Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Научные работы / Исследовательская работа "Энергемы в повести Н.В.Гоголя "Тарас Бульба"

Исследовательская работа "Энергемы в повести Н.В.Гоголя "Тарас Бульба"



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:


Муниципальное общеобразовательное учреждение Шипуновская средняя общеобразовательная

школа имени А.В.Луначарского

Шипуновского района Алтайского края

658390, Комсомольский пр., 48, с. Шипуново, Алтайский край,

Российская Федерация. Тел. (385 – 50) 22-1-59, (385-50) 22-8-59


Энергемы в повести Н.В.Гоголя «Тарас Бульба»

hello_html_42644524.jpg


Выполнила:

Шаповалова Юлия, 1992г.р.

ученица 11- Г класса

муниципального общеобразовательного учреждения

Шипуновской средней общеобразовательной

школы им А.В.Луначарского.

Домашний адрес:

ул. Заречная, д.1, кв.2, тел. 21-1-59


Руководитель:

Григоренко Полина Егоровна,

учитель русского языка и литературы

муниципального общеобразовательного учреждения

Шипуновской средней общеобразовательной

школы им А.В.Луначарского


с. Шипуново 2010


Оглавление

Введение……………………………………………………………………....3

Глава 1. Энергемы. Лексические энергемы………………………………....4

Глава 2. Синтаксические энергемы……………………………..…………...6

Глава 3. Ритмические энергемы……………………………………..…….……....7

Выводы………………………………………………………………………..10

Литература…………………………………………………………………....11

Приложение…………………………………………………………………..12






































Введение


Первое, что мы чувствуем и осознаём, читая повесть Н.В.Гоголя «Тарас Бульба», - ее тематику, точнее то, на что направлено авторское сознание. Одновременно мы понимаем, что это видение и изображение автор преподносит нам в каком-то эмоциональном тоне, иными словами, мы осознаём эмоциональную основу авторского сознания.

Н.В.Гоголь не раз писал о себе: «Вообще же я был характера скорей меланхолического и склонного к размышлению». Несмотря на «меланхолический от природы характер», почти во всех произведениях писателя столько движения, радости жизни, улыбки, искромётности, столько силы, художественно творящей.

В повести «Тарас Бульба» (первая редакция опубликована в 1835 году, вторая – в 1842-м) и в духовно – публицистической прозе (1840-е годы) Гоголь прямо утверждал своё писательское кредо как эстетику дела, действия, бодрости, жизнеутверждения.

Попробуем объяснить эту загадку, скрытую в характере мастера.

Гоголь-человек мог пребывать в разных эмоциональных состояниях, в том числе и в состоянии уныния, хандры. Но когда он воспламенялся творческим вдохновением, когда погружался в литературно-художественную или духовно-публицистическую деятельность, тогда писатель весело смеялся и рассказывал всякие небывальщины («Вечера на хуторе близ Диканьки»), или умилялся жизнью старичков-помещиков («Старосветские помещики»), или призывал к защите национальных и религиозных святынь («Тарас Бульба»), или заинтересованно изучал людей («Петербургские повести»), или поучал, проповедовал и рассуждал («Выбранные места из переписки с друзьями»).

В «Завещании…» Гоголь написал: «Кому же из близких моих я был действительно дорог, тот воздвигнет мне памятник, иначе: воздвигнет он его в самом себе своей неколебимой твёрдостью в жизненном деле, бодреньем и освеженьем всех вокруг себя…Потому что и я, как ни был сам по себе слаб и ничтожен, всегда ободрял друзей моих…».

В письме к другу-поэту («Выбранные мета из переписки с друзьями») опять звучит призыв к борьбе с унынием: «Попрекни же прежде всего сильным лирическим упрёком умных, но унывших людей. Проймёшь их, если покажешь им дело в настоящем виде, то есть, что человек, предавшийся унынию, есть дрянь во всех отношениях, каковы бы ни были причины уныния, потому что унынье проклято Богом. Истинно русского человека поведёшь на брань даже и против уныния, поднимешь его повыше страха и колебаний земли…».

Гоголь, как православный человек, понимает уныние в согласии с учениями святых отцов: «Уныние есть расслабление души, изнеможение ума…мужественная душа воскрешает и умерший ум; уныние же и леность расточают все богатства».

Призывом к действию, к бодрости духа в наибольшей степени проникнута повесть Н.В.Гоголя «Тарас Бульба». Заметим, что в этом произведении широко используется однородная лексика: подвиг, богатырь, ратник, русская душа, русская порода.

Николай Васильевич постоянно размышлял о том, каким должен быть язык писателя и восхищался силой народного «словца»: «Выражается сильно русский народ! И если наградит кого словцом, то пойдёт оно ему в род и потомство, утащит он его с собою и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света».

























Глава 1. Энергемы. Лексические энергемы


Для определения общей напряжённости повествования может быть взята энергема – концентрированное словесное, ритмическое, композиционное выражение авторской эмоциональности, авторского типа личности, его творческого акта. Данное понятие, являясь литературоведческим неологизмом, позволяет рассматривать повествование (чисто литературное явление) как форму объективизации авторской энергетики и энергетики народа и эпохи, представителем которых явился автор во время написания произведения.

Начнём наше исследование с рассмотрения лексических энергем.

Сильное энергетическое поле повествования создают лексемы, именующие эпоху, которая породила Запорожскую Сечь и казачество: брань, огонь, пламя, сила, удаль, могучий. В повести век - историческая среда, именуемая как бранное, трудное время, удалые времена, тяжёлый XV век, удалой век.

Автор изображает персонажи в их связи с натурой, природой, народом, чтобы подчеркнуть их взаимообусловленность с эпохой. Жизнь казаков проходит в постоянных войнах, потому что «бранным пламенем объялся древле-мирный славянский дух и завелось казачество – широкая, разгульная замашка русской природы». Само явление казачества рассматривается как «необыкновенное явленье русской силы»: «его вышибло из народной груди огниво бед»; «словом, русский характер получил здесь могучий, широкий размах, дюжую наружность».

Определение эпохи связано с именованием казаков и казачества: казак, казачество; Запорожская Сечь, запорожец, запорожцы; братья, братья-панове, братцы, братство; товарищ, сотоварищ, товарищество. Наиболее идеологически значимыми являются слова: атаман, рыцарь, богатырь, подвиг, бой, война, битва, слава.

Стан врагов представлен именованиями: ляхи, шляхтичи, полячка; католики (католический, католический недоверок); бусурмане (бусурмены); татары (татарин, татарка, татарский). Однако татары не являются врагами, представленными в непосредственном противостоянии (в бою).

Каждое из этих слово имеет свои энергемные характеристики, взаимодействие их и создаёт единое поле повествования, соответствующее особенностям текста Н.В.Гоголя.

В пределах казацкого товарищества особое значение имеют «слова-искры» - слова, наиболее идеологически значимые, призывающие к действию.

«Отрицательными» являются слова, относящиеся к семейной, бытовой, безгероической жизни.

Меткое, яркое, народное «словцо» отражает способность русского народа не только выразить своё отношение к противнику, но и посмеяться над собой, именуя друг друга самыми разными, порой не безобидными словами, вплоть до бранных: «…Стоило только есаулам пройти по рынкам и площадям всех сёл и местечек и прокричать во весь голос, ставши на телегу: «Эй, вы, пивники, броварники, полно вам пиво варить, да валяться по запечьям, да кормить своим жирным телом мух! Ступайте славы рыцарской и чести добиваться! Вы, плугари, гречкосеи, овцеводы, баболюбы, полно вам за плугом ходить да пачкать в земле свои жёлтые чоботы, да подбираться к жинкам и губить силу рыцарскую! Пора доставать казацкой славы!» И слова эти были как искры, падающие на сухое дерево».

Слова, которыми называют персонажи друг друга, указывают на род их занятий, трудовую деятельность: броварники (пивовары), плугари, гречкосеи, овцеводы, а также в этих именованиях содержится эмоциональная оценка, в данном случае – снисходительно-юмористическое (пивники, баболюбы).

«Положительными» «словами-искрами» являются слова, обозначающие Родину, принадлежность к национальности, религии: Украина, русский, русская вера, православная вера, Христова вера.

Таким образом, в повесть включены лексические энергемы, которые в условиях изображаемой борьбы имеют ярко выраженную эмоциональную направленность, окрашенную призывом к защите веры, отечества, товарищества.
















Глава 2. Синтаксические энергемы


Авторская мысль воплощается в побуждающих к действию синтаксических конструкциях (повелительное наклонение глагола, предложения, побудительные по цели высказывания), что доказывает единство личности писателя, его мировосприятия и неизменность в понимании задач искусства.

Именно эту задачу решил Гоголь в повести «Тарас Бульба», показав, как совершается богатырское дело борьбы за веру, родину, народ. Бодрость духа, необходимость действия, деятельности, дела – не только принадлежность «героического мира» повести, но и черта Гоголя как творческой личности, одна из особенностей художественного акта. Два раза в повести казаки «сникают», теряют бодрость духа. Первый раз, когда Тарас и его сыновья покидают родной дом:

«- Э, э, э! что же это вы, хлопцы, так притихли? – сказал, наконец, Бульба, очнувшись от своей задумчивости. – Как будто какие-нибудь чернецы! Ну, разом все думки к нечистому! Берите в зубы люльки, да закурим, да пришпорим коней, да полетим так, чтобы и птица не угналась за нами! И казаки, пригнувшись к коням, пропали в траве. Уже и чёрных шапок нельзя было видеть; одна только струя сжимаемой травы показывала след их быстрого бега. Солнце выглянуло давно на расчищенном небе и живительным, теплотворным светом своим облило степь. Всё, что смутно и сонно было на душе у казаков, вмиг слетело; сердца их встрепенулись, как птицы».

Выделенные слова показывают нам те стилистические средства, с помощью которых автор достигает динамичности повествования, выражает энергичность действий и внутреннего состояния персонажей.

Второй раз описывается уныние казаков после того, как они, будучи под Дубно, разделились: одни ушли в погоню за татарами, другие остались воевать с поляками.

«Тарас видел, как смутны стали казацкие ряды и как уныние, неприличное храбрым, стало тихо обнимать казацкие головы, но молчал: он хотел дать время всему, чтобы свыклись они с уныньем, наведённым прощаньем с товарищами; а между тем в тишине готовился разом и вдруг разбудить их всех, гикнувши по-казацки, чтобы вновь и с большею силою, чем прежде, воротилась бодрость каждому в душу, на что способна одна только славянская порода, широкая, могучая порода, перед другими, что море перед мелководными реками. Коли время бурно, всё превращается оно в рёв и гром, бугря и подымая валы, как не поднять их бессильным рекам. Коли же безветренно и тихо, яснее всех рек расстилает оно свою неоглядную стеклянную поверхность, вечную негу очей».

В этом описании эмоциональное состояние – быстрый переход от уныния к бодрости – расценивается уже как национальная черта широкой, могучей «славянской породы». Гоголь не проводит резкой грани между украинцами и русскими, так и мы в дальнейшем изложении не будем акцентировать внимание на национальные различия.

То, что в «Тарасе Бульбе» сам жизненный материал: героическая эпоха, богатырские личности, яркие проявленья чувств и движений – определяет напряжённость повествования.






























Глава 3. Ритмические энергемы


К ритмическим энергемам (в пределах периода) относятся развёрнутые высказывания повествователя и персонажей. Они строятся по принципам ритмической прозы, в стиле древнерусского «высокого слога», народных жанров плача, заздравного тоста, призыва (повторяющаяся ритмическая структура, часто разделяемая риторическим вопросом или восклицанием).

Вот слова повествователя о матери Остапа и Андрия в ночь прощания:

«Одна бедная мать не спала;

Она приникла к изголовью дорогих сыновей своих, лежавших рядом;

она расчёсывала гребнем их молодые, небрежно всклокоченные кудри и смачивала их слезами;

она глядела на них вся, глядела всеми чувствами, вся превратилась в одно зрение и не могла наглядеться.

Она вскормила их собственной грудью, она возрастила, взлелеяла их – и только на один миг видит их перед собою!»


Такова же ритмическая структура высказываний повествователя о Запорожской Сечи («Разница та, что вместо насильной воли…»), о степи («Степь чем далее, тем становилась прекраснее…»).

Так же организуется речь персонажей: ярко эмоциональная, всегда к кому-нибудь обращённая. К примеру, речь-плач полячки при встрече с Андрием в осаждённом городе:


«Не достойна ли я вечных сожалений?

Не несчастна ли мать, родившая меня на свет?

Не горькая ли доля пришлась на часть мне?

Не лютый ли ты палач мой, моя свирепая судьба?»


Её слова разделяются риторическим восклицанием-вопросом:


«За что же ты,

Пречистая Божья Матерь,

за какие грехи,

за какие тяжкие преступления

так неумолимо и беспощадно гонишь меня?»


Речь-обращение Тараса Бульбы к товарищам вся строится на сложном переплетении разных ритмов и повторов, она наполнена словами высшей для казаков ценности: вера, Сечь, товарищество.


«Перед нами дела великого поту, великой казацкой доблести!

Итак, выпьем, товарищи,

разом, выпьем наперёд всего за святую православную веру,

чтобы пришло наконец такое время,

чтобы по всему свету разошлась

и везде была бы одна святая вера,

и все,

сколько ни есть бусурменов,

все бы сделались христианами!

Да за одним уже разом выпьем и за Сечь,

Чтобы долго она стояла

На погибель всему бусурманству,

Чтобы с каждым годом выходили из неё молодцы

Один одного лучше,

Один одного краше.

Да уж вместе выпьем за нашу собственную славу,

Чтобы сказали внуки и сыны тех внуков,

Что были когда-то такие,

Которые не постыдили товарищества и не выдали своих.

Так за веру, пане-братове, за веру!»


Основным адресатом высказываний персонажей является товарищество, русский народ. Повествователь в своих описаниях, рассуждениях также обращается к русскому народу, читателю-товарищу, в котором желает найти понимание, сострадание, активное соучастие и готовность к подвигу.

Сравним речь Тараса Бульбы во время приезда сыновей и повествователя в финальном эпизоде гибели Тараса.


Тарас Бульба:

«-Ну ж, паны-браты,

Садись всякий, где кому лучше, за стол.

Ну, сынки!

Прежде всего выпьем горелки! –

так говорил Бульба.

- Будьте здоровы, сынки:

и ты, Остап, и ты, Андрий!

Дай же Боже,

чтоб вы на войне всегда были удачливы!

чтобы бусурманов били,

и турков бы били,

и татаров били бы;

когда и ляхи начнут что против веры нашей чинить,

то и ляхов бы били».


Повествователь:


«А уже огонь подымался над костром,

Захватывал его ноги

и разостлался пламенем по дереву…

Да разве найдутся на свете такие огни,

и муки и сила такая,

которая бы пересилила русскую силу!»


Автор организует словесный уровень повествования (высказывания повествователя и героев) как единое целое с ярко выраженной энергемной структурой, направленной на побуждение персонажа-слушателя к действию, а читателя - к активному самополаганию в пределах содержания высказывания. Иначе говоря, речь повествователя и персонажа по характеру направленности на объект высказывания (читателя и персонажа) выполняет функцию воздействия, убеждения, внушения.

Ярко выражены в структуре текста повести и ритмические энергемы в пределах эпизода, особенно эпизода боя, битвы.

Обратимся к анализу одной из центральных глав – девятой.

Энергемное единство всей главы организуется следующим образом.

Во-первых, сходной композицией описания смерти казаков. Сначала описывается эпизод битвы, в котором «увёртливый и крепкий» лях сбил с ног Дёгтяренко, «и уже, замахнувшись на него саблей, кричал: «нет из вас, собак-казаков, ни одного, кто бы посмел противустать мне!». «А вот есть же! – сказал и выступил вперёд Мосий Шило».

Затем перечисляются прижизненные подвиги казаков, передаются их предсмертные речи с повторением одной мысли: пожеланием здравствовать и крепнуть православной России. Наконец, описывается непосредственно смерть казаков и говориться о душе, покидающей тело.

Во-вторых, три раза передаётся обращение-призыв Тараса к казакам и их ответы, что придаёт единство всему эпизоду.

В-третьих, используются повторяющиеся лирические отступления (обращения к казакам, авторское комментирование), в которых оценивается происходящее и скорое будущее казаков.

В-четвёртых, постоянно употребляются фольклорно-пословичные структуры, близкие к стихотворной форме, разнообразная система повторов.

В-пятых, свой ритм имеют и микроэпизоды, в которых действие (бой) приостанавливается. Это, например, сцена убийства Тарасом сына Андрия.

«Покорно, как ребёнок, слез он с коня и остановился ни жив ни мёртв перед Тарасом.

- Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Тарас и, отступивши шаг назад, снял с плеча ружьё.

Бледен, как полотно, был Андрий…»

Примером может служить и описание внутренней речи персонажа.


«Взглянул Тарас на небо,

а уж по небу потянулась вереница кречетов.

Ну, будет кому-то пожива!

А уж там подняли на копьё Метелыцю;

уже голова другого Пысаренка, завертевшись,

захлопала очами;

уже подломился и бухнулся о землю

начетверо изрубленный Охрим Гуска».


Таким образом, при всём разнообразии ритмической структуры – от действия, боя, битвы, азарта до лирического вздоха – в целом этот эпизод является как бы плачем автора по казакам, но одновременно и воспеванием их доблести, ибо в предваряющей эпизод речи Тараса было сказано:


«Уж если на то пошло, чтоб умирать, так никому ж из них не доведётся так умирать! никому! никому! не хватит у них на то мышиной натуры их!»




Заключение


Исследовав энергемное поле событий и персонажей повести Н.В.Гоголя «Тарас Бульба», пришли к выводу: сюжетно и стилистически выстраивая повествование как энергемную структуру, автор выражает адекватность своего творческого акта изображаемому времени.

Гоголевская эстетика действия и бодрости не просто соответствует жанру (эпической повести), изображённой героической эпохе, но и потребностям времени (конец 30-х – 40-е годы), современников писателя, погружённых в обыденную, внешне безгероическую жизнь. Им, как понимал Гоголь, не хватает деятельности, энергии, бодрости духа, осознания свершаемых дел. Писатель обращался к ним всем своим творчеством: «В России теперь на всяком шагу можно сделаться богатырём. Всякое званье и место требует богатырства».




57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 11.04.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Научные работы
Просмотров116
Номер материала ДБ-024040
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх