Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Исследовательская работа на тему "Местоимения в грамматической системе русского языка и в художественной речи( на материале комедии Н.В.Гоголя "Ревизор")
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Исследовательская работа на тему "Местоимения в грамматической системе русского языка и в художественной речи( на материале комедии Н.В.Гоголя "Ревизор")

библиотека
материалов


ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение…………………………………………………………………...

3

1 Местоимение в грамматической системе русского языка………………………………………………………………………..

8

1.1 Вопрос о месте местоимений в системе частей речи…………………..

8

1.2 Функции местоимений в языке………………………………………….

11

1.3 Классификация местоимений по значению и соотнесенности с другими частями речи……………………………………………………………

16

2 ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ МЕСТОИМЕНИЙ В КОМЕДИИ Н.В. ГОГОЛЯ «РЕВИЗОР»…………………………………………………………...

27

2.1 Функционально-стилистические свойства местоимений……………..

27

2.2 Своеобразие языка и стиля комедии Н.В.Гоголя «Ревизор»………….

30

2.3 Семантика и стилистические функции местоимений в комедии……..

34

3 МЕСТОИМЕНИЕ В ШКОЛЬНОМ КУРСЕ РУССКОГО ЯЗЫКА……...

49

3.1 Сравнительный анализ программ и учебников русского языка в плане представленности в них темы «Местоимение»………………………....

49

3.2 Трудности изучения местоимений на уроках русского языка………...

51

3.3 Рекомендации к изучению местоимений на материале художественного текста……………………………………………………………………

59

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………

68

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ...………………………

71

ПРИЛОЖЕНИЕ. Примеры употребления местоимений в комедии «Ревизор» Н.В. Гоголя…………………………………………………………...

75


ВВЕДЕНИЕ


Местоимения привлекают пристальное внимание исследователей. Им посвящено множество интересных работ, как небольших статей, так и фундаментальных исследований. Однако в лингвистике не прекращаются споры об указательном и заместительном свойствах местоимений, о местоименном значении, о частеречной природе местоимений и принципах их классификации.

Местоимения как предмет исследования представляют интерес потому, что внимание к этой части речи велико, а споры о статусе их в современной системе частей речи русского языка не угасают до сих пор. И, несмотря на то, что известные лингвисты оставили нам свои труды, самыми известными из которых являются работы А.А. Потебни, A.M. Пешковского, В.В. Виноградова, Е.П. Скобликовой, ученых до сегодняшнего дня волнует частеречный аспект изучения местоимений. Об этом свидетельствуют статьи Л.Я. Маловицкого, М.И. Алехиной, Л.И. Ушаковой, В.Н. Мигирина.

На проблему функционирования местоимений в языке как на одну из заслуживающих самого пристального внимания указал ещё в 1914 году Александр Матвеевич Пешковский в монографии «Русский синтаксис в научном освещении» в связи с тем, что он увидел «парадоксальность» этих слов, их специфичность. Необходимость углубленного изучения местоимений A.M. Пешковский объясняет тем, что «взаимоотношения между отдельными местоименными значениями так сложны, так синтаксичны, так разнообразны в отдельных языках, что картина этих отношений непременно должна быть дана в описательном синтаксисе каждого отдельного языка»1.

О большой практической значимости изучения стилистических свойств разных частей речи писал А. Н.Гвоздев. Он, в частности, отмечал, что «стилистика рассматривает целесообразность использования имеющихся в языке, соответствующих его нормам средств для тех задач, которые стоят перед участниками общения. Она ставит целью способствовать осознанию того, как лучше использовать возможности, представляемые языком»1. А как раз «стилистическая роль местоимений очень велика и разнообразна»2.

До недавнего времени существовало мнение, что художественный текст и разговорная речь – разные явления. На сегодня доказано обратное: именно разговорная речь очень сильно влияет на современное состояние языка. Язык теперь – не застывшая форма, а развивающееся явление.

Актуальным в связи с этим является исследование функционирования языковых единиц (местоимений) в тексте, который в учебных условиях служит воссозданию речевой ситуации. Оно дает возможность выявить местоимения, а также определить функции, которыми они наделены. А функции местоимений весьма интересны. Главные функции – анафорическая (замещения) и дейктическая (указание). Эти функции находят свою реализацию в языке.

До сих пор не поставлена точка в классификации местоимений. Кроме ставших уже классическими классификаций по значению и по соотношению с другими частями речи, М.И Алёхина предлагает нам заслуживающую внимания классификацию местоимений по способу их конкретизации3.

Функционирование местоимений в языке связано с социальной проблемой коммуникации. В.В. Виноградов писал, что «в разговорной речи обстановка и синтаксико-фразеологические связи, в книжной речи контекст определяют смысл местоименных слов, их отношение к отдельным предметам и явлениям. В употреблении их наиболее ярко проявляется основная сущность языка – его социальная обусловленность»4.

Выявление закономерностей употребления местоимений с учетом всех их своеобразных функций и экспрессивных оценочных свойств позволяет установить особенности их существования в современных условиях. Кроме того, дает возможность определить нормы и правила их функционирования (при изучении темы «Местоимение» в школе). При этом необходимо отметить, что контекст является обязательным условием при определении роли, функций, специфики местоимений.

В настоящее время отмечается особая частотность местоимений в художественной и разговорной речи. Особенная частота присуща именно разговорной речи. Об этом говорит С.В. Богданова1 в своей статье, где приводит сводные таблицы, которые доказывают, что шестая часть слов, используемых в разговорной речи, является местоимениями.Таким образом, изучение семантики и функций местоимений в тексте и речи важно как для лингвистики вообще, так и для решения частных вопросов: уточнение функций, значения, экспрессии местоимений. Это позволит лучше осознать их роль, может послужить ориентиром для учителей, помогая им в подготовке уроков как русского языка, так и литературы.

Объект исследования – местоимения в грамматической системе современного русского языка.

Предметом исследования являются частные случаи употребления местоимений в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор».

В существующих исследованиях местоимения подвергались анализу в основном на материале поэтических и прозаических произведений. Из драматических текстов встречаются лишь единичные иллюстрации.

Вопрос о местоимении в драме, комедии интересен уже тем, что язык произведений этого жанра исследован мало, а роль местоимений в них не раскрыта достаточным образом. Все это диктует необходимость изучения местоимений на материале языка драматического произведения, так как речь героев диалогична (монологична, психологична), приближена к разговорной, а именно в сфере разговорной речи местоимения наиболее частотны, что обусловлено их эмоционально-экспрессивным богатством, их ситуативной конкретизацией.

Цель работы заключается в исследовании семантики местоимений как самостоятельной части речи, их функций в языке и речи, а также изобразительно-выразительных свойств путём анализа языка комедии Н.В Гоголя «Ревизор».

В ходе работы предполагается решить следующие задачи:

1. Изучить лингвистическую литературу, посвященную проблемам местоимения как части речи, и литературу, освещающую проблемы стилистических функций местоимений в художественных текстах.

3. Рассмотреть статус местоимений в грамматической системе современного русского языка.

4. Выявить местоимения в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор».

5. Систематизировать и классифицировать выявленные местоимения.

6. Дать функционально-стилистическую характеристику местоимений в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор».

7. Определить особенности и трудности изучения местоимений в школьном курсе русского языка.

Язык художественных произведений всегда был предметом пристального внимания лингвистов. Ученые стараются постичь связь между структурой текста и стилистическими функциями языковых средств всех уровней. Не на последнем месте в таких исследованиях стоит проблема стилистических ресурсов морфологии.

Работа над языком произведения велась описательным методом, с использованием таких его приемов, как наблюдение, интерпретация, статистический подсчет, сопоставление. Все это послужило более углубленному семантико-стилистическому анализу текста.

Структура работы: Введение, три главы, Заключение, Список использованных источников и Приложение.

Во Введении на основе краткого обзора литературы дано обоснование актуальности темы, предмета исследования, сформулированы цель и задачи работы, описаны методы изучения материала.

В первой главе местоимения рассматриваются в системе частей речи современного русского языка, даются сведения из истории изучения местоимений в русской лингвистике ХIХ–ХХвеков, несколько классификаций этой части речи, а так же рассмотрен вопрос о собственно-местоименных функциях.

Вторая глава посвящена исследованию реализации местоимений всех разрядов в комедии Гоголя «Ревизор».

В третьей главе рассматриваются особенности изучения местоимений в школе.

В Приложении представлены примеры употребления местоимений в комедии «Ревизор» Н.В. Гоголя.

В Заключении подводятся итоги проведённого исследования, делаются выводы.


1 МЕСТОИМЕНИЯ В ГРАММАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ

РУССКОГО ЯЗЫКА


1.1 Вопрос о месте местоимений в системе частей речи


Проблема местоимений – одна из наиболее сложных проблем грамматики. Учёными-лингвистами по-разному рассматривается статус местоименных слов, вопрос об их месте в системе частей речи, об объеме этого класса слов.

К местоимениям относятся слова, которые, не называя предметов или признаков, указывают на них. Конкретное лексическое значение местоимения получают только в контексте.

По своим семантико-морфологическим признакам местоимения соотносятся с существительными, прилагательными и числительными.

Так как грамматические значения местоимений различны, морфологические и синтаксические признаки разнородны, многие исследователи отказывают местоимениям в статусе отдельной части речи, распределяя их среди существительных, прилагательных, числительных и наречий (Г.П. Павский, А.А. Потебня, A.M. Пешковский).

В.В. Виноградов говорил о «грамматических пережитках местоимений как особой части речи в современном русском языке»1 и считал, что сохранились только предметно-личные местоимения, остальные распределяются по другим грамматическим классам. Он отмечал, что древний грамматический класс местоимений как субъективно-указательных слов, определяющих действительность в её отношении к говорящему лицу, к данной обстановке речи, в истории русского языка пережил глубокие изменения своего строя.

Большая часть местоимений слилась с категориями имён прилагательных, наречий, союзов и частиц. Согласуемые в роде, числе и падеже определительные местоимения, оказав громадное формирующее влияние на всю категорию членных имен прилагательных, объединились с ней и функционируют в ее пределах как особый грамматико-семантический и словообразовательный тип. Другие местоимения превратились в наречия и частицы. Но небольшая группа местоимений, указывающих на лица и предметы, до сих пор остается вне системы живых грамматических классов.

Близость к именам существительным не могла стереть у этих слов грамматических своеобразий, свойственных особому классу местоимений. За исключением предметно-личных местоимений, составляющих небольшую грамматически обособленную группу, другие разряды местоимений рассеяны по разным грамматическим категориям. Они не образуют самостоятельного грамматического класса.

Многие лингвисты убедительно доказывают, что местоименные слова обладают функционально-семантическим единством (М.И. Алёхина), и это даёт основание рассматривать их как отдельную часть речи.

Высказывалась также мысль о том, что местоимения занимают особое промежуточное положение между знаменательными и служебными классами слов (Л.Я. Маловицкий), так как объект обозначения (денотаты в широком смысле слова), а также синтаксическая функция сближает их со знаменательными частями речи, а способ обозначения (указание, различные отношения) – со служебными.

При широком подходе в класс местоимений включаются все слова с прономинальной семантикой, как изменяемые, соотносимые с именами (я, что, тот), так и неизменяемые, которые традиционно относят к наречиям (где, туда).

Такая точка зрения высказывалась А.М. Пешковским, который, правда, не считал местоимения особой частью речи, а все местоименные слова объединял в категорию местоименности: «...это не часть речи, так как существуют местоименные существительные (я, ты, он), местоименные прилагательные (мой, твой, какой, чей) и местоименные наречия (по-моему, по-твоему, как, так)... местоимения представляют собой такую единственную в языке и совершенно парадоксальную в грамматическом отношении группу слов, в которой неграмматические части слов (корни) имеют субъективно-объективное значение, то есть обозначают отношения самого мыслящего к тому, о чем он мыслит»1.

Эту точку зрения поддерживает Е.П. Скобликова2, Л.И. Ушакова3 и другие лингвисты.

Существует и узкое понимание, в соответствии с которым в класс местоимений включают лишь небольшую группу слов, указывающих на лица и предметы, типа что-то, я, никто, он. Эта точка зрения отражена в «Русской Грамматике-80», в которой эта часть речи названа местоимение- существительное4.

Имеет место и традиционная точка, согласно которой к числу местоимений относят все склоняемые слова с указательной семантикой (какой, несколько, себя). Этот подход принят большинством вузовских5 и школьных учебников6.

Итак, «Реликты древнейшего класса слов», как называл местоимения В.В. Виноградов, занимают «среди других частей речи особое место», поскольку они «лишены не только грамматического, но и лексико-семантического единства»7. Вопрос о частеречном статусе местоименных слов до сих пор остается открытым. Методические аспекты проблемы местоимения не менее сложны и не утратили своей актуальности, хотя еще А.М. Пешковский в книге для учителя «Наш язык» писал следующее: «… различие между словами – названиями и словами – местоимениями так кардинально, так важно для осознания природы нашего языка, что оставлять его нельзя»1.

Учитывая очевидную грамматическую неоднородность местоимений, Ф.Ф. Фортунатов, А.М. Пешковский, Л.В. Щерба и многие другие учёные пришли к выводу, что местоимения вообще не составляют особой части речи и должны быть распределены по другим частям речи – имени существительному, имени прилагательному и имени числительному.

Другие учёные – А.А. Шахматов, Л.А. Булаховский, А.Н. Гвоздев продолжали относить все слова с дейктической (указание на условие речевого акта, соотнесение того, о чём говорится, с условиями речевого акта и его участниками: я – «говорящий», ты – «слушающий», ваш – «принадлежащий вам, т.е. слушающим» и т. п.), анафорической (соотнесение данного сообщения с другими сообщениями, отсылка к сказанному ранее: такой – «подобный или равный тому, о чем уже говорилось», другой – «не такой, о котором говорилось») и семантическими функциями (кроме естественно, местоименных наречий) к одной части речи – местоимению.

В настоящее время многие учёные-лингвисты и исследователи отмечают проблему, связанную с безграмотным написанием слов, являющихся местоимениями. Это связано с тем, что в школьном изучении тема «Местоимение» является одной из самых трудных. Материал относится к труднозапоминаемым. Учащиеся не видят местоимений в тексте, не могут отличить их от других частей речи, например, от наречий (путают разряды), имен существительных, имен прилагательных, числительных.


1.2 Функции местоимений в языке


Местоимение (rpeч. antonymia, лат.ргопошеп – вместо имени) – часть речи, которая указывает на предметы, признаки и количества, но не называет их.

Суждение о местоимении как заместителе имен идет из античной грамматики. Оно сыграло злую роль в судьбе местоимений. Заместитель – нечто побочное, и местоимения были отодвинуты на периферию научных интересов.

А.А. Реформатский так определял назначение местоимений: «Местоимения выделяются в особый класс слов-заменителей, которые как «запасные игроки» на футбольном поле, когда вынужденно «освобождают игру» знаменательные слова. Местоименные слова... слова вторичные... Это как бумажная валюта, функционирующая ради удобства, благодаря наличию золотого фонда. Золотым фондом для местоимений являются знаменательные слова, без наличия которых существование местоимений обесценено…»1

«Местоимения удобны и прагматичны, но в них нет «переливов красок» настоящего живого слова, они не могут при себе иметь характеризующего эпитета... Они не способны к полисемии, может быть, главному украшению знаменательных слов. Их назначение – указание»2.

Впервые доказал, что есть местоимения, не заменяющие имен, а служащие лишь указанием на них – А.А. Потебня.

С тех пор считается, что местоимения выполняют в языке две функции:

1) дейктическую (rpeч. deixis – yказание); 2) анафорическую (греч. аnарhога – отнесение).

В последние годы у местоимений стали выделять и третью функцию – кванторную.

С учётом трёх функций классифицирует местоимения С.А. Крылов3.

С точки зрения характера собственно местоименного значения он разделил местоимения на логико-семантические разряды, которые объединяются в три крупные группировки: дейктические, анафорические и кванторные.

Дейктические местоимения содержат в значении отсылку к участникам данного акта речи или речевой ситуации. Это личные местоимения 1-го или 2- го лица, отсылающие к говорящему (я, мы) или к слушающему (ты, вы), а также указательные, отсылающие к объекту, на который направлен указательный жест говорящего (вот тот). Как правило, дейктические местоимения являются определенными, то есть выражают пресуппозицию существования и единственности объекта в общем поле зрения говорящего и слушающего и таким образом соотносятся с определенным референтом (объект внеязыковой действительности, который имеет в виду говорящий, произнося данный речевой отрезок), который в рамках данного акта речи индивидуализирован.

Анафорические местоимения содержат в значении отсылку к данному высказыванию или к тексту, в который оно входит. Они отсылают либо к предыдущему месту текста, либо к последующему, выражая анафорическую связь между местоимением и его антецедентом. К анафорическим местоимениям относятся личные местоимения 3-го лица, указательные, возвратные, взаимные и относительные.

Возвратные местоимения (себя, свой) обычно отсылают к смысловому субъекту данной предикации. Например: «У каждой эпохи свои подрастают леса».

Взаимные местоимения (друг друга) отсылают к имени или множеству имен, обозначающих объекты, связанные взаимными отношениями, которые выражены предикативным словом. Например: «Волки от испуга скушали друг друга».

Относительные местоимения (где, это) употребляется в придаточном предложении, сочетая анафорическую функцию с выражением синтаксического подчинения придаточного предложения главному. Например: «Люблю эту комнату, где розовеет вереск» (относительное местоимение близко по смыслу к указательному в описательных придаточных). «И я лечу туда, где принимают» (атрибутивную связь между придаточным и главным предложением выражает относительное местоимение).

К кванторным местоимениям относятся неопределенные, интродуктивные, отрицательные, вопросительные и универсальные.

Неопределённые местоимения (какой-то, некоторый) соотнесены с объектом, неизвестным говорящему. Например: «Петя хочет жениться на какой- то иностранке».

Интродуктивные (полунеопределенные) местоимения (кое-какой, некоторый) соотнесены с объектом, известным говорящему, но неизвестным слушающему, вводят объект в рассмотрение и тем самым индивидуализируют его. Например: «Мне пришли в голову кое-какие новые мысли».

Универсальные (обобщающие) местоимения отсылают ко всему множеству объектов некоторого класса (весь, все, всё, каждый, всякий, любой). Если экстенсионал (множество объектов, способных обозначаться данным выражением) представляет собой «необозримое множество», то возможно употребление как местоимений типа всякий, так и каждый, все без смысловых различий. Например: «Всякий/каждый солдат мечтает стать генералом».

Однако, если экстенсионал представляет собой обозримое множество, то каждый, все выражает индивидную референцию, а всякий – генерализованную. Например: «Каждая из жен (все жёны) султана вне подозрений. Всякая жена султана вне подозрений».

Отрицательные местоимения употребляются в высказываниях, утверждающих ложность некоторой предикации для всех объектов некоторого класса (никто, ничто, никакой). Например: «Никто не запомнил время наступления».

Вопросительные местоимения означают, что говорящий допускает существование объекта с некоторыми свойствами и не в состоянии их идентифицировать, побуждает слушающего сделать его способным осуществить эту идентификацию (кто, что, какой). Подкласс вопросительных составляют вопросительно-относительные местоимения, употребляющиеся в составе придаточных предложений косвенного вопроса; способность осуществить идентификацию объекта является уже не целью говорящего, а приписывается субъекту пропозициональной установки, вводящей этот косвенный вопрос. Например: «Мы знаем, что ныне лежит на весах , И что совершается ныне».

Подобные характеристики местоимений П.А. Лекант связывает не с разрядами, а с функциями данной части речи. Он отмечает: при изучении особенностей значения местоимений необходимо принимать во внимание, что для них характерны три основные семантические функции:

1) дейктическая функция – указание на условия речевого акта, соотнесение того, о чем говорится, с условиями речевого акта и его участниками (я «говорящий», ты «слушающий», этот «находящийся вблизи от места речевого акта, тот «находящийся вдали);

2) анафорическая функция – соотнесение элементов данного высказывания с другими частями текста, отсылка к сказанному ранее (такой «подобный или равный тому, о чем уже говорилось», другой «не такой, о котором говорилось»);

3) кванторная функция – указание на тип предметной отнесенности имени, то есть соотнесение имени с различными классами предметов или признаков, о которых говорящий хотел бы получить информацию от слушающего (кто? какой? сколько?); с классом неизвестных говорящему или слушающему (и поэтому неопределенных) предметов либо признаков предмета (кто-то, что-нибудь, какой-либо); с классом универсальных, всеобщих признаков (все, любой, всякий); с классом предметов и признаков, не включающих данный предмет или признак (никто, некому, нисколько)1.

Таким образом, традиционно считается, что местоимения, в отличие от других знаменательных частей речи, не выполняют номинативной функции. Им свойственны дейктическая, анафорическая и кванторная функции.


1.3 Классификация местоимений по значению и по соотнесённости с

другими частями речи


Вопросы классификации местоимений являются предметом живого интереса лингвистов. Классифицируют традиционно местоимения по двум основаниям: 1) по соотношению с другими частями речи; 2) по значению.

По семантическим признакам выделяется восемь функционально- семантических разрядов местоимений:

Личные: я, мы (1-е лицо) – указывают на говорящего; ты, вы (2-е лицо) – указывают на слушающего; он, она, оно, они (3-е лицо) – указывают на того, о ком-чём говорится. Выполняют дейктическую функцию.

Возвратное местоимение «себя» выполняет дейктическую функцию и указывает на отношение производителя действия к себе.

Притяжательные: мой, твой, наш, ваш, свой; его, её, их – связаны с дейксисом и анафорой – указывают на принадлежность чего-либо говорящему, слушающему или тому, о ком-чём говорится.

Указательные: этот, тот, такой, таков, столько – имеют общее значение указания на предметы, их качество или количество. В зависимости от ситуации общения они выполняют либо дейктическую, либо анафорическую функцию.

Вопросительно-относительные: 1) вопросительные – содержащие вопрос о предмете, его признаках, принадлежности или количестве: кто, что, какой, чей, который (кванторная функция); 2) относительные – перечисленные выше местоимения в функции союзных слов, соединяющих главную часть сложноподчиненного предложения с придаточным (анафорическая функция).

Определительные: весь, всякий, каждый, сам, самый, любой, иной, другой; всяк, всяческий – указывают на обобщенный признак предмета (кванторная функция).

Отрицательные: никто, ничто, никакой, ничей, а также некого, нечего, не имеющие формы именительного падежа (кванторная функция).

Неопределенные: некто, нечто, некоторый, некий, несколько, а также местоимения, образованные от вопросительно-относительных с помощью словообразовательных элементов кое-, -то, -либо, -нибудь – указывают на неизвестные, неопределенные предметы, признаки или количества.

Местоимения этой группы также выполняют кванторную функцию.

Некоторые авторы выделяют 9 разрядов, колебания в количестве в данном случае связаны с выделением двух разрядов: вопросительные, относительные в качестве самостоятельных или объединением их в вопросительно-относительные.

Оригинальную классификацию местоимений предложил в свое время A.M. Пешковский1.

Он считал, что традиционная классификация не совсем точна, так как смешивает значения корней со значениями грамматических частей слов, и отмечал, что, например, личные и притяжательные местоимения нужно считать только личными, так как по значению корней я, ты, он, мы, вы, они, мой, твой, ваш, они являются все личными. Местоимения себя, свой - возвратными. По значению же аффиксов я, ты, он, мы, вы, они, себя являются существительными, а мой, твой, свой, наш, ваш – прилагательными. Что же касается оттенка притяжательности в этих прилагательных, то он ничем в них особо не выражен и обусловлен только местоименным значением корней.

А.М. Пешковский выделял несколько иные разряды местоимений:

1) личные: я, мой, по-моему, ты, твой, по-твоему, он, по-его, мы, наш, вы, они, ихний; возвратные: себя, свой, по-своему;

2) указательные: этот, тот, сей, здесь, там, тут, оттуда, тогда, оттого, затем, поэтому, столькой, такой, этакий, вот, какой, следующий, данный;

3) обобщительные: всякий, каждый, какой угодно, любой, всячески, по- всякому;

4) совокупные: весь, целый, везде, всюду, всегда, отовсюду;

5) выделительные: сам, самый, иной, иначе, другой;

6) вопросительные: кто, что, какой, который, чей, сколько, где, куда, до каких пор, зачем, отчего, почему;

7) относительные: те же, что и вопросительные, но в значении так называемых союзных слов, служащих для соединения предложений;

8) восклицательные: те же, что и вопросительные, но в значении восклицательных предложениях;

9) неопределенные: некто, нечто, некий, негде, некогда, кто-то, что-то, кто-либо;

10) отрицательные: никто, ничто, ничей, нигде, никогда, нипочем, некому, неоткуда.

Несомненный интерес представляет классификация В.Н. Мигирина1, который сделал попытку прогнозирования местоимений. Эта классификация предполагает более чёткое разграничение семантических и грамматических признаков деления, предусматривает новую интерпретацию значений корней ряда местоимений, характеризуется наличием новых рубрик. Помимо традиционных разрядов, автор выделяет эмоциональные (черте-кто, нивесть-кто и под.), взаимные (друг друга), указательно-неопределенные (то-то, тот-то, такой-то).

Указание на разряд эмоциональных местоимений делалось ещё А.А. Шахматовым и А.М. Пешковским. Эмоциональные местоимения выражают разного рода чувства, связанные с лицами, предметами, признаками.

Правомерно выделение взаимных местоимений, имеющих значение друг друга (близки к возвратным): каждая часть того, что обозначено подлежащим, в одно и то же время воздействует на другие части и подвергается действию со стороны этих частей. Это значение часто выражается обычным возвратным местоимением.

Указательно-неопределенные местоимения, отмеченные автором в классификации, указывают на известное для говорящего или пишущего, но неопределенное для слушающего или читающего. Они состоят из указательного местоимения и частицы неопределенности то. Если выделены неопределенные местоимения типа кто-то, какой-то, то выделение указательно-неопределенных также возможно.

Личные местоимения, по мнению В.Н. Мигирина, целесообразнее называть коммуникативно-относительными, так как они выражают разную роль лиц в процессе речевого общения, то есть показывают отношения лиц в процессе коммуникации: я – субъект речи, говорящий, ты – адресат речи, слушающий, он – тот, о ком говорится.

Отрицательные и определительные местоимения, которые обозначаются как отрицательно-обобщительные и утвердительно-обобщительные, находятся в антонимических отношениях никто – любой, ничто – все, нигде – везде.

Учёт антонимических отношений позволяет лучше разобраться в значениях этих местоимений. Антонимические отношения проявляются в том, что отрицательные местоимения выражают обобщенное отрицание в каком-либо отношении, тогда как утвердительные обозначают обобщенное утверждение в каком-либо отношении.

Данная классификация содержит не только новые разряды, но и пустые клетки, позволяя прогнозировать возможности их заполнения на основе учета постепенно формирующегося параллелизма грамматических разрядов местоимений и членов предложения, а также грамматического параллелизма некоторых семантических разрядов местоимений.

Заслуживает внимания и статья М.И Алёхиной1 о классификации местоимений

В работе анализируются виды конкретизации местоимений в речи и в связи с этим классификация местоимений по значению. Автор отмечает, что значение местоимений особое. Местоимения вне акта речевой коммуникации являются словами с предельно обобщенным значением, поскольку они служат указательными заменителями обозначений. В речевом акте они наполняются конкретным содержанием. Под речевой ситуацией понимается внеязыковая обстановка, в которой происходит речевой акт, а контекст – это словесное окружение, отрезок текста той или иной длины. Именно в речевой ситуации (контексте) местоимения могут конкретизироваться.

В результате выделяется 6 видов конкретизации местоимений: 1) ситуативная конкретизация без использования специальных средств; 2) ситуативная конкретизация с использованием указательного жеста; 3) конкретизация, отражающаяся на совместный прошлый опыт собеседников; 4) конкретизация в предыдущем (речевом) контексте; 5) конкретизация в последующем (правом) контексте; 6) интонационная конкретизация.

Рассмотренные виды конкретизации местоимений помогают уточнить классификацию местоимений по значению. Так, традиционно выделяемые притяжательные местоимения оказываются по способу конкретизации в одной группе с личными.

Характеристика местоимений по способу конкретизации уточняет положение местоимений 3-го лица в местоименной системе. Для этих местоимений характерны те же виды конкретизации, что и для указательных (т.е. занимают промежуточное положение между личными и указательными местоимениями).

В целом следует сказать, что в классификации местоимений по значению М.И. Алёхина придерживается традиционной точки зрения, внося некоторые добавления в разряды, конкретизируя их.

Так, она считает, необходимым выделение группы восклицательных местоимений: какой, как, такой, так, экий (разг.), этакий (разг.), сколько, столько, насколько, настолько. Восклицательные местоимения омонимичны вопросительным и указательным, но употребляются в особой функции: являются восклицательными словами в восклицательных предложениях.

Целесообразным, считает автор, выделение обобщителъных местоимений, имеющих значение обобщения. Они включают индифферентные (любой, всякий), разделительно-множественное (каждый) и совокупные (весь, целый, везде, всюду) местоимения.

Необходимо отметить, что все виды указаний направлены на говорящего, то есть говорящий в любой конкретной ситуации находится в центре системы местоимений. В этом заключается «эгоцентризм» этой системы.

Исходя из этого можно вычертить схему системы местоимений: ядро – личные местоимения, второй круг – указательные, третий круг – вопросительные, восклицательные, относительные, четвертый круг – неопределенные и отрицательные.

По мере удаления от ядра системы «ослабевает» сила притяжения, уменьшается указательная способность и снижается степень потенциальной конкретности местоимений.

Наблюдения над составом местоимений в современном русском языке показали, что местоимения в разговорной речи гораздо более употребительны и частотны, чем в кодифицированном языке. Причем состав местоимений не является статичным, он постоянно пополняется, подтверждением чего является рассмотренная прогнозирующая классификация В.Н. Мигирина.

По грамматическим свойствам местоимения делятся на следующие разряды: местоимения-существительные, местоимения-прилагательные, местоимения-числительные, местоимения-наречия.

К местоимениям-существительным согласно традиционной классификации относят местоимения личные (я, ты, вы); возвратное (себя); вопросительные (кто, что); неопределенные (кто-то, что-то, кое- кто); отрицательные (никто, ничто, нечего).По частеречному значению они близки к существительным, так как указывают на предметность. В предложении эти местоимения выполняют те же функции, что и существительные.

Значительную группу лексем среди традиционно выделяемых местоимений составляют местоимения- прилагательные: притяжательные (мой, твой, наш); указательные (тот, такой, этот, этакий); определительные (всякий, всяческий, каждый, любой); вопросительные (какой, который, чей); неопределенные (какой-то, какой-либо, чей-то, кое-какой, некий); отрицательные (никакой, ничей).

Они имеют частеречное значение признака предмета, не называя этот признак прямо, но указывая на него. Обладают словоизменительными категориями рода, числа, падежа, лишены противопоставления по полноте/краткости. В отличие от обычных прилагательных не все могут выступать в роли сказуемого.

Местоимения-числительные: сколько, столько, несколько, сколько-то. Как и иные числительные, эти слова не обладают категориями рода и числа. Проявление категории падежа у этих лексем такое же, как у обычных числительных. По семантике местоименные числительные подразделяются на вопросительные: сколько; указательные: столько; отрицательные: нисколько; неопределенные: несколько.

Местоимения-наречия: где, когда, куда, как. Они не имеют номинативного значения, они не называют признак признака, а указывают на него, не изменяются и связываются с глаголами так же, как наречия.

Рассмотрев классификацию местоимений по значению, и по соотнесенности с другими частями речи, приведем примеры еще нескольких местоимений, не упомянутых ранее, и которые следует отнести к местоименному классу. В данном случае мы будем опираться на статью Л.И. Ушаковой1. Она рассматривает местоимение как часть речи, занимающую промежуточное положение между знаменательными и служебными словами, и включает в класс местоимений местоимения-наречия.

Соглашаясь в целом, что класс местоимений представляет собой замкнутую, непополняющуюся группу слов, отмечает, что список местоимений, который дается в разных учебниках, не является полным, он включает не все имеющиеся в русском языке слова с прономинальной семантикой.

Возможно отнести к местоименному классу следующие слова: многие, немногие (только мн. ч.) – к числу неопределенных местоимений; оба/обе, должный – к разряду указательных; прочий, остальной – к разряду определительных.

Приведённые лексемы имеют только обобщенно- указательную семантику, представляют собой функциональные омонимы: в одних случаях выступают как прилагательные и причастия, в других прономинализируются и употребляются в функции местоимений.

Также считает возможным рассматривать сочетания что делать? что сделать? как аналитические местоимения. Как и для любой аналитической формы, для них характерна особая взаимосвязанность компонентов, создающая их реальную неразложимость, идеоматичность. Именно потребность в глагольном местоимении способствовала грамматизации этого словосочетания и превращению его в аналитическое местоимение, которое вошло в единую систему грамматических противопоставлений с другими вопросительными местоимениями.

Ограниченный состав местоимений в русском языке, отсутствие среди них слов, выражающих условные и уступительные значения, стремление выразить большее число различных оттенков смысла вызвали к жизни образо – вание сложных местоимений типа какой-никакой, что-ничто, когда- никогда, как-никак, кто-то, свойственных разговорной речи или просторечию.

Факты образования неопределенно-указательных сложных местоимений позволяют говорить о более широких деривационных возможностях местоимений, чем это традиционно отмечалось: обычно речь шла только об образовании отрицательных и неопределенных местоимений от вопросительных.

Сложные местоимения дают возможность выразить новые значения, прежде всего уступительные, которые исконными местоимениями не выражаются.

Интерес представляет точка зрения автора относительно аналогов местоимений. Понятие «аналог» применительно к частям речи позволяет охватить различные факты языка, которые по разным причинам «сопротивляются» отнесению их к тому или иному классу слов. Приведем примеры некоторых аналогов местоимений.

1) непонятно / неизвестно / редко / чёрт (бог) знает – кто / что / куда / когда / где. Признаки знаменательных слов на -о в составе оборотов настолько ослабляются, что они приближаются по своим функциям к служебным морфемам -то или кое-, создавая аналог неопределенных местоимений. По сравнению с собственно неопределенными местоимениями эти аналоги в ряде примеров обладают семой «непонятность, неизвестность, недоуменность», которую дает первый компонент словесного комплекса;

2) кто / что / где / куда / когда / сколько-угодно. Образуют аналог неопределенного местоимения с уступительным оттенком;

3) мало – кто / что / где. Имеют количественно-неопределенное значение.

4) вот – кто / что / почему / зачем / где / как и др. Аналоги указательных местоимений.

Подводя итог, Л.И. Ушакова делает вывод, что в морфологической системе русского языка наряду с частями речи возможно существование словесных комплексов, функционально им аналогичных. Аналоги позволяют восполнить отсутствующие звенья, а также выразить дополнительные семантические нюансы, что расширяет коммуникативные возможности языка.

Наличие стольких классификаций местоимений лишний раз доказывает необычность и своеобразие этой части речи. К тому же все эти классификации не противоречат друг другу, а лишь дополняют и подтверждают одна другую, дают возможность исследователям языка найти подсказки и ответы на многие вопросы, касающиеся местоимений.


Выводы по главе 1


1. Яркой отличительной особенностью местоимений, которая позволяет объединить в одну категорию весьма разнообразные по грамматическим признакам слова, является предельная обобщенность, отвлеченность, относительность их значения и особые условия их употребления. Местоимения, как и имена существительные, прилагательные, числительные, указывают на предметы, признаки, количество, но, в отличие от имен, не называют их.

2. Местоимение может обозначать любой предмет, любой признак, любое количество. Конкретное значение местоимения в каждом случае употребления меняется: оно зависит от того, с каким предметом реальной действительности соотносится местоимение.

3. Употребляя местоимение, нужно проверять, ясно ли, с каким словом или частью высказывания оно соотносится по значению, каким конкретным содержанием наполняется в определенной речевой ситуации или контексте.

4. Традиционно считается, что местоимения, в отличие от других знаменательных частей речи, не выполняют номинативной функции. Им свойственны дейктическая, анафорическая и кванторная функции.

2 ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ МЕСТОИМЕНИЙ В КОМЕДИИ

Н.В. ГОГОЛЯ «РЕВИЗОР»


2.1 Функционально-стилистические свойства местоимений


При функционально-стилевой характеристике местоимений прежде всего обращает на себя внимание их особая употребительность в разговорной речи.

Именно здесь они выступают как категориальные единицы, выработанные языком для целей указания. Не случайно исследователи разговорного стиля утверждают: «разговорный язык <…> местоименен по своей сути»1. Это объясняется тем, что для устной формы общения требование абсолютной точности не является столь обязательным, как для письменной.

Непосредственный контакт участников диалога, его ситуативная восполняемость, возможность использования говорящими предситуации, которая определяет тему и является своеобразным прологом, – всё это позволяет использовать местоимения в разговорной речи чаще, чем в книжной.

В связи с этим можно выделить ряд функций местоимений в разговорной речи:

1. Связь разговорной речи с конситуацией требует постоянной конкретизации, пояснения, указания (жест), так как для разговорной речи типично отсутствие поясняемых слов, но обычно жестовое указание.

2. Экспрессивная функция (особенно для местоимений типа такой, какой – Какой ужасный!), при поддержке логического ударения её выполняют и другие местоимения – этот, тот, он и др.

3. Функция грамматического оформителя, так как для морфологии разговорной речи характерно невыраженность грамматических связей (Этот / с дипломатом / опять заходил).

4. Функция заполнителя пустот, пауз, в этом местоимения близки частицам.

5. Ритмообразующая функция.

Для функционально-стилевой характеристики важное значение имеет избирательность их употребления в разных стилях. Так, в книжных, находят применение местоимения таков, какой, некто; в разговорном – этакий, всяческий, такой-сякой.

Следует также отметить отказ от употребления в книжных стилях некоторых нейтральных местоимений. Так, в официально-деловом и научном стилях вместо слов этот, такой, некоторый чаще используются подвергшиеся прономинализации прилагательные и причастия данный, указанный, следующий, известный.

Функционально-стилевая специализация местоимений проявляется и в том, что у многих стилистически нейтральных местоимений наметилась тенденция к большей частотности в книжной или разговорной речи. Особенно наглядно это видно на примере неопределенных местоимений: в произведениях книжных стилей употребительны кто-либо, что-либо, какой-либо, некоторый; в разговорной речи чаще используются близкие к ним по значению кто-то, что-то, какой-то, какой-нибудь.

Вопросительные местоимения кто, что, какой, чей, сколько чаще употребляются в разговорной речи, что связано с частотностью вопросительных предложений в диалогах.

Соответствующие относительные местоимения, а также местоимения который, каков проявляют особую активность в книжных стилях, поскольку здесь особенно употребительны сложные синтаксические конструкции, в структуре которых играют важнейшую роль союзные слова, представленные этими местоимениями и местоимениями-наречиями где, когда, куда и др.

О функционально-стилевой закрепленности различных местоимений убедительно свидетельствуют и особенности употребления в речи личных местоимений. В художественной речи они господствуют: используются в 7 раз чаще, чем в официально-деловых бумагах, и в 3,5 раза чаще, чем в научной литературе.

Интересные закономерности можно отметить и в изменении семантики отдельных местоимений в зависимости от условий использования в разных стилях и в просторечии. В живом общении одно местоимение нередко заменяет другое: например, вопрос кого? вместо что? при выражении непонимания.

Разговорный характер имеет и употребление формы чего, вытесняющей нейтральную что в вопросительных предложениях со значением «почему? По какой причине?» (Чего в этом хорошего? Чего зря выступать?).

Яркую стилистическую окраску могут получать и отдельные грамматические формы тех или иных местоимений. Так, краткая форма общеупотребительного местоимения всякий имеет устаревшую или просторечную окраску: всяк, всяку. Подчеркнуто просторечную окраску имеет и соответствующее местоимение всяко.

Стилистический интерес вызывают местоимения и отдельные их формы, подвергшиеся архаизации. Большинство устаревших местоимений (сей, оный) носит подчеркнуто книжный характер, поэтому обращение к ним всегда должно быть стилистически мотивировано.

Разнообразие местоимений, используемых в разговорной речи, говорит о большой значимости их в построении коммуникативных актов, делая их более подвижными и эмоциональными. А воздействие речи в немалой степени зависит от точного употребления местоимений в эмоционально-оценочном значении.

При этом, как нами уже отмечалось, для местоимений важен контекст, в котором они употребляются. Именно от «обстановки» зачастую зависит значение местоимений, от того слова, с которым оно связано. Мы будем анализировать функционирование местоимений в драматическом произведении.

Для драмы (греч. drama – действие) характерен ряд особенностей: характеризуется отсутствием повествовательного начала; конфликтность действия; конфликт воплощается в поведении героев, но, прежде всего в монологах и диалогах. Сама же речь драматического произведения представляет собой совокупность систем композиционного объединения диалогических отрезков в целостную художественную структуру. Текст драмы – это в целом просто реплики, связанные между собой. Мы видим диалогическую, монологическую, полилогическую речь, через которую воплощается конфликт, раскрываются характеры. Так, речь героев Н.В. Гоголя (комедии «Ревизор») является примером живой, яркой речи, приближенной к повседневной, разговорной.

Одним из характерных языковых средств, широко используемых автором, являются местоимения и местоимения-наречия. Также широкое использование местоимений в разговорной речи объясняется непосредственным контактом участников диалога, его ситуативной обусловленностью и восполняемостью, возможностью использования говорящим предситуации, которая определяет тему и является своеобразным «прологом» к высказыванию. Всё это получает воплощение в драме, как образце диалогической, разговорной речи.


2.2 Своеобразие языка и стиля комедии Н.В.Гоголя «Ревизор»


Творчество Н.В. Гоголя способствовало расширению литературного употребления слов и оборотов разговорной речи. В «Ревизоре» представлены наиболее жизненные и типичные средства языка русского народа.

Н.В. Гоголь умел обыденным, казалось бы, совсем стертыми от частого употребления словами выразить многоцветную гамму смысловых оттенков того или иного явления действительности.

Так, В.Г. Белинский отмечал: «Гоголь не пишет, а рисует; его изображения дышат живыми красками действительности. Видишь и слышишь их. Каждое слово, каждая фраза резко, определенно, рельефно выражает у него мысль, и тщетно бы хотели вы придумать другое слово или другую фразу для выражения этой мысли»1.

Художественный диалог основа построения комедии. Художественный диалог – особый тип текста, определенным образом организованная система, которая связана с разговорным диалогом, с неподготовленной разговорной речью.

Отсюда и характерологические черты разговорности: особенности лексического состава, экспрессивно-оценочная аффиксация, незавершенность реплик как следствие умолчания.

Всевозможные речевые и интонационные сломы: переспросы, обрывы речевого потока, взаимные перебивы, наличие пауз колебания, уснащенность эмоциональными частицами и междометиями – все эти частные особенности диалогического движения преследуют одну цель: вызвать сопереживание и соучастие читателя, убедить его в достоверности этой сцены.

В данном случае нас интересуют прежде всего приёмы и средства драматизации и развертывания диалогического текста.

В драматургии Н.В. Гоголя диалогические сцены организуются обычно взаимоотношением позиций автора и персонажа; в авторском повествовании отраженно появляется образ, возникший в диалоге, – отсюда, возникают лексические повторы, которые являются здесь не просто варьированием темы, но пародированием и диалогизацией чужой и чуждой для автора позиции, например:

Городничий. Да как же вы осмелились распечатать письмо такой уполномоченной особы?2

Почтмейстер. В том-то и штука, что он не уполномоченный и не особа! (с. 133).

Взаимосвязь в этой паре реплик прежде всего в том и состоит, что ключевые, опорные понятия одной отрицаются и опровергаются другой.

Отсутствие связи между репликами, «разговор глухих» или «разговор на разных языках» – приём, который широко используется Гоголем как в художественной прозе, так и в драматургии. Городничий, испуганный письмом своего приятеля Чмыхова, в каждой очередной реплике Хлестакова подозревает подвох. В свою очередь, струсивший Хлестаков, когда у дверей вертится ручка, бледнеет и съеживается. Оба собеседника «сначала в испуге смотрят несколько минут один на другого, выпучив глаза» (с. 54), а потом оба поочередно робеют, храбрятся и заикаются от страха. Поэтому и диалог между Хлестаковым и Городничим – разговор в двух плоскостях, почти параллельных друг другу.

В развёрнутой реплике как образно-речевом целом обычно лексические и фразеологические средства выразительности поддерживаются и усиливаются еще и эстетическим использованием грамматической формы слова.

Возьмем для анализа одну реплику Городничего в сцене с купцами: «Что, голубчики, как поживаете? Как товар идет вам? Что, самоварники, аршинники, жаловаться? Архиплуты, протобестии, надувайлы мирские! Жаловаться? Что, много взяли? Вот, думают, так в тюрьму его и засадят! ... Знаете ли вы, семь чертей и одна ведьма вам в зубы, что...» (с. 124). Прежде всего, бросается в глаза изменение эмоциональной тональности: притворно-ласковая, искусственно-вежливая окраска начальной части и брань в последующей части.

Здесь Городничий выступает как бы свидетелем со стороны, поэтому и о купцах о себе говорит в третьем лице.

Таким образом, просторечная и бранная лексика не составляет главного содержания реплики, она только образует тот характерологический фон, на котором явственней выступают все другие средства речевой изобразительности.

По мнению Л.И. Ерёминой, слова, вроде «архиплуты, протобестии», являются амбивалентными образованиями. Греческая приставка архи-, выражающая главенство, – обычная составная часть сложных слов, обозначающих «столпов церкви» (архиепископ, архимандрит). То же самое можно сказать и о другой модели: прото-греческого происхождения (от protos – первый), входит в состав сложных слов со значением «первоначальный, первичный» или «высший, старший, главный». Именно второй ряд, объединяющий высших деятелей православной церкви (архиепископ, архимандрит, протопоп, протоиерей), стал той моделью, по которой образованы архиплуты и протобестии1.

Таким образом, межтекстовые и внетекстовые ассоциативные связи становятся средством карнавализации реплики персонажа. Архиплуты и протобестии ситуативно воскрешают и профанируют в сознании читателя тематическое поле диаметрально противопоставленного высокого словесного ряда.

Характерологическая основа реплики может складываться из нескольких составляющих. В их числе возможно наложение на привычную речевую стихию элементов нового социально-речевого слоя. Именно так построен речевой портрет Осипа.

Городское просторечие как след столичной жизни окрашивает его речь. Лакей Хлестакова уже в первом своем монологе, когда он лежит на барской постели и рассуждает о приятностях столичной жизни, употребляет слова и обороты, далекие от деревенского просторечия. Тут есть и «кеятры», гулять «по прошпекту», разговаривать «все на тонкой деликатности». Основной слой реплик Осипа – разговорное просторечие: «чёрт побери, есть так хочется и в животе трескотня такая, как будто целый полк затрубил в трубы» (с. 46).

Таким образом, в качестве речевой краски в составе речевого портрета персонажа мы находим формы из самых разных социально-речевых слоев русской речи. Н.В. Гоголь был мастером «живого диалога», он умел соединить высокохудожественный язык своей комедии с устной бытовой речью.


2.3 Семантика и стилистические функции местоимений в комедии


В художественной речи местоимения употребляются так же часто, как и в разговорной. Обычно объясняется такая частотность употребления экстралингвистическими факторами: содержание, конкретность повествования, стремление писателей избежать повторений. В то же время следует подчеркнуть, что литераторы ищут в местоимениях своеобразные источники речевой экспрессии, обращение к ним нередко продиктовано эстетическими мотивами, что вызывает особый стилистический интерес.

Лексическое значение местоимения – основа выразительности любого слова – определяется контекстом; другие его стилистические качества довольно четки вне контекста.

Рассмотрим местоимения, употребляемые в комедии Н.В.Гоголя «Ревизор». Предметом нашего внимания являются только склоняемые слова с указательной семантикой, что соответствует традиционному подходу к местоимениям.

В тексте произведения встречаются все лексико-грамматические разряды местоимений, но количественно они представлены по-разному: 1) личные: 293 примера; 2) указательные: 104 примера; 3) определительные: 83 примера; 4) притяжательные: 56 примеров; 5) неопределенные: 34 примера; 6) вопросительные: 34 примера; 7) относительные: 16 примеров; 8) отрицательные: 16 примеров; 9) возвратные: 4 примера.




2.3.1. Личные местоимения


Как видим, наиболее часто употребляются личные местоимения. Личные местоимения, обнаруживая личность говорящего и собеседника, вносят субъективный элемент в высказывание.

Они стилистически ограничены – в деловых стилях не употребляются, так как речь с этими местоимениями экспрессивна и противопоставляется речи интеллектуальной, излагающей только логическое содержание, не обнаруживающей личного начала.

Личное местоимение 1-го и 2-го лица определяет экспрессивный характер всего высказывания, его принадлежность по преимуществу к устной речи и ведет за собой другие языковые средства этой же стилистической структуры.

Разряд личных местоимений более всего представлен в речи Хлестакова и Городничего.

Навязчивое повторение местоимения Я создает неблагоприятное впечатление, оно отражает нескромность говорящего, его стремление подчеркнуть свой вес, свое влияние.

Это в полной мере относится к Хлестакову, его речи. Следует отметить, что возрастает частота употребления местоимения Я в речи Хлестакова после того, как он понимает, что опасность миновала, что Городничий не собирается сажать его в тюрьму, а, напротив, оказывает содействие, внимание – вот тогда Хлестаков начинает храбриться, пытаясь выставить мнимые заслуги, поступки за свои, пытаясь придать себе вес в обществе. Например: Хлестаков. Мне очень нравится ваша откровенность и радушие, и я бы, признаюсь, больше и не требовал, как только оказывай мне преданность и уваженье, уваженье и преданность (с. 62).

Наиболее яркий пример «яканья» Хлестакова представлен в сцене его вранья о жизни в Петербурге, мнимом служении в департаменте:

Хлестаков. Извольте, господа, я принимаю должность, я принимаю, говорю: так и быть, говорю: я принимаю, только уж у меня: ни, ни, ни!...уж у меня ухо востро! Уж я... (с. 80).

Хлестаков. Да что, в самом деле? Я такой! Я не посмотрю ни на кого я говорю всем: «Я сам себя знаю, сам» (с. 80).

«Яканье» усиливается за счет двойного употребления определительного местоимения сам в конце реплики, что также свидетельствует о выпячивании Хлестаковым своей «важной» персоны.

Обращает на себя внимание и особенность построения речи: она отрывиста, быстра – показывает импульсивность персонажа, самоуверенность, он сам начинает верить в то, о чем говорит, а уж слушающие его – тем более, он наводит на них страх и ужас.

О чём бы ни шла речь, Хлестаков старается подчеркнуть свою значимость, выдвинуть на первый план свою персону: Хлестаков. Я всякий день на балах. Там у нас и вист свой составился: министр иностранных дел, французский посланник... (с. 79).

Здесь он не только отмечает себя с такими важными лицами, как министр, посланник, используя личное местоимение нас и притяжательное свой, как бы отмечая, что это особый слой общества, к которому именно он принадлежит, а не кто-то из присутствующих.

В речи городничего Антона Антоновича Сквозник-Дмухановского также встречается местоимение Я, но намного реже, чем у Хлестакова. Хотя употребляет он его для той же цели: показать свое высокое положение, свою значительность. Например: Городничий. …потому что я не так, как иной городничий, которому ни до чего дела нет; но я, я, кроме должности, еще по христианскому человеколюбию, хочу, чтоб всякому смертному оказывался хороший приём...(с. 59).

Характерно и использование личного местоимения оно в речи Сквозник-Дмухановского. Например:

Городничий. Оно, конечно, домашним хозяйством заводиться всякому похвально, и почему ж сторожу и не завесть его (с. 59).

Городничий. Конечно, если он ученику сделает такую рожу, то оно ещё ничего: может быть, оно там и нужно так, об этом я не могу судить... (с. 31).

Городничий. Ей-ей, и почестей никаких не хочу. Оно, конечно, заманчиво, но пред добродетелью все прах и суета (с. 73).

Это любимое словечко не имеет какого-то конкретного обозначения, оно являет нечто широкое, достаточно расплывчатое. Такое вращение вокруг одного слова выявляют комический характер «многозначительных» реплик Городничего.

Следует здесь отметить, что некоторые ученые местоимение оно в подобном контексте более склонны относить к частицам, так как функция замещения здесь проявляется очень слабо.

По отношению к Хлестакову Антон Антонович проявляет большое усердие, угождает любому его пожеланию. Вежливая форма обращения (личное местоимение вы) у него более походит на подобострастие, услужливость:

Городничий. Не угодно ли вам будет осмотреть теперь некоторые заведения в нашем городе, как-то – богоугодные и другие? ( с. 62).

Городничий. Как вам угодно. Как вы намерены, в своем экипаже... (с. 62).

Городничий. Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру (с. 57).

Городничий. Да вы не извольте беспокоиться, он подождёт (с. 62).

В этих примерах обычное вежливое обращение на «вы» приобретает в данном контексте гипертрофированное значение, в речи так и сквозит стремление услужить «ревизору», подчеркнуть его статус, значение для всех жителей городка.

Резкий контраст этим примерам составляют обращения городничего к людям низшего чина. Например:

Городничий. Пошел вон, тебе пришлют (83, с. 62).

Городничий. Да смотри! Ты / Ты! Ты / я знаю тебя: ты там кумаешься да крадешь в ботфорты серебряные ложечки, – смотри, у меня ухо востро! Что ты сделал с купцом Черняевым – а? (с. 42).

В обращении к слуге и квартальному отражается фамильярно- пренебрежительное отношение. Частое повторение ты, да еще и с восклицанием унижает человека, Городничий старается указать квартальному, где его место, принизить его.

Интересно употребление этого личного местоимения Городничим по отношению к другому персонажу – слуге Хлестакова Осипу. Здесь меняется контекст – меняется отношение:

Городничий. Любезнейший, ты перенеси все ко мне, к городничему – тебе всякий покажет (с. 64).

Городничий. А мне очень нравится твое лицо. Друг, ты должен быть хороший человек (с. 85).

Городничий. Там я тебе дал на чай, так вот еще сверх того на баранки (с. 86).

Стремление Городничего угодить «ревизору» переноситься и на его слугу – вежливое к нему обращение, кроме того, употребление таких слов, как «любезнейший», «друг» иллюстрирует это очень ярко.

В приведённых выше примерах личные местоимения выступают в функции замещения (анафорической), кроме я и ты, которые всегда выполняют только дейктическую функцию.


2.3.2 Указательные местоимения


Ярким примером употребления указательных местоимений является речь Городничего. Неоднократно повторяется в разных вариантах местоимение это. Данное местоимение может иметь обобщенное значение: все, до него сказанное, указывать на него. Например:

Городничий. ... об этом я не могу судить, но вы посудите сами, если он сделает это посетителю это может быть очень худо: господин ревизор или другой кто может принять это на свой счёт (с. 31).

Повторение этого слова позволяет Городничему невинное нарушение благочиния учителем представить в виде крупного и даже исключительного события. За указательным местоимением такой в речи Антона Антоновича стоит значение высшей оценки проявления качества. При этом относится оно в большинстве случаев к Хлестакову:

Городничий. Скажите! Такой просвещенный гость, и терпит – от кого же? – от каких-нибудь негодных клопов, которым бы и на свет не следовало родиться (с. 61).

Городничий. ...и вот, как будто в награду, случай доставил такое приятное знакомство (с. 59).

Характерно использование этого местоимения и для актуализации той или иной части высказывания, придания ей экспрессии:

Городничий. Дай только, боже, чтобы сошло с рук поскорее, а там-то я поставлю уж такую свечу, какой ещё никто не ставил... (с. 43).

Городничий. Смотреть никогда не мог на них равнодушно, и если случится увидеть этак какого-нибудь бубнового короля или что-нибудь другое, то такое омерзение нападёт, что просто плюнешь (с. 74).

В тех же функциях используется местоимение такой в речи жены Сквозник-Дмухановского – Анны Андреевны. Например:

Анна Андреевна. Нам ещё более приятно видеть такую особу (с. 74) (высшая мера качества)

Анна Андреевна. Тебе всё такое грубое нравится (с. 124).

Анна Андреевна. Ну что ты, что за ветреность такая? (с. 116) (придание экспрессии, актуализация).

В речи Хлестакова такой употреблено, чтобы выразить что-то неопределенное, загадочное:

Хлестаков. Оробели? А в моих глазах точно, есть что-то такое, что внушает робость (с. 95).

И, наоборот, для конкретизации:

Хлестаков. Я думаю, ещё ни один человек в мире не едал такого супу: какие-то перья вместо масла (с. 53).

Подчеркивает, какой отвратительный суп ему подали, но при этом, продолжая есть.

Хлестаков. Меня, конечно, назовут, странным, но уж у меня такой характер (с. 93).

Пытаясь скромничать насчет своего «простого» характера, все же выдает себя двойным употреблением местоимения Я.

Артемий Филиппович Земляника искренне негодует по поводу того, что Лука Лукич Хлопов не справляется со своей должностью, что ему вообще нельзя доверять:

Артемий Филлипович. Я не знаю, как могло начальство поверить ему такую должность: он хуже, чем якобинец, и такие внушает юношеству неблагонамеренные правила (с. 97).

Купцы, в обращении к Хлестакову возмущены поведением Городничего. При этом выражается это не только с помощью указательного местоимения, но и с помощью восклицательной интонации:

Купцы. Ей-богу! Такого никто не запомнит городничего. Так все и припрятываешь в лавке, когда его завидишь (с. 104).

Употребление Антоном Антоновичем местоимения этот, вместо имени собственного сообщает речи презрительный, пренебрежительный тон:

Городничий. Один из них, например, вот этот, что имеет толстое лицо...не вспомню его фамилии, никак не может обойтись без того, чтобы, взошедши на кафедру, не сделать гримасу... (с. 31).

Вызывает интерес употребление в речи персонажей таких местоимений, как: экий (разг.), экой (разг.), этакий (разг.), эдакий (прост.), имеющих просторечную и разговорную окраску, но употребляемых при этом в разных функциях.

Речь Анны Андреевны, манера объяснений характеризуется тяготением к «изысканности», но при всей склонности к изящному, в речи её выявляется обывательская простота, «хороший тон» в речевой манере неотделим от пустой обывательской болтовни:

Анна Андреевна. Тебе всегда вдруг вообразится этакое... совсем не Добчинский (с. 65).

Анна Андреевна. Пустяки, совершенные пустяки! Я никогда не была червонная дама!...Этакое вдруг вообразится! Червонная дама! Бог знает что такое! (с. 70).

В речевой манере Бобчинского и Добчинского тоже часто употребляемы данные местоимения. Возникает ощущение, что им не хватает словарного запаса, чтобы выразить всю гамму чувств и переживаний, поэтому они заменены указательными местоимениями, в данном случае носящими характер неопределенности, обобщенности. Например:

Добчинский. Я бы и не беспокоил вас, да жаль насчет способностей. Мальчишка-то этакой… (с. 100).

Бобчинский. Недурной наружности, в партикулярном платье, ходит этак по комнате, и в лице этакое рассуждение (с. 38).

Бобчинский. Дай бог вам всякого богатства, червонцев и сынка-с этакого маленького, вон энтакого-с, чтоб можно было на ладонку посадить! (с. 128).

Обращает на себя внимание тот факт, что в первых двух примерах происходит субстантивация местоимений, что способствует усилению их значимости.

Хлестаков употребляет те же местоимения, чтобы выразить что-то неопределенное, не поддающееся пояснению:

Хлестаков. Жаль, что Иохим не дал напрокат кареты, а хорошо бы, черт побери, приехать домой в карете, подкатить этаким чёртом (с. 51).

В речи Осипа проскальзывает просторечное «этаких» для отрицательной характеристики, но при этом чувствуется явная ирония, Осип старается побольнее уколоть Хлестакова, в точности передавая речь трактирщика, а может, и приукрашивая её:

Осип. Мы-де, говорит, этаких широмыжников и подлецов видали (с. 49).

Особо нужно сказать о сходной с местоимением эмоционально- экспрессивной частице «экой», придающей речи разговорную окраску. Например:

Городничий. Экой богатый приз, канальство! (с. 122).

В этом же примере ярко представлена основная функция указательных местоимений – анафорическая, или функция замещения, которая заключается в указании на предшествующее (последующее) слово или на предмет, явление, известное слушающему из предшествующей речи или читающему из контекста. И в этом экой Городничий показывает свои эмоции, связанные с якобы приближающимся замужеством дочери, при чем очень удачным, в этом заключается вся будущая жизнь, о которой они уже размечтались.


2.3.3 Определительные местоимения


В комедии встречаются все имеющиеся в языке определительные местоимения (местоимение любой в тексте чаще равно значению употребляемых каждый, всякий).

Местоимение сам обычно относится к лицам или употребляется с одушевленными существительными, личными и возвратными местоимениями и определяет то лицо, которое непосредственно является производителем или объектом действия. Например:

Городничий. Это уже самим богом так устроено, и волтерианцы напрасно против этого говорят (с. 30).

Городничий (об уездном суде). ...это уж такое завидное место, сам бог ему покровительствует (с. 30).

Определительное местоимение сам здесь еще подчеркивает особое положение, важность лица, т.е. имеет экспрессивно-окрашенное значение. Местоимение сам является средством выделения, усиления, имеет окраску разговорной речи. Еще одной особенностью выделенного местоимения является контекстная семантика, в какой-то степени аналогична семантике личных местоимений.

Частотой употребления отличается местоимение всякий. Неодобрительная экспрессия присуща этому местоимению. Например:

Городничий. Кроме того, дурно, что у вас высушивается в присутствии всякая дрянь...( с. 29).

Ещё можем видеть примеры употребления местоимения всякий в другом контексте – для обозначения разнообразия или неточности в речи:

Городничий. Столько лежит всяких дел, относительно одной чистоты, починки, поправки (с. 73).

Городничий. Это уж по вашей части, Христиан Иванович, всякую болезнь, когда кто заболел, которого дня и числа (с. 38).

Лука Лукич Хлопов в своей реплике походит на Акакия Акакиевича Башмачкина: «как бы чего не вышло», боится ответственности и предпочитает для работы тихие уголки:

Лука Лукич. Не приведи бог служить по ученой части! Всего боишься: всякий мешается, всякому хочется показать, что он тоже умный человек (с. 32).

Артемий Филлипович, искренне желая выказать свою полезность, значимость для занимаемой должности, высказывается так:

Артемий Филлипович. С тех пор как я принял начальство, – может быть, вам покажется даже невероятным, все, как мухи, выздоравливают (с. 61).

Такое употребление местоимения создает, конечно же, комический эффект:

Бобчинский, пытаясь перебить Добчинского, чтобы сообщить Городничему о ревизоре, приводит веский довод:

Бобчинский. Я уж всё, всё, всё знаю-с (с. 37).

Повторением этого местоимения он пытается доказать, что лучше его никто о происшедшем не знает и не расскажет.

В своем стремлении порисоваться Хлестаков приплетает сюда свое «увлечение» литературой, отмечая при этом, что удается ему это легко и как бы невзначай:

Хлестаков. Я, признаюсь, сам люблю иногда заумствоваться: иной раз прозой, а в другой и стишки выкинутся (с.73).

Определительное местоимение иной является несколько книжным синонимом разговорного другой.

Необходимо отметить, что в некоторых случаях местоимение другой подвергается субстантивации и приобретает дополнительное значение указания на что-то более конкретное. Например:

Хлестаков. Ах да, это правда, это точно, Загоскина; а есть другой Юрий Милославский, так то уж мой (с. 79).


2.3.4 Притяжательные местоимения


Притяжательные местоимения употребляются реже других, их в комедии обнаружено 56 примеров. Особой стилистической нагрузки они не несут. Основной контекст в котором употребляются притяжательные местоимения – выражение услужливости, подобострастия перед ревизором различных лиц комедии. Например:

Городничий. Всем довольны, ваше благородие (с. 43).

Городничий. Не извольте беспокоиться, ваше превосходительство, она немного с придурью, такова же была и мать её (с. 118).

Купцы. Так уж сделайте такую милость, ваше сиятельство (с. 107).

Притяжательные местоимения мой, твой, наш, ваш экспрессивны и, как личные, эмоционально окрашивают контекст.

В речи Хлестакова встречаются притяжательные местоимения для подчёркивания своей должности, статуса:

Хлестаков. Мне даже на пакетах пишут: «ваше превосходительство» (с. 86).


2.3.5 Неопределённые и вопросительные местоимения


Одинаковыми по степени употребительности в комедии представлены неопределенные и вопросительные местоимения – по 34 примера. В тексте комедии эти разряды местоимений представлены в основной своей функции – кванторной, значение которой заключается в указании на тип предметной отнесенности имени, то есть соотнесение имени с различными классами предметов и их признаков.

Часто употребление неопределенных местоимений определяет характер действующего лица в целом. Так, чаще всего неопределенные местоимения встречаются в речи Марьи Антоновны. Например:

Марья Антоновна. Я бы вас попросила, чтоб вы мне написали лучше на память какие-нибудь стишки в альбом (с. 111).

Марья Антоновна. Я совсем не понимаю, о чем вы говорите: какой-то платочек… (с. 111).

При этом речь её обращена к Хлестакову, здесь она делает вид, что она не заинтересована им, и что ей непонятно, о чем он ведёт речь. Марья Антоновна пытается показать, что дама она благовоспитанная, не провинциалка, этакая лёгкая и неопределенная.

Неопределенность показана и в «заинтересованности» Хлестаковым литературой, он не говорит о чём-то конкретном, но создает иллюзию приобщённости к литературе:

Хлестаков. Я знаете, этак люблю в скучное время прочесть что-нибудь забавное (с. 97).

Хлестаков. И всё случаем: я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: «Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь» (с. 76).

И даже личное знакомство с Пушкиным:

Хлестаков. Бывало, часто говорю ему: «Ну что, брат Пушкин?» – «Да так, брат, – отвечает, бывало, – так как-то всё» (с. 76).

Городничий часто употребляет местоимение какой-нибудь в различных контекстах.

То, проявляя свое якобы равнодушие, выспрашивая у Почтмейстера о ревизоре:

Городничий. Ну что ж, скажите, ничего не начитывали о каком-нибудь чиновнике из Петербурга? (с. 34).

То, показывая никчемность некоторых лиц:

Городничий. Ты, душа моя, обращалась с ним так свободно, как будто с каким-нибудь Добчинским (с. 83).

Вопросительные местоимения встречаются часто в речи Анны Андреевны, она пытается побольше узнать о ревизоре, надеясь на флирт, который мы увидим по приезде Хлестакова и его вхождении в дом Городничего. Например:

Анна Андреевна. Расскажите, каков он собою? что, стар или молод? (с. 66).

Анна Андреевна. А чин какой на твоём барине?. 85).

Анна Андреевна. Ну, да кто он такой? Генерал?(с. 65).

Анна Андреевна, уверенная в своей неотразимости, даже пытается соревноваться с дочерью в стараниях понравиться ревизору:

Анна Андреевна. Где ему смотреть на тебя? И с какой стати ему смотреть на тебя? (с. 82).


2.3.6 Отрицательные местоимения


В своём основном значении наиболее ярко представлен класс отрицательных местоимений – 16 примеров. В тексте комедии экспрессия усиливаётся с помощью отрицания, придает комический эффект, даже некую гиперболизацию.

Хлестаков, пытаясь оправдать свое открытое взяточничество тем, что берет взаймы, говорит:

Хлестаков. Нет, вы этого не думайте: я не беру совсем никаких взяток (с. 107).

Пытаясь флиртовать с Марьей Антоновной, Хлестаков дважды употребляет местоименное наречие «никак, подчёркивая этим всю ничтожность происходящего и занятость только ей одной:

Хлестаков. Вы никак не можете мне помешать, никаким образом не можете; напротив того, вы можете принесть удовольствие (с. 111).

Слуга Городничего Мишка, стараясь угодить приезжим, обращается к Осипу, как к высокопоставленному лицу, наравне с его барином:

Мишка. Да для вас, дядюшка, ещё ничего не готово. Простого блюда вы не будете кушать, а вот как барин ваш сядет за стол, так и вам того же кушанья отпустят (с. 71).

Артемий Филлипович подразумевает прекрасные ораторские, коммуникативные качества Аммоса Федоровича, когда идет обсуждение вопроса, кто же пойдет к Хлестакову давать взятку:

Артемий Филлипович. Да, Аммос Федорович, кроме вас, некому (с. 89).

Артемий Филлипович старается подчеркнуть незаменимость Ляпкина- Тяпкина, его важность в данном деле, а в целом, просто льстя ему, боясь взять ответственность на свои плечи.

Нужно сказать, что местоимения в приведенных контекстах ярко иллюстрируют функцию отрицательных местоимений – кванторную, соотнося имена с классом предметов и признаков, не включающих данный признак или предмет.





2.3.7 Относительные местоимения


В тексте комедии выявлено 16 примеров употребления относительных местоимений. Также немногочисленная группа, как и отрицательные. При этом нужно сказать, что в комедии они используются в основной своей функции – для соединения главной части сложноподчиненного предложения с придаточной в функции союзных слов. Например:

Городничий. Знаете ли, что тот самый чиновник, которому вы жаловались, теперь женится на моей дочери? (с. 125).

Городничий. А так, посмотрите, какое у нас течение дел... (с. 63).

Городничий. Запиши всех, кто только ходил бить челом на меня, и вот этих больше всего писак... (с. 123).

Которому, какое, кто – все эти местоимения соотносят элементы высказывания с другими частями текста, отсылая к сказанному ранее, и выполняя тем самым функцию относительных местоимений – анафорическую.


Выводы по главе 2


Проанализировав лексико-грамматические разряды местоимений, употребленных в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор», можно сделать вывод о том, что наибольшей экспрессией, значимостью для характеристики персонажей, частотностью употребления в тексте отличаются личные, указательные, притяжательные и определительные местоимения. Местоимения как грамматический класс слов, охватывающий небольшую часть лексики, характеризуется тем, что почти каждое слово здесь имеет собственные стилистические особенности, каждый разряд отличается оттенками значений и экспрессией. Значительная доля местоимений – личные, притяжательные, неопределенные – наделены яркой эмоционально-экспрессивной окраской, что делает их очень важными в выражении эмоционального содержания.

3 МЕСТОИМЕНИЕ В ШКОЛЬНОМ КУРСЕ РУССКОГО ЯЗЫКА


3.1 Сравнительный анализ программ и учебников русского языка в плане представленности в них темы «Местоимение»


В большинстве школьных учебников принят традиционный подход к изучению местоимений. Причём местоимения здесь определены как самостоятельная часть речи, главное внимание уделяется их указательной функции.

Изучать местоимения шестиклассники начинают после рассмотрения частей речи, с которыми местоимения соотносятся по значению и ряду грамматических признаков.

Состав местоимений авторами школьных учебников определяется по-разному.

В учебнике авторского коллектива Т.А. Ладыженской, М.Т. Баранова, Л.А. Тростенцовой и др. выделяется 9 разрядов местоимений по значению. О местоимениях кто и что сказано, что они «не изменяются по родам и числам», но не сказано, что они имеют постоянный признак рода и числа, что будет иметь соответствующие последствия при разборе и употреблении этих лексем.

Вообще, главным недостатком рассмотрения местоимений этого авторского коллектива является то, что местоимения в нём не соотнесены со знаменательными частями речи в их грамматических признаках, что влечёт туманные формулировки типа «некоторые местоимения изменяются по родам и числам»; отсутствие чёткого грамматического описания местоимений очень затрудняет выработку умения правильного морфологического разбора слов этой части речи.

В учебнике М.М. Разумовской, П.А. Леканта – местоимение-существительное, местоимение-прилагательное, местоимение-числительное.

Авторы учебника имеют следующие особенности представления местоимения как части речи.

Безусловным достоинством учебника М.М. Разумовской, П.А. Леканта является соотнесение местоимений с другими частями речи, что позволяет четко определить постоянные и непостоянные признаки местоимений разных групп. В связи с этой чёткой грамматической характеристикой местоимений выделяется 8 личных местоимений с постоянным признаком числа, но зато неизменяемость притяжательных его, её и их приводит авторов учебника к следующему решению: они выделяют 4 притяжательных местоимения мой, твой, ваш и наш, изменяющихся, как прилагательные, далее утверждается, что «в значении притяжательных местоимений используются личные местоимения в форме род. п.: его, её, их». Большое внимание уделено склонению и правописанию местоимений разных разрядов.

В учебном комплексе В.В. Бабайцевой – широкий подход к определению объёма местоимений, то есть авторы выделяют местоимение-наречие, считают, что местоимения необходимо относить к вторичным частям речи.

В учебнике М.М. Разумовской, П.А. Леканта местоимения рассматриваются как самостоятельная часть речи с особой семантикой (обозначение лица и указание на признаки и количество).

В начальном параграфе о местоимении не вполне корректно формулирует обобщенное значение местоимения как части речи: «Местоимения ничего не называют, а лишь обозначают лицо или указывают на предмет, признак, количество «вообще». Думается, что такая формулировка не пояснит особенности семантики местоимений, а запутает учащихся.

Большое внимание в учебнике М.М. Разумовской, П.А. Леканта уделено употреблению и произношению местоимений.

В упражнениях (всех учебников) рассмотрены грамматические особенности всех разрядов местоимений, связанные с этим орфографические правила и нормы словоупотребления. При изучении местоимений необходимо подчеркнуть текстообразующую роль местоимений, т.е. они могут соединять два рядом стоящих предложения, заменяя слово или все предложение (обратить внимание на анафорическую функцию). Необходимо также говорить о том, что местоимения не называют, а лишь указывают, повторяют, замещают, обобщают.

Важно помнить и о стилистических особенностях употребления, так как неумелое употребление местоимений ведет к речевым недочетам, устойчивым ошибкам, то есть особенность семантики местоимений (отвлеченность) требует рассмотрения норм использования их в речи в условиях определённого контекста.


3.2 Трудности изучения местоимений на уроках русского языка


Одна из задач изучения местоимения состоит в том, чтобы, исходя из соотнесенности слов данного класса с другими частями речи, подвести итог рассмотрению последних, систематизировать и обобщить основные параметры их характеристики (по грамматическому значению, морфологическим признакам и синтаксической роли)1.

Для формирования знаний о местоимении как части речи и умений правильно пользоваться ими в речи особенно важно осмыслить их своеобразие, вызывающее соответственно и особые условия употребления: местоимения как особый указательный лексико-грамматический разряд соотносится с другими частями речи (именами и наречиями); они имеют предельно обобщенное значение, и именно в силу этого использование их без достаточного контроля норм употребления приводит к многочисленным и устойчивым речевым ошибкам и недочетам.

Изучение ошибок, связанных с употреблением местоимений, показало, что наиболее частотны ошибки в использовании личных и притяжательных местоимений. Поэтому на работу с личными и притяжательными местоимениями отводится больше времени.

Последовательность изучения материала определена следующим: личные, притяжательные и возвратное местоимения объединяются отношением к лицу и изучаются в тесной связи между собой.

Вопросительные, относительные, неопределенные и отрицательные местоимения имеют словообразовательные связи и составляют следующий цикл темы. Определительные местоимения во многих случаях антонимичны отрицательным. Указательные местоимения обладают ярко выраженной местоименной семантикой, ими может быть завершено рассмотрение части речи.

Такая последовательность изучения материала позволяет сделать более протяженной во времени работу над трудными в отношении орфографии неопределенными и отрицательными местоимениями1.

На первых уроках важно показать учащимся, с одной стороны, особенности значения и употребления местоимений, а с другой – соотнесенность их с именем прилагательным, существительным, числительным, наречием2.

Например, упражнение (его можно выполнить по вариантам – каждый ряд обдумывает одну из предложенных речевых ситуаций) будет более эффективно, если учащиеся вначале сформулируют свои предположения про себя, самостоятельно. Это позволяет использовать различные решения (например, они – люди, машины и т. д.; таких – смелых, честных и т. д.) и сделает более понятным вопрос, почему оказались возможны различные предположения. Потому, что местоимения не называют предметы, признаки и т. д., а только указывают на них.

Следующее задание возвращает учащихся к знакомому им плану характеристики любой части речи и позволяет сделать вывод, что и по значению, и по грамматическим признакам местоимения соотносятся с именами. Например, рассматривая местоимение они, отметят, что это слово обозначает предмет (отвечает на вопрос кто? или что?), изменяется по падежам, в предложении выступает в роли подлежащего. По всем этим признакам оно сходно с именем существительным, но не тождественно ему. В дальнейшем учащиеся столкнутся и с некоторыми грамматическими особенностями местоимений (например, местоимение Я имеет значение числа, но не изменяется по числам, т. е. число – постоянный морфологический признак личных местоимений).

Соотнесенность местоимений с другими частями речи легко прослеживается на материале следующего упражнения. Здесь преднамеренно даются местоимения разных разрядов: с первого урока учащиеся привыкают узнавать их «в лицо». Ключ к выполнению упражнения – в вопросах, данных в опорной записи1.

Текст следующего упраженения позволяет обратить внимание учащихся на частотность использования местоимений в речи, на их способность передавать различные смысловые оттенки и чувства, служить средством связи предложений в тексте, избавлять от однообразного повтора одних и тех же слов.

Учащимся предлагается текст, в котором местоимение он используется в самом начале и конкретизируется лишь в последующем изложении. Необходимо объяснить, что это иногда делается в специальных целях, чтобы повысить интерес читателя.

В устной речи значение местоимения могут конкретизироваться в определённой ситуации при помощи жестов, указания на этот предмет, который обозначается местоименным словом, и показать это можно, предложив следующее задание:

Представьте себе такую ситуацию: вы пришли в библиотеку, вам предложили несколько книг. Вы перебираете их и говорите:

- Эту я уже читал, этот жанр я не люблю, а вот эту возьму.

Что помогает уяснить конкретное значение местоимения эту в данном случае?

Предлагаемое ниже задание даёт возможность показать, что местоимения могут соотноситься в тексте не только с отдельным словом или словосочетанием, но и с целым высказыванием, частью текста, благодаря чему они и являются одним из важнейших средств связи предложений и частей текста.

Проследите, какое конкретное значение приобретают местоимения это и такой в разных случаях их употребления. Благодаря чему их значение становится ясно?

1) На рубеже XIX и ХХ столетий в Скандинавских странах впервые в мире возникли музеи народного быта под открытым небом. Сейчас такие музеи существуют во многих странах.

2) Для исследования Антарктиды систематически проводятся научные экспедиции. В таких экспедициях принимают участие хорошо подготовленные люди. Об этом шла речь в одном из выпусков телепередачи «Клуб путешественников».

Следующее задание сталкивает учащихся с ошибками, появляющимися в речи, когда говорящий, которому всегда ясно, кого или что он имеет в виду, употребляя местоимение, не заботится о воспринимающем его речь, не контролирует себя в том, чтобы значение местоимения совершенно определённо конкретизировалось в его высказывании.

Запишите текст. Найдите в нём местоимения. Укажите, с какой частью речи соотносится каждое из них. Он раздвинул кусты жимолости сирени и скрылся в зелени под стеной часовни; я последовал туда за ним. Между стволами черёмухи я увидел в земле довольно большое отверстие с земляными ступенями, ведущими вниз. Валёк спустился туда, приглашая меня за собой, и через несколько секунд мы оба очутились в темноте, под землёй. (Короленко).

Вспомните, из какого произведения взят отрывок. На кого указывают местоимения в первом предложении?

Методисты обращают внимание на следующее упражнение: почему важно вспомнить, из какого произведения взят отрывок? Можно ли, не выполнив первую часть дополнительного задания, ответить на следующий вопрос? Почему?

Так исподволь, учащиеся подводятся к одному из основных правил использования местоимений (прежде всего – 3-го лица): с них, как правило, не начинают высказывание. Надо сначала назвать предмет (лицо), а уже затем можно обозначать его местоимением.

Материал первых двух уроков (как и всех других уроков раздела) должен быть оснащен заданиями для повторения орфографии, пунктуации и др. Желательно найти такие способы выполнения и проверки этих заданий, чтобы последние не нарушали логику рассмотрения нового материала.

При изучении разрядов местоимений внимание учащихся фиксируется на особенностях значения каждой группы слов, их грамматических признаках и нормах употребления в речи. Вместе с тем раскрывается, как в местоимениях разных разрядов отражаются особенности местоименной семантики.

Заметим, что местоимения разных разрядов по набору морфологических признаков разнообразны. План разбора каждого местоимения в основных направлениях определяется соотносительностью данного местоимения с той или иной частью речи.

Например, никуда характеризуется так: никуда – местоим.-нареч. (неизменяемое слово не имеет начальной формы, форм изменения), отриц.; никого – местоим.-сущ., начальная форма никто, отрицат., употреблено в форме род.

Морфологический разбор местоимений будет отрабатываться по мере изучения каждого разряда, но даже внутри одного разряда, кроме личных, притяжательных и возвратного, он не будет единым для всех слов (кто, какой, куда; кто-то, какой-то, куда-то; никто, никакой, никуда; всякий, всегда; такой, туда и т. д.).

Продолжая работу над правильным использованием личных местоимений в речи, необходимо обратить внимание школьников на условия, при которых возникает опасность ошибки. Чаще всего таким условием выступает наличие в предложении (тексте) двух или нескольких существительных одного и того же рода и числа, с каждым из которых может быть соотнесено местоимение 3-го лица.

Можно познакомить учеников с двумя способами устранения двусмысленности высказывания, возникающей в этом случае: заменить одно из существительных подходящим по смыслу именем другого рода или числа; заменить местоимение существительным1.

Другая типичная ситуация, в которой возникают ошибки в использовании личных местоимений, – замена предложения с прямой речью сложноподчинённым предложением. Необходимы упражнения на предупреждение таких ошибок. Учащимся необходимо потренироваться в различении разных значений местоимения вы и в написании Вы как формы вежливости с большой буквы.

Работа над нормами использования местоимений в речи таит в себе большие воспитательные возможности: покажем учащимся, что очень важно говорить так, чтобы тебя правильно и быстро понимали; в том, как человек использует личные местоимения, отражается уровень его культуры, его отношение к окружающим, его самооценка.

Изучение относительных местоимений полностью проводится на синтаксической основе, так как именно синтаксический признак (роль средства связи частей сложноподчиненного предложения) отличает их от омонимичных вопросительных местоимений и избрано методическим приемом ознакомления учащихся с новым материалом урока.

В заданиях к этому уроку предлагаются два признака для сравнения: в каких по цели высказывания предложениях употреблены вопросительные и относительные местоимения; в каких по числу грамматических основ предложениях они встречаются.

Надо сказать, что первый признак существен только для вопросительных местоимений (относительные могут употребляться в любых по цели высказывания конструкциях, например: Где книга, которую ты советуешь мне прочитать? Дай, пожалуйста, о которой ты говорила.).

Второй признак существен только для относительных местоимений (вопросительные могут употребляться как в простых, так и в сложных предложениях, например: Какую книгу ты посоветуешь прочитать? Кто автор книги, которую ты советуешь прочитать?).

Таким образом, в ходе сравнительного анализа следует особенно чётко подчеркнуть тот признак, который для данного разряда местоимений является существенным.

Систематическое использование схем синтаксических конструкций значительно обогащает методику проведения уроков и повышает их эффективность. Вся работа по теме должна сопровождаться постоянным вниманием к пунктуации рассматриваемых синтаксических конструкций.

Местоимения неопределенные не вызывают у носителей русского языка особых трудностей в употреблении. Поэтому центр тяжести в системе работы над ними переносится на формирование орфографических умений и навыков. Тем не менее, чтобы сознательно применять правила правописания неопределенных местоимений, последние надо уметь распознавать по значению, видеть их словообразовательную структуру, соотносить с другими частями речи: ведь неопределенные местоимения-наречия с кое-, -то, - нибудь всегда пишутся через дефис, поскольку эта неизменяемая группа местоимений не употребляются с предлогами.

Словообразовательные элементы неопределенных местоимений в учебнике названы частицами. При этом о частице не сказано, что она превращается в приставку. Учащимся будет полезно узнать, почему в параллельном школьном учебнике - то, -либо, -нибудь в неопределенном местоимении названы суффиксами, а кое- – приставкой. Отрицательные местоимения, благодаря значению обобщающего отрицания, нередко используются в афористических изречениях известных людей, пословицах и поговорках для усиления смысла высказывания. Это позволяет привлекать к работе над данным разрядом языковой материал, открывающий большие возможности для развития ума, формирования высоких нравственных качеств подрастающего поколения. С анализа такого материала и предлагается начать рассмотрение темы.

Значение отрицательных местоимений настолько очевидно, что не нуждается в особом толковании. Характеристика отрицательных местоимений может быть усвоена учащимися самостоятельно. Главная забота учителя в работе над этой темой – обеспечить усвоение школьниками орфографии отрицательных местоимений. Правило о выборе Е или И в приставке отрицательных местоимений, изложенное в учебнике, опирается на прием постановки ударения и отрабатывается в упражнении. При этом используется понятие орфограммы, которая появляется в приставке только при безударном положении гласного. Можно посоветовать учащимся: если неясно, Е или И надо писать в приставке отрицательного местоимения, пишите И, потому что Е пишется только под ударением.

Далее рассматривается еще одно правило правописания отрицательных местоимений, регулирующее слитное или раздельное написание приставок НЕ- и НИ-. Вначале, в сопоставлении с неопределёнными местоимениями, отрабатывается основное правило. В материалах упражнений школьники наблюдают готовые решения, касающиеся слитного написания приставок, и самостоятельно определяют, какую гласную надо написать в приставке. Также предлагается материал для сопоставления, на основе которого требуется сделать вывод о правописании неопределённых и отрицательных местоимений, употребляемых с предлогом. Сопоставления направлены на создание в языковой памяти учащихся системных связей, делающих знания более глубокими, а формируемые на их основе умения и навыки более прочными.

Особенности значения определительных местоимений меньше других объясняются термином, называющим разряд (ведь определениями могут быть и местоимения других разрядов, а слова весь, каждый и т. д. далеко не всегда выступают в предложении определениями; термин становится совсем «незначащим», если в состав определительных местоимений включаются наречия везде, всюду, всегда). Вот почему в учебнике не делается попытки объяснить особенности значения данного класса местоимений. Опорные материалы в самом начале параграфа, а также первые упражнения направлены на то, чтобы учащиеся научились видеть определительные местоимения на фоне других слов, устанавливать их морфологические признаки и синтаксическую роль в предложении. Как уже отмечалось, указательное значение местоимений наиболее явно и ярко воплощено в разряде, который так и называется – указательные местоимения.

Завершая рассмотрение разрядов, учитель и учащиеся получают возможность ещё и ещё раз вернуться к особенностям конкретизации и употребления местоимений в речи, к их роли в создании высказывания. Одновременно по уже отработанному плану следует продолжать сопоставление указательных местоимений с другими частями речи и на этой основе выявлять их грамматические признаки. Упражнения в конце раздела помогают организовать повторение и обобщение материала, воспроизвести в памяти основные направления работы над темой «Местоимение».


3.3 Рекомендации к изучению местоимений в средней школе на материале художественного текста


Яркой отличительной особенностью местоимений, которая позволяет объединить в одну категорию весьма разнообразные по грамматическим признакам слова, является предельная обобщенность, отвлеченность, относительность их значения и особые условия их употребления. Местоимения, как и имена существительные, прилагательные, числительные, указывают на предметы, признаки, количество, но, в отличие от имен, не называют их.

Местоимение может обозначать любой предмет, любой признак, любое количество. Конкретное значение местоимения в каждом случае употребления меняется: оно зависит от того, с каким предметом реальной действительности соотносится местоимение.

Употребляя местоимение, нужно проверять, ясно ли, с каким словом или частью высказывания оно соотносится по значению, каким конкретным содержанием наполняется в определенной речевой ситуации или контексте.

Предупреждению ошибок, состоящих в нарушении этого правила, служат упражнения, в которых прослеживается относительность и изменчивость конкретного значения местоимений разных разрядов. Тексты и задания для этих упражнений должны подбираться с учетом ситуаций, в которых употребление местоимений наиболее часто приводит к речевым ошибкам или создает возможность двоякого толкования высказывания.

При подборе упражнений нами использовался текст комедии Н.В. Гоголя « Ревизор».

Такая интеграция литературного произведения («литературы») и «русского языка» в последнее время стала актуальной, что диктуется задачей выработки у учащихся лингвистической, литературоведческой компетенции с позиций текстоцентрического обучения русскому языку.

Необходимой работой в среднем звене должно стать целенаправленное наблюдение за реализацией в художественной речи выразительно- изобразительных возможностей разных единиц языка. И именно местоимение может стать той единицей языка, наблюдение за выразительными особенностями которой можно организовать на уроках.

Предлагаемые образцы упражнений направлены на формирование навыков правильного употребления местоимений в речи.

Ошибки могут возникать, например:

1. При замене лица рассказчика (в том числе при замене прямой речи косвенной):

Задание: Сопоставьте предложения, объясните, почему один и тот же человек обозначен местоимениями разного лица.

«Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие».

Городничий сказал, что он пригласил их с тем, чтобы сообщить им пренеприятное известие.

«Там я тебе дал на чай…».

Городничий сказал, что там он ему дал на чай.

«Я бы и не беспокоил вас, да жаль насчет способностей».

Добчинский сказал, что он бы и не беспокоил его, да жаль насчет способностей.

2. При употреблении местоимений 3-го лица или относительных в тексте, где два (или несколько) действующих лица или предмета названы существительными одного и того же рода, числа и падежа:

Задание. Перепишите, раскрывая скобки; определите падеж местоимения.

Артемий Филлипович. Я не знаю, как могло начальство поверить (он)

такую должность

Анна Андреевна. (Мы) еще более приятно видеть такую особу.

Городничий. Только бы (я) узнать, что он такое и в какой мере нужно (он) опасаться.

Хлестаков. Жаль, что Иохим не дал напрокат кареты, а хорошо бы, черт побери, приехать домой в карете, подкатить (этакий) чертом, к (какой-нибудь) соседу-помещику под крыльцо.

Задание. Вставьте недостающие местоимения 3-го лица в нужной форме. Определите их падеж.

Артемий Филлипович. Я не знаю, как могло начальство поверить ... такую должность: он хуже, чем якобинец.

Городничий. Есть против этого средства, если уж это действительно, как он говорит, у ... природный запах: можно ... посоветовать есть лук, или чеснок.

Гостья. Да, она такова всегда была; я...знаю: посади ...за стол, она и ноги свои.

Задание: вставьте вместо точек указательные местоимения в нужной форме (с предлогом или без).

Бобчинский. Как только имел я удовольствие выйти от вас после ... , как вы изволили смутиться полученным письмом.

Хлестаков. Он больше виноват: говядину мне подаёт ... твёрдую, как бревно.

Один из купцов. Нет, вишь ты, ему всего ... мало – ей-ей.

Городничий. Я узнал … от самых достоверных людей.

Задание: вместо точек вставьте подходящие по смыслу местоимения, определите их разряд и грамматическую форму.

Городничий. Всем довольны, ... благородие.

Хлестаков. Я, знаете, в дороге издержался: ... да....

Городничий. Я и прежде хотел вам ... заметить, но всё ... позабывал.

Городничий. Не угодно ли ... будет осмотреть теперь некоторые заведения в ... городе, как-то – богоугодные и ...?

Важно помнить, что такие упражнения (три первых образца) способствуют обогащению и совершенствованию речи учащихся, имеют целью устранение однообразно повторяющихся слов и конструкций.

Некоторые ошибки, связанные с использованием местоимений, объясняются недостаточно ясным представлением о лексическом значении таких слов, как «себя, свой, сам, самый», а также неумением различать смысловые оттенки синонимичных местоимений, как, например, определительных «каждый, всякий, любой»; неопределенных «кое-кто, кто- то, кто-нибудь». На преодоление таких недочетов направлены упражнения, которые позволяют уяснить хорошо обнаруживаемые в контексте основные значения ряда местоимений и их смысловые оттенки.

Задание: объясните, как изменится смысл предложения, если местоимение «свой» заменить местоимением «его» или «её».

Анна Андреевна. Я у вас крестила своего Ванечку и Лизаньку, а вы вот как со мною поступили.

Городничий. Смотрите, по своей части я кое-какие распоряжения сделал.

Городничий. Господин ревизор или другой кто может принять это на свой счет.

Городничий. Как вы намерены, в своем экипаже, или вместе со мною на дрожках?

Задание: замените выделенные местоимения сходными по значению (того же разряда).

Хлестаков. Я всякий день на балах.

Городничий. Пусть каждый возьмет в руки по улице.

Городничий. … потому что я не так, как иной городничий, которому ни до чего дела нет.

Лука Лукич. Всего боишься: всякий мешается, хочется показать, что он тоже умный человек.

Синонимичные местоимения всякий, каждый, любой допускают взаимную замену, когда употребляются в основном из своих значений – при указании на выделение единичного предмета из группы однородных предметов.

Задание: вставьте недостающие местоимения «сам» или «самый» в нужной форме. Поставьте ударение в местоимениях, прочитайте примеры вслух.

Осип. Да лучше я… хозяина позову к вам.

Городничий. Я не могу судить, но вы посудите...

Анна Андреевна. А! так это тот... о котором было писано мужу.

Городничий. Нет, нет; позвольте уж мне...

Задание: выпишите сначала предложения с неопределенными местоимениями, затем – с отрицательными.

Хлестаков. Мне нет никакого дела до них.

Анна Андреевна. Мы кой-что знаем такое...

Городничий. Ну что ж, скажите, ничего не начитывали о каком-нибудь чиновнике из Петербурга?

Купцы. Ей-богу! Такого никто не запомнит городничего.

Хлестаков. Нет, вы этого не думайте: я не беру совсем никаких взяток.

Местоимения с частицами - то, - либо, - нибудь, кое – сближаются основным значением неопределенности, но различаются смысловыми оттенками.

По степени неопределенности для говорящего и слушающего местоимения с кое – противополагаются всем остальным словам данной группы. Менее резко различаются местоимения с частицами -то и -нибудь: кто-то (что-то) обозначает «неизвестно кто (что)»; кто-нибудь (что- нибудь) обозначает «кто угодно, безразлично кто (что)».

Довольно большое место отводится упражнениям, в которых рассматривается стилистическая роль местоимений, их использование в нейтральной речи, а также в художественных целях, для выражения экспрессивно-эмоциональных оттенков и запечатлевшихся в языке этических норм.

Так, тексты ряда упражнений позволяют проследить использование личных местоимений я, ты, вы, они, притяжательных мой, наш, свой для выражения сочувствия, иронии, шутки.

Задание: определить, какое впечатление создает такой текст. Какую роль играет местоимение Я?

Извольте, господа, я принимаю должность, я принимаю...Я принимаю, только уж у меня ни, ни, ни! Уж у меня ухо востро! Уж я...о! я шутить не люблю, я им всем задам острастку. Я такой! Я не посмотрю ни на кого. (Хлестаков).

Задание: как соотносится характеристика, которую даёт Н.В. Гоголъ в «Замечаниях для гг. актеров» персонажу комедии «Ревизор» Хлестакову (1), и образ самого Хлестакова (2) или его слуги Осипа (3)?

1) Хлестаков, молодой человек… Несколько приглуповат и, как говорят, без царя в голове. Один из тех людей, которых в канцеляриях называют пустейшими. Говорит и действует без всякого соображения... Речь его отрывиста, и слова вылетают из уст его совершенно неожиданно...

2) «Извольте, господа, я принимаю должность, я принимаю, – говорю, – так и быть, – говорю, – я принимаю, только уж у меня: ни, ни, ни!..уж у меня ухо востро! Уж я... О! я шутить не люблю. Я им всем задам острастку. Меня сам государственный совет боится. Да что в самом деле? Я такой! Я не посмотрю ни на кого... я говорю всем: я сам себя знаю, сам. Я везде, везде. Во дворец всякий день езжу. Меня завтра же произведут в фельдмарш... (поскальзывается и чуть-чуть не шлёпнулся на пол).

3) «Профинтил дорогою денежки, голубчик, теперь сидит и хвост подвернул, и не горячится. А стало бы, и очень бы стало на прогоны; нет, вишь ты, нужно в каждом городе показать себя. (Дразнит его). «Эй, Осип, ступай посмотри комнату, лучшую, да обед спроси самый лучший: я не могу есть дурного обеда, мне нужен лучший обед. Добро бы было в самом деле что-нибудь путное...»

Задание: как работает в речи Хлестакова местоимение «я»? Какая особенность личности персонажа раскрывается при этом? Какое устойчивое сочетание слов, включающее местоимение, из монолога Осипа называет эту особенность?

(Подчёркнутое повторение личных местоимений усиливает эмоциональное восприятие текста).

Рекомендуется использовать задания, знакомящие с нормами употребления местоимений вы, ваш как формами выражения вежливости в устной и письменной речи, которые помогают задуматься над положительными и отрицательными человеческими качествами, поступками:

Задание: подчеркните притяжательные местоимения в значении множественного числа одной чертой, в значении формы вежливости – двумя.

Купцы. Так уж сделайте такую милость, ваше сиятельство.

Городничий. Что, голубчики, как поживаете? Как товар идет вам?

Мишка. Простого блюда вы не будете кушать, а вот как барин ваш сядет за стол, так и вам того же кушанья отпустят.

Задание: подчеркните одной чертой слово вы в значении местоимения множественного числа, двумя – в значении формы вежливости. Каким членом предложения выступают эти местоимения. В каких случаях сказуемое при «вы» как форме вежливости ставится в единственное число?

Городничий. Ну, уж вы – женщины! Все, кончено, одного этого слова достаточно! Вам все – финтирлюшки.

Слуга. Я уж давеча подал вам другой счет.

Осип. Да лучше я самого хозяина позову к вам.

Анна Андреевна. Я на вас полагалась, как на порядочного человека: все вдруг выбежали, и вы туда ж…

Навык правильного употребления местоимений в ряде случаев формируется на основе умений и навыков школьников в области синтаксиса. Так, необходимо выделить местоимение и то слово, от которого оно зависит, определить связь между ними, соотнести местоимение с существительным в роде, числе, падеже. В данном случае будут уместны упражнения с заданиями синтаксического характера.

Задание: определите, каким членом предложения является местоимение это (с каким словом связано, на какой вопрос отвечает).

Хлестаков. Как же он мог это сделать?

Городничий. Это такие лгуны…

Городничий. Я узнал это от самых достоверных людей.

Почтмейстер. Я вам скажу, что это преинтересное чтение.

Задание: поставьте вопросы к выделенным словам, оформляя полное вопросительное предложение. Определите падеж вопросительных предложений.

Городничий. …когда кто заболел, которого дня и числа.

Городничий. ...а по правде сказать, вряд ли кто когда-нибудь заглянет туда.

Марья Антоновна. Я совсем не понимаю, о чем вы говорите.

Хлестаков. Совсем не знал, чем заплатить.

Задание. Вставьте неопределенные местоимения, учитывая замечания в скобках.

Городничий. Я хотел давно об этом сказать вам, но был, не помню, ...развлечён (неизвестно чем).

Хлестаков. А в моих глазах, точно есть…такое, что внушает робость (о чем-то неопределенном).

Хлестаков. Пожалуйста, братец, напиши... (неважно о чём).

Итак, при изучении местоимений работа по грамматической стилистике должна проводиться с учётом типичных ошибок, с целью их предупреждения.


Выводы по главе 3


1. В школьном изучении тема «Местоимение» является одной из самых трудных. Школьники не видят местоимений в тексте, не могут отличить их от других частей речи, например, от наречий (путают разряды), имён существительных, имен прилагательных, числительных.

2. Работу по грамматической стилистике при изучении местоимений необходимо проводить, учитывая наиболее характерные, типичные ошибки с целью их предупреждения. Конкретная работа позволяет выработать навыки правильного употребления местоимений в речевой практике.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


На основе проведённого анализа можно сделать следующие выводы:

1. Яркой отличительной особенностью местоимений, которая позволяет объединить в одну категорию весьма разнообразные по грамматическим признакам слова, является предельная обобщенность, отвлеченность, относительность их значения и особые условия их употребления. Местоимения указывают на предметы, признаки, количество, но, в отличие от имен, не называют их.

2. Местоимение может обозначать любой предмет, любой признак, любое количество. Конкретное значение местоимения в каждом случае употребления меняется: оно зависит от того, с каким предметом реальной действительности соотносится местоимение. Употребляя местоимение, нужно проверять, ясно ли, с каким словом или частью высказывания оно соотносится по значению, каким конкретным содержанием наполняется в определенной речевой ситуации или контексте.

3. Местоимение – обобщенная по своей семантике часть речи; конкретное значение его может быть самым разнообразным – оно раскрывается в контексте или подсказывается ситуацией. Именно поэтому основным среди намекающих средств языка оказывается местоимение. При этом за ним может стоять самое разнообразное содержание. Своеобразие семантики местоимений определяет специфичность их языковых функций – дейктической и анафорической, причем одни и те же местоимения могут выполнять обе эти функции, в зависимости от условий отдельного словоупотребления этих лексем.

4. До сих пор продолжаются споры о классификации местоимений, так как это одна из частей речи, в которой происходит изменение форм, появление новых значений для установившихся словоформ, поскольку местоимения находятся в центре живой разговорной речи.

5. Ряд учёных указывает на то, что в художественном тексте и в разговорной речи местоимения выполняют ряд особых функций, что лишь подтверждает высокую степень участия местоимений в оформлении актов коммуникации и формировании структуры текста, придавая им большую динамику и эмоциональную окрашенность.

6. Язык драматического произведения отлично подходит для исследования семантики и функций местоимений, их изобразительно-выразительных свойств, так как язык драмы – это диалог.

7. Экспрессивность местоимений определяется значением этой грамматической категории (указание). Вне контекста местоимения весьма абстрактны, в контексте же приобретают конкретное значение. А поскольку контекстов много, то и оттенков значений великое множество, что представляет интерес для исследователя.

8. Частое использование местоимений в разговорной речи (в комедии «Ревизор» язык приближен к разговорному, оставаясь при этом художественным, в чем огромная заслуга Н.В. Гоголя) объясняется непосредственным контактом участников коммуникативных актов, их ситуативной восполняемостью, возможностью использования говорящим предситуации, конкретизацией жестом.

9. Проанализировав выразительные возможности местоимений в комедии Н.В. Гоголя, мы подтвердили мнение И.Б. Голуб, А.М. Гвоздева и многих других, что по богатству экспрессивных красок на первом месте стоят личные местоимения. Семантика местоимений остальных разрядов тоже весьма разнообразна и показательна.

10. В последнее время функционально-стилистический аспект справедливо признается важнейшим в работе по развитию речи у учащихся; на основе анализа единого художественного произведения будет легче показать школьникам глубокие взаимосвязи между единицами языка и элементами текста, его композиции и содержания.

11. При изучении местоимений работа по грамматической стилистике является неотъемлемой частью каждого урока. Она проводится с учётом наиболее характерных ошибок, с целью предупреждения их, в определенной системе, которая включает в себя: ознакомление учеников со значением местоимений различных разрядов, анализ типичных стилистических и грамматико-стилистических ошибок и показ способов их исправления; выполнение тренировочных упражнений по развитию речи. Конкретная работа с художественным текстом позволяет «заострить» у учащихся чувство языка, выработать очень важные навыки правильного употребления местоимений в речевой практике.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


  1. Алёхина, М.Н. О классификации местоимений / М.Н. Алёхина // Русский язык в школе. – 1982. – № 1. – С. 63–68.

  2. Бабайцева, В.В. Русский язык. Теория. 5–9 кл.: учеб. для общеобразоват. учреждений / В.В. Бабайцева, Л.Д. Чеснокова. – М. : Дрофа, 2005. – 330 с.

  3. Валгина, Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина, М.И. Современный русский язык / Н.С. Валгина и др. – М. : Логос, 2001. – 528 с.

  4. Величко, Л.И. Знакомство учащихся с элементами синтаксиса текста при изучении местоимений / Л.И. Величко // Русский язык в школе. – 1976. – № 1. – С. 42–49.

  5. Виноградов, В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове) / В.В. Виноградов. – М.: Высшая школа, 1986. – 640 с.

  6. Винокур, Г.О. О языке художественной литературы / Г.О. Винокур. – М. : Наука, 1991. – 304 с.

  7. Волков А.Ф. Предупреждение ошибок в употреблении местоимений / А.Ф. Волков // Русский язык в школе. – 1971. – № 6. – С. 34–41.

  8. Гвоздев, А.Н. Очерки по стилистике русского языка / А.Н. Гвоздев. – М.: Просвещение, 1965. – 408 с.

  9. Гвоздев, А.Н. Современный русский литературный язык / А.Н. Гвоздев. – М. : Просвещение, 1968. – 344 с.

  10. Гоголь, Н.В. Ревизор / Н.В. Гоголь. – М. : Современник, 1992. – 158 с.

  11. Головенкина, Л.Х. Об изучении местоимений в школе / Л.Х. Головенкина // Русский язык в школе. – 1995. – № 4. – С. 13–17.

  12. Голуб, И.Б. Стилистика русского языка / И.Б. Голуб. – М. : Рольф; Айрис-пресс, 2003. – 448 с.

  13. Горшков, А.И. Русская стилистика / А.И. Горшков. – М. : АСТ, 2001. – 368 с.

  14. Ерёмина, Л.И. О языке художественной прозы Н.В. Гоголя / Л.И. Еремина, 1987. – 202 с.

  15. Ефимов, А.И. Стилистика художественной речи / А.И. Ефимов. – М.: Изд-во моск. ун-та, 1961. – 518 с.

  16. Зубова, Л.И.Урок на тему «Местоимение как часть речи» / Л.И. Зубова // Русский язык в школе. – 2000. – № 4. – С. 43–45.

  17. Ипполитова, Н.А. Работа по грамматической стилистике при изучении морфологии в средней школе / Н.А. Ипполитова // Русский язык в школе. – 1977. – № 3. – С. 53–57.

  18. Кожина, М.Н. Стилистика русского языка / М.Н. Кожина. – М. : Наука, 2008. – 464 с.

  19. Комарова, М.В. Углубленное изучение морфологии. Местоимение / М.В. Комарова // Русская словесность. – 1995. – № 4. – С. 36–38.

  20. Краткая русская грамматика / Под ред. Н.Ю. Шведовой и В.В. Лопатина. – М.: Просвещение, 1989. – 414 с.

  21. Купалова, А.Ю. Употребление местоимений в речи / А.Ю. Купалова // Русский язык в школе. – 1995. – № 4. – С. 33–41.

  22. Купалова, А.Ю. Формирование понятия о местоимении / А.Ю. Купалова // Русский язык в школе. – 1966. – № 4. – С. 16–18.

  23. Маловицкий, Л.Я. Повтор местоимений / Л.Я. Маловицкий // Русский язык в школе. – 1982. – № 1. – С. 68–70.

  24. Манн, Ю.В. Постигая Гоголя / М. : Наука, 2005. – 292 с.

  25. Мигирин, В.Н. Опыт построения классификаций, прогнозирующих развитие местоимений и словообразовательных парадигм / В.Н. Мигрин // Русский язык в школе. 1973. № 3. С. 62–75.

  26. Обучение русскому языку в 6 классе: Метод. Рекомендации к учеб. для 6 кл. общеобразоват. учреждений / Т.А. Ладыженская, М.Т. Баранов и др. – М. : Просвещение, 2003. С. 126 с.

  27. Пешковский, А.А. Принципы и приёмы стилистического анализа и оценка художественной прозы / А.А. Пешковский. – М.: Высшая школа, 1979. – 300 с.

  28. Пешковский, А.М. Русский синтаксис в научном освещении / А.М. Пешковский. – М. : Учпедгиз, 1954. – С. 153–164.

  29. Поурочное планирование: К учебному комплексу под редакцией В.В. Бабайцевой «Русский язык. Теория», «Русский язык. Практика» «Русская речь». 5–9 кл. / А.Ю. Купалова, Т.М. Пахнова, С.Н. Пименова, Ю.С. Пичугов. – М. : Дрофа, 2002. – 384 с.

  30. Практическая стилистика русского языка: Функциональные стили / Под. ред. Д.Э. Розенталь, В.А. Алексеева, К.А. Роговой. – М. : Наука, 1982. – 112 с.

  31. Русский язык : учеб для 6 кл. общеобразоват. учреждений / М.Т. Баранов, Т.А. Ладыженская, Л.А. Тростенцова и др. – М. : Просвещение, 2005. – 240 с.

  32. Русский язык. Энциклопедия / под ред. Ф.П. Филина. – М. : Сов. Энциклопедия, 1979. – 424 с.

  33. Селиверстова, О.Н. Местоимения в языке и речи / О.Н. Селиверстова. – М. : Наука, 1988. – 222 с.

  34. Скобликова, Е.С Местоимения в современных школьных учебниках / Е.С. Скобликова // Русский язык в школе. – 2008. – № 4. – С. 12–15.

  35. Скобликова, Е.С. Местоимения: Различия трактовок / Е.С. Скобликова // Русский язык в школе. – 1996. – № 6. – С. 28–32.

  36. Современный русский язык : в 3 ч. Ч. 2. Словообразование. Морфология / Н.М. Шанский, А.Н. Тихонов. – М. : Просвещение, 1987. – 256 с.

  37. Соколова, Г.П. Изучение темы «Местоимение» / Г.П. Соколова // Русский язык в школе. – 1985 – № 1. – С. 2–12.

  38. Стилистика и литературное редактирование / под ред. В.И. Максимова. – М. : Гардарики, 2005. – 652 с.

  39. Стилистика русского языка / под ред. Н.М. Шанского. – Л. : Просвещение, 1982. – 286 с.

  40. Ушакова, Л.И. Местоимения и их аналоги / Л.И. Ушакова // Русский язык в школе. – 1998. – № 1. – С. 85–90.

  41. Чеснокова, Л.Д. О новой лингвометодической концепции преподавания морфологии / Л.Д. Чеснокова // Русская словесность. – 1995. – № 4. – С. 16–19.

  42. Янко-Триницкая, Н.А. Семантика указательных местоимений / Н.А. Янко-Триницкая // Русский язык в школе. – 1982. – № 2. – С. 74–79.

ПРИЛОЖЕНИЕ


Примеры употребления местоимений в комедии

Н.В. Гоголя «Ревизор»


Городничий. Без сомнения, проезжающий чиновник захочет, прежде всего, осмотреть подведомственные вам богоугодные заведения – и потому вы сделайте так, чтобы всё было прилично: колпаки были бы чистые, и больные не походили бы на кузнецов... (с. 28).

Городничий. Не угодно ли вам будет осмотреть теперь некоторые заведения в нашем городе, как-то – богоугодные и другие! (с. 62).

Бобчинский. Дай бог вам всякого богатства, червонцев и сынка-с этакого маленького, вон энтакого-с, чтоб можно было на ладонку посадить! (с. 28).

Хлестаков. В самом деле, как вам должно быть приятно (с. 75).

Анна Андреевна. Да вам-то чего бояться? ведь вы не служите (с. 67).

Городничий. Как вам угодно. Как вы намерены, в своем экипаже, или вместе со мною на дрожках? (с. 60).

Городничий. Кроме того, дурно, что у вас высушивается в самом присутствии всякая дрянь и над самым шкапом с бумагами арапник (с. 28).

Мишка. Да для вас, дядюшка, еще ничего не готово. Простого блюда вы не будете кушать, а вот как барин ваш сядет за стол, так и вам того же кушанья отпустят (с. 70).

Артемий Филлипович. Имел честь сопровождать вас и принимать лично во вверенных моему смотрению богоугодных заведениях (с. 95).

Хлестаков. Что, у вас каждый день бывает такой? (с. 73).

Артемий Филлипович. Да, Аммос Федорович, кроме вас, некому-с (с. 76).

Городничий. Боже вас сохрани шуметь, идите себе! полно уж вам... (с. 63).

Артемий Филлипович. Воля ваша, Аммос Федорович, нам нужно бы кое-что предпринять (с. 89).

Городничий. Не извольте гневаться, ваше превосходительство, она немного с придурью, такова же была и мать её (с. 118).

Аммос Фёдорович. А деньги в кулаке, да кулак-то весь в огне (с. 92).

Городничий. Тем лучше: молодого скорее пронюхаешь. Беда, если старый черт, а молодой весь наверху (с. 38).

Хлестаков. Всё зависит от той стороны, с которой кто смотрит на вещь (с. 73).

Городничий. Всё кончено, одного этого слова достаточно! Вам всё финтирлюшки! (с. 83).

Лука Лукич. Всего боишься: всякий мешается, всякому хочется показать, что он тоже умный человек (с. 29).

Городничий. Всем довольны, ваше благородие (с. 43).

Городничий. Запиши всех, кто только ходил бить челом на меня, и вот этих больше всего писак, писак, которые закручивали им просьбы (с. 123).

Осип. Невежливого слова никогда не услышишь: всякой тебе говорит – «ш» (с. 49).

Городничий. Ну, а что из того, что вы берёте взятки борзыми щенками? Зато вы в бога не веруете; вы в церковь никогда не ходите (с. 29).

Хлестаков. Что? не ушиблись ли вы где-нибудь? (с. 64).

Городничий. Что вы, господь с вамиэто не он (с. 38).

Осип. Вы-де с барином, говорит, мошенники, и барин твой плут. Мы- де, говорит, этаких широмыжников и подлецов видали (с. 49).

Городничий. Ну, что? как вы думаете об этом? (с. 32).

Городничий. Да вы не извольте беспокоиться, он подождёт (с. 62)

Городничий. Пошёл вон, тебе пришлют (с. 62).

Хлестаков. Вы никак не можете мне помешать, никаким образом не можете; напротив того, вы можете принесть удовольствие (с. 89).

Марья Антоновна. Вы почитаете меня за такую провинциалку (с. 112).

Марья Антоновна. Вы все эдакое говорите Я бы вас попросила, чтоб вы мне написали лучше на память какие-нибудь стишки в альбом (с. 112).

Городничий. Вы этакими пустыми речами только мне мешаете (с. 85).

Хлестаков. Нет, вы этого не думайте: я не беру совсем никаких взяток (с. 104).

Хлестаков. Да вот вы хоть тут со всей своей командой – не пойду (с. 59).

Хлестаков. Не имеете ли и вы чего-нибудь сказать больше? (с. 99).

Городничий. Ну, в ином случае много ума хуже, чем бы его совсем не было (с. 31).

Аммос Фёдорович. А вот я их сегодня же велю всех забрать на кухню (с. 31).

Городничий. А кто тебе помог сплутовать, когда ты строил мост и написал дерева на двадцать тысяч, тогда как его и на сто рублей не было (с. 125).

Городничий. Однако же, право, как подумаешь, Анна Андреевна, какие мы с тобой теперь птицы сделались! (с. 122).

Хлестаков. Посмотрим, кто кого! (с. 101).

Марья Антоновна. Какой миленький носик у твоего барина! (с. 84).

Анна Андреевна. А чин какой на твоём барине? (с. 84).

Анна Андреевна. Расскажите, каков он собою? что, стар или молод? (с. 68).

Анна Андреевна. Ну, да кто он такой? генерал? (с. 69).

Городничий. А так, посмотрите, какое у нас течение дел... порядок какой... (с. 63).

Городничий. Эк куда метнул! какого туману напустил! разбери кто хочет (с. 60).

Хлестаков. И в столовой сегодня поутру двое каких-то коротеньких человека ели сёмгу и ещё много кой-чего (с. 52).

Хлестаков. Вот вздор какой. Я этого не принимаю. Ты скажи ему, что это в самом деле такое!.. этого мало (с. 52).

Городничий. Беги сейчас возьми десятских, да пусть каждый из них возьмет… пусть каждый возьмет в руки по улице... (с. 42).

Аммос Фёдорович. В самом деле, кто зайдёт в уездный суд? А если и заглянет в какую-нибудь бумагу, так он жизни не будет рад (с. 41).

Аммос Фёдорович. А вот, например, если у кого-нибудь шуба стоит пятьсот рублей, да супруге шаль (с. 30).

Городничий. Да и странно говорить: нет человека, который бы за собою не имел каких-нибудь грехов (с. 30).

Городничий. Да, и тоже над каждою кроватью надписать по-латыни или на другом каком языке... это уж по вашей части, Христиан Иванович, – всякую болезнь, когда кто заболел, которого дня и числа… (с. 28).

Унтер-офицерша. Мне от своего счастья неча отказываться, а деньги бы мне теперь очень пригодились (с. 110).

Хлестаков. Оробели? А в моих глазах, точно, есть что-то такое, что внушает робость (с. 95).

Хлестаков. Меня, конечно, назовут странным, но уж у меня такой характер (с. 93).

Городничий. А мне очень нравится твоё лицо. Друг, ты должен быть хороший человек (с. 85).

Хлестаков. Мне даже на пакетах пишут: «ваше превосходительство» (с. 80).

Хлестаков. Моих, впрочем, много есть сочинений. Женитьба Фигаро, Роберт Дьявол, Норма (с. 79).

Хлестаков. Мне нравится, что у вас показывают проезжающим всё в городе (с. 71).

Анна Андреевна. Вот хорошо! а у меня глаза разве не темные? самые тёмные. Какой вздор говорит! (с. 70).

Городничий. Только бы мне узнать, что он такое и в какой мере нужно его опасаться (с. 63).

Хлестаков. Мне очень нравится ваша откровенность и радушие, и я бы, признаюсь, больше бы ничего и не требовал, как только оказывай мне преданность и уваженье, уваженье и преданность (с. 62).

Хлестаков. Да что? мне нет никакого дела до них... я не знаю, однако ж, зачем вы говорите о злодеях или о какой-то унтер-офицерской вдове... (с. 61).

Городничий. Обязанность моя, как градоначальника здешнего города, заботиться о том, чтобы проезжающим и всем благородным людям никаких претензий... (с. 61).

Осип. Да на что мне она? Не знаю я разве, что такое кровать? У меня есть ноги: я и постою. Зачем мне ваша кровать? (с. 48).

Аммос Федорович. Больным велено габерсуп давать, а у меня по всем коридорам несёт такая капуста, что берёт только нос (с. 50).

Городничий. Нет, нет; позвольте уж мне самому . 50).

Артемий Филлипович. О! насчет врачевания мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше, – лекарств дорогих мы не употребляем (с. 29).

Артемий Филлипович. Вот здешний почтмейстер совершенно ничего не делает: все дела в большом запущении, посылки задерживаются... (с. 96).

Городничий. Да ведь не прилгнувши не говорится никакая речь (с. 83).

Анна Андреевна. Нам ещё более приятно видеть такую особу (с. 80).

Городничий. Смотреть никогда не мог на них равнодушно; и если случится увидеть этак какого-нибудь бубнового короля или что-нибудь другое, то такое омерзение нападет, что просто плюнешь (с. 73).

Городничий. Ей-ей, и почестей никаких не хочу. Оно, конечно, заманчиво, но пред добродетелью всё прах и суета (с. 73).

Городничий. Ну что ж, скажите, ничего не начитывали о каком-нибудь чиновнике из Петербурга (с. 34).

Лука Лукич. Вот ещё на днях, когда зашел было в класс наш предводитель, он скроил такую рожу, какой я никогда ещё не видывал (с. 31).

Городничий. Один из них, например, вот этот, что имеет толстое лицо... не вспомню его фамилии, никак не может обойтись без того, чтобы, взошедши на кафедру, не сделать гримасу, вот этак, и потом начнет рукою из- под галстука утюжить свою бороду (с. 31).

Гостья. Да, она такова всегда была; я её знаю: посади её за стол, она и ноги свои... (с. 132).

Хлестаков. Как же он мот это сделать? (с. 109).

Хлестаков. Кажется, они вчера мне подсунули чего-то за завтраком: в голове до сих пор стучит (с. 90).

Марья Антоновна. Ах, маменька, он на меня глядел (с. 82).

Городничий. Наградит ли оно, или нет, конечно, в его воле, по крайней мере, я буду спокоен в сердце (с. 73).

Анна Андреевна. Он столичная штучка: боже сохрани, чтобы чего- нибудь не осмеял. Тебе приличнее всего надеть твое голубое платье с мелкими оборками (с. 69).

Хлестаков. Он больше виноват: говядину мне подаёт такую твёрдую, как бревно; а суп он чёрт знает чего плеснул туда, я должен был выбросить его за окно (с. 57).

Городничий. Оно, конечно, домашним хозяйством заводиться всякому похвально, и почему ж сторожу и не завесть его? только, знаете, в таком месте неприлично... (с. 29).

Бобчинский. Он, он, ей-богу, он... такой наблюдательный: все обсмотрел. Увидел, что мы с Петром Ивановичем ели сёмгу, – больше потому, что Петр Иванович насчёт своего желудкада, так он и в тарелки к нам заглянул (с. 39).

Лука Лукич. Да, он горяч: я ему это несколько раз уже замечал... (с. 29).

Городничий. Конечно, если он ученику сделает такую рожу, то оно еще ничего: может быть, оно там и нужно так, об этом я не могу судить, но вы посудите сами, если он сделает это посетителю – это может быть очень худо: господин ревизор или другой кто может принять это на свой счёт (с. 31).

Артемий Филлипович. Да и Христиану Ивановичу затруднительно было с ними изъясняться: он по-русски ни слова не знает (с. 28).

Хлестаков. Да что, в самом деле? я такой! я не посмотрю ни на кого... я говорю всем: «Я сам себя знаю, сам» (с. 80).

Городничий. Столько лежит всяких дел, относительно одной чистоты, починки, поправки (с. 73).

Анна Андреевна. А сам поди сейчас прибери хорошенько эту комнату для гостя (с. 69).

Аммос Фёдорович. Да ведь сам собою дошел, собственным умом (с. 29).

Городничий. Смотрите, по своей части я кое-какие распоряжения сделал, советую и вам (с. 32).

Городничий. Знаете ли, что тот самый чиновник, которому вы жаловались, теперь жениться на моей дочери? (с. 125).

Анна Андреевна. Тебе всё такое грубое нравится (с. 123).

Городничий. Что, Анна Андреевна? А? думала ли ты что-нибудь об этом? экой богатый приз, канальство! (с. 124).

Купцы. Так уж сделайте такую милость, ваше сиятельство (с. 107).

Купцы. Да уж куда милость твоя ни запровадит его, всё будет хорошо, лишь бы, то есть, от нас подалыне (с. 107).

Купцы. Ей-богу! такого никто не запомнит городничего. Так всё и припрятываешь в лавке, когда его завидишь (с. 106).

Один из купцов. Нет, вишь ты, ему всего этого мало – ей-ей! (с. 107).

Городничий. Ты, душа моя, обращалась с ним так свободно, как будто с каким-нибудь Добчинским (с. 83).

Осип. Послушай, малый: ты, я вижу, проворный парень; приготовь- ка там что-нибудь поесть (с. 71).

Анна Андреевна. «Целуя, душенька, твою ручку, остаюсь твой: Антон Сквозник-Дмухановский» (с. 67).

Анна Андреевна. Тебе всегда вдруг вообразится этакое... совсем не Добчинский (с. 66).

Городничий. Любезнейший, ты перенеси все ко мне, к Городничему тебе всякий покажет (с. 64).

Городничий. Скажите! такой просвещенный гость, и терпит – от кого же? – от каких-нибудь негодных клопов, которым бы и на свет не следовало родиться (с. 60).

Хлестаков. Ты растолкуй ему сурьёзно, что мне нужно есть. Деньги сами собою... (с. 51).

Городничий. Да смотри: ты! ты, я знаю тебя: ты там кумаешься да крадешь в ботфорты серебряные ложечки – смотри, у меня ухо востро! Что ты сделал с купцом Черняевым – а? (с. 42).

Городничий. А! вот! «спешу, между прочим, уведомить тебя, что приехал чиновник с предписанием осмотреть всю губернию и особенно наш уезд (с. 28).

Анна Андреевна. Ну что ты! к чему? зачем? Что за ветреность такая? (с. 116).

Марья Антоновна. Что это там, как будто бы, полетело? Сорока или другая какая птица? (с. 111).

Осип. Что с ними долго связываться? Плюньте на них! не ровен час какой-нибудь другой наедет... (с. 102).

Анна Андреевна. Что тут пишет он мне в записке? (с. 68).

Городничий. Что это за скверный народ! только где-нибудь поставь какой-нибудь памятник или просто забор – чёрт их знает откудова и нанесут всякой дряни! (с. 43).

Лука Лукич. Что ж мне, право, с ним делать? (с. 32).

Аммос Федорович. Что-нибудь недаром (с. 27).

Городничий. Это такие лгуны... им вот эдакой ребенок не поверит (с. 117).

Хлестаков. Впрочем, чиновники эти добрые люди; это с их стороны хорошая черта, что они мне дали взаймы (с. 101).

Хлестаков. Экое дурачье! Напишу-ка я обо всём в Петербург к Тряпичкину! (с. 101).

Лука Лукич. Вот тебе раз! Уж этого никак не предполагал (с. 94).

Анна Андреевна. Об этом я уж советую вам не беспокоиться. Мы кой-что знаем такое... (с. 83).

Бобчинский. Вот это, Петр Иванович, человек-то! вот оно, что значит человек! (с. 81).

Хлестаков. Ах да, это правда, это точно, Загоскина; а есть другой Юрий Милославский, так тот уж лучше (с. 79).

Анна Андреевна. Этакое вдруг вообразится! червонная дама! бог знает что такое! (с. 70).

Анна Андреевна. А! так это тот самый, о котором было писано мужу (с. 67).

Слуга. Да это для тех, которые почище-с (с. 53).

Хлестаков. Жаль, что Иохим не дал напрокат кареты, а хорошо бы, черт побери, приехать домой в карете, подкатить этаким чёртом к какому-нибудь соседу-помещику под крыльцо... (с. 51).

Бобчинский. Недурной наружности, в партикулярном платье, ходит этак по комнате, и в лице этакое рассуждение... физиономия... поступки, и здесь (вертит рукою около лба) много, много всего (с. 38).

Городничий. Это уже так самим богом устроено, и волтерианцы напрасно против этого говорят (с. 29).

Аммос Федорович. Нет, этого уже невозможно выгнать: он говорит, что в детстве мамка его ушибла, и с тех пор от него отдает немного водкою (с. 32).

Городничий. Есть против этого средства, если уже это действительно, как он говорит, у него природный запах: можно ему посоветовать есть лук, или чеснок, или что-нибудь другое (с. 32).

Артемий Филлипович. Ну, это ещё ничего (с. 32).

Аммос Федорович. Это значит вот что: Россия... Да... Хочет вести войну, и мистерия-то, вот видите, и подослала чиновника, чтобы узнать, нет ли где измены (с. 27).

Марья Антоновна. Я совсем не понимаю, о чём вы говорите: какой- то платочек... (с. 111).

Осип. Я сударь, отправлю его с человеком здешним, а сам лучше буду укладываться, чтоб не прошло понапрасну время (с. 102).

Бобчинский. Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство, или превосходительство, живёт в таком-то городе Пётр Иванович Бобчинский (с. 99).

Добчинский. Я бы и не беспокоил вас, да жаль насчёт способностей. Мальчишка-то этакой... (с. 99).

Хлестаков. Я, знаете, этак люблю в скучное время прочесть что-нибудь забавное... (с. 97).

Артемий Филлипович. Я не знаю, как могло начальство поверить ему такую должность: он хуже, чем якобинец, и такие внушает юношеству неблагонамеренные правила... (с. 97).

Хлестаков. А я признаюсь: это моя слабость. Вот еще насчет женского полу, никак не могу быть равнодушен (с. 95).

Хлестаков. Я, знаете, в дороге издержался: то да сё... впрочем, я вам из деревни сейчас их пришлю (с. 92).

Городничий. Там я тебе дал на чай, так вот ещё сверх того на баранки (с. 85).

Осип. Вот уж на что я, крепостной человек, но и то смотрит, чтобы и мне было хорошо (с. 84).

Хлестаков. «Извольте, господа, я принимаю должность, я принимаю, говорю: так и быть, говорю: я принимаю, только уж у меня: ни, ни, ни!...уж у меня ухо востро! Уж я...» (с. 79).

Хлестаков. Я всякий день на балах. Там у нас и вист свой составился: министр иностранных дел, французский посланник... (с. 80).

Хлестаков. И всё случаем: я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: «пожалуйста, братец, напиши что-нибудь» (с. 80).

Хлестаков. Как я счастлив, сударыня, что имею в своём роде удовольствие вас видеть (с. 79).

Хлестаков. Я, признаюсь, сам люблю иногда заумствоваться: иной раз прозой, а в другой и стишки выкинутся (с. 73).

Артемий Филлипович. С тех пор как я принял начальство, – может быть, вам покажется даже невероятным, – все, как мухи, выздоравливают (с. 73).

Анна Андреевна. Я у вас крестила вашего Ванечку и Лизаньку, вы вот как со мною поступили! (с. 66).

Анна Андреевна. Я на вас одних полагалась, как на порядочного человека: все вдруг выбежали, и вы туда ж за ними (с. 66).

Бобчинский. Я забегу к Христиану Ивановичу: у него-с есть пластырь такой, так вот оно и пройдеёт (с. 63).

Слуга. Я уж давича подал вам другой счёт (с. 62).

Хлестаков. Я тоже сам очень рад. Без вас я, признаюсь, долго бы просидел здесь: совсем не знал, чем заплатить (с. 59).

Городничий. ...потому что я не так, как иной городничий, которому ни до чего дела нет; но я, я, кроме должности, ещё по христианскому человеколюбию, хочу, чтоб всякому смертному оказывался хороший приём – и вот, как будто в награду, случай доставил такое приятное знакомство (с. 61).

Городничий. Я уж не знаю, откуда он берет такую. А если что не так, то... Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру (с. 60).

Хлестаков. Я думаю, ещё ни один человек в мире не едал такого супу: какие-то перья плавают вместо масла (с. 53).

Осип. Да лучше я самого хозяина позову к вам (с. 49).

Городничий. Дай только, боже, чтобы сошло с рук поскорее, а там-то я поставлю уж такую свечу, какой ещё никто не ставил: на каждую бестию купца наложу доставить по три пуда воску (с. 43).

Бобчинский. Я уж всё, веё всё знаю-с (с. 37).

Бобчинский. Как только имел я удовольствие выйти от вас после того, как вы изволили смутиться полученным письмом, да-с,- так я тогда же забежал... (с. 37).

Аммос Федорович. А я, признаюсь, шел было к вам, Антон Антонович, с тем, чтобы попотчевать вас собачонкою. Родная сестра тому кобелю, которого вы знаете (с. 34).

Почтмейстер. Я вам скажу, что это преинтересное чтение. Иное письмо с наслаждением прочтёшь – так описываются разные пассажи... а назидательность какая... (с. 34).

Городничий. Впрочем, я так только упомянул об уездном суде; а по правде сказать, вряд ли кто когда-нибудь заглянет туда: это уж такое завидное место, сам бог ему покровительствует (с. 31).

Аммос Фёдорович. Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзыми щенками. Это совсем иное дело (с. 31).

Городничий. Я хотел давно об этом сказать вам, но был, не помню, чем-то развлечён (с. 30).

Городничий. Я знаю, вы любите охоту, но всё на время лучше его (охотничий арапник) принять, а там, как проедет ревизор, пожалуй, опять его можете повесить (с. 31).

Городничий. Я и прежде хотел вам это заметить, но всё как-то позабывал (с. 29).

Аммос Фёдорович. Нет, я вам скажу, вы не того... вы не... Начальство имеет тонкие виды: даром, что далеко, а оно себе мотает на ус (83,с. 32).

Городничий. Так как я знаю, что за тобою, как за всяким, водятся грешки, потому что ты человек умный и не любишь пропускать того, что плывет в руки... (83,с. 28).

Городничий. Я узнал это от самых достоверных людей, хотя он представляет себя частным лицом (с. 28).

Городничий. Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие (с. 26).

Городничий. Я как будто предчувствовал: сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы. Право, этаких я никогда не видывал: черные, неестественной величины! (с. 26).









1 Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1954. С. 156.

1 Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка. М., 1965. С. 11.

2 Там же. С. 177.

3 Алехина М.И. О классификации местоимений // Русский язык в школе. 1982. 1. С. 63–68.

4 Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М., 1986. С. 269.

1 Богданова С. Об употреблении местоимений // Разговорная речь в системе функциональных стилей русского литературного языка. Лексика. Саратов, 1983. С. 67.

1 Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М., 1986. С. 144.

1 Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 2001. С. 135.

2 Скобликова Е.П. Местоимения: различия трактовок // Русский язык в школе. 1996. № 6. С. 35.

3 Ушакова Л.И. Местоимения и их аналоги // Русский язык в школе. 1998. 1. С. 85.

4 Русская грамматика: в 2 т. Т. 1. М., 1980. С. 67.

5 Шанский Н.М. Современный русский язык: в 3 ч. Ч. 2. Морфология. М. 1987. С. 143.

6 Бабайцева В.В. Русский язык: Теория: учебник для 5–9 классов общеобразоват. учреждений. М., 2009. С. 88.

7 Виноградов В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове). М., 1972. С. 192.

1 Пешковский, А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1954. С. 155.

1 Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 2001. С. 208.

2 Цит. по: Селиверстова О.Н. Местоимения в языке и речи. М., 1988. С. 54.

3 Там же. С. 134.

1 Лекант П.А. Современный русский язык. М., 2002. С. 292.

1 Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1954. С. 208.

1 Мигирин В.Н. Опыт построения классификаций, прогнозирующих развитие местоимений и словообразовательных парадигм // Русский язык в школе. 1973. № 3. С. 62–75.

1 Алехина М.И. О классификации местоимений // Русский язык в школе. 1982. № 1. С. 63–68.

1 Ушакова Л.И. Местоимения и их аналоги // Русский язык в школе. 1998. 1. С. 85–90.

1 Голуб И.Б. Стилистика русского языка. М., 2001. С. 63.

1 Цит. по: Манн Ю.В. Постигая Гоголя. 2005. С. 35.

2 Гоголь Н.В. Ревизор: комедия в пяти действиях. М., 1992. С. 127. Далее цитируется по данному источнику с указанием номера страницы в круглых скобках.

1 Ерёмина Л.И. О языке художественной прозы Гоголя: Искусство повествования. М.,1987. С. 92.

1 Купалова А.Ю. Формирование понятия о местоимении // Русский язык в школе. 1966. № 4. С. 12.

1 Волков А.Ф. Предупреждение ошибок в употреблении местоимений // Русский язык в школе. 1971. № 6. С. 35.

2 Купалова А.Ю. Употребление местоимений в речи // Русский язык в школе. 1995. № 4. С. 35.

1 Соколова Г.П. Изучение темы «Местоимение» // Русский язык в школе. 1985 № 1. С. 5.

1 Скобликова Е.С Местоимения в современных школьных учебниках // Русский язык в школе. 2008. № 4. С. 14.



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 17.02.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров757
Номер материала ДВ-462994
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх