Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Статьи / Исследовательская работа по теме: "Образ Сергия Радонежского в иконописи"

Исследовательская работа по теме: "Образ Сергия Радонежского в иконописи"


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

Муниципальная казенная специальная коррекционная образовательное учреждение III-IV вида «Якшур-Бодьинская школа-интернат» УР











Исследовательская работа

Тема: «Образ Сергия Радонежского в иконописи»











Выполнил: Богатырев Иван, ученик 6 класса МКСКОУ III-IV вида Якшур-Бодьинская школа-интернат

Руководитель работы: Докучаева Татьяна Ремовна

библиотекарь







с.Якшур-Бодья

2013г



Содержание.

  • Введение

  • Что значит слово «икона».

  • Как делали икону.

  • Описание икон с изображением Преподобного Сергия

  • Заключение































Введение

Что влечет нас к Преподобному Сергию, как ни к кому другому? Разве мало было постников и чудотворцев на нашей земле?! Разве мало было молитвенников? Но наше сердце неизменно и особо влечется к Преподобному Сергию. Это потому, что Преподобный Сергий, сын радости (Варфоломей при крещении), стал тем особым печальником земли Русской, молитвами которого стоят города. Он – то святое семя, ради которого хранится десницей Божией русский народ. Он – духовный вождь и Ангел-хранитель России. Он – наш отец, воистину духовный отец, от которого мы рождаемся не телесно, но духовно.

Мне нравится изучать историю России ее храмы, культуру.

И очень заинтересовала тема о святом Сергии Радонежском, о его житие, а также изображение на иконах. Я поставил перед собой задачу изучить материал хотя бы о нескольких иконах с изображением Сергия.

Цель моей работы: Увидеть в иконе не только духовный и культурный памятник, но и отражение событий прошлого. Углубить свои знания о преподобном Сергии Радонежском.

Задачи:

  1. Изучить житие и описание нескольких икон.

  2. Сравнить и найти отличие икон от картин на примере М.В.Нестерова «Явление отрока Варфоломею»









Что значит слово «икона».

Русское слово «икона» - греческого происхождения. Дословно оно обозначает «изображение», «образ». Как искусствоведческий термин слово «икона» имеет два значения. В узком понимании «икона» - произведение иконописи, один из видов средневекового культового искусства. В более широком смысле «икона» - культовое изображение святых христианской религии: Богоматери, Иисуса Христа и других. Церковь рассматривает икону как символ таинственной связи верующего с божеством; через эту мистическую связь, по учению церкви, икона способна приобщить божества человека. Эта мысль прекрасно выражена в древней христианской легенде. Необходимо помнить, что икона – это произведение искусства. Культ почитания христианских икон зародился в эпоху раннего христианства во II веке. Древнейшие вошедшие до нас памятники иконописания созданы в VI веке. На Русь икона пришла в X веке из Византии с принятием христианства.

Как делали икону.

Классическую эпоху русского средневековья икону с самого начала до полного завершения делал один мастер. Этим искусством, как правило, занимались монахи. Чернецами были Андрей Рублев, Даниил Черный, Прохор с Городца. Имена многих так и остались неизвестны: писали иконы не ради личной славы, а ради служения Богу, что, в представлении средневекового человека, неотделимо от служения Родине и своему народу.

В XVI столетии, во времена Ивана Грозного, появляются первые признаки «обмирщения» иконописи. Не случайно именно в это время писанием икон занимаются не только монахи, но и «миряне» - светские люди. Среди них великий Дионисий; бок о бок с ним работали и многие другие. Одни «кормились» при дворе; кормовые иконописцы, как их называли, выполняли царские заказы. «Городовые иконники» жили тем, что писали иконы для продажи в городе.

Иконописание наряду с высоким искусством постепенно становится и ремеслом. К концу XVII века и особенно в XVIII столетии труд иконописца разделился на «личника» и «доличника».

Иконы писали на деревянных досках, использовали древесину разных сортов, но обязательно в сухую. Поэтому материал готовили зимой.

Для того чтобы предохранить живопись от трещин и разрывов, на доску клеили ткань – поволоку. Иногда использовали старый, но еще крепкий лен.

Главное изображение художник помещал в ковчеге, на полях иконы писал поясняющие тексты или избранных святых. Золочение всегда было характерной чертой иконописи. Золото не только украшало икону, но имело определенный символический смысл – божественного света, сияния.

Для золочения брали сусальное золото, цвет его зависел от количества примесей меди и серебра. Золото выковывали до тончайших листов, которыми пользовались в работе. Золотили нимбы, фон иконы; иногда золотом покрывали всю поверхность иконы и писали по нему красками. Живопись по золоту имела вид драгоценной эмали. После золочения художник приступал к работе красками. Иконы на Руси писали яичной темперой (в качестве связующего использовали яичный желток). В XVII веке итальянские мастера, которых принято было называть « фрязинами», знакомят русских художников с масляной живописью. Под влиянием их искусства развивается так называемое «фряжское письмо», в котором сочетается темперная и масляная живопись. Комбинированная техника давала возможность иконописцу более объемно передавать форму. Однако классической техникой русского иконописания принято считать яичную темперу. Для окончательного завершения иконы, ее нужно было проолифить. Олифа готовилась из чистого льняного масла.

Угол в доме увешанный иконами, называли «красным» и украшался покрывалами.

Итак, "икона является для зрения тем, чем является слово для слуха", - писал святой Иоанн Дамаскин, живший в VIII веке. Поистине, через иконы было нам дано явление той благодатной силы, которая некогда спасла Русь, Россию. Иконы живут по своим законам, без проникновения в которые её нельзя понять.





























Описание икон

Самым ранним и широко известным по репродукциям памятником иконографии преподобного Сергия является вышитый надгробный покров, датируемый обычно 1422–1424 гг. Этот покров, относящийся ко времени, последовавшему вскоре после канонизации Сергия, очень ярко выделяется индивидуальной трактовкой образа святого. Преподобный Сергий изображен в полный рост в темно-коричневой мантии, одетой поверх светло-бежевого одеяния и бледно-лиловой епитрахили. Его открытая голова украшена светлым нимбом, сложенная на плечах схима подчеркивает его высокую, слегка сгорбленную фигуру, правая ладонь простерта поверх одежд, в левой руке находится свернутый свиток. С первого взгляда бросаются в глаза индивидуальные черты облика преподобного: лик обрамлен прядями каштановых волос, образующих на высоком челе заостренный угол; темные прямые брови, широкие скулы, впалые ланиты, тонкий удлиненный нос и близко сходящиеся глаза с глубоким, кротким и немного раскосым взглядом создают неизгладимое впечатление. Усы и большая, несколько асимметричная борода дополняют обрамление лика, исполненного внутренним миром, душевной теплотой и задумчивостью, означающей погруженность в постоянное созерцание. Сквозь общую статичность образа выступает сдержанно переданная динамичность: правая нога выдвинута вперед, виден носок сандалия, образующего небольшую складку у нижнего края одежды. В еще большей степени динамичность подчеркивается несколько асимметричным положением головы, рельефно выделенными контурами ушей, как бы обращенных для восприятия мольбы о помощи и заступничестве, и, наконец, чистым и проницательным взглядом умных и живых глаз. Статика и динамика, природная оригинальность и духовная преображенность всего облика преподобного находят свое единство в неповторимости его личности.

30 лет, отделяющие преставление Сергия от его церковного прославления, не исключают, по мнению исследователей, возможности передачи в этом древнейшем памятнике портретной конкретности его образа. Предполагается, что в первой четверти XV в. еще живы были в сознании младших современников преподобного Сергия воспоминания о его внешнем облике. Вовсе не исключено, что знаменщиком покрова мог быть племянник Сергия – Феодор, архимандрит Симонова монастыря, а затем архиепископ Ростовский, который, по преданию, написал образ преподобного Сергия еще при его жизни. Наконец, есть основания предполагать, что сама вышивальщица покрова, передавшая образ преподобного Сергия со столь редким и удивительным реализмом, видела его в последние годы его жизни. Если за отсутствием памятников иконографии письма архиепископа Феодора Ростовского поставить под сомнение известное не ранее XVII в. предание о нем как знаменщике покрова преподобного Сергия, то все же остается тот факт, что облик преподобного Сергия имел те характерные и неповторимые черты, которые в памяти его младших современников и последователей не могло стереть не столь отдаленное с момента его преставления время.

Первый покров с изображением преподобного Сергия представляет величайшую историческую ценность, обусловленную предполагаемым портретным сходством этого изображения с внешним обликом святого.

Следует иметь в виду, что иконы преподобного Сергия XV–XVII вв. можно рассматривать как определенный художественный ордер, где исторический реализм, знаковая символика и преображенность в трактовке образа составляют стройную целостную систему. Наиболее яркое отражение эти основные принципы художественного ордера находят в иконах «Сергий с житием». Одну из таких икон мы видим в иконостасе Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры. Икона датируется концом XV в. и относится к школе Дионисия. Известно, что время Дионисия составляет новую ступень в развитии русской живописи. По замечанию М.В. Алпатова, зависимость Дионисия от рублевских традиций не подлежит сомнению. Тем более представляется вероятным предположить, что «Сергий с житием» в иконостасе Троицкого собора написан самим Дионисием. В композиционном строе иконы обнаруживается много общих черт с иконой «Димитрий Прилуцкий в житии», написанной этим иконописцем. Кроме того, характер живописи этой иконы близок к иконам Дионисия с изображениями московских митрополитов Петра и Алексия в житии. Сам Дионисий был таким же гением, как и Рублев, его искусство такое же возвышенное и идеальное.

На среднике иконы «Сергий с житием» преподобный изображен анфас с благословляющей правой рукой и со свернутым свитком в левой руке. Его лицо отражает печать одухотворенности и вместе с тем аскетической отрешенности. Он изображен в монашеском одеянии – темно-коричневой мантии, из-под которой видна песочного цвета исподняя одежда. Его голова открыта, голубые куколь и параманд изображены в традиционном для иконографии Преподобного Сергия стиле. Золотой фон иконы почти полностью утрачен. Вокруг центрального изображения размещены по квадратному периметру 19 клейм жития: рождение Сергия (Варфоломея), явление отроку Варфоломею Ангела в виде старца-схимника, посещение старцем-схимником родителей преподобного, пострижение в монашество, борьба Сергия в пустынном уединении с бесами, поставление Сергия в игумены, молитва об умершем отроке, изведение источника, беседа преподобного с крестьянином, воскрешение отрока, явление преподобному Сергию Пресвятой Богородицы, благословение от Константинопольского Патриарха Филофея, видения огня во время литургии, исцеление слепого епископа, погребение Сергия, обретение святых мощей Сергия, два посмертных явления преподобного Сергия, исцеление слепца у святого гроба преподобного Сергия. Живопись клейм отличается колоритным красочным характером. Архитектурные фоны написаны в неярких светлых тонах. Фигуры выполнены в стиле, характерном для Дионисия, – несколько вытянуты и изящны. Красота здесь проявляется не в классической ясности, как у преподобного Андрея Рублева, а в сложности и богатстве красок и форм. В композиции клейм нет драматизма, преобладает эпически спокойное отношение к повествованию. Цикл клейм представляет богатую иллюстрацию событий жития преподобного Сергия.

Икона "Сергий Радонежский" XVIIIв. Место изготовления: Россия, Москва Материал: дерево, левкас Техника: темпера яичная Размеры: 137,0 х 62,0 см. Сергий Радонежский (1314-25.09.1392), святой преподобный, преобразователь монашества на Руси, величайший русский подвижник. В святом крещении получил имя Варфоломея. Родители его были небогатые ростовские бояре Кирилл и Мария, жившие раньше в Ростовском княжестве, а затем переселившиеся в городок Радонеж, находившийся в уделе сына Иоанна Калиты - Андрея. В житии св. Сергия рассказывается, что, еще находясь в материнской утробе, когда его мать молилась в храме, младенец трижды издал крик. И родители, и приходский священник поняли это необычайное явление как знак, что младенец прославит своею жизнью Святую Троицу. Подобное предзнаменование имело место и в детские годы Варфоломея: однажды, когда он пас лошадей своего отца, он увидел таинственного странника, который благословил его и предрек, что он прославит Бога своею жизнью.

А вот как пишет об иконе "Сергий Радонежский и ростовские чудотворцы" из собрания Ростовского музея-заповедника Л. Вахрина.

Икона "Сергий Радонежский и ростовские чудотворцы" поступила в музей в 1924 г. из церкви Богоявления, построенной в 1806 г. на месте деревянной, села Уславцево Вощажниковской волости Ростовского уезда. Икона неоднократно публиковалась, участвовала в выставках как памятник конца XV - нач. XVI вв. Эту датировку, принятую всеми исследователями, ввел реставратор Н. Брягин в 1926г. Между тем, изучение иконографической программы произведения как богословско-символической системы, а также внимательное рассмотрение стилистических особенностей позволяют уточнить некоторые моменты в его атрибуции.

На иконе изображены Сергий Радонежский и покровители града Ростова: епископы Игнатий, Леонтий, Исайя и преп. Авраамий. На полях помещены образы юродивых Максима Московского и Исидора Ростовского.

При изучении иконологической программы памятника в первую очередь необходимо проследить, когда и где жили, как выстраивались в истории эти святые, существуют ли их изображения ранее времени написания этой иконы.

Игумен земли Русской Сергий (1314 - 1392) является одним из самых чтимых на Руси монахов-подвижников. Ко времени написания рассматриваемой иконы его изображение имеет уже устойчивую иконографию (начиная с надгробного покрова 1422 - 1424 гг. он изображается уже более ста лет).

Изображенный рядом с Сергием епископ Игнатий - святой XIII в., живший в тяжкие для Руси годы татарского ига, он всегда стремился предотвратить распри князей, ездил в Орду с ходатайством за Церковь. Сразу после смерти в 1288 г. ему установлено местное празднование, а общецерковное - между 1474 и 1480 гг. Нам неизвестны его изображения ранее времени создания этой иконы.

Епископ Леонтий, стоящий в центре группы святых, жил на рубеже Х - ХI вв. Это первый епископ, причисленный к лику святых в Ростове и один из первых на Руси. Его трудам принадлежит распространение христианства в языческом Ростовском крае. Мощи Леонтия обретены в 1164 г., и от ХII-го же века известна служба епископу. Ко времени создания этой иконы уже существовала своя иконографическая традиция изображений Леонтия.

Его преемник на ростовской кафедре епископ Исайя (ум, около 1090 г.) также посвятил жизнь просвещению деятелей этого края. Местное празднование ему было установлено Вассианом Рыло в 1474 г. До XVI в. нам известна одна икона с изображением Исайи: "Никола, Леонтий и Исайя с лентяем Николы" второй половины XIV в.

Изображенный рядом преп. Авраамий - родоначальник ростовского монашества, основатель первого монастыря в северо-восточной Руси, возникшего чуть позже, чем Киево-Печерская Лавра. По житию святой был современником епископа Исайи и, можно сказать, завершил христианизацию и воцерковление Ростовского края. Общецерковное празднование Авраамию было установлено в конце XV - нач. XVI вв. Но уже в середине XV века была составлена служба святому, при исследовании которой учеными было обнаружено, что она "списана" со службы преп. Сергию Радонежскому. Ко времени создания этой иконы ранних изображений Авраамия до нас не дошло.

Помещенные на полях иконы юродивые жили в XV в. О них сохранилось немного сведений. Максим Московский погребен в 1434 г. в церкви Бориса и Глеба в Москве. В 1547 г. были обретены его мощи и тогда же на Московском соборе установлено ему празднование.

Исидор Ростовский был родом из Германии, обошел многие земли и города, когда прибыл в Россию. Здесь он принял православную веру и поселился в Ростове. Местное почитание его началось вскоре после смерти в 1474 г., а общерусским Исидор объявлен между 1547 и 1549 г. Изображений этих святых ранее данной иконы мы не имеем.

Таким образом, в произведении изображена вся история ростовской Церкви, духовная история города. Можно сказать, что икона являет нам собирательный образ Ростова в лице его покровителей со своей символикой и иерархией.

Символическая сущность иконы заставляет нас говорить о первенстве преп. Сергия. Здесь надо отметить повторяющуюся много лет ошибку в названии иконы, которое встречается в литературе, в каталогах выставок: "Ростовские святые и Сергий Радонежский". Это название не соответствует семантике расположения святых на поле иконной доски.

Составитель программы иконы помнил, что Сергий родился близ Ростова: вместе с ростовскими святыми он молится за Ростовскую землю. Интересно отметить, что в надписи над его нимбом нет слова "Радонежский", а лишь "Сергей чудотворец".

В изображении трех святителей подчеркивается идея их равноапостольного служения. Они стоят, словно стена, это основание ростовской Церкви. Обрамляют эту группу епископов основатели монастырей, два столпа: Сергий и Авраамий. Как видим, расположение фигур не следует хронологическому порядку времени жизни и деятельности святых, а следует иерархии вертикалей: первенство Сергия, параллельность ему Авраамия и центральность Леонтия.

Центральную группу святителей фланкируют два преподобных. При первом же взгляде на икону заметна их "одноликость". Они похожи по характерной форме головы, широкой окладистой бороде, у них одинаковы высокие лбы, постановка глаз близко к переносице. Художник словно стремится передать идеал преподобного в едином облике. Это изображение идет не от той характеристики облика святых на надгробных покровах (которые являются источником иконографии святого), художник словно пренебрегает ею для создания образа абстрактного, лишенного черт индивидуальности, но наполненного той духовной возвышенностью, которая создает эту "похожесть" ликов преподобных. Изображая Авраамия, мастер шел по пути его подобия и равночестия Сергию. Авраамий здесь духовно уподоблен Сергию. Это подобие строили сначала через службу, а затем это литургическое подобие проецируется на подобие чисто внешнее (в данной иконе), которое фиксирует и иконописный подлинник. Первые преподобные Московской и Ростовской земель духовно родственны. Московский святой был уже давно прославлен всей Церковью, а Авраамий долго оставался местночтимым. И после канонизации он, вопреки исторической хронологии, является неким подобием Сергия Радонежского. Метафора, раскрывающая для нас духовную сущность святого, распространяется и на его иконографию.

Изображенный на левом поле иконы московский святой Максим составляет с Сергием Радонежским единую группу московских святых. То есть явно выстраивается московская часть и ростовская. Чем же вызвано такое сопоставление святых Москвы и Ростова? Возможно, в иконографической программе произведения заложена идея духовной истории двух центров? Обратимся к историческим обстоятельствам, происходившим в Ростове и Москве в то время, каким датируется икона - в конце XV - начале XVI в.

Это был период широкой канонизации святых, которые теперь ставились в один ряд вместе с московскими святыми.

Спокойное достоинство святых выражено в постановке фигур с опорой на одну ногу, в ритме спадающих складок мантий и святительских фелоней, в вертикалях их омофоров и парамандов. Посредством легкого рисунка художник особо акцентирует изысканность пропорций фигур, их изящество и утонченность. Выразительны жесты святых: пальцы правых рук не просто сложены в именословном благословении, создавая ясный ритм в общей композиции иконы, но этим жестом они указывают на свиток или Евангелие в левой руке.

Светоносные звучные краски развивают целую мелодию из золотистых, зеленых, розовых и светлых тонов. Необычайно выразительна по цвету группа святителей в центре. Тонко подобраны сочетания одежд епископа Леонтия - розового испода и зеленой фелони, а его белый клобук сочетается с преобладающими светлыми цветами одежд Игнатия и Исайи. Ярким акцентом всей иконы вспыхивает киноварный корешок Евангелия стоящего в центре епископа. Эту светлую группу замыкают фигуры преподобных в темно-коричневых мантиях и золотистых подрясниках. Цвета их одежд, а также позема достаточно плотны, что придает особую легкость фигурам епископов.

Над удлиненными торсами высятся небольшие лики святых с развернутыми лбами, шапками волос, с длинноватыми бородами. Графичность некоторых деталей (выделенные контуры век и подглазных теней) придают взглядам особую остроту.

Эта сумма характерных стилистических признаков иконы являет во времени рубеж ХV - ХVI вв. Достаточно сравнить это произведение с таким памятником рубежа веков, как иконой "Кирилл Белозерский" вышедшей из мастерское Дионисия, чтобы увидеть их общность в особой одухотворенност в необычайно светлом регистре, колорите. Их роднит между собой единство линейного и цветового ритмов, тонкое сопоставление изящных форм, певучих линий легкость рисунка. Эти качества особенно ярко читаются при сравнении фигуры Кирилла Белозерского с обликами преподобных на рассматриваемой иконе. У них одинакова применяемая многослойная моделировка ликов, трактовка одежд, когда художник добивается переливчатости цвета; ткани выглядят словно шелка, меняющие свой цвет при том или ином повороте. Выше мы говорили об "одноликости" образов преподобных. Этот изобразительный принцип является также одним из признаков искусства эпохи Дионисия, когда художник стремится передать не характерность облика святого, что можно видеть в искусстве середины - второй половины XVI в., а создает некий обобщенный идеализированный образ преподобного. Вместе с тем, нельзя не отметить, что в нашей иконе нет той пластичности фигур, их нарочитой хрупкости, того письма тончайшими плавями "яко дым", которое отличает в целом искусство конца XV - нач. XVI вв. В строго симметричной композиции есть что-то статичное, отметим некую упрощенность живописи, большую плотность ликов, их тоновую лепку, а не подчеркнутую силуэтность искусства рубежа веков. Кроме того, в иконе можно наблюдать отход от образа созерцательного к образу динамическому и конкретному. Эти особенности характерны для икон более позднего времени, чем рубеж ХV - ХVI вв. Отметим особую заостренность образов святых, что является также признаком искусства переходного от дионисиевского к искусству грозненского времени.

Признаком для атрибуции памятника в данном случае выступают не только художественные особенности иконы, но и ее иконографическая программа, о которой уже говорилось. Изображенные на полях юродивые Максим и Исидор были канонизированы к общецерковному празднованию лишь в середине XVI в.: Максим - на соборе 1547 г., а Исидор - между 1547 и 1549 гг.30 (по Когану - между 1552 и 1563 гг.31). Стиль живописи фигурок этих святых не позволяет считать их приписными. У них те же вытянутые пропорции, плавные движения. Их роднит с ликами святых в середине мягкая моделировка охрами по светло-оливковому санкирю, применяемый метод мягких плавей, одинаковое расположение белильных движков. И не случайно художник разместил их на полях, как бы в другой иерархии: это - изображение только что канонизированных святых времени их прославления. Трудно предположить, что в таком серьезном по своему иконографическому составу памятнике изображались бы местночтимые святые (к тому же Максим местночтимым стал лишь в 1547 г.32 - в год обретения его мощей). Полагать, что в Ростове было такое почитание еще не прославленного московского юродивого также невозможно. Известно, что к канонизации праведника всегда писали его образ - перед нами, видимо, самое раннее изображение этих святых.

Рассмотренный факт является, на наш взгляд, важным моментом, и служит одним из признаков для атрибуции памятника.

Икон с изображением Сергия писали много, и индивидуальные черты сгладились, уступив место иконописному канону. В православии воспринимается как святой образ — изображение, в котором за красками, расположенными в соответствии с определённой системой приёмов и средств живописи, присутствует некое таинство. Икона создаётся в соответствии с канонами древнерусской живописи.

Главными отличительными особенностями святого Сергия на иконах, стала коричневая монашеская мантия с тёмным платком-парамандом и округлая, средней длины борода. События жизни разворачиваются в боковых клеймах. Только одно из этих событий выделилось в отдельную икону — явление Сергию Богоматери с апостолами Петром и Иоанном Богословом. Святой беспокоился о дальнейшей судьбе своей обители, и Богоматерь обещала всегда заботиться о монастыре.

Образ святого Сергия Радонежского близок и нам, живущим в начале третьего тысячелетия.

Один из самых известных святых и чудотворцев - преподобный Сергий Радонежский, чьи мощи хранятся в Троицкой Сергиевой Лавре, основанной им самим, изображается на иконах очень часто. Доподлинно известно, что как при жизни святого, так и сейчас, уже спустя долгие годы после его смерти, многие люди исцеляются от вознесения молитв этому чудотворцу, очищаются духовно, получают силы и укрепляют свой дух. Именно Сергия просят люди защитить их от любых невзгод жизни, желая решить сложную семейную проблему, сдать важный экзамен, защитить своих детей от тлетворного влияния среды. Сергий Радонежский считается усмирителем и самого страшного из семи смертных грехов человека – гордыни. Он выступает и судьей – к нему обращаются, желая выиграть честный судебный процесс. В молитве к нему люди находят долгожданное успокоение и выход эмоций и горечи. Икона Сергия Радонежского, таким образом, является одной из самых высокочтимых икон с изображением святых и мучеников Русской Православной Церкви. Образ Сергия поражает мудростью, добротой – они так и сходят с его лица. Краски, которые иконописцы обычно используют для такой иконы, яркие и чистые, тона смягчают каноническую строгость Лика чудотворца. Согласно Лицевым святцам 17 века, Святого Сергия должно изображать седым человеком, одетым в крестчатую ризу. Вокруг нужно писать отроков и главы церквей – обязательно золотые, а кресты - белые.

Икона Сергия Радонежского - самая частая гостья молитвенных уголков в доме простого человека. Такую икону часто вносят в жилище, где есть маленькие дети – считается, что молитвы родителей перед иконой Сергия помогут их отрокам в учебе и воспитании. При этом воспитание, которое проповедовал Сергий, никогда не было нравоучением.

При изучении данного материала у меня возникло много трудностей и вопросов, так как в библиотеке нашлось не так много книг и других документов. Когда-то в 20 веке наших родителей учили атеизму и не признавали никаких святых, поэтому и мало литературы. Но всё равно кое-что я нашёл. При изучении пришлось также использовать словари и Интернет.

Также я изучил известную картину М. Нестерова "Явление отрока Варфоломею" и постарался понять, чем отличается картина от икон. А отличается тем, что на иконах нет индивидуальных черт, даются лишь внешние указания на то, чтобы узнать облик святого. Главное – в том, о чем говорит икона, зашифрованное в ней послание. В результате мы видим не индивидуальность, и идею, не портрет, а лик.

На картине нет ничего случайного, ничего лишнего. Всё, что здесь изображено, имеет мощный мистический подтекст. Нарядная деревянная церковка на заднем плане - это приходской храм, в котором преподобный Сергий трижды возвестил свое будущее появление на свет, и одновременно - это прообраз будущей Лавры. Извилистая тропа - дорога, по которой он придет к храму. Могучий, раскидистый дуб - будущее, которое ожидает Варфоломея: сам Сергий, его многочисленные ученики и последователи преобразят устои русского монашества. По сути, Нестеров передал на полотне эпизод из жития преподобного Сергия. Передал, не пожертвовав ни единой деталью.

«Видение отроку Варфоломею» не зря считается едва ли не лучшим из произведений Нестерова. Картина настоящая, она словно дышит, на нее завороженно смотришь и не можешь сформулировать словами всю глубину смыслов, в ней сокрытых. Слова лишь выхватывают то тут кусочек, то там - а всей полноты объять не могут. Да и не нужны тут слова, без них всё понятно - картина сама вливается в душу.

Из его картин понимаешь, что художник не только сам был глубоко духовным человеком, но и ему так же был интересен духовный мир окружающих его людей, их смирение, умиротворение, погружение в себя

«Внимайте себе, братие, всех молю: прежде имейте страх Божий, и чистоту душевную и телесную, и любовь нелицемерную; к сим же страннолюбие и смирение»

Сергий Радонежский.















Литература:

1. Богословские труды №29.- Московская патриархия, 1989.- 336с. – ил.

2. Такташова Л. Русская икона.- Владимирский областной институт усовершенствования учителей.: Владимир, 1993.- 128с.

3. Энциклопедия для детей Т.7. Искусство. Ч.1.- 2-е изд. исп./глав. ред. М.Д.Аксёнова. – М. : Аванта+, 2000. –681с. – ил.

4. А.Л.Вахрина. Об иконе «Сергий Радонежский и ростовские чудотворцы» (Электронный ресурс) w.w.w1.rostmuseum.ru>publication/historuCulture. (дата обращения 13.11., 16.11. 2013)

5. Википедия (Электронный ресурс) ru.wikipedia org>wiki/Троица(икона Рублёв) images. yandex.ru > история создания иконы «Сергий Радонежский» (дата обращения 13.11, 18.11.2013)















20


57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Автор
Дата добавления 17.11.2016
Раздел История
Подраздел Статьи
Просмотров10
Номер материала ДБ-360311
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх