Инфоурок / Обществознание / Конспекты / Исследовательская работа на тему: «Республика Калмыкия – субъект Российской Федерации»

Исследовательская работа на тему: «Республика Калмыкия – субъект Российской Федерации»

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 29 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов


Исследовательская работа


На тему: «Республика Калмыкия – субъект Российской Федерации»



Содержание

Содержание 1

ВВЕДЕНИЕ 2

1 ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ФЕДЕРАЦИИ 5

1.1 Образование и развитие Калмыцкой АССР в составе РСФСР 5

1.2 Конституционное закрепление национальной государственности Калмыкии в составе РСФСР 30

2 КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА В ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД 55

2.1 Принципы нового российского федерализма 55

2.2 Конституционно-правовой статус Республики Калмыкия в составе Российской Федерации 73

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 89

Conclusion 92

Список использованных источников 95











ВВЕДЕНИЕ

Российская Федерация – одно из крупнейших в мире многонациональных государств, внутреннее устройство которых базируется на разнотипных субъектах. Российская Федерация, сформировавшаяся по национальному, территориальному и национально-территориальному признаку, образовалась не в результате объединения субъектов на основе договора или союза. Она представляет собой исторически сложившееся федеративное государство, принципы федерализма которого с согласия и одобрения народов субъектов Федерации получили конституционное закрепление. Поэтому Россию правомерно считать исторически сложившейся конституционной федерацией, прошедшей в своем развитии несколько этапов.

Российское государство, как известно, складывалось на полиэтнической основе, формировалось как многонациональное. Оно, выступая в объединяющей роли многочисленных и малочисленных народов России, находя с ними взаимовыгодные и исторически приемлемые формы и методы взаимоотношений и взаимодействий, постепенно развивалось и переходило на путь федерализма. В связи с этим новый российский федерализм по сути образования принципиально отличается от советского федерализма, советской федерации, созданной на базе суверенных государств путем «добровольного» договора и насильственного присоединения. Субъекты Российской Федерации, за редким исключением, формировались и развивались фактически в едином процессе этногенеза народов, в геополитическом и историческом пространстве России.

В советскую эпоху согласно декрету «О федеральных учреждениях Российской Республики», Конституции РСФСР 1918 г. национально-государственная, общественно-политическая жизнь народов России, их управленческий аппарат, законодательство были строго унифицированы, введена советско-партийная система управления, основанная и действующая на принципах демократического централизма. Национально-государственным образованиям была отведена роль микромодуля в советском государственном механизме.

В стремительных политических событиях глобального значения конца 80-х - начала 90-х годов XX в., когда решались судьбы Союза ССР, союзных республик, автономные республики РСФСР выступили за повышение и укрепление своего статуса в качестве субъекта обновляемой Российской Федерации, за совершенствование федеративных отношений с федеральной властью.

Одним из субъектов Российской Федерации, сложившимся и развивавшимся на протяжении нескольких веков в составе Российского государства, является Калмыкия.

В этой работе исследуются вопросы сближения, взаимоотношений калмыков с Россией, постепенной трансформации Калмыкии в общероссийскую единоуправляемую систему. Значительное место в работе занимают вопросы истории Калмыкии в годы советской эпохи (национальной политики, национально-государственного строительства и т. д.), а также в условиях становления реального федерализма. Главная цель работы – выявить особенности и закономерности генезиса Калмыкии в составе России, механизм взаимоотношений и взаимодействия России и Калмыкии, изучить процессы постепенного распространения общероссийской системы органов государственно-административного управления, законодательства на Калмыкию. Наряду с этим ставится цель исследовать состояние образования и развитие управленческих структур ( административных, судебных, местных) Калмыкии, их адаптацию к новой исторической, экономической, политической обстановке региона, интеграцию в общероссийскую систему управления.

Хронологические рамки данной работы – от времени образования Калмыцкой автономной области в составе РСФСР и в плоть до современности – периода республики Калмыкия в качестве равноправного субъекта Российской Федерации в статусе государства. Изучение поставленных в моей дипломной работе вопросов показывает, что большинство субъектов Российской Федерации, имеющих статус государств, автономий, образовались и развивались в составе России как неотделимая, составная ее часть, в своем генезисе, сохраняя благодаря политике государства свой этносостав, достигли уровня этнополитических образований. Поэтому исторически сложившиеся субъекты Российской Федерации по национальному и национально-территориальному признаку имеют перспективу устойчивого развития в федерации, а также при правильном научном подходе могут выступать стабилизирующим фактором Российской Федерации.










1 ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ФЕДЕРАЦИИ

1.1 Образование и развитие Калмыцкой АССР в составе РСФСР

Октябрьская революция 1917 г. и советская власть открыли новый раздел в истории Калмыкии и ее государственности. Новая история оказалась сложной и противоречивой, имеющей позитивные и негативные страницы. Она была связана непосредственно с национальной политикой большевиков, при реализации которой допускалось расхождение практики с программой, идеологией.

С установлением в январе 1918г. советской власти в Ас­траханской губернии и формированием ее государственных органов новая астраханская власть признала Калмыцкую степь особой административно-территориальной единицей в составе губернии со своими институтами политической власти, формируемыми самим населением Калмыкии. В со­ответствии с данным положением делегаты трех улусов и поселка Калмыцкий Базар 5 марта 1918 г. сформировали временный центральный орган советской Калмыцкой сте­пи - Калмыцкую секцию исполнительного комитета Астра­ханского губернского совета, Губисполкомом секция была утверждена в составе: председатель - Эренджен Хара-Да-ван; члены - Константин Никитин, Араша Чапчаев, Очир Эльдяшев; кандидаты в члены - Вадим Мергасов, Дорджи Тугаев, Кебюд Далгаев.

С созданием временного центрального органа советской власти к середине 1918 г. завершился первый этап форми­рования системы органов власти в Калмыцкой степи в виде Калмыцкой секции, улусных, аймачных советов. На повест­ке дня стояла задача создать постоянный высший орган го­сударственной власти Калмыцкой степи, найти правовые и организационные нормы и принципы формирования всех звеньев органов советской власти применительно к местным условиям. В результате выполнения этой задачи созда­валась возможность перейти к решению проблем нацио­нальной государственности Калмыкии на основе нацио­нальной программы большевиков.

В программных документах еще дооктябрьского перио­да партия большевиков, понимая значимость национально­го движения и желая его использовать, предлагала справед­ливо разрешить национальный вопрос. В этих документах большевики намечали предоставить полную свободу и ра­венство всем нациям и народностям, широкое местное демократическое самоуправление, областную автономию административно-территориальным единицам, отличаю­щимся особым бытом и национальным составом.

Большевики, взяв в октябре 1917 г. власть в свои руки, сразу же провозгласили свободу и равенство народов.

Уже в первом документе - Обращении к "Рабочим, сол­датам и крестьянам!", принятом II Всероссийским съездом Советов 26 октября 1917 г., отмечалось, что советская власть "обеспечит всем нациям, населяющим Россию, под­линное право на самоопределение"1. "Декларация прав на­родов России", принятая 2 ноября, законодательно закрепи­ла основные принципы национальной политики Советского государства: "...Совет Народных Комиссаров решил поло­жить в основу своей деятельности по вопросу о националь­ностях России следующие начала:

1. Равенство и суверенность народов России.

2. Право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного госу­дарства.

3. Отмену всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.

4. Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России.

Вытекающие отсюда конкретные декреты будут выра­ботаны немедленно после конструирования Комиссии по делам национальностей"2.

Правовая база национальной политики и национально-государственного строительства формировалась постепенно в декретах, декларациях, дополняя и развивая политическую программу большевиков. Одним из основных документов стала "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа", принятая в январе 1918 г. Ш Всероссийским съездом Советов. Она законодательно закрепила формы правления и государственного устройства, провозгласив, что "Россия объявляется республикой Советов...", которая учреждается "на основе свободного союза свободных наций, как федера­ция советских национальных республик". А в статье 8 главы четвертой подчеркивалось, что, стремясь создать действи­тельно свободный и добровольный, а следовательно, тем бо­лее полный и прочный союз трудящихся классов всех наций России, III Всероссийский съезд Советов ограничивается ус­тановлением коренных начал федерации Советских Респуб­лик России, предоставляя рабочим и крестьянам каждой на­ции принять самостоятельное решение "на своем собствен­ном полномочном советском съезде: желают ли опт.» и на каких основаниях участвовать в федеральном правительстве и в остальных федеральных советских учреждениях"3.

Декларация, увязав самоопределение с федерацией, опре­делила, что Российская Советская Республика - это федера­ция советских национальных республик, выступающих как ее субъекты. Таким образом, видим, что в качестве субъек­та России законодатель предусмотрел только национальные республики. Но, подчеркнув, что устанавливаются лишь ко­ренные начала федерации, съезд Советов предоставил каж­дой нации самой выбрать форму федеративных отношений с центром. Наиболее полно проблемы федерации, федератив­ных отношений в Российской Советской Республике получи­ли разработку в резолюции III Всероссийского съезда Сове­тов "О федеральных учреждениях Российской Республики".

Резолюция законодательно определила:

1. Российская Социалистическая Советская Республика учреждается на основе добровольного союза народов Рос­сии, как федерация советских республик этих народов.

2. Высшим органом власти в пределах федерации явля­ется Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов, созываемый не реже чем через три месяца.

3. Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов избирает Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет. В периоды между съездами верховным органом является Всероссийский Цен­тральный Исполнительный Комитет.

4. Правительство федерации. Совет Народных Комиссаров, избирается и смещается, в целом и частях, Всероссийским съездом Советов или Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом.

5. Способ участия советских республик отдельных областей в федеральном правительстве, областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, равно как разграничение сферы деятельности федеральных и областных учреждений Российской Республики, определяется немедленно по образовании областных советских республик Все российским Центральным Исполнительным Комитетом I Центральными Исполнительными Комитетами этих республик.

6. Все местные дела решаются исключительно местными Советами. За высшими Советами признается право регулирования отношений между низшими Советами I решение возникающих между ними разногласий. Центральная советская власть обязана следить за соблюдением основ федерации и представляет Российскую Федерации Советов в ее целом. На центральную власть возлагается также проведение мероприятий, осуществимых лишь в общегосударственном масштабе, причем, однако, не должны быть нарушаемы права отдельных, вступивших в федерацию, областей.

7. Разработка этих основных положений Конституции Российской Федеративной Республики поручается Центральному Исполнительному Комитету Советов для внесения на следующий съезд Советов"4.

По содержанию, данную резолюцию следует отнести к конституционному акту. В ней четко определены система и звенья как федеральных органов государственной власти и управления (Всероссийский съезд Советов, в период между его работами - ВЦИК; Правительство — Совнарком), так и национальных республик (советы и их ЦИКи). Намечая основные принципы федеративного устройства

Российской Республики, законодатель в то же время закладывал принципы унитарного государства - строгая подчиненность и подотчетность по вертикали органов власти и управления. В резолюции в общих чертах заложены принципы разграничения полномочий и компетенции между федеральными органами власти и субъектами

(общефедеральные, совместные, местные), а также прин­ципы их взаимоотношений.

По сравнению с ранее принятыми нормативными акта­ми этот документ четче разграничил субъекты Российской Федеративной Республики. В первую очередь в качестве ее субъекта выступают "советские республики отдельных об­ластей" (имеется в виду национальная республика, поскольку предусматривалось образование ЦИК), далее перечисляют­ся области, отличающиеся особым бытом и национальным составом (автономные области), области как администра­тивно-территориальные единицы.

Основной правовой базой национально-государственно­го строительства Российской Социалистической Федера­тивной Советской Республики явилась Конституция РСФСР (смотри приложение А), принятая V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г. Первый раздел Конституции целиком вклю­чал в себя принятую III Всероссийским съездом Советов "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого наро­да". Последующие разделы развивали и существенно до­полняли как Декларацию, так и основные положения резо­люции III Всероссийского съезда Советов.

Особо следует обратить внимание на содержание статьи 11, в которой указывалось; "Советы областей, отличаю­щихся особым бытом и национальным составом, могут объ­единиться в автономные областные союзы, во главе кото­рых, как и во главе всяких могущих быть образованными областных объединений вообще, стоят областные съезды советов и их исполнительные органы.

Эти автономные областные союзы входят на началах федерации в Российскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику"5.

Впервые законодательным путем статья точно опреде­лила субъекты Российской Федеративной Республики - ав­тономные образования и административные области. Но в состав России на федеративных принципах должны были войти автономные образования, следовательно, админист­ративная область, хотя и наделялась статусом субъекта, но рассматривалась как собственная часть России. Кроме того, эта статья установила высшие органы власти автономной области - областные съезды советов, исполнительно-рас­порядительные органы - исполнительные комитеты, которые по статусу были приравнены к областным органам вла­сти и управления (статьи 53-56).

В разделе "Общие положения" Конституции изложены основные принципы национальной политики советской власти. Признавая равные права за гражданами независи­мо от их расовой и национальной принадлежности, она объявляла как противоречащее основным законам рес­публики установление или допущение каких-либо приви­легий или преимуществ на этом основании, а равно какое бы то ни было угнетение национальных меньшинств или ограничение их равноправия (статья 22). Конституция га­рантировала членам федерации соблюдение и выполнение принципов права наций на самоопределение. В частности, в статье 49 зафиксировано право "выхода из Российской Федерации отдельных частей ее". Но, как известно, это конституционное положение осталось формальной записью.

В Конституции два раздела специально посвящены систе­ме органов власти и управления РСФСР, их компетенции и полномочиям, начиная от высшего звена - Всероссийского съезда Советов и кончая волостным съездом советов, сель­ским советом. Определив все звенья органов власти - Всерос­сийский съезд Советов, ВЦИК, областной, губернский, уезд­ный (районный), волостной съезды советов, сельский совет, а также и органов управления - СНК. исполкомы советов всех уровней, законодатель установил по вертикали строгую под­чиненность нижестоящего звена органа власти вышестояще­му. Всю эту пирамиду органов власти наверху завершали Все­российский съезд Советов, ВЦИК и СНК РСФСР, которые по Конституции были отнесены к центральным органам, а не к федеральным.

В пределах Российской Федеративной Республики выс­шие органы власти и управления были наделены фактиче­ски неограниченными полномочиями, поскольку статья 50 за­крепила, что "сверх перечисленных вопросов ведению Всероссийского съезда Советов и Всероссийского Цент­рального Исполнительного Комитета Советов подлежат все вопросы, которые они признают подлежащими их раз­решению". Кроме того, исполнительный орган - Совнар­ком был подотчетен Всероссийскому съезду Советов и ВЦИКу, поскольку он формировался ими (статья 49, п. II).

Рассмотрев перечисленные конституционные принципы государственного строительства РСФСР, следует отметить их смешанный, иногда противоречивый характер. Они не в полной мере соответствовали федеративному государству, включая элементы унитаризма. Конституция РСФСР созда­вала, во-первых, строгую вертикальную государственную власть; во-вторых, наделила высшие звенья органов власти государства неограниченными полномочиями; в-третьих, определила высшие органы власти и управления РСФСР как центральные, а не как федеральные; в-четвертых, не заложила принципа разделения властей - законодательной и исполнительной (СНК был исполнительно-распоряди­тельным органом Всероссийского съезда Советов и ВЦИКа). Кроме того, Совнарком был наделен и законода­тельными полномочиями.

Таким образом, видим, что еще в первой советской Кон­ституции были заложены в государственном устройстве РСФСР, кроме федеративных начал, и основные признаки унитарного государства, которые позднее стали определя­ющими.

Вместе с тем ради объективности и справедливости сле­дует сказать: принципы добровольности объединения и об­разования федерации, равноправия народов и самостоя­тельности в решении своих вопросов, разнотипности чле­нов Российской Федеративной Республики (национальные республики и автономные областные союзы), право выхода субъектов из состава РСФСР - эти основополагающие на­чала национально-государственного строительства РСФСР были заложены в первых же ее конституционных актах.

Известно, что на практике эти идеи в последующем были дискредитированы. РСФСР сформировалась не как федерация национальных республик и областей, а как уни­тарное государство с чисто символической федерацией, с монополизированной, централизованной, командно-адми­нистративной системой управления. Конституционная госу­дарственная структура РСФСР являлась лишь декоратив­ным фасадом совершенно иной власти - партии большеви­ков. Кроме того, естественно, негативно отразились на раз­витии национально-государственной жизни народов РСФСР нарушения законности, узурпация власти, особенно в годы культа личности И. Сталина.

С принятием Конституции РСФСР в основном была со­здана государственно-правовая база образования и разви­тия автономных областей. Поэтому не случайно со второй половины 1918г. началась активная подготовка к образова­нию автономии калмыцкого народа.

С первых же дней своей деятельности Калмыцкая сек­ция начала вынашивать идею создания Калмыцкой админи­стративно-территориальной единицы в составе Астрахан­ской губернии, но с присоединением к ней находившихся внутри Калмыцкой степи и расположенных по соседству с ней русско-украинских переселенческих сел. В основу ее образования предполагалось положить территориальный принцип по примеру, когда в первой половине 1918 г. в не­которых губерниях, уездах и даже волостях стали созда­ваться республики, коммуны и т.д. Но этот проект не был поддержан крупными скотоводами на объединенном рус­ско-калмыцком съезде, состоявшемся 14 мая 1918 г. Пред­ложение Калмыцкой секции о создании государственного образования калмыцкого народа не находило поддержки у Астраханского губисполкома, считавшего, что надо сохра­нить Калмыцкую степь в составе губернии на правах уезда. Не было единого мнения по этому вопросу и у самих членов Калмыцкой секции, что привело к ее кризису (некоторые члены самоустранились от работы, отошли от политиче­ской деятельности). Среди членов секции были и сторонники в свое время проводившейся Временным правительством политики строительства гражданского общества, демокра­тических институтов власти, местного самоуправления, они считали, что все мероприятия экономического и культурно­го характера должны были проводиться в интересах всего общества, чтобы каждое отдельное лицо могло "свободно ковать свое счастье соответственно его воле"6.

Следующим этапом, завершившим процесс установле­ния советской власти и заложившим основу будущей совет­ской автономии Калмыкии, явился I съезд Советов трудово­го калмыцкого народа, состоявшийся 1—3 июля 1918 г. в Астрахани. Съезд Советов, как высший орган государст­венной власти Калмыкии сформировал Калмыцкий испол­нительный комитет совета депутатов в составе восьми чле­нов и пяти кандидатов. Председателем Калмисполкома был избран А.Ч. Чапчаев, товарищем председателя - К.Д. Никитин. Хотя Калмисполком по правовому статусу был при­равнен к уездному исполкому, но на территории Калмыц­кой степи являлся высшим органом власти в период между съездами Советов. Были сформированы и отраслевые ор­ганы управления - отделы: юридический, земельный, здра­воохранения, народного образования, продовольственный, финансовый, национальный при Наркомнаце РСФСР (во главе с А.Г. Масловым).

Съезд рассмотрел также вопросы о положении продо­вольственного дела в Калмыцкой степи и о создании новых судов. Исполнительным органом предлагалось принять ме­ры по обеспечению населения хлебом, калмыцким чаем и другими товарами первой необходимости. Предписывалось создать в каждом улусе народный суд и приступить к выбо­рам народных судей и заседателей. Согласно декретам СНК РСФСР о суде от 22 ноября 1917 г. и от 15 февраля 1918 г. улусным советам предстояло сформировать новые суды в составе постоянного судьи и двух народных заседателей. В последний день съезда было принято решение о реквизи­ции лошадей для нужд Красной Армии путем поулусной разверстки "между буржуазными элементами"7.

К осени 1918 г. положение в Калмыцкой степи серьезно осложнилось в связи с начавшейся гражданской войной. В это социально-политическое противоречие с применени­ем боевого оружия были вовлечены и калмыки. С одной стороны, представители богатых, имущих слоев населения (Данзан Тундутов во главе Астраханского казачьего вой­ска) выступили в составе белоказачьей Донской армии, с другой - представители беднейших слоев в рядах Красной Армии. Военным структурам советской власти, большеви­кам удалось провести мобилизацию среди калмыков, сфор­мировать калмыцкие военные части и направить их в дейст­вующие соединения. Кроме того, на калмыков были возло­жены обязанности по обеспечению проходивших с боями частей Красной Армии лошадьми, скотом для питания и транспортных целей. Только с мая по октябрь 1918 г. в Кал­мыцкой степи было реквизировано 2176 лошадей (не счи­тая призываемых лиц с лошадьми), а количество овец вооб­ще не поддавалось никакому учету. В связи с тяжелыми последствиями реквизиций советские органы Калмыкии вынуждены были обратиться в центральные советские и военные органы с просьбой прекратить бессистемные рек­визиции калмыцкого скота. В это время был введен чрез­вычайный единовременный революционный налог в сумме 8 млн руб. Эту сумму можно было погасить, только продав огромное количество скота.

Сложная военная и экономическая обстановка обусло­вила повестку дня заседаний II съезда Советов трудового калмыцкого народа, состоявшегося 22-25 сентября 1918 г. Съездом были приняты решения о мобилизации трудящих­ся калмыков в ряды Красной Армии, о признании скота национальным достоянием калмыцкого народа и о нацио­нализации крупнейших имений. Таким образом, съезд, за­ложив в соответствии с Конституцией РСФСР 1918г. право­вую базу первых экономических преобразований, переда­вал государству основную отрасль экономики Калмыкии.

II съезд Советов трудового калмыцкого народа откры­тым голосованием избрал исполнительный комитет в со­ставе восьми членов и трех кандидатов в члены, хотя было принято решение сформировать его в количестве десяти че­ловек. По количественному составу Калмыцкий исполком не относился ни к губернскому, ни к областному, ни к уезд­ному, а соответствовал волостному. Согласно Конституции РСФСР 1918 г. (ст. 55) были установлены нормы численно­го состава исполкомов; областного и губернского-25 чело­век, уездного - 20, волостного - 10.

Завершающим этапом в строительстве советской Кал­мыкии в 1918 г. явился III съезд Советов трудового калмыц­кого народа, проходивший с 19 по 22 декабря. К этому времени прекращали действовать комитеты бедноты как органы власти. Вся власть на селе теперь перемещалась в советы. Съезд Советов, рассмотрев итоги советского, национально-государственного, культурного строительства в Калмыцкой степи, а также ее хозяйственное положение, пришел к выводу о преждевременности постановки вопро­са о предоставлении Калмыкии прав областной автономии до окончания гражданской войны. В связи с данным реше­нием съезд подтвердил уездный статус Калмыцкой степи в составе Астраханской губернии.

Одним из важных вопросов в формировании органов власти были перевыборы членов Калмыцкого исполкома. Съездом было принято решение увеличить количество чле­нов исполкома с 10 до 15 и избрать открытым голосовани­ем из числа делегатов 10 членов, а на пять мандатов кооп­тировать из фракции большевиков Астраханского губкома РКП(б). В состав Калмисполкома на 10 мандатов были предложены 13 кандидатов.

По результатам открытого голосования съезд избрал членами Калмыцкого исполкома А.М. Амур-Санана, А.Ч, Чапчаева, К.Д. Никитина, А.П. Межуева-Самохина, Н.Д, Дулаханова, М.М. Манджиева, Э.А. Сарангова, С.Г. Хадылова, А,Г. Маслова, Г.Н. Натырова. Астрахан­ский губком партии кооптировал в члены Калмыцкого исполкома большевиков Е. Дворецкого, М.В. Лифанова, Терехина, Хатюшенко и Шагарова, с прибытием кото­рых в феврале 1919 г, создается в исполкоме партийная ячейка. Так реально начало складываться безраздельное руководство советами со стороны партии коммунистов, стали сливаться государственные и партийные органы, а также нарушаться установленные конституционные принципы формирования органов государственной власти.

Президиум Калмисполкома был сформирован в составе трех членов: А.Ч. Чапчаев - председатель, К.Д. Никитин -заместитель председателя, Ф.И. Плюнов - секретарь. От­раслевые органы управления сохранились прежние, лишь в отделе внутреннего управления 25 декабря 1918 г. образо­вали отдел милиции. Были созданы две комиссии - культур­но-просветительная и редакционная. Несколько позднее, 1 февраля 1919 г., - отдел Совета народного хозяйства8.

С конца 1918 г. заметно усиливается контроль со сторо­ны Наркомата внутренних дел РСФСР (НКВД) за ходом советского строительства в Калмыкии, за правильным при­менением и проведением в жизнь декретов центральной власти. С подобной миссией участвовал в работе III съезда Советов трудового калмыцкого народа инструктор НКВД РСФСР А.Н. Соколов. Задача инструкторов НКВД РСФСР заключалась не только в проверке местных органов, оказа­нии им помощи, но и в осуществлении контроля за создани­ем и укреплением единой централизованной системы совет­ских органов, т.е. первое было подчинено второму.

В практическом решении вопросов, связанных с нацио­нально-государственным строительством и вообще с наци­ональной политикой, участвовали многие советские учреж­дения. Вместе с тем разрешение указанных задач было возложено на специальный орган государственного управ­ления - Народный комиссариат по делам национальностей РСФСР (Наркомнац). Наркомнацу была вменена в обязан­ность очень ответственная задача - на основе федеративно­го устройства государства "ускорить воссоздание на новых, социалистических началах государственного единства Рос­сии"9. В соответствии с основной задачей деятельность Наркомнаца РСФСР была направлена на оказание помощи национальным районам в закреплении и упрочении совет­ской власти, развитии их экономики и культуры, государст­венности.

В основу построения Наркомнаца был положен нацио­нальный принцип, в соответствии с которым основными его структурными частями были национальные комиссариаты или отделы. К концу 1918 г. в составе Наркомнаца было 17 национальных комиссариатов и отделов, представляв- ших наиболее многочисленные народы советской России. В марте 1918 г. в Наркомнаце был образован Киргизский отдел (возглавлял его Мухамедиар Тунгачин), который вре­менно представлял в Наркомнаце интересы калмыцкого народа. В соответствии с решением II съезда Советов от 24 сентября 1918 г. и с согласия Наркомнаца в середине октября 1918 г. был создан Калмыцкий отдел (первые его уполномоченные А,Г. Мещеряков и Н.К. Корсикой)10, став­ший связующим звеном между Калмыцким исполкомом и правительством РСФСР.

Основные задачи национальных комиссариатов и наци­ональных отделов Наркомнаца РСФСР состояли в следую­щем: 1) информирование советской власти о нуждах данной национальности; 2) информирование национальностей о первых шагах и мероприятиях советской власти; 3) удовле­творение через органы советской власти культурно-просве­тительных нужд населения данной национальности; 4) са­мая широкая агитация и пропаганда идей советской власти среди масс данной национальности; 5) улаживание всякого рода конфликтов, возникающих между органами советской власти и национальностями; 6) выработка на началах совет­ской Конституции оснований и положений административ­но-территориальной национальной автономии, где это тре­буется особыми экономическими и территориальными ус­ловиями11.

В связи с усложнением задач Наркомнаца, в соответст­вии с постановлением СНК РСФСР от 13 июля 1918 г. "О национальных школах и о взаимоотношениях между Народными Комиссариатами просвещения и по делам на­циональностей" при Наркомпросе образовалась нацио­нальная секция. В нее входили с правом решающего голо­са по одному представителю от всех национальных комис­сариатов и отделов при Наркомнаце. Наркомнац имел право контроля по всем вопросам, касающимся образова­ния среди национальных меньшинств. Национальная сек­ция должна была заниматься организацией дошкольного и школьного дела среди всех национальностей РСФСР. В Наркомпросе был создан также отдел просвещения на­циональных меньшинств, который руководил всеми куль­турно-просветительными учреждениями национальных меньшинств12.

В докладе от 27 октября 1918 г., поданном А.Г. Мещеря­ковым в Наркомнац, определялись основные задачи Кал­мыцкого отдела: распространение среди калмыцкого наро­да идеи социализма, культурно-просветительное развитие, подъем экономического благосостояния народа; урегули­рование землепользования внутри калмыцкого общества и с русским крестьянским населением; разработка положения о национально-территориальной автономии.

Почти одновременно с Калмыцким отделом Наркомнаца, в марте 1919 г., была создана Калмыцкая секция при на­циональном отделе Астраханского губисполкома. Но в октябре того же года ввиду дублирования деятельности Калмисполкома по многим вопросам, она была упразднена.

Во второй половине 1918 - начала 1919 г. советские ор­ганы Калмыкии под руководством большевиков приняли меры по развитию политической системы новой государст­венной власти, основы социалистической экономики, моби­лизации беднейшей части населения в Красную Армию. В это же время в калмыцких улусах создаются профсоюз­ные, партийные организации, коллективные производст­венные хозяйства - коммуны (в основном скотоводческие), артели, проводится учет скота, принадлежащего крупным скотовладельцам, который передается в распоряжение ис­полкомов аймачных советов.

В благоприятной обстановке Калмыцкий исполком ак­тивизировал работу по созданию автономной области. 14 февраля 1919 г. он сформировал комиссию в составе чле­нов президиума исполкома А.М. Амур-Санана, С.-Г. Хады-лова, Ф.И. Плюнова и секретаря отдела социального обес­печения Бухарцева для разработки вопроса о преобразова­нии Калмыцкой степи из уездной единицы в областную. Одновременно создается комиссия в составе А.М. Амур-Са­нана, С.-Г, Хадылова, члена Астраханского губисполкома коммуниста Попова по учреждению партийной организа­ции Калмыкии13.

Выполняя поручение Калмисполкома, А.М. Амур-Санан 17 апреля 1919 г. представил Наркомнацу РСФСР док­ладную записку о необходимости созыва учредительного съезда по провозглашению автономии Калмыкии. Кроме того, он вносил предложение о даче гарантии о личной не­прикосновенности всех делегатов независимо от их политических взглядов. В соответствии с данной идеей Калмисполком ходатайствовал перед Наркомнацем об амнистирова­нии С.Б. Баянова, Н.О. Очирова и других, бывших актив­ных противников советской власти, но в последнее время начавших "разделять платформу советской власти" и под­держивать калмыцкую интеллигенцию в вопросе о созыве обще калмыцкого съезда.

Весной 1919 г. резко ухудшилась военная обстановка на юге России: деникинские войска заняли большую часть Калмыцкой степи. Проведение общекалмыцкого съезда Советов было перенесено на более поздний срок. Необхо­димо отметить, что Калмыцкая степь в 1919 г. становится ареной крупных военных событий, противоборствующие стороны рассматривали ее население как резерв пополне­ния своих военных частей.

В переломе настроения калмыков и мобилизации их на борьбу с белой армией Деникина огромную роль сыграло обращение Совнаркома РСФСР "Братья-калмыки!" за под­писью В.И. Ленина, опубликованное в печати 22 июля 1919 г. Указав основные пути решения вопроса об автоно­мии калмыцкого народа, советское правительство гаранти­ровало свободное и равноправное развитие Калмыкии. По существу, это был программный документ реализации национальной политики советской власти в Калмыкии. Со­ветское правительство, пообещав помощь в подготовке и проведении обще калмыцкого съезда Советов, возложило выполнение этой задачи на специальную комиссию, сфор­мированную постановлением СНК РСФСР от 10 июля 1919 г. в составе А. Чапчаева, А. Амур-Санана, У, Лавгае-ва, А. Мещерякова, Г. Манкирова, Э. Сарангова и К. Гер-ценберга. Последний был направлен в январе 1919 г. в Кал­мыкию в качестве уполномоченного ВЦИК и Наркомнаца и являлся не только контролером, но и политическим руко­водителем советских органов Калмыкии.

В связи с практическим решением вопросов националь­но-государственного строительства возникла необходи­мость во временном урегулировании правового положения центральных органов власти и управления Калмыкии. Пос­кольку политическое и национально-государственное раз­витие Калмыцкой степи уже не соответствовало правовому положению уезда, советское правительство приняло меры к расширению прав Калмыцкого ЦИК, фактически сделав его самостоятельным в решении местных вопросов. В соот­ветствии с постановлениями ВЦИК, принятыми в январе и феврале 1920 г.. Калмыцкий исполком был наделен правами центрального органа власти и управления. С этого времени ведение делами Калмыцкой степи становилось исключительно компетенцией Калмыцкого исполкома14.

Наряду с решением экономических, социальных, терри­ториальных проблем Калмисполкому пришлось заниматься вопросом о форме государственности калмыцкого народа. Форма национальной государственности - важнейшее по­литическое условие реализации широких социальных за­дач» отвечающих не только интересам определенной нации или народности, образующих свою государственность, но и потребностям всего федеративного государства.

Относительно формы национально-государственного устройства у руководителей Калмыцкого исполкома было два мнения: первое - создать национальное государственное образование в форме автономной области, второе — в форме автономной республики. Но большинство высказа­лось за автономную область. Это находило полную под­держку и у центральных органов РСФСР, поскольку более соответствовало объективным историческим условиям и реальным возможностям и потребностям развития Калмы­кии. Вопрос о национально-государственном устройстве рассматривался на расширенном пленуме Калмыцкого исполкома 26 мая 1920 г., участники которого после обсто­ятельного обсуждения пришли к выводу: создать государст­венное образование калмыцкого народа в форме автоном­ной области.

Эта форма национальной государственности соответст­вовала реальному политическому и экономическому поло­жению Калмыкии в послевоенный период, когда были совершенно разрушены ее экономика, производительные силы.

История советской Калмыкии показывает, что ее госу­дарственность в форме автономной области оказалась в тот период оптимальной для преодоления социально-экономиче­ской, политической и культурной отсталости; для развития взаимосвязи и взаимопомощи и сотрудничества калмыцкого народа со всеми народами РСФСР; для формирования и кон­солидации, развития калмыцкой нации; для приобретения опыта самостоятельной государственной жизни в условиях федеративных отношений.

В феврале-мае 1920 г. повсеместно прошли собрания граждан аймаков, переизбрали аймачные советы, состоя­лись съезды улусных советов, на которых были выбраны делегаты на предстоящий общекалмыцкий съезд Советов. Кроме того, в нарушение принципов избирательного права Калмыцкий исполком определил избирательными единица­ми по выборам на общекалмыцкий съезд Советов трудово­го калмыцкого народа войсковую часть, общества, ячейки коммунистов, государственные учреждения.

Итоги национально-государственного строительства в Калмыкии за 1918-1920 гг. подвел I Общекалмыцкий съезд Советов трудового калмыцкого народа, состоявшийся в по­селке Чилгир Икицохуровского улуса со 2 по 9 июля 1920 г. В его работе приняли участие 349 делегатов, из них 290 с ре­шающим и 59 с совещательным голосом, а также полномочные представители от Совнаркома РСФСР, от Совета Обороны, от ЦК партии большевиков (И.П. Бабкин), от ВЦИК и СНК РСФСР (К.Р. Герценберг), от Астраханского губисполкома (Х.А. Аитов), от Астраханского государст­венного университета (профессора С.В. Паращук (ректор) и А.М. Скрынников). 43 делегата являлись членами РКП(б) и 12 - кандидатами в члены партии15. Делегаты съезда пред­ставляли все калмыцкие улусы, входившие в состав Астра­ханской и Ставропольской губерний, калмыков, проживав­ших в Донской и Терской областях, в Киргизии, на Урале и в Оренбургской губернии.

Вся работа съезда проходила полностью под руководст­вом большевиков. Прежде чем приступить к работе, было проведено объединенное заседание партийной фракции съезда, членов Калмыцкого исполкома и председателей улусных исполкомов, обсудившее вопросы о повестке дня и рабочем аппарате общекалмыцкого съезда. На заседании был одобрен проект "Декларации калмыцкого трудового народа". Партийная фракция предложила повестку дня: 1) калмыки и Октябрьская революция; 2) текущий момент; 3) национальный вопрос; 4) «Декларация прав трудового калмыцкого народа»; 5) доклады о деятельности Калмыц­кого исполкома и его отделов, доклады с мест; 6) о перехо­де к оседлости; 7) о местопребывании областного исполко­ма; 8) текущие дела; 9) выборы областного исполнительно­го комитета; 10) принятие обращения к народам Востока16.

I Общекалмыцкий съезд Советов трудового калмыцко­го народа явился учредительным, он провозгласил образо­вание государственности калмыцкого народа в форме авто­номной области в составе РСФСР в качестве ее субъекта. Калмыцкая автономная область не входила в какую-либо административно-территориальную единицу. Правовой ста­тус провозглашенной Калмыцкой автономной области был зафиксирован в "Декларации прав трудового калмыцкого народа", принятой в соответствии с Конституцией РСФСР 1918 г. и имевшей значение конституционного акта.

Историческое значение I Общекалмыцкого съезда Со­ветов трудового калмыцкого народа состояло в том. что он провозгласил, пусть даже в автономной форме, именно го­сударственность калмыцкого народа. Народ получил воз­можность и создал через полтора века свою национальную государственность, может быть со многими элементами формализма, в составе складывающегося Российского уни­тарного государства советского типа.

В результате калмыцкий народ, проживавший в различ­ных губерниях и областях (Астраханской, Ставропольской губерниях. Терской области и других регионах), был объе­динен в национальное целое, со своей территорией. Кал­мыцкая автономная область стала самоуправляющейся ад­министративно-государственной единицей в составе РСФСР и наделялась всеми правами соответствующего государст­венного образования. В Декларации была определена сис­тема органов государственной власти и государственного управления, высшими звеньями которой являлись соответ­ственно Общекалмыцкий съезд Советов и Калмыцкий цен­тральный исполнительный комитет (с января 1926 г. - Кал­мыцкий облисполком).

Опираясь на конституционные принципы построения органов власти и управления РСФСР, Декларация признала и закрепила основные признаки унитарного государства в отношениях Калмыцкой автономной области с централь­ной властью: "...съезд Советов области и ЦИК автономной области калмыцкого народа подчиняются непосредственно ВЦИК и Совнаркому. Заведующие отделами ЦИК авто­номной области калмыцкого народа утверждаются соответ­ствующими наркомами"17.

Декларация, определив систему и звенья органов власти автономной области (областной, улусный, аймачные (воло­стные) съезды Советов) и их компетенцию, наиболее полно изложила полномочия Калмыцкого ЦИК, который в пери­од между съездами являлся высшим органом власти Кал­мыкии. Поэтому ему были подотчетны и подконтрольны не только исполкомы, но и сами советы. Управление местным хозяйственным и социально-культурным строительством осуществлялось через систему отраслевых органов Кал­мыцкого ЦИК.

Общекалмыцкий съезд Советов образовал следующие отделы Калмыцкого ЦИК: 1) управления; 2) военный; 3) юс­тиции; 4) труда; 5) социального обеспечения; 6) народного образования; 7) финансов; 8) земледелия; 9) продовольствия; 10) совнархоз; 11) рабоче-крестьянской инспекции; 12) стати­стики; 13) здравоохранения; 14) ветеринарный. Помимо этого, предусматривалось образование отдела ВЧК по борь­бе с контрреволюцией и спекуляцией.

Важное место в системе органов государственной вла­сти и государственного управления Калмыцкой автономной области принадлежало Центральному исполнительному ко­митету, избиравшемуся областным съездом Советов. Он являлся не только исполнительно-распорядительным, но и полномочным органом, наделенным всеми правами съезда, за исключением решать те вопросы, которые были отнесены только к компетенции областного съезда Сове­тов. В своей деятельности Калмыцкий ЦИК был подотче­тен съезду Советов области, ВЦИК и СНК РСФСР.

I Общекалмыцкий съезд Советов на последнем заседа­нии, 9 июля, избрал Центральный исполнительный комитет автономной области в составе 28 членов, из них трое долж­ны были быть делегированы представителями от Калмы­кии в Наркомнац РСФСР и 10 кандидатов - в члены ЦИК. Кандидатуры в состав ЦИК были предложены делегациями улусов в количестве 28 человек, и каждый из них избирался на съезде персонально открытым голосованием. Из 38 чле­нов и кандидатов в члены Калмыцкого ЦИК коммунисты получили 22 мандата (58%), и все они заняли ключевые по­зиции в исполнительных органах области. В состав Кал­мыцкого ЦИК входила единственная женщина ~ Б.С. Аку-гинова. Национальный состав Калмыцкого ЦИК представ­ляли: 31 (81,5%) калмык, 7 (18,5%) русских, поскольку на съезде были в основном делегаты от калмыцких улусов и аймаков18.

На первом заседании ЦИК, состоявшемся 19 июля 1920 г., создали постоянно действующий орган ЦИК - пре­зидиум. Он являлся не только высшим органом власти на территории области в период между сессиями ЦИК, но и его оперативным рабочим органом. В состав президиума избрали пять человек: председатель президиума - председа­тель ЦИК А.Ч. Чапчаев, секретарь - секретарь ЦИК Ф.И. Плюнов, три члена (У.Л. Лавгаев, Э.-А.К. Кекеев, Г.М. Манкиров). В связи с увеличением количественного состава ЦИК в начале 1925 г. число членов президиума было доведено до семи19.

На одном из последних заседаний I Обще калмыцкого съезда Советов от его имени было принято "Обращение I Общекалмыцкого съезда Советов к народам Востока". В этом Обращении была выражена суть восточной полити­ки большевиков, которая преследовала геостратегические интересы нарождавшейся коммунистической империи, И советский Восток, в том числе калмыки как представите­ли монгольских народов и как буддисты, рассматривался прежде всего в качестве "коридора" в мировую революцию. Поэтому не случайно в нем отмечалось, что "отныне колы­белью свобод для угнетенных всего мира является свобод­ная Россия, советская и социалистическая Россия- От нее несутся призывные звуки набата, братские кличи, зовущие к освобождению всех угнетенных и порабощенных. Братья-буддисты! Спешите на зов, подымайте знамя революционной борьбы. Теснее смыкайте в ряды свою безмерно могучую, многомиллионную армию угнетенных и порабощенных. Идите в бой! Пробил час мести. ...Спешите организовывать свои красные полки, которые станут оплотом вашей свобо­ды. Первый съезд вольного калмыцкого народа братски протягивает вам руку и зовет вас на священную борьбу, на решительную и последнюю борьбу за свободу всех трудя­щихся"20.

В связи с этим образование Калмыцкой автономной об­ласти большевиками рассматривалось не только как реше­ние национально-государственной жизни народов России, но и как часть своей восточной политики. Поэтому 14 октя­бря 1920 г. Политбюро ЦК РКП(б), обсудив доклады деле­гации РСФСР на I съезде народов Востока (в том числе и представителей Калмыкии), приняло постановление "О за­дачах РКП(б) в местностях, населенных восточными наро­дами". Политбюро поручало правительству РСФСР создать автономии "для тех восточных национальностей, которые не имеют еще автономных учреждений, в первую голову для калмыков и бурят-монголов…"21. В соответствии с по­становлением Политбюро от 14 октября 1920 г. ВЦИК и СНК РСФСР 4 ноября 1920 г. утвердили решение I Обще­калмыцкого съезда Советов об образовании автономной области калмыцкого народа.

Административно-территориальное устройство Кал­мыцкой автономной области в качестве специального раз­дела было включено в "Декларацию прав трудового кал­мыцкого народа". В соответствии с Декларацией, имеющей силу акта конституционного значения, устанавливалось ад­министративно-территориальное устройство Калмыкии, основанное на национально-территориальном принципе. Согласно Декларации Калмыцкая автономная область об­разовалась в составе 10 улусов (Эркетеневский, Яндыко-Мочажный. Икицохуровский, Харахусовский, Хошеутов-ский, Багацохуровский, Манычский, Малодербетовский, Калмыцкий Базар. Болыледербетовский), Кумского айма­ка Терской области и 13 станиц Донской области22.

Это решение не явилось окончательным, закрепляю­щим административное устройство Калмыцкой автономной области. I Общекалмыцкий съезд Советов поручил Кал­мыцкому ЦИК решить вопросы определения границ облас­ти совместно с заинтересованными губисполкомами и пред­ставителями центральной власти, а также объединения мелких улусов и аймаков в более крупные единицы.

ВЦИК и СНК РСФСР, принимая 4 ноября 1920 г. поста­новление об образовании автономной области калмыцкого народа, учли решение I Общекалмыцкого съезда Советов. ВЦИК и СНК РСФСР поручили установление границ Кал­мыцкой автономной области специальной комиссии в со­ставе представителей Наркомнаца, Наркомвнудела и Наркомзема с участием представителей заинтересованной национальности и заинтересованных губисполкомов.

После всестороннего рассмотрения данного вопроса с участием заинтересованных сторон, представителей выше­названных наркоматов, административная комиссия ВЦИК 19 ноября 1920 г. окончательно разработала и приняла про­ект постановления о границах Калмыцкой автономной об­ласти, который 23 ноября 1920 г. предварительно рассмат­ривался на заседании Совнаркома РСФСР. Данный доку­мент без существенных изменений 25 ноября 1920 г. был утвержден, и тогда же было принято постановление ВЦИК и СНК РСФСР о границах автономной области калмыцко­го народа.

ВЦИК и СНК РСФСР этим постановлением установили территорию Калмыцкой автономной области почти в соот­ветствии с "Декларацией прав трудового калмыцкого наро­да", за исключением 13 станиц Донской области, не имевших территориальной связи с Калмыцкой автономной областью, и отдельных уточнений.

Таким образом, калмыцкий народ впервые в своей истории приобрел государственность в форме советской автоно­мии с четкой системой административно-территориального устройства области. Вопросы установления точных границ между Калмыцкой автономной областью и соседними гу­берниями и областями решались довольно длительное вре­мя и завершились в конце 1920-х - начале 1930-х годов.

За 15 лет развития в рамках автономного обра­зования в Калмыкии в основном сложились социально-культурные, экономические, политические основы ее государственности, давшие основание для преобразования Калмыцкой автономной области в Калмыцкую автономную республику.

Подводя к середине 1930-х годов итоги социально-эко­номического, культурного, политического развития совет­ского общества, коммунистическая партия, как известно, сделала вывод о полной победе социализма в стране. В свя­зи с этим вносились изменения в систему и структуру орга­нов государственной власти (смотри приложение Б), демократические элементы в избирательное право, а также началось обновление консти­туционного законодательства страны, союзных, автоном­ных республик.

В эти же годы в стране были проведены преобразования ряда автономных областей и автономных республик в более высокие формы их государственного устройства. Совпавший с этим временем 15-летний юбилей автономии калмыцкого народа послужил поводом для принятия решения высшим ор­ганом государственной власти РСФСР решения о преобразо­вании административно-политической автономии Калмыкии в государственно-политическую - автономную республику. Президиум ВЦИК, как сказано в Постановлении от 22 октя­бря 1935 г., учитывая волеизъявление трудящегося населе­ния Калмыкии, преобразовал Калмыцкую автономную область в существующих границах в Калмыцкую автоном­ную советскую социалистическую республику23.

Таким образом, Калмыкия, вступая в качественно но­вый этап национально-государственного строительства как субъект РСФСР, приобретала статус социалистического на­ционального государства. Как национальное государство, автономная республика имела свои Конституцию, законо­дательство, высшие органы государственной власти и упра­вления, отраслевые органы государственного управления. судебные органы, территорию, населенную коренным на­родом, давшим имя республике, и другие атрибуты государ­ственности. В связи с этим партийным, государственным органам Калмыкии предстояло подготовить проект Кон­ституции, в установленном порядке сформировать высшие органы государственной власти и управления.

1.2 Конституционное закрепление национальной государственности Калмыкии в составе РСФСР

Образование автономного государства привело к необ­ходимости разработки и принятия Основного Закона. Одна­ко к моменту провозглашения Калмыцкой АССР проект ее Основного Закона не разрабатывался, так как в стране в это время шла подготовка к принятию новой Конституции СССР, конституций союзных и автономных республик.

Работа по подготовке к принятию конституций нацио­нальных государств в соответствии с Конституцией СССР 1936 г. началась накануне принятия Основного Закона СССР. В целом эта работа в союзных и автономных респуб­ликах завершилась к концу 1937 - началу 1938 г. До приня­тия нового конституционного законодательства правовой статус Калмыцкой АССР как субъекта РСФСР определял­ся Конституцией РСФСР 1925 г. и другими законодательны­ми актами РСФСР.

Конституция РСФСР 1925 г., базируясь на принципиаль­ных положениях "Декларации прав трудящегося и эксплуа­тируемого народа", подтвердила, что Российская Республика строится на основе федерации национальных советских рес­публик. Конституция объявила о недопущении каких-либо ограничений или ущемлений прав национальных мень­шинств и признала "права за отдельными национальностя­ми на выделение, по решению их съездов советов, с утвер­ждения верховных органов Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, в автономные совет­ские социалистические республики и области".

Сохранив основные признаки РСФСР как унитарного государства и даже более четко отразив их, она установила, что конституции автономных республик окончательно ут­верждаются Всероссийским съездом Советов, а положения автономных областей - ВЦИК. Кроме того, высшие орга­ны власти РСФСР наделялись правом отмены нормативных актов высших органов власти автономных республик и ав­тономных областей, если они противоречили Конституции и законам РСФСР. Конституция РСФСР 1925 г. подтверди­ла неограниченность полномочий высших органов государ­ственной власти РСФСР, что является характерным призна­ком унитарного государства.

В Конституцию была введена новая глава - "Об авто­номных советских социалистических республиках и облас­тях", в которой устанавливались система органов власти и управления автономных республик и областей, объем их компетенции, а также полномочия. Судя по этой главе, за­конодатель признавал субъектом РСФСР и автономные об­ласти, хотя в этом качестве федерации в статье 2 были обо­значены только автономные республики.

В ноябре 1936 г., в связи с необходимостью обсуждения проекта Конституции СССР и выборов делегатов от Кал­мыкии на II краевой, XVII Всероссийский, VIII чрезвычай­ный Всесоюзный съезды Советов, был созван II чрезвычай­ный съезд Советов Калмыцкой АССР. Президиум ЦИК Калмыцкой АССР, приступив к подготовке II чрезвычайно­го съезда Советов, 8 сентября своим постановлением уста­новил, что выборы делегатов на улусные съезды осуществ­ляются на пленумах сельских и поселковых советов, на чрезвычайный республиканский съезд советов - на улус­ных съездах советов и на пленуме городского совета. Этим же постановлением были определены сроки проведения пле­нумов сельских советов - с 5 по 15 октября 1936 г., улусных съездов советов и пленума городского совета - с 1 по 5 ноября 1936 г., II чрезвычайного съезда Советов КАССР -10 ноября 1936 г.24

II чрезвычайный съезд Советов республики начал свою работу 10 ноября 1936 г. По предложению представителей партийной фракции съезда были сформированы его рабо­чие органы (президиум, секретариат, мандатная и редакци­онная комиссии), почетный президиум в составе членов По­литбюро ЦК ВКП(б) и утверждена повестка заседаний (проект Конституции СССР; выборы делегатов на II крае­вой, XVII Всероссийский и VIII Всесоюзный съезды Сове­тов; принятие Конституции Калмыцкой АССР). Из 226 избранных делегатов на первое заседание съезда, проходив­шего 10-12 ноября 1936 г., прибыли 178 (явка 78,7%).

После обсуждения и принятия резолюции по проекту Конституции СССР были решены вопросы по делегирова­нию представителей республики на краевой (в количестве 43 человек). Всероссийский и Всесоюзный съезды Советов (по два человека, И.Н. Карпов и А.П. Пюрбеев, на оба съезда). Все эти кандидатуры были предложены списком от имени партийной фракции съезда и приняты единогласно открытым голосованием. Таким образом, от республики два делегата на предстоящие заседания высших органов го­сударственной власти РСФСР и СССР были избраны 178 членами (0,2% избирателей республики) республиканского съезда советов.

В связи с подготовкой проекта Конституции Калмыцкой АССР заседание II чрезвычайного съезда Советов респуб­лики было прервано и перенесено на 1937 г. Возобновил он свою работу 21 июня 1937 г. для обсуждения проекта и при­нятия Конституции Калмыцкой АССР. Из 226 делегатов, избранных в 1936 г., прибыли на второе заседание чрезвы­чайного съезда советов 207 (явка составила 91,6%). Факти­чески в работе съезда принимали участие 200 делегатов, поскольку 7 делегатов (У .Д. Душан, Э.Х. Отхонов, Э.К. Кекеев, М.Б. Дедеев, Д.Л. Нормаев, С. Урлаков, Л. Манджиев) были признаны врагами народа и лишены делегатских ман­датов. Большинство делегатов были членами коммунисти­ческой партии (110 человек, или 53,1%) и комсомольцами (25, или 12%) и вместе составляли 65,1%. В соответствии с соотношением национального состава в республике (калмыков - 66%, русских - 22%) калмыков было избрано деле­гатами и прибыло 139 человек (67%), русских - 59 (28,5%). 3 числе участников было 40 женщин (19,3%), впервые из­бранных - 66 человек (32%), награжденных орденами -15 человек (7,2%).

Несмотря на вывод партии о полной победе социализма и об огромных успехах в культуре и образовании нацио­нальных районов, все же образовательный уровень населения республики этому не соответствовал. В составе делега­тов чрезвычайного съезда советов еще высок был уровень малограмотных (67,1%) и неграмотных (6,3%), с высшим образованием было всего 17 человек (8,1%), со средним - 38 18,3%).

II чрезвычайный съезд Советов республики, приняв Конституцию Калмыцкой АССР в соответствии с Консти­туцией СССР 1936 г„ завершил один из этапов развития советского государства и социалистической демократии, которая отождествлялась с диктатурой пролетариата. Практика проведения избирательных кампаний и формирования органов государственной власти всех уровней подтверждают, что советская демократия была ограничена жесточай­шим контролем правящей партии коммунистов.

Новые Конституции СССР, РСФСР и Калмыцкой АССР внесли принципиальные изменения в политическую основу советской государственности, избирательные и конституци­онные права граждан. Коммунистическая партия, сделав вывод о ликвидации капиталистических форм экономики и эксплуататорских классов, конституционно закрепила пре­вращение пролетарской демократии в общенародную, рас­ширение социальной базы представительных органов власти. В связи с этим советы рабочих, крестьянских и крас­ноармейских депутатов были преобразованы в советы депу­татов трудящихся.

В январе 1937 г. была принята новая Конституция РСФСР, в которой конкретно перечислялись все субъекты Российской Федеративной Республики - края, области, ав­тономные республики, автономные области. Всего называ­лось 47 субъектов, в том числе 17 автономных республик и 6 автономных областей. Сохранив прежнее положение об утверждении конституций автономных республик, она ввела дополнительный пункт - об утверждении границ и районного деления автономных республик и автономных областей.

Специальная статья 20, посвященная Конституции авто­номной республики, законодательно оформила председате­лей президиумов Верховных Советов автономных респуб­лик в качестве заместителей Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР. Новая Конституция повысила статус автономной республики как субъекта РСФСР, но в то же время узаконила принципы построения унитарного государства, сохранив вертикальную власть и подчинен­ность органов власти и управления по иерархической лест­нице (проверка работы нижестоящих органов, приостанов­ка их актов) (смотри приложение В).

В соответствии с основными принципами Конституции СССР 1936 г. и Конституции РСФСР 1937 г. была разрабо­тана и принята в июне 1937 г. первая Конституция Калмыц­кой АССР. Это, как свидетельствуют различные историче­ские источники, вызвало подлинную радость и энтузиазм среди населения республики. Народ Калмыкии расценивал этот факт как величайшее историческое событие. Консти­туция республики стала в то время своеобразным олицетво­рением национальной государственности, достижений и перспектив демократии, справедливости и равенства. Она действительно была таковой по общему настрою и по сво­ему содержанию.

Но, к сожалению, один небольшой по объему, но глубо­кий по смыслу документ, хранящийся в фондах республи­канского архива, проливает свет на многие стороны тог­дашней действительности и на так называемую социалисти­ческую демократию. Все это подтверждается содержанием самого документа, созданного в дни разработки и принятия Конституции (Основного Закона) Калмыцкой АССР 1937 г. Текст этой небольшой телеграммы ЦИК Калмыцкой АССР, отправленной 5 июня 1937 г. во ВЦИК, такой: "20 июня с.г. открывается чрезвычайный съезд Советов Калмыцкой АССР для принятия Конституции КАССР. Итак, проект Конституции КАССР опубликован для обсуж­дения.

Подготовляясь к съезду, мы столкнулись со следующим неясным для нас вопросом: проект нашей Конституции рас­смотрен и утвержден директивными органами в настоящей редакции. Возможно, что в процессе обсуждения проекта в печати и на съезде будут внесены поправки или изменения (хотя бы не существенно изменяющие) в утвержденный текст, которые будут изменять текст. Просим вашего разъ­яснения. Заместитель председателя Центрального исполни­тельного комитета КАССР Пюрвеев"25.

Текст не нуждается в комментариях. Утверждение Кон­ституции автономной республики верховным органом РСФСР до ее принятия на месте - это не только грубейшее нарушение конституционных принципов национально-госу­дарственного устройства страны.

Основной Закон республики провозгласил Калмыцкую АССР социалистическим государством рабочих и крестьян, вся власть в котором принадлежит советам депутатов тру­дящихся, непосредственно избираемым населением. Поло­жение Конституции СССР о том, что советы выросли и ок­репли в результате завоеваний диктатуры пролетариата, воспроизведенное в конституциях союзных и автономных республик, обусловило уточнение наименования политиче­ской основы государства. Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (в Калмыкии - советы трудово­го калмыцкого народа), в сущности отражавшие характер органов классового представительства, были преобразова­ны в советы депутатов трудящихся, которые, по мнению законодателя, уже точнее отражали социальный состав со­ветского общества. Поэтому политическая основа Калмыц­кой АССР как социалистического государства получила од­нотипное название - советы депутатов трудящихся.

Конституция РСФСР 1937 г. в отличие от предыдущих конституций определила принципы взаимоотношений Кал­мыцкой АССР с высшими органами власти и управления РСФСР, а также принципы представительства автономных республик в Президиуме Верховного Совета РСФСР и в са­мом Верховном Совете РСФСР. Статья 31 Конституции РСФСР гласила: "Верховный Совет РСФСР избирает Пре­зидиум Верховного Совета РСФСР в составе: Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР, 17 его заместите­лей по числу автономных республик, секретаря Президиума и 20 членов Президиума". Конституция РСФСР закрепила новую систему высших органов государственной власти автономных республик, в основном аналогичную системе высших органов власти союзных республик. Базируясь на этом положении. Конституция Калмыцкой АССР точно оп­ределила, что "высшим органом государственной власти Калмыцкой Автономной Советской Социалистической Республики является Верховный Совет Калмыцкой АССР", избираемый гражданами республики, достигшими ко дню выборов 18 лет (статьи 19 и 102).

В Конституции Калмыцкой АССР было закреплено но­вое общественное и государственное устройство Калмы­кии, установлена новая система ее органов государственной власти и управления, определены принципы их организации и деятельности, основные права и обязанности граждан рес­публики, гарантирована более демократичная, чем прежде, избирательная система.

В соответствии с Конституцией СССР 1936 г. Конститу­ция Калмыцкой АССР ввела всеобщее избирательное пра­во, означавшее, что все граждане республики, достигшие 18 лет, независимо от расовой и национальной принадлеж­ности, вероисповедания, образовательного ценза, оседлос­ти, социального происхождения, имущественного положе­ния и прошлой деятельности, имеют право участвовать в выборах депутатов и быть избранными, за исключением умалишенных и лиц, осужденных судом с лишением избира­тельных прав. В связи с конституционным закреплением всеобщего избирательного права у некоторых категорий граждан были восстановлены право участия в выборах и право быть избранными в органы народного представи­тельства.

По Конституции Калмыцкой АССР (статья 103) выборы стали не только всеобщими, но и равными. Каждый гражда­нин имел один голос, и все граждане получали право участ­вовать в выборах на равных основаниях. В соответствии с этим положением устранялось неравенство в избиратель­ных правах между рабочими и крестьянами при выборах де­легатов на съезды советов. Кроме того. Конституция КАССР 1937 г. ликвидировала многостепенные выборы и установила прямые выборы во все представительные орга­ны. Конституция устанавливала, что в соответствии с этим принципом выборы во все советы депутатов трудящихся, начиная от хотонного (сельского) и городского советов де­путатов трудящихся вплоть до Верховного Совета Калмыцкой АССР, производятся гражданами непосредственно пу­тем прямых выборов (ст. 106).

Демократизация порядка выборов выражалась также и в том, что открытое голосование было заменено тайным. Как отмечалось выше, вопрос об избрании на сходах, соб­раниях кандидата в депутаты сельского совета, на пленумах сельских советов, съездах улусных советов делегата на об­ластной съезд советов решался открыто — путем поднятия рук и в целом по списку. Теперь же, по новому положению, избиратель этот вопрос решал один, в кабине и через урну. Ниже рассмотрим, как на практике реализовывались эти провозглашенные демократические принципы избиратель­ного права, какую роль сыграло в этом процессе возведен­ное в конституционное положение коммунистической партии о том, что она является руководящим ядром всех ор­ганизаций трудящихся, как общественных, так и государст­венных (статья 93).

Но какова бы ни была Конституция, все же в ней закре­плялось новое общественное и государственное устройство Калмыкии, устанавливалась новая система ее органов госу­дарственной власти и управления, определялись принципы их организации и деятельности, основные права и обязанно­сти граждан республики, гарантировалась более демокра­тичная, чем прежде, избирательная система.

Следует отметить, что Калмыцкая АССР, как автоном­ное государство, не включалась в состав какой-либо адми­нистративно-территориальной единицы. Согласно ст. 14 Конституции РСФСР она входила непосредственно в состав Российской Федерации и осуществляла государственную власть на автономных началах.

В соответствии с этим положением в Конституции РСФСР были определены принципы взаимоотношений ав­тономных республик с высшими органами власти и управ­ления РСФСР, а также принципы представительства авто­номных республик в Президиуме Верховного Совета РСФСР и в самом Верховном Совете РСФСР.

Конституция РСФСР 1937 г. закрепила новую систему высших органов государственной власти автономных рес­публик, в основном аналогичную системе высших органов власти союзных республик. С принятием в 1937 г. Консти­туции Калмыцкой АССР прекратили свое существование республиканские съезды советов, ЦИК КАССР - высшие органы государственной власти республики. В соответст­вии со статьями 56-64 Конституции РСФСР 1937 г. высшим органом государственной власти республики стал Верхов­ный Совет Калмыцкой АССР, избираемый сроком на четы­ре года, а между его сессиями - Президиум Верховного Со­вета Калмыцкой АССР.

Конституция Калмыцкой АССР 1937 г. (статьи 22 и 50) определила сроки полномочий депутатов Верховного Совета и местных советов республики. Они избирались соответственно сроком на четыре и два года. В смысле состава и срока действия полномочий депутатов, в от­личие от республиканского съезда советов, улусного съезда советов, Верховный Совет и местные советы рес­публики являлись постоянными органами государствен­ной власти.

Верховный Совет Калмыцкой АССР, по Конституции республики 1937 г., избирался гражданами Калмыкии, дос­тигшими ко дню выборов 18 лет, на основе всеобщего, рав­ного и прямого избирательного права при тайном голосова­нии. Верховный Совет Калмыцкой АССР согласно ст. 22 Конституции КАССР 1937 г. избирался по избирательным округам, построенным по новому положению только по территориальному признаку, из расчета один депутат от 3 тыс. человек.

После принятия Конституции Калмыцкой АССР значи­тельные изменения произошли в административно-терри­ториальном делении республики. В результате разукрупне­ния улусов (постановление ВЦИК от 24 января 1938 г.) в административно-территориальное устройство Калмыцкой АССР входило 13 улусов (Долбанский - в составе 13 сель­ских советов, Лаганский - 8 сельских советов. Приволж­ский - 7 сельских советов. Западный - 6 сельских советов, Улан-Хольский - 7 сельских советов, Яшалтинский - 11 сельских советов, Молодербетовский - 9 сельских советов, Сарпинский - 9 сельских советов, Кетченеровский - 7 сель­ских советов, Юстинский - 7 сельских советов, Черно-земельский - 7 сельских советов. Троицкий - 8 сельских советов, Приютненский - 10 сельских советов), 109 сельских советов, одного города республиканского подчинения, одного рабочего поселка26.

Конституция Калмыцкой АССР сохранила прежний вы­сший орган государственного управления республики - Совет народных комиссаров, однако его правовое положе­ние существенно изменилось. Конституция, определив мес­то СЯК КАССР. как исполнительно-распорядительного органа, в системе органов государственной власти и управ­ления республики, более четко разграничила компетенцию и порядок нормотворчества этих органов. Правительство республики - Совнарком, будучи органом общей компетен­ции, наделялся широкими полномочиями по руководству хозяйственным и социально-культурным строительством, по объединению и направлению деятельности всех звеньев и подразделений подчиненного ему управленческого аппа­рата. Эти вопросы полностью были регламентированы в статьях 38-48 Основного Закона КАССР, в сущности соот­ветствовавших статьям 64-72 Конституции РСФСР.

В отдельной, VI. главе были зафиксированы бюджет­ные права республики и определены основные источники доходной части бюджета. В ней предусматривалось, что со­ставление бюджета входит в компетенцию правительства, а утверждается он Верховным Советом Калмыцкой АССР.

В республике, как и во всем Союзе, была установлена единая система судов, построенная применительно к ее ад­министративно-территориальному делению, первым зве­ном которой являлся народный суд- Он избирался сроком на три года гражданами улуса на основе всеобщего, прямо­го и равного избирательного права при тайном голосовании (ст. 77). Надзор за деятельностью судебных органов возла­гался на высший судебный орган республики - Верховный суд, избираемый Верховным Советом Калмыцкой АССР сроком на пять лет. Конституция предусмотрела ведение су­допроизводства на русском и калмыцком языках.

Высший надзор за исполнением социалистической за­конности всеми органами государственного управления и подведомственными им учреждениями, а также должност­ными лицами и гражданами на территории Калмыцкой АССР, по ее Конституции, осуществлялся как непосредст­венно прокурором СССР, так и через прокурора РСФСР и прокурора Калмыцкой АССР.

Новое конституционное законодательство принималось в сталинские годы, в период массовых репрессий советских людей. Зафиксированные конституционные права граждан были фикцией. Когда читаешь статьи, главы, посвященные правам граждан, действительно складывается впечатление, что все граждане СССР, в том числе и Калмыкии, обладали демократическими правами и политическими свободами, что обеспечивалась неприкосновенность личности, их жи­лища и т.д. Конституция отразила достижения в решении национального вопроса и возвела в ранг закона принципы равноправия граждан. В действительности все эти консти­туционные положения остались на бумаге и абсолютно не мешали отправлять людей в концлагеря, расстреливать, ре­прессировать целые народы. Это свидетельствовало о том, что была Конституция, но не было конституционного строя.

Хотя в конституционном законодательстве нет и намека на репрессивную политику советского государства, но тем не менее в конституциях автономных республик отразилось особое положение органов внутренних дел. В статье 64 Кон­ституции Калмыцкой АССР 1937 г. сделано исключение, оп­ределявшее, что в улусах отделы внутренних дел создаются Наркоматом внутренних дел республики и утверждаются Президиумом Верховного Совета КАССР. Если остальные отделы улусного исполкома формировались сессией улусно­го совета, то отдел внутренних дел. как видим, был постав­лен в особое положение. Поэтому не случайно председатель ЦИК Калмыцкой АССР 28 июля 1937 г. письменно обратил­ся к наркому внутренних дел СССР, генеральному комиссару Госбезопасности Н.И. Ежову с просьбой дать распоряжение об организации НКВД Калмыцкой АССР27, хотя образование отраслевых органов государственного управления республи­ки относилось, по Конституции КАССР. к компетенции Цен­трального исполнительного комитета Калмыцкой АССР.

При всей своей декларативности Конституция КАССР 1937 г. явилась Основным Законом, законодательно офор­мившим более высокую ступень национальной государст­венности, правовой статус Калмыцкой АССР в качестве субъекта Российской Советской Федеративной Социали­стической Республики. Она послужила юридической базой для создания законодательства автономной республики и формирования, организации деятельности ее государствен­ных органов власти и управления.

Экономическую основу национальной государственности Калмыкии составляли социалистическая собственность, выступающая в двух формах – государственной и кооперативно-колхозной.

С развитием различных отраслей экономики, социально-культурной инфраструктуры в 1930-е годы увеличился приток в республику представителей различных народов страны. Население республики к 1937 г. по сравнению с 1929 г. увеличилось на 24 723 человека (в основном за прибывших русских - 18 226 человек) и составило 194 453 человека. Но количество лиц коренной национальности за эти же годы в республике уменьшилось на (с 70 до 54%). или на 13 468 калмыков (в 1937 г. в республике проживало 105 146 калмыков). Если предположить, что аб­солютное уменьшение калмыков произошло за счет отто­ка, переезда в другие регионы страны, то тогда количество калмыков, проживающих в 1937 г. (24 190 человек) за пре­делами республики, не увеличилось и осталось почти на уровне 1926 г. (22 265 человек). Тогда возникает вопрос: а куда исчезли 13 468 калмыков? Не говоря уж о естествен­ном приросте.

Основная причина сокращения калмыков в республике с 1929 по 1937 г. заключалась в раскулачивании, репрессиях, осуществленных в эти годы в массовом масштабе. Уничто­жению, заточению в тюрьмы, концлагеря подверглись наи­более трудолюбивое крестьянство, умелые, деловые хозяй­ственники, способные, грамотные руководители, яркие, та­лантливые личности. Фактически критерием их обвинения были не только экономическое состояние, социальное про­исхождение, но и воспитание, образование, профессия, ко­торые определяли судьбу арестованного человека. По моим подсчетам, в 1937 г. за небольшой промежуток времени (в течение трех-четырех месяцев) были арестованы и при­говорены "тройкой" к расстрелу, длительным каторжным работам 23 наркома и председателей райисполкомов рес­публики. В числе репрессированных были не только кал­мыки, но и представители других народов.

Многонациональный состав, федеративный характер со­ветского государства хотя и формально, но отражался в стру­ктуре высшего органа государственной власти страны - Вер­ховного Совета СССР. который формировался в составе двух равноправных палат - Совета Союза и Совета Национально­стей. Совет Национальностей избирался гражданами союз­ных и автономных республик, автономных областей и нацио­нальных округов независимо от численности проживающего в них населения по норме 25 депутатов от союзной республи­ки, 11 - от автономной республики, 5 депутатов - от автоном­ной области и по 1 депутату от национального округа.

Первыми выборами в органы государственной власти, проведенными на территории Калмыцкой АССР в соответ­ствии с новой Конституцией СССР и Конституцией Кал­мыцкой АССР, были выборы в декабре 1937 г. депутатов в обе палаты Верховного Совета СССР - Совет Союза и Совет Национальностей - от Калмыцкой АССР.

Верховный Совет СССР по Конституции СССР 1936 г. являлся высшим органом народного представительства в СССР. Поэтому он, как и все советы депутатов трудящихся, образовывался из выборных представителей населения. Де­путаты в Совет Союза избирались на всей территории СССР на основе равного представительства всего населе­ния страны по единой норме - один депутат от 300 тыс. че­ловек.

Конституция СССР 1936 г. предусматривала, что Вер­ховный Совет СССР избирается сроком на четыре года и что порядок проведения выборов устанавливается Положе­нием о выборах, утверждаемым Президиумом Верховного Совета СССР. В соответствии с Конституцией СССР выбо­ры в Верховный Совет СССР проводились по избиратель­ным округам, которые образовывались Президиумом Вер­ховного Совета СССР.

Депутатами от Калмыцкой АССР в декабре 1937 г. бы­ли избраны: в Совет Национальностей Верховного Совета СССР - М.Н. Архаков, Н.Л. Гаряев, Б.Ш. Дорджиев, Л.К. Килганов, Б.Т. Манджиева, О.Н. Нардаев, П.Г. Озеркин, Г.Э. Очиров, В.В. Пушкин, Н.И. Суриков, В.А. Хомут­ников; в Совет Союза Верховного Совета СССР -И.Н. Карпов; в Совет Национальностей от РСФСР по Ростовской области и Калмыцкой АССР - Н.А. Изотов. В составе 12 депутатов Верховного Совета СССР первого созыва от Калмыкии было 5 членов (41,6%) бюро Калмыц­кого обкома ВКП(б), но не было представителей рабочего класса, интеллигенции.

ЦК ВКП(б), организовав и проведя в январе 1938 г. пер­вую сессию Верховного Совета СССР, сформировав в соот­ветствии с Конституцией СССР высшие и центральные органы государственного управления СССР, приступил к формированию высших органов государственной власти и управления союзных и автономных республик страны. 8 ап­реля 1938 г. ЦК ВКП(б) принимает специальное постанов­ление "Об организации предстоящих выборов в Верховные Советы союзных и автономных республик". В нем, кон­кретно установив день выборов в Верховные Советы союз­ных и автономных республик - 12 или 26 июня 1938 г., ЦК ВКП(б) предоставил определить точную дату самим рес­публикам. Предлагалось в тех республиках, где выборы будут назначены на 26 июня 1938 г., объявить этот день вы­ходным.

В соответствии с Конституцией РСФСР и Конституцией Калмыцкой АССР 26 июня 1938 г, были проведены первые выборы в Верховный Совет Калмыцкой АССР. По 65 изби­рательным округам по выборам в Верховный Совет КАССР было избрано 65 депутатов.

В верховном органе власти республики в основном бы­ли представлены руководители республиканских партий­ных и советских учреждений. В сфере производства было занято всего 17 депутатов (26,1%), остальные 48 (73,9%) за­нимались управленческой деятельностью (секретари, заве­дующие отделами обкома ВКП(б), секретари улусных ко­митетов партии, секретарь обкома ВЛКСМ - 15 человек; председатель Совнаркома, наркомы, военком, прокурор, председатели комитетов ЦИК КАССР, председатели улус­ных исполкомов - 21 и т.д.). Поэтому по партийному соста­ву Верховный Совет КАССР заметно отличался от преды­дущих представительных органов области, республики. Если в составе делегатов чрезвычайного II съезда Советов республики партийная прослойка составляла 53.1%, то в Верховном Совете Калмыцкой АССР первого созыва ком­мунистам принадлежало 50 мандатов (76,9%) из 65, комсо­мольцам-4 (6,2%), беспартийным - всего 11 (16,9%).

В результате целенаправленной работы партийных ор­ганов социальный и национальный состав депутатов Вер­ховного Совета Калмыцкой АССР первого созыва был от­регулирован и соответствовал национальной и социальной структуре населения республики. В 1938 г. в Верховный Совет республики было избрано: калмыков - 41 человек (63%), русских - 22 человека (33,8%). Несколько поднялся образовательный уровень депутатов представительного и законодательного органа республики: высшее образование имели 6 человек (9,7%), среднее - 11 (16,9%). Основная масса депутатов была все же недостаточно грамотна: низшее образование имели 48 человек (73,8%)28.

Впервые в практике советского строительства были из­браны в качестве почетных депутатов Верховного Совета Калмыцкой АССР люди очень высокого ранга в государст­ве: члены Политбюро ЦК ВКП(б), правительства Союза ССР. Такое повсеместное "доверие и уважение" членам Политбюро, И. Сталину было закономерным явлением пе­риода культа личности.

В соответствии со ст. 22 Конституции Калмыцкой АССР 1937 г. депутаты Верховного Совета КАССР перво­го созыва были избраны сроком на четыре года. Поэтому по составу и сроку действия полномочий в отличие от рес­публиканского съезда советов Верховный Совет КАССР являлся постоянным органом государственной власти. Для ведения заседаний первая сессия Верховного Совета КАССР первого созыва 12 июля 1938 г. избрала из числа депутатов председателя Верховного Совета КАССР И.М. Бадмаева, секретаря Калмыцкого обкома ВКП(б);

Президиум Верховного Совета в составе председателя, двух его заместителей, секретаря и семи членов, а также прави­тельство республики из депутатов в составе председателя и двух его заместителей, председателя Госплана, десяти нар­комов, двух начальников управлений, уполномоченного Наркомата заготовок СССР при СНК КАССР.

Председателем Президиума Верховного Совета КАССР был избран депутат Верховного Совета республики, депу­тат Верховного Совета РСФСР (избран 26 июня 1938 г.) Д.П. Пюрвеев, работавший заведующим отделом руководя­щих партийных органов Калмыцкого обкома ВКП(б); сек­ретарем - депутат Д.Б. Бадмаев, ранее работавший секре­тарем Троицкого улускома ВКП(б): председателем Совнар­кома республики - депутат Верховного Совета СССР, депу­тат Верховного Совета КАССР Н.Л. Гаряев.

Верховный Совет КАССР как представительный и законодательный орган осуществлял свои функции перио­дически на сессиях, созываемых два раза в год. В период ме­жду сессиями постоянно работающим органом являлся Президиум Верховного Совета, решавший специфические, характерные только для него вопросы.

Если рассматривать практику формирования Верховного Совета и его Президиума, Совнаркома, их партийный состав, а также организацию и направления работы, то нетрудно убе­диться, что лишь внешне это были государственные, а факти­чески партийно-государственные органы. Депутаты-ком­мунисты Верховного Совета КАССР (77%) составляли пар­тийную группу, через которую осуществлялось партийное руководство деятельностью верховного органа республики.

Бюро Калмыцкого обкома ВКП(б) предварительно рас­сматривало все вопросы, связанные с подготовкой и прове­дением сессии, определяло главные направления деятельно­сти Верховного Совета, предварительно формировало его руководящие органы. На первой сессии Верховного Совета КАССР весь состав Президиума Верховного Совета и Сов­наркома. их председатели, председатель Верховного Совета КАССР, наркомы республики были избраны по предложе­нию партийной группы Верховного Совета. Все эти канди­датуры предварительно рассматривались и рекомендова­лись бюро обкома ВКП(б). В составе Президиума Верхов­ного Совета Калмыцкой АССР по должностному статусу постоянно избирались до пяти-шести членов бюро обкома ВКП(б), обеспечивавшие полное партийное руководство этим органом, т.е. фактически это было второе бюро обко­ма партии в форме государственного органа.

В соответствии с Конституцией Калмыцкой АССР пра­восудие в республике осуществлялось народными судами. Но здесь же добавлялось, что могут создаваться специаль­ные суды. Тем самым Конституция узаконивала специаль­ные репрессивные органы "тройки", действовавшие повсеместно - в республике, городе, районах. Высшим су­дебным органом республики являлся Верховный суд Кал­мыцкой АССР, входивший в единую систему судебных органов страны. Он избирался Верховным Советом рес­публики сроком на пять лет. Верховный суд республики был избран на второй сессии Верховного Совета КАССР первого созыва в августе 1939 г. в составе председателя и семи членов. На этой же сессии были утверждены 75 на­родных заседателей.

В том же году были сформированы районные народные суды путем выборов гражданами района на основе всеоб­щего, прямого и равного избирательного права при тайном голосовании сроком на три года.

Высший надзор за точным исполнением законов всеми государственными органами, учреждениями, отдельными должностными лицами, гражданами на территории респуб­лики осуществлял Прокурор СССР, как непосредственно, так и через Прокурора РСФСР и Прокурора Калмыцкой АССР. Прокурор Калмыцкой АССР назначался Прокуро­ром СССР сроком на пять лет, а районные и городской прокуроры - Прокурором РСФСР, но с последующим утвер­ждением Прокурором СССР, сроком на пять лет.

Конституция предусматривала, что судьи и прокуроры независимы, подчиняются только закону. Но на самом деле они были подконтрольны партийным органам и строго выполняли их директивы, указания. Судьи, прокуроры в основном являлись членами партии и в соответствии с партий­ной дисциплиной подчинялись партийным органам, в структу­ре которых имелись специальные подразделения, руково­дившие и контролировавшие работу судебных и правоохра­нительных органов, а также прокуратуры.

Конституция Калмыцкой АССР 1937 г, в соответствии с конституционным законодательством страны установила новую систему местных органов государственной власти, которую представляли улусные, городские, поселковые, хотонные, сельские, деревенские советы депутатов трудящих­ся, хотя последних на практике не было. Законодатель умышленно или случайно не очертил круг их полномочий.

В декабре 1939 г. в республике были сформированы ме­стные органы государственной власти. Эти выборы явились завершающим этапом в построении всех органов государст­венной власти Калмыцкой АССР по Конституции РСФСР и Конституции Калмыцкой АССР 1937 г. В Калмыцкой АССР были избраны 13 районных (улусных) советов, 1 го­родской, 3 поселковых, 121 сельский совет депутатов трудя­щихся.

Государство законодательно гарантировало гражданам Советского Союза, в том числе и Конституцией КАССР, права и свободы (фактически они не соблюдались и повсе­местно нарушались, особенно в годы культа личности под предлогом козней бесчисленных врагов, как внешних, так и внутренних, мешающих строить общество счастья и процветания), которые большинством народа искренне вос­принимались как действительные и как величайшее до­стижение.

В эти годы представители трудящихся получили возмож­ность избираться и принимать участие (хотя и формальное) в работе не только республиканских государственных орга­нов, но и союзных и РСФСР. Кроме того, выходцы из трудо­вого народа, коренного населения находились в руководстве государственных, партийных, хозяйственных органов, стали учеными, писателями, военачальниками, врачами, учителя­ми, известными артистами, художниками. Если до Октябрьской революции 1917 г. калмыки, как «инородцы», фактически были лишены этой возможности, то, естественно, их новое положение в политической жизни общества в массовом сознании отражалось весьма позитивно.

Со второй половины 70-х годов, по мнению КПСС, в развитии советского общества и его политической системы наступил качественно новый этап, приведший к необходи­мости принятия новой Конституции СССР и обновления всего конституционного законодательства страны. Однако политическая система и организация власти в СССР к это­му времени претерпели мало изменений как общего, так и структурного характера. Национальный вопрос считался решенным, было достигнуто юридическое и фактическое равенство всех наций и народностей, проблем в межнацио­нальных отношениях не предполагалось. Но на самом деле в национальной жизни страны, как показали практика и со­бытия прошлых лет, проблемы были, противоречия накап­ливались.

Новое конституционное законодательство 1977-1978 гг. по сути явилось декларативным, не совсем отражавшим ре­альное состояние общества, государства. Конституция СССР и Конституция РСФСР были пронизаны формальным при­знанием государственности не только союзных, но и даже ав­тономных республик. Конституция СССР 1977 г., закрепив статус государственности автономной республики (ст. 82), в следующей статье определила, что автономная республика является "винтиком" в большом "механизме" государствен­ного устройства СССР и РСФСР. Автономная республика, как одно из звеньев фактически унитарного государства, должна была способствовать осуществлению на своей "тер­ритории полномочий Союза ССР и Союзной республики, проводить в жизнь решения высших органов государствен­ной власти и управления СССР и Союзной республики" .

Глава VIII Конституции РСФСР 1978 г., посвященная автономной республике, определяя ее правовой статус, поч­ти полностью воспроизводила основные положения гла­вы Х Конституции СССР, за исключением первого абзаца ст. 78, где говорилось, что автономная республика есть советское социалистическое государство, находящееся в составе РСФСР. Конституция РСФСР, устанавливая при­оритет федеральных законов на всей территории РСФСР, не определила статус законов автономных республик, при­нимаемых по вопросам исключительного их ведения.

В отличие от союзной Конституции Основной Закон РСФСР полнее раскрывал статус и полномочия высших органов государственной власти и управления автономной республики - Верховного Совета и Совета Министров. От­неся Верховный Совет к единственному законодательному органу автономной республики, она закрепляла за ним пра­во законодательной инициативы в Верховном Совете РСФСР. Конституция РСФСР установила основные полно­мочия, вопросы исключительной компетенции высших ор­ганов государственной власти и управления автономной республики. Но в то же время Конституция РСФСР надели­ла Президиум Верховного Совета РСФСР неограниченны­ми полномочиями, записав, что он "осуществляет другие полномочия, установленные Конституцией и законами РСФСР". Не исчерпывающий перечень полномочий, как известно, является характерным признаком унитарного го­сударства. Верховный Совет автономной республики впер­вые наделялся правом окончательного принятия Конститу­ции республики (смотри приложение Г).

Однако, несмотря на наличие в автономных республи­ках конституционно самостоятельных органов власти и управления, они по содержанию полномочий, методам их разрешения, характеру их взаимоотношений с федераль­ными органами, а фактически с центральными, на самом деле выступали как звено единой системы органов власти и управления унитарного государства. Что бы ни записы­вали в конституциях, от унитарного государства не­возможно было уйти, поскольку главный его признак - принцип демократического централизма - был заложен законодательно в основу организации и деятельности госу­дарства (ст. 3). Поэтому не случайно Президиум Верховного Совета РСФСР осуществлял руководство деятельностью местных советов, имел право отменить постановления и распоряжения правительства РСФСР, советов министров автономных республик. А правительство РСФСР могло приостановить исполнение постановлений и распоряже­ний Совета Министров АССР.

30 мая 1978 г. была принята Конституция (Основной Закон) Калмыцкой АССР как составная часть единого кон­ституционного законодательства СССР. Конституции авто­номных республик порой ничем не отличались друг от друга, за исключением названий республик, поскольку они фактически списывались с одного типового текста. Так, конституции автономных республик, исходя из теоретиче­ского вывода партии об общенародном государстве, конста­тировали, что автономные республики представляют собой социалистическое общенародное государство, выражаю­щее волю и интересы всех членов общества.

В соответствии с основными принципами развития наци­ональных отношений, изложенными в Конституции СССР, Основной Закон Калмыцкой АССР раскрывал права рес­публики, подробно определял круг вопросов, подлежащих ее ведению, весь объем экономических, государственных, социально-культурных функций органов власти и управле­ния на своей территории.

В новом конституционном законодательстве СССР значительное место было отведено правовому положению ав­тономной республики. Конституции автономных республик 1978 г. развивали, дополняли и уточняли положения Кон­ституции СССР и Конституции РСФСР. Если Основной Закон СССР устанавливал основы правового положения автономной республики и общие принципы построения и деятельности ее органов власти и управления, то Конститу­ция автономной республики подробно определяла правовое положение, очерчивала объем компетенции, регламенти­ровала порядок и формы деятельности Верховного Совета и его Президиума, а также Совета Министров АССР.

Признавая, что республика является субъектом и со­ставной частью РСФСР, Конституция в то же время закре­пляла принципы унитарного государства и не определяла полномочия совместного ведения центральных государст­венных органов власти и органов государственной власти автономной республики. Узаконивалась строгая вертикаль власти как в системе советов, так и в системе исполнитель­ных органов. В связи с этим Совет Министров КАССР на­делялся правом отмены решений и распоряжений исполко­мов местных советов, актов министерств, государственных комитетов республики, других подведомственных ему органов.

"Экономика Калмыцкой АССР, - указывалось в ст. 16 Конституции КАССР, - является составной частью эконо­мики РСФСР, единого народнохозяйственного комплекса, охватывающего все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории СССР". Это конституционное положение обеспечивалось, как и полагалось в централизованном государстве, единой системой планиро­вания и управления социально-экономической жизнью страны.

Несмотря на новые конституционные положения об об­щенародном характере государства, о развитии социализма, демократии, социалистической государственности, о Кон­ституции не внесли изменении в систему органов государст­венной власти, в принципы их формирования и деятельно­сти, за исключением отдельных новаций в избирательное право, избирательную систему.

По новому Закону СССР о выборах в Верховный Совет СССР, принятому 6 июля 1978 г., были сделаны попытки демократизации избирательного процесса путем вовлече­ния трудящихся, трудовых коллективов в избирательные комиссии. С 1979 г. руководство республиканскими избира­тельными комиссиями стали возлагать на "рядовых" труже­ников по рекомендации бюро обкома КПСС и под надзором секретаря обкома партии, введенного в комиссию в качест­ве заместителя председателя.

Под таким контролем были проведены выборы депута­тов от Калмыкии в Верховный Совет СССР. срок полномо­чий которого увеличивался до пяти лет, в марте 1979 и 1984 гг. Избирательный процесс в этих выборах ничем не отличался от предыдущих, проведенных до принятия ново­го конституционного законодательства. В составе 12 депу­татов Верховного Совета СССР от Калмыцкой АССР по-прежнему находились номенклатурные работники ЦК КПСС, направленные из Москвы по разнарядке ЦК КПСС, большинство из них (8-9 человек) являлись членами КПСС.

Подбор депутатов Верховного Совета РСФСР от Кал­мыкии осуществлялся по-прежнему по общей схеме его комплектования в целом. В 1980 и 1985 гг. депутатами Вер­ховного Совета РСФСР от Калмыкии были "избраны" два высоких должностных лица республики - председатель пра­вительства и председатель Президиума Верховного Совета, за которыми два мандата в Верховном Совете РСФСР от Калмыкии постоянно закреплялись. Что касается председа­теля Президиума Верховного Совета автономной республи­ки, то по новой Конституции РСФСР он должен был состо­ять депутатом Верховного Совета РСФСР, поскольку по должности вводился в состав Президиума Верховного Сове­та РСФСР в качестве заместителя председателя Президиу­ма Верховного Совета РСФСР.

Новая Конституция (Основной Закон) Калмыцкой АССР 1978 г. более полно, чем прежде, определила поря­док формирования высшего органа государственной власти республики. Прежде всего, был увеличен срок полномочий Верховного Совета Калмыцкой АССР с четырех до пяти лет. Снижен возрастной ценз с 21 года до 18 лет избирае­мых в Верховный Совет республики.

В Конституции Калмыцкой АССР 1978 г. не предусмат­ривалась, как и ранее, норма представительства депутатов от населения, а определялась в ст. 93 точная численность депутатов Верховного Совета Калмыцкой АССР - 130 че­ловек, выбираемых по избирательным округам с равной численностью населения. По закону республики "О выбо­рах в Верховный Совет Калмыцкой АССР" и по Конститу­ции КАССР 1978 г. право выдвижения кандидатов в депута­ты закреплялось наряду с общественными организациями и за трудовыми коллективами. Несмотря на видимость демо­кратизации избирательной системы, руководство и конт­роль за выдвижением кандидатов и проведением выборов принадлежали партийным организациям предприятий, уч­реждений. Граждане республики имели право участвовать в подготовке и проведении выборов только через обществен­ные организации, трудовые коллективы.

Депутатский корпус Верховного Совета Калмыцкой АССР, сформированный в соответствии с новой Конститу­цией в 1980 и 1985 гг., ничем не отличался от такового прежних выборов - ни технологией избрания депутатов, ни по составу. Как и прежде в нем преобладали коммунисты и комсомольцы, номенклатурные чиновники. Представи­тельство женщин в Верховном Совете республики выдер­живалось на уровне 41,5-41,6%. В связи с выводом партии о качественном изменении социальной структуры советского общества, о сближении всех классов и социальных слоев, о ведущей роли рабочего класса представительство рабочих постепенно увеличивали (с 34,7 до 42,3%), а колхозников уменьшали (с 16,1 до 9,2%). Образовательный уровень депу­татов Верховного Совета республики последних созывов в основном соответствовал степени образования населения.


















2 КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА В ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

2.1 Принципы нового российского федерализма

В становлении нового российского федерализма, демократии, в стабилизации государственности Российской Федерации позитивное значение имело образование модернизированного представительного и законодательного органа - Федерального Собрания, состоящего из двух па­лат - Совета Федерации и Государственной думы. Феде­ральное Собрание обеспечивает представительство двух членов от каждого субъекта Российской Федерации незави­симо от численности населения, а также устойчивые, посто­янные федеративные связи субъекта Российской Федера­ции с федеральными органами государственной власти.

Последние месяцы 1993 г. были ознаменованы подго­товкой к выборам депутатов Совета Федерации и Государ­ственной думы, к принятию Конституции Российской Феде­рации. 12 декабря 1993 г. завершился очень важный этап в конституционном развитии страны, становлении новой фе­деративной государственности России - был сформирован Парламент Российской Федерации - Федеральное Собра­ние. Участвовавшие в референдуме поддержали новую Конституцию Российской Федерации.

С принятием Конституции Российской Федерации были заложены правовой фундамент демократической республи­ки в России, ее государственности, федеративной формы государственного устройства, политические и юридические институты, принципы организации и деятельности феде­ральных органов государственной власти и органов местного самоуправления, гарантии прав и свобод человека и гражда­нина, а также гарантированные условия для развития наше­го общества, субъектов Российской Федерации. В Консти­туции Российской Федерации заложены основные принци­пы федерализма, федеративных отношений. К числу таких важнейших принципов относятся единство суверенитета, правового и экономического пространства, гражданства Российской Федерации, целостность и неделимость ее тер­ритории, а также ее государственная целостность, единство системы государственной власти, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправие и са­моопределение народов в Российской Федерации (смотри приложение Е).

В Конституции Российской Федерации получили отра­жение полиэтничность, экономико-географические разли­чия регионов России, которые характеризуют современную российскую федеративную государственность. Поэтому в ней не случайно субъекты Российской Федерации поделены на типы (республики, края, области, города федерального значения, автономные области, автономные округа), кото­рые определяются различными видами нормативных пра­вовых актов: статус республики - Конституцией Россий­ской Федерации и Конституцией республики; статус края, области, города федерального значения, автономной обла­сти, автономного округа - Конституцией Российской Феде­рации и уставом края, области, города федерального значе­ния, автономной области, автономного округа, принимаемым законодательным (представительным) органом соответст­вующего субъекта Российской Федерации, хотя по юриди­ческой силе эти документы не различаются.

Конституция Российской Федерации, заложив основы симметричной федерации, сохранила отдельные элементы асимметрии российского федерализма (республикам предо­ставлено право устанавливать свои государственные язы­ки), абсолютно не влияющие на принципы равноправия субъектов федерации. Некоторые авторы видят асиммет­ричность российской федерации в том, что по федеральной Конституции статус республики определяется Конституци­ей, а других субъектов - уставом. Различие между этими двумя документами заключается только в их формальном наименовании, поскольку по содержанию они полностью соответствуют Конституции Российской Федерации. Об асимметричности федерации можно было говорить только в тот кратковременный период действия Федератив­ного договора.

В Основном Законе России предусмотрены конституци­онная федерация и возможность заключения двусторонних договоров между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Рос­сийской Федерации (часть 3 статьи 11). Но серьезной пробле­мой до недавнего времени оставалась технология создавав­шегося на деле договорного процесса в формировании основ федерализма. Во-первых, нарушался основной принцип конституционной федерации. На практике постепенно ста­ла складываться конституционно-договорная федерация 'было подписано около 50 договоров от имени Президента РФ и от имени глав субъектов Федерации). Во-вторых, на­рушался конституционный принцип равноправия субъектов Российской Федерации не только по отношению к федеральным органам государственной власти, которые стано­вились разностатусными, ибо содержание и цель договора определялись экономическим, политическим факторами, природно-ресурсным потенциалом и т.д.

С принятием Федерального Закона "О принципах и по­рядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Феде­рации и органами государственной власти субъектов Рос­сийской Федерации" (24 июня 1999 г.) были определены ме­ханизмы реализации конституционных положений (в пер­вую очередь ст. 72 Конституции РФ), а также заключения двусторонних соглашений и договоров на уровне федераль­ных органов государственной власти и органов государст­венной власти субъектов Российской Федерации. Хотя эти механизмы недостаточно совершенны, но тем не менее сде­ланы попытки ввести развитие принципов федерализма в конституционное русло, предоставить субъектам Федерации правовые гарантии реализации и защиты своего статуса.

Прежде всего, вышеназванный Федеральный Закон оп­ределил понимание предметов совместного ведения Россий­ской Федерации и ее субъекта как сферу общественных от­ношений, регулирование которых отнесено Конституцией РФ к компетенции Российской Федерации и ее субъектов. Это означает, что распределению подлежат функции и пол­номочия (права и обязанности органа государственной вла­сти в отношении принятия правовых актов, а также осуще­ствление иных государственно-властных действий) между уровнями власти, а не материальные объекты.

Таким образом, сфера общественных отношений, регу­лируемых в соответствии с Конституцией РФ (статья 72) Российской Федерацией и субъектами РФ, проявляется прежде всего в блоках крупных вопросов:

1. Государственное строительство и защита прав и сво­бод: обеспечение соответствия конституций и законов рес­публик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, ав­тономной области, автономных округов Конституции РФ и федеральным законам; защита прав и свобод человека и гражданина, защита прав национальных меньшинств, обес­печение законности и правопорядка, общественной безо­пасности, режим пограничных зон; защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей; установление общих принципов ор­ганизации системы органов государственной власти и мест­ного самоуправления.

2. Регулирование экономики и социального развития:

разграничение государственной собственности, вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами; природополь­зование, охрана окружающей среды и обеспечение эконо­мической безопасности, особо охраняемые природные тер­ритории, охрана памятников истории и культуры; общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физи­ческой культуры и спорта; координация вопросов здравоох­ранения, защита семьи, материнства, отцовства и детства, социальная защита, включая социальное обеспечение; осу­ществление мер борьбы с катастрофами, стихийными бед­ствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий; установ­ление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации.

3. Деятельность правоохранительных органов и право­вой системы: кадры судебных и правоохранительных орга­нов, адвокатура, нотариат; административное, администра­тивно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодатель­ство о недрах, об охране окружающей среды.

4. Координация международных и внешнеэкономиче­ских связей субъектов Федерации, выполнение междуна­родных договоров Российской Федерации.

Несмотря на разнотипность субъектов Федерации, зако­нодатель установил их равенство в сфере общественных от­ношений в соответствии с конституционным принципом равноправия, т.е. при разграничении предметов ведения и полномочий в отношении одного из субъектов РФ недопус­тимо ущемление прав и интересов других субъектов РФ. Этот принцип еще означает, что все субъекты РФ равно­правны во взаимоотношениях с органами государственной власти Российской Федерации.

В данном Федеральном Законе отражен важнейший принцип конституционности федеративного пути развития отечественной государственности. В нем устанавливается, что ни федеральные конституционные законы и федеральные законы, ни конституции, уставы, законы и иные норма­тивные правовые акты субъектов Федерации, ни договоры, соглашения не могут передавать, исключать или иным об­разом перераспределять установленные Конституцией РФ предметы ведения Российской Федерации, предметы совме­стного ведения.

Серьезной гарантией развития федерализма, демокра­тического правового государства является положение Фе­дерального Закона о запрещении применять федеральные законы, а также конституции, уставы, законы и иные норма­тивные правовые акты субъектов РФ, заключать договоры, соглашения, ведущие к изменению конституционно-право­вого статуса субъекта Федерации, ущемлению или утрате установленных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина, нарушению государственной целостности Рос­сийской Федерации и единства системы ее государственной власти. Важное значение имеет законодательное обеспече­ние этой гарантии принципом верховенства Конституции РФ и федеральных законов. В случае нарушения полномо­чий органов государственной власти по предметам ведения, установленным Конституцией РФ, действуют положения Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов.

Законодатель, определяя формы реализации полномо­чий по предметам ведения Российской Федерации, ограни­чился конституционным положением о том, что правовое регулирование в этой сфере осуществляется федеральными конституционными законами и федеральными законами, имеющими прямое действие на всей территории Российской Федерации. А по вопросам, отнесенным Конституцией РФ к предметам совместного ведения РФ и ее субъектов, точно указывается, что издаются федеральные законы, определя­ющие основы (общие принципы) правового регулирования, включая принципы разграничения полномочий между фе­деральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, а также федераль­ные законы, направленные на реализацию полномочий фе­деральных органов государственной власти. Здесь получи­ла разрешение очень важная правовая проблема, которая возникла на практике, - оптимальное соотношение объема федерального и регионального законодательства по предметам совместного ведения. В законе определяются общие законодательные критерии пределов федерального регули­рования. Федеральный закон, принимаемый по предметам совместного ведения, может быть принят в виде общих принципов.

В соответствии с настоящим Федеральным Законом, с учетом имеющегося отечественного опыта конституцион­ного и договорного регулирования, а также опыта ряда за­рубежных государств, субъектам РФ предоставлено право (до принятия федеральных законов) осуществлять по воп­росам, отнесенным к предметам совместного ведения, соб­ственное правовое регулирование. Однако после принятия соответствующего федерального закона и иные норматив­ные правовые акты субъектов РФ должны быть приведены в соответствие с принятым федеральным законом.

Таким образом, настоящий Федеральный Закон предос­тавил субъектам РФ права опережающего регулирования по предметам совместного ведения. Однако в нем не закре­плен принцип, определяющий пределы правотворчества субъектов Федерации по этим предметам.

Положительным в развитии федерализма является за­конодательное закрепление участия субъектов РФ в феде­ральном законотворческом процессе. Установлен порядок согласования проектов федеральных законов по предметам совместного ведения с органами государственной власти субъектов РФ. Согласно этому порядку проекты федераль­ных законов после их внесения в Государственную думу субъектами права законодательной инициативы, а также после их принятия Государственной думой в первом чтении должны направляться в органы государственной власти субъектов РФ для возможного внесения предложений и за­мечаний в месячный срок. До истечения этого времени за­конопроект во втором чтении не должен рассматриваться.

Представленные в установленный срок органами госу­дарственной власти субъектов РФ предложения и замеча­ния по проектам федеральных законов подлежат обяза­тельному рассмотрению соответствующим комитетом Государственной думы (принимаются либо отклоняются). В случае, если органы государственной власти более чем трети субъектов РФ выскажутся против указанного проек­та Федерального закона в целом, по решению Государственной думы создается согласительная комиссия с участием депутатов Государственной думы и представителей органов государственной власти заинтересованных субъектов РФ. Однако законодатель участие субъектов РФ в федеральном законодательном процессе свел к формальной процедуре, наделив представителей субъектов РФ, уполномоченных органами государственной власти субъектов Федерации лишь правом совещательного голоса в работе над проекта­ми Федеральных законов по предметам совместного веде­ния в комитетах, комиссиях Государственной думы. Нет также ответа на вопрос: "Что делать, как дальше двигаться, если согласительная комиссия не найдет компромиссный вариант решения возникших разногласий?"

Нам представляется, что субъекты РФ должны участво­вать с самого начала (как это происходит в парламентах многих стран) в работе над проектами федеральных зако­нов по предметам совместного ведения, а не подключаться только после их принятия Государственной думой в первом чтении. Очень важно, что в случае отклонения предложе­ний и замечаний, внесенных субъектами РФ по проектам федеральных законов по предметам совместного ведения, должны быть сообщены на заседании Государственной ду­мы с указанием причин их отклонения.

Кроме того, данный Федеральный Закон в соответствии с Конституцией РФ, установив возможность договорного разграничения предметов ведения и полномочий между фе­деральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации, определил порядок заключения договоров и соглашений.

Рассматриваемый Федеральный Закон разрешил очень важную технико-юридическую проблему по определению договора и соглашения, проведя различие между этими по­нятиями. Определение соглашения вполне соответствует положению ст. 78 Конституции РФ, установившему, что фе­деральные органы исполнительной власти и органы испол­нительной власти субъектов РФ могут передавать друг дру­гу по взаимному соглашению осуществление части своих полномочий.

Договор, как правовая форма разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта РФ, и соглашение, как правовая форма пе­редачи федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов РФ друг другу осуществления части своих полномочий, в настоящем Феде­ральном Законе рассматриваются как возможность их ис­пользования в качестве дополнительной формы. Поэтому договор может быть заключен в том случае, если в феде­ральном законе по предмету совместного ведения прямо указывается на допустимость заключения договора по дан­ному предмету совместного ведения, а также при отсутст­вии федерального закона по предмету совместного веде­ния - с условием приведения указанного договора в соот­ветствие с принятым федеральным законом по данному предмету совместного ведения, А соглашение может быть заключено на основании федерального закона по предме­там совместного ведения или договора. В этих положениях видим приоритет федерального закона над договором, сог­лашением, что является важным фактором стабильности федерального государства. Значение договора и соглаше­ния как дополнительная форма разграничения предметов ведения и полномочий позволяет отойти от складывающей­ся практики договорной федерации и неуклонно следовать конституционной модели федеративного устройства Рос­сии, равноправия субъектов РФ.

Асимметричность российского федерализма, полиэтничность России, экономико-географические различия мо­гут отразиться в содержании договора, поскольку в настоя­щем Федеральном Законе предусматривается возможность конкретизации предметов совместного ведения с учетом по­литических, экономических, социальных, географических, этнических и иных особенностей субъектов РФ. В этом по­ложении вызывает недоумение выражение "с учетом поли­тических... особенностей". Что здесь имеется в виду? Воз­можности субъекта Федерации политически реализовывать права, которые ему передаются? Или заключение догово­ров обусловлено чисто конъюнктурными моментами? В практике зарубежных федеративных государств, как из­вестно, редко встречаются случаи заключения договоров в политических целях.

В связи с определением понятия содержания договора и соглашения законодатель точно обозначил их участников. Сторонами договора выступают федеральные органы госу­дарственной власти и уполномоченные законом соответст­вующего субъекта РФ органы государственной власти субъектов Федерации. А сторонами соглашения являются федеральные органы исполнительной власти и органы ис­полнительной власти субъектов РФ.

Рассматриваемый Федеральный Закон определяет, что предметами договора могут быть; конкретизация предме­тов ведения и полномочий, установленных Конституцией РФ и федеральными законами; условия и порядок осущест­вления разграниченных договором полномочий; формы взаимодействия и сотрудничества при исполнении договора; иные вопросы, связанные с исполнением положений дого­вора. Предметами соглашения могут быть: передача осуще­ствления части полномочий; условия и порядок передачи осуществления части полномочий; материально-финансо­вая основа передачи осуществления части полномочий; формы взаимодействий и сотрудничества при исполнении положений соглашения; иные вопросы, связанные с испол­нением положений соглашения.

В данном Федеральном Законе устанавливаются опреде­ленные критерии и требования к составлению договора и со­глашения. В первую очередь это касается срока действия, языка, ответственности сторон договора, соглашения. В дого­воре, соглашении, которые составляются, как правило, на русском языке (в случае необходимости и на государственном языке республики), определяются сроки действия и порядок их досрочного прекращения, а также предусматривается от­ветственность сторон за неисполнение или ненадлежащее ис­полнение положений договора, соглашения. В их тексте могут быть предусмотрены одностороннее расторжение дого­вора, соглашения и обязанность возмещения ущерба, причи­ненного неисполнением или ненадлежащим их исполнением.

Весьма важное значение в реализации принципов феде­рализма имеет определяемый Президентом Российской Фе­дерации порядок подготовки, предварительного рассмотре­ния и согласования проектов договора, соглашения. В соот­ветствии с настоящим Федеральным Законом федеральные органы исполнительной власти не позднее чем в месячный срок обязаны представить свои предложения и замечания по проектам договора, соглашения.

Законодатель в соответствии с конституционным прин­ципом равноправия субъектов РФ установил, что орган го­сударственной власти субъекта РФ, не являющийся сторо­ной договора, соглашения, вправе получить по своему за­просу проекты договора, соглашения до их одобрения и внести в них свои предложения и замечания в случае, если, по мнению субъекта РФ, данные договор, соглашение уще­мляют его права и интересы.

Проект договора до его подписания Президентом РФ и должностным лицом (должностными лицами), уполномо­ченным (уполномоченными) субъектом РФ, представляется в Совет Федерации Президентом РФ, в законодательный (представительный) орган государственной власти субъек­та РФ - уполномоченным лицом субъекта РФ. Проект дого­вора в законодательном (представительном) органе госу­дарственной власти субъекта РФ рассматривается в соот­ветствии с установленными Конституцией (уставом) или за­коном субъекта РФ порядком и сроками.

Уполномоченное лицо субъекта РФ, получив результа­ты рассмотрения проекта договора в законодательном (представительном) органе государственной власти субъек­та РФ, сообщает об этих результатах в Совет Федерации. Проект договора рассматривается в Совете Федерации в те­чение трехмесячного срока со дня получения сообщения о результатах его рассмотрения в законодательном (предста­вительном) органе государственной власти субъекта РФ. Результаты рассмотрения проекта договора в Совете Феде­рации, сообщенные Президенту РФ, учитываются при ре­шении вопроса о подписании договора.

Если раньше наблюдался разнобой в круге высших должностных лиц, подписывающих договоры, то теперь на­стоящим Федеральным Законом установлены единые под­ходы подписания договора и соглашения. Договор подписы­вается Президентом РФ и должностным лицом (должност­ными лицами), уполномоченным (уполномоченными) субъ­ектом РФ на его подписание.

Что касается соглашения, то его проект одобряется или отклоняется Правительством РФ не позднее чем в трехме­сячный срок со дня представления указанного проекта. Со­глашение, проект которого был одобрен Правительством РФ, подписывается руководителем соответствующего федерального органа исполнительной власти и должностным лицом, уполномоченным субъектом РФ на его подписание.

Таким образом, с принятием настоящего Федерального закона договорной процесс повернут в конституционное русло, в какой-то степени выработаны механизмы реализа­ции конституционных принципов федерализма.

Конституция РФ, стремясь обеспечить реальность феде­рализма, а также демократически централизовать власть, устанавливает, что государственную власть в субъектах Фе­дерации осуществляют самостоятельно образуемые ими ор­ганы государственной власти в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнитель­ных органов государственной власти, установленными Федеральным Законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Фе­дерации" (6 октября 1999 г.). В соответствии с данным законом образование, формирование и деятельность орга­нов государственной власти субъектов Федерации регули­руются Конституцией Российской Федерации, федеральны­ми законами, а также Конституцией (уставом), законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Феде­рации.

Федеральный закон от 6 октября 1999 г. определил кон­ституционные принципы деятельности органов государствен­ной власти субъектов Российской Федерации: государствен­ная и территориальная целостность России; распространение суверенитета Российской Федерации на всю ее территорию; верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей территории России; единство системы государственной власти; разделение государственной власти; разграничение предметов ведения и полномочий между органами государст­венной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов; самостоятельное осуществление органами государственной власти субъектов РФ принадлежа­щих им полномочий. Одной из основных задач органов го­сударственной власти субъекта РФ является обеспечение реализации прав граждан на участие в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих предста­вителей.

Систему органов государственной власти субъекта РФ, которая устанавливается им самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя России, составляют: за­конодательный (представительный) орган, высший испол­нительный орган, иные органы государственной власти субъекта РФ, образуемые в соответствии с его конституци­ей (уставом). Законодателем предусмотрена возможность установления должности высшего должностного лица субъ­екта РФ.

Данным Законом устанавливается, что федеральные су­ды образуются и осуществляют свою деятельность на тер­ритории субъекта РФ в соответствии с Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом "О судебной сис­теме Российской Федерации" (31 декабря 1996 г.). Однако в нем не указаны судьи общей юрисдикции субъектов РФ, ка­ковыми являются мировые судьи, а также конституцион­ные и уставные судьи в субъектах Российской Федерации.

Федеральный закон об общих принципах организации установил, что законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ является постоянно действующим и единственным органом законодательной власти субъекта РФ, формируемым в соответствии с прин­ципами избирательного права. Наименование, структура этого органа устанавливаются конституцией (уставом) субъекта РФ с учетом исторических, национальных и иных его традиций. Число депутатов, срок их полномочий (не мо­жет превышать пять лет) устанавливаются конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации. Сам законода­тельный орган субъекта РФ может определить количест­венный состав депутатов, работающих на профессиональ­ной постоянной основе. Федеральный закон предусматрива­ет наступление легитимности законодательного органа субъекта РФ при его формировании в составе не менее двух третей от установленного числа депутатов.

К основным полномочиям законодательного органа субъекта РФ отнесены: принятие конституции (устава) субъекта, поправки к ней (к нему); осуществление законо­дательного регулирования по предметам ведения субъекта РФ, по предметам совместного ведения Российской Федера­ции и ее субъектов; осуществление иных полномочий, установленных Конституцией РФ, Федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», другими федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации.

Прерогатива решения вопроса об образовании в составе России нового субъекта отведена референдуму заинтересо­ванных субъектов, проводимому ими же в установленные сроки и в соответствии с их законами о референдуме. Вопрос об образовании нового субъекта может быть решен положительно только в том случае, если во всех заинтере­сованных субъектах получит одобрение на референдуме. Если хотя бы один из заинтересованных субъектов не выра­зит одобрения на референдуме, то повторные референдумы во всех заинтересованных субъектах можно проводить не ранее чем через год.

В случае получения положительных результатов на рефе­рендумах заинтересованных субъектов по вопросу об образо­вании в составе России нового субъекта должен быть подго­товлен проект федерального конституционного закона и вне­сен Президентом РФ в Государственную думу. В нем должны быть поставлены и урегулированы все те вопросы, которые были изложены в предложениях заинтересованных субъек­тов об образовании в составе Федерации нового субъекта.

Законодатель, видимо, не случайно предусматривает об­разование заинтересованными субъектами нового субъекта в составе России. Нынешние субъекты Российской Федера­ции, образовавшиеся на базе старого административно-тер­риториального деления страны, которое сложилось еще в 1930-1950-е годы, по-прежнему представляют собой ста­рую дробную территорию страны. 89 субъектов РФ, разде­ленных на шесть видов, различаются не только по размеру территории, количеству населения, но и по основным пара­метрам и уровню социально-экономического развития, сво­ими потенциальными возможностями.

В результате этого экономическое пространство страны является до сих пор весьма "мозаичным", затрудняющим равномерное развитие рыночных отношений, эффективное использование бюджетных средств, природных ресурсов, порождающим социальную напряженность в регионе. Кро­ме того, каждая из этих дробных единиц характеризуется "моноцентрической" системой управления, препятствующей принципу разделения государственной власти, эффектив­ному использованию и исполнению федеральных законов, а также нарушающей принципы подбора и расстановки кад­ров. Действующие в настоящее время региональные ассо­циации краев, областей, республик (с неопределившимся статусом, малоэффективными решениями) не оказывают заметного влияния не только на социально-экономическое положение субъектов РФ, но и на развитие хозяйственных связей между ними.

С образованием субъектов РФ управление ими со сторо­ны центра существенно было ослаблено, особенно с пере­ходом к выборной системе их руководителей, значительная часть которых относились к бывшей политической элите с заложенным генетическим кодом конформизма, психоло­гии прежней власти, другие руководители пришедшие к власти в регионах (так называемого демократического на­правления), относились к лидерам харизматически-авторитарного характера. Трудности местного управления заклю­чались еще и в том, что становление политической системы страны совпало с начальным этапом перехода к рыночным отношениям и проходит до сих пор в условиях нашего рос­сийского менталитета правового нигилизма.

В такой обстановке Президент Российской Федерации вынужден был в соответствии с Конституцией РФ ввести институт полномочных представителей Президента РФ в субъектах Федерации, постепенно расширяя их полномочия путем передачи им дополнительных функций по координа­ции деятельности федеральных структур в субъекте Феде­рации. Однако практика работы полномочных представи­телей Президента РФ в субъектах Федерации показала, что хотя они являлись должностными лицами администра­ции Президента РФ, однако не смогли сбалансировать госу­дарственное управление, оказать существенное влияние на выполнение федеральных законов на местах, на улучшение местного управления и совершенствование отношений между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации. Причины такой их "беспомощности" заключались не толь­ко в том, что полномочные представители Президента РФ не имели возможности влиять на экономику регионов и рас­поряжаться финансами, но и в том, что они в некоторых регионах, назначенные по рекомендации глав субъек­тов Федерации, были недостаточно профессиональны и авторитетны, ограничены и зависимы в своих действиях от этих лиц.

Таковы характерные черты системы государственного управления, российской государственности конца XX в., от­ражавшие политическое и экономическое развитие страны. В этих условиях новый Президент страны В.В. Путин сразу же (в начале 2000 г.) приступил к реформам политической системы российского общества, совершенствованию феде­ративных отношений, преследуя основные цели - укрепле­ние российской государственности, построение подлинного федеративного государства, продолжение рыночной ре­формы. Президент страны начал укрепление федерализма с создания семи федеральных округов на территории Рос­сийской Федерации во главе с полномочными представите­лями Президента РФ. Тем самым, произведя укрупнение структур президентской вертикали на территориях, факти­чески создав территориальное управление, он приблизил реальную федеральную власть к регионам. Полномочным представителям Президента РФ в округах поставлена зада­ча оказывать содействие эффективному решению вопросов развития округа.

В связи с тем, что поставлена основная цель государст­венной модернизации и в ней начальным этапом выступает совершенствование федеративных отношений, федерализма путем создания федеральных округов, надо предполагать, что федеральный округ станет основой модернизированно­го государства, т.е. обновленного федеративного Россий­ского государства. В таком случае перспективы развития федерального округа могут пойти по двум основным на­правлениям. Первое: территориальный федеральный округ, как структура президентской вертикали, формирует­ся и развивается как одно из главных звеньев государствен­ного аппарата управления в функционировании федераль­ных связей, связей между центром и субъектами Федера­ции. Тогда возникает вопрос о возможности бюрократиза­ции и централизации управления на окружном уровне, или как временная мера для достижения тактической цели (как это было в 1928-1934 гг.).

Второе направление: последовательная и поэтапная ре­ализация задачи модернизации государства может пойти по пути создания в федеральных округах органов управления (хозяйственных, отраслевых, инфраструктурных, социаль­но обслуживающих и др.), политической системы управле­ния (окружные органы власти и управления), как это проис­ходило в конце 1920-начале 1930-х годов. Предполагается. что это даст возможность, по мнению реформаторов, ре­шить очень важную социальную проблему - задачу факти­ческого выравнивания возможностей субъектов Федерации в целях обеспечения граждан страны всей полнотой полити­ческих и социально-экономических прав. Развитие феде­рального округа в этом направлении может привести к принципиальному изменению его статуса, статуса субъекта Российской Федерации.

А это, в свою очередь, может вызвать необходимость изменения административно-территориального устройства, системы органов государственной власти страны, привести к установлению единого вида субъекта Российской Федера­ции, построенного по территориальному принципу.


2.2 Конституционно-правовой статус Республики Калмыкия в составе Российской Федерации

Начиная с 1990-х годов (принятие "Декларации о госу­дарственном суверенитете РСФСР", Федерального догово­ра, изменение названия РСФСР) края, области России полу­чают статус субъектов Федерации, дополнив национально-территориальный принцип федерации территориальным принципом. С принятием Конституции РФ 1993 г, внесены значительные изменения в правовой статус субъектов Рос­сийской Федерации. Конституция РФ провозгласила равно­правие субъектов Федерации друг с другом и равноправие всех субъектов РФ во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти, юридически ликвидиро­вав деление субъектов Федерации на различные группы по объему полномочий и фактическому различию между ними.

Государственность национальных республик (их эконо­мика, общественно-политическая система формировались в тесной взаимосвязи с Россией) развивается как федератив­ное устройство с элементами этнического федерализма. Поэтому независимо от того, как будут развиваться терри­ториальные федеральные округа и каковы перспективы отдельных видов субъектов Российской Федерации, нацио­нальные республики, исторически сложившиеся с учетом этнотерриториальных признаков, по моему глубокому убе­ждению, сохранятся со своим национально-государствен­ным статусом в едином экономическом, политическом, пра­вовом пространстве России. Это обусловлено еще и тем, что в национальной республике, как и в целом в стране, ис­торически реализуется многонациональная политика, а не интересы только «титульной нации».

Степное Уложение (Конституция) 1994 г., определяя систему органов государственной власти республики, не предусматривало образование Правительства республики, поскольку все его функции и полномочия были возложе­ны на Президента РК - главу исполнительной власти республики, входящей в единую систему исполнительной власти Российской Федерации, и на аппарат его управле­ния — администрацию. Однако в связи со значительным объемом работы Президента (федерального уровня - член Совета Федерации, международного - Президент Всемирной шахматной федерации) было принято решение образовать исполнительно-распорядительный орган при Президенте республики. При этом ставилась цель не уве­личивать аппарат управления и расходы на его содержа­ние, не усложнять структуру исполнительной власти рес­публики. В то же время этот орган должен был сосредото­чить в своих руках оперативное управление и контроль за социально-экономическим и культурным строительством, за проводимой в республике реформой.

В соответствии с Законом республики о Правительстве Республики Калмыкия, принятым 6 июня 1994 г. Прези­дент как глава республики и исполнительной власти вправе образовать правительство и возглавить его либо назначить председателя правительства по согласованию с Народным Хуралом (Парламентом) республики. Президент РК в соот­ветствии с данным Законом в тот же день, 6 июня 1994 г., сформировал первое правительство пореформенного пери­ода в составе 11 человек во главе с вице-президентом Рес­публики Калмыкия.

Подготовку вопросов для рассмотрения на заседаниях Правительства республики первоначально организовывал и осуществлял аппарат администрации Президента, кото­рый обеспечивал контроль и систематическую проверку ис­полнения постановлений и распоряжений Правительства республики. В последующие годы, с постепенным расшире­нием состава Правительства, эти функции были возложены на его собственный аппарат - управление делами. В 1995 г. правительство состояло уже из 19 членов, в том числе пред­седатель, 2 первых заместителя и 3 заместителя председате­ля, 12 министров и председатель Национального банка.

В настоящее время, к концу 2001 г., состав Правительст­ва Республики Калмыкия сформирован в количестве 26 че­ловек, в том числе председатель, 2 первых заместителя, 4 заместителя председателя, 19 министров, председатель Государственного земельного комитета, военный комиссар республики.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (часть 2 статьи 77) и Федеральным законом от 6 октября 1999 г. "Об общих принципах организации законодатель­ных (представительных) и исполнительных органов госу­дарственной власти субъектов Российской Федерации" (пункт 3 статьи 17) правительство Республики Калмыкия входит в единую систему исполнительной власти Россий­ской Федерации. Но эта единая система исполнительной власти страны строится в пределах сферы общественных отношений, регулирование которых отнесено Конституци­ей Российской Федерации и к компетенции Федерации, и к компетенции ее субъектов (т.е. в пределах компетенции Российской Федерации и в пределах совместной компетен­ции), а также на принципах разделения государственной власти, но не на принципах демократического централизма.

Это на практике означает, что Правительство Россий­ской Федерации, возглавляя систему исполнительной вла­сти Федерации, вправе координировать деятельность органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации; рассматривать их предложения, в том числе и предложения по проектам своих решений по предметам совместного ве­дения Российской Федерации и субъектов Российской Феде­рации, осуществлять контроль за их деятельностью в части вопросов, отнесенных к компетенции Российской Федера­ции. Оно может только вносить предложения Президенту Российской Федерации о приостановлении действия актов органов исполнительной власти субъектов Российской Фе­дерации в случае их противоречия Конституции Российской Федерации, федеральным законам, международным обяза­тельствам страны или нарушения прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации, а также инициировать отмену подобных актов в судебном порядке.

В связи с тем, что ни Степное Уложение, ни Федераль­ный Закон "Об общих принципах организации законода­тельных (представительных) и исполнительных органов го­сударственной власти субъектов Российской Федерации" не ограничивают полномочия главы субъекта Федерации (в данном случае и Калмыкии) конкретным исчерпывающим перечнем, Президент РК передает часть своих полномочий (за исключением полномочий прерогативного характера) Правительству РК и определяет его полномочия специаль­ным нормативным правовым актом.

В силу особого статуса Правительства республики, как исполнительного и распорядительного органа при Президенте РК, в Степном Уложении не установлена его компетенция даже в общей форме. Предметная компетен­ция Правительства республики, вытекающая из вопросов ведения республики (субъекта) и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72 Консти­туции РФ), устанавливается в Законе Республики Калмы­кия о правительстве от 1 ноября 1998 г. с принятыми до­полнениями и изменениями в феврале, апреле и декабре 2000 г.

Согласно Конституции Российской Федерации (часть 2 статьи 95) и Федеральному Закону *'0 порядке формирова­ния Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации" от 5 декабря 1995 г. в Совете Федерации от Калмыкии были представлены глава исполнительной вла­сти Президент РК К.Н. Илюмжинов и председатель Народ­ного Хурала (Парламента) РК К.Н. Максимов.

Республика Калмыкия как субъект Российской Федера­ции в силу статьи 77 Конституции РФ самостоятельно уста­навливает систему собственных органов государственной власти. Но при этом с обязательным соблюдением основ конституционного строя Российской Федерации и общих принципов организации представительных и исполнитель­ных органов государственной власти субъектов Федерации, установленных Федеральным Законом от 6 октября 1999 г. В соответствии с принципом разделения государственной власти в Калмыкии в апреле 1993 г. был сформирован вре­менный законодательный (представительный) орган госу­дарственной власти в составе 25 депутатов.

После принятия Степного Уложения (Конституции) и создания соответствующей правовой базы в октябре 1994 г. в Калмыкии был сформирован путем всеобщих прямых и равных выборов при тайном голосовании, на альтернатив­ной основе постоянно действующий законодательный ор­ган -- Народный Хурал (Парламент) Республики Калмыкия. Он состоит из 27 депутатов, избранных по территориаль­ным избирательным округам сроком на пять лет (первона­чально был установлен четырехлетний срок полномочий депутатов) (смотри приложение Ж).

Все депутаты Народного Хурала (Парламента) РК, за исключением председателя и его заместителя, совмещают мандат с выполнением основной работы, т.е. депутатский мандат не связан с профессиональной деятельностью. Соче­тание основной работы с депутатской деятельностью имеет свои плюсы и минусы. Положительным является то, что до­стигается экономия бюджетных средств, поскольку депута­ты не получают заработную плату, не предусматриваются и не оплачиваются транспортные расходы и т.д. Но минусы более значимы, чем финансовые плюсы. В связи с тем, что депутаты парламента РК работают только в период заседа­ний комиссий, собираемых накануне сессии, и непосредственно в процессе сессии парламента республики, основную подготовку законопроектов выполняет аппарат парламен­та. В силу такого положения депутаты практически отстра­нены от активного законотворческого процесса и подклю­чаются к нему только на завершающем этапе. Такая прак­тика депутатской деятельности в законодательном органе не позволяет им приобрести достаточный опыт нормотворческой практики. Кроме того, качество республиканского законодательства зависит уже не от депутатов, а от профес­сионализма, грамотности юристов аппарата парламента, которые не совсем свободны от влияния внешних факто­ров. В такой практике законотворчества аппарат законода­тельного органа активно влияет на законотворческую ра­боту депутатов. Поэтому постоянные комиссии (комитеты) должны возглавлять депутаты, работающие на профессио­нальной основе.

Одной из трех основных ветвей государственной власти, закрепленных в главе I Конституции РФ, является судебная власть. Она получила регулирование в главе VII Конститу­ции РФ, в Федеральном конституционном законе «0 Кон­ституционном суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г., Федеральном конституционном законе «0б арбит­ражных судах в Российской Федерации» от 28 апреля 1995 г., Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г., Фе­деральном конституционном законе "О внесении измене­ний и дополнений в Закон Российской Федерации "О стату­се судей в Российской Федерации" от 15 декабря 2001 г. и в других федеральных законах. В судебную систему страны входят федеральные суды и суды субъектов Российской Фе­дерации.

К федеральным судам общей юрисдикции, действую­щим на территории республики, относятся Верховный суд Республики Калмыкия, Элистинский городской и районные суды. Непосредственно вышестоящей судебной инстанцией по отношению к Верховному суду РК выступает Верховный Суд РФ. А по отношению к городскому, районным судам республики вышестоящей судебной инстанцией является Верховный суд Республики Калмыкия.

К судам субъектов Российской Федерации отнесены конституционные (уставные) суды субъектов РФ, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов РФ. На основании Закона РК "О мировых судьях в Респуб­лике Калмыкия" от 27 октября 1999 г., принятого в соответ­ствии с Федеральным Законом "О мировых судьях в Рос­сийской Федерации" от 17 декабря 1998 г., в республике учреждены должности мировых судей и образовано 14 су­дебных участков. Деятельность мировых судей республики, кроме расходов на заработную плату и социальные вы­платы, предусмотренные для них федеральными законами, финансируется еще за счет средств республиканского бюд­жета через Управление судебного департамента при Вер­ховном Суде Российской Федерации в Республике Кал­мыкия.

В соответствии с Законом РК "О мировых судьях в Рес­публике Калмыкия" (ст. 7) мировые судьи в республике на­значаются на должность Народным Хуралом (Парламен­том) РК по представлению Президента РК, согласованному с председателем Верховного суда РК и основанному на по­ложительном заключении квалификационной коллегии су­дей Республики Калмыкия. Мировой судья республики впервые назначается на должность сроком на три года, а при повторном и последующих назначениях - на пять лет.

К федеральным арбитражным судам, действующим с 1995 г. на территории Калмыкии, относится арбитражный суд Республики Калмыкия. Вышестоящей судебной инстан­цией по отношению к арбитражному суду РК является фе­деральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа (центр - город Краснодар).

Возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с Конституцией РФ и федераль­ным законодательством самым непосредственным образом связана с порядком финансирования судов (производится только из федерального бюджета и отдельной строкой) и порядком назначения судей судов общей юрисдикции и ар­битражных судов. Правовое положение судей, их права и обязанности, порядок назначения и смещения регулируют­ся Конституцией РФ, Законом РФ «0 статусе судей в Рос­сийской Федерации» от 26 июня 1992 г. (с изменениями и до­полнениями), Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», Федераль­ным конституционным законом «О внесении дополнений и изменений в Федеральный конституционный закон «0 су­дебной системе Российской Федерации» от 15 декабря 2001 г.. Федеральным законом «О внесении изменений и до­полнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"» от 15 декабря 2001 г.

Судьи, в том числе председатели, заместители председа­телей, Верховного суда и арбитражного суда Республики Калмыкия, а также судьи, в том числе председатели и заме­стители председателей, городского и районных судов рес­публики назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Верховного Суда РФ, осно­ванному на заключении соответственно квалификационной коллегии Верховного суда и квалификационной коллегии арбитражного суда РК. Если прежним федеральным зако­нодательством при назначении судей, в том числе председа­телей, заместителей председателей, указанных судов требо­валось еще "согласие" законодательного (представительно­го) органа соответствующего субъекта РФ, то Федераль­ным конституционным законом «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"» теперь не предусматрива­ется при назначении судей, в том числе председателей, заме­стителей председателей, указанных судов учет мнения зако­нодательного (представительного) органа соответствующего субъекта Федерации, т.е. это положение исключено.

Председатели, заместители председателей Верховного суда, арбитражного суда. Элистинского городского и район­ных судов назначаются на должность Президентом РФ сро­ком на шесть лет. Одно и то же лицо может быть назначе­но на должность председателя (заместителя председателя) одного и того же суда неоднократно, но не более двух раз подряд. Судьи Верховного суда, арбитражного суда, Эли­стинского городского и районных судов республики в пер­вый раз назначаются на должность сроком на три года, по истечении которых они могут быть назначены на ту же должность без ограничения срока полномочий до достиже­ния предельного возраста пребывания в должности судьи - 65 лет.

Конституция РФ учреждает Конституционный Суд РФ как федеральный суд в единственном числе и не предусмат­ривает федеральную систему органов конституционной юстиции. Поэтому Конституция РФ не наделяет Конститу­ционный Суд РФ в отличие от Верховного Суда РФ и Высше­го Арбитражного Суда РФ эпитетом "высший". Но, тем не менее, в Федеральных конституционных законах "О судебной системе Российской Федерации" и «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"» предусматривается возмож­ность создания органа конституционного контроля в субъек­тах РФ, т.е. дающая право, но не являющаяся обязанностью субъекта РФ. Такие органы конституционного контроля су­ществуют в некоторых субъектах РФ - Башкортостане, Бу­рятии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карелии, Коми, Северной Осетии (Алании), Татарстане, Тыве, Адыгее, Марий Эл, Саха (Якутии), Воронежской, Свердловской, Тюменской и других областях. Конституционные (устав­ные) суды субъектов РФ создаются в соответствии с их кон­ституциями (уставами) и законодательством.

В Республике Калмыкия отсутствует орган конституци­онной юстиции. Однако на данном этапе возникает необхо­димость в таком органе в субъектах Федерации. В связи с разрешением важной проблемы укрепления федерализма - обеспечения единого конституционного пространства на­ступает следующий этап в становлении правового государ­ства. В субъектах РФ особое значение приобретает необхо­димость обеспечения соответствия законов субъектов РФ, нормативных правовых актов органов государственной вла­сти субъектов РФ, органов местного самоуправления кон­ституции (уставу) субъекта РФ, а также толкования консти­туции (устава) субъекта РФ, разрешения вопросов по жало­бам о нарушении конституционных прав и свобод граждан и др.

В целом конституционные (уставные) суды субъектов РФ имеют перспективы для развития. Но в целях эффек­тивной их деятельности следует принять рамочный феде­ральный закон о конституционных (уставных) судах субъе­ктов РФ, введя их в единую федеральную судебную систему страны.

В соответствии с Конституцией РФ (статья 129) и Феде­ральным Законом "О Прокуратуре Российской Федерации" (в редакции от 17 ноября 1995 г. и с дополнениями, измене­ниями) Прокуратура Российской Федерации представляет собой единую федеральную централизованную систему ор­ганов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением за­конов. действующих на территории Российской Федерации. Она призвана обеспечивать верховенство закона, единство и укрепление законности, защиту прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемые законом интересы обще­ства и государства.

В систему Прокуратуры Российской Федерации входят и прокуратуры субъектов РФ, в том числе и Республики Кал­мыкия. Прокурор РК назначается на должность сроком на пять лет Генеральным прокурором РФ по согласованию с главой исполнительного органа государственной власти республики - Президентом РК, Прокурор республики под­чинен и подотчетен Генеральному прокурору РФ и освобо­ждается им от занимаемой должности. Прокуроры города Элисты, районов республики назначаются на должность сроком на пять лет и освобождаются от должности Гене­ральным прокурором РФ. Они подчинены и подотчетны прокурору республики и Генеральному прокурору РФ.

Прокуратура республики осуществляет надзор за испол­нением законов и соблюдением прав и свобод человека и гражданина Народным Хуралом (Парламентом), Президен­том, Правительством РК, республиканскими министерства­ми и ведомствами, органами местного самоуправления, фе­деральными ведомствами и службами, находящимися на территории республики, органами контроля, их должност­ными лицами, а также надзор за соответствием издаваемых ими правовых актов. Прокурорский надзор распрост­раняется на органы управления и на руководителей ком­мерческих и некоммерческих организаций, а также на орга­ны и учреждения, исполняющие наказание и применяю­щие назначаемые судом меры принудительного характера, на администрации мест содержания задержанных и заключенных под стражу и на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, дознание и предвари­тельное следствие.

Прокуроры республики, города, районов осуществляют уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодатель­ством Российской Федерации, координацию деятельности правоохранительных органов республики по борьбе с пре­ступностью.

Прокуроры республики в соответствии с процессуаль­ным законодательством Российской Федерации участвуют в рассмотрении дел судами, опротестовывают противореча­щие закону решения, приговоры, определения и постанов­ления судов. Кроме того, прокуратура республики принимает участие в правотворческой деятельности (в предваритель­ном обсуждении законопроектов на заседании комиссий, рабочих групп, в даче заключений на законопроекты, в об­суждениях на заседаниях парламента и т.д.).

Органы прокуратуры республики осуществляют полно­мочия независимо от федеральных ведомств и служб, от органов государственной власти, органов местного самоуп­равления республики, общественных объединений и в стро­гом соответствии с действующими на территории Россий­ской Федерации законами. Федеральный закон "О Проку­ратуре Российской Федерации" запрещает вмешательство кого бы то ни было в осуществление прокурорской дея­тельности.

В Республике Калмыкия, как и в других субъектах РФ существуют органы государственной власти, которые не входят ни в одну из трех ветвей власти. В то же время эти органы создаются и действуют в соответствии с Конститу­цией РФ, федеральными законами, Степным Уложением (Конституцией) и законами республики. По своему статусу они являются, как отмечает известный ученый-юрист М.В. Баглай, независимыми органами государственной вла­сти с особым статусом29. К числу таких органов в Россий­ской Федерации относятся; Центральная избирательная ко­миссия РФ, избирательные комиссии субъектов РФ, окружные избирательные комиссии, территориальные избира­тельные комиссии, участковые избирательные комиссии.

Избирательная комиссия Республики Калмыкия, созда­ваемая в соответствии со ст. 23 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 19 сен­тября 1997 г. и Законом РК "Об Избирательной комиссии Республики Калмыкия" от 31 июля 1998 г.30 Народным Ху­ралом (Парламентом) и Президентом РК, является государ­ственным органом республики. Она формируется открыто и гласно сроком на пять лет на основе предложений избира­тельных объединений, избирательных блоков, обществен­ных объединений, выборных органов местного самоуправ­ления, Избирательной комиссии РК предыдущего действия в составе 14 членов с правом решающего голоса. При этом государственные служащие не составляют более одной тре­ти от общего числа Избирательной комиссии РК.

Члены Избирательной комиссии РК на первом заседа­нии выбирают из своего состава тайным голосованием председателя, заместителя председателя, секретаря. Изби­рательная комиссия РК является юридическим лицом и дей­ствует на постоянной основе.

Избирательная комиссия РК при проведении выборов, референдумов федерального уровня действует под руковод­ством Центральной избирательной комиссии РФ. А Изби­рательная комиссия РК, в свою очередь, при проведении выборов, референдумов федерального и республиканского уровня выступает вышестоящей комиссией по отношению к избирательным комиссиям, комиссиям референдума, сформированным на территории республики. При проведе­нии референдума Российской Федерации, референдума рес­публики Избирательная комиссии РК действует в качестве комиссий референдума.

Избирательная комиссия РК в пределах своей компетен­ции обеспечивает на территории республики реализацию и защиту избирательных прав и права на участие в референ­думе граждан Российской Федерации, постоянно или преи­мущественно проживающих на территории Калмыкии и об­ладающих избирательными правами. Она активно участву­ет на всех стадиях избирательного процесса выборов и референдумов федерального и республиканского значения. В случаях, предусмотренных федеральными законами, за­конами республики. Избирательная комиссия РК вправе на­значать и проводить выборы в органы государственной вла­сти Калмыкии.

Избирательная комиссия РК осуществляет контроль за соблюдением законности при подготовке и проведении вы­боров всех уровней, обеспечивает единообразие примене­ния соответствующих законов на территории республики. По вопросам, связанным с подготовкой и проведением вы­боров, референдумов. Избирательная комиссия РК вправе заслушивать информацию органов исполнительной власти, органов местного самоуправления республики и принимать по ним решения, обязательные к исполнению не только ор­ганами исполнительной власти, государственными учреж­дениями, органами местного самоуправления республики, но и кандидатами, зарегистрированными кандидатами, из­бирательными объединениями, избирательными блоками, общественными объединениями, организациями, должно­стными лицами, избирателями.

Избирательная комиссия РК вправе обращаться с пред­ставлением о проведении соответствующей проверки и пре­сечении нарушений федеральных конституционных зако­нов, федеральных законов, законов республики, уставов муниципальных образований в части, регулирующей подго­товку и проведение выборов, референдума, в правоохрани­тельные органы, которые обязаны в установленные законом сроки немедленно принять действенные меры. Государст­венные органы, органы местного самоуправления, учреж­дения, организации, предприятия с государственным уча­стием, а также их должностные лица обязаны оказывать избирательным комиссиям на территории республики со­действие в реализации их полномочий. Избирательная ко­миссия РК в пределах своей компетенции независима от органов государственной власти и от органов местного са­моуправления республики.

В соответствии с Конституцией РФ (часть 1 статьи 17) и Степным Уложением РК (статья 2) в Республике Калмыкия признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нор­мам международного права. В целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод человека и гражда­нина, их соблюдения и уважения государственными органа­ми. органами местного самоуправления и должностными лицами в республике с 1997 г. учрежден и действует инсти­тут несудебной государственной правозащиты граждан. В 1997 г. в республике была организована Комиссия по пра­вам человека при Президенте РК, а в 2001 г. в соответствии с Законом РК "Об Уполномоченном по правам человека в Республике Калмыкия" сформирован независимый инсти­тут Уполномоченного по правам человека (омбудсмен), права, задачи, компетенция и полномочия которого определены в соответствии с Федеральным конституционным законом «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» от 26 февраля 1997 г.

Федеральные органы исполнительной власти в соответ­ствии с Конституцией РФ (часть 1 статьи 78) могут созда­вать в субъектах Федерации свои территориальные органы для осуществления полномочий федеральной власти и на­значать соответствующих должностных лиц. К таким тер­риториальным федеральным органам исполнительной вла­сти в Калмыкии относятся Департамент Федеральной госу­дарственной службы занятости населения по Республике Калмыкия, Управление Федеральной службы безопасности РФ по Республике Калмыкия, Управление Министерства налоговой полиции РФ по Республике Калмыкия, Управле­ние Министерства юстиции РФ по Республике Калмыкия, Управление Министерства РФ по налогам и сборам по Рес­публике Калмыкия, Отделение Пенсионного фонда РФ по Республике Калмыкия, Управление Федерального казна­чейства по Республике Калмыкия, Управление Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Республике Калмы­кия и др. Они полностью независимы от органов исполни­тельной власти Республики Калмыкия, однако в своей дея­тельности учитывают интересы республики и в связи с этим активно взаимодействуют с республиканскими органами ис­полнительной власти.

На территории Калмыкии, кроме того, функционирует Национальный банк республики, являющийся обособлен­ным подразделением Центрального банка Российской Фе­дерации. Национальный банк РК осуществляет часть функ­ций Центрального банка РФ на территории Калмыкии. Главная задача Национального банка РК состоит в том, чтобы проводить единую федеральную политику в сфере денежного обращения, кредитного регулирования, исполь­зование кредитных ресурсов и осуществлять надзор за бан­ковской деятельностью, В составе Национального банка РК действует расчетно-кассовый центр, главная задача которого - обеспечить эффективное, надежное и безотказ­ное функционирование платежной системы Российской Фе­дерации.

Одним из особых институтов народовластия в республи­ке является местное самоуправление, обеспечивающее де­мократическую децентрализацию управления. Местное само­управление в республике осуществляется в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами. Степным Уложением (Конституцией) РК и законами, уставами муни­ципальных образований республики. Федеральный Закон "Об общих принципах организации местного самоуправле­ния в Российской Федерации" от 28 августа 1995 г., развивая конституционные положения, определяет местное самоуп­равление как "признаваемую и гарантируемую Конститу­цией Российской Федерации самостоятельную и под свою ответственность деятельность населения по решению непо­средственно или через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населе­ния, его исторических и иных местных традиций"31.

В Республике Калмыкия сформирована достаточная правовая база, определяющая статус местного самоуправ­ления и режим его функционирования. Имеющийся комп­лекс нормативных правовых актов, законов республики регулирует вопросы системы, организации местного само­управления, финансово-экономической основы местного самоуправления, а также компетенции органов местного са­моуправления. К числу нормативных актов, составляющих правовую основу местного самоуправления, относятся и ус­тавы муниципальных образований республики.

В феврале 2001 г. проведены очередные выборы депу­татов представительных органов местного самоуправления 128 муниципальных образований республики, в том числе: городских - 3, районных - 13, сельских - 112. В представи­тельные органы местного самоуправления республики из­браны 734 депутата (в среднем 5-9, по каждому муници­пальному образованию, за исключением Элистинского - 11). Из состава депутатов представительных органов местного самоуправления 121 муниципального образования избраны главы муниципальных образований, а в 7 - избраны непо­средственно населением путем всеобщих равных и прямых выборов при тайном голосовании. Главы муниципальных образований избираются сроком на четыре года и работа­ют на штатной основе, а председатели и депутаты предста­вительных органов совмещают свои полномочия с основ­ной производственной и служебной деятельностью.

Организация новых органов местного самоуправления — только начало реформы. Главное - освоение новых функ­ций, нового места в системе публичной власти, реальное влияние на местные дела, реализацию прав и свобод чело­века и гражданина, утверждение эффективного демократи­ческого местного самоуправления.

Таковы особенности развития Калмыкии, ее государст­венности, государственных институтов в условиях становле­ния нового российского федерализма, федеративных отно­шений. Федеративное реформирование России открывает путь к новой технологии организации власти, устройства народов и территорий, к их взаимоотношениям и взаимо­действию в едином правовом, историческом пространстве, к развитию у них традиций самоуправления и взаимной ответственности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

После Октябрьской революции 1917 года правовой статус Калмыкии изменился – от уезда, губернии до национального государства – автономной республики в составе РСФСР.

Заложенные в советских нормативных и законодательных документах принципы федерализма позволили субъектам РСФСР образовать национальную государственность в различных формах (хотя и неодинаковых по правовому статусу), приступить к строительству федеративного государства.

Но на практике принципы федерализма остались нереализованными. РСФСР сформировалась и развивалась как унитарное государство с чисто символической федерацией, централизованной партийно-государственной системой управления. В Конституции РСФСР был заложен основной признак унитарного государства – принцип демократического централизма. Ее положение в основном носили формальный характер.

На начальном этапе образование национальной государственности Калмыкии создало определенные благоприятные условия для социально-экономического, культурного, политического развития, для консолидации калмыцкого народа в нацию. Но этот фактор в результате деформации общественного развития страны в условиях сверхцентрализма не оказал глубокого влияния на дальнейшее развитие Калмыкии. В связи со специализацией ее экономики она была превращена в аграрно-сырьевой регион.

Предпринятые в 60-х и до начала 80-х годов официальными властями страны меры по совершенствованию внутригосударственных отношений, правового статуса субъектов РСФСР, а также обновление их конституционного законодательства не дали положительных результатов в решении назревших проблем государственного устройства, национальных отношений. Эти меры носили разрозненный, «аварийный» характер и не затрагивали существующую систему власти и ее органов, принципы их построения и взаимоотношений.

В конце 80 – начале 90-х годов верховным органом Союза ССР был принят ряд законодательных актов, принципиально изменивших правовой статус автономных республик и их взаимоотношения с союзными республиками, в составе которых они находились. Автономные республики, располагая правовой основой, приступили к решению проблем «суверенизации». Принятые ими декларации о государственном суверенитете сыграли свою историческую роль – они изменили правовой статус автономных республик.

Калмыкия своевременно пришла к выводу о том, что развитие и укрепление ее государственности, повышение самостоятельности в решении своих дел лежит не через «суверенизацию», а через укрепление федеративного государства, совершенствование федеративных связей, децентрализацию управления, соблюдение демократических принципов разделения власти.

Все это можно было осуществить, лишь реформировав советскую систему власти и ее органов. Поэтому Калмыкия одной из первой в России начала реформу своей политической системы, обновление законодательства, создание правовой базы проведения реформы во всех сферах жизни общества.

В Калмыкии положительно оценили принятие Федеративного договора – договора о разграничении предметов ведения и полномочий между Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации. Договор имеет важное значение не только в развитии принципов федерализма, национальной политики, федеративных отношений, но и в повышении статуса национальных республик, укреплении и развитии Российской Федерации.

В комплексе с Федеративным Договором позитивное значение в решении вопросов государственного строительства, развитии принципов федерализма, создании фундамента правовой базы демократического государства, сохранении единства России имеют формирование Федерального собрания, принятие Конституции Российской Федерации, Степного Уложения (Основного Закона) Республики Калмыкия.

Одним из главных условий развития федеративных отношений, естественно, выступает необходимость безусловного соблюдения и выполнения всеми субъектами Российской Федерации Конституции Российской Федерации, обеспечения единого конституционного пространства и верховенства федеральных законов на всей территории Российской Федерации, а также соблюдение и выполнение федеральными органами государственной власти норм Конституции Российской Федерации.

Имея необходимую на данном этапе правовую и научную базу для строительства федеративного государства с учетом его национально-этнического состава, национального и территориального признаков, решив вышеотмеченные и другие проблемы, Россия, на мой взгляд, избежит, с одной стороны, наметившейся тенденции к унитаризации, а с другой – к сепаратизму. Россия сможет установить подлинные федеративные отношения, обеспечивающие решение двуединой задачи: сохранение самобытности и самостоятельности составных частей государства при укреплении целостности и единства Российской Федерации.

Таким образом, считаю, что обозначенные цели и задачи во введении к данной работе раскрыты и выполнены.













Conclusion

After October revolution of 1917 the legal status of Kalmykiya changed – from a district, a province to a national state – an autonomous republic in the structure of the Russian Federation.

The principles of federalism put in the soviet normative and legislative documents have allowed the subjects of the Russian Federation to form national statehood in different forms (though they are different on legal status) to proceed with the construction of the federative state.

But in practice the principles of the federalism remained unrealized. The Russian Federation formed itself and developed as a unitary state with purely symbolic federation site party-state managerial system. The main principle of a unitary state – the principle of the democratic centralism had the formal nature put in the Constitution of the Russian Federation.

The certain happy circumstances created on the initial stage the formation of the national statehood of Kalmykiya for social-economic, cultural and political development, for consolidation of the kalmyk folk in to nation. But this factor as a result of deforming of the social development of the country in the conditions of super centralism has not rendered the deep influence upon the most further development of Kalmykiya. In relationship with specialization of its economy it was transformed in to agrarian raw material region. Undertaken in the 60-s and till the beginning of the 80-s years by the official power of the country measures on improvement of the internal relations, legal status of the subject of the Russian Federation, as well as renovation of their constitutional legislation did not give positive results in decision of the urgent problems of state device and national relations. These measures carried disembodied, «emergency» nature and did not touch the existing system of authorities and its parts, principles of their building and interrelations.

At the end of the 80-s and in the beginning of the 90-s some legislative acts were accepted by the government bodies which greatly changed the legal status of the autonomous republics and their relations with union republics which parts they were. The autonomous republics, disposing legal base, with have proceeded with the decision of the problems of the sovereigntisation. The declarations about state sovereignty taken by them have played its historical role – they have changed the legal status of the autonomous republics.

Kalmykiya in proper time came to conclusion about that the development and fortification of its statehood, increasing of independence in decision of their own deals lies not through the sovereigntisation but through fortification of the federative state, improvement of the federative relationships, decentralization of management, observance of democratic principles of division of authorities.

All this was possible to realize, only having reformed the soviet system of authorities and its bodes. So Kalmykiya one of the first in Russia began the reform of its political system, renovation of legislation, making of legal base of the undertaking the reform in all spheres of the social life.

The Federative Agreement – an agreement on delimitation of the power competentions between the Russian Federation and government structures of the sovereign republics as the parts of the Russian Federation was positively valued in Kalmykiya. The Agreement has great importance not only in the development of the principles of federalism, national policy, federative relations, but also in increasing of the status of the national republics, fortification and development of the Russian Federation.

In complex with Federative Agreement the positive importance in decision on the matter of state construction, the development of the principle of federalism, making the foundation of the legal base of the democratic state, conservation of the unity of Russia has the forming of the Federal Assembly, acceptance of the Constitution of the Russian Federation, Steep Code of low (the Main Law) of the Republic Kalmykiya. One of the main terms of the development of the federative relations, naturally, is the need of unconditional observance and execution by all the subject of the Russian Federation the Constitution of the Russian Federation, the provision of the united constitutional space and the leading position of the federal laws on the whole territory of the Russian Federation, as well as the observance and execution by the government authorities the Constitution of the Russian Federation.

Having necessary legal and scientific base for construction federative of the state taking into account its national-ethnic structure, national and territorial peculiarities solving named and other problems, Russia, on my glance, will avoid, on the one hand the marked trends to unitarisation, but on the other hand – to separatism. Russia will be able to install the authentic federative relations, providing the decision of the two united problems: conservation of peculiarities and independence of the component parts of the state for fortification of wholeness and unity of the Russian Federation.

Thereby consider that the marked purposes and aims in the introduction to the work are gained and solved by me.














Список использованных источников

  1. Нормативные материалы

  1. Конституция (Основной Закон) Российской Федеративной Социалистической Республики. Принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета РСФСР девятого созыва 12 апреля 1978 года. – М., 1978.

  2. Конституция (Основной Закон) Калмыцкой Автономной Советской Социалистической Республики. Принята на внеочередной восьмой сессии Верховного Совета Калмыцкой АССР шестого созыва 30 мая 1978 года. – Элиста, 1978.

  3. Степное Уложение (Основной Закон) Республики Калмыкия – Элиста, 1994.

  4. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями)//ЦИК РФ. - М., 1999// Ведомости Народного Хурала (Парламента) Республики Калмыкия. - Элиста, 1998, №5.

  5. Конституция Российской Федерации// Российская газета. – . 25 декабря 1993 г., №273.

  6. Декреты Советской власти. Т. 1: 25 октября 1917 г. – 16 марта 1918 г. - М., 1957

  7. Первые декреты Советской власти. // Сборник факсимильно воспроизведенных документов. М., 1987. - С.30

  8. Первый общекалмыцкий съезд советов, 2-9 июля 1920 г. // Протоколы. – Элиста, 1971.

  9. Сборник законодательных и иных правовых актов по вопросам выборов в федеральные органы государственной власти и референдума Российской Федерации. - М., 1997.

  10. СССР: Административно-территориальное деление союзных республик на 1 января 1958 г. - М., 1958.

  11. Определение Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001г. №250-О «По запросу Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан о толковании рада положений статей 5, 11, 71, 72, 73, 76, 77, 78 и 78 Конституции РФ».

  12. Определение Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. №92-О «По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции РФ отдельных положений Конституции РФ отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики, Коми, Республики Северная Осетия – Алания и Республики Татарстан».

13. Указ Президента Российской Федерации от 10 февраля 1996 г. №173 «О включении нового наименования субъекта Российской Федерации в статью 65 Конституции РФ «Обеспечение эффективного взаимодействия и координации при осуществлении государственного контроля – стратегия сегодняшнего дня».


2. Документы.

1. Национальный Архив РК. Ф. Р-3. Оп. 2 Д. 2164. Л. 7; Д. 2173. Л. 7-9; Оп. 10с. Д. 177. Л. 5.

2. Национальный Архив РК. Ф. Р-3. Оп. 10с.Д. 177. Л 7.

3. Национальный Архив РК. Ф. Р-2. Оп. 1. Д. 28. Л. 7, 53, 56, 62; Д. 138. Л. 2, 10; Д. 119. Л. 65-68


3. Учебники, учебные пособия, монографии

1. Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф., Яров Ю.Ф. Федерализм в истории России: В 3 кн. - М., 1992. Кн. 1. - С. 163,164.

2. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для вузов. - М., 1998. - С. 337

3. Высшие органы исполнительной власти Калмыкии: История и современность (1918-2000 гг). - Элиста, 2000. - С. 17-18

4. Иванько Н.И., Наберухин А.И., Орехов И.И. Великий Октябрь и гражданская война в Калмыкии. - Элиста, 1968. - С. 67

5. Илюмжинов К.Н., Максимов К.Н. На пути к демократии. - Элиста, 1998. - С. 19-21

6. К истории образования автономной области калмыцкого народа (октябрь 1917 г.- ноябрь 1920 г.) //Сб. документов и материалов. - Элиста, 1960. - С. 37-39

7. Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т. 41. - С. 342.

8. Максимов К.Н. История Национальной государственности Калмыкии. - М., 2000. - С. 60-63.

9. Максимов К.Н. Калмыкия в национальной политике, системе власти и управления России (XVIIXX вв.). – М.: Наука, 2002.

10. Максимов К.Н. История становления национальной государственности Калмыкии. – Элиста, 2000.

11. Нелидов А.А. История государственных учреждений СССР, 1917-1936 гг. Учебное пособие. - М., 1962.

12. Национально-государственное строительство в Калмыцкой АССР (июль 1920-июнь 1937 гг.). – Элиста, 2001.


4. Статьи.

  1. Черепанов В.А. О принципах разделения государственной власти между Российской Федерации и ее субъектами. // Журнал российского права, 2003, №9.

  2. Хабриева Т.Я. Правовые и организационные основы национально-культурных автономий в Российской Федерации. // Журнал российского права, 2003, №7.

  3. Замышляев Д.В. Проблемы иерархии нормативно-правовых актов в Российской Федерации. // Государственная власть и местное самоуправление, 2003, №1.





































1 Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1: 25 октября 1917 г. – 16 марта 1918 г. С. 8

2 Там же. С. 40.

3 Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1: 25 октября 1917 г. – 16 марта 1918 г. С. 341-343


44 Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф., Яров Ю.Ф. Федерализм в истории России: В 3 кн. М., 1992. Кн. 1. С. 163,164.

5 Первые декреты Советской власти.// Сборник факсимильно воспроизведенных документов. М., 1987. - С.30


6 Иванько Н.И., Наберухин А.И., Орехов И.И. Великий Октябрь и гражданская война в Калмыкии. - Элиста, 1968. - С. 67

7


К истории образования автономной области калмыцкого народа (октябрь 1917 г.- ноябрь 1920 г.) //Сб. документов и материалов. - Элиста, 1960. - С. 37-39

8


Высшие органы исполнительной власти Калмыкии: История и современность (1918-2000 гг). - Элиста, 2000. - С. 17-18

9

Нелидов А.А. История государственных учреждений СССР, 1917-1936 гг. Учебное пособие. - М., 1962. - С. 424

10 К истории образования автономной области калмыцкого народа. С.43, 47.

11 Нелидов А.А. Указ. соч. С.424

12

Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Р.Ф., Яров Ю.Ф. Указ. соч. С. 192

13 Иванько Н.И., Наберухин А.И., Орехов И.И. Указ. соч. С. 104

14 Максимов К.Н. История Национальной государственности Калмыкии. - М., 2000. - С. 108.

15 Максимов К.Н. История Национальной государственности Калмыкии. - М., 2000. - С. 60-63.

16 Первый общекалмыцкий съезд советов, 2-9 июля 1920 г.// Протоколы. - Элиста, 1971. - С. 9

17 К истории образования автономной области калмыцкого народа. С. 78, 79.

18

Первый общекалмыцкий съезд советов. С. 216, 217.

19 Максимов К.Н. Органы государственной власти… С. 19

20 К истории образования автономной области калмыцкого народа. С. 78, 79.

21 Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т. 41. С. 342.

22 К истории образования автономной области калмыцкого народа. С. 70.

23

Национально-государственное строительство в Калмыцкой АССР (июль 1920-июнь 1937 гг.). - С. 304.

24

Национальный Архив РК. Ф. Р-3. Оп. 2 Д. 2164. Л. 7; Д. 2173. Л. 7-9; Оп. 10с. Д. 177. Л. 5.

25

Национальный Архив РК. Ф. Р-3. Оп. 2 Д. 2164. Л. 7; Д. 2173. Л. 7-9; Оп. 10с. Д. 177. Л. 5.

26

Национальный Архив РК. Ф. Р-3. Оп. 10с.Д. 177. Л 7.

27

Национальный Архив РК. Ф. Р-3. Оп. 10с. Д. 177. Л. 7

28

Национальный Архив РК. Ф. Р-2. Оп. 1. Д. 28. Л. 7, 53, 56, 62; Д. 138. Л. 2, 10; Д. 119. Л. 65-68

29 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для вузов. - М., 1998. - С. 337

30 Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями)//ЦИК РФ. - М., 1999// Ведомости Народного Хурала

(Парламента) Республики Калмыкия. - Элиста, 1998. - №5. - С.155-181

31


Сборник законодательных и иных правовых актов по вопросам выборов в федеральные органы государственной власти и референдума Российской Федерации. - М., 1997. - С. 169.


Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 29 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Общая информация

Номер материала: ДA-035110
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 29 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>