Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Исследование образа «необычных» школьников в литературе

Исследование образа «необычных» школьников в литературе

Идёт приём заявок на самые массовые международные олимпиады проекта "Инфоурок"

Для учителей мы подготовили самые привлекательные условия в русскоязычном интернете:

1. Бесплатные наградные документы с указанием данных образовательной Лицензии и Свидeтельства СМИ;
2. Призовой фонд 1.500.000 рублей для самых активных учителей;
3. До 100 рублей за одного ученика остаётся у учителя (при орг.взносе 150 рублей);
4. Бесплатные путёвки в Турцию (на двоих, всё включено) - розыгрыш среди активных учителей;
5. Бесплатная подписка на месяц на видеоуроки от "Инфоурок" - активным учителям;
6. Благодарность учителю будет выслана на адрес руководителя школы.

Подайте заявку на олимпиаду сейчас - https://infourok.ru/konkurs

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

СЕВЕРО-КАЗАХСТАНСКОЕ ОБЛАСТНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

РАЙОН ИМЕНИ ГАБИТА МУСРЕПОВА

БИРЛИКСКАЯ СРЕДНЯЯ ШКОЛА









ШАРИПОВА ДИНАРА,

УЧЕНИЦА 10 КЛАССА







Исследование образа «необычных» школьников в литературе










Направление: исторические памятники Казахстана

Секция: литература

Руководитель: Глушань Лидия Ивановна, учитель русского языка и литературы

Консультант: Ахметова Сауле Базарбековна, учитель русского языка и литературы















Введение.

Тема ученика всегда будет волновать писателей и будет актуальной. Школа – всего лишь слепок с общества в целом. Современное время, условия обусловили появление «современных необычных детей». Нас и интересует ученик «необычный», ученик непохожий на всех, «трудный ученик», ученик, ограниченный в своих возможностях, социальные сироты, которые будут занимать особую нишу в классах. Считаем, что тема актуальна, так как о благополучных детях написано много, а о «неблагополучных современных учениках» нет исследовательских работ в казахстанской литературе.

В качестве гипотезы можно выдвинуть предположение, если есть «необычные ученики», значит, есть условия для их появления и отношение к ним будет неоднозначным.

Целью нашего исследования было изучение образа современных школьников на материале художественных произведений российской писательницы Екатерины Мурашовой «Класс коррекции» и казахстанских современных писателей В. Синенко «Дождь идёт», Айсы Хамзеуллы «Девочка с вокзала»

Цель исследования определила следующие задачи работы:

1) изучить примеры образа школьника в классической литературе;

2) исследовать мир глазами ребенка в произведениях Е.Мурашовой «Класс коррекции», Кэндзиро Хайтани «Взгляд кролика» ;

3) исследовать произведения современных казахстанских писателей Дарии Джумагельдиновой «Еркегали по прозвищу Кошмарик», В. Синенко «Дождь идёт», Айсы Хамзеулы «Девочка с вокзала» о «необычных школьниках»

3) сделать выводы о сходстве и различии образа школьника в произведениях писателей.

В качестве методов исследования использовался описательный, сопоставительный, практико-ориентированное исследование литературного произведения.

Методика эксперимента состояла в том, что исследовали проблему «необычных» школьников, сопоставили произведения Е.Мурашовой и Кэндзиро Хайтани и современных казахстанских писателей.

Практическая значимость исследования состоит в том, что оно может быть использовано в курсе занятий по внеклассному чтению, филологическому анализу художественного текста, будет интересна учителям русского языка и литературы.

1. Образ школьника в художественной литературе

1.1. Школьная пора как особый период в жизни человека Ребенок и детство - одна из ведущих и ключевых тем литературы. В определенном смысле это тема универсальная, не ограниченная рамками какой-либо национальной литературы или конкретного временного периода, хотя в некоторые эпохи она приобретает особое значение. Эта универсальность объясняется тем, что детство - такая же общечеловеческая категория, как рождение, жизнь, смерть. Явления вечные и присущие всем без исключения людям не могут не получить отражения в литературе. [1]

Отражение мира детства, анализ внутреннего мира ребенка все больше привлекает внимание литератур разных стран и отечественных литературоведов. Проза о детях воспринимается как отдельная и полноправная область литературы. История детства связывается с жанровым подходом. Произведения о детях рассматриваются в рамках традиционных жанров; исследуется проблема того, как они влияют на уже сложившуюся жанровую систему. В то же время одной из характерных черт современного литературоведения является изучение межнациональных литературных отношений, стремление к сравнительно-историческому анализу тем, образов, жанров национальных литератур. Этим определяется актуальность настоящего исследования, в котором предпринимается попытка проанализировать литературный образ детства на материале русской и казахстанской прозы.

Однако определить эпоху, в которую образ детства становится главным, достаточно сложно. Общим местом является утверждение о том, что начало нового этапа, заинтересованного отношения к детству связано во второй половиной XVIII - началом XIX века. "Само понятие детства как самоценной стадии духовного развития могло возникнуть только на почве сентиментально-романтического умозрения"! 180, с.242]1. Но со второй половины XX в. нижняя хронологическая граница темы сдвигается назад. "Если по отношению к XIX-ХХ векам сентиментально-романтический культ детства - начало нового периода в истории темы, то по отношению к предыдущим столетиям - кульминация длительного процесса"[140, с.8].

Таким образом, образ школьника в мировой литературе – одна из вечных тем, в течение своей эволюции подвергавшаяся пересмотру и получавшая различные интерпретации. Особенно громко она стала звучать с освоением художественным творчеством воспитательных теорий просветителей и прочно утвердила свои позиции в качестве приоритетной с рубежа XVIII-XIX веков. Появление пристального внимания к миру ребенка традиционно относят к веку Просвещения, когда ребенок – объект воспитания – получает специальную детскую литературу, которая призвана способствовать его превращению из «пустого места» и «tabula rasa» (по мысли Дж. Локка) в человека взрослого, то есть зрелого, наделенного возможными добродетелями. Эпохе Просвещения, в частности английского, мы обязаны появлением собственно детской литературы. Начало ее зарождения и формирования приходится на 1840-е гг. Тогда появляются первые назидательные произведения для детей, так называемые moral tales. Авторами их преимущественно были либо лица духовного звания, либо близкие к этому кругу.

Детство как историческое, философское явление давно привлекает внимание исследователей. Наша работа потребовала обращения к трудам зарубежных и отечественных историков и культурологов. Основополагающей работой остается монография Ф. Арие "Века детства"[189], переведенная на многие европейские языки и выдержавшая ряд изданий. Арие выделяет три основных аспекта, в которых рассматривается образ ребенка: идея детства в философской мысли, школьная жизнь и семья.

В России тема детства в ее культурно-историческом значении исследована в новаторских работах И.С.Кона. Для нас было важно обращение и к его трудам по психологии детей и подростков. В монографиях "В поисках себя: Личность и ее самосознание"[923, "Дружба: Этико-психологический очерк"193], "Психология юношеского возраста"[94] И.С.Кон внимательно анализирует психологию разных периодов детства, рассматривает наиболее характерные для них чувства и эмоции. Работа "Ребенок и общество"[95] остается лучшим отечественным исследованием о культурологическом феномене детства. "Мир детства - неотъемлемая часть образа жизни и культуры любого отдельно взятого народа и человечества в целом... Общество не может познать себя, не поняв закономерностей своего детства, и оно не может понять мир детства, не зная истории и особенностей взрослой культуры"[95, с.61.] Давая обзор историко-социологического и этнографического изучения детства, И.С.Кон отмечает, что новое время характеризуется появлением нового образа детства. Привлечение широкого литературного и искусствоведческого контекста приводит к выводу о том, что "многомерность и разнообразие детских образов в литературе или портретной живописи отражают не только прогресс художественного познания и различия индивидуальностей авторов, но и изменения в реальном содержании детства и его символизации в культуре"[95, c.9-10]. Автор систематизирует возможные подходы к рассмотрению художественных образов детства: эстетический, социологический, этнологический, исторический, биографический; обращается ко многим проблемам детства.



В литературной традиции тема детства прошла большой путь эволюционного развития от зарождения в строго нравоучительной духовной средневековой литературной традиции до проникновения в потаенные уголки детской души и возведения ребенка на пьедестал романтиками, видевшими в неиспорченной воспитанием юной душе потенциальную возможность постижения истины, недоступной для огрубевшего восприятия взрослого. Сокровенную тайну для взрослого представляет внутренний мир ребенка – самоценной личности – чистый и хрупкий. Именно детской незамутненной душе доступно ясное видение истинных ценностей мира. Так романтизм принципиально по-новому осмысливает тему детства.

Своеобразие восприятия мира, свойственное нам в детстве, не исчезает бесследно. Где-то там, в укромных уголках «взрослого сознания», оно продолжает жить. Время от времени заявляет о себе. В сновидениях, фантазиях, игре, искусстве мы на время возвращаемся к картине своего детского мира, чтобы отдохнуть от однообразия обыденности. Часто творческие идеи посещают человека именно тогда, когда его сознание на время «освобождается» от ограниченности реальности. Эту роль «погружения в фантазию» признавали многие: и великий Эйнштейн, и знаменитый химик Кекуле, и математик Пуанкаре.

Детство не проходит. Оно живет в человеке, приходит на помощь в минуты усталости и разочарования. В минуты, когда творческая мысль бьется над неразрешимой проблемой. Возвращается к нам, когда мы, оставив реальность, погружаемся в мир искусства или в мир сновидений. Детство необходимо нам. Это не только воспоминание. Это часть нашей взрослой жизни.

Мир Детства, внутренний мир ребенка - ключ ко многим волнующим проблемам нашей жизни. Открытие таинственного «племени» детей, живущих в мире взрослых по своим собственным законам, имеет важные теоретические и практические последствия. Творческие, интеллектуальные, нравственные возможности ребенка неисчерпаемы. Можно сказать словами Е.В. Субботского, что «мы живем над залежами драгоценных «полезных ископаемых» психики, зачастую и не подозревая о них».

Русский образ детства неоднократно становился предметом исследований критиков. В отечественной науке существует ряд работ, обращающихся к детской теме в литературе XIX в.: кандидатские диссертации А.Н.Дьяченко "Детская тема и проблемы реализма в творчестве Н.А.Некрасова"[74], Н.И.Кузнецовой "Проблема обездоленного детства в контексте идейно-эстетических исканий в детской и юношеской литературе конца XIX - начала XX века"[3]

Детство как важнейшая нравственно-философская и духовно-нравственная тема постоянно являлась центральной темой творчества русских писателей. К ней обращались такие выдающиеся мастера, как С.Т. Аксаков, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов, Д.Н. Мамин-Сибиряк, В.Г. Короленко, Н.Г. Гарин-Михайловский, И.А. Бунин. Волноновала и волнует тема детства и казахстанских писателей.

Особо хочется отметить, что детская литература Казахстана переживает очень трудный период.

«Ситуацию, сложившуюся с детской и юношеской литературой в Казахстане, иначе как парадоксальной не назовешь. При большом выборе российских и переводных книг, в продаже практически отсутствуют не только произведения казахстанских писателей, но даже казахские народные сказки»!


Галым Жайлыбай первый заместитель председателя Союза писателей Казахстана отмечает:

"К сожалению, детских писателей в Казахстане с каждым годом становится все меньше. Авторы стареют, молодых мало". А пока на руинах прошлого сидит, свесив ножки из квадратных штанов, губка Боб, а над ним кружатся на метлах Гарри Поттер и его партнеры по волшебному бизнесу…

Современная детская писательница Казахстана Дария Джумагельдинова отмечает: «Детей надо учить добру. Срочно менять программу телевидения. В Казахстане могли и умеют ставить хорошие детские фильмы. Анимационные фильмы должны быть яркими и добрыми, а детские песни должны веселыми и задорными. Детей надо привлекать в детские театры, в спортивные залы, в воскресенье в парке аттракционы должны работать бесплатно, родители не могут отправить их в детские лагеря. Эти дети ничего не видят! За все надо платить: Везде деньги, деньги, деньги, деньги!!! Дети – наше будущее, меркантильность взрослых обедняет жизнь детей, делает озлобленными и жестокими!»

Как раз нас интересуют дети, которые обделены вниманием взрослых, нас интересует «необычный ученик»: трудные дети, социальные сироты, нестандартные дети (дети с отклонениями в развитии). Таких детей, к великому нашему сожалению, сейчас много. Кандидат психологических наук Х. Серикова руководитель специализированного комплекса «Жануя» для детей – сирот отмечает: «У нас нестандартных детей много. И отношение к ним не самое лучшее. Мы возили своих детей во Францию, где проходили соревнования по системе Спешиал олимпик, и помню, как восхищались ими (54% респондентов), французы, как им аплодировали, когда ребята завоёвывали медали. А когда вернулись домой, в аэропорту на них смотрели кто с какой-то брезгливостью, кто с жалостью. И ребята как-то сразу съёжились, сникли, хотя они привезли кучу золотых, медалей, стали чемпионами. Мне так за них обидно. Они прекрасно поют и танцуют. Я не раз бывала в Канаде, где видела артистов эстрады, даунов, которые популярны, народ их любит. И к ним тепло относятся». А ведь не за горами «инклюзивное образование». Оно означает, что все дети , не зависимо от способностей, должны иметь доступ к обучению в обычных школах. Как тогда они будут там себя чувствовать?

Калиева Т.К., отмечает: «Понятие «трудный» — очень широкое. К этой категории обычно относят детей и подростков, с которыми трудно заниматься педагогам, для которых оказываются бесполезными мудрые наставления по воспитанию, с которыми трудно найти общий язык, в том числе и родителям. В их характеристике можно написать десятка два прилагательных с приставкой «не»; невнимательный, неусидчивый, непослушный, неспособный и т.д. Неужели эти дети — какие-то злоумышленники? Ничего подобного! Они трудные потому, что им самим приходится очень нелегко в силу разных причин (медико-биологических, педагогических и психологических) им трудно учиться по общей программе, идти общим темпом, выполнять общие требования. К «необычным детям» относятся дети из неблагополучных семей. Статистика неутешительная. Как отмечают исследователи:

По мнению родителей, населения и общественности неблагополучная семья – это:

  1. семья, где имеет место злоупотребление алкоголем и наркотиками (54% респондентов),

  2. семья, где нет взаимопонимания между родителями (30%),

  3. материально необеспеченная семья (34%),

  4. семья, где нет взаимопонимания между детьми и родителями (23%),

  5. неполная семья (17%),

6. семья, в которой есть дети с отклонениями в развитии (9%). По мнению специалистов, наиболее сильные источники неблагополучия:

  • Алкоголизм в семье;

  • Бедность семьи;

  • Конфликты в семье между родителями

  • Конфликты в семье между детьми и родителями.

Цель нашего исследования – понять таких детей, мотивы их поведения, выявить, какими их видят авторы, их видение проблемы «трудные дети». Для этого мы обратились к произведению Екатерины Мурашовой «Класс коррекции» и попытались найти произведения казахстанских авторов о трудных, необычных детях.



Тема детей и детства – это особый вид духовной памяти, соединяющий прошлое с настоящим. Из детства у человека остаются незабываемые воспоминания. Какие воспоминания, ощущения останутся для 47 тысяч детей-сирот Казахстана, для безнадзорных детей, которые попадают в детские приюты? Многие литературоведы ассоциируют детство с прошлым и видят в нём фундамент, на котором строится здание «взрослой жизни». Литературный критик Л. Лавлинский отмечает: то, что «в детстве заложено в душе ребёнка, то прорастёт потом в зрелом человеке». Что же может прорасти во взрослом человеке, когда у него не было детства по вине родителей? И каким будет фундамент этой взрослой жизни для будущих граждан государства, каким он окажется для будущего страны?

В нашей Северо – Казахстанской области в настоящее время действует 19 учреждений для детей-сирот: детские дома и школы-интернаты. В последние годы открылось несколько приютов, из приютов дети попадают детские дома, чтобы не бродить по улицам. На сегодняшний день в детских домах СКО находится 1187 (860) детей, 75% из них дети-сироты – социальные сироты. В прошлом году было в детских домах нашей области 860 детей , 679 из них сироты при живых родителях, социальные сироты. В детских домах, по данным газет, нет свободных мест. Как отмечается: «Причём пополняемость детских домов, как показывают цифры, складываются по большей части не за счёт детей, в раннем возрасте потерявших детей, а за счёт социальных сирот, чьи родители попросту не желают прилагать усилия к воспитанию и содержанию своих отпрысков. Покинув родные дома, которые, возможно, были похожи на притоны, а не на место проживания несовершеннолетних детей, воспитанники детских домов находят здесь всё то, чего они были лишены раньше: горячую пищу, одежду, тёплую крышу над головой, заботу и внимание воспитателей, и защиту от пьяных выпадок родителей ». И только 3% от общего числа выпускников интернатных учреждений для детей сирот имеют в собственности жильё или долю на него. Испытывают они трудности и в трудоустройстве после завершения учёбы и получения профессий и рабочих специальностей.

Как отмечают исследователи проблем социального сиротства, «… никто не может сказать плохое ли воспитание в детских домах или хорошее, но то, что оно другое – это явно». После детских домов воспитанники уходят в самостоятельную жизнь, вот в этом и кроется вся опасность. Исследования, проведённые во многих странах мира, свидетельствуют о том, что вне семьи развитие ребёнка идёт по особому пути и у него формируется специфические черты характера, поведения, личности, про которые часто нельзя сказать, что хорошие они или плохие, они просто другие



По району Г.Мусрепова можно проследить динамику роста детей-сирот при живых родителях за последние годы в Шоптыкольской коррекционной школе и в Новоишимском приюте. Так, в Новоишимском приюте в год открытия было принято всего 30 детей, а каждый год их становилось всё больше и больше, теперь их в год поступает более 200 детей. И Шоптыкольская коррекционная школа не пустеет.

И в коррекционной школе, и в детском приюте с каждым годом наблюдается увеличение числа детей, которые попадают в эти заведения. Главная причина – это неблагополучная обстановка в семьях, это отказ от воспитания и содержания детей. Дети становятся сиротами при живых родителях, становятся не нужными своим родителям, лишними для них. Такие дети лишены родительской ласки, родительского внимания, материнской любви, материнского и отцовского воспитания.









































II Образ школьника в произведении Екатерины Мурашовой «Класс коррекции» и Кэндзиро Хайтани «Взгляд кролика»

2.1 «Книги, поражающие своей безжалостной правдой и удивительной искренностью»

Повесть Е. Мурашевой «Класс коррекции» - книга, вызвавшая массу дискуссий и споров еще в рукописи, книга, получившая престижную премию в области детской литературы – «Заветная мечта, книга, поражающая своей безжалостной правдой и удивительной искренностью. » Повесть Екатерины Мурашовой «Класс коррекции» сильно выделяется в общем потоке современной отечественной подростковой литературы. Тема детей — отбросов общества, зачастую умственно неполноценных, инвалидов, социально запущенных, слишком неудобна и некрасива, трудно решиться говорить об этом. Но у автора получается жизнелюбивое, оптимистическое произведение там, где, кажется, ни о каком оптимизме и речи быть не может.
Мурашова не развлекает читателя, не заигрывает с ним. Она призывает читающего подростка к совместной душевной и нравственной работе, помогает через соучастие, сочувствие героям книги осознать себя как человека, личность, гражданина.

Отзывы о книге, детей, прочитавших книгу: «Хорошая книга "Класс коррекции". Она для подростков и взрослых. Содержание направляет на то что бы люди задумывались над тем, что происходит в жизни над тем, что возможно изменить в жизни и кем может быть каждый человек.
Мне понравилось. Про класс коррекции написано довольно мягко, существует в жизни и более жестокое отношение к детям, которых отделяют от общества. Это я знаю. Я вообще против таких классов и презрительного отношения. Со всеми детьми надо заниматься, направлять на то, чтобы одни помогали другим. Сюжет книги впечатляющий. Есть смысл почитать, есть над чем подумать... Не все правдоподобно, но есть над чем подумать». «Мне 13 лет. Эту книгу я прочитала за два дня. Мы с мамой читали вслух по очереди. В конце мама заплакала. С начала мне не понравилось, что история пошла по другому пути и там появился какой-то мир. Но в конце концов этот мир оказался, можно сказать, каким-то раем для Юры».
Начинается книга так:

«Дети, сегодня я прошу вас вспомнить о таком понятии, как милосердие!» В ответ на эту просьбу половина нашего класса «Е» весело заржала. Другая половина, та, у которой сохранились мозги, насторожилась. И было от чего. Я думаю, что в тот день это самое слово – «милосердие» - прозвучало в стенах нашего класса впервые за все семь лет, которые мы провели в школе. Почему? Так уж получилось. Не говорят в нашем классе такими словами. Отчего же теперь? Клавдия, наша классная руководительница, переминалась с ноги на ногу, ломала пальцы и закатывала глаза. Если бы Клавдия была лет на 20 моложе, то, наверное, в этот момент напомнила бы нам (тем, кто способен мыслить сравнениями) героиню Тургенева. Такого с ней на моей памяти тоже не случалось – обычно, заходя в класс, она сразу начинала истошно орать, и ни на какие романтические сравнения ее образ не напрашивался. Глядя на переминающуюся Клавдию, я сразу подумал о том, что наш класс решили расформировать прямо сейчас, не дожидаясь конца года. Все учителя нас давно этим пугали, и вот наконец свершилось. Но только причем тут милосердие?» - так начинается история, которая произошла с 7 «Е». Это повесть о том, о чем в школах молчат, о чем никогда не прочитаешь в отчетах методических объединений и педагогических советов. Это повесть о правде современной школьной жизни, жестокой и беспросветной, где слово «милосердие» в активный словарь не входит, где дети вынуждены придумывать себе другой, светлый, добрый и справедливый мир и жить в нем, а значит – умирать в этом. Школа как макромир показана У. Мурашовой, практикующим семейным и школьным психологом, с предельной откровенностью. Страшным и больным становится мир взрослых, а не мир по-настоящему больных детей. Клавдия Николаевна, классная руководительница 7 «Е», внушает молодому учителю географии, единственному, который встал на сторону ребят: «Школа – всего лишь слепок с общества в целом. Неужели вы не видите разделения «на классы» всего нашего мира? Бедные и богатые. Удачливые и неудачники. Умные и глупые… Школа не может изменить мир, который существует за ее пределами. Мы разработали для класса коррекции особые программы, учителя преподают там в условиях, приближенных к боевым, мы научили их читать, писать и считать, но поймите, мы не можем, изменить их судьбу!» Изменить свою судьбу приходится самим ребятам. Настоящим нравственным испытанием для класса коррекции, где собрались и дети алкоголиков, и больные, и запущенные, и изуродованные семейными ссорами, и просто трудновоспитуемые, стал приход (вернее – приезд на инвалидной коляске) новенького, мальчика с диагнозом «ДЦП». Мальчик из интеллигентной и любящей семьи (чуть ли не единственный в классе), умный и ироничный, все время подтрунивающий над собой и своим недугом. Юра не только объединяет 7-й «Е» - он, как лакмусовая бумажка, неожиданно проявляет в ребятах доселе не востребованное: умение терпеть и защищать, заботиться и сопереживать, думать и мечтать. Юра обладает особым даром – уходить от страданий и безысходности в параллельный мир, где сбываются все желания. Мир «вечной весны», где есть земляничная поляна и придорожный кабачок «Три ковбоя», город с фонтанами и замок принцессы, мир, где можно обойтись без коляски и костылей и куда Юра организует «экскурсии» для своих одноклассников. И все же повесть – оптимистическое произведение, оптимистическое вопреки. Класс коррекции и существует вопреки всему – школьным порядкам, жестокости, болезням, нищете. Ребята сами познают значения слов «милосердие», «доброта», «дружба». Вывод из этой светлой повести с грустным финалом один – коррекция срочно необходима нашему обществу, всем нам. Повесть Е. Мурашовой абсолютно лишена педагогического морализаторство во многом потому, что история «класса коррекции» рассказывается от первого лица, от лица ученика. Законы школьного мира воспринимаются глазами ребенка и, возможно, от этого становится еще более страшным и непонятным

Герои повести Е. Мурашовой « Класс коррекции» - подростки, с которыми благополучные родители не разрешают водиться своим благополучным чадам. И их можно понять. Коснись это вашего ребёнка, вы, наверняка, сделаете все, чтобы оградить его от «дурного влияния». Герои художественного произведения могут существовать в двух мирах: реальном и сказочном. И тут среди учеников неблагополучного класса «е» появляется новенький мальчик с ДЦП и сложным заболеванием сердца. Юра, добрый и светлый мальчик. И как верно угадывает главный герой повести Антон, попавший из престижного 7Б в 7Е из-за приступов неконтролируемой агрессии, но в тоже время мальчик, умный не по годам, что за Юрой «что-то стоит». А за Юрой стоит дар. Редкий дар любви. Рядом с ним отогреваются самые озлобленные сердца. Юра, можно сказать, «не от мира сего», он может удивительным способом попадать в параллельный мир. Образ параллельного мира, созданный в повести Екатерины Мурашовой, не «прочитывается», потому что это символ. Символ чистоты, детства, мечты. Образ и черты виртуального пространства. Юрий указывает своим одноклассникам путь в этот мир, в котором исполняются все желания, ученики этого класса видят себя в этом мире теми, кем хотят быть и в реальности. Именно это ключевой образ, раскрывающий глубинный смысл произведения. Перед учениками класса коррекции предстают три пути. Как в русских народных сказках. Путь первый – тот, к которому готовы они сами, их родители и учителя. Но потом Юра начинает сомневаться в том, подходит ли им этот путь?

Задачки, которые реальная жизнь подкидывает «ешкам», тоже совсем не для седьмого класса. Например, одна из девочек посреди учебного года оказывается с шестимесячным ребёнком на руках, потому что его мать куда-то пропала. А всего детей там то ли пятеро, то ли шестеро, просто остальные чуть постарше. И девочки седьмого «Е» устанавливают дежурство при малышке, чтобы их подруга могла учиться и спать хотя бы иногда. Когда приходит беда, эти дети встают плечом к плечу и справляются сами, не ожидая помощи от окружающих взрослых. И как-то вдруг понимаешь, что в этих искалеченных телах живут удивительные души: чистые, верные, крепкие.

Даже для предпоследнего уровня трудности (а в описываемой гимназии есть ещё более трудный класс) ребята какие-то хорошие. Не сказать, чтобы сказочные, но хорошие. И не зря в повести «Класс коррекции» появляется учитель географии. Детям очень важно знать и чувствовать, что хоть кому-то в этой жизни они небезразличны, что есть люди, к которым можно обратиться за помощью. Этот молодой учитель готов в любой момент защитить детей. Он не делит их на хороших и плохих, он хочет передать знания, любовь каждому ученику. И вот учитель уж точно сказочный! И в целом, в книге как-то всё у них неплохо сложилось, даже, несмотря на невесёлый финал. По крайней мере, с точки зрения милосердного отклика. Бывает ли так? Или это просто лечение сказкой?

В данном литературном случае элемент детскости на лицо. И дело не в параллельном мире. Этих миров у нас – как грибов в сосновом бору. И у детей, и у взрослых. Причина их возникновения – в отсутствии взаимопонимания. Чем больше понимания между людьми, тем шире общее коммуникативное пространство, тем меньше параллельных миров. Пожалуй, книге не хватает зла. Понятно, что со злом у нас всё в порядке, им уж точно никого не удивишь. В общем, с одной стороны милосердие не срослось со злом. С другой - может, и вправду появление в трудном классе ребёнка-инвалида может стать позитивным фактором для опустошённых учеников. И это ещё один способ изменения состояния сознания.

Автор повести «Взгляд кролика» Кэндзиро Хайтани писатель, педагог и основатель центра «Дети Солнца». В повести «Взгляд кролика» молодая учительница Фуми Котани приходит работать в начальную школу, расположенную в промышленном районе города Осака. В классе у Фуми учится сирота Тэцудзо - молчаливый и недружелюбный мальчик, которого, кажется, интересуют только мухи. Терпение Котани, ее готовность понять и услышать ребенка помогают ей найти с Тэцудзо общий язык. И оказывается, что иногда достаточно способности одного человека непредвзято взглянуть на мир, чтобы жизнь многих изменилась.

Кэндзиро Хайтани оказывается не только искусным рассказчиком, но прежде всего мудрым воспитателем. «Одного только сочувствия недостаточно, – утверждает он. – Необходимо деятельное участие». Нехитрая мысль, без воплощения которой почему-то ничего в жизни не получается. Повесть Хайтани именно об этом.

В повести «Взгляд кролика» есть еще один очень важный мотив – сосуществование мира человеческого и мира животных, насекомых. Понять и принять это сосуществование оказывается в равной степени сложной задачей и для ребенка, и для взрослого. А тут еще автор подбрасывает дополнительный сюжет: история девочки-инвалида, которую берут в обычный класс.

В первое время учительнице приходится нелегко – в ее классе есть очень трудный мальчик – он нелюдим, не умеет читать и писать, не говорит и ни с кем не дружит. Единственное, что ему интересно – это мухи, разведением которых он занимается дома. Это не прибавляет ему любви одноклассников. Плюс ко всему у ребенка бывают необоснованные (на первый взгляд) приступы агрессии и ярости, когда он может накинуться с кулаками на кого угодно. Но учительница не отмахивается от проблемного ребенка, а пытается понять его и подружиться с ним. Постепенно меняется и сама учительница, и ее ученики. Они учатся любви и терпимости, учатся не сдаваться и не отступать в борьбе за свои права, они становятся настоящими друзьями!

Самое главное достоинство и самый большой недостаток книги — ее реалистичность. Детей, как правило, интересуют герои, у которых есть то, чего нет у обычных людей (поэтому так популярны фантастика, фэнтези, сказки), а если герой «родом из реальности», да ещё из убогой реальности, вряд ли маленький читатель будет в восторге.

В этой повести школа – это как маленькая модель мира. И героям очень трудно сопротивляться миру, который бывает жесток. В ней образы детей - школьников очень разные: неразговорчивый Тэцудзо, наивная Минако, ответственный и серьёзный Джуъичи. Читая книгу, я невольно «болела» за всех: за молоденькую учительницу Котани, за её независимого друга Адачи и за всех ребят.

Наступает определённый момент в повести, когда перестаёшь сопереживать героям. Мальчику Тэцудзо, который разводит мух, казалось бы, надо посочувствовать. Но он калечит насекомых, пусть даже и вредных! Мухи - его единственные друзья, и как можно отрывать у них жужжальца! Это же всё равно, что сломать щенку лапу, чтобы он не убежал. Но щеночек заскулит и завоет, а муха не сможет высказать вслух свою боль. А если дело дойдёт до человека?! Дети постоянно ябедничают. Они живут в обстановке разорения, антисанитарии, вражды. Кэндзиро Хайтани показывает, что и в такой грязи можно выжить, стать благородным человеком, уметь общаться, прислушиваться друг к другу.

.



















III Образ «непохожих школьников» в казахстанской литературе

3.1 «Необычные школьники»

Молодая писательница Миллета Серкова написала книгу «Не сбиться с пути». В этом сборнике есть небольшой рассказ «Цена», который имеет огромный смысл. «Двое посадили яблоньку. Время шло, и суета этого мира втягивала людей, отбирая у них богатство души. Они забыли о взращённом с любовью деревце, и их забота сгорела восковой свечой..

В большом саду, средь старых плодоносцев трепетала маленькая, беззащитная яблонька. Днём её жарили лучи солнца, ветер выворачивал слабые ветки и рвал листья или строгий ливень осыпал иглами, а корни точил червь. Ночью небрежно морозец накидывал шаль, страхом душила мгла, и звёзды смеялись над нею. Лишь Мать- земля утешала и заставляла жить…

Вырваны страницы календаря. Люди увидели чудо – в саду горделиво клонилась яблонька с колыбелью деток. Сорван живой красками плод, но кисло-горький вкус гласил про действительность. И трезвость мысли нагоняла раскаянье.

А если этой яблонькой был ребёнок?»

Не сбиться с пути должны те, кто в ответе за своих детей, как утверждает М. Серкова, иначе действительность будет горькой. Тогда и раскаяние не поможет. Нужно богатство своей души отдавать детям, несмотря на суету этого безудержного мира. Забота о детях не должна сгореть восковой свечой.

У детской писательницы Казахстана Дарии Джумагельдиновой есть произведение о детях, вернее об одном герое.
Это её повесть для детей - «Еркегали по прозвищу Кошмарик». Ведь современная казахстанская  повесть о детях и для детей – это  уже само по себе на сегодняшний день большая редкость.
Книга написана  от лица ученика седьмого класса, который вспоминает свое дошкольное детство. С одной стороны, семиклассник может анализировать события, случившиеся с ним в дошкольном возрасте,  с другой - от своего детства он еще не ушел достаточно далеко, помнит его ярко.
И вот герой нашей повести в силу своих возможностей рассуждает о событиях, которые происходят вокруг него, пытается их осмыслить.
Еркегали – обычный мальчик, правда,  с немного великоватыми  ушами,  которые доставляют ему много огорчений. Не по годам развитый – поздний ребенок, воспитывающийся во взрослой среде. Таких детей принято сегодня называть дети Индиго. Он, конечно, шалит, как и все его ровесники.  Ему хочется все узнать самому, например, языком лизнуть железо в мороз и почувствовать его  вкус. Он, порой, по-детски делает замечания взрослым и, как и взрослые, старается не проходить мимо недостатков.

А это не всегда нравится всем взрослым.
К счастью, рядом с ребенком  – мудрые взрослые – мама, папа, бабушка, дедушка, которые поощряют его любознательность, хотя порою и расходятся в методах воспитания.
Главное, с Еркегали говорят честно, и он это ценит.
А ему интересно все. Как любой ребенок, он любознателен. Ему интересно, куда девалась большая страна СССР, которую вспоминает его бабушка (глава так и называется: «О Советском Союзе»). Он хочет знать  о хорошем и плохом, о добре и зле, о жизни и смерти. Порою, он судит об окружающих событиях максималистки, по-мальчишечьи, но, главное, он учится думать, а это главное.
И еще, мне кажется, мальчик растет очень добрым, потому что люди вокруг него добрые. У него просто потребность делать добро, отдавать, а не брать, что, заметьте, противоречит моральным устоям некоторых наших современников, которые норовят взять, выхватить, хапануть… Ныне, увы, дефицит доброты.
- Подождите немного, - говорит Ерке бабушке, – скоро я вырасту и придумаю новое лекарство, которое сделает вас бессмертными». Естественно, что такие ученики будут неудобны и учителям, и одноклассникам. Вот как вспоминает первый день в школе Еркегали:

Меня наполняли чувства радости и торжества. Учительница - красавица, класс светлый и приветливый, мы не отводили от нее глаз и ловили каждое ее слово. Накрахмаленный воротник рубашки натер шею, мне было больно, узел галстука душил и мешал поворачивать голову. Прошло несколько часов, как мы в школе. Мне срочно захотелось в туалет, я умоляюще смотрел на учительницу. Она отводила взгляд, словно не замечала, как я ее мысленно умоляю, терпеть я больше не мог и выскочил из класса.

В коридоре дежурный остановил меня, и предупредил, что во время занятий нельзя без разрешения гулять. Я объяснил ему, что ищу туалет. Когда вышел оттуда, то растерялся, так как не запомнил, ни класса, ни имени учительницы. Стоял в коридоре и беспомощно озирался, пока улыбчивая учительница, взяв меня за руку, не стала стучаться в классы и спрашивать учителей: не потерялся ли у них ученик? С трудом мы нашли наш класс, учительница не скрывала своего негодования.

- Почему ты без разрешения выскочил из класса? – спросила она меня.

- Я хотел в туалет – выпалил я.

Послышался детский смех, мои одноклассники смеялись надо мной.

- Это же Кошмарик! - раздался голос моей соседки по дому.

- Он и в садике был такой!

В другом отрывке мы убеждаемся, что Еркегали не похож на примерных учеников: «Новое задание я не запомнил, и не смог повторить. Учительница негодовала, она закричала: « сядь!». Как будто обращалась к собаке. Я чувствовал, как холодный пот струйками ползет по спине. Мой турецкий костюмчик, купленный за большие деньги мамой, превратился в кольчугу. Почему-то стало чесаться тело, тяжелеть плечи, и зачесалась попа. Я заерзал, не мог дождаться окончания урока, ничто больше меня не интересовало, я перестал следить за учительницей и не записывал то, что она писала на доске. Асель Нурлановна видела, что я не очень комфортно себя чувствую, но вместо сочувствия, она стала требовать, чтобы я не отвлекался. Когда стало невмоготу, я соскочил, и хотел выбежать из класса. Учительница остановила меня и потребовала вернуться и сесть на место, я ослушался ее и убежал».


Так, в рассказе В. Синенко «Дождь идёт» повествуется о Сашке Шестакове, в детстве он оказался не нужным своим родителям. Короткая пора детства главного героя рассказа Сашки Шестакова распадается на две части до того, как он попадёт в детский дом – это дом родителей и дом дедушки и бабушки. Его короткая жизнь всегда будет распадаться на две части. Плохо, голодно ему было в доме матери и отца, тепло и уютно ему было в доме бабушки и дедушки. Всё, что связано с самыми дорогими ему людьми: матерью и отцом, вызывает только слёзы. Дом дедушки и бабушки – это тепло, сытость, покой. Тепло и покой, такое понятие как дом, - насиженное, обустроенное гнездо, - закончились со страшной потерей для Сашки – смертью бабушки и дедушки. Понятие дома для Сашки – это не дом матери и отца, а дедушки и бабушки. Смерть дедушки и бабушки стали невосполнимой трагедией для Сашки. Для него жизнь теперь после смерти дедушки и бабушки превратилась в то, чтобы «быть сытым до пуза» - и всё! Наверное, это роднит Сашку с героями произведения А. Приставкина «Ночевала тучка золотая…». Голод переживают дети–сироты в произведении А.Приставкина. Для них смысл жизни – это наесться, «быть сытым до пуза» мечтает и Сашка Шестаков. Военное время героев Приставкина и наш сегодняшний день! Вот такое сопоставление! «Неизменным оставалось и ощущение, не покидавшее Сашку ни на минуту, - это ощущение голода, порой ему казалось, что иного ощущения он никогда не знал…». Страшнее быть не может!

Родной дом для него – это вечно пьяная мать, которая гнала его собирать пустые бутылки, отец-пьянчужка, за которого Сашке всегда было стыдно, крикливая сплетница соседка, которая говорила, что его отец совсем другой дядька, пустеющий каждый раз родительский дом, ругань, одним словом, «тоска зелёная». Так и распадается у Сашки жизнь на две части, с таким ощущением, ощущением «отловленного зверька» он и попадает в детский дом. Жизнь в доме родителей он менял на могилы бабушки и дедушки. «На похоронах Сашка плакал навзрыд, до икоты, не даваясь в руки пьяной матери, когда та хотела не то обнять, не то на него опереться, а после сбежал от всех, до темноты прятался в зарослях бурьяна, а с наступлением сумерек вернулся на кладбище и, не боясь ничего и никого , провёл у свежих могил всю ночь. Хотел он тогда только одного, чтобы его не трогали, и он бы жил здесь, сколько можно. О том, чем он будет питаться и где хорониться от зимней стужи, он не думал». Израненный родителями, затравленный, голодный, Сашка Шестаков оказывается в казённом доме при живых родителях. Вся жизнь до детского дома у него ассоциировалась с едой и ненавистью к родителям. «Он плакал от бессильной злобы на то, что не стало бабушки и дедушки с их бесконечной любовью, не стало их гнезда, насиженного и обустроенного, а отцу и матери он был не нужен».

Совсем мимоходом автор говорит о матери и об отце Сашки, но и этих штрихов достаточно, чтобы представить «вечно пьяную и злую мать», гонящую собирать сына бутылки. Отец «вечно пьян, задирист и в синяках», за которого Сашке стыдно. Домашнее гнездо разорено руками родителей, опустошено. В нём нет места Сашке. Нет дома дедушки и бабушки с их «бесконечной любовью». Какое точное определение – «бесконечная любовь» к детям. Этой «бесконечной любви» и был лишён Сашка.

Израненный родителями, «отловленный» чужими людьми, он оказывается в детском доме. На всё происходящее в детском доме Сашка реагирует болезненно. Вид школы, обстановка навевали на него тоску. По ночам, уткнувшись в подушку, он плакал оттого, что никому он не был нужен.

За тот короткий промежуток, пока Сашка был в детском доме, он встретил и хороших людей, похожих на дедушку и бабушку. Всё хорошее он воспринимал через тот промежуток жизни, пока жил у бабушки и дедушки. Прежде всего, директор детского дома Рахимов, который хотел усыновить его. Плотник и сторож детского дома Иван Кузьмич. В подвале, где он плотничал, у него всегда пахло стружкой, было хорошо. Ему и в подвале было хорошо, ведь там были хорошие люди. Здесь же жила кошка Пушка с отмороженными ушами. Иван Кузьмич, когда-то её подобрал и выходил. Она вечно спала на куче опилок. Теперь и ей было хорошо. И Сашке было хорошо. И Иван Кузьмич, и его жена, которая напекла целое ведро булочек для детдомовцев, и кошка Пушка – всё напоминало дом дедушки и бабушки. Дела в школе тоже пошли на поправку, появилось новое увлечение – лыжи, новый друг – Денис. Но всё это перечеркнули взрослые. Они нарушили то, к чему уже стали привыкать дети. Сашка и его новый друг выбирают один путь – бежать, так как детский дом закрывали. «Поднятая по тревоге полиция доложила, что на соседней станции, расположенной в пяти километрах от посёлка, рано утром садились в поезд двое ребят лет десяти - двенадцати, с большими сумками через плечо, оба лысые…». Это финал рассказа. Финал невольно подталкивает к размышлению: какой дальше будет судьба Сашки? Как он сможет побороть ту жизненную усталость от жизни в 10 лет? Сколько ещё он будет получать ударов от жизни, от взрослых? Кому он будет мстить за свою жизнь?


В рассказе Айсы Хамзеулы «Девочка с вокзала» поднимается проблема воспитания в семье, проблема равнодушия к судьбе ребёнка. [13 ] В основу рассказа положен реальный случай, можно сказать типичный случай. Балхия – молодая женщина – находилась по делам в Астане. Завершив дела, она торопилась домой. Её мысли были о дорогом для неё человеке – дочери Ардак. Ардак в переводе с казахского – «ценность». Ребёнок для Балхии – это высшая ценность. До отправки её поезда было ещё время. Вокзал «кипел», пассажиры с озабоченными лицами сновали туда сюда. Всё внимание сосредоточено на описании пассажиров. Это глубоко символично. Вокзал – это наше общество. В этой толпе «неприкаянно бродила девочка лет пяти». Толпе не было никакого дело до этой пятилетней чумазой девочки в «замызганном платье» с растрёпанными волосами. Толпа – это олицетворение человеческого равнодушия. Вдруг из толпы её кто-то толкнул, она упала. Толпа равнодушно смотрела на лежащую на полу и плачущую девочку.

«Как моя Ардашка»,- представила она свою дочь и побежала к девочке. Рассказ девочки Жузим потряс Балхию.

- Я приехала сюда с мамой. Мы стояли на вокзале. Приехал какой-то дяденька на машине, посадил в неё маму. А мне она сказала: «Подожди здесь, я скоро приеду, и уехала.

- А папа у тебя есть? Где он?

- Папа был. Но сейчас его нет. Мама пьёт водку. Когда она пьяная, я боюсь и прячусь от неё, потому что она бьёт меня. С папой ругалась она всё время. Потом папа ушёл уже давно.

Шло время, но за Жузим никто не приезжал. Ребёнок никому не был нужен. Очень ярко, ёмко создан образ Балхии, женщины, давшей приют девочке. Автор говорит: «Балхия относилась к ней добросердечно». Слово «добросердечно», подобранное автором, говорит о многом, нет необходимости подробно говорить об этой женщине. В этом и есть красота женщины- матери.

Так Жузим оказывалась на вокзале несколько раз за свои пять лет. Ей некуда идти. Так её к себе забрала Балхия, девочка нашла приют в доме Балхии и её дочери. Для Балхии и её дочери она стала родным человеком. «Ардак с матерью смотрели на неё, радовались и любовались ею». Жузим нашла тепло в другом доме, но на сердце у неё остался шрам. Родная мама о ней забыла. Какой она вырастет? Остались ли в её душе воспоминания о материнском и отцовском воспитании? Как её примут дети на улице? в классе? школе?















































Заключение

Проанализировав произведения о необычных учениках, мы пришли к выводу. Что появление их обусловлено несколькими причинами:

-алкоголизм в семье, бедностью в семье, конфликтами между родителями, конфликтами между детьми и родителями;

-отсутствие взаимопонимания;

- представленные нами произведения это произведения о правде современной школьной жизни, жестокой и беспросветной, где слово милосердие в активный словарь не входит, где дети вынуждены придумывать себе другой, светлый, добрый справедливый мир и жить в нем, а значит – умирать в этом;

- самые главные достоинства представленных произведений – реалистичность. Детей, как правило, интересуют герои, у которых есть то, чего нет у обычных людей (поэтому так популярны фантастика, фэнтези, сказки);

- герои произведений живут в обстановке разорения, антисанитарии, вражды. Авторы показывают, что и в такой грязи можно выжить, стать благородным человеком, уметь общаться, прислушиваться друг к другу.

- главное к чему пришли – страны разные, авторы разные, а проблемы одинаковые.





















Список использованной литературы

1. Взгляд кролика: для сред.и ст. шк. возраста / Кэндзиро Хайтани; пер. с япон. Елены Байбиковой. – М.: Самокат, 2010.- 320с.

2. Класс коррекции. Екатерина Вадимовна Мурашова. – М.: Самокат, 2007.

3. Еркегали по прозвищу Кошмарик. Дария Джумагельдинова //

Детская литература

4. Дождь идет. Владимир Синенко //. Провинция - 2008. - № 1. - С. 6-17

5. Девочка с вокзала. Айсы Хамзеуллы // Нива - 2004. - N 11. - С. 165

6. Бегак Б. Классики в стране детства. – М.: Детская литература, 1983. – 111 с.

7. Павлова Н.И. Образ детства – образ времени. – М.: Детская литература, 1990.–143 с.

8. Шестакова Е.Ю. Детство в системе русских литературных представлений о человеческой жизни XVIII–XIX столетий. – Автореф. дисс. канд. филол. наук. – Астрахань, 2007. – 24 с.





Интерактивные ресурсы:

1. http://www.coolreferat.

2. http://www.labirint.ru/books/

4. http://www.spishy.ru/news/

5. http://www.bestreferat.ru/referat





22


Самые низкие цены на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации!

Предлагаем учителям воспользоваться 50% скидкой при обучении по программам профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок".

Начало обучения ближайших групп: 18 января и 25 января. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (20% в начале обучения и 80% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru/kursy

Автор
Дата добавления 22.01.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров246
Номер материала ДВ-366924
Получить свидетельство о публикации

УЖЕ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ

от проекта "Инфоурок" с указанием данных образовательной лицензии, что важно при прохождении аттестации.

Если Вы учитель или воспитатель, то можете прямо сейчас получить документ, подтверждающий Ваши профессиональные компетенции. Выдаваемые дипломы и сертификаты помогут Вам наполнить собственное портфолио и успешно пройти аттестацию.

Список всех тестов можно посмотреть тут - https://infourok.ru/tests


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх