Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Исследовательская работа по теме "Подвиг моряков в первой мировой войне"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • История

Исследовательская работа по теме "Подвиг моряков в первой мировой войне"

библиотека
материалов

Номинация работы - «Историческая»



Тема работы - «Подвиги моряков-героев Первой мировой войны (1914-1918)».

 

Фамилия Имя Отчество - Пуголовкин Евгений Геннадьевич



Дата рождения - 05.01.2000г.



Место учебы - 7 «А» класс, муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Родионово-Несветайского района " Родионово-Несветайская средняя общеобразовательная школа №7".



Почтовый адрес места учебы с указанием почтового индекса, адрес электронной почты школы:

346580 Ростовская область, Родионово-Несветайский район, сл. Родионово-Несветайская, ул. Кирова, дом 14



Телефоны для связи (стационарный, мобильный) с указанием кода населенного пункта, адрес  личной электронной почты:rdns6130@mail.ru,

моб. Телефон - 8 928 1435550



Руководитель работы - Кулешова Татьяна Сергеевна, учитель истории.

Введение

Военные действия флотов в первую мировую войну охватили почти весь Мировой океан. Но наиболее интенсивно они велись на Северном море, в северо-восточной части Атлантического океана, на Средиземном, Балтийском и Черном морях.

По гидрометеорологическим и навигационным условиям театры значительно отличались друг от друга. Условия базирования флотов и оборудование театров были также самыми различными. В целом же ни один из флотов не имел к началу войны достаточно развитой системы базирования.

Первая мировая война явилась важной ступенью на пути перерастания капитализма свободной конкуренции в государственно-монополистический, ознаменовала переход к государственному регулированию экономики и социальных отношений. Поэтому она является рубежом, завершающим новую историю и открывающим новейшую.

Победы русского оружия над врагами Отечества издревле широко отмечались в России. Это были особые дни, когда общество, чествуя армию и флот, воздавало дань воинскому подвигу, славе и доблести своих защитников.





















  1. Балтийское море

С началом войны Балтийский флот был подчинен командующему 6й армией (генерал Фан-дер-Флит), на которую возлагалась оборона Петрограда и побережья Финского залива. Основные силы флота, как это было намечено планом, развернулись в устье Финского залива в ожидании попытки противника крупными силами прорваться в залив. Но германский флот не имел такого намерения. Наоборот, он сам ждал наступательных действий русского флота. Однако, чтобы скрыть оборонительный характер своего плана войны на Балтике, немцы приступили к демонстративным действиям и минным постановкам у русского побережья. 20 июля (2 августа) они выставили 100 мин у Либавы и обстреляли ее, хотя русских кораблей уже не было там. Затем немцы поставили минное заграждение из 200 мин у входа в Финский залив, на меридиане м. Тахкона — м. Ганге. Но эти заграждения не произвели того действия, на которое рассчитывал противник, так как они вскоре были обнаружены русскими. 13 (26) августа германские легкие крейсера «Аугсбург» и «Магдебург» под прикрытием трех эскадренных миноносцев предприняли попытку напасть на русский дозор в устье Финского залива. Однако эта попытка дорого обошлась неприятелю. Крейсер «Магдебург» наскочил па камни у о. Оденсхольм и сняться не смог. В тот же день русские крейсера «Богатырь» и «Паллада» обнаружили и обстреляли его. Немцы подорвали свой корабль. 57 человек из экипажа крейсера, в том числе его командир, были захвачены русскими в плен. Водолазы, обследовавшие затонувший крейсер, извлекли два экземпляра сигнальной книги и шифровальную таблицу, с помощью которой противник кодировал радиограммы. Один экземпляр сигнальной книги и копию шифровальной таблицы русское командование передало англичанам. Захват этих документов в значительной степени облегчил союзникам ведение радиоразведки на морских театрах. Гибель «Магдебурга» и другие неудачи немецких морских сил заставили германское командование временно прекратить активные действия на Балтийском море.

Крейсером «Паллада» командовал капитан 1-го ранга С. Р. Магнус, старшим офицером состоял капитан 2-го ранга А. М. Романов. Обязанности старших офицеров по специальностям несли: артиллериста — лейтенант Л. А. Гаврилов 2-й, минёра — лейтенант А. А. Измайлов, штурмана — лейтенант Ю. К. Быков 3-й. Старшим механиком был капитан 1-го ранга А. А. Дешевов.

Характер действий немцев в первый месяц войны показал, что они не собираются вводить большие силы своего флота в Балтийское море и предпринимать крупные операции. В этой обстановке русский флот мог действовать более активно. В начале сентября последовал приказ командующего флотом, вносивший существенные изменения в оперативный план 1912 г., в соответствии с которым велись до сих пор боевые действия. Наряду с основной задачей — не допустить прорыва германского флота в Финский залив, в приказе ставилась задача — активизировать действия русского флота, распространив их на среднюю и южную части Балтийского моря. Базирование части сил флота было выдвинуто на запад. Обе бригады крейсеров перешли в Лапвик (Финляндия), 1я минная дивизия ушла из Ревеля в Моонзунд (рейд Вердер), а 2я минная дивизия — в Або-Аландский район (рейд о. Эре).

В сентябре — октябре крейсера и миноносцы совершили несколько разведывательных походов в среднюю часть моря. У Либавы и Виндавы были выставлены минные заграждения. Эти действия русского флота обеспокоили германское командование. Сначала оно установило крейсерские дозоры к западу и востоку от острова Готланд, а затем возобновило демонстративные действия. Из Северного моря в Балтийское были переброшены крупные силы Флота открытого моря.

Во второй половине сентября противник предпринял вторую крупную демонстрацию: на этот раз попытку высадить демонстративный десант в составе одной бригады войск на Курляндское побережье, между Либавой и Виндавой. Целью десанта было отвлечь внимание русского командования и сорвать переброску русских войск из Северной Польши в Галицию. Для операции были привлечены две эскадры линейных кораблей (14 линкоров), крейсера, эскадренные миноносцы, тральщики. Возглавлял операцию командующий морскими силами на балтийском театре гроссадмирал принц Генрих Прусский.

10 (23) сентября большая часть выделенных сил и несколько транспортов с войсками сосредоточились в районе Виндавы. Однако высадка не состоялась. Пока шли приготовления к ней, германское командование получило агентурные сообщения из Швеции о том, что в Датских проливах появились крупные силы английского флота. 12 (25) сентября командующий операцией получил приказ свернуть ее и кораблям немедленно следовать в Киль.

Более опасными для русских кораблей оказались подводные лодки противника. 28 сентября (11 октября) немецкая лодка «U-26» атаковала и потопила со всем личным составом крейсер «Палладу», возвращавшийся вместе с «Баяном» из дозора.

Однако угроза неприятельских подводных лодок не парализовала русский флот. В октябре командование флотом разработало план активных минных постановок в южной части моря, где проходили жизненно важные для Германии коммуникации, по которым осуществлялась перевозка из Швеции железной руды (до 6 млн. т в год) и другого стратегического сырья. До конца первой военной кампании было выставлено 14 минных заграждений (всего 1598 мин). В постановках участвовали эскадренные миноносцы, минные заградители «Амур» и «Енисей», крейсера «Рюрик», «Россия», «Адмирал Макаров», «Олег» и «Богатырь».

Активные минные заграждения русского Балтийского флота в значительной степени нарушили морские сообщения противника, заставили германское командование отказаться от намеченных им операций и все внимание обратить на борьбу с минной опасностью. На русских минах немцы потеряли в 1914-1915 гг. броненосный крейсер «Фридрих Карл», 4 тральщика, 2 или 3 сторожевых корабля и 14 пароходов. Кроме того, в результате подрыва получили повреждения крейсера «Аутсбург» и «Газелле», 3 миноносца и 2 тральщика.

Этот результат был достигнут благодаря тщательной подготовке сил, своевременной и точной разведке оперативной обстановки, скрытности и внезапности действий, а также исключительно удачному выбору мест минных постановок на коммуникациях противника.

Наряду с активными постановками русские продолжали усиливать оборонительные заграждения.

Немцы в кампанию 1914 г. выставили 8 заграждений: 4 оборонительных и 4 активных. Таким образом, использование минного оружия на Балтийском театре приняло широкие размеры уже в первую кампанию войны. Особенно характерно это для русского флота, о чем свидетельствует таблица.

Минные постановки на Балтийском море в кампанию 1914 г.

Флоты

Кол-во мин

Русский флот


Оборонительные заграждения


На центральной позиции

3284

У курляндского побережья

342

Итого:

3626

Активные заграждения


Южная часть моря

1598

Всего:

5224

Германский флот


Оборонительные заграждения у входа


в Нильскую гавань и в Датских проливах

592

Активные заграждения


У Финского залива

200

У Курляндского побережья

100

В Ботническом заливе

200

Итого:

500

Всего:

1092


Как видно из таблицы, русский флот выставил в оборонительных и активных заграждениях в 4,8 раза больше мин, чем германский, и на 687 мин больше общего количества мин (4537), поставленных англичанами и немцами на Северном море в 1914 г. Миннозаградительные операции были одним из главных видов боевой деятельности русских морских сил на Балтийском море в кампанию 1914 г. Русские моряки явились пионерами массового использования минного оружия и внесли крупный вклад в искусство минной войны.

Главным итогом кампании 1914 г. для русского Балтийского флота был переход от пассивного ожидания противника на Центральной минноартиллерийской позиции в устье Финского залива к активным действиям на всем Балтийском море. Активные минные постановки в южной части моря осенью и зимой 1914-15 г. вынудили немцев отказаться даже от демонстративных действий, которые служили прикрытием оборонительного характера их оперативного плана. Инициатива в ведении боевых действий на театре перешла к русскому флоту, хотя немцы не хотели этого признать ни тогда, ни позже.

Итоговые потери в кораблях и судах за кампанию 1914 г. составляли: в русском флоте — 1 легкий крейсер, 2 миноносца, 3 тральщика и 2 судна; в немецком флоте — 2 крейсера, 3 миноносца, 1 тральщик и 9 судов. Кроме того, у немцев были повреждены 2 крейсера, 1 миноносец и несколько судов.

Первая кампания войны выявила у обеих сторон ряд недостатков в боевой подготовке и материально-техническом снабжении флотов, а также в оборудовании театра. Недостатки эти частично были устранены в ходе подготовки к следующей кампании.


2. Последнее крупное морское сражение Российского государства на Черном море

Бой у мыса Сарыч — боевое столкновение Российской черноморской эскадры с турецкими (немецкими) крейсерами «Гебен» и «Бреславу» 5 (18) ноября 1914. В силу плохой видимости бой свелся к 14 минутной перестрелке между линкором «Евстафий»» и линейным крейсером «Гебен». Гебен получил большие повреждения, однако, пользуясь преимуществом в скорости хода, немецкие крейсера в виду явного преимущества русской эскадры смогли уклониться от дальнейшего боя и ускользнуть от поражения.

29 октября 1914 «Гебен» подошел к Севастополю и обстрелял его. Береговые батареи открыли ответный огонь. 254 мм снаряд попал в район кормовой трубы, но не взорвался. При отходе «Гебен» встретил и обстрелял русский минный заградитель «Прут» (чтобы избежать захвата, команде пришлось его затопить), после чего накрыл залпом из 150-мм орудий эсминец «Лейтенант Пущин», пришедший на помощь тонущему «Пруту».

После этих событий Россия объявила войну Турции.

Черноморский флот не мог держать постоянную блокаду пролива Босфор. Превосходство же нового линейного крейсера «Гебена» в скорости (24-28,5 узла против 16) и вооружении (10х280мм, 12х150мм против 4х305,4х203мм,12х152мм), заставляло Черноморский флот выходить в боевые походы только соединениями кораблей, чтобы не допустить уничтожения кораблей поодиночке.

В это время на ЧФ отрабатывалась сосредоточенная стрельба соединения кораблей по одной цели, что могло обеспечить организованный отпор, повреждение или даже уничтожение «Гебена»» в прямом бою. Случай проверить такую возможность скоро представился.

2 ноября 1914 года Черноморская эскадра почти в полном составе вышла в боевой поход для действий на морских коммуникациях у берегов Анатолии Русские линкоры обстреляли Трапезунд, а минные заградители «Константин» и «Ксения» поставили мины у турецкого побережья.

Получив известия об этом, Сушон (главнокомандующий турецким флотом) решил перехватить противника на обратном пути в Севастополь и при благоприятной обстановке атаковать его по частям.Днем 4 ноября 1914 года«Гебен» (флаг контр-адмирала В. Сушона, германский командир корабля— капитан-цур-зее (капитан 1 ранга) Р. Аккерман) и легкий крейсер «Бреслау» (командр корабля фрегаттен-капитан (капитан 2 ранга) Кеттнер) вышли из Босфора и направились к берегам Крыма.

В тот же день командующий ЧФ адмирал А.А.Эбергард, возвращавшийся с эскадрой в Севастополь, получил по радио уведомление от Морского генерального штаба о том, что «Гебен» находится в море. Недостаток угля не позволил командующему ЧФ предпринять поиски противника, и Эбергард, приказав усилить бдительность, продолжил путь, который вел к встрече с турецкими (германскими) крейсерами.

Встреча произошла 5 ноября 1914 года примерно в 45 милях от мыса Херсонес (на широте 42° и долготе около 34°), юго-западнее Ялты у мыса Сарыч.

В этой точке в 11:40 гидрокрейсер Алмаз, шедший в 3.5 милях впереди кильватерной колонны из пяти линейных кораблей («Евстафий», «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Три Святителя» и «Ростислав») обнаружил большой дым и сигнализировал об этом прожектором флагману. Одновременно противник выдал себя радиопереговорами, которые в тумане вели «Гебен» с «Бреславу».

Русские корабли начали сокращать интервалы, миноносцы подтянулись к эскадре. Эбергард распорядился увеличить ход до 14 узлов.

Через полчаса крейсер «Алмаз» (скорость 19 узлов) донес: «Вижу неприятеля по носу». По приказу командующего он начал отход к флоту, а вскоре отвернули и шедшие далеко на флангах между флотом и «Алмазом» бронепалубные крейсера «Память Меркурия» и «Кагул». Отход был своевременным — в скорости эти два крейсера (23 узла) уступали «Гебену», и он мог бы успеть атаковать один из них.

Из-за державшегося вокруг сильного тумана дальнейший бой свелся в основном к поединку «Гебена» с видевшим его лучше всех «Евстафием» (командир капитан 1-го ранга В.И.Галанин). Управляющий огнем бригады линкоров старший артиллерист В. М. Смирнов находился на «Иоанне Злаоусте» (командир капитан 1-го ранга Ф.А.Винтер), однако стелющийся туман и дым из труб «Евстафия» не позволил точно определить расстояние до противника. По этой причине переданное по радио расстояние «прицел 60» было на самом деле почти в полтора раза больше реального. Снаряды всех линкоров бригады, кроме флагмана, летели с больши-ми перелетами.

Перестрелка продолжалась 14 минут. За это время русские корабли выпустили с дистанции 40-34 каб. (7 — 6 км) 30 снарядов крупного калибра («Евстафий» — 12, «Иоанн Златоуст» — 6, «Три Святителя» — 12). «Пантелеймон» (командир капитан 1-го ранга М.И.Каськов) из-за дыма и мглы противника не видел и огня не открывал. Не стрелял по «Гебену» и отставший от эскадры «Ростислав» (командир капитан 1-го ранга К.А.Порембский), броненосец сделал несколько выстрелов по «Бреславу» — два 254-мм и шесть 152-мм снарядов. «Бреславу» сразу заспешил перейти на «подбойный» борт «Гебена» и избежал попаданий.

Вскоре после первого залпа «Евстафия» начальник Минной бригады эсминцев капитан 1-го ранга М.П.Саблин, находившийся на ЭМ «Гневном», повел эскадренные миноносцы в атаку, но спустя 10 минут отменил ее по приказу командующего флотом.

Первый же двухорудийный залп флагманского линкора «Евстафий» накрыл «Гебена». Снаряд попал в третий 152-мм каземат и, пробив броню, вызвал пожар зарядов. Погибло 12 человек прислуги, некоторые получили тяжелые отравления газами и позднее скончались. Последующий огонь «Евстафия» был не менее точен. «Гебен» получил попадания трех 305-мм и одиннадцати 203-мм и 150-мм снарядов. Через 14 минут, пользуясь преимуществом в скорости, «Гебен» вышел из боя. «Евстафий» получил 4 попадания.

Потери на Евстафии:по сообщению русского Морского генерального штаба «Евстафий» потерял 58 человек команды — 33 убитыми и 25 ранеными.Были убиты лейтенант Евгений Мязговский, имичманы Николай Эйлер, Николай Семёнов, Сергей Григоренко и 29 нижних чинов. Был ранен мичман Николай Гнилосыров и 24 нижних чина, из них 19 — тяжело. Линкор «Евстафий» получил незначительные повреждения

Для «Гебена» этот бой обернулся двухнедельным выводом из строя. На его борту было убито 115 (12 офицеров и 103 матроса) и ранено 58 (5 офицеров и 53 матроса) человек (данные разнятся, по другому источнику потери составили 112 человек).

Появление «Гёбена» и «Бреслау» в Чёрном море ускорило вступление Турции в войну на стороне Тройственного союза. Хотя военные действия Турции и имели некоторое самостоятельное значение, однако наибольшее влияние на ход войны оказала потеря южного маршрута снабжения русской армии, а также прекращение экспорта русского зерна — основного источника валюты для русской казны. Вместе с германской блокадой Балтийского моря это отрезало Россию от Европы; оставшиеся пути снабжения через Архангельск и Владивосток были слишком долгими и ненадежными. Все это привело к заметному ослаблению военной мощи русской армии, испытывавшей постоянный недостаток в материальном снабжении.

Появление «Гёбена» оказало большое воздействие и на военные операции на Кавказском фронте. До 1914 русские линкоры доминировали в Чёрном море и русская армия совместно с Черноморским флотом провела 05.02.—15.04.1916 ряд успешных операций против турецких войск.После занятия русскими войсками Эрзурума русское командование (генерал Николай Юденич) приняло решение провести наступательную операцию в направлении Трабзона. 15 апреля, после успешных действий русских войск и высадки морского десанта в Ризе, турецкая армия была вынуждена оставить Трабзон.

Появление «Гёбена» в корне изменило ситуацию: любые действия у турецких берегов теперь требовали присутствия всей бригады линкоров, поскольку меньшие силы могли быть уничтожены «Гёбеном». Косвенно «Гёбен» способствовал успеху выступления большевиков, поскольку неудачи русской армии против Турции в Анатолии без постоянной поддержки Черноморского флота в течение 18 месяцев 1916 и 1917 гг. привели к кризису в русском обществе и росту недовольства царским правительством.

В конце 1916 — начале 1917 новый командующий ЧФ вице-адмирал А.В.Колчак провел операцию по минированию Босфора, что положило конец набегам «Гёбена» и «Бреслау». «…Весь 1917 год Черноморский флот готовился к высадке стратегического десанта в районе Босфора. Планировалось участие в операции 3–4 пехотных корпусов и 3 артиллерийских бригад. Развернулось строительство высадочных средств, было запланировано переоборудование старых броненосцев в кораблей артиллерийской поддержки.


3. Моряки-герои Первой мировой войны


Командующий ЧФ адмирал Андрей Августович Эбергард

Российский военно-морской деятель. С 1913 г. адмирал. Службу начал воспитанником Морского училища в 1875 г., которое закончил гардемарином в 1878 г. Чин мичмана присвоен в 1879 г. Служил на Балтийском флоте, в1882-1884гг. на корвете "Скобелев" перешел на Дальний Восток в состав Сибирской флотилии, В дальнейшем адъютант управляющего Морским министерством (1886-1889), морской агент в Турции (1894-1896). В 1899-1901 гг. старший лейтенант, капитан 2-го ранга А.А. Эбергард командовал канонерской лодкой "Манчжур", которую перевел с Балтийского моря во Владивосток, плавал в отдаленных районах Охотского моря и Берингова моря, показал умелое управление кораблем в самых сложных условиях. В 1901 г. командир крейсера 1-го ранга "Адмирал Нахимов", участвовал в войне с Китаем. В 1903-1904гг. - флаг-капитан Штаба начальника эскадры Тихого океана, в 1904 г. - командир эскадренного броненосца "Цесаревич", в апреле назначен флаг-капитаном Морского походного штаба Наместника Его Императорского Величества на Дальнем Востоке. После воз вращения на Балтийский флот капитан 1-го ранга Эбергард в 1905-1906 гг. командовал эскадренным броненосцем "Император Александр II", в 1906 г. назначен на Черное море командиром эскадренного броненосца "Святой Пантелеймон". В 1907 г. произведен в чин контр-адмирала и в течение последующих двух лет не раз назначался командующим отдельным отрядам судов, ежегодно уходившим с корабельными гардемаринами в учебное плавание с Балтики на Средиземное море вокруг Европы. С образованием Морского генерального штаба Эбергард занимал в 1906-1908гг. штатную должность помощника начальника МГШ. Затем в 1908-1911 гг. возглавлял в тот высший орган оперативно-стратегического руководства флотом, внес значительный вклад в восстановление и укрепление Российских морских сил. В 1911 г. вице-адмирал Эбергард назначен командующим морскими силами (с 1914 г. - флотом) Черного моря. Обеспечил высокий уровень боевой готовности флота и руководил его действиями в ходе Первой мировой войны. В июне 1916 г. отозван в распоряжение Морского министра. Назначен членом Государственного Совета, с июня 1917г. - членом Адмиралтейств-Совета. В декабре уволен в отставку. Скончался в Петрограде 19 апреля 1919 г.

Награжден российскими орденами Св. Владимира 4-й степени с бантом и мечами, Владимира 3-й степени с мечами, Владимира 2-й степени с мечами, Станислава 1-й степени, Анны 1-й степени. Белого Орла с мечами, французскими Кавалерским и Командорским крестами Почетного легиона, орденами Японии, Греции, Швеции. За мужество, проявленное во время русско-японской войны в 1904 г., ему вручена Золотая сабля с надписью "За храбрость". Именем А.А. Эбергарда в 1893 г. назван мыс (ныне Калгванчхи) на полуострове Корея в Японском море.



Константин Петрович Фан-дер-Флит (19 сентября 1844 — 1933) — русский военачальник.

Окончил I Московский кадетский корпус с производством 12 июня 1863 года в чин хорунжего и зачислением в лейб-гвардии конно-артилерийскую бригаду. 12 мая 1866 года был переименован в прапорщики гвардии с назначением старшим адъютантом штаба артиллерии Туркестанской области, а уже 16 августа «за боевые отличия» произведен в чин подпоручика. 8 февраля 1867 года назначен старшим адъютантом военного губернатора Туркестанской области, а 21 июля — адъютантом командующего войсками Туркестанского военного округа генерала К. П. Кауфмана. В 1867 году за отличие во время военных действий награждён орденами Святого Станислава III степени с мечами и бантом, Святой Анны III степени с мечами и бантом, Святого Станислава II степени с мечами и Святого Владимира IV степени с мечами и бантом. 23 октября 1869 года «за боевые отличия» был произведен в чин штабс-капитана, а 16 апреля 1872 года «за отличия по службе» в чин капитана. В 1869 году награждён орденом Святой Анны II степени. 11 июля 1873 года отчислен от должности адъютанта командующего округом с назначением флигель-адъютантом и 31 октября Высочайшим приказом был награждён золотым оружием с надписью «За храбрость». 18 января 1874 года «за боевые отличия» произведен в чин подполковника. 26 сентября 1875 года переведен в чине капитана в лейб-гвардии конно-артиллерийскую бригаду.

12 августа 1877 года назначен командиром 4-й батареи лейб-гвардии конно-артиллерийской бригады, командуя которой участвовал в русско-турецкой войне. 29 января 1878 года переведен на должность командира 5-й батареи и 19 февраля 1878 года «за отличия по службе» произведен в чин полковника. В 1883 году награждён орденом Святого Владимира III степени.

30 апреля «за отличие по службе» произведен в чин генерал-майора со старшинством с 30 августа и с назначением командиром конно-артиллерийской бригады Кубанского казачьего войска, а 3 февраля 1893 года переведен на должность командира 1-й гренадерской артиллерийской генерал-фельдмаршала графа Брюса бригады. В 1894 году награждён орденом Святого Станислава I степени. 30 января 1895 года уволен от командования бригадой с зачислением в запас.

20 мая 1895 года назначен командиром 37-й артиллерийской бригады. В 1898 году награждён орденом Святой Анны I степени, а в следующем году пожалован румынским орденом Короны большого креста. 5 декабря 1899 года назначен исправляющим должность начальника артиллерии 17-го армейского корпуса, а 1 января 1900 года произведен в чин генерал-лейтенанта с утверждением в занимаемой должности. 30 июня того же года переведен на должность начальника 1-го армейского корпуса. В 1902 году награждён орденом Святого Владимира II степени, а в следующем году Высочайше разрешено принять французский орден Почетного Легиона командорского креста и итальянский орден Короны большого креста. В августе 1904 года за выслугу лет пожалован золотым знаком «XL лет беспорочной службы».

Во время русско-японской войны, командуя корпусной артиллерией, участвовал в военных действиях, за что 6 июня 1905 года был награждён орденом Белого орла с мечами. 17 августа 1905 года назначен инспектором артиллерии 1-й Манчжурской армии и за отличие 23 ноября 1905 года был награждён золотым оружием с бриллиантовыми украшениями и 28 февраля 1906 года «за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время воен. действий» орденом Святого Александра Невского.


После окончания военных действий, 19 апреля 1906 года назначен начальником артиллерии Гвардейского корпуса, а 24 апреля 1908 года — помощником командующего войсками Одесского ВО с производством 6 декабря в чин генерала от артиллерии. 6 декабря 1911 года пожалованы алмазные знаки к ордену Святого Александра Невского. 9 апреля 1913 года назначен помощником главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского ВО и 6 декабря ему был пожалован орден Святого Владимира I степени.

При мобилизации 19 июля 1914 года назначен главнокомандующим 6-й отдельной армией, которая выполняла задачу по охране Петрограда и побережья Балтийского моря на случай высадки войск противника и боевых действий не вела. 22 марта 1915 года пожалован в генерал-адъютанты, а 21 июля отстранен от командования армией и назначен членом Государственного совета. Вскоре после Февральской революции члены Государственного совета по назначению были отстранены от исполнения своих обязанностей.

Умер в Ленинграде. Похоронен на Смоленском лютеранском кладбище.


Генерал Николай Юденич

Николай Николаевич Юденич родился 18 июля (30 июля по ст. стилю) 1862 в Москве, в семье коллежского советника Николая Ивановича Юденича (1836 —- 1892). В 1881 окончил Александровское военное училище, а в 1887 — Академию Генштаба. Во время Русско-японской войны (1904—1905) командовал полком. После войны служил начальником штаба Казанского (1912) и Кавказского (1913) военных округов.

С начала Первой мировой войны Юденич стал начальником штаба Кавказской армиии, ведшей бои с войсками Османской империи. На этом посту он одержал разгромную победу над Энвер-пашой в Сарыкамышском сражении. В январе 1915 Юденич был произведён из генерал-лейтенанта в генералы от инфантерии и назначен командующим Кавказской армией. В течение 1915 года подразделения под командованием Юденича вели бои в районе города Ван, который несколько раз переходил из рук в руки. 13-16 февраля 1916 Юденич выиграл крупное сражение под Эрзерумом и захватил город Трапезунд.

После Февральской революции Юденича назначили командующим Кавказским фронтом, но уже через месяц, в мае 1917 г., он был снят с должности как "сопротивляющийся указаниям Временного правительства" и был вынужден уйти в отставку. В 1918 эмигрировал в Финляндию. В 1919 Юденич был назначен А. В. Колчаком главнокомандующим Северо-Западной армией, сформированной русскими эмигрантами в Эстонии, и вошел в состав Северо-Западного правительства. В сентябре 1919 армия Юденича прорвала фронт большевиков и подошла к Петрограду, но была отброшена. Юденич эмигрировал в Англию и впоследствии переселился во Францию, где и умер. Политической деятельностью в эмиграции не занимался.

Родился будущий полководец в Москве 18 июля 1862 г. Его отец происходил из дворян Минской губернии и служил в чине коллежского советника. Первоначальное образование Н.Н. Юденич получил в кадетском корпусе, а затем продолжил его в 3-м Александровском военном училище в Москве. Каждый год он с нетерпением ожидал выхода на Ходынское поле, где располагался летний лагерь училища. Молодой юнкер любил тактические учения, стрельбы, топографические съемки и другие практические занятия.

Окончив в 1881 г. военное училище в чине подпоручика армейской пехоты, Н.Н. Юденич отправился для прохождения службы в столицу, в лейб-гвардии Литовский полк. Потом он служил в Средней Азии в 1-м Туркестанском, а затем во 2-м Ходжентском резервных стрелковых батальонах. После производства в поручики гвардии в 1884 г. он поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. Окончил ее Н.Н. Юденич в 1887 г. по первому разряду с присвоением звания "штабс-капитан гвардии". Он был причислен к Генеральному штабу и назначен старшим адъютантом штаба 14-го армейского корпуса, дислоцированного в Варшавском военном округе. В дальнейшем (с 1892 г. подполковником, а с 1896 г. полковником) Н.Н. Юденич служил в штабе Туркестанского военного округа, командовал батальоном, был начальником штаба Туркестанской стрелковой бригады. По воспоминаниям сослуживца Юденича Д.В. Филатьева, в те годы молодого полковника отличали "прямота и даже резкость суждений, определенность решений и твердость в отстаивании своего мнения и полное отсутствие склонности к каким-либо компромиссам".

В 1902 г. Н.Н. Юденич вступил в командование 18-м стрелковым полком, входившим в состав 5-й стрелковой бригады 6-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии. С началом русско-японской войны часть, в которой служил Н.Н. Юденич, отправилась в действующую армию. В это же время в штабе Туркестанского военного округа ему предложили занять вакантную должность дежурного генерала. Но он отказался от спокойной штабной службы и отбыл вместе с дивизией к театру военных действий, полагая, что личный пример начальника лучшее воспитательное средство для подчиненных, и стараясь следовать этому как в мирное, так и в военное время. В сражении при Сандепу в январе 1905 г. некоторые военачальники проявили нерешительность, но Юденич выказал смелость и инициативу, возглавив атаку вверенного ему полка, и обратил противника в бегство. Инициатива храброго полковника не осталась незамеченной даже скупым на похвалу командующим маньчжурской армией генералом от инфантерии А.Н. Куропаткиным.

В Мукденском сражении в феврале 1905 г. Юденич во главе полка лично участвовал в штыковой атаке. В этом бою он получил два ранения и был отправлен в госпиталь. За героизм, проявленный на полях сражений, его наградили Золотым оружием с гравировкой "За храбрость", а также орденами Святого Владимира 3-й степени с мечами, Святого Станислава 1-й степени с мечами. В июне 1905 г. Юденич был произведен в генерал-майоры.

В 1907 г. он получил должность генерал-квартирмейстера штаба Казанского военного округа. В декабре 1912 г. состоялось еще одно назначение Юденича произвели в генерал-лейтенанты и назначили начальником штаба того же военного округа. Уже в январе 1913 г. он оказался на службе в Кавказском военном округе на той же должности.

В полную силу полководческий талант Н.Н. Юденича раскрылся на полях сражений Первой мировой войны. 20 октября 1914 г. в ответ на обстрел турецкими военными кораблями ряда русских портов на Черном море Россия объявила войну Турции. Из частей Кавказского военного округа была сформирована Кавказская армия. Главнокомандующим стал наместник на Кавказе генерал от кавалерии И.И. Воронцов-Дашков, его помощником генерал от инфантерии А.З. Мышлаевский, начальником штаба генерал-лейтенант Н.Н. Юденич.

Кавказская армия занимала полосу от Черного моря до озера Урия протяженностью 720 км. Военные действия для Кавказской армии начались встречным сражением на эрзерумском направлении, где ей противостояла 3-я турецкая армия. 9 декабря 1914 г. турецкие войска перешли в наступление и вскоре оказались в тылу главных сил Кавказской армии. Н.Н. Юденич был назначен командующим Сарыкамышским отрядом. Благодаря тщательно разработанному им плану Сарыкамышской операции, русские войска не только отразили наступление противника, но и перешли в контрнаступление, окружив и пленив главные силы 3-й турецкой армии. Неукротимая воля к победе и твердое управление войсками, личный пример генерала, во все дни напряженного сражения находившегося на передовой, в сочетании со стойкостью и мужеством русских солдат и офицеров принесли полную победу Сарыкамышскому отряду. К 5 января 1915 г. турецкие войска были отброшены в исходное положение. Потери противника составили 90 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Следует особо отметить, что уже в этой первой планировавшейся Н.H. Юденичем боевой операции явственно обнаружилась одна из главных черт его полководческого дарования способность идти на разумный риск, принимать смелые тактические решения, основанные на знании обстановки. Оценив по достоинству заслуги Н.Н. Юденича в Сарыкамышской операции, Николай II произвел его в чин генерала от инфантерии, наградил высшим военным орденом России Святого Георгия 4-й степени, а 24 января назначил командующим Кавказской армией. Именно на этом высоком посту началось становление Н.Н. Юденича как одного из выдающихся полководцев Первой мировой войны.

В июне июле 1915 г. под его руководством была проведена Алашкертская операция, в результате которой удалось сорвать план турецкого командования прорвать оборону Кавказской армии на карском направлении. За ее успешное проведение командующий был удостоен ордена Святого Георгия 3-й степени.

Осенью того же года резко ухудшилась обстановка в Персии (Иране). Там целенаправленно действовали многочисленные германо-турецкие агенты и сформированные ими диверсионные отряды. Антироссийские элементы имели большое влияние в Персии, страна вот-вот должна была бы вступить в войну на стороне Германского блока. Чтобы не допустить втягивания Персии в войну, главнокомандующий Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич (сменивший на этом посту И.И. Воронцова-Дашкова) добился от Ставки разрешения на проведение операции, получившей название Хамаданской. Ее разработку поручили Н.Н. Юденичу. Для проведения операции был создан экспедиционный корпус. Командование им было возложено на хорошо зарекомендовавшего себя в боях генерал-лейтенанта Н.Н. Баратова. Корпус перебросили из Тифлиса (Тбилиси) в Баку, где он был погружен на корабли и переправлен к персидскому берегу. 30 октября 1915 г. части корпуса внезапно высадились в порту Энзели. В течение следующего месяца корпус совершил ряд военных экспедиций в глубь Персии, разгромив несколько диверсионных отрядов. Были заняты города Хамадан, Кум, а также ряд других населенных пунктов на подступах к столице страны Тегерану. Одновременно были пресечены попытки проникновения вражеских вооруженных формирований в восточную часть Персии и в Афганистан. В результате этой четко спланированной операции удалось обезопасить левый фланг Кавказской армии и устранить угрозу вступления Персии в войну на стороне Германского блока. Немалая заслуга в ее успешном проведении принадлежала ее главному разработчику Н.Н. Юденичу.

К концу осени 1915 г. турецкое командование полагало, что в горной местности, не приспособленной для активных крупномасштабных военных действий зимой, русское наступление невозможно. Тем не менее Н.Н. Юденич все больше склонялся к переходу войск в наступление к концу декабря. Упор делался на внезапность и тщательность подготовки войск. Основная идея предстоящей Эрзерумской операции, сформулированная командармом на совещании штаба Кавказской армии 18 декабря, заключалась в прорыве обороны противника на трех направлениях эрзерумском, ольтынском и битлисском. Главный же удар Н.Н. Юденич предлагал нанести в направлении Кёприкёй. Конечной целью операции ставился разгром 3-й турецкой армии и овладение важным узлом коммуникации сильно укрепленной крепостью Эрзерум. Окруженная горами и мощными фортификационными сооружениями, крепость эта, особенно зимой, когда горы покрыты льдом и снегом, казалась неприступной. Поэтому Н.Н. Юденич, добившись разрешения на проведение операции, взял на себя всю ответственность за ее последствия. Это было смелое решение, здесь был немалый риск, но разумный риск полководца, а не авантюриста. Риск генерала Юденича это смелость творческой фантазии, та смелость, какая присуща только большим полководцам".

Умер в 1933 г. Похоронен на кладбище Кокад, г. Ницца, Франция .


Командующий ЧФ вице-адмирал А.В.Колчак

Александр Васильевич Колчак родился 4 ноября 1874 года в Петербурге, на Обуховском заводе, где жил и служил его отец Василий Иванович Колчак. Отец Колчака был крупным специалистом в области морской артиллерии и большую часть своей службы провел на Обуховском заводе по приемке и испытанию береговой и корабельной артиллерии флота. В чине генерал-майора он вышел в отставку и после этого продолжал работать на том же заводе в должности инженера. Василий Иванович Колчак был высоко образованным человеком и большим специалистом не только в области морской артиллерии, но игорного дела, получил звание техника после окончания Горного института. Мать А.В. Колчака – Ольга Ильинична происходила из дворянской семьи.

Начальное образование будущий флотоводец российского флота получил дома, занимаясь с отцом, имевшим большие познания в области математики и техники. Занятия с отцом привили Александру Колчаку интерес к точным наукам и технике, а также любовь к военно-морскому делу и флоту. С раннего детства он проявлял большую любознательность и интерес ко всему окружающему, с чем ему приходилось соприкасаться, с чем сталкивался его пытливый ум. У него была прекрасная память, и все, что он читал, наблюдал и изучал, хорошо и надолго запоминал. Проживая вместе с родителями на Обуховском заводе, он часто посещал цех, где изготавливались морские орудия, и живо интересовался этими«штучками», даже технологией их изготовления. Рабочие охотно беседовали с юношей и даже обучали его работе на токарных станках.

В возрасте около десяти лет Александр Колчак поступил в классическую гимназию, где проучился три года, и после этого в сентябре 1888 года по предложению отца, которое совпадало с его личным желанием, он поступил в Морской кадетский корпус, чтобы стать, так же как и его отец, морским офицером и посвятить свою жизнь служению отечественному военно-морскому флоту.

Глубокие и всесторонние знания Колчака, приобретенные в Морском корпусе, явились результатом его серьезной и целеустремленной самостоятельной работы. Его мечтой стало проникновение в высокие полярные широты и достижение Южного полюса. Эта мечта настолько овладела его сознанием, что он и после окончания Морского корпуса не только продолжал серьезно интересоваться этой проблемой, но и предпринял практические шаги к ее осуществлению, приняв участие в Северной экспедиции барона Э. В. Толя, известного русского исследователя полярных морей.

Александр Колчак закончил Морской кадетский корпус вторым в своем выпуске. За отличие в учебе и примерное поведение он был удостоен высшей награды –премии адмирала Рикорда, которой награждались лучшие выпускники корпуса.

В возрасте 19 лет он получил первый офицерский чин мичмана и был назначен в Петербургский 7-й флотский экипаж, где ему пришлось заниматься в основном строевой подготовкой новобранцев, призванных служить во флот. В экипаже он пробыл несколько месяцев, после чего был назначен на только что построенный броненосный крейсер «Рюрик» (I), на котором в должности младшего штурмана в 1895 году совершил поход во Владивосток. Это было его первое дальнее заграничное плавание.

По прибытии во Владивосток он вскоре перешел служить на крейсер «Крейсер»в должности вахтенного начальника. На этом корабле он проплавал в водах Тихого океана до 1899 года, а затем на нем же совершил переход в Кронштадт в качестве старшего штурмана. За отличную службу Колчак был произведен в лейтенанты.

Находясь в Пирее, Колчак получил приглашение от Российской Академии наук принять участие в Северной полярной экспедиции барона Э. В. Толя, которая была запланирована на 1900 год, в качестве гидролога. К этому времени он уже был известен в научном мире по опубликованным им серьезным научным статьям как крупный специалист в этой области.

Одновременно с приглашением Академии наук и лично барона Толя Колчак получил предписание от Главного Морского штаба вернуться в Петербург в распоряжение Российской Академии наук. В январе 1900 года он явился к барону Толю, который предложил ему помимо должности гидролога исполнять также обязанности второго магнитолога на исследовательском корабле.

Плавание на вельботе в Северном Ледовитом океане явилось суровой и вместе с тем прекрасной школой для формирования морских и морально-психологических качеств Колчака как офицера флота. За организацию полярной экспедиции по поиску барона Толя Колчак был награжден орденом Святого Владимира4-й степени.

По завершении полярной экспедиции и возвращении на материк Колчак в Якутске получил извещение о начале русско-японской войны. Как офицер российского флота он считал, что его место на войне, и решил как можно скорее попасть на театр военных действий. С этой целью он направил телеграмму в Академию наук и Морское министерство с просьбой отчислить его из Академии и разрешить отправиться на Дальний Восток для участия в войне с Японией, которая внезапно напала на русскую порт-артурскую эскадру и открыла военные действия против России. Разрешение было получено, и Колчак выехал в Иркутск, где его ждали отец и невеста, приехавшие повидаться с ним. Здесь он обвенчался с Ольгой Ильиничной, которая стала официально его женой, и после этого отправился в Порт-Артур, где размещался штаб русского Тихоокеанского флота. Все научные материалы, собранные им во время экспедиции, он отправил в Академию наук в Петербург с одним из своих помощников, участвовавших в полярной экспедиции.

В начале марта 1904 года Колчак прибыл в Порт-Артур и сразу же явился для представления к вновь назначенному командующему российским Тихоокеанским флотом вице-адмиралу С.О. Макарову, с которым он был знаком по встречами беседам в Петербурге, в период, когда Степан Осипович готовился к своей экспедиции на «Ермаке» в Арктику. Макаров даже собирался взять с собой Колчака в эту экспедицию, но некоторые служебные обстоятельства помешали этому к обоюдному их огорчению.

Колчак, как непосредственный участник русско-японской войны, умный и очень способный офицер, извлек из опыта этой войны немало полезных для своей последующей деятельности уроков, относящихся к строительству военно-морского флота и подготовке его к боевым действиям на море. Острое желание исправить серьезные ошибки, допущенные руководством российского флота при подготовке к войне с Японией и в ходе этой трагической для русского флота войны, стало главным направлением его деятельности после ее окончания.

В 1906 году в Петербурге при Морской академии по инициативе группы молодых офицеров, среди которых был и лейтенант Колчак, с разрешения Морского министерства был создан на добровольных началах военно-морской кружок. В его состав входили Щеглов, Римский-Корсаков, Пилкин и многие другие молодые прогрессивные офицеры, пережившие трагедию российского флота в русско-японской войне и поставившие своей целью возрождение русского флота. Руководителем этого кружка вскоре стал Александр Колчак, который, несмотря на свою молодость, пользовался большим авторитетом среди офицеров флота как боевой офицер и заслуженный ученый, исследователь Арктики.

Весной 1906 года члены военно-морского кружка направили морскому министру докладную записку, подписанную А.В. Колчаком, А.Н. Щегловым и другими, в которой весьма убедительно обосновывалась необходимость создания в России Морского Генерального штаба как высшего органа оперативно-стратегического управления российским флотом. Морской министр, согласившись с аргументацией кружковцев, доложил ее царю вместе с разработанным ими проектом организации Морского Генерального штаба. Николай II согласился с доводами молодых офицеров флота, и в апреле 1906 года в России был создан Морской Генеральный штаб.

21 декабря 1907 года с обстоятельным докладом на тему, «Какой нужен России флот» на заседании военно-морского кружка при Морской академии выступил Колчак. Он исторически обосновал необходимость для России, как крупной морской державы, иметь сильный военно-морской флот, способный надежно защищать ее морские границы, простирающиеся на десятки тысяч километров. Главной силой флота, способной успешно решать эту задачу. Колчак считал линейные корабли. Он не умалял и не принижал роль в войне на море других сил флота, как-то минно-торпедных и подводных лодок, но все же пальму первенства отдавал линейным силам. Так же как в это время поступали и в других морских державах, делавших ставку на линейные корабли.

Точка зрения Колчака, высказанная им в докладе на заседании военно-морского кружка, соответствовала официальным взглядам Морского Генерального штаба России и нашла свое практическое отражение в кораблестроительных программах Российского военно-морского флота, разработкой которых занимался Морской Генеральный штаб.

Доклад, прочитанный Колчаком, произвел сильное впечатление на членов кружка и приглашенных гостей, и по их просьбе морской министр И.М. Диков разрешил Колчаку выступить с этим докладом перед различными общественным и организациями, имевшими отношение к флоту. Голос молодого талантливого офицера, представителя Морского Генерального штаба, прозвучал в петербургском клубе общественных деятелей, в кронштадтском обществе офицеров флота, в обществе ревнителей военных знаний и даже на заседании в Государственной Думе, от которой зависели кредиты; отпускаемые на строительство флота. Всюду. где бы ни выступал Колчак со своими докладами, он производил сильное впечатление на слушателей своей убежденностью, логичностью мысли, ясностью изложения материала и убедительностью приведенных доказательств в виде исторических примеров и параллелей. Даже явные скептики, прослушав выступление молодого офицера и ученого, меняли свое отношение к флоту и после этого начинали поддерживать идею его возрождения.

Вокруг разработанной Морским Генеральным штабом программы, представленной в Морское министерство, развернулась непонятная«мышиная» возня. Под различными предлогами руководители Морского министерства не давали программе хода. Немалую роль в интригах вокруг программы играли «доцусимские адмиралы», заседавшие в Главном Морском штабе и всячески мешавшие работе молодых талантливых офицеров, усилиями которых и была разработана эта программа. Неблаговидную роль в этом играли адмиралы А.А.Бирилев, И.М. Диков и С.А. Воеводский, которые последовательно (но не продолжительное время) возглавляли Морское министерство и также последовательно были сняты как не справившиеся со своими обязанностями.

Бесконечные проволочки с кораблестроительной программой, не позволявшие начинать постройку новых кораблей, крайне необходимых для флота, возмущали многих офицеров Морского Генерального штаба, особенно тех, кто над ней трудился. К числу таких офицеров относился и капитан 2-го ранга А.В. Колчак, больше всех поработавший над ее составлением и обоснованием. В знак протеста он решил уйти из Морского Генерального штаба и вообще с военно-морской службы и целиком посвятить себя научной деятельности в Академии наук, где его хорошо знали как крупного и авторитетного специалиста в области гидрологии полярных морей. В это время в стенах Академии вынашивались планы проведения новой полярной экспедиции, в которой Колчак мог бы принять участие в качестве специалиста-гидролога.

Отойдя от активной деятельности в Морском Генеральном штабе, но, оставаясь на военно-морской службе, он занялся преподавательской деятельностью в Морской академии и подготовкой к проведению новых полярных экспедиций по линии Академии наук.

По предложению начальника Главного гидрографического управления, известного полярного исследователя генерал-лейтенанта А. И. Велькицкого Колчак приступил к подготовке экспедиции по изучению возможности прохода судов вдоль побережья Сибири из Тихого в Атлантический океан.

Когда Колчак вернулся во Владивосток, на его имя пришла из Петербурга телеграмма за подписью морского министра и нового начальника Генерального штаба вице-адмирала Ливина, назначенного на эту должность после смерти Брусилова, с предложением вернуться в Морской Генеральный штаб для завершения работы над кораблестроительной программой.

Зимой 1911 года Колчак вернулся в Петербург и сразу же занялся кораблестроительной программой.

Когда А.В. Колчак завершил свою работу над составлением кораблестроительной программы и разработкой оперативного плана развертывания Балтийского флота на случай войны с Германией, он в 1912 году получил приглашение от командующего морскими силами Балтийского моря вице-адмирала Н. О. Эссена перейти служить в Балтийский флот на должность флаг-капитана по оперативной части. По своему характеру это была та же работа, которой он занимался в Морском Генеральном штабе, ведая оперативной частью балтийского направления. Это предложение совпало с давним желанием Александра Васильевича перейти на флот, чтобы быть ближе к морю, кораблям и вообще живой работе, связанной с боевой подготовкой флота. Поэтому он охотно принял предложение Эссена и, получив разрешение морского министра адмирала И. К. Григоровича, в апреле 1912 года перешел служить в Балтийский флот.

В марте 1914 года Колчак был произведен в капитаны 1-го ранга и целиком переключился на выполнение своих основных обязанностей по должности начальника оперативного отделения штаба командующего Балтийским флотом. Этого требовала приближающаяся война с Германией, которая, по мнению Эссена, могла разразиться в наступившем 1914 году. И его как командующего больше всего беспокоил вопрос, связанный с решением главной задачи, поставленной перед Балтийским флотом оперативным планом, с которым флот вступил в войну. Поэтому на нем он и сосредоточил свое главное внимание, этим же вопросом был занят и штаб, и прежде всего Колчак как руководитель оперативной части штаба флота.

31 июля 1914 года, накануне объявления Германией войны России, отряд минных заградителей под прикрытием эскадры выставил на центральной позиции свыше 2,100 мин, поставленных в 8 линий в течение 4 часов. Это была прекрасная и вовремя выполненная операция. Командующий флотом и его помощник по оперативной части Колчак, как участники русско-японской войны, прекрасно помнили, к каким последствиям привело внезапное нападение японского флота на русскую эскадру в Порт-Артуре, и сделали все для того, чтобы не допустить ничего подобного в случае внезапного нападения германского флота на русскую эскадру в Финском заливе.

Таким образом, начавшаяся 1 августа 1914 года первая мировая война не застала русский Балтийский флот врасплох, как это было в русско-японскую войну. Русский флот вовремя произвел оперативное развертывание с постановкой оборонительного минного заграждения на центральной позиции и приготовился к бою в случае прорыва германского флота в восточную часть Финского залива.

Четырехлетнее пребывание Колчака в Балтийском флоте явилось хорошей школой выучки для занятия им такой высокой и ответственной должности, как командующий флотом во время войны. Находясь в Балтийском флоте, Колчак исполнял различные штабные и командные должности. Руководил оперативным отделением штаба флота, командовал эскадренным миноносцем и минной дивизией, возглавлял крупное оперативное соединение флота – морские силы Рижского залива. Руководил и принимал личное участие в боевых действиях флота при решении им различных задач, проявив себя в высшей степени храбрым и решительным офицером, не боявшимся ответственности за принятые решения. Это был человек, который не останавливался ни перед какими преградами и трудностями ради достижения намеченной цели. За отличие по руководству боевыми действиями кораблей и соединений и проявленную при этом храбрость в бою А. В. Колчак был награжден несколькими боевыми орденами, в том числе высшим – Георгиевским крестом 4-йстепени.

В течение трех лет А. В. Колчаку пришлось служить под непосредственным руководством выдающегося флотоводца адмирала Н. О.Эссена, который многому научил будущего командующего Черноморским флотом как в области оперативного искусства, так и руководстве боевыми действиями флота при решении им различных задач.

Особенно большой боевой опыт Колчак приобрел на Балтике по использованию минного оружия в оборонительных и наступательных операциях, который он широко применял на Черном море, когда стал командующим флотом. Таким образом. Черноморский флот на третьем году войны в лице вице-адмирала А.В.Колчака получил хорошо подготовленного во всех отношениях командующего, способного решить стоявшие перед флотом задачи.

Вице-адмирал А. В. Колчак вступил в командование Черноморским флотом вначале июля 1916 года.

Прибыв в Севастополь и приняв дела у Эбергарда, Колчак довольно быстро разобрался в обстановке на театре и выработал план действий Черноморского флота по решению возложенных на него задач. А обстановка здесь летом 1916 года сложилась довольно напряженная. Германские крейсера продолжали выходить из Босфора и обстреливать русские порты и побережье на Черном море. По прибрежной коммуникации, проходившей вдоль Анатолии, противник продолжал перевозить на Кавказ войска и воинские грузы, а в обратном направлении – уголь в Константинополь. Германские подводные лодки в условиях отсутствия у русских организованной противолодочной обороны на театре создали серьезную угрозу для кораблей Черноморского флота и русского судоходства. В 1916 году под влиянием нараставшего революционного движения в стране и выступлений моряков Балтийского флота произошли заметные изменения в революционном сознании и матросов Черноморского флота. И несмотря на то, что командование флота принимало все меры, чтобы не допустить большевистской пропаганды на Черноморском флоте, она проникала на корабли и в береговые части флота и постепенно формировала революционное сознание и настроения матросских масс, недовольных продолжением войны и тяжелым экономическим положением в стране. Революционные настроения матросов оказывали серьезное влияние на обстановку на театре и боевую деятельность Черноморского флота.

Вступив в командование Черноморским флотом, вице-адмирал А.В. Колчак сразу же дал почувствовать противнику, да и своим подчиненным, что он не собирается отсиживаться в Севастополе, как его предшественник, а будет самым решительным образом вести борьбу с германскими крейсерами, подводными лодками и перевозками противника и надежно защищать свои морские сообщения.

В совместных действиях армии и флота на Румынском фронте более активно использовалась авиация Черноморского флота, как палубная, так и наземного базирования, что следует отнести к заслугам А. В. Колчака, который приложил немало усилий для более активного применения ее на Черном море. Авиация применялась в налетах на базы, тыловые объекты и позиции неприятельских войск, прикрывала свои базы, вела разведку и боролась с авиацией противника.

Боевые действия Черноморского флота по содействию сухопутным войскам на Румынском фронте хотя и не увенчались особым успехом, но они внесли определенный вклад в развитие русского военно-морского искусства в совместных действиях армии и флота на приморском направлении в первую мировую войну.

Кампания 1916 года явилась наиболее напряженной для Черноморского флота за все время первой мировой войны. Флоту пришлось одновременно решать ряд сложных задач и действовать на нескольких операционных направлениях. И тем не менее моряки Черноморского флота успешно решили почти все поставленные передними задачи и добились значительных успехов. Большая заслуга в этом принадлежала вице-адмиралу А.В. Колчаку как командующему Черноморским флотом. Для него как флотоводца кампания 1916 года стала вершиной военной славы, в ходе этой кампании наиболее полно проявилось его флотоводческое искусство в руководстве боевой деятельностью разнородных сил флота. Под его командованием Черноморский флот добился наибольших успехов за все время войны и внес ощутимый вклад в развитие военно-морского искусства, особенно в таких областях, как выполнение блокады проливной зоны, действия по нарушению коммуникаций противника, организация противолодочной обороны на театре и совместные действия армии и флота. За достигнутые успехи в руководстве боевой деятельностью Черноморского флота в кампанию 1916 года вице-адмирал А. В. Колчак был награжден орденом Святого Станислава 1-й степени с мечами.

7 февраля 1920 года был расстрелян морской офицер российского флота, верно служивший своему Отечеству и защищавший русскую монархию, адмирал А.В.Колчак.





Список используемой литературы

1. И.С. Галкин «Новая история 1871 – 1917» Москва «Просвещение», 1984г. (стр. 458 – 497, 508 – 515)


2. Морис Палеолог «Царская Россия во время мировой войны» Москва «Международные отношения», 1991г. (стр. 39 – 82, 213 - 232)

3. А.Я. Юдовская, П.А. Баранов, Л.М. Ванюшкина «Новая история» Москва «Просвещение», 1998г. (стр. 285 – 303


4. Дронов С.Г. История России (учебное пособие) - М., 2006.


5. Иванов А.Н. Дни воинской славы России. - М.. 2006.



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 30.11.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров273
Номер материала ДВ-212495
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх