонациональной рос- сийской культуры является значимой. Прин- ципиально важно научить учащихся анали- зировать формы выражения идентичности в художественном произведении, что пред- полагает актуализацию знаний о поэтике.

«Проследить движение художественной мысли от слова к смыслу, от текста к образу мира, — пишет К.Султанов, — значит гово- рить об идентичности на уровне и в поле поэтики, напоминая о самодостаточности художественного мира, который есть нечто большее и принципиально иное, чем сово- купность составляющих его элементов и ча- стей» [4: 6].

В этой связи познавательный потенциал понятия хронотоп представляется неоспори- мым, принимая во внимание как универсаль- ность категорий «пространство» и «время» (восприятие мира и самого себя немыслимо без пространства и времени), так и установ- ленные М.Бахтиным значения хронотопа (в частности, жанровое и ценностное).

Значительный интерес с точки зрения вопроса об идентичности в литературе пред- ставляет творчество писателей, чья литера- турная идентичность формировалась на гра- ницах культур и языков. В данном случае речь не идёт о писателях-билингвах (литера- турный билингвизм — тема, достаточно хо- рошо разработанная в отечественной науке о литературе и в методике обучения ей). Речь идёт о сложившейся на рубеже XX—XXI веков ситуации «множественности идентифика- ций», когда писатель всё чаще выступает как

«носитель  полиэтнических  культурных цен-

ностей, пишущий для читателей многих

 

42 Литература в школе. 2016. № 9.

 

стран, живущий поочередно в разных куль- турных координатах и не мыслящий себя в прокрустовом ложе какой-то одной этниче- ской или эстетической системы» [5: 54].

Множественность идентификаций связа- на с «множественностью литератур», терми- ном, которым отдельные учёные предлагают обозначать «рядоположенность разных, пре- бывающих каждая в собственной идентично- сти литератур, внеиерархическое их со-су- ществование» [6: 58].

В произведении множественность иден- тификаций проявляется в культурных и лите- ратурных кодах (концептах, национальных архетипах, устойчивых для отдельных нацио- нальных литератур образах и мотивах), гене- тически связанных с разными культурами, в субъектной сфере произведений, анализ ко- торой позволяет установить различные типы авторского сознания [7].

Творчество поэта Равиля Бухараева — один из примеров множественности иденти- фикаций в литературе. Поэт родился в Каза- ни, где на протяжении многих веков сосуще- ствуют и диалогически взаимодействуют рус- ская и татарская культуры, жил и работал в Лондоне: вёл передачи, посвящённые исто- рии татарской культуры на радиостанции Би- би-си, участвовал как автор предисловия, комментария, подстрочного перевода в под- готовке «Исторической антологии татарской поэзии», изданной в 2000 году (на английском языке).

Бухараев писал на нескольких языках: русском, венгерском, английском, татар- ском. В предисловии к одной из своих книг, автор, размышляя о своём многоязычном творчестве, пишет: «Быть может, и даже на- верняка, именно эта безысходная тяга к род- ному, / почему-то ставшему чужим, это без- мерное старание понять, / почему же есть на свете родное и чужое, всею неразглашённой силой / своей и сподобила писать стихи на совсем уж чужих языках» [8: 10].

Ключевыми концептами в рефлексиях пи-

сателя об идентичности становятся «своё» и

«чужое». Понять, прочувствовать «чужое» (чу- жие язык, культуру, литературу), по Бухарае- ву, можно, только сделав его своим: «Но в том-то и штука, что ни на один язык / нельзя смотреть лишь снаружи, поверяя его разве что собственной речью. / Чтобы понять и по- стичь — нужно войти в этот сад / и услышать сокровенную музыку листьев, извне звуча- щую странно, / а порой и смешно» [8: 14].

Для Бухараева идентичность — это един- ство во множественности: «Есть некое по- сильное откровение в том, / что двунадесять языков и вызываемые ими щемление серд- ца / и терзания разума могут совместиться в единой человеческой душе» [8: 24].

В цикл Р.Бухараева «Казанские снега» вошли различные по тематике (темы приро- ды, любви, культуры) стихотворения, напи- санные в 1968—1974 годах.

Анализ хронотопа позволяет говорить о включённости лирического героя в несколько кругов существования. Во многих стихотво- рениях цикла «я» лирического героя — это «я

 

частного человека, переживания которого зачастую сопряжены с временами года и временем суток («Чуть влажною, прозрачной ночью…», «Не вовремя седеют тополя…»,

«Закат, как красный лист, к реке бредёт ку- стами», «Перед зимой» и др.) или определён- ным пространством: Вяткой («На переправе сумерки красивы…»), Оренбургом («Орен- бург»), Казанью («За рекою Казанкой…»,

«Тафтиляу»), Крымом («В Крыму, на камне, у морской волны…»).

В отдельных стихах автор обращается к мировой культуре, например в «Возрожде- нии», в котором поэт посредством узнавае- мых аллюзий (Темза, Тауэр, Шекспир) соз- даёт образ Англии эпохи Ренессанса.

Особенностью выражения лирического переживания в отдельных стихотворениях цикла является преодоление конкретного, зачастую связанного с определённым про- странством времени и выход к обобщениям философского характера.

Таково, в частности, стихотворение «Па- мятник», в структуре художественного вре- мени которого выделяются три круга: на- стоящее (время лирической медитации), про- шедшее (это личное прошлое лирического героя, которое одновременно включается в историческое прошлое («Здесь тишина и си- ний небосвод… / Пускай об этом кладбище забыли. / Но прадеда могилу просто срыли, / когда в тридцатых строился завод»), будущее («Мы лишь посмертно будем с жизнью кви- ты, / пока мы живы — можем выбирать… / Одним — огонь, другим — вот эти плиты… / А третьих и не будут вспоминать»).

Поэтическая рефлексия о будущем при- обретает у Бухараева характер философско- го обобщения, на что указывает смена субъ- ектной формы: «я» лирического героя сме- няется на «мы».

Ещё одна заметная особенность про- странственно-временной структуры цикла — соотношение статичного и динамичного хро- нотопов. В большинстве стихотворений вре- мя и пространство статичны: в таких стихо- творениях, как правило, в центре оказывают- ся пейзажные образы, созерцаемые лирическим героем.

В таких стихотворениях, как «Гуляет в краю бескрайних полей…» и особенно «Бес- конечный поезд», хронотоп динамичный. По- следнее стихотворение — пример поэтиче- ской рефлексии об идентичности, в центре которой образ «бесконечного поезда», вы- ступающего как метафора кризиса идентич- ности.

Эта идея раскрывается посредством мо- тива движения к Казани и от неё («Здрав- ствуй, родина, снег мой! / До свиданья, ухо- дим…»), переходящего в мотив пустоты:

«Ничего не находим, — только берёзы чи- сты, — / а когда на перроне конечном / выхо- дим — / через двадцать минут мы, / как поезд прибывший, / пусты» [8: 73].

Движение поезда от дома уподобляется в стихотворении бегству от себя: «Стук! Стре- мительный бег нас относит от дома. / Пар ле- тучий! Летят поезда через снег… / День и

 

ночь, день и ночь, день и ночь — / как знако- мо! / От себя, от себя, от себя — / нескончае- мый бег» [8: 73].

Иначе переживание идентичности выра- жается в стихотворении «У пролива». В его основе драматическое переживание забве- нья родного языка: «Как пасынок родного языка, / живу, пишу и думаю по-русски!»; «А знать родной язык — не ремесло, / он не про- щает и полузабвенья…» [8: 66].

Вместе с тем в выражении переживания идентичности ключевую роль играет аллю- зия — татарский напев «Аллюки»: «В журчаньи чёрных листьев у реки, / у водного светлею- щего края / ты слышишь переливы “Аллюки” / и плач души — звучание курая?»; «Я напеваю “Аллюки” — без слов, / а ты дымок помеши- ваешь ложкой…» [8: 66]. Она (аллюзия) отсы- лает читателя к известному стихотворению Г.Тукая «Милли моңнар1», лирический герой которого переживает идентичность как резо- нанс между собственным внутренним миром и мелодией «Əллүки» («Эллюки»).

«Идентичность, — пишет М.Ибрагимов в

связи со стихотворением Г.Тукая, — это со- стояние тождества с другим, нераздельности с ним, когда исчезает граница между “я” и “другим”, это то, что делает единым “я” и “другого”. Идентичность — область неопре- делённого, смутного, неясного» [12: 151].

Примечательны в этой связи строки из стихотворения Р.Бухараева: «…ты слышишь переливы “Аллюки” / и плач души — звучание курая? / Но то лишь ветер, листья теребя, / взлетит, — и что-то в нас тогда рыдает…» [8: 66]. В них тонко прочувствована природа пе- реживания идентичности: с одной стороны, это неопределяемое чувство (на это указы- вает неопределённое местоимение «что-то»), с другой, чувство, которое присутствует в че- ловеке и проявляет себя вне зависимости от него самого (рыдает не человек, а нечто внут- ри его).

Наконец, обратимся к вынесенному в за- главие цикла хронотопу Казани. Помимо

«Бесконечного поезда», он присутствует в стихотворениях «За рекою Казанкой», «Та- филяу», «Оренбург».

В первом Казань — объект противо- речивого отношения лирического героя: «Я его понимаю, / потому и виню, / я его про- клинаю, / оттого что люблю» [8: 74]. Казань в этом стихотворении — это «город малень- ких сплетен, самодельных богем», «город мой неудачный, но довольный собой». Но одновременно это пространство, притяги- вающее лирического героя, и это притяже- ние определяется непреодолимым пережи- ванием национальной идентичности, носи- телями которой выступают известные народные мелодии — «Тафтиляу», «Аллюки»:

«Навсегда б одурело / я рванулся в бега, /

 

если б кровь не горела, / не сияли снега, / если б там, где могила / мелководной реки, / не сверкала бы сила / “Тафтиляу”, / “Аллю- ки”» [8: 74].

Во втором автор вводит ряд казанских топонимов: улица Вахитова, Плетенёвская тюрьма. Эти образы соединяются в сознании лирического героя (здесь это ребёнок) с пес- ней, которую ему поёт няня. Отметим, что сам контекст (образный ряд включает в себя звукообраз — «крик кладбищенских ворон»), образ «Плетенёвской старенькой тюрьмы») и стилистика самого мотива песни («Испуган- ная нянечка моя / поёт и плачет тонким го- лоском. / Ночь. Татарчонка лепит из меня / татарка в первом платье городском») порож- дают в читательском восприятии ощущение негативно переживаемой идентичности (см.:

«татарчонок», «лепит»).

Наконец, в стихотворении «Оренбург» образу «стоязыкого» города, в котором

«жили люди из Москвы и Мекки» и который сыграл большую роль в развитии татарской культуры, противопоставляется Казань: «Ты (Оренбург. — М.И.) не забыл той стародав- ней были, / так почему запамятовал вдруг: / поэзию татарскую творили / моя Казань с тобою, Оренбург! / Не помнили о том твои музеи, / в твоих архивах тлели письмена, / ты жил, по ветру времени развеяв / тебе не дорогие имена. / Казань моя, как тихий, тёмный омут, / уберегла союз от праздных глаз, / незримы эти связи, невесомы, / кото- рыми судьба связала вас…» [8: 84].

Здесь очевидно лирическое пережива- ние утраты исторической памяти: «И забывал ты горестное знанье, / в неведомую будущ- ность скользя… / Но у судьбы иное есть на- званье. / История. Её забыть нельзя» [8: 84]. Итак, «индивидуальное» лирического ге- роя, его чувства, рефлексия в большинстве стихотворений «Казанских снегов» привяза- ны к определённому хронотопу (Вятка, Ка- зань, Оренбург, лето, осень, зима), который не только является фоном для лирических переживаний (а в пейзажных стихах — зача- стую непосредственно определяет характер этих переживаний), но и определяет его (ли-

рического героя) идентификацию.

«Я» лирического героя оказывается впи- санным в два круга: «малый» (времена года и время суток) и «большой» (историческое про- шлое, включая образы мировой культуры («Возрождение»).

Таким образом, уже в раннем цикле поэта обозначается одна из особенностей его поэ- тической системы — множественность иден- тификаций. Анализ хронотопа, наряду с ана- лизом других составляющих поэтики (в пер- вую очередь субъектной сферы) является одним из «ключей» к пониманию идентично- сти в литературе.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1.            МАЛАХОВ В.С. Неудобства с идентич- ностью // Вопросы философии. — 1998. —

№ 2. — С. 43—53.

2.            ПОПОВА М.К. Национальная идентич- ность и её отражение в художественном со- знании. — Воронеж: Воронежский гос. ун-т, 2004. — С. 169.

3.            КОРМИЛОВ С.И. Своеобразие русской литературы и проблема её национальной идентичности // Известия Южного феде- рального университета. Филологические науки. — 2007. — № 1—2. — C. 8—22.

4.            СУЛТАНОВ К.К. От дома к миру: этно- национальная идентичность и межкультур- ный диалог. — М.: Наука, 2007. — С. 302.

5.            ВАСИЛЬЕВ Н.Л. Историзм и относи- тельность концепта «национальная литера- тура» // Сравнительное литературоведе- ние: теоретический и исторический аспек- ты: Материалы Международной научной конференции «Сравнительное литературо- ведение» (V Поспеловские чтения). — М.: Изд-во МГУ, 2003. — C. 53—59.

6.            САФИУЛЛИН Я.Г. Множественность литератур // Теория литературы: словарь для студентов. — Казань: Казанский ун-т, 2010. — C. 58—59.

7.            V.R. Amineva, M.I. Ibragimov, E.F. Naguma- nova, A.Z. Khabibullina G.Tukays poetry: the aspects of national identity // XLinguae European Scientific Language Journal. — Vo- lume 8. — Issue 1. — P. 79—87.

8.            БУХАРАЕВ Р. Бесконечный поезд: Из- бранные стихи и поэмы. — Казань: Мага- риф, 2001. — С. 319.

9.            ГАЛИЕВА А.М., НАГУМАНОВА Э.Ф. Национальные концепты // Межкультур- ная коммуникация: Филологический аспект. Словарь-справочник. — Казань: Изд-во «Отечество», 2012. — С. 92—93.

10.          Татарский энциклопедический словарь. — Казань: Институт Татарской энциклопедии Академии наук РТ. — 1999. — С. 703.

Татарский энциклопедический словарь. — Казань: Институт Татарской энциклопедии АН РТ, 1999.                Краткий справочник / Под

ред. акад. АН РТ М.Х.Хасанов. — Казань, 1997

11.          ГАЛИЕВА А.М., НАГУМАНОВА Э.Ф. Особенности передачи национально-специ- фических концептов в переводных текстах (на примере концепта Моң) // Учён. зап. Казан. ун-та (Серия Гуманит. науки). — 2013. — Т. 155. — Кн. 2. — С. 245—252.

12.          ИБРАГИМОВ М.И. Идентичность в ли- тературе (на материале татарской поэзии XX века) // Филология и культура. —

2013. — № 1 (31). — С. 151.

Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Проверен экспертом
Общая информация

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении литературы «серебряного века» в современной школе»
Курс повышения квалификации «История русской литературы конца 20 - начала 21 вв. и особенности ее преподавания в новой школе»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Подростковый возраст - важнейшая фаза становления личности»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении русской литературы последней трети XIX века в современной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Маркетинг: теория и методика обучения в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Экскурсоведение: основы организации экскурсионной деятельности»
Курс профессиональной переподготовки «Клиническая психология: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Финансы предприятия: актуальные аспекты в оценке стоимости бизнеса»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Использование элементов театрализации на уроках литературного чтения в начальной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Управление информационной средой на основе инноваций»
Курс повышения квалификации «Финансовые инструменты»
Курс профессиональной переподготовки «Эксплуатация и обслуживание общего имущества многоквартирного дома»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Репетиторы онлайн

✅ Подготовка к ЕГЭ/ГИА
✅ По школьным предметам

✅ На балансе занятий — 1

Подробнее