Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Социальному педагогу / Научные работы / Исследовательская работа "Личностные изменения в период беременности"

Исследовательская работа "Личностные изменения в период беременности"

  • Социальному педагогу

Поделитесь материалом с коллегами:


ОГЛАВЛЕНИЕ





ПРИЛОЖЕНИЯ………………………………………………………….……78





ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы. Исследования в области изучения материнства подчеркивают, что материнство как психосоциальный феномен рассматривается с двух основных позиций: как обеспечение условий для развития ребенка и как изменения личностной сферы женщины.

Проблеме материнства посвящено множество теоретических и прикладных исследований (Филиппова Г.Г., Брутман В.И., Хамитова И.Ю., Мещерякова С.Ю., Минюрова С.А., Тетерлева Е.А., Абрамченко В.В., Анохин А.А., Баженова О.В., Баз Л.Л., Копыл О.А., Белобородов С., Шмаков Ч., Бергум В., Блох М.Е., Подобина О.Б., Братусь И.В., Васильева О.С., Могилевская Е.В., Клочко Ю.Н., Ермилова Н.Ю., Клочко А.Ю., Костюк Г.С., Кочанова Л.В., Новожилова В.Е., Овчарова Р.В., Ряплова Е.А.). В современной психологии личности материнство изучается в аспекте удовлетворенности женщиной своей материнской ролью, как стадия личностной и половой идентификации, а также с точки зрения личностного развития женщины, психологических и физиологических особенностей разных периодов репродуктивного цикла.

Психологическая готовность к материнству рассматривается как специфическое личностное образование, стержневой образующей которого является субъект-объектная ориентация в отношении к еще не родившемуся ребенку, как способность матери обеспечивать адекватные условия для развития ребенка, эта способность проявляется в определенном типе отношения матери к ребенку, который соответствует готовности к материнству и связан с ценностью ребенка для матери (Филиппова Г.Г., Брутман В.И., Хамитова И.Ю., Мещерякова С.Ю., Минюрова С.А., Тетерлева Е.А.). Исследования в этой области выявляют такие факторы формирования готовности к материнству как возраст, благополучие в браке, паттерны материнского поведения (Овчарова Р.В.).


В данных исследованиях мы не обнаружили системного анализа личностных изменений в период беременности. До настоящего времени изучение личностных особенностей женщины в период беременности проводилось с позиций патогенетического подхода. Исследования, посвященные специфике личностных особенностей беременных женщин, в отечественной литературе практически отсутствуют, что делает невозможным получение целостной картины изменений, происходящих с личностью женщины в этот период. Большинство исследований посвящено изучению клинического аспекта беременности, а личностные особенности женщин в этот период изучаются как сопутствующие. Такой односторонний исследовательский подход не может обеспечить необходимого снижения патологий беременности, так как особенности протекания беременности необходимо рассматривать не как нарушения, а как нормальный тип реагирования женщины на нагрузку, испытываемую при беременности.

Недостаточная теоретическая и методологическая разработанность, актуальность и практическая значимость обусловили выбор темы исследования: Личностные изменения в период беременности.

Объектом исследования являются беременные женщины в возрасте от 18 до 34 лет, предметом – личностные изменения в период беременности.

Цель дипломного исследования – изучение личностных изменений беременных женщин в зависимости от их возраста.

Гипотеза: Личностные особенности беременных женщин имеют значимые отличия в зависимости от их возраста

Для реализации цели необходимо решить ряд задач:

1. проанализировать теоретическую литературу по проблеме исследования;

2. изучить практические методы исследования личностных особенностей беременных женщин и выбрать наиболее адекватные для данной работы;

3. провести экспериментальное исследование;

4. проанализировать результаты, полученные в ходе исследования.

Конкретная методическая база эмпирического исследования (основные методы сбора данных):

  • изучение и анализ научной и методической литературы по теме исследования;

  • тестирование испытуемых;

  • психодиагностические тесты: пятифакторный личностный опросник МакКрае – Коста («Большая пятерка»), методика PARI, методика «Ролевые ожидания и притязания в браке», разработанная А.Н. Волковой, тест-опросник удовлетворенности браком (В.В. Столин, Т.Л. Романова, Г.П. Бутенко), проективная рисуночная методика, адаптированная для беременных.

Дипломная работа имеет традиционную структуру. Она содержит Введение, Основную часть, Заключение и Список использованной литературы. Введение состоит из обоснования актуальности работы, представления объекта и предмета, цели и задач, методов исследования. Основная часть представлена двумя главами: теоретической и практической. Заключение подводит основные итоги изучения проблемы. Список литературы состоит из библиографического описания использованных в работе источников.

Данная работа имеет как теоретическую, так и практическую значимость.

Теоретическая значимость заключается в систематизации и обобщении теоретических положений по изучаемой тематике. Практическая значимость заключается в возможности использования результатов исследования как в процессе преподавания при изучении соответствующих вопросов, так и в использовании при проведении научных исследований подобной тематики или практическом консультировании.



Глава 1. Теоретическая часть


1.1.1. Зарубежные подходы к психологическому исследованию беременности


Беременность, с точки зрения физиологии, это состояние женщины в результате зачатия, означающее, что внутри ее организма появился эмбрион, который позже превращается в плод. Несмотря на то, что беременность является естественным физиологическим процессом и совершенно не относится к патологическим состояниям, организм женщины испытывает колоссальную нагрузку и потрясение. Вместе с физиологическими изменениями в организме беременной женщины наступает и перемены психики. Беременность, являясь одним из кризисных периодов развития личности женщины, вызывает в ней ряд перемен, пробуждая материнские и детоцентристские чувства. Беременность является составной частью такого более общего понятия, как материнство. Материнство – это способность женского организма к воспроизведению человеческого рода. Включает в себя рождение, вскармливание и обеспечение всем необходимым для жизни, а так же воспитание ребенка. Материнство в природе является конечной точной половой жизни и выражается в воспроизведении потомства для продолжения рода.

Изучение материнства в настоящее время становится все более популярным. Проблемами материнства занимаются социологи, медики, педагоги, психологи и многие другие специалисты. Актуальность этих исследований теперь уже не нуждается в дополнительном обосновании. Поток современных исследований в области психологии материнства и смежных проблем отличается обширностью и разнообразием подходов. Если обобщать имеющиеся направления исследований, то можно обнаружить, что материнство, как психосоциальный феномен, рассматривается с двух основных позиций: материнство как обеспечение условий для развития ребенка и материнство как часть личностной сферы женщины. Современная женщина, в наше время имеет выбор, в том становиться ей матерью или нет. В связи с этим, существует угроза уменьшения населения в целом. Окружающий мир диктует и навязывает те ценности, которые не соответствуют материнству. Так, многие женщины боятся родить ребенка и тем самым отказаться от карьерного роста и свободной жизни и деятельности. Это связано с тем, что для большинства современных женщин профессиональная успешность и активность в построении собственной жизни являются важнейшими ценностями. В связи с этим статус беременности и материнства остается неопределенным. Это связано как с отношением общества к беременности, которое либо чрезмерно идеализировано, либо ассоциируется с заболеванием и вызывает страх, так и с отношением врачей к беременным женщинам. Вокруг беременной женщины создается своеобразный психологический вакуум именно тогда, когда ей требуется осознание и переживание важной вехи своей жизни. В свою очередь беременность и наступившее материнство воспринимаются женщиной не как личностно необходимые ступени развития, а как явления, тормозящие его. Материнство займет подобающее место в системе ценностей современной женщины только тогда, когда женщина поймет и почувствует, что беременность и материнство не является ригидной субстанцией, тормозящей ее собственную активность, а наоборот, только способствуют ее личностному развитию и открывают неисчерпаемый источник радости и творчества. Необходимо создать такие условия, в которых бы женщина могла чувствовать себя полноправным вершителем происходящих в ней изменений. [30, с. 3]

Интерес к материнству в психологии возник первоначально в русле двух направлений: в изучении роли матери в формировании ранних структур личности и в практических исследованиях, связанных с нарушением психического развития ребенка.

В современных исследованиях материнство рассматривается с двух основных позиций: материнство как обеспечение развития ребенка и материнство как часть личностной сферы женщины.

Наиболее полно и подробно беременность изучена медиками с биологической точки зрения, с точки зрения адаптации организма женщины к беременности.

Психологический подход к беременности чаще встречается в работах зарубежных авторов. Итальянские исследователи (Metastasio P., Fabi R., Oliva N. и др.) пришли к выводам, что различные соматические осложнения беременности, а именно: тошнота, рвота, выкидыш или преждевременные роды, могут быть в значительной степени обусловлены психологическими факторами (внутриличностные конфликты, повышенная тревожность). [7, с. 18]

Изучение беременности и материнского поведения имеет давние традиции в зарубежной психологии. Многие ученые неоднократно подчеркивали важность таких исследований. Так, Б. Бернс в предисловии к книге «Разные лики материнства» пишет: «Если мы хотим понять детское развитие и убеждены, что ранние годы важны для жизни ребенка, тогда, вероятно, важно исследовать наши представления о матери. Если мы хотим понять развитие человека, тогда материнство, конечно, — важная область исследований». [5, с. 29]

Поскольку материнство представляет собой явление сложное и многостороннее, то проблематика, затрагиваемая его исследователями, крайне широка и разнообразна. Материнство можно рассматривать как феномен биологический, социальный, психологический. Для полноценного, всестороннего изучения материнства необходимо обратиться к анализу работ исследователей этологического направления, так как этот подход позволяет рассмотреть материнство и как биологическое, и как социальное явление и сделать это, опираясь на богатейший эмпирический материал.

Сторонники этологических концепций рассматривают поведение человека как эпифеномен поведения животных. В своих исследованиях, как отмечают С. Стернглэнц и Э. Нэш, они руководствуются имплицитным утверждением о том, что поведение человека в сущности аналогично поведению животных, но видоизменено культурным влиянием и более сложными когнитивными образованиями. Материнство для этолога — это, прежде всего, материнское поведение. [47, с. 83]

Богатейший экспериментальный материал к изучению проблемы социальной и биологической детерминации материнства был получен в результате так называемых «изоляционных экспериментов». [17, с. 83]

Изоляционные эксперименты показывают, что материнское поведение может быть врожденным или приобретенным в зависимости от вида. У животных, близких к человеку, значительную роль играет научение. В то же время работы Визела и Хьюбела свидетельствуют, что специфические формы поведения могут не актуализироваться без соответствующего стимулирования. [47, с. 93]

Для решения проблемы социальной и биологической детерминации материнства исключительно важны исследования, посвященные эволюции родительского поведения. Филогенетические исследования основываются на положении о том, что принципы эволюции могут быть применены к изучению поведения. Так, этой точки зрения придерживается Н. Тинберген, который считает, что можно проследить эволюционное изменение тех или иных форм поведения. Сравнение проводится или между близкими видами, или между приматами и видами, генетически отличными от них, но обладающими сходными способами организации жизнедеятельности (например, живущими в той же среде). [47, с. 100]

Правомерность этих исследований остается спорной, потому что непонятно, действительно ли возможно проследить эволюцию родительского поведения при том разнообразии факторов, которые на него влияют. Причины сходства или различия поведения животных разных видов млекопитающих не выяснены. С другой стороны, неизвестно, какие формы родительского поведения являются исторически более древними и на каком основании выстраивать эволюционную иерархию этих форм.

Результаты этологических исследований крайне разнообразны. Одним из интереснейших выводов, сделанных на основе этологических экспериментов, является недоказанность положения о том, что матери биологически более приспособлены к заботе о ребенке, чем кто-либо другой. Эксперименты на животных показали, что в различных случаях заботу о детенышах осуществляют не только их биологические матери, но и другие взрослые члены популяции. Более того, введение определенных гормонов способно инициировать уход за детенышем даже у самцов.

Итак, мы видим, что, с одной стороны, данные этологических исследований позволяют выявить универсальные черты материнского поведения, биологический субстрат материнства как социального образования. С другой стороны, они достаточно противоречивы и бессистемны, что затрудняет их использование в рамках психологии развития.

Изучением особенностей беременности и материнства активно занимались и сторонники психоаналитического подхода. Так, Основоположник психоанализа З. Фрейд рассматривал беременность как реализацию женщиной комплекса кастрации. По Фрейду, прикладывая ребенка к груди, женщина компенсирует отсутствие у нее пениса - предмета подсознательной зависти к мужчине. Женская зависть реализуется тогда, «когда желание иметь пенис замещается желанием иметь ребенка; ребенок, таким образом, согласно эквивалентам древней символики, занимает место пениса» [32, с. 77] Поэтому, с позиций психоанализа рождение ребенка является для женщины важнейшим условием самореализации, завершением психосексуального развития. Оказывает саногенное влияние на психику некоторых невротичных женщин. «В то же время, - продолжает и развивает представления Фрейда Д. Пайнз - беременность сама способна порождать глубокие личностные конфликты, что связанно с кризисом самоидентичности женщины и амбивалентностью ее переживаний». [32, с. 79] Конфликтными точками в данном случае являются: отношения беременной и ее матери и отношение к ребенку. Причем, субъективно важным является не реальная мать, а внутренний интроецированный образ матери, и соответственно, влияние этого образа на внутренний мир беременной. То же самое можно сказать и о внутреннем образе ребенка.

Отношения с матерью являются важными вследствие того, что при нормальном полоролевом развитии возникает чувство идентификации с матерью, которое значительно усиливается с момента наступления беременности.

В переживаниях беременной оживают переживания матери по отношению к своему сексуальному партнеру, своему телу и ребенку.

З. Фрейд отмечал, что чувства матери влияют на развитие дочери поэтапно, в процессе их взаимодействия, начиная с беременности матери и кончая пубертатным возрастом дочери.

1. Если мать не получала удовлетворения от своего тела, а беременность доставляла ей лишь дискомфорт и страдание, ей хотелось скорейшего освобождения от плода, то у дочери может проявиться не только депрессия и повышенная тревожность, но и физиологические осложнения беременности (токсикозы, угрозы выкидышей и другое)

2. На этапе младенчества решающее значение для развития девочки имеет отношение матери ко всем телесным проявлениям младенца. Если мать осуществляла полный контроль за ними в плане насильственного установления режима питания, сна, дефекации, не получала удовлетворения от телесного контакта с дочерью и не давала почувствовать его ребенку, то у дочери в последующем складывается весьма сложное отношение к собственному телу. Оно не воспринимается как свое, его проявления вызывают тревогу и недоверие, так как есть полная убежденность в невозможности самоконтроля («я не хозяйка своего тела, все, что с ним происходит, происходит помимо меня») Возникает острая потребность в контроле и оценивании извне. В данном случае беременная озабочена отслеживанием различных медицинских параметров, не уверена в нормальности своего состояния, на вопрос о самочувствии не может дать ясного ответа, так как оценки врача вызывают большее доверие, чем собственное самоощущение.

3. В пубертатный период необходимым условием дальнейшего развития становится отделение ребенка от матери и индивидуализация. Тому способствуют телесные изменения: тело девочки превращается в сексуально отзывчивое тело взрослой женщины. Но на процесс нормального отделения и создания прочного образа собственного Я влияют отношения с матерью. Если мать не довольна собой как женщина, не способна принять свое взрослое тело и своего сексуального партнера, она не может сама отделить себя от ребенка и позволить это отделение дочери. Старается сохранить симбиотическое единство с целью прожить в ребенке свою жизнь заново, наверстать все упущенное. Именно поэтому такая мать продолжает контролировать все телесные проявления дочери, особенно сексуальные, подавляя и наказывая каждый всплеск индивидуальности и самостоятельности. При таком развитии внутренний образ наказывающей матери способствует актуализации у беременной чувства вины за сексуальные отношения с партнером, приведшие к зачатию и, как следствие, к непринятию ребенка, как в период внутриутробного развития, так и в дальнейшем. [34, с. 42]

Наступление первой беременности способствует появлению чувства глубокой биологической идентификации со своей матерью и в то же время позволяет закончить отделение от матери и индивидуализацию. Состоится ли это, зависит от всех предыдущих этапов отношений, их нормального или патологического характера. В этот момент решается - станет ли беременность шагом к взрослому аутентичному Я, будет ли способствовать самоактуализации и личностному росту или же подтолкнет к патологичному пути развития - повторному проживанию чужих чувств, фиксаций, переносов.

Таким образом, в психоанализе сложилась традиция рассмотрения беременности с одной стороны как вершины полоролевого и психосексуального развития женщины, а с другой стороны как состояния могущего порождать глубокий личностный кризис.


1.1.2. Отечественные подходы к психологическому исследованию беременности


Исследованию феномена материнства посвятили свои работы такие авторы, как Е.Х.Агнаева (2003), Л.А.Баз (2003), А.С.Батуев (2000), Бертин (1992), А.И.Брусиловский (1984), В.И.Брутман (1994-2000), И.В.Грандилевская (2003), О.В.Грибкова (2003), И.В.Добряков (2003), А.И.Захаров (1982-1998), М.Л.Лазарев (2002), Н.П.Лапочкина (1996), Т.В.Леус (2001), Н.Л.Мамышева (2000), Е.В.Могилевская (2001), Г.Г.Филиппова (1996-2004), М.Ю.Чибисова (2003).

На протяжении веков положение женщины в обществе и ее роль всегда связывались с материнством. Причем как доказывает в своей монографии В.А. Рамих социальные и духовные функции материнства сохранились в практически неизменном виде со времен крито-микенской цивилизации и до наших дней. Нужно так же отметить, что и у неевропейских народов отмечается схожая картина. Материнство выступает как особый вид деятельности - трансляция на индивидуальный уровень ценностей культуры. [32, с. 82]

Неизменность биологической основы материнства и социокультурных функций ставит его вне сиюминутных социальных правил, норм, требований моды. Оно вечно архаично и вечно современно. В нем отдельный человек соединен со всей природой (воспроизводя вечный природный закон продолжения рода) и со всей культурой и историей, что и позволило материнству как явлению сохраниться в практически в неизменном виде (при изменениях таких явлений как семья, отцовство, родительство) на протяжении веков, сохраниться как универсальной социокультурной и социально-психологической деятельности.

Е.Б. Айвазян, Г.А. Арина, В.В. Николаева предлагают рассматривать беременность как уникальное состояние, представляющее собой психологический кризис «взрослого возраста», инициированный радикальными телесными изменениями, не патологическими по своей природе. [32, с. 28]

О.С. Васильева, Е.В. Могилевская рассматривают беременность, прежде всего, как экзистенциальную ситуацию, обусловливающую глубинные изменения самосознания, отношения к другим, к миру. [32, с. 44]

Таким образом, можно выделить следующие уровни, на которых происходят значительные изменения во время столь сложного процесса как беременность: физиологический, эмоциональный, когнитивный, социальный, экзистенциальный.

Беременность по нашему определению является, прежде всего, экзистенциальной ситуацией, затрагивающей все жизненные основания женщины, обуславливающей глубокие изменения самосознания, отношения к себе, другим, миру. В самом деле, какой еще момент в жизни человека приводит к столь глобальным одновременным изменениям?

Меняется внешний облик женщины, ощущения, поступающие от тела, ритмы его функционирования.

Изменяется социальная позиция женщины, как в макро, так и в микро-сообществе; она уже не активный член социума, но кто же тогда - пациент? Уже не ребенок своих родителей, но еще и не мать, в ее отношениях с отцом ребенка требуются новые формы и роли, ей предписываются новые виды отношений с врачами и работниками социальных служб.

Ее захлестывают сильные эмоциональные переживания иногда болезненные и пугающие, осложняющие как отношения с другими, так и процесс вынашивания ребенка (различные патологии беременности), течение родов и последующие детско-родительские отношения, делая их патологичными и деструктивными.

Изменяется и позиция в мире; женщина чувствует себя причастной к акту творения, выходит на уровень надличностных переживаний, становится Матерью (безусловно, данный уровень переживаний не всегда осознается, как таковой, однако он находит свое выражение в ощущении значительности собственной миссии и требовании признания этого факта от окружающих).

Все эти разнородные процессы, по нашему мнению, находят свое единое выражение в изменении структуры и содержания значимых отношений женщины. Именно данный психологический конструкт изменяется наиболее и динамично.

Как отмечают О.С.Васильева и Е.В.Могилевская (2001), плод в утробе матери является не только биологическим объектом, но и субъектом целенаправленных формирующих и воспитательных воздействий, то есть беременная уже выполняет материнские воспитательные функции, поскольку беременность – это первый этап материнства. [32, с. 33]

По мнению многих исследователей (Г.Г.Филиппова, Н.А.Урядницкая, В.А.Рамих, Г.П.Разумихина и др.), рождение ребенка – событие, которое значительно меняет образ жизни женщины и семьи в целом. Как показывает практика, большинство женщин испытывают какие либо затруднения как после рождения ребенка, так и в период беременности и нуждаются в помощи специалистов для подготовки к родам и материнству. [46, с. 51]

Беременность рассматривается как критический период в жизни женщины, как стадия полоролевой идентификации и особая ситуация, влияющая на адаптацию. В работах, посвященных этой проблеме, беременность понимается как острый переходный период, который нередко сопровождается кризисными переживаниями. В ходе беременности существенно изменяется сознание женщины и ее взаимоотношения с миром.

Первую беременность можно считать кризисной точкой в развитии женской идентичности. Беременность подразумевает конец существования женщины как отдельной личности и начало отношений «мать-дитя». Для многих женщин беременность и деторождение становится колоссальным сдвигом к обретению зрелости и повышению самооценки. [30, с. 8]

Данная точка зрения нашла свое продолжение в работах современных отечественных психологов. Так Н.В. Боровикова [7] рассматривает беременность как акме женщины, исследуя акмеологический потенциал беременной женщины, однако в исследование мотивации сохранения беременности она не ограничивается лишь подсознательными мотивами, выделенными в психоанализе, но включает такие социальные мотивы, определяемые культурно - историческим временем как сохранение отношений с партнером (в качестве основного у 16% опрошенных), соответствие социальным ожиданиям (24 %), расширяя и углубляя понимание беременности как процесса имеющего не только медицинскую и эмоциональную, но и социально-психологическую составляющую. Новые психологические особенности, проявляющиеся в период беременности, Н.В. Боровикова описывает в рамках так называемого синдрома беременности, симптомы которого, по ее мнению, имеют универсальный характер и включают в себя все многообразие психологических новообразований характерных для беременной женщины. Сюда относятся следующие:

  • аффект осознания себя беременной,

  • симптом принятия решения, симптом нового «Я»,

  • симптом эмоциональной лабильности,

  • симптом противоречивого отношения к беременности,

  • симптом принятия новой жизни в себе, симптом перинатальной дисморфофобии,

  • симптом завышенных притязаний по отношению к другим. [7, с. 18]

Синдром беременности переживается женщиной на бессознательном уровне, и именно этот факт является основным источником негативных переживаний самой беременной и как следствие отрицательных влияний на плод. «Знание о самой себе и о сопровождающих беременность соматических и психических состояниях создает благоприятный психоэмоциональный фон протекания беременности, способствует личному взрослению женщины, укреплению и обогащению ее психики новым уровнем психологических самооценок». [7, с. 16]

Другой автор, позицию которого хотелось бы упомянуть, Н.П. Коваленко [22] основной акцент в своей работе ставит на изучение эмоционального состояния беременных женщин, утверждая, вслед за профессором Захаровым, что именно эмоциональная сфера претерпевает наибольшие изменения и именно эмоциональный стресс является основной причиной негативных нарушений в состоянии здоровья матери и плода. [22, c. 21]

Автор выявила психологические факторы, способствующие появлению эмоционального стресса при беременности (тревожность, мнительность, впечатлительность, эгоцентризм, страх боли и др.) в итоге, беременность рассматривается как сложное психоэмоциональное состояние и вследствие этого для подготовки к роли матери и успешного прохождения беременности и родов, необходима своевременная психологическая поддержка беременных женщин, психокоррекция эмоционального состояния и активизация творческого потенциала. С этой целью автором разработана оригинальная комплексная программа подготовки к родам. [22, с. 92]

Таким образом, были рассмотрены позиции, по-разному объясняющие одно явление - психологию беременной женщины и факторы, осложняющие процесс пренатального развития. Существуют еще медицинский и философско-культурологический подходы к данной проблеме.

Глубокий анализ литературы по проблемам материнства представлен в работах Г.Г.Филипповой [45], изучившей культурно-исторический, биологический, физиологический, психофизиологический и психологический аспекты данной проблемы. Г.Г.Филиппова (2002) разделяет беременность на несколько периодов.

Первый период – период идентификации беременности в большинстве случаев начинается и заканчивается еще до возникновения первых изменений в физическом состоянии женщины и непосредственно связан с осознанием факта беременности.

Второй период охватывает вторую половину первого триместра и начало второго. Физиологически он характеризуется появлением симптоматики беременности, неприятными физическими ощущениями, изменениями в эмоциональном состоянии.

Третий период. Появление и стабилизация ощущений шевеления ребенка.

Четвертый период. Седьмой и восьмой месяцы беременности. У женщины несколько ухудшается самочувствие, она быстрее устает, затрудняется двигательная активность, часто ухудшается сон. Отмечается некоторое повышение тревожности, страх родов, беспокойство по поводу послеродового периода. Наряду с этим ощутимо снижается интерес ко всему, не связанному с ребенком.

Пятый период. Предродовой.

Шестой период. Роды и послеродовой период. [46, с. 16]

Поскольку период ожидания ребенка – это время актуализации вопроса о самоопределении, о ценностных приоритетах и о перспективах всей жизни в целом, актуальной необходимостью является изучение личностных особенностей женщин в период беременности.


1.1.3. Современные подходы к психологическому исследованию беременности


Психологическая готовность к родительству и методы ее формирования приобретают в последнее время все большую актуальность среди проблем психологии развития. Это связано как с ростом демографических проблем, например, снижением потребности в детях, о чем предупреждают социологи, ростом девиантного материнства, числа отказов от ребенка и т.п. С другой стороны, подобный интерес обусловлен вниманием к проблемам личностного развития взрослого человека, в том числе, в связи с его новой ролью – ролью родителя.

Этап беременности при этом является переломным этапом в формировании как материнского, так и отцовского отношения. Именно этот этап находится сегодня в центре многих исследований в рамках психологии развития. Уже традиционной стала точка зрения, что большинство исследований, посвященных материнству, можно разделить на две группы. С одной стороны, материнство рассматривается как обеспечение условий для развития ребенка, с другой – как часть личностной сферы женщины, точнее, этап в ее личностном развитии. [25, с. 159]

В данной части работы представлена попытка анализа основных современных работ, посвященных исследованию беременности, и выделения основных направлений исследований. Необходимо сразу отметить, что проблема формирования отцовского отношения в исследованиях затрагивается мало. Если мать часто рассматривается как благоприятная /неблагоприятная среда для развития ребенка, то отец – как благоприятная/неблагоприятная среда для развития беременной женщины в зависимости от того, насколько он готов оказывать ей поддержку. При этом признается, что отец играет важную роль в перинатальном развитии ребенка, но оценивается эта роль опять же с точки зрения ее полезности для беременной партнерши. Личностное развитие мужчины, процесс принятия новой роли, формировании смыслов родительства и ценности ребенка остается за пределами исследований.

Беременность как этап в личностном развитии женщины. В рамках этого направления беременность полагается этапом развития самосознания женщины. В работах данного направления отмечается, что современное «медицинское» понимание беременности как болезненного аномального процесса является серьезным препятствием на пути развития субъектности женщины, принятия ею новой роли и ответственности с ней связанной. Выделяются различные новообразования данного этапа, например, «изменение самоотношения». Под самоотношением при этом понимается формирующееся во время беременности устойчивое принятии новой роли матери и связанных с ней изменений в структуре семейных и социальных отношений. Несколько иначе, уже не с позиций «роли», а с позиций «смысла», предлагается анализировать материнство сквозь призму «смыслового переживания» - особой внутренней деятельности смыслостроительства. Механизмом данного процесса обозначается внутренний диалог женщины, где в качестве «Другого» выступает ее собственный внутренний ребенок. Действительно, многими авторами признается, что период беременности – это период актуализации детских переживаний женщины, при этом беременной свойственна определенная инфантилизация и регресс, в том числе, на уровне психологических защит.

Изменение личностных смыслов – подробно анализируется в работах ориентированных на практику - процесс подготовки женщины к родам. В стуктуре психологической готовности при этом выделяются телесная, когнитивная, эмоциональная, мотивационная и семейная готовность. [25, с. 162]

Беременность как этап возникновения новообразований, необходимых для развития ребенка. Гораздо более распространенным является рассмотрение беременности как этапа для формирования привязанности, базовых качеств матери и т.п. – новообразований, необходимых для полноценного развития ребенка. Одним из популярных подходов, берущих свое начало в теории привязанности является анализ беременности как необходимого этапа в формировании материнской привязанности. В этих исследования отслеживаются факторы, влияющие в дальнейшем на тип привязанности младенца. Так же определяются типы материнской привязанности и связанные с ними типы переживания беременности: адекватный, амбивалентный (тревожный) и игнорирующий.

Некоторыми исследователя выделяются базовые качества матери (БКМ) - основополагающие качества, имеющие решающее значение для развития ребенка как представителя вида Homo Sapiens, члена современного демократического общества и индивида. По сути, эти качества формируют социальную среду развития ребенка. Период беременности – сензитивный период для их развития, предпосылками нормального формирования БКМ выступают отношение к себе, ребенку, значимым людям и миру. [25, с. 168]

Кроме того, в рамках данного подхода анализируются уровни и пути построения взаимодействия женщины с неродившимся ребенком и способы гармонизации этого взаимодействия.

Наконец, именно здесь выделяется такое понятие как внутренняя картина беременности, рассматриваются ее составляющие: непосредственно – чувственный (телесный), эмоциональный, мотивационный и интеллектуальный (когнитивный). [34, с. 31]

Таким образом, современные психологические исследования беременности можно отнести к одному из двух подходов. В одном случае, точкой отсчета является сама женщина, в другом – ее ребенок.


1.2. Психологические закономерности переживания беременности


В отечественной психологии (Василюк Ф.Е., Рубинштейн С.Л.) переживание рассматривается как противопоставление объективному знанию, особое субъективное, пристрастное отражение мира, взятого в отношении к субъекту с точки зрения предоставляемых им (миром) возможностей удовлетворения актуальных мотивов и потребностей субъекта; как любое испытываемое субъектом эмоционально окрашенное состояние и явление действительности, непосредственно представленное в его сознании и выступающее для него как событие его жизни; как наличие стремлений, желаний, представляющих в индивидуальном сознании процесс выбора субъектом мотивов и целей его деятельности и тем самым способствующих осознанию отношения личности к происходящим в ее жизни событиям; как форма активности, возникающая по невозможности достижения субъектом ведущих мотивов жизни, крушением идеалов и ценностей, и проявляющаяся в преобразовании его психологического мира, направленного на переосмысление своего существования (Василюк Ф.Е., 1995; Рубинштейн С.Л., 2000). [18, с. 32]

Переживанием психическое образование является, поскольку оно связано с контекстом жизни личности. Контекст выступает как связь целей и мотивов. Они определяют смысл пережитого. Согласно теории Тхостова А.Ш. процесс осознания предполагает акт означения. Явлением сознания может стать любое соматическое ощущение (Тхостов А.Ш., 2002). В переживании беременности первостепенную роль играет не само по себе состояние беременности, не те изменения, которые происходят с женщиной, а тот смысл, то значение, которые они представляют для беременной женщины. Переживание беременности рассматривается с точки зрения принятия или непринятия новой социальной роли – роли матери. В отечественной писхологии (Парыгин Б.Д., Андреева Г.М., Бендас Т.В., Чернышев А.С., Подобина О.Б., Горностай П.П., Shibutani T., Клочко Ю.Н. Платонов Ю.П.) социальная роль представляет собой поведение, заданное обществом и ожиданиями окружающих независимо от индивидуальных особенностей личности; а также это есть фиксация определенного положения, которое занимает личность в системе общественных отношений. Выполнение роли матери и представляет собой особый способ поведения, направленный на содержания, связанные с ребенком. Процессы смены социальных ролей всегда сопровождаются противоречиями и кризисами. Особенно стрессовой является первая беременность, так как она означает окончание независимого первично целостного существования, начало «безвозвратных» материнско-детских отношений, поскольку отныне психическое равновесие матери становится связанным с запросами беспомощного и зависимого существа. Первую беременность можно считать критической точкой в развитии женской идентичности (Филиппова Г.Г., 2002). [18, с. 33]

Кризис освоения новой социальной роли – роли матери – представляет собой кризис идентичности (Марсиа Дж., Эриксон Э., Поливанова К.Н., Дубровина И.В.). Формирование идентичности – сложный и длительный процесс, который сопровождаться нарушением психологического благополучия. Сформированная готовность к материнству предполагает успешное завершение кризиса идентичности, который будет сопровождаться приобретением психологического благополучия, стабилизацией эмоционального состояния, а также осознание и принятие своей новой роли – роли матери.

Социально-психологическая готовность к материнству традиционно рассматривается ученым (Н.Ю. Герасимова, Л.Б. Шнейдер) как личностное образование, как психологический феномен, представляющий собой сложное структурно-системное образование, в основе которого лежит ценностно-смысловое отношение к ребенку и к себе. Г.Г. Филиппова, В.И. Брутман и пр. выделяют следующие уровни психологической готовности к материнству: низкий, высокий и средний. Предполагается, что уровень психологической готовности к материнству связан с процессом принятия новой социальной роли – роли матери, поэтому низкий уровень готовности к материнству обусловлен трудностями в принятии роли матери, наличием негативного опыта детско-родительских отношений, низким уровнем значимости данной роли для будущей матери, неразвитостью смысловой сферы, отсутствием смысловых связей в самосознании беременной женщины, отсутствием способности обеспечить адекватные условия для развития ребенка. Высокий уровень готовности к материнству характеризуется наличием позитивного опыта взаимодействия с собственной матерью, высокой ценностью еще не родившегося ребенка для беременной женщины, высоким уровнем развития смыслообразования, наполненностью смысловых процессов смысловыми связями и смысловым содержанием, направленностью интересов и установок беременной женщины на образ еще не родившегося ребенка. Средний уровень готовности к материнству обусловлен противоречиями в принятии роли матери, кризисом перехода от одних социальных ролей к новым (к роли материнства), противоречиями в смысловой сфере, конфликте между интересами, ожиданиями, переживаниями. Освоение роли матери связано с личностными установками женщины и социальными нормативами общества, которые, в свою очередь, определяют мотивы сохранения беременности, являющиеся ценностями (Овчарова Р.В.). [28, с. 157]

Говоря об этапе освоения новой социальной роли, необходимо сказать об изменении социальной ситуации развития в жизни беременной женщины. Своеобразное, специфическое, исключительное, единственное и неповторимое отношение между личностью и окружающей его действительностью, прежде всего, социальной, есть социальная ситуация развития. Социальная ситуация развития представляет собой исходный момент всех динамических изменений, происходящих в развитии личности (Выготский Л.С., 2005). Беременность является тем исходным моментом изменения отношения между женщиной и окружающей средой, который влечет за собой динамические изменения во всех сферах поведения, деятельности и личности беременной женщины: это изменения во взаимоотношениях с окружающими, изменения в видах и качестве деятельности, изменения в смысловой и эмоциональной сферах женщины.

В период беременности особое значение приобретает фактор взаимоотношения между матерью и ребенком. Именно он лежит в основе всего поведения матери, создавая уникальную для ребенка ситуацию развития, в которой формируются индивидуально-типологические и личностные особенности (Винникот Д., Фрейд А., Брутман В.И.). На формирование готовности женщины к принятию новой социальной роли влияет огромное количество сложно взаимодействующих факторов, изменяющих и подготавливающих сознание и самосознание матери к приему ребенка еще задолго до его рождения. К ним относятся репродукция родительского опыта, личностные особенности женщин, изменения в эмоциональном состоянии во время беременности и пр. Также обсуждается связь, которая образуется между формированием материнского статуса и изменениями состояния сознания женщин в различные периоды репродукции (Баженова О.В.). В исследованиях состояний женщины во время беременности, связанных с успешностью ее адаптации к материнству и обеспечением адекватных условий для развития ребенка (Мещерякова С.Ю., Овчарова Р.В., Шмурак Ю., Хамитова И.Ю., Филиппова Г.Г., Брутман В.И., Захаров А.И.), учитываются следующие факторы: личностные особенности роженицы, история ее жизни, адаптация к супружеству, особенности адаптации как свойства личности, удовлетворенность эмоциональными взаимоотношениями с матерью, унаследованная модель материнства, культурные, социальные и семейные особенности, физическое и психическое здоровье. [28, с. 159]

Таким образом, формирование роли матери есть длительный процесс, который сопровождается противоречиями и кризисом идентичности, и зависит от таких факторов, как усвоенный в детско-родительских отношениях стереотип поведения, значимость роли для матери, смысл и ценность еще не родившегося ребенка.


1.3. Формирование личностных особенностей у женщин в период беременности


1.3.1. Потребностно-мотивационная сфера


Маргарет Мид показала, что материнское поведение и содержание эмоциональных переживаний и представлений матери о развитии ребенка и своей материнской роли весьма различны в разных культурах и зависят от конкретно-культурной модели материнства и детства. В этих исследованиях ставится вопрос о биологических основах материнства, обеспечивающих развитие ребенка как представителя человеческого рода. Эти и многие другие исследования свидетельствуют о том, что содержание и развитие материнства должны изучаться с точки зрения того, какие функции оно обеспечивает для развития ребенка и как это представлено в субъективной сфере самой матери. [8, с. 77]

Родительская сфера поведения сама является составной частью репродуктивной сферы (вместе с половой сферой).

Исключительность материнского поведения на высших эволюционных стадиях развития позволяет выделить материнство в самостоятельную материнскую потребностно-мотивационную сферу поведения (МПМСП).

На субъективном уровне для самой матери обеспечение такой заботы достигается за счет наличия у матери соответствующих потребностей. Формирование этих потребностей и способов их удовлетворения имеет сложный путь в онтогенезе. Анализ имеющихся в литературе данных, полученных в результате многолетней работы с высшими млекопитающими, в первую очередь антропоидами, а также с беременными женщинами, матерями с младенцами и детьми дошкольного возраста, позволил выделить базовую потребность МПМСП - потребность в контакте с объектом, носителем специфических этологических стимулов - гештальта младенчества.

Изучение феноменологии и онтогенеза МПМСП на предчеловеческой и человеческой стадиях развития позволили выделить шесть этапов ее становления в онтогенезе:

1. Этап взаимодействия с собственной матерью в раннем онтогенезе.

2. Игровой этап и взаимодействие со сверстниками.

3. Этап няньчания.

4. Этап дифференциации мотивационных основ половой и родительской (в данном случае - материнской) потребностно-мотивационных сфер поведения.

5. Этап конкретизации онтогенетического развития МПМСП в реальном взаимодействии с ребенком.

6. Последний, шестой этап развития МПМСП в онтогенезе характеризуется образованием у матери эмоциональной привязанности к ребенку, личностного принятия и личностного интереса к внутреннему субъективному миру ребенка и к его развитию и изменению. [34, с. 73]

На основе всех этих данных можно дать характеристику содержания всех блоков МПМСП.

Потребностно-эмоциональный блок. Содержит потребность в контакте с ребенком как объектом - носителем гештальта младенчества, потребность в его охране и заботе о нем и потребность в материнстве. Развитие потребностно-эмоционального блока происходит поэтапно и включает образование эмоциональной реакции на компоненты гештальта младенчества, образование объекта деятельности - как носителя гештальта младенчества, динамику отношения к онтогенетическим изменениям гештальта младенчества, возникновение и развитие потребности в охране и заботе, приобретение ею статуса функциональной потребности, а также возникновение потребности в материнстве на основе рефлексии своих состояний и осознания связей между предметом потребности, объектом деятельности и предметом деятельности.

Операционный блок. Состоит из двух частей: операции по уходу охране и операции общения. Особенностью этих операций, помимо их инструментальной стороны, является эмоциональная окраска, которая придает самим операциям специфические стилевые характеристики, соответствующие свойствам ребенка как объекта деятельности: осторожность, мягкость, бережность и т. п., специфику вокализаций и мимики.

Ценностно-смысловой блок. Включает отношение к ребенку как самостоятельной ценности, что связано с моделью материнско-детских отношений в обществе и его конкретно-культурным вариантом, а также ценность материнства как состояния «быть матерью».

Последнее также включает в себя соответствующую внешнюю модель. Ценность материнства связана с рефлексией своих состояний при осуществлении материнских функций и участвует в формировании соответствующей потребности потребностно-эмоционального блока.

Видотипичным отличием МПМСП на человеческой стадии развития психики является не фиксированное эволюционно, открытое содержание ценностно-смыслового блока и некоторых содержаний потребностно-эмоционального блока, связанное с обеспечением соответствия МПМСП конкретно-культурному варианту развития личности ребенка. Это, в свою очередь, определяет открытое содержание некоторых элементов операционного блока, в том числе и операций общения. Таким образом, можно говорить о существовании конкретно-культурного содержания материнских функций, обеспечивающих адекватное воспитание ребенка как члена конкретного общества в процессе материнско-детского взаимодействия.

В настоящее время наблюдается тенденция поиска нового «пути к модели» МПМСП, основанная на осознании как потребностей самой матери, так и особенностей психического развития ребенка. Это выражается в повышении запроса родителей в квалифицированной психолого-педагогической помощи в освоении своих родительских и, в частности, материнских, функций. Подобная помощь в нашей стране пока еще не имеет полноценного и повсеместного научного, методического и практического обеспечения. [10, с. 49]


1.3.2. Поведение


У беременной женщины возникает особое психологическое состояние сосредоточенности на своем внутреннем мире и на будущем ребенке, которое в значительной степени отражается на ее самочувствии и состоянии плода. Это состояние материнской сосредоточенности достигает своего пика во время родов и затем продолжается в течение всего периода кормления грудью.

Во время беременности у женщины изменяются ощущения, чувства и настроения. Ей кажется, что мир вокруг нее изменился из-за перемен, происходящих в ней самой. Изменение психического состояния женщины при нормальной беременности возникает под влиянием изменений, происходящих в ее нервной и эндокринной системах, регулирующих беременность.

Особенности первой половины беременности

В первые месяцы беременности наиболее заметные изменения происходят с сенсорным восприятием женщины. Практически каждая беременная (90%) сообщает об измененном восприятии запахов и вкусов, что может наблюдаться очень рано, уже со второй недели беременности. Помимо этого, у беременных может наблюдаться измененное восприятие звуков, цветов, зрительных образов, а также изменение в тактильных ощущениях. Распространенным явлением беременности является возникновение различных пищевых желаний, которые могут быть чрезвычайно сильными. Известными явлениями беременности являются переменчивость настроений, сентиментальность, слезливость, сонливость и отупение. К малоизвестным психическим явлениям в первой половине беременности можно отнести изменение отношения к роду деятельности или работе, появление необычных пристрастий и занятий (например, вязание или вышивка, рисование и музицирование и т.д.), появление необычных мечтаний и сновидений, а также изменение отношения к окружающим и собственному телу. [12, с. 80]

В течение первых 20 недель беременности женщины отличаются ра­нимостью. У них появляются необыкновенная чувствительность и слезливость, повышенная обидчивость и капризность, сопровождающиеся огромной потребностью в добросердечном отношении и внимании. Кроме этого, беременные обычно отличаются повышенной внушаемостью и реже оказываются полностью закрыты и невнимательны к каким бы то ни было предостережениям. В импульсивности настроений женщин во время беременности проявляется включение бессознательных механизмов, регулирующих этот процесс. Такая подвижность психоэмоциональной сферы беременной диктуется потребностью в более чутком поведении с ее стороны по отношению к внешнему миру, что в какой-то степени служит гарантией безопасности будущего ребенка. Рассмотрим несколько подробнее некоторые явления беременности.

В первые 5 месяцев беременности у женщины может появиться неадекватная реакция на запахи, как на сильные, так и на слабые. Слабые запахи могут восприниматься во много раз острее, чем это было до беременности. Иногда запах, кажущийся окружающим незаметным, вызывает у беременной ощущение, что он не дает ей дышать. И сильные, и слабые запахи могут явиться причиной острого дискомфорта, рвоты, головной боли и ухудшения общего самочувствия. [10, с. 61]

Вместе с изменением восприятия запахов у беременных часто возни­кает изменение вкусовых ощущений. Они начинают воспринимать вкусовые качества продуктов не так, как обычно. Изменяется восприятие специфических вкусов, например, вкус имбиря вместо симпатии начинает вызывать негативные эмоции или становится индифферентным. Сладкое, соленое, горькое и кислое, как правило, воспринимаются беременными так же, как обычно, но может измениться их интенсивность либо в сторону усиления, либо в сторону ослабления. Например, очень соленое может казаться слегка подсоленным, а слабокислое вызывать ощущение оскомины.

Изменение вкусовых ощущений во время беременности тесно связано с изменением пищевых потребностей женщин. У беременных довольно часто возникают необычайно острые пищевые желания. Отказ в реализации такого желания может стать причиной плохого самочувствия женщины, привести к возникновению у нее тошноты, рвоты, и даже стать причиной подъема температуры. Однако все эти симптомы бесследно исчезают, как только острое пищевое желание бывает удовлетворено. Во время беременности наблюдаются повышенные желания кушать кислое, очень соленое или сладкое. Возникают также желания съесть какие-либо экзотические продукты, например крахмал, мел.

Обостренные пищевые желания беременной — это не фантазии, а важный сигнал организма о нехватке тех или иных веществ, необходимых для нормального развития беременности и формирования плода. [34, с. 76]

Довольно часто у беременных возникает обостренная реакция на звуки. Особенно остро воспринимаются громкие звуки, шумы, четкий однообразный ритм. В отдельных случаях женщина может реагировать на них очень болезненно, вплоть до тошноты, рвоты и головокружения. Возможно, такая реакция связана с безусловно вредным воздействием громких шумов и звуков на плод. Помимо общей обостренной реакции на звуки у беременных иногда наблюдается избирательная реакция на конкретную музыкальную мелодию или композицию, голос или речь (английскую, французскую и т.п.). Например, какая-либо мелодия становится особенно любимой, а мелодика английской речи вызывает негативные эмоции.

Нередко беременные выказывают исключительную привередливость к цветовой гамме. Как правило, женщина выделяет 1—2 цвета, которые вызывают у нее преувеличенную симпатию или антипатию. При ярко выраженной антипатии к какому-либо определенному цвету у беременной может появляться дурнота, тошнота, сопровождающаяся позывами к рвоте, нескрываемое раздражение и желание выбежать из помещения, где имеется неприятный цвет. Чаще всего неприязнь возникает по отношению к теплым насыщенным и ярким цветам: красному, желтому, оранжевому, розовому. Вызывают антипатию также грязно-синий, грязно-зеленый, черный, коричневый цвета. Гораздо реже она проявляется по отношению к холодным цветам: зеленому, голубому, синему, фиолетовому. Обычно для беременных являются нейтральными бежевые, кремовые, белые и другие пастельные тона.

Помимо раздражения, беременные, напротив, могут проявлять необыкновенную симпатию к какому-либо цвету. Например, женщина может неожиданно начать проявлять интерес к лимонному цвету. Эта привязанность может выражаться в длительном рассматривании ве­щей и предметов, окрашенных в этот цвет, стремлении носить одеж­ду такого цвета, наклеить обои такого цвета и т.д. Это явление может быть следствием объективного воздействия цвета на организм человека и, в данном случае, беременной. Воздействие больших площадей, окрашенных в яркие теплые цвета, приводит к повышению кровяного давления и учащению сердцебиения и дыхания, а значит, и к изменению самочувствия беременной в сторону улучшения или в сторону ухудшения в зависимости от ее исходного состояния. [10, с. 87]

Довольно часто во время беременности у женщин изменяется тактильная чувствительность. Это выражается в том, что они становятся более критичны к прикосновениям. Например, прикосновение к какой-либо вещи может вызывать приятные или, напротив, выраженные неприятные ощущения. Эти перемены хорошо заметны в отношении беременной к одежде: она выделяет любимые вещи, которые носит практически постоянно, и нелюбимые вещи, которые отказывается носить совсем.

Во время беременности у женщин довольно часто возникает изменение отношения к деятельности или работе, которая не является развлечением. Это приготовление еды, рукоделие, работа на дачном участке, профессиональная деятельность и т.д. У беременной может появиться совершенное неприятие каких-либо видов деятельности, которыми она с удовольствием и без напряжения занималась до этого. Иногда неприятие какой-либо работы может стать причиной сильной тошноты и позывов к рвоте. Напротив, некоторые виды занятий могут вызывать у беременной чувство удовлетворения и она может посвящать длительные часы работы любимому делу.

После 20 недели беременности общее состояние женщины улучшается. Многие ощущения, возникшие в первой половине беременности, такие как изменения зрительных ощущений, вкуса, сильные пищевые желания, реакции на звуки, запахи, цвета и контакты с другими людьми, ослабляются или исчезают. В отличие от предыдущего периода, у женщины может значительно возрасти творческий потенциал, в связи с чем возникает потребность в активной деятельности, и может появиться сверхчувствительность по отношению к будущему младенцу. Эта способность к сверхчувствительности проявляется у беременных в сновидениях, предчувствиях и других необычайных переживаниях, а также в ощущении мысленного контакта с ребенком.

Особенности второй половины беременности

Рассмотрим подробнее некоторые явления второй половины беременности.

Во второй половине беременности многие женщины рассказывают, что у них установился мысленный контакт с внутриутробным младенцем. По мнению женщин, этот контакт выражается в реакции плода на их эмоциональное состояние и мысленные реплики, обращенные к нему. Например, некоторые женщины отмечают, что ребенок прекращает бурные шевеления, когда в моменты усталости они просят его успокоиться, чтобы получить возможность отдохнуть. Многие беременные замечают, что плод реагирует на музыкальные произведения, которые они слушают, громкие звуки и поведение мужа. Например, если муж накладывает руки на живот беременной, желая послушать биения плода, его шевеления чаще всего прекращаются. Причем это повторяется от раза к разу, и мужу так и не удается оказаться свидетелем столь замечательного явления. Кроме этого, многие будущие мамы считают, что у них существует постоянный мысленный контакт с малышом, который трудно описать. Иногда он выражается в форме диалога или обмена мыслями. Некоторые женщины говорят, что младенец отвечает на их вопросы (в частности, сообщает дату и характер родов, говорит, кто он: мальчик или девочка, и т.д.), а также предсказывает события и влияет на них. Некоторые родители считают, что малыш выполняет их просьбы. [8, с. 32]

Довольно часто во второй половине беременности у женщин творческих профессий наблюдается необыкновенный подъем. Вопреки ожиданиям окружающих они не оставляют свою карьеру художницы, музыканта или писательницы, а создают свои лучшие произведения и оказываются в пике своего творчества. Иногда случается так, что во время беременности женщина испытывает необычайный творческий подъем в том направлении, в котором она не является профессионалом, и оказывается способной создать подлинное произведение искусства, например, написать или вышить картину, создать песню, написать стихи.

Во второй половине беременности, обычно после 28 недель, женщины часто видят во сне свои роды или уже родившегося ребенка. Им часто снится общение с ним и какие-то заботы, с ним связанные. Наиболее частым является сновидение, в котором женщина видит свои роды. Причем, как правило, роды видятся безболезненными и протекающими при каких-либо странных обстоятельствах. Например, роды на телеге, роды в лесу, в каком-то большом многолюдном доме и т.д. Довольно часто в подобных снах собственная беременность видится в каком-либо новом необычайном ракурсе. Например, женщина может видеть себя с прозрачным животом, в котором плавает ребенок, и они общаются с ним через стенку живота. Кроме описанных сновидений беременные часто рассказывают, что им снятся сны, в точности описывающие события следующего дня или события, происходящие через несколько дней. Как правило, такие сновидения не носят яркий эмоциональный характер, а являются вполне обыденными и спокойными.

Во второй половине беременности у некоторых женщин появляется чувство уже виденного. Оно выражается в ощущении, будто то или иное событие уже когда-то происходило, что совершенно незнакомая обстановка, предмет, архитектурное сооружение, улица, город или чье-то лицо кажутся уже знакомыми. Это чувство может также выражаться в том, что беременной начинают казаться родными места, в которые она попала впервые. У нее даже может появиться ощущение смутного «воспоминания» о пережитых здесь событиях. Иногда женщина пытается вспомнить что-либо более отчетливо, но, как правило, эти воспоминания оказываются неуловимыми.


1.4. Психологические аспекты трансформации Я-концепции беременной женщины


С психологической точки зрения беременность является вызванным оплодотворением психофизиологическим процессом, ведущим к изменениям в организме и психике женщины и направленном на развитие и появление на свет нового человека. Однако с точки зрения психологии представляется правильным говорить о синдроме беременности. Синдром беременности - новое психогенное состояние, ограниченное определенным периодом времени, который начинается не в день зачатия, а при осознании женщиной своего нового положения и заканчивается не родами, а в момент «пигмалионизации» своего ребенка. В случае прерывания беременности, как правило, можно проследить лишь отдельные первые симптомы синдрома.

Синдром беременности переживается женщиной, как правило, на бессознательном уровне, имеет определенные временные границы и характеризуется следующими симптомами. [6, с. 15]

На первом этапе чаще всего испытывается аффект осознания себя беременной. В рамках этого симптома, как правило, проявляется внешнее интеллектуальное различие. Чем выше у беременной женщины социальный и интеллектуальный уровень, чем более она независима и профессионально успешна, тем больше вопросов о смысле деторождения будет поставлено ею перед собой, тем труднее ей будет решиться стать матерью.

В практике встречаются признания женщин о том, что первое время они «полагаются на волю случая», подсознательно желая, чтобы все разрешилось «само собой» (например, выкидыш или необходимость искусственного прерывания беременности по медицинским показателям). Если беременность не была запланирована, в большинстве случаев женщина обращается в консультацию с опозданием, когда беременность уже становится очевидной для нее самой и ей не остается ничего иного, кроме принятия себя в новом качестве. Описанное явление может быть охарактеризовано как симптом принятия решения. Для данного симптома характерно подсознательное отделение женщиной себя от факта собственной беременности; существуют два полюса: «Я и беременность». В этот период в самоощущениях делается акцент на себе (на своем «Я»), а отнюдь не на материнстве и будущем ребенке. [6, с. 19]

Следующим этапом развития синдрома беременности является рефлексивное принятие нового собственного образа: «Я - в положении». Этот этап мы назвали симптомом нового «Я», который характеризуется признанием физиологических изменений в своем организме.

С момента осознания и внутреннего принятия себя беременной у женщины обнаруживается симптом противоречивого отношения к беременности. С одной стороны - гордость за свою полноценность, возможность самореализации, приобретения женственности, переживания идентичности собственному полу, и в то же время - страх и беспокойство, порожденные фантазиями и социально навязанными установками.

Далее возникает характерная для беременности психическая перестройка самосознания женщины с постепенным включением в него образа ребенка. В этот момент будущей матерью переживается симптом принятия новой жизни в себе. Амбвивалентность переживаний сохраняется на высоком уровне. Принятие своего нового образа, статуса, роли проникнуто основным чувством: «у меня будет ребенок», смешанным с опасением успешности будущего материнства. Симптом, названный нами как симптом принятия новой жизни в себе, можно условно разделить на два качественно различных этапа. Вначале женщина осознает, что будет иметь ребенка; она как бы говорит себе: «Я не едина, я ношу в себе что-то». На следующем этапе происходит перенос доминанты с себя на будущего ребенка, появляется чувство гордости и единства с тем, кого она носит под сердцем. Для самой будущей матери вместе с ребенком вынашивается готовность к выполнению миссии материнства. Описанный симптом представляет собой акмеологическую вершину синдрома беременности, являясь своеобразным индикатором восприятия, переработки и оценки женщиной опыта этого психофизиологического состояния. Он характеризуется надвигающейся ответственностью за судьбу ребенка, снами, мечтами и фантазиями о нем. Данному этапу симптома присущ интересный феномен, называемый нами феноменом нетерпения. Теперь, когда женщина точно определилась в своем желании иметь ребенка, она испытывает нарастающее нетерпение и возбуждение, связанные с уже надоевшей беременностью, стремление к ее окончанию. [9, с. 32]

Наблюдаемые в этот период невыраженные эмоциональные расстройства, в основном связаны с мыслями о будущем ребенке. Подавление чувства тревоги за здоровье будущего ребенка может рассматриваться как отдельный симптом перинатальной дисморфофобии. В этот период беременности явно прослеживается изменение конструкта «я - окружающий мир». Женщины, в соответствии с изменившимся восприятием действительности, склонны наделять свое привычное социальное окружение новыми качественными характеристиками на фоне повышенной требовательности. Эту склонность можно определить как симптом завышенных притязаний по отношению к другим.

Начиная примерно с периода в 20-25 недель возникает еще одна проблема, заслуживающая особого внимания. Это проблема решения сексуальных потребностей мужчины в этот период, которые на фоне обычно резкого снижения женского интереса к сексу, продолжают сохранять для него свою актуальность. Физиологические изменения, происходящие с беременной женщиной нередко делают для нее полноценную сексуальную жизнь невозможной, что создает или увеличивает дистанцию в общении с мужчиной. Перечисленные факторы могут способствовать развитию симптома сексуальной неполноценности периода беременности.

Следующим, и одним из самых ярких и эмоционально насыщенных симптомов, является симптом страха перед родами. На степень психической незащищенности женщин перед родами указывает то, с какой легкостью большинство из них соглашается на применение любых обезболивающих препаратов, не думая о возможных последствиях для ребенка. Острота переживаний, имеющих особую напряженность в родовой период, ослабевает вскоре после рождения ребенка. [9, с. 34]

Завершающим симптомом синдрома беременности является пигмалионизация родившегося ребенка: переход в восприятие матери от его фантастического образа к реальному, подобно Пигмалиону, мать влюбляется в собственное создание.

Таким образом, описанный выше синдром, по нашему убеждению, является типичным для периода беременности у всех женщин. Вместе с тем, его симптомы в конкретных случаях могут быть представлены с различной степенью выраженности в каждом конкретном случае. Наиболее ярко вышеуказанные симптомы, усиленные страхом перед неизвестным, проявляются в течение первой сохраненной беременности.


1.5. Выводы по 1 главе


Психологический подход к беременности чаще встречается в работах зарубежных авторов. Наиболее полно и подробно беременность изучена медиками с биологической точки зрения, с точки зрения адаптации организма женщины к беременности. Поскольку материнство представляет собой явление сложное и многостороннее, то проблематика, затрагиваемая его исследователями, крайне широка и разнообразна.

В отечественной психологической науке беременность рассматривается как критический период в жизни женщины, как стадия полоролевой идентификации и особая ситуация, влияющая на адаптацию.

Современные подходы к психологическому исследованию беременности заключаются в следующих тенденциях: изучение беременности как этапа в личностном развитии женщины и изучение беременности как этапа возникновения новообразований, необходимых для развития ребенка. Таким образом, современные психологические исследования беременности можно отнести к одному из двух подходов. В одном случае, точкой отсчета является сама женщина, в другом – ее ребенок.

Переживание беременности рассматривается с точки зрения принятия или непринятия новой социальной роли – роли матери. Кризис освоения новой социальной роли – роли матери – представляет собой кризис идентичности. Формирование роли матери есть длительный процесс, который сопровождается противоречиями и кризисом идентичности, и зависит от таких факторов, как усвоенный в детско-родительских отношениях стереотип поведения, значимость роли для матери, смысл и ценность еще не родившегося ребенка.

Изучение феноменологии и онтогенеза материнскую потребностно-мотивационную сферу поведения на предчеловеческой и человеческой стадиях развития позволили выделить шесть этапов ее становления в онтогенезе: этап взаимодействия с собственной матерью в раннем онтогенезе, игровой этап и взаимодействие со сверстниками, этап няньчания, этап дифференциации мотивационных основ половой и родительской потребностно-мотивационных сфер поведения, этап конкретизации онтогенетического развития МПМСП в реальном взаимодействии с ребенком, этап развития у матери эмоциональной привязанности к ребенку, личностного принятия и личностного интереса к внутреннему субъективному миру ребенка и к его развитию и изменению.

У беременной женщины возникает особое психологическое состоя­ние сосредоточенности на своем внутреннем мире и на будущем ре­бенке, которое в значительной степени отражается на ее самочувст­вии и состоянии плода. Это состояние материнской сосредоточен­ности достигает своего пика во время родов и затем продолжается в течение всего периода кормления грудью. Во время беременности у женщины изменяются ощущения, чувства и настроения. Изменение психического состояния женщины при нормальной беременности возникает под влиянием изменений, происходящих в ее нервной и эндокринной системах, регулирующих беременность.

С психологической точки зрения беременность является вызванным оплодотворением психофизиологическим процессом, ведущим к изменениям в организме и психике женщины и направленном на развитие и появление на свет нового человека. Однако с точки зрения психологии представляется правильным говорить о синдроме беременности. Синдром беременности - новое психогенное состояние, ограниченное определенным периодом времени, который начинается не в день зачатия, а при осознании женщиной своего нового положения и заканчивается не родами, а в момент «пигмалионизации» своего ребенка. В случае прерывания беременности, как правило, можно проследить лишь отдельные первые симптомы синдрома.






Глава 2. Эмпирическое исследование личностных особенностей женщин в период беременности


2.1. Организация исследования


В ходе написания данной работы было проведено эмпирическое исследование личностных особенностей женщин разных возрастов в период беременности. Была предположена следующая гипотеза: Личностные особенности беременных женщин имеют значимые отличия в зависимости от их возраста.

Целью работы является выявление личностных особенностей беременных женщин. Для этого в экспериментальной части работы нами были выполнены следующие задачи:

  1. сформировать экспериментальную группу женщин для проведения эмпирических исследований;

  2. подобрать методики, подходящие для исследования;

  3. выяснить личностные особенности беременных женщин.

Для проведения изучения была сформирована экспериментальная группа испытуемых, состоящих из 50 беременных женщин. Основная группа была поделена на две равные категории: молодые беременные женщины от 18 до 25 лет (средний возраст 21 год) в количестве 25 человек и беременные женщины среднего возраста от 26 до 34 лет в количестве 25 человек. Первая группа составила экспериментальную выборку, а вторая – контрольную. Условием отбора будущих респондентов служило также наличие у них первой беременности.

Для первичного ознакомления с женщинами было проведено общее анкетирование (Приложение). Образовательный ценз у женщин различный: 20% имеют высшее образование, 26 % - неоконченное высшее образование, 32 % - среднеспециальное образование, а 22 % - полное среднее. 62 % опрошенных женщин в графе семейное положение указали наличие официального брака, 24 % сообщили, что находятся в гражданском браке, 10 % не замужем, а 4 % находятся в состоянии развода. 60 % женщин указали, что считают свою беременность запланированной, 40 % признались, что забеременели случайно, при этом лишь 6 % предпринимали попытки прервать беременность. На вопрос о наличии сильных переживаний в период беременности большинство (82 %) назвали различные факторы, могущие повлиять на неблагоприятное течение беременности и формирования здоровья ребенка (собственная болезнь, наличие стрессов и т.д.) На вопрос об уровне эмоционального состояние на момент анкетирования 72 % охарактеризовали его как хорошее или благоприятное, 24 % - как нестабильное, все время меняющееся, 4 % - считают свое состояние неудовлетворительным, с тенденцией к ухудшению.

Для определения уровня личностных особенностей беременных женщин нами были выбраны следующие методики:

  1. Пятифакторный личностный опросник МакКрае – Коста («Большая пятерка»)

  2. 16-факторный опросник Кеттела

  3. Тест на фрустрационные реакции Розенцвейга

  4. Тест на определение модели конфликтного поведения Томаса


2.2. Методы исследования


Перед тем как приступить к анализу полученных в ходе эмпирического изучения испытуемых данных, необходимо рассмотреть особенности предложенных нами методик.

Пятифакторный личностный опросник, более известный как «Большая пятерка» («Великолепная пятерка»), разработан американскими психологами Р. МакКрае и П. Коста в 1983-1985 гг. В последующем опросник совершенствовался и в окончательном виде в 1992 г. представлен тестом NEO PI (аббревиатура. От английского словосочетания: «Нейротизм, экстраверсия, открытость – личностный опросник»). По мнению Р. МакКрае и П. Коста, выделенных на основе факторного анализа пяти независимых переменных (нейротизм, экстраверсия, открытость опыту, сотрудничество, добросовестность) вполне достаточно для адекватного описания психологического портрета личности.

В настоящее время тест-опросник «Большая пятерка» приобрел большую популярность и практическое значение, как за рубежом, так и в России. В русском переводе опросник был адаптирован к условиям русской культуры В. Е. Орлом в соавторстве с А. А. Рукавишниковым и И. Г. Сениным. Известна японская версия «Большой пятерки» 5PFQ, (сост. Хийджиро Теуйн), которая также была переведена и адаптирована в 1999 г. к отечественным условиям социальной среды психологами Курганского государственного университета. Эта версия пятифакторного личностного опросника в интерпретации А.Б. Хромова представлена ниже.

Пятифакторный тест-опросник представляет собой набор из 75 парных, противоположных по своему значению, стимульных высказываний, характеризующих поведение человека. Стимульный материал имеет пятиступенчатую оценочную шкалу Лайкерта (-2; -1; 0; 1; 2), с помощью которой можно измерять степень выраженности каждого из пяти факторов (экстраверсия – интроверсия; привязанность – обособленность; самоконтроль – импульсивность; эмоциональная неустойчивость – эмоциональная устойчивость; экспрессивность – практичность).

Опросник Кеттела является одним из наиболее распространенных анкетных методов оценки индивидуально-психологических особенностей личности как за рубежом, так и у нас в стране. Он разработан по руководством Р.Б. Кеттела и предназначен для написания широкой сферы индивидуально-личностных отношений.

Отличительной чертой данного опросника является его ориентация на выявление относительно независимых 16 факторов (шкал, первичных черт) личности. Данное их качество было выявлено с помощью факторного анализа из наибольшего числа поверхностных черт личности, выделенных первоначально Кеттелом. Каждый фактор образует несколько поверхностных черт, объединенных вокруг одной центральной черты.

Существует 4 формы опросника: А и В (187 вопросов) и С и Д (105 вопросов). В России чаще всего используют формы А и С. Наибольшее распространение опросник получил в медицинской психологии при диагностике профессионально важных качеств, в спорте и научных исследованиях.

Результаты применения данной методики позволяют определить психологическое своеобразие основных подструктур темперамента и характера. Причем каждый фактор содержит не только качественную и количественную оценку внутренней природы человека, но и включает в себя ее характеристику со стороны межличностных отношений.

До некоторой степени эти факторы соответствуют факторам экстраверсии-интраверсии и нейтротизма по Айзенку, а так же могут быть интерпретированы с точки зрения общей направленности личности: на задачу, на себя, на других. В связи с этим, данную методику можно применять в сочетании с исследованием темпераментных особенностей личности по Айзенку (57 вопросов) и методикой Смекала и Кучера, адаптированной Пейсаховым, на выявление общей направленности личности.

Использованный в работе вариант методики (форма С) адаптировался с 1972 года в исследовательской группе Э.С.Чугуновой на кафедре социальной психологии ЛГУ (Ленинградский Государственный Университет) под руководством И.М.Палея сотрудниками А.Н.Капустиной, Л.В.Мургулец и Н.Г.Чумаковой.

Тест фрустрационных реакций Розенцвейга. Методика предназначена для исследования реакций на неудачу и способов выхода из ситуаций, препятствующих деятельности или удовлетворению потребностей личности. Фрустрация – состояние напряжения, расстройства, беспокойства, вызываемое неудовлетворенностью потребностей, объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, препятствиями на пути к важной цели. С помощью методики можно исследовать такие реакции на сильный раздражитель, как: агрессия, перемещение, идентификация, проекция, фантазия, регрессия, апатия, подавление, компенсация, фиксация, рационализация. Методика относится к классу проективных тестов. В ней 16 ситуаций, в которых создается препятствие (останавливают, обескураживают, обижают, сбивают с толку) и 8 ситуаций, в которых субъекта обвиняют в чем-то. Между этими группами ситуаций имеется связь, так как ситуация «обвинения» предполагает, что ей предшествовала ситуация «препятствия», где фрустратор был, в свою очередь, фрустрирован. Иногда испытуемый может интерпретировать ситуацию «обвинения» как ситуацию «препятствия» или наоборот. Всего методика состоит из 24 схематических контурных рисунков, на котором изображены два человека или более, занятые еще незаконченным разговором. Эти рисунки предъявляются испытуемому. Предполагается, что «отвечая за другого», испытуемый легче, достовернее изложит свое мнение и проявит типичные для него реакции выхода из конфликтных ситуаций. Исследователь отмечает общее время опыта. Тест может быть применен как в индивидуальном, так и в групповом исполнении. Но в отличие от группового в индивидуальном исследовании используется еще один важный прием: просят прочесть вслух написанные ответы. Экспериментатор отмечает особенности интонации и прочее, что может помочь в уточнении содержания ответа (например, саркастический тон голоса). Кроме того, испытуемому могут быть заданы вопросы относительно очень коротких или двусмысленных ответов (это также необходимо для подсчета). Иногда случается, что испытуемый неправильно понимает ту или иную ситуацию, и, хотя такие ошибки сами по себе значимы для качественной интерпретации, все же после необходимого разъяснения от него должен быть получен новый ответ. Первоначальный ответ нужно зачеркнуть, но не стирать резинкой. Опрос следует вести по возможности осторожнее, так, чтобы вопросы не содержали дополнительной информации.

Каждый из полученных ответов оценивается, в соответствии с теорией, Розенцвейга, по двум критериям: по направлению реакции (агрессии) и по типу реакции. По направлению реакции подразделяются на:

а) Экстрапунитивные: реакция направлена на живое или неживое окружение, осуждается внешняя причина фрустрации, подчеркивается степень фрустрирующей ситуации, иногда разрешения ситуации требуют от другого лица.

б) Интропунитивные: реакция направлена на самого себя, с принятие вины или же ответственности за исправление возникшей ситуации фрустрирующая ситуация не подлежит осуждению. Испытуемый принимает фрустрирующую ситуацию как благоприятную для себя.

в) Импунитивные: фрустрирующая ситуация рассматривается как нечто незначительное или неизбежное, преодолимое со временем, обвинение окружающих или самого себя отсутствует.

Реакции различаются также с точки зрения их типов:

Препятственно-доминантные.

Самозащитные.

Необходимо-упорствующие.

Для обозначения направления реакции используются буквы: Е – экстрапунитивные реакции, I – интропунитивные реакции, М – импунитивные. Типы реакций обозначаются следующими символами: OD – «с фиксацией на препятствии», ED – «с фиксацией на самозащите», NP – «с фиксацией на удовлетворение потребности».

Тест описания поведения К. Томаса (адаптация Н.В. Гришиной). В ее основе лежит теория К. Томаса и Р. Килменн, которые выделили следующие пять основных стилей поведения в конфликтной ситуации: приспособление, уступчивость; уклонение; противоборство; сотрудничество; компромисс.

Основу классификации составляют два независимых параметра: степень реализации собственных интересов, достижения своих целей и уровень кооперативности, учет интересов другой стороны.

Обычно люди используют все эти формы поведения, но предпочитают какую-то одну.

1. Противоборство, конкуренция характеризуется активной борьбой индивида за свои интересы, применением всех доступных ему средств давления на оппонентов. Ситуация воспринимается человеком как крайне значимая для него, как вопрос победы или поражения, что предполагает жесткую позицию по отношению к оппонентам.

Стиль конкуренции, соперничества может использовать человек, обладающий сильной волей, достаточным авторитетом, властью, не очень заинтересованный в сотрудничестве с другой стороной и стремящийся в первую очередь удовлетворить собственные интересы.

Однако это не тот стиль, который можно использовать в личных отношениях, так как кроме чувства отчуждения он ничего больше не сможет вызвать. Его также нецелесообразно использовать в ситуации, когда человек не обладает достаточной властью, а его точка зрения по какому-то вопросу расходится с точкой зрения вышестоящего руководителя.

2. Сотрудничество означает, что индивид активно участвует в поиске решения, удовлетворяющего всех участников взаимодействия, перезабывает при этом и свои интересы. Здесь в выработке общего решения предполагается открытый обмен мнениями, заинтересованность всех участников конфликта. Данная форма требует продолжительной работы с участием всех сторон.

Стиль сотрудничества используют, если, отстаивая собственные интересы, человек вынужден принимать во внимание нужды и желания другой стороны. Такой стиль требует умения объяснять свои желания, выслушивать друг друга, сдерживать свои эмоции. Отсутствие хотя бы одного их этих умений делает данный стиль неэффективным.

3. При компромиссе действия участников направлены на поиски решения за счет взаимных уступок, на выработку промежуточного решения, устраивающего обе стороны, при котором особо никто не выигрывает, но и не теряет. Такой стиль поведения применим при условии, что оппоненты обладают одинаковой властью, имеют взаимоисключающие интересы, у них нет большого резерва времени на поиск лучшего решения, их устраивает промежуточное решение на определенный период времени.

Стиль компромисса напоминает стиль сотрудничества, но осуществляется на более поверхностном уровне, так как стороны в чем-то уступают друг другу. Этот стиль наиболее эффективен, когда обе стороны хотят одного и того же, но знают, что одновременно это невыполнимо. Например, стремление занять одну и ту же должность или одно и то же помещение для работы.

4. Уступчивость, приспособление. При таком стиле действия человека направлены прежде всего на сохранение или восстановление благоприятных отношений с оппонентом путем сглаживания разногласий за счет собственных интересов. Данный подход возможен, когда вклад индивида не слишком велик или когда предмет разногласия более существен для оппонента, чем для индивида. Такое поведение в конфликте используется, если ситуация не особенно значима, если важнее сохранить хорошие отношения, чем отстаивать свои собственные интересы, или у индивида мало шансов на победу.

Стиль приспособления означает, что одна сторона действует совместно с другой стороной и при этом не пытается отстаивать собственные интересы в целях сглаживания атмосферы и восстановления нормальной рабочей атмосферы. Этот стиль наиболее эффективен, когда исход дела чрезвычайно важен для противоположной стороны и не очень существен для данного оппонента или когда жертвуют собственными интересами в пользу другой стороны.

5. Уклонение (избегание, уход). Данная форма поведения выбирается тогда, когда человек не хочет отстаивать свои права, сотрудничать для выработки решения, воздерживается от высказывания своей позиции, уклоняется от спора, чтобы избежать ответственности за принятые/решения. Такое поведение возможно, если исход конфликта для индивида не особенно важен, либо, если ситуация слишком сложна и разрешение конфликта потребует много сил у его участников, либо у индивида не хватает власти для решения конфликта в свою пользу.

Стили избегания и уступчивости не предполагают активного использования конфронтации при решении конфликта. При противоборстве и сотрудничестве, наоборот, конфронтация является необходимым условием выработки решения. Учитывая, что решение конфликта предполагает устранение причин, его породивших, можно сделать вывод, что только стиль сотрудничества реализует данную задачу полностью. При избегании и уступчивости решение конфликта откладывается, а сам конфликт переводится в скрытую форму. Компромисс может принести лишь частичное разрешение конфликтного взаимодействия, так как причины его не устранены.

Таким образом, с целью проведения экспериментальной части работы, нами были выделены задачи, необходимые для выполнения в практической части исследования, выбраны наиболее подходящие и валидные психологические методики и сформулирована гипотеза.


2.3. Результаты исследования


В ходе проведенного исследования удалось прийти к следующим результатам.

По итогам проведения Пятифакторного личностного опросника (см. Рис. 1), можно отметить, что по шкалам: экстраверсия - интроверсия и экспрессивность – практичность молодые беременные женщины и беременные женщины среднего возраста показали сходные результаты, что говорит о том, что такие характерологические особенности как экстраверсия и интроверсия, экспрессивность и практичность не зависят или зависят незначительно от возраста. Тогда как шкала самоконтроля – импульсивности и эмоциональной устойчивости – неустойчивости заметно отличается по группам. Так, можно отметить, что такой фактор развития личности как самоконтроль у женщин экспериментальной группы развит значительно лучше (72 %), чем и у женщин контрольной группы (48 %). Сходное статистическое отношение мы можем увидеть и в проявлении эмоциональной неустойчивости. Таким образом, необходимо заметить, что определенные черты характера беременной женщины развиваются у нее в процессе беременности под воздействием многих факторов, в том числе возраста.

hello_html_m37c34249.gif

ЭВ - экстраверсия

ИВ – интроверсия

П – привязанность

О – обособленность

С – самоконтроль

И – импульсивность

ЭУ - эмоциональная устойчивость

ЭН – эмоциональная неустойчивость

Э – экспрессивность

ПР – практичность


Рис. 1. Сравнение факторов личностного развития женщин экспериментальной и контрольной групп

(Пятифакторный личностный опросник МакКрае – Коста)


На основании проведенного в рамках практической части работы исследования составлена таблица среднегрупповых показателей развития факторов (по Кеттелу) и их статистическая значимость. (см. табл. 1)




Таблица 1

Среднегрупповые показатели развития факторов и их статистическая значимость

Фактор

Среднегрупповой

показатель (в баллах, в стенах)

группы беременных

молодого возраста

Среднегрупповой

показатель (в баллах, в стенах)

группы беременных среднего возраста

Статистическая

достоверность различий

(по Фишеру)

А

замкнутость –

общительность

8 (6)

+)

5 (2)

-)

φ*эмп = 1,938

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

В

конкретное

мышление –

абстрактное

мышление

6 (9)

(B+)

3 (3)

(B-)

φ*эмп = 2,264

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

С

эмоциональная нестабильность –

эмоциональная стабильность

6 (4)

-)

7 (5)

+)

φ*эмп = 0,323

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Е

подчиненность –

доминантность

7 (7)

(E+)

5 (5)

(E-)

φ*эмп = 0,636

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

F

сдержанность –

экспрессивность

8 (9)

(F+)

4 (4)

(F-)

φ*эмп = 2,603

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

G

низкая

нормативность

поведения –

высокая

нормативность

поведения

7 (5)

(G+)

9 (7)

(G+)

φ*эмп = 0,734

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Н

робость –

смелость

8 (6)

+)

5 (3)

-)

φ*эмп = 2,264

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

I

реализм –

чувствительность

5 (3)

(I-)

7 (5)

(I+)

φ*эмп = 0,645

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

L

подозрительность –

доверчивость

6 (8)

(L-)


7 (9)

(L-)


φ*эмп = 0,326

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

М

практичность –

мечтательность

5 (4)

-)


5 (4)

-)


φ*эмп = 0,316

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

N

прямолинейность –

проницательность

8 (8)

(N+)

4 (4)

(N-)

φ*эмп = 2,264

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

О

спокойствие –

тревожность

5 (4)

-)

9 (8)

+)

φ*эмп = 2,957

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Q1

консерватизм –

радикализм

8 (6)

(Q1+)


4 (1)

(Q1-)


φ*эмп = 2,998

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Q2

зависимость

от группы –

самостоятельность

5 (5)

(Q2-)


5 (5)

(Q2-)


φ*эмп = 0,734

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Q3

низкий самоконтроль –

высокий самоконтроль

6 (5)

(Q3+)


8 (9)

(Q3+)


φ*эмп = 0,898

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Q4

расслабленность –

эмоциональная напряженность

9 (8)

(Q4+)


6 (6)

(Q4-)


φ*эмп = 2,264

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)



Как видно из таблицы 1, статистически доказаны различия в личностном развитии беременных разного возраста по следующим факторам: А (замкнутость – общительность), В (конкретное мышление – абстрактное мышление), F (сдержанность – экспрессивность), Н (робость – смелость), N (прямолинейность – проницательность), О (спокойствие – тревожность), Q1 (консерватизм – радикализм) и Q4 (расслабленность – эмоциональная напряженность). Поэтому можно утверждать, что беременные женщины экспериментальной группы по сравнению с представительницами контрольной более общительны, легче усваивают новый материал и более обучаемы, более активны и легки на подъем, более прямолинейны и либеральны. В свою очередь, испытуемые контрольной группы по отношение к более молодым женщинам более сдержанны и проницательны, а также более спокойны и эмоционально уравновешенны. Таким образом, на основании первичного анализа можно отметить, что каждый возраст наряду с позитивными изменениями привносит в личностную характеристику беременной женщины и негативные последствия. Так, с возрастом беременные женщины демонстрируют значительное повышение тревожности, понижение обучаемости и стремления к профессиональному росту, а также определенную костность представлений. Вместе с тем, молодые беременные женщины излишне прямолинейны и экспрессивны.

Вместе с тем опытным путем также удалось выяснить, что уровень многих факторов не зависит от возраста респондентов. Так, статистически не достоверными оказались различия в следующих факторах: С (эмоциональная нестабильность – эмоциональная стабильность), Е (подчиненность – доминантность), G (низкая нормативность поведения – высокая нормативность поведения), I (реализм – чувствительность), L (подозрительность – доверчивость), М (практичность – мечтательность), Q2 (зависимость от группы – самостоятельность), Q3 (низкий самоконтроль – высокий самоконтроль). Т.е. выяснилось, что испытуемые в не зависимости от возраста чаще эмоционально стабильны, не склонны к резким проявлениям доминантности или подчинения, имеют высокую нормативность поведения, реалистичны, подозрительны чаще, чем доверчивы, скорее практичны, зависимы от мнения группы и комформны, имеют высокий самоконтроль.

Различия среднегрупповых показателей для наглядности представлены на рис. 2.

hello_html_m303e4873.gif А замкнутость – общительность

В конкретное мышление – абстрактное мышление

С эмоциональная нестабильность – эмоциональная стабильность

Е подчиненность – доминантность

F сдержанность – экспрессивность

G низкая нормативность поведения – высокая нормативность поведения

Н робость – смелость

I реализм – чувствительность

L подозрительность – доверчивость

М практичность – мечтательность

N прямолинейность – проницательность

О спокойствие – тревожность

Q1 консерватизм – радикализм

Q2 зависимость от группы –самостоятельность

Q3 низкий самоконтроль – высокий самоконтроль

Q4 расслабленность – эмоциональная напряженность


Рис. 2. Сравнение среднестатистических результатов

(в баллах) по группам


На основании проведенного теста фрустрационных реакций Розенцвейга также составлены диаграммы. (рис. 3, 4)

hello_html_m3953816.gif

По оси X:

Е - экстрапунитивные реакции

I - интропунитивные реакции

М - импунитивные реакции


По оси Y: цифрами обозначено количество

испытуемых, выбравших тот или иной

тип фрустрационной реакции.


Рис. 3 Тип фрустрационной реакции, характерный для испытуемых

Как видно из диаграммы, большинство испытуемых экспериментальной группы (44%) продемонстрировали импутивный тип фрустрационных реакций, что характеризует их стремление уладить конфликт, замять неловкую ситуацию. Для сравнения склонность к проявлению импутивных реакций в контрольной группе продемонстрировали 8 человек (32%).

Десять молодых беременных женщин (40%) проявили склонность к экстрапунитивной реакции во фрустрирующих ситуациях (для сравнения в контрольной группе 6 человек – 24%). Подобная реакция часто связана с неадекватной повышенной требовательностью к окружению и недостаточной самокритичностью. Возрастание экстрапунитивности наблюдается у испытуемых после социального или физического стрессорного воздействия.

Преобладания интропунитивных реакций на фрустрирующие ситуации показали шестеро молодых беременных женщин (24%) и одиннадцать женщин контрольной группы (44%). Данные испытуемые характеризуются как чрезмерно самокритичные или неуверенные субъекты, имеющие сниженный или нестабильный уровень общего самоуважения.

hello_html_m7c21a0c8.gif

По оси X:

O-d - препятственно-доминантный тип

E-d - эго-защитный тип

N-р - необходимо-упорствующий тип


По оси Y: цифрами обозначено количество

испытуемых, продемонстрировавших высокие показатели

в направленности фрустрационной реакции.


Рис. 4 Направленность фрустрационной реакции



Как видно из диаграммы, наиболее распространенным типом фрустрационной напрвленности среди представительниц экспериментальной группы стал необходимо-упорствующий (48%). Для сравнения только шестеро (24%) представительниц контрольной группы продемонстрировали высокие показатели по данному типу. Оценка N-р (фиксация на удовлетворении потребности), согласно С. Розенцвейгу, является признаком адекватного реагирования на фрустрацию и показывает, в какой степени субъект проявляет фрустрационную толерантность и способен решать возникшую проблему.

Восемь молодых беременных женщин (32%) и десвять сотрудников беременных женщин среднего возраста (36%) продемонстрировали склонность к преобладанию препятственно-доминантного типа. Категория О-D (фиксация на препятствии) показывает, в какой степени субъект склонен в ситуациях фрустрации сосредоточиваться на имеющемся препятствии. Если оценка О-D превышает установленную нормативную границу, то следует полагать, что испытуемый склонен чрезмерно фиксироваться на препятствии.

Преобладание склонности к эго-защитному типу показали пятеро женщин экспериментальной группы (20%) и 11 женщин контрольной группы (44%). Оценка E-D (фиксация на самозащите) в интерпретации С. Розенцвейга означает силу или слабость «Я». Соответственно, повышение показателя E-D характеризует слабую, уязвимую, ранимую личность, вынужденную в ситуациях препятствия сосредоточиваться в первую очередь на защите собственного «Я».

На основании проведенного исследования была сотавлена диаграмма распределения типов конликтого поведения в группах испытуемых (рис. 5)

hello_html_m6fdc6f9b.gif


По оси X:

Сп – Соперничество

П – Приспособление

К – Компромисс

И – Избегание

С - Сотрудничество

По оси Y: цифрами обозначено количество

испытуемых, выбравших тот или иной

способ реагирования в конфликтной ситуации.


Рис. 5 Распределение способов реагирования на конфликт испытуемых



Испытуемые, продемонстрировавшие склонность к стратегии соперничества в конфликте (2 женщины экспериментальной группы (8%) и 6 женщин контрольной группы (24%), характеризуются малорасчлененным внутренним миром. Представление о себе у них размыто, нет внутренней дифференциации. И во внешнем мире им также никто не противопоставлен: оппонент явно не предусмотрен. Выбор стратегии поведения также ограничен – либо соглашаться, либо открыто конфликтовать, занимать атакующую позицию. Это выбор между крайностями – бороться или отступить, категоричность, свойственная «наивному» малодифференцированному образу конфликта. При этом сам оппонент не изучается, а тестируется лишь по критерию «сильнее меня/слабее меня». Сценарий выбирается в зависимости от результата тестирования – соответственно, «уступать» или «нападать». Не важно с кем именно конфликтовать, важен лишь исход: кто кого пересилит.

Испытуемые, выбравшие основной стратегией конфликтного поведения приспособление (2 женщин экспериментальной группы (8%) и 6 женщин контрольной группы (24%), имеют явную тенденцию к ясному противопоставлению позиций: «Я – хороший, Ты – плохой». На альтернативу позиций указывают и выбираемые стратегии поведения: для позиции Я – «старается защищать, ищет компромисс, отстаивает свою точку зрения»; для позиции Ты это – «повышает голос, хитрит, обвиняет, нападает исподтишка». Стратегии поведения становятся более изощренными, манипулятивными, обманными (хитрит, нападает исподтишка, отвергает, игнорирует). Здесь нет открытого конфликта, открытой агрессии, нападения. Столкновение людей с различными намерениями выливается в скрытое воздействие, давление на оппонента.

Испытуемые, для которых характерен компромисс (11 молодых беременных женщин (44%) и 5 беременных женщин среднего возраста (20%), как стратегия конфликтного поведения, отличаются склонностью к сопоставлению себя с Другим, причем всегда «плохим». Противопоставление позиции Я и Другого носит оценочный характер: если ты похож на меня, то ты хороший, если ты отличаешься от меня (Другой) – ты плохой. Для начала это противопоставление носит во многом агрессивный характер, которое в сознании могло выглядеть как синкретическое обобщение «они – другие, значит – мы должны защищаться». Эта модель эгоцентрична. Наличие откровенной и некритической оценочности указывает на по-настоящему человеческий способ осмысления конфликтной ситуации – жесткое идеологическое предписание.

Испытуемые с характерной конфликтной стратегией избегания (4 женщин экспериментальной группы (16%) и 5 женщин контрольной группы (20%) совмещают в своей ролевой позиции как положительные фигуры, так и отрицательные. Совмещение двух противоположных позиций (я и хороший, я же и плохой) указывает на интериоризацию позиции Другого. Теперь оппонент находится внутри – конфликт получил воплощение во внутриличностной динамике: агрессия перенаправлена на самого себя, конфликт интериоризировался, стал внутриличностным процессом. Об этом свидетельствую выбираемые стратегии поведения, за которыми просматривается позиция «я сам» (уверен в себе, высокомерен, замыкается в себе). Причина такого состояния заключается, вероятно, в принятии той части общественных норм, которые осуждают агрессию, выраженную в открытой форме. Поэтому оппонент здесь – это подчиненный (читай, слабее меня), Человек, которого жалко. Правда, контролировать приходится в основном самого себя. Из-за этого большая часть сил человека уходит на совладание, борьбу с самим собой. Межличностный конфликт при этом смягчается по формам протекания, но платить за это приходится невротическим напряжением.

Для испытуемых, предпочитающих стратегию конфликтного поведения сотрудничество (6 молодых беременных женщин (24%) и 3 беременные женщины среднего возраста (12%), характерно частичное совмещение в себе признаков двух стратегий конфликтного поведения: компромисса и избегания.


2.4. Анализ полученных результатов


Анализ достоверности различий проводился в двух группах беременных женщин по методу расчета углового коэффициента Фишера.


Таблица 2

Статистическая достоверность различий по изучаемым факторам в экспериментальной и контрольной группах

Фактор

Проявление черты в экспериментальной

группе

Проявление черты в контрольной группе

Статистическая

достоверность различий

(по Фишеру)

Способ реагирования на конфликт

Соперничество

2

6

φ*эмп = 1,591

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп <1,64)

Приспособление

2

6

φ*эмп = 1,591

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Компромисс

11

5

φ*эмп = 1,853

(различия достоверны, т.к. φ*эмп>1,64)

Избегание

4

5

φ*эмп = 0,368

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Сотрудничество

6

3

φ*эмп = 1,121

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Тип фрустрационной реакции

Е - экстрапунитивные реакции


8


6


φ*эмп = 0,633

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

I - интропунитивные реакции


6


11


φ*эмп = 1,51

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп <1,64)

М - импунитивные реакции

11


8


φ*эмп = 0,877

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Направленность фрустрационной реакции

O-d - препятственно-доминантный тип


8

9

φ*эмп = 0,297 (различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

E-d - эго-защитный тип


5

11

φ*эмп = 1,853

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

N-р - необходимо-упорствующий тип


12

5

φ*эмп = 2,135

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Факторы личностного развития (по МакКрае-Коста)

Экстраверсия

11

13

φ*эмп = 0,566

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Интроверсия

14

12

φ*эмп = 0,566

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Привязанность

16

11

φ*эмп = 1,428

(различия достоверны, т.к. φ*эмп <1,64)

Обособленность

9

14

φ*эмп = 1,428

(различия достоверны, т.к. φ*эмп <1,64)

Самоконтроль

18

12

φ*эмп = 1,75

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Импульсивность

7

13

φ*эмп = 1,75

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Эмоциональная устойчивость

17

14

φ*эмп = 0,877

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Эмоциональная неустойчивость

8

11

φ*эмп = 0,877

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Экспрессивность

14

13

φ*эмп = 0,283

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Практичность

11

12

φ*эмп = 0,283

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Факторы личностного развития (по Кеттелу)

Замкнутость –

общительность

8

5

φ*эмп = 1,938

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Конкретное

мышление –

абстрактное

мышление

6

3

φ*эмп = 2,264

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Эмоциональная нестабильность –

эмоциональная стабильность

6

7

φ*эмп = 0,323

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Подчиненность –

доминантность

7

5

φ*эмп = 0,636

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Сдержанность –

экспрессивность

8

4

φ*эмп = 2,603

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Низкая

нормативность

поведения –

высокая

нормативность

поведения

7

9

φ*эмп = 0,734

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Робость –

смелость

8

5

φ*эмп = 2,264

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Реализм –

чувствительность

5

7

φ*эмп = 0,645

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Подозрительность –

доверчивость

6


7


φ*эмп = 0,326

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Практичность –

мечтательность

5


5


φ*эмп = 0,316

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Прямолинейность –

проницательность

8

4

φ*эмп = 2,264

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Спокойствие –

тревожность

5

9

φ*эмп = 2,957

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Консерватизм –

радикализм

8


4


φ*эмп = 2,998

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)

Зависимость

от группы –

самостоятельность

5


5


φ*эмп = 0,734

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Низкий самоконтроль –

высокий самоконтроль

6


8


φ*эмп = 0,898

(различия не достоверны, т.к. φ*эмп<1,64)

Расслабленность –

эмоциональная напряженность

9


6


φ*эмп = 2,264

(различия достоверны, т.к. φ*эмп >1,64)


Таким образом, в результате проверки полученных эмпирическим путем данных с помощью метода математической статистики, получены следующие результаты. По методу Фишера статистически значимые различия между группами молодых беременных женщин и беременных женщин среднего возраста получены по следующим факторам: самоконтроль - импульсивность (по МакКрае-Коста); замкнутость-общительность, конкретное мышление - абстрактное мышление, сдержанность – экспрессивность, робость-смелость, прямолинейность – проницательность, спокойствие – тревожность, консерватизм – радикализм, расслабленность – эмоциональная напряженность (по Кеттелу); направленность фрустрационной реакции по Розенцвейгу (защитный тип – необходимо-упорствующий тип); способ реагирования на конфликт по Томасу (компромисс).

Таким образом, статистически доказана выдвинутая в начале исследования гипотеза: Личностные особенности беременных женщин, на самом деле, имеют значимые отличия в зависимости от их возраста.


2.5. Выводы по 2 главе


Для молодых беременных женщин оказались характерны следующие индивидуально-личностные характеристики: они более общительны, легче усваивают новый материал и более обучаемы, более активны и легки на подъем, более прямолинейны и либеральны, склонны к компромиссам, при этом в реакции на фрустрацию проявляют себя как целеустремленные и упорные личности.

Для беременных женщин среднего возраста свойственны иные характеристики: они более сдержанны и проницательны, а также более спокойны и эмоционально уравновешенны, склонны к защитному типу реакции на фрустрацию, в конфликтном поведении определенных тенденций нет.

При этом выяснилось, что испытуемые в не зависимости от возраста чаще эмоционально стабильны, не склонны к резким проявлениям доминантности или подчинения, имеют высокую нормативность поведения, реалистичны, подозрительны чаще, чем доверчивы, скорее практичны, зависимы от мнения группы и комформны, имеют высокий самоконтроль.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Таким образом, в процессе написания дипломного исследования нами была достигнута поставленная во введении цель – специфика личностных изменений в период беременности были проанализированы. Для реализации цели были решены следующие задачи:

1. проанализирована доступная психологическая литература по проблематике;

2. рассмотрены различные подходы к психологическому исследованию беременности;

3. изучены психологические закономерности переживания беременности;

4. изучены психологические новообразования в структуре личности беременных;

5. проведено эмпирическое исследование личностных особенностей женщин в период беременности.

В ходе проведения литературного обзора по теме дипломного исследования мы пришли к следующим выводам:

Психологический подход к беременности чаще встречается в работах зарубежных авторов. Наиболее полно и подробно беременность изучена медиками с биологической точки зрения, с точки зрения адаптации организма женщины к беременности. Поскольку материнство представляет собой явление сложное и многостороннее, то проблематика, затрагиваемая его исследователями, крайне широка и разнообразна.

В отечественной психологической науке беременность рассматривается как критический период в жизни женщины, как стадия полоролевой идентификации и особая ситуация, влияющая на адаптацию.

Современные подходы к психологическому исследованию беременности заключаются в следующих тенденциях: изучение беременности как этапа в личностном развитии женщины и изучение беременности как этапа возникновения новообразований, необходимых для развития ребенка. Таким образом, современные психологические исследования беременности можно отнести к одному из двух подходов. В одном случае, точкой отсчета является сама женщина, в другом – ее ребенок.

Переживание беременности мы рассматриваем с точки зрения принятия или непринятия новой социальной роли – роли матери. Кризис освоения новой социальной роли – роли матери – представляет собой кризис идентичности. Формирование роли матери есть длительный процесс, который сопровождается противоречиями и кризисом идентичности, и зависит от таких факторов, как усвоенный в детско-родительских отношениях стереотип поведения, значимость роли для матери, смысл и ценность еще не родившегося ребенка.

Изучение феноменологии и онтогенеза материнскую потребностно-мотивационную сферу поведения на предчеловеческой и человеческой стадиях развития позволили выделить шесть этапов ее становления в онтогенезе: этап взаимодействия с собственной матерью в раннем онтогенезе, игровой этап и взаимодействие со сверстниками, этап няньчания, этап дифференциации мотивационных основ половой и родительской потребностно-мотивационных сфер поведения, этап конкретизации онтогенетического развития МПМСП в реальном взаимодействии с ребенком, этап развития у матери эмоциональной привязанности к ребенку, личностного принятия и личностного интереса к внутреннему субъективному миру ребенка и к его развитию и изменению.

У беременной женщины возникает особое психологическое состояние сосредоточенности на своем внутреннем мире и на будущем ребенке, которое в значительной степени отражается на ее самочувствии и состоянии плода. Это состояние материнской сосредоточенности достигает своего пика во время родов и затем продолжается в течение всего периода кормления грудью. Во время беременности у женщины изменяются ощущения, чувства и настроения. Изменение психического состояния женщины при нормальной беременности возникает под влиянием изменений, происходящих в ее нервной и эндокринной системах, регулирующих беременность.

С психологической точки зрения беременность является вызванным оплодотворением психофизиологическим процессом, ведущим к изменениям в организме и психике женщины и направленном на развитие и появление на свет нового человека. Однако с точки зрения психологии представляется правильным говорить о синдроме беременности. Синдром беременности – новое психогенное состояние, ограниченное определенным периодом времени, который начинается не в день зачатия, а при осознании женщиной своего нового положения и заканчивается не родами, а в момент «пигмалионизации» своего ребенка. В случае прерывания беременности, как правило, можно проследить лишь отдельные первые симптомы синдрома.

В результате проведения эмпирического исследования мы пришли к следующим выводам:

Для молодых беременных женщин оказались характерны следующие индивидуально-личностные характеристики: они более общительны, легче усваивают новый материал и более обучаемы, более активны и легки на подъем, более прямолинейны и либеральны, склонны к компромиссам, при этом в реакции на фрустрацию проявляют себя как целеустремленные и упорные личности.

Для беременных женщин среднего возраста свойственны иные характеристики: они более сдержанны и проницательны, а также более спокойны и эмоционально уравновешенны, склонны к защитному типу реакции на фрустрацию, в конфликтном поведении определенных тенденций нет.

При этом выяснилось, что испытуемые в не зависимости от возраста чаще эмоционально стабильны, не склонны к резким проявлениям доминантности или подчинения, имеют высокую нормативность поведения, реалистичны, подозрительны чаще, чем доверчивы, скорее практичны, зависимы от мнения группы и комформны, имеют высокий самоконтроль.

В ходе проведенного исследования оказалась статистически доказана выдвинутая в начале исследования гипотеза: Личностные особенности беременных женщин, на самом деле, имеют значимые отличия в зависимости от их возраста.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Абрамченко В.В. Перинатальная психология : теория, методология, опыт. Петрозаводск : ИнтелТек, 2004.

  2. Баженова О.В., Баз Л.Л., Копыл О.А. Готовность к материнству: выделение факторов, условий психологического риска для будущего развития ребенка // Синапс. 1993. N 4. С. 35-42.

  3. Батуев А.С. Психофизиологическая природа доминанты материнства // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психол. об-ва. 1996. Т. 2. Вып. 4. С. 69-70.

  4. Батуев А.С. Взаимосвязь состояния матери и развития ребенка в перинатальном периоде // Сборник материалов конференции «Перинатальная психология и медицина 2001». СПб., 2001.

  5. Беверли Ч. Беременность и материнство. СПб., 1997.

  6. Боровикова И.М. Психологические аспекты трансформации Я-концепции беременной женщины // Перинатальная психология и нервно-психическое развитие детей. СПб., 1999.

  7. Боровикова Н.В. Беременность и основные психологические концепции. Сборник научных статей молодых ученных Орловской области. Орел.: ОГТУ. 2002.

  8. Боровикова Н.В., Федоренко С.А. Эволюция невербального восприятия беременной женщиной своего будущего ребенка. Сборник научных статей молодых ученных Орловской области. Орел : ОГТУ. 1998.

  9. Боровикова Н.В., Кораблина Е. П., Посохова С.Т. Адаптация к новому образу «Я» у беременных. Сборник научных статей молодых ученных Орловской области. Орел : ОГТУ. 1998.

  10. Брехман Г.И. Пути многоуровневого взаимодействия матери и ее неродившегося ребенка / Материалы Всеросс. конф. в г. Иваново, 6-8 июня 2003г. Иваново, 2003.

  11. Брутман В.И., Радионова М.С. Формирование привязаности матери к ребенку в период беременности // Вопр. психол. 1997. N 7. С. 38-47.

  12. Брутман В.И., Филиппова Г.Г., Хамитова И.Ю. Динамика психологического состояния женщин во время беременности и после родов// Вопр. Психол. 2002. №1. С. 79-82.

  13. Волкова А.Н. Психологическое консультирование семейных конфликтов // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. 2000. №1.

  14. Воронова А.А. Взаимосвязь самоактуализации матери и ее отношения к ребенку // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, (2008), 74-2, 100-105.

  15. Гурьянова Т.А. Развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов : диссертация ... кандидата психологических наук. Барнаул, 2004.

  16. Ефимова И.В. Психологические аспекты становления женщины в период беременности // Семейная психология и семейная терапия.-2003.-№4.-С.98-108.

  17. Завьялова Ж.В. Психологическая составляющая периода беременности и процесса родов.- М.: ВИНИТИ, 1995.

  18. Земзюлина И.Н. Переживание беременности в контексте жизненного пути личности как фактор формирования готовности к материнству // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, (2009), 91, 31-42.

  19. Иглина Н.Г. Перинатальная психология. Новосибирск : НГПУ, 2006.

  20. Копыл О.А., Баз Л.Л., Баженова О.В. Готовность к материнству: выделение факторов, условий психологического риска для будущего развития ребенка // Синапс. 1993. N 4. С. 35-42.

  21. Ковалева Ю.В. Контроль поведения при различном течении беременности : диссертация ... кандидата психологических наук. М., 2004.

  22. Коваленко Н.П. Психопрофилактика и психокоррекция женщины в период беременности и родов : Медико-социальные проблемы : диссертация ... доктора психологических наук. СПб., 2002.

  23. Кузьмич О.Г. Тренинговый курс «Готовлюсь стать мамой»: психологическое сопровождение беременности. СПб. : Речь, 2007.

  24. Ланцбург М.Е. Психологическая служба поддержки беременных женщин и молодых родителей // Психологическая наука и образование, (2004), 3, 88-97.

  25. Махмутова Р.К. Материнство как психологический феномен // Вестник Удмуртского университета, (2007), 9 (сентябрь), 159-166.

  26. Микиргумов Б.Н.. Кошавцев А.Г., Поздняя В.В. К вопросу о влиянии состояния матери на развитие ребенка / Сборник материалов конференции «Перинатальная психология». СПб., 2000.

  27. Мещерякова С.Ю. Психологическая готовность к материнству // Вопр. психол. 2000. N 5. С. 18-27.

  28. Перекатиева М.О. Диагностика значимых отношений женщины в период беременности // Известия Таганрогского государственного радиотехнического университета. 2004. Т. 43. № 8. С. 157-157.

  29. Перинатальная психология и медицина : психофизиология и патология беременности и родов. СПб. : ИПТП, 2005.

  30. Попова Н.Н. Динамика личностных особенностей маскулинных и феминных женщин в период беременности : автореферат дис. ... кандидата психологических наук. Новосибирск, 2008.

  31. Психологические тесты. Ред. А.А.Карелин – М., 2001, Т.2., С.130-143.

  32. Психология и психоанализ беременности : [Хрестоматия] / [Ред.- сост. Д. Я. Райгородский] Самара : БАХРАХ-М, 2003.

  33. Равинг Л.С., Литвинова Н.А., Чепкой К.С. Особенности течения беременности, родов и перинатальных исходов у женщин с высоким уровнем личностной тревожности // Успехи современного естествознания. 2004. № 12. С. 76-77.

  34. Рождение человека в трагедии выбора : учебное пособие : [в 2 ч.] / [Полякова Е. Я. и др. Новосибирск : Новосибирский гос. ун-т, 2009.

  35. Рудова Н.Е. Феномен материнства в духовном воспитании личности // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, 18 (2007), 44. с. 426-434.

  36. Рудина Л.М. Индивидуально-психологические особенности адаптивности женщин к состоянию беременности : диссертация ... кандидата психологических наук. М., 2003.

  37. Русалов В.М., Рудина Л.М. Индивидуально-психологические особенности женщин с осложненной беременностью.// Психологический журнал. 2003. №6. С.16-26.

  38. Скрицкая Т.В. Особенности психологического реагирования и системы ценностных ориентаций женщин в период беременности. Новосибирск, 2002.

  39. Скрицкая Т.В. Ценностные ориентации женщин в период беременности : диссертация ... кандидата психологических наук. Новосибирск, 2002.

  40. Соколова О.А. Динамика личностных характеристик женщины в период беременности как фактор психического здоровья матери и ребенка : Дис. ... канд. психол. наук. Москва : РГБ, 2006. 229 с.

  41. Соколова О.А. Личностный кризис женщины в период беременности. // Личность и бытие: субъектный подход. Психология субъекта и тендерные аспекты личности. Материалы III Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар, 11-12 ноября, 2005. С. 80 - 86.

  42. Соколова О.А. Возможность влияния эмоциональных состояний матери во время беременности на формирование доминирующих эмоциональных состояний ребенка. // Современная психология: состояние и перспективы. Тезисы докладов на юбилейной научной конференции Института психологии РАН. М., 2002. С. 144 – 145.

  43. Соколова О.А., Сергиенко Е.А. Динамика личностных характеристик женщины в период беременности как фактор психического здоровья матери и ребенка // Психологический журнал. 2007. Т. 28. № 6. С. 69-81.

  44. Толстов В.Г. Психология подростковой беременности. Сыктывкар: Изд-во СГУ, 2003.

  45. Филиппова Г.Г. Материнство: сравнительно-психологический подход // Психол. журн. 1999. Т. 20. N 5. С. 81-88.

  46. Филиппова Г.Г. Материнство и основные аспекты его исследования в психологии // Вопросы психологии, 2, 2001.

  47. Хрестоматия по перинатальной психологии : психология беременности, родов и послеродового периода / сост.: А. Н. Васина. М. : Изд-во УРАО, 2005.

  48. Шиповская В.В. Взаимосвязь личностных свойств и беспомощности в сложной ситуации беременности // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. 2008. № 9. С. 249-252.





Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 12.03.2016
Раздел Социальному педагогу
Подраздел Научные работы
Просмотров581
Номер материала ДВ-521599
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх