Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Воспитательная работа / Конспекты / Инсценировка "У войны не женское лицо"

Инсценировка "У войны не женское лицо"



Осталось всего 2 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Воспитательная работа

Поделитесь материалом с коллегами:

Внеклассное мероприятие

«У войны не женское лицо»



Петросян И.А., учитель русского языка и литературы

МБОУ «СОШ №16» г. Чистополя Республики Татарстан


Звучит песня Б. Окужавы «До свидания, мальчики»

Стихотворение Р.Рождественского «Зенитчицы»

На сцене появляются девушки, затем выходит старшина Васков, увидев их, оторопел.

Старшина Васков: Та-а-а к, кто такие!

Сержант Кирьянова : Докладывает помкомвзвода сержант Кирьянова. 1-ое и 2ое отделение третьего взвода пятой роты отдельного зенитно – пулеметного батальона прибыли в ваше распоряжение для охраны объекта.

Старшина Васков: Та-а-а к ! Из расположения без моего слова ни ногой!

Рита Осянина : Даже за ягодами?

Старшина Васков: Ягод еще нет.

Кирьянова: А щавель можно собирать? Нам без приварка трудно, товарищ старшина, отощаем.

Васков: Не дальше речки. Аккурат в пойме прорва его. И прежде всего, конечно, дисциплина!

Кирьянова: Есть товарищ старшина! (поворачиваясь к строю) Люба, Вера, Катенька – в караул! Катя - разводящая.

Васков: Отставить! Разве это команда? Развод караулов полагается по всей строгости делать, по уставу. А это насмешка полная.

Кирьянова: А у нас разрешение, товарищ старшина, от командующего лично!

Галя Четвертак: Ой, девочки, так хочется танцевать!

Кирьянова: Так в чем же дело? Война – войной, жизнь продолжается.

Танец «Катюша»

Васков: Все, бойцы, отбой!

Комелькова: (Осяниной) Ну, что пошла? Ой, гляди, Ритка! Налетишь на патруль – и сгоришь.

Осянина: Молчи, Женька! Я везучая. Кирьянова знает, обжигает усмешечками, словно я и впрямь своего мужа предала.

Комелькова: Пусть, Рита, пусть что хочет думает!

Осянина: И впрямь, пусть любую грязь сочиняет, лишь бы помалкивала, не мешала, Васкову бы не донесла…

Вбегает Осянина.

Осянина: Товарищ, старшина!

Васков: что?

Осянина: Немцы в лесу!

Васков: Откуда известно?

Осянина: Сама видела. Двое с автоматом, в маскхалатах. На дороге встретила.

Васков: Значит на дороге! А что ты в лесу в 4 утра делала?

В разговор вмешивается сержант Кирьянова

Кирьянова: Знаете, товарищ старшина, есть вопросы, на которые женщины отвечать не обязаны.

Васков: Нету здесь женщин! Есть бойцы. И есть командиры, понятно? Война идет, и покуда она не кончится, все в среднем роде ходить будем. А немцев уничтожать надо. Осянина! Стройте людей!

Осянина: построены! Женя! Галя! Лиза!

Васков: Погодите, Осянина! Немцев идем ловить – не рыбу. Так чтобы хоть стрелять умели что ли…

Осянина: Умеют.

Старшина Васков: Да вот еще. Может немецкий кто знает?

Соня Гурвич: Я знаю.

Старшина Васков: Что такое «я»? Докладывать надо.

Соня: Боец Гурвич.

Старшина Васков: А как по – ихнему «Руки вверх»?

Соня: Хенде хох!

Старшина Васков: Точно! Ну, давай, Гурвич (обращаясь к остальным). Идем на двое суток, так надо считать. Взять сухой паек, патронов… по семь обойм, подзаправиться, ну, поесть, значит, плотно. Обуться по-человечески. В порядок себя привести. Осянина!

Осянина: Я!

Старшина Васков: Тючки, говоришь, у немцев были?

Осянина: Да, вероятно, тяжелые. Очень аккуратно упакованы.

Старшина Васков: Мыслю я, тол они несли. А если тол, то маршрут у них на железку. На Кирповскую дорогу.

Осянина: До Кировской дороги не близко.

Васков: Зато – лесами. А леса здесь погибельные: армия спрятаться может.

Осянина: Если так, то надо охране на железную дорогу сообщить.

Васков: Кирьянова сообщит (обращаясь к группе девочек). Противника не бойтесь. Он по нашим тылам идет, значит сам боится. Если случится, что рядом он окажется, тогда затаитесь лучше. Только не бегите, упаси бог: в бегущего попасть из автомата -одно удовольствие. Ходите только по двое, в пути не отставать и не разговаривать. В случае обнаружения противника или чего непонятного… кто по – звериному или, там по- птичьему кричать можете?(девчата хихикают).Я серьезно спрашиваю? В лесу сигнала голосом не подашь. У немца тоже уши есть.

Галя Четвертак: Я умею по – ослиному. И-а, и-а!

Васков: Ослы здесь не водятся . Будем по-утиному крякать. Сигнал напоминаю: два кряка-внимание, вижу противника, три кряка - все ко мне. (Прохаживается перед строем). Идем на Вопь-озеро. Ежели немцы к железке идут, им озеро не миновать. А пути короткого оно не знают: значит мы раньше их там будем. До места нам верст 20-к обеду придем. И подготовиться успеем, потому как немцам обходным порядком, да таясь. Не менее полста отшагать надо. Всем понятно, товарищи бойцы?

Девушки: понятно.

Васков: Головной дозор, шагом марш!

Гаснет свет. Стихотворение

Качается рожь несжатая,

Шагают бойцы по ней.

Шагаем и мы – девчата,

Похожие не парней.

Нет, это горят не хаты,-

То юность моя в огне

Идут по войне девчата,

Похожие на парней.


Свет включается, поочередно высвечивая девушек.

Васков: Как там у тебя, Осянина?

Осянина: Никого, товарищ старшина …Вы вот что … Федот Евграфович, помните я у разъезда на немцев наткнулась? Я тогда к маме бегала в город. Сыночек у меня там, три годика, Аликом зовут. Мама больна очень, долго не проживет. Если со мной что случится…

Васков: Понял Рита , все понял.

Васков обходит девушек.

Васков: Крашеные поди?

Женя Комелькова: Свои. Растрепанная я?

Васков: Это ничего.

Женя: Вы не думайте, там у меня Лиза Бричкина наблюдает, она глазастая.

Соня читает стихотворение Блока.

Васков: Кому читаешь-то?

Соня: Никому, себе.

Васков: А чего в голос?

Соня: Так ведь стихи.

Васков: А-А… Ты вот, что на камнях-то не сиди. Они остынут скоро и из тебя начнут тепло тянуть, и не заметишь.

Соня: Спасибо, товарищ старшина.

Васков: А в голос всё- таки не читай, к вечеру воздух тут сырой, плотный ,а зори здесь тихие , слышно аж за пять вёрст.

Васков: Откуда будешь, Бричкина?

Лиза Бричкина: с Брянщины, товарищ Старшина.

Васков: Ты всё примечай, Бричкина. Кусты не качаются ли, птицы не шебуршатся ли. Человек ты лесной, всё понимаешь.

Лиза: Понимаю.

Васков: Вот – вот…

Васков: Ты чего скукожилась, боец Четвертак?

Галя: Холодно...

Васков: Жар у тебя, чуешь? Прими микстуру.

Галя: Ой, что Вы....

11 *

Васков: Приказываю принять! Пей. И воды сразу.

Галя: Ну что вы, в самом деле! У меня мама - медицинский работник...

Васков: Нету мамы. Война есть, немцы есть, я есть, старшина Васков. А мамы нету. Мамы у тех будут, кто войну переживёт. Ясно говорю?

Галя: (выпив из кружки): Голова у меня побежала!

Завтра догонишь… Отдыхай (укрывает шинелью).К завтраму выздоравливай, очень тебя прошу.

Подходит к Осяниной.

Васков: Сороки шебуршатся, Рита. Значит, идёт кто- то. Подымай бойцов, Осянина (Рита уходит).

Наблюдают в бинокль

Васков: Ну, идите же, идите...

Соня: Три…пять... восемь, десять, двенадцать,. четырнадцать, шестнадцать, товарищ старшина.

Васков: Вижу. Пришли ко мне Бричкину.

Лиза: Товарищ старшина!

Васков: Дорогу назад хорошо помнишь?

Лиза: Ага, товарищ старшина.

Васков: Главное дело - болото, поняла? Брод узкий, влево- вправо- трясина! Доложишь обстановку Кирьяновой. Мы тут фрицев покружим маленько, но долго не продержимся, сама понимаешь.

Лиза: Ага. Побежала я.

Васков: Дуй, Лизавета батьковна.

Гаснет свет. На сцену по одной выходят девушки и рассказывают о гибели своих героинь.

Лиза Бричкина: Лиза Бричкина погибла первой - утонула в болоте, когда спешила за подмогой. Оступилась, сошла с твёрдой тропы, и уже болотная топь не отпустила её. Жуткий одинокий крик долго звенел над равнодушным ржавым болотом.

Соня Гурвич: А второй стала Соня Гурвич. Была она тихой и незаметной. И в зенитчицы-то она попала случайно: переводчиц - пруд пруди, а зенитчиц не хватало.

А погибла от немецкого ножа, когда бросилась за кисетом, нечаянно забытым Васковым. Будь он трижды неладен, тот кисет. Бежала она без опаски по дважды уже пройденному пути, бежала и понять не успела, откуда свалилась на хрупкие плечи тяжесть, почему пронзительной болью рванулось вдруг сердце... Нет, успела. И понять успела, и крикнуть, потому что не достал нож с первого удара...

Галя Четвертак: А Галя Четвертак и выстрелить ни разу не смогла. Стояло перед её глазами серое, заострившееся лицо Сони, полузакрытые, мёртвые глаза её и затвердевшая от крови гимнастёрка. И ужас заполнял всё её существо, и шла она под гнётом того ужаса. Не знал старшина Федот Евграфович Васков, что боец этот был убит, до немцев не дойдя, ни разу по ним не выстрелив. А пришлось встретиться, порхнула из кустов Галя, метнулась через поляну наперерез диверсантам, уже ничего не видя и не соображая. Коротко ударил автомат. Сунулась Галя с разлёту лицом в землю, так и не сняв с головы заломленных в ужасе рук.

Женя Комелькова: Женю Комелькову ранили вслепую сквозь листву, и она могла затаиться, переждать и, может быть, уйти. Но она стреляла, пока были патроны. Стреляла лёжа, уже не пытаясь убегать, потому что вместе с кровью уходили и силы. И немцы добили её в упор, а потом долго смотрели на её и после смерти гордое и прекрасное лицо.

Рита Осянина: Рита Осянина знала, что рана ее смертельна, и умирать она будет долго и трудно. Сначала боли почти не было, только всё сильнее хотелось пить, а пить было нельзя. Холодная чёрная бездна распахивалась у её ног, и Рита мужественно и сурово смотрела в неё. Она не жалела себя, своей жизни и молодости, потому что всё время думала о том, что куда важнее, чем она сама. Сын её оставался сиротой... Рита выстрелила себе в висок, и крови почти не было...

На сцену выходит старшина Васков.

Васков: Что взяли? Взяли, да? Пять девчат, пять девочек было всего, всего пятеро...А- не прошли вы, никуда не прошли и сдохнете здесь. Все сдохнете! Лично каждого убью, лично! А там пусть судят меня! Пусть судят.

Бывает горе, что косматая медведица: навалится, рвёт, терзает - света не взвидишь. Будет ли понятно потом, почему им умирать приходилось. Что ответить, когда спросят, что ж это вы, мужики, мам наших от пуль защитить не могли? Дорогу Кировскую берегли, да Беломорский канал имени товарища Сталина? Да там ведь тоже, поди, охрана. Там ведь людишек куда больше, чем пятеро девчат да старшина с наганом!.. Простите, девочки, простите. Не уберёг я вас... Родина ведь не с каналов начинается, совсем не оттуда... Мы её защищали.


На сцену выходят постаревший Васков и сын Риты Осяниной, подходят к памятнику, кладут цветы, стоят, опустив головы.

Вбегают девушки, игравшие роль бойцов, в современной одежде и останавливаются, но замолкают, увидев двух офицеров.


Звучит песня Егорова «Облака»

Стихотворение ученицы 116 класса Мироновой Татьяны «Здесь тихие зори»


Здесь тихие зори слезами омыты.

Пять девочек русских войною убиты.

А каждой из них ещё жить бы да жить,

Мужей целовать и детишек растить.


Судьбой ли, войной ли был послан свинец,

Убиты пять жизней, пять юных сердец.

Здесь мрамором скорбным могила укрыта.

Никто не забыт и ничто не забыто!








57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 17.09.2016
Раздел Воспитательная работа
Подраздел Конспекты
Просмотров19
Номер материала ДБ-198583
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх