Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Исследовательская работа "Детство, опалённое войной"

Исследовательская работа "Детство, опалённое войной"


  • Классному руководителю

Поделитесь материалом с коллегами:

УДЕРЕВСКИЙ ФИЛИАЛ

МКОУ «СТАКАНОВСКАЯ СОШ ИМЕНИ ЛЕЙТЕНАНТА А.С. СЕРГЕЕВА» ЧЕРЕМИСИНОВСКОГО РАЙОНА КУРСКОЙ ОБЛАСТИ




ДЕТСКО-ЮНОШЕСКИЙ

ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ КОНКУРС

«Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ!»


hello_html_480a35d4.gif



НОМИНАЦИЯ: «ВОЙНА В МОЕЙ ПАМЯТИ»



Автор: ПИСАРЕВА ЕКАТЕРИНА,

обучающаяся 9 класса

Руководитель: ГРАЧЁВА ЛАРИСА ИВАНОВНА,

учитель русского языка и литературы






Текстовая аннотация


Название конкурса: «Я помню! Я горжусь!»

Возрастная группа: От 11 до 14 лет.

Номинация: «Война в моей памяти»: воспоминания очевидца событий Великой Отечественной войны, связанные с военным временем.

Название работы: «Детство, опалённое войной».

Фамилия, имя автора: Писарева Екатерина Дмитриевна.

Возраст автора: 14 лет.

Название образовательного учреждения: Удеревский филиал МКОУ «Стакановская СОШ имени лейтенанта А.С. Сергеева» Черемисиновского района Курской области.

Фамилия, имя, отчество руководителя: Грачёва Лариса Ивановна, учитель литературы.

















Воспоминания Баранцевой Анны Алексеевны,

очевидца событий Великой Отечественной войны.

Беседу провела Писарева Екатерина

Тот, кто не знает своего прошлого, не достоин будущего. И это должен помнить каждый. В 2013 году наша страна будет праздновать 70-летие Курской битвы. Война отняла множество жизней, надежд, поломала судьбы людей и принесла лишь горе и слёзы. А ведь с каждым годом мы всё дальше и дальше уходим от времён войны. Но время не имеет власти над народной памятью. И ещё многие поколения будут восхищаться героизмом людей, боровшихся с фашизмом. Мою деревню война тоже не обошла стороной. Мы задались целью узнать о жизни односельчан в это страшное время и более подробно познакомиться с историей своей деревни. В своём небольшом исследовании мы использовали воспоминания Баранцевой Анны Алексеевны, у которой взяли интервью.

Дети войны. Им сегодня от 70-ти до 85-ти. Это те, кому посчастливилось выжить, кто прошёл страх, голод, потерю родных. Их детство было разрушено, растоптано, но они выросли достойными людьми. Именно им, детям войны, пришлось восстанавливать родные города и возрождать села, осваивать целину и космос.

Анна Алексеевна Баранцева родилась 1 января 1932 года в деревне Парменовка Удеревского сельсовета Черемисиновского района Курской области. У её родителей было 7 детей. Первый ребенок родился в 1928 году, а последний – в 1941 году. Родители Анны Алексеевны в деревне Парменовка прожили уже не одно десятилетие. Там же жила семья и 22 июня 1941 года.

Трудно вспоминать свое детство Анне Алексеевне, со слезами и выпитой таблеткой начала она беседу с нами, снова переживая те далекие события.

П.Е.: Анна Алексеевна, помните ли Вы начало войны?

А.А.: «…Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города – Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие…»

После этих слов поднялся вой, деревенские бабы плачут, собаки залаяли, завыли, беготня сразу началась. Вот этот шум у меня в памяти остался до сих пор. Многих слов из этого страшного сообщения по радио я тогда просто не понимала, ведь когда началась война, мне было всего 9 лет. Семья наша была уже в то время немаленькая: мама, папа и семеро детей. Самой младшей из нас – Тане – было 2 месяца. Она родилась ровно за 2 месяца до начала войны.

Сначала мы не сознавали всего ужаса того, что случилось. Только почему-то мама и папа перестали улыбаться и шутить, все стали какие–то напряженные, озабоченные. Но мы, мальчишки и девчонки, не сразу поняли, какая страшная беда вошла в нашу жизнь. Наверное, это шло от взрослых, ведь никто не знал, что война затянется на долгие и страшные четыре года, все верили в скорую победу и окончание войны. Но проходили дни, с фронтов приходили нерадостные вести.

П.Е.: Анна Алексеевна, кто ушел на фронт из вашей семьи?

А.А.: Отца, Алексея Николаевича Лунёва, забрали на фронт в первые же месяцы войны. В армии он не служил. У папы был белый билет, так как у него была язва. Когда началась всеобщая мобилизация, его призвали на фронт. Папа погиб где-то в районе поселка Кшени Курской области. Он не прислал ни одного письма. Но односельчане, оставшиеся в живых, рассказывали, что они попали в окружение. Многие погибли, многие пропали без вести. Его видели среди погибших.

П.Е.: Какие воспоминания о первых месяцах остались?

А.А.: Тяжело было, когда начали приходить похоронки. Самым страшным человеком в селе был почтальон. Все с ужасом смотрели и гадали, к кому он завернет, ведь почти из каждого дома кто-то ушел на фронт. Молодежь рвалась на фронт, причем было позорно, если тебя не взяли в армию. С таким парнем девушки не хотели гулять. Его родители шли в военкомат и чуть ли не скандал устраивали, почему моего сына не берут. Учитывая такое настроение, можно сказать, что почти все мужчины села были призваны. И за первый год войны много пришло похоронок. Настроение у односельчан было подавленное.

П.Е.: Как жилось вам в годы войны?

А.А.: Жилось тяжело. Мы, маленькие дети, в основном пасли скот, иногда боронили, возили навоз. Было голодно, хлеба не было, собирали в полях мерзлую картошку, варили щи из лебеды, суп из крупы. Весной рвали лебеду и поливали крапиву, наблюдая за тем, чтобы никто чужой её не сорвал, ходили в старых лохмотьях, обуви практически не было.

П.Е.: Анна Алексеевна, расскажите, когда началась оккупация на нашей территории, как Вы жили в это время.

А.А.: Немцы вошли в наш сельсовет в ноябре 1941 года. Они расположились в деревнях Барковка и Никитское. К нам они также приходили в деревню. Не могу сказать, что немцы зверствовали у нас. Но мы их боялись, всегда старались не попадаться им на глаза. 21 ноября 1941 года немцы стали выселять жителей деревень Крюково, Ползиковка в Парменовку, а потом все уходили дальше. Мама хотела уйти в отступление в село Хохловку, но нас было семеро, и мы остались. Мама не смогла бы всех довезти, так как лошади у нас не было. Трудно приходилось, но мы выжили.

Русские войска в то время обосновались в Хохловке. У нас за деревней был сад, а затем хутор. Там находился штаб советских войск. Политрук жил у нас. Однажды он ушёл в штаб, а солдаты, которые находились в деревне, затопили печь. Политрук прибежал и начал ругаться, но было поздно. Немцы увидели дым в нашей деревне и поняли, что там есть люди. Они очень боялись партизан, поэтому вскоре деревню стали обстреливать из танков с Большака и с самолетов. Много людей пострадали. Политрук погиб на месте, а меня ранили в ногу и ухо. У нас в деревне оставался коммунист, подпольщик Жиделяев Владимир. Он с мамой понёс меня в санчасть в Хохловку. Меня осмотрели, оказали помощь, и мы вернулись домой. Все солдаты покинули наш хутор, уйдя в Хохловку, а оттуда в Савины.

На хуторе за садом осталось 5 домов. Там жили мамины сестры. Вскоре пришли немцы и стали всех выгонять. Была на хуторе женщина с четырьмя детьми, выселенная из деревни Нижний Щигор. Когда немцы погнали всех жителей, она спряталась за углом нашего дома. Все ушли, а наша семья и семья этой женщины Нади остались в деревне. Это было в конце января – начале февраля 1942 года. Спустя время мы узнали, какая трагедия разыгралась на другом краю деревни. Немцы, ворвавшись в село, стали сгонять жителей на выгон к дороге, с тем, чтобы погрузить их в машины. Однако люди стали разбегаться. Фашисты открыли огонь по безоружным старикам, женщинам, детям. Падали со стоном смертельно раненые старики, зажимая кровоточащие раны. Падали женщины, прижимая к груди вянущие тельца грудных детей. Весь выгон был усеян трупами невинных людей.

Фашисты расстреляли коммуниста, бывшего председателя колхоза Гришаева Г.Г., колхозника Наседкина и двух его сыновей, зверски надругались над трупом коммуниста Жиделяева, которого специально оставили в тылу для подпольной работы. Он был выдан бывшим кулаком. В семье Жиделяева было 11 детей, 6 из которых были убиты. Всего в этот день было убито 60 человек. Из всех погибших остался жив один старик, которого прикрыла собой дочь. Он и рассказал всё, попав в деревню Орлянка. Бабушка наша прислала невестку рассказать эту страшную историю.

Некоторые люди возвращались в Парменовку за едой. Немецкая разведка узнала про это. Этих людей немцы собрали и погнали в село Карташовку, где расстреливали по 10 человек. Среди них опять выжил один человек. Это была женщина, которая смогла спрятаться в курнике. Затем она рассказала о зверских расстрелах в деревне.

П.Е.: Анна Алексеевна, а Вы так и продолжали жить в Парменовке? Вы не ушли в отступление?

А.А.: Да, мы некоторое время ещё жили в нашей деревне. Но однажды в деревню пришел посыльный от немцев. Он сообщил, что вскоре у нас появятся немцы и опять начнутся расстрелы. Мама решила, что нужно срочно уходить. Мы все собрались. У нас был жеребенок, на которого погрузили вещи. Старшие дети шли пешком, маленьких везли на санках. К тому времени маленькая Таня умерла, а вот Колю с собой не взяли. У него был тиф. Везти было не на чем, а идти он не мог. Коля и раненый мальчик женщины с Нижнего Щигра, которая жила у нас, остались. Когда мама отвезла всех нас в деревню Орлянку, она решила вернуться за Колей. В деревне уже никого не было. Немцы ушли, расстреляв двух старух, оставшихся на хуторе. Раненый мальчик умер, а вот Коля, когда услышал выстрелы, смог, пересиливая боль, заползти под печь. Там его, обессилевшего и умирающего от жажды, и нашла мама. Она смогла его благополучно довезти до Орлянки. Он выжил.

7 месяцев мы странствовали из деревни в деревню, голодали. Летом немцы разрешили вернуться домой, так как нужно было убирать поля. Уже созрели озимые, которые успели посеять до прихода оккупантов. Приходилось трудно, но мы выжили. Вынесли на своих детских плечиках все тяготы войны, немецкой оккупации.

П.Е.: Когда немцы покинули вашу деревню? Не возвращались ли больше в Парменовку?

А.А.: Нет, не возвращались. Ушли они к концу 1942 года. Наступали они быстро, а отступали еще быстрей. Уже через день мы даже их пушечных выстрелов не слышали, так они бежали.

П.Е.: Как Вы жили после изгнания немцев?

А.А.: Наш дом, где я родилась, сгорел. Остался бабушкин дом. Немцы бросили туда бутылку с горючей смесью, а она не разбилась. Мы потом вытаскивали мусор, чистили дом после немцев, и, вы знаете, вынесли полведра пыли и вшей. Мы с Колей возьмем вот такую горсть, бросим в печку, а они трещат. Так интересно было, а взрослые потом нас отругали, потому что ведь и запах стоял.

П.Е.: У вас оставались какие-то запасы еды?

А.А.: У моей бабушки немцы закопали всю картошку, когда копали окоп. В первый месяц-два мы ели конину, это нас спасло. Лошадей находили, перепиливали их пилой, приносили и ели конину. Много было побитых лошадей, вся деревня ими питалась.

П.Е.: Анна Алексеевна, скажите, как жилось в последующие годы войны?

А.А.: Во время войны в тылу люди испытывали огромные моральные и материальные трудности и потери. Работали не покладая рук, зарабатывали Победу. В деревнях люди работали сутками. Рабочий день составлял 16 часов, а иногда и 20 часов в сутки - с 4 утра и до 12 ночи. Часто даже ночевали на работе и не приходили домой. Техники на полях почти не было.

Когда начиналась хлебоуборка, косилки таскали на быках и скашивали колосья, скошенный хлеб складывали в копны, затем на быках косилки подтягивали к копне, и шёл обмолот зерна, потом к следующей копне и так до конца. После обмола, зерно увозили на ток, там перерабатывали и увозили на машинах на фронт. На хлеб зерна не оставляли, а только на семена. Питались очень плохо, обычно растительной пищей. В ступах толкли каши, отвар трав смешивали с овсяной крупой, варили овсяный кисель (из цельного овса), причём даже не очищая его от шелухи, вместо сахара ели сладкую свёклу. Дети 5-6 лет уходили далеко в лес, на луга, собирали ягоды, травы и возвращались только поздно вечером. Сажали огороды, делали заготовки на зиму, этим и питались. Свой скот держать было не выгодно, так как были очень большие налоги. Если держали корову, то обязаны были сдать молоко и телёнка. В холода люди отапливались соломой, жали камыши и топили.

П.Е.: Анна Алексеевна, когда началась Великая Отечественная война, Вы ходили в 3 класс. Стали ли Вы снова ходить в школу после ухода немцев?

А.А.:  В начале ноября 41-го, когда начали бомбить, нас, учеников, распустили. А потом школу сожгли. Занятия снова начались, когда фронт отошёл, осенью 1942 года. То есть я пропустила один год.

П.Е.: Сколько было тогда учеников в школе?

А.А.: Детей было много, учились в две смены, по три человека сидели за столами, так как парт не было. Учила нас Пахомова Екатерина Ивановна. В первую смену она учила второй- четвертый классы, а во вторую -  первый- третий. Комнаты были набиты учениками. Учитель дает задание второму классу, пока они пишут, занимается с четвертым классом. После войны пошла учиться в Удеревскую семилетнюю школу. Учеников было очень много, тоже учились в две смены. Не хватало учебников, тетрадей, письменных принадлежностей, но образование мы все равно получили.

П.Е.: Как жили в послевоенные годы?

А.А.: Непросто было и в послевоенные годы. Отец погиб на фронте, мама одна поднимала нас на ноги. Даже не верится, что это все мы выдержали, выжили. Сколько было пролито слез от того, что не все получалось! Работать приходилось много — от темна до темна. После окончания школы я всю жизнь проработала дояркой. У меня много наград за мной труд, грамот. А вообще, я думаю, что жизнь моя удалась, хотя и было детство опалено войной. Я принимаю жизнь такой, какая она есть, со всеми невзгодами и испытаниями. И жизнь поворачивается ко мне своей радостной стороной: давно встал на ноги сын, уже повзрослели внук и внучка, растет правнук. Чего ещё желать от жизни в мои годы? Я думаю, только одного – пусть больше никогда не будет войн на земле.
Мы попрощались с Анной Алексеевной и отправились в школу, а в голове ещё долго звучали слова: «Война и дети...». Какое сердце не обожжет память огненных лет, ставших суровым испытанием для миллионов ребят, которым нынче уже за семьдесят! Война разом оборвала их звонкие песни. Мы не имеем права забывать о войне. Война - зло. Эту мысль повторяла Анна Алексеевна. Как раз воспоминания – доказательство тому, что война не нужна ни взрослым, ни детям. Мы, как она, приняли эстафету передачи информации живых свидетелей Великой Отечественной войны другим поколениям.


Автор
Дата добавления 04.12.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров146
Номер материала ДВ-228025
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх