Инфоурок / Русский язык / Другие методич. материалы / Исследовательская работа по теме: «Пушкинские реминисценции в романе Тургенева «Отцы и дети»»

Исследовательская работа по теме: «Пушкинские реминисценции в романе Тургенева «Отцы и дети»»

Такого ещё не было!
Скидка 70% на курсы повышения квалификации

Количество мест со скидкой ограничено!
Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок"

(Лицензия на осуществление образовательной деятельности № 5201 выдана ООО "Инфоурок" 20 мая 2016 г. бессрочно).


Список курсов, на которые распространяется скидка 70%:

Курсы повышения квалификации (144 часа, 1800 рублей):

Курсы повышения квалификации (108 часов, 1500 рублей):

Курсы повышения квалификации (72 часа, 1200 рублей):
библиотека
материалов



pushkin_03_h100









Исследовательская работа по теме:

«Пушкинские реминисценции

в романе Тургенева «Отцы и дети»»

Руководитель :Савельева Т.А., учитель русского языка и литературы высшей категории

Выполнили: Астаповский Д.

Францев А.images



Всего и надо, что вчитаться, - боже мой,

Всего и дела, что помедлить над строкою-

Не пролистнуть нетерпеливою рукой,

А задержаться, прочитать и перечесть.”

Ю.Левитанский





Содержание:



1.Введение. Отношение И.С. Тургенева к А.С.Пушкину.

2.Теоретическая часть:

-реминисценция;

-виды реминисценций;

3.Исследовательская часть:

-актуальность, гипотеза, цели, задачи;

-использование пушкинских реминисценций в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети»:

а)цитатные;

б)сюжетно-композиционные;

в)геройные;

4.Выводы.

5.Заключение. Диалог культур.

6.Использованная литература.







1.Отношение И.С. Тургенева к А.С. Пушкину.



Из биографии писателя известно об отношении

к личности и творчеству поэта. Глубокая любовь к Пушки-

ну, которую испытывал Тургенев, усилилась в студенческие го-

ды благодаря влиянию П.Я. Плетнева, профессора словесности

Петербургского университета, по воспоминаниям будущего пи-

сателя, умеющего сообщать своим слушателям те симпатии, ко-

торыми сам был исполнен. Этими симпатиями были Жуковский,

Пушкин, Баратынский, Гоголь.

Самого Плетнева студенты воспринимали как человека,

«прикосновенного к литературной плеяде», как друга Пушкина,

которому поэт посвятил свой роман «Евгений Онегин». Судьба

вознаградила Тургенева двумя встречами с А.С. Пушкиным: в

передней профессорской квартиры Плетнева и на концерте в за-

ле Энгельгарда. Пушкин для Тургенева был чем-то вроде полу-

бога. Трагическая гибель поэта потрясла Тургенева. Он решил

ответить «убийцам» произведением, замысел которого возник в

эти тяжелые для России дни. В своих воспоминаниях Иван Сер-

геевич пишет о произведении, озаглавленном «Наш век», кото-

рое рождено было «в припадке злобной досады на деспотизм и

монополию некоторых людей в нашей словесности». К сожале-

нию, оно было уничтожено автором.

На протяжении всего своего творчества Тургенев нахо-

дился под влиянием пушкинского таланта. Многие литературо-

веды отмечают, что в «творчестве Тургенева на всем его протя-

жении живет, ассимилируется поэзия Пушкина»

(Н.Н. Мостовская). Отсюда и наблюдается в прозе романиста

ритмичность, лиризм, музыкальность повествования, обилие

поэтических пейзажей (Батюто, Пустовойт, Курляндская)

В декабре 1882 года, в тот период, когда пожилой Тургенев уже подводил итоги своей деятельности, он утверждал в письме пушкинисту А.И.Незеленову: “Вам, конечно, известно мое благоговение перед нашим великим поэтом. Я всегда считал себя его учеником и мое высшее литературное честолюбие состоит в том, чтобы быть со временем признанным за хорошего ученика”. Вся история исследований пушкинского влияния на творчество Тургенева убеждает в том, что эти слова писателя были вполне искренним признанием.

С начала 60-х годов литературоведы неоднократно обращались к поискам отпечатков пушкинских традиций в ранних поэтических и прозаических опытах писателя. Например, Л.Н. Назаровой принадлежит интересное наблюдение, итоги которого обобщены в ее статье “К истории творчества Тургенева 50-60-х годов. Тургенев о Пушкине-драматурге”: “Имя Пушкина, его герои, цитаты из его стихотворных и прозаических текстов чрезвычайно часто встречаются на страницах повестей, романов, критических статей и писем Тургенева. Нередко они являются здесь не случайными упоминаниями, но важнейшими, опорными пунктами в развитии действия (“Затишье”), существенными подробностями в характеристике действующих лиц (“Ася”), развитии их переживаний и всего нравственного облика”.

Особенно ощутимо влияние на Тургенева пушкинского романа в стихах “Евгений Онегин”. ТургеневедА.И.Батюто отмечает: “Евгением Онегиным” оказано известное влияние на сюжетостроение и типологию тургеневского романа в целом”. Но если сюжет “Онегина” каким-то образом определяет композицию или событийный состав тургеневских сюжетов, то следует ожидать и частичного сходства персонажей, потому что в таком случае отдельная заимствованная Тургеневым ситуация, в которую попадают его герои, должна диктовать героям определенное пушкинским сюжетом поведение.

Действительно, есть в большинстве романов и повестей Тургенева некая сюжетная схема, дублирующая “Онегина” основными мотивами: в поместье, принадлежащее семье провинциальных дворян, приезжает молодой просвещенный герой, жизненные взгляды которого рассматриваются в их столкновении со взглядами антагонистов и проверяются отношениями с чаще всего юной героиней, на “рандеву”, как обозначил этот мотив Чернышевский. Эту схему встречаем и в “Рудине”, и в “Дворянском гнезде”, и в других повестях и романах. Есть она и в “Отцах и детях”.

Скорее всего, во всех произведениях, кроме последнего, Тургенев следует за Пушкиным невольно. В “Отцах и детях”, напротив, сознательно сконцентрированы автором не только основные, “онегинские” мотивы, но и художественные детали, которые дублируют детали пушкинского романа в стихах. Как отмечает Батюто, “скрупулезная перекличка Тургенева с Пушкиным в области художественной детализации характерное явление в его романах”. Эта перекличка с Пушкиным в романе о “нигилисте” далеко не случайна: Тургенев использует пушкинский материал пародически, так как перед ним задача создания слегка шаржированных образов. И Базаров это, конечно, пародический Онегин. 

Противоречие: Творчество каждого автора самобытно, индивидуально. Но довольно часто в произведениях художественной литературы, принадлежащих перу мастеров слова можно наблюдать явное или скрытое но несомненное “присутствие” чужого текста.

Проблема: Каково значение привлечения чужого текста в творчестве классиков русской литературы?

Актуальность исследования: интерес к роли и значению пушкинского слова в произведениях русской литературы, изучаемых в 10-м классе.

Цель исследования: выявить роль пушкинских реминисценций в русской литературе XIX века на примере романа И.С.Тургенева “Отцы и дети”

Гипотеза:Если

-Изучить литературу, дающую определение и систематизацию реминисценции, её типам и функциям в художественном тексте;

-Изучить биографические материалы дающие представление о роли пушкинского слова в формировании творческого мироощущения И.С.Тургенева;

-Исследовать тексты художественных произведений;

-Выявить основные типы пушкинских реминисценций в романе «Отцы и дети»,

то можно сделать вывод о:

- роли пушкинских реминисценций в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети».

Задачи:

-Изучить литературоведческие материалы, дающие определение и систематизацию реминисценций, её типам и функциям в художественном тексте;

-Изучить биографические материалы дающие представление о роли пушкинского наследия в формировании творческого мироощущения И.С.Тургенева;

-исследовать текст романа И.С.Тургенева “Отцы и дети” на предмет использования в нём реминисценции пушкинских текстов;

-Выявить основные типы реминисценций в данных произведениях и определить из роль;

-Сделать выводы о значении пушкинских реминисценций в литературе XIX века на примере романа И.С.Тургенева “Отцы и дети”.



Теоретическая часть.



1)Определение понятия «реминисценция»в литературе и характеристика основных её видов.

Реминисценция (лат. reminiscentia - воспоминание) – это воспроизведение автором   в своем произведении образов или ритмико-синтаксических ходов (в поэтическом тексте), отсылающая читателя к другому, известному ему произведению. Иначе реминисценция - это косвенная отсылка к чужому произведению (или к произведению того же автора). Как сознательный прием реминисценция рассчитана на память и ассоциативное восприятие читателя (П. Кошель).

Реминисценция – это отражение влияния чьего-нибудь творчества в художественном произведении, отголосок, смутное воспоминание. Как отмечал В.А. Жуковский: "У меня почти все или чужое, или по поводу чужого, и все, однако, мое". Способ реминисценции носит творческий и интеллектуальный характер, именно этим он и отличается от компиляции и плагиата. Реминисценция всегда вторична; это мысленное сравнение, сопоставление, взгляд назад, в прошлое . 

Реминисценции различаются не только по своей природе, но и по функции:

1. реминисценция может указывать на отношение произведения к той или иной литературной традиции (литератруная традиция ) (например, к традиции классического романа);

2. она может, напротив, подчеркнуть новаторство произведения, его отличие от чужого текста.

В трактовке этого понятия существуют две точки зрения. Одни исследователи (В.Е.Хализев, В.П.Руднев и др.) определяют реминисценцию как родовое понятие, а цитату (Осип Мандельштам писал: «Цитата – не есть выписка. Цитата есть цикада – неумолкаемость ей свойственна») как её вид. Другие (З.Г.Минц, Л.Г.Федорова, И.В. Фоменко и др.) под реминисценцией понимают «небуквальное воспроизведение, невольное или намеренное, чужих структур, слов, которое наводит на воспоминание о другом произведении (подобными отзвуками, отголосками, например, богаты пушкинская проза, романы Ф.М.Достоевского).

Если говорить подробнее о первой точке зрения на реминисценцию, то нужно отметить, что под этим термином понимаются "присутствующие в художественных текстах "отсылки" к предшествующим литературным фактам, отдельным произведениям или их группам, напоминания о них (В.Е. Хализев). Реминисценции, говоря иначе, - это образы литературы в литературе. Наиболее распространенной формой реминисценции является цитата, точная или неточная, "закавыченная" или остающаяся неявной, подтекстовой. Реминисценции могут включаться в произведения сознательно и целеустремленно либо возникать независимо от воли автора, непроизвольно ("литературное припоминание") (В. Е. Хализев.Теория литературы).

Реминисценция бывает 2 видов: эксплицитной (рассчитанной на узнавание) и имплицитной (скрытой). Часто грань между реминисценцией эксплицитной и имплицитной трудно уловима.

Таким образом, приём реминисценции - очень сложное и многогранное явление, которое ярко прослеживается на стыке веков (18-19, серебряный век, постмодернизм). Представители разных литературных эпох понимают реминисценцию по-разному, отражая в своём творчестве своё видение мира, переосмысляя то, что было сказано ранее. В своем стремлении создать что-то новое писатель обращается к тому, что уже придумали до него.













Практическая часть.



Пушкинские реминисценции в романе И.С.Тургенева “Отцы и дети”»



1.Использование цитат из произведений А.С.Пушкина.



Рассмотрим способы проявления реминисценций в тексте ро-

мана И.С. Тургенева «Отцы и дети». В данном произведении

автор неоднократно обращается к цитатам из других текстов. Источники «чужих» текстов предельно разнообразны:

это произведения Пушкина, Гоголя, Белинского,Чернышевского.

Текст романа Тургенева обладает огромной динамикой,

подвижностью и этому движению оказываются подвластны

все включения, которые попадают извне в его художественную

систему.

Выясним, что берет И.С. Тургенев в творчестве

А.С. Пушкина для своего текста и как трансформирует этот ма-

териал

А.С.Пушкин «Евгений Онегин»

И.С.Тургенев «Отцы и дети»

Деревня, где скучал Евгений,

Была прелестный уголок;

Там друг невинных наслаждений

Благословить бы небо мог.

Господский дом уединенный,

Горой от ветров огражденный,

Стоял над речкою. Вдали

Пред ним пестрели и цвели

Луга и нивы золотые,

Мелькали селы; здесь и там

Стада бродили по лугам,

И сени расширял густые

Огромный, запущенный сад,

Приют задумчивых дриад.

Два дня ему казались новы

Уединённые поля,

Прохлада сумрачной дубровы,

Журчанье тихого ручья;

На третий роща, холм и поле

Его не занимали боле…





Один среди своих владений,

Чтоб только время проводить,

Сперва задумал наш Евгений

Порядок новый учредить.

В своей глуши мудрец пустынный,

Ярем он барщины старинной

Оброком лёгким заменил;

И раб судьбу благословил.





Гонимы вешними лучами,

С окрестных гор уже снега
Сбежали мутными ручьями

На потоплённые луга.

Улыбкой ясною природа

Сквозь сон встречает утро года;

Синея блещут небеса.

Ещё прозрачные леса

Как будто пухом зеленеют.

Пчела за данью полевой

Летит из кельи восковой.

Долины сохнут и пестреют;

Стада шумят, и соловей

Уж пел в безмолвии ночей.


Места, по которым они проезжали, не могли назваться живописными. Поля, все поля, тянулись вплоть до самого небосклона, то слегка вздымаясь, то опускаясь снова; кое-где виднелись небольшие леса, и, усеянные редким и низким кустарником, вились овраги, напоминая глазу их собственное изображение на старинных планах екатерининского времени. Попадались и речки с обрытыми берегами, и крошечные пруды с худыми плотинами, и деревеньки с низкими избенками под темными, часто до половины разметанными крышами, и покривившиеся молотильные сарайчики с плетенными из хвороста стенами и зевающими воротищами возле опустелых гумен, и церкви, то кирпичные с отвалившеюся кое-где штукатуркой, то деревянные с наклонившимися крестами и разоренными кладбищами…









«Нет, — подумал Аркадий, — небогатый край этот, не поражает он ни довольством, ни трудолюбием; нельзя, нельзя ему так остаться, преобразования необходимы… но как их исполнить, как приступить?..» 
Так размышлял Аркадий…









а пока он размышлял, весна брала свое. Все кругом золотисто зеленело, все широко и мягко волновалось и лоснилось под тихим дыханием теплого ветерка, все — деревья, кусты и травы; повсюду нескончаемыми звонкими струйками заливались жаворонки; чибисы то кричали, виясь над низменными лугами, то молча перебегали по кочкам; красиво чернея в нежной зелени еще низких яровых хлебов, гуляли грачи; они пропадали во ржи, уже слегка побелевшей, лишь изредка выказывались их головы в дымчатых ее волнах.











Тургенев в романе «Отцы и дети» не объясняет причины обращения к пушкинским цитатам.

Задача читателя – понять авторский замысел. Она воз-

никает уже при чтении и анализе III главы романа, где описан

пейзаж, представший перед глазами Аркадия и Базарова на пути

в Марьино: «Места, по которым они проезжали, не могли назы-

ваться живописными». Бедность и нищета чувствуются во всем.

«Сердце Аркадия понемногу сжималось». Герой задумался о

необходимости преобразований, но пока он размышлял, весна

брала свое. Как будто тот же самый пейзаж, но как он заиграл

всеми своими красками, вызывая радостно ликующее настрое-

ние от весенней пробудившейся природы

Сравнивая описание пейзажа у А.С.Пушкина и у И.С.Тургенева,мывидим,что оба героя одинаково воспринимают картины природы,которая им навевает одни и те же мысли и побуждает к одинаковым поступкам.Перед нами пример имплицитной реминисценции.Неудивительно,что в этой же главе у И.С.Тургенева прозвучит цитата из романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин»,помогающая понять через поэтическое изображение весеннего пейзажа глубину человеческих отношений. Это будет пример эксплицитной реминисценции.

Какое значение имеет пушкинская цитата для развития сюжета романа,какуюсмыслообразующуюфункциию она несёт?

Отец и сын Кирсановы испытывают радостное чувство от

встречи, от созерцания и ощущения красоты весенней природы:

Что за чудный день сегодня! – промолвил Аркадий.

Для твоего приезда, душа моя. Да весна в полном блеске.

А впрочем, я согласен с Пушкиным – помнишь, в «Евгении Оне-

гине»:

Как грустно мне твое явление,

Весна, весна, пора любви!

Какое…

Но голос Базарова, попросившего прислать спички, заста-

вил умолкнуть Николая Петровича, а Аркадия «немедленно»

закурить.

Пушкин объединял когда-то отца

и сына. Не зря Николай Петрович, обращаясь к сыну, говорит:

помнишь”. Но сейчас Аркадий совершенно иначе прореагиро-

вал на стихи: “начал было слушать его (отца) не без некоторого

изумления, но и не без сочувствия”».

Пушкинские строки вызывают раздражение у Базарова,

поэтому он так резко и бесцеремонно вмешивается в чтение Ни-

колая Петровича.

Стихи поэта не объединяют героев, а как бы разъединя-

ют. Это почувствовал Николай Петрович. Его насторожило

изумление сына. Многие исследователи считают,что

реакция героев на строки из “Евгения Онегина” – это

первый намек на будущий конфликт.

В X главе уже четко будет обозначено отношение к Пуш-

кину этих трех героев, когда Базаров скажет Аркадию: «Третье-

го дня, я смотрю, он (Николай Петрович) Пушкина читает…

Растолкуй ему, пожалуйста, что это никуда не годится. Ведь он

не мальчик: пора бросить эту ерунду…» Это уже не частный

конфликт, а конфликт поколений, «отцов и детей», конфликт

двух культур – дворянской и разночинской.

Цитата Пушкина имеет глубоко психологическийхарак-

тер: она помогает понять душевное волнение Николая Петрови-

ча. В момент знакомства с ним читателя он влюблен в Фенечку и

находится в особом душевном расположении. Для него весна –

это «пора любви». Чуть позже он свои весенние переживания

изольет в вечерней серенаде.

Действительно, для «отцов» весна – «пора любви», а для

«детей» именно эта весна (1859) – кульминация острых идеоло-

гических схваток.

Таким образом, «чужой» текст в III главе выполняет ха-

рактерологическую функцию и играет важную роль в разверт

вании основного конфликта произведения.

В XXI главе элемент пушкинского текста используется в

речи Базарова. Анализируя разговор героя с Аркадием на важ-

ные философские темы о смерти и бессмертии, о месте человека

в мире, во вселенной, обратим внимание на то, что он заканчи-

вается словами Базарова: «Однако мы довольно философствова-

ли. “Природа навевает молчание сна”, – сказал Пушкин.

Никогда он ничего подробного не сказал, – промолвил

Аркадий.

Ну, не сказал, так мог и должен был сказать в качестве

поэта. Кстати, он, должно быть в военной службе служил.

Пушкин никогда не был военным!

Помилуй, у него на каждой странице: на бой, на бой! За

честь России!

Что ты это за небылицы выдумываешь! Ведь это клевета,

наконец».

Давайте подумаем, с какой целью Тургенев столь важный

философский разговор заканчивает спором о Пушкине, пароди-

рованием Базаровым пушкинского текста.

С одной стороны, мы возвращаемся к III главе, когда Ни-

колай Петрович, цитируя строки о весне из «Евгения Онегина»,

обратился к сыну со словом «помнишь». Да, Аркадий, несмотря

на изменившееся под влиянием Базарова отношение к поэзии

Пушкина, помнит поэта и спорит со своим учителем. С другой

стороны, и Базаров кое-что знает о Пушкине, читал его произве-

дения, так как способен предположить слова, которые мог бы

написать поэт. В то же время этой репликой Евгений продолжа-

ет высказывать свою точку зрения на его творчество. Базаров

уверен, что если «не сказал, так мог и должен был сказать»

Пушкин, и эта строка явилась бы самой «дельной» его строкой.

Следующее упоминание стихов Пушкина: «…На бой, на бой! За

честь России!» нарочито пародийное, вывернутое наизнанку.

Оно выражает явное неприятие Базаровым Пушкина. И это не

индивидуальное отношение героя к поэту: источником данной

реплики явились слова писателя-демократа Н. Успенского, ко-

торый, в присутствии Тургенева, уверял, что Пушкин во всех

своих стихотворениях только и делал, что кричал: «На бой, на

бой за святую Русь!»

Другой образованный человек того же времени Д. Писарев

в одной из своих статей «Реалисты» писал: «Если вы предложи-

те мне вопрос: есть ли у нас в России замечательные поэты? – то

я вам отвечу без всяких обиняков, что у нас их нет… У нас были

или зародыши поэтов, или пародии на поэта…»

Значит, Базаров не одинок в своем отрицательном отно-

шении к А.С. Пушкину. Это было характерно для демократиче-

ской молодежи 60-х годов, представителем которой сделал сво-

его героя Тургенев. Судьба творчества русского поэта в 1860-е

годы оказалась почти трагической. Широкой демократической

публике было известно очень немногое из его поэзии. Стихи

Пушкина, наполненные глубоким общественным содержанием,

не печатались, а если и печатались, то с «редакционной поправ-

кой» на благонадежность. Кроме того, представители «чистого

искусства» сделали своим лозунгом строки из стихотворения

А.С. Пушкина «Поэт и толпа»:

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

Такой Пушкин оказался в стане идейных врагов Базарова,

который готовил себя для бескорыстного служения своему на-

роду, России.

Таким образом, пушкинский текст Тургенев использует

для того, чтобы подчеркнуть типичность своего героя, передать

атмосферу идейной борьбы эпохи.







Именно Базаров будет в романе самым яростным “антипушкинистом” — и именно его заставит Тургенев изъясняться почти пушкинскими словами. Навсегда прощаясь с Одинцовой, перед самой смертью он говорит:

«Отцы и дети»

— Так знайте же, что я люблю вас, глупо, безумно… Вот чего вы добились.

Одинцова протянула вперёд обе руки, а Базаров упёрся лбом в стекло окна. Он задыхался; всё тело его видимо трепетало. Но это было не трепетание юношеской робости, не сладкий ужас первого признания овладел им: это страсть в нём билась, сильная и тяжёлая — страсть, похожая на злобу и, быть может, сродни ей… Одинцовой стало и страшно и жалко его.

— Евгений Васильич, — проговорила она, и невольная нежность зазвенела в её голосе.

Он быстро обернулся, бросил на неё пожирающий взор — и, схватив её обе руки, внезапно привлёк её к себе на грудь”.



Я любил вас… не тревожьтесь… ну, прощайте! Живите долго… Меня вы забудете”.



«Евгений Онегин»

Я вас люблю, — хоть я бешусь,

Хоть это труд и стыд напрасный,

И в этой глупости несчастной

У ваших ног я признаюсь!”























Я вас любил…

Но пусть она вас больше не тревожит…







Вот так, между “Я вас люблю” и “Я вас любил” протянута нить судьбы Базарова.

Сам того не подозревая, герой, носящий такое же имя, как и герой главного пушкинского романа, постепенно подключается к пушкинскому контексту, в который погружены многие герои «Отцов и детей».



Если в III и XXI главах Тургенев использует элементы

пушкинского текста в речи персонажей, то в эпилоге, в послед-

них строках романа они звучат в авторской речи:





«Брожу ли я вдоль улиц шумных…»

Эпилог «Отцы и Дети»

И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть,
И равнодушная природа
Красою вечною сиять.


О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле,цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии “равнодушной” природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной…



Зачем Тургеневу понадобился пушкинский текст? Какой

«диалог» он ведет с поэтом?

Какой смысл вкладывает поэт в образ «равнодушной

природы»?

Пушкин тему

природы нередко связывал в своей лирике с темой смерти. Бес-

смертная, но и неразумная («равнодушная») природа противо-

поставляется разумному, но обреченному на смерть человеку.

Тургенева всегда волновал вопрос о человеке и природе,

об их связи и вечном поединке. Обратимся к одному из стихо-

творений в прозе «Довольно», где он пишет: «Природа неотра-

зима, ей спешить нечего; рано или поздно она возьмет свое. Бес-

сознательно и неуклонно покорная законам, она не знает искус-

ства, она не знает свободы, как не знает добра… Человек ее ди-

тя, а человеческое – искусственное – ей враждебно, именно по-

тому, что оно силится быть неизменным и бессмертным».

В своем размышлении о величии

природы и ее безучастности к человеку Тургенев близок к Пуш-

кину, и данной цитатой он эту близость подчеркнул. Эту же

мысль развивает в своей статье Н.Н. Страхов: «Базаров – это ти-

тан, восставший против своей матери-земли; как ни велика его

сила, она только свидетельствует о величии силы, его породив-

шей и питающей, но не равняется с матернею силой. Как бы то

ни было, Базаров все-таки побежден не лицами и не случайно-

стями жизни, а самою идеею этой жизни».

По мнению писателя, разрыв живых связей, непонимание,

отчужденность – это человеческие отношения, жизнь общества;

принципиальная близость всего живущего, гармония, вечность –

это жизнь природы. В конце романа герой не противопоставлен

природе, а примирен с нею, поэтому концовка произведения ли-

рична, она напоминает стихотворение в прозе, и в ней непосред-

ственно слышится голос писателя. Он словно с кем-то спорит,

он страстно и напряженно размышляет о том замечательном че-

ловеке, чье сердце обрело мир и покой в матери-земле.

Пушкин — это образ вечности в искусстве, сродни тому вечному, той “широкой жизненной волне”, которая разлита в природе. Собственно, весь роман стремится к пушкинской цитате в финале — о “спокойствии «равнодушной» природы”, о “жизни бесконечной” даже за гробом. И возвращение “страстного, грешного, бунтующего” Базарова в лоно матери-природы закономерно сопровождается подключением его к пушкинскому языку.



2.Сюжетно-композиционные реминисценции.





Наряду с цитацией в романе «Отцы и дети» наблюдаются

пушкинские сюжетно-композиционные реминисценции. Одна из

них – описание дуэли Базарова с Павлом Петровичем Кирсано-

вым.















































А.С.Пушкин «Евгений Онегин»

И.С.Тургенев «Отцы и дети»

"Мой секундант? - сказал Евгений, -

Вот он: мой друг, monsieurGuillot.

Я не предвижу возражений

На представление мое:

Хоть человек он неизвестный,

Но уж конечно малый честный".

Зарецкий губу закусил.

Онегин Ленского спросил:

"Что ж, начинать?" - Начнем, пожалуй, -

Сказал Владимир. И пошли

За мельницу. Пока вдали

Зарецкий наш и честный малый

Вступили в важный договор,

Враги стоят, потупя взор.



Враги! Давно ли друг от друга

Их жажда крови отвела?

Давно ль они часы досуга,

Трапезу, мысли и дела

Делили дружно? Ныне злобно,

Врагам наследственным подобно,

Как в страшном,непонятном сне,

Они друг другу в тишине

Готовят гибель хладнокровно…

Не засмеяться ль им, пока

Не обагрилась их рука,

Не разойтиться ль полюбовно?..

Но дико светская вражда

Боится ложного стыда.



Вот пистолеты уж блеснули,

Гремит о шомпол молоток.

В граненый ствол уходят пули,

И щелкнул в первый раз курок.

Вот порох струйкой сероватой

На полку сыплется. Зубчатый,

Надежно ввинченный кремень

Взведен еще. За ближний пень

Становится Гильосмущенный.

Плащи бросают два врага.

Зарецкий тридцать два шага

Отмерил с точностью отменной,

Друзей развел по крайний след,

И каждый взял свой пистолет.



"Теперь сходитесь".

Хладнокровно,

Еще не целя, два врага

Походкой твердой, тихо, ровно

Четыре перешли шага,

Четыре смертные ступени.

Свой пистолет тогда Евгений,

Не преставая наступать,

Стал первый тихо подымать.

Вот пять шагов еще ступили,

И Ленский, жмуря левый глаз,

Стал также целить - но как раз

Онегин выстрелил... Пробили

Часы урочные: поэт

Роняет молча пистолет,



На грудь кладет тихонько руку

И падает. Туманный взор

Изображает смерть, не муку.

Так медленно по скату гор,

На солнце искрами блистая,

Спадает глыба снеговая.

Мгновенным холодом облит,

Онегин к юноше спешит,

Глядит, зовет его ... напрасно:

Его уж нет. Младой певец

Нашел безвременный конец!

Дохнула буря, цвет прекрасный

Увял на утренней заре,

Потух огонь на алтаре!..


Базаров дошел до рощи, присел в тени на опушку и только тогда открыл Петру, какой он ждал от него услуги. Образованный лакей перепугался насмерть; но Базаров успокоил его уверением, что ему другого нечего будет делать, как только стоять в отдалении да глядеть, и что ответственности он не подвергается никакой. «А между тем, – прибавил он, – подумай, какая предстоит тебе важная роль!» Петр развел руками, потупился и, весь зеленый, прислонился к березе.

Дорога из Марьина огибала лесок; легкая пыль лежала на ней, еще не тронутая со вчерашнего дня ни колесом, ни ногою. Базаров невольно посматривал вдоль той дороги, рвал и кусал траву, а сам все твердил про себя: «Экая глупость!» Утренний холодок заставил его раза два вздрогнуть… Петр уныло взглянул на него, но Базаров только усмехнулся: он не трусил.

Угодно вам заряжать? – спросил Павел Петрович, вынимая из ящика пистолеты.

Нет; заряжайте вы, а я шаги отмеривать стану. Ноги у меня длиннее, – прибавил Базаров с усмешкой. – Раз, два, три…

Как угодно, – проговорил тот, заколачивая вторую пулю.

Ну, накинем еще два шага. – Базаров провел носком сапога черту по земле. – Вот и барьер. А кстати: на сколько шагов каждому из нас от барьера отойти? Это тоже важный вопрос. Вчера об этом не было дискуссии.

Я полагаю, на десять, – ответил Павел Петрович, подавая Базарову оба пистолета. – Соблаговолите выбрать.

Соблаговоляю. А согласитесь, Павел Петрович, что поединок наш необычаен до смешного. Вы посмотрите только на физиономию нашего секунданта?

Вы готовы? – спросил Павел Петрович.

Совершенно.

Можем сходиться.

Базаров тихонько двинулся вперед, и Павел Петрович пошел на него, заложив левую руку в карман и постепенно поднимая дуло пистолета… «Он мне прямо в нос целит, – подумал Базаров, – и как щурится старательно, разбойник! Однако это неприятное ощущение. Стану смотреть на цепочку его часов…» Что-то резко зыкнуло около самого уха Базарова, и в то же мгновенье раздался выстрел. «Слышал, стало быть ничего», – успело мелькнуть в его голове. Он ступил еще раз и, не целясь, подавил пружинку.

Павел Петрович дрогнул слегка и хватился рукою за ляжку. Струйка крови потекла по его белым панталонам.

Базаров бросил пистолет в сторону и приблизился к своему противнику.

Вы ранены? – промолвил он.

Вы имели право подозвать меня к барьеру, – проговорил Павел Петрович, – а это пустяки. По условию каждый имеет еще по одному выстрелу.

Ну, извините, это до другого раза, – отвечал Базаров и обхватил Павла Петровича, который начинал бледнеть. – Теперь я уже не дуэлист, а доктор и прежде всего должен осмотреть вашу рану. Петр! поди сюда, Петр! куда ты спрятался?

Все это вздор… Я не нуждаюсь ни в чьей помощи, – промолвил с расстановкой Павел Петрович, – и… надо… опять… – Он хотел было дернуть себя за ус, но рука его ослабела, глаза закатились, и он лишился чувств.

Не нужно… это был минутный vertige… Помогите мне сесть… вот так… Эту царапину стоит только чем-нибудь прихватить, и я дойду домой пешком, а не то можно дрожки за мной прислать. Дуэль, если вам угодно, не возобновляется.Вы поступили благородно…сегодня…








Мы видим: в описание дуэли введены в сущности одни и те же под-

робности, придающие изображению напряженно драматических

событий подчас подчеркнуто комическую окраску.

В качестве секундантов Онегина и Базарова фигурируют

«честный малый» Гильо и камердинер Петр – люди явно непри-

годные для столь почетной роли по причине своего происхож-

дения и воспитания. Включение наемного слуги в число секун-

дантов или свидетелей формально, но, в

«Евгении Онегине» представлено сознательное оскорбление

второго секунданта – Зарецкого, единственного распорядителя

дуэли, поскольку подразумевалось равенство секундантов перед

«судом чести».

Какова роль камердинера Петра в дуэли?

В романе «Отцы и дети» это оскорбительная насмешка над

Павлом Петровичем и самой дуэлью, поскольку свидетель дол-

жен выступать как арбитр в вопросах чести.

Сходны и мотивы дуэли: ми-

нутное настроение героя вызывает поступок, оскорбляющий

чувства другого человека: Онегин – Ольга – Ленский; Базаров –

Фенечка – Павел Петрович.

И Онегин, и Базаров – противники дуэли, но при-

нимают вызов, опасаясь общественного мнения.

Сам Тургенев писал о том, что дуэль введена для нагляд-

ного доказательства пустоты элегантно-дворянского рыцарства,

выставленного почти преувеличенно-комически.











3. Геройные реминисценции.

Базаров -это Онегин сегодня.

И дело даже не в том, что герои носят одно и то же имя и фамилии их соразмерны. Доминантой в характере Онегина является цинизм, черта, проявляющая себя в быту, в общении с окружающими; разочарованность героя развивается в его неуживчивость, примером чему отношения Онегина с соседями по имению дядюшки. А бытовой цинизм Базарова вызван причинами идеологического характера, именно его нигилизмом, и составляет уже не исключение из правил общения, как в случае с Онегиным, а, наоборот, сами правила, предписанные основной мировоззренческой посылкой “не принимать ни одного принципа на веру”. Таким образом, основной конфликт романа можно определить не как социально-бытовой, поверхностный, а шире, как конфликт идеологический, философский. А особенность характера героя, несомненно, в том, что холодные идеологические догматы он материализует в живом человеческом общении.

Итак, кредо Базарова прямо заявлено с первых же страниц романа: “нигилист”. Проверке жизнеспособности нигилизма роман и посвящен. Необходимость данной проверки непосредственно влияет на присутствие в “Отцах и детях” двух устойчивых, вполне “онегинских”, мотивов: “дуэли” и “рандеву”. Мотивом “дуэли” реализуется выражение взглядов героя на жизнь вообще, причем “дуэль” словесная, излюбленная сюжетная ситуация Тургенева-романиста, проясняет, как правило, характер конфликта, но и заканчивается иногда дуэлью настоящей, впрочем, без тяжелых последствий, что также продиктовано спецификой жанра. Второй мотив, “рандеву”, является изобретением чисто тургеневским: взгляды на жизнь проверяются прежде всего отношением к любви, к женщине, проверяются чувствами.

О том, что по сюжету роднит Базарова с Онегиным. Оба приезжают из Петербурга в поместье: Онегин направляется к своему родному дядюшке, человеку “самых честных правил”, который герою вполне не по душе; Базаров в поместье родственников своего приятеля, людей с “принсипами”, с одним из которых, дядей, вступает в конфликт. Ситуационное сходство уравновешено различием с пародическим оттенком: если Онегин подготавливает себя к унизительной и лицемерной процедуре “печально подносить лекарство”, то лекарь Базаров в дальнейшем упражняется на “дядюшке” в грубости своего тона. Онегинский дядюшка “уважать себя заставил”, а “дядюшка” Павел Петрович Кирсанов “подозревал, что Базаров не уважает его”, “считал его гордецом, нахалом, циником”.

Подобное равновесие сохраняется, например, и в описании привычек главных героев. Об Онегине: 

В седьмом часу вставал он летом

И отправлялся налегке

К бегущей под горой реке.

Тургенев сообщает о начале базаровского дня по-иному: “Базаров вставал очень рано и отправлялся версты за две, за три, не гулять он прогулок без цели терпеть не мог, а собирать травы, насекомых”. И далее: “Иногда он брал с собой Аркадия. На возвратном пути у них обыкновенно завязывался спор, и Аркадий обыкновенно оставался побежденным, хотя говорил больше своего товарища”. 

Аркадий- Ленский ?

Как и у Онегина, у Базарова есть младший товарищ, в общении с которым герой разыгрывает мнимое равноправие.

Между Евгением и Аркадием так же точно, как между Евгением и Владимиром, “все рождало споры и к размышлению влекло”, но какова разница в поведении двух Евгениев! Об Онегине: 

Он слушал Ленского с улыбкой.

Поэта пылкий разговор

И ум, еще в сужденьях зыбкой,

И вечно вдохновенный взор,

Онегину все было ново;

Он охладительное слово

В устах старался удержать

И думал: глупо мне мешать

Его минутному блаженству...

Пушкин считает не лишним отметить, что Онегин “вчуже чувство уважал”, поскольку это, несомненно, важная черта персонажа со столь сложным характером.

Базаров же любое проявление чувств готов заклеймить уничижительным словом “романтизм” (“Это все романтизм, чепуха, гниль, художество.”) и оборвать собеседника на полуслове, будь то цитируемое Николаем Петровичем начало седьмой главы “Онегина” (!) или проникновенная речь Аркадия о кленовом листе (“Об одном прошу тебя: не говори красиво.”).

Если чувства Евгения Онегина “остыли”, то Евгений Базаров, в отличие от своего литературного предшественника, чувствами управляет сам: он их душит. “Есть у меня другие слова, только я их не выскажу, потому что это романтизм, это значит рассыропиться”. Примечательно, что оба Евгения противопоставлены молодым романтикам ( предопределяя романтику Аркадию неромантическое будущее, Тургенев и в этом следует за Пушкиным, воплощая предположение последнего о том, что Ленского, возможно, “обыкновенный ждал удел”).

  Может быть, Павел Петрович- Ленский сегодня ?

Аркадию выпала участь играть роль Ленского при Базарове-Онегине. Но главным оппонентом идеям Базарова является не он, а Павел Петрович Кирсанов. Может быть, это он Ленский в настоящем? Именно с ним ведет Базаров-Онегин большую часть своих споров, которые приводят к “схватке”, как выразился Павел Петрович. Описывая предысторию Ленского, Пушкин выделяет один из главных фактов “духовной” биографии юного героя: 

Он из Германии туманной

Привез учености плоды...

Под небом Шиллера и Гете” и должна была пробудиться душа романтика.

Упомянутых Пушкиным романтических поэтов защищает в споре с Базаровым именно Павел Петрович, не питающий к ним глубоких чувств, но заступающийся за брата. И если он выступает в роли Ленского, то его речь в свете пародического использования звучит достаточно комично: “Я немцев, грешный человек, не жалую... Еще прежние туда-сюда; тогда у них были ну, там Шиллер, что ли, Гетте... Брат вот им особенно благоприятствует... А теперь пошли все какие-то химики да материалисты...” Если Ленский влюблен в немцев, то Павел Петрович (“года четыре провел он в чужих краях...”) находит свой идеал в англичанах, джентльменах, и это подчеркивается автором: чтобы скрыть от брата истинную причину дуэли, Павел Петрович даже выдумывает, что его соперник “непочтительно отозвался осэр Роберте Пиле”. Читатели должны осознавать всю комичность подобного утверждения, но Николай Петрович, зная брата, просто обязан отнестись к его словам серьезно и поверить в сказанное.  .

Павел Петрович- Онегин вчера.

Действительно, Павел Петрович приобретает черты Ленского, но только в силу сюжетной переклички: отсюда, в частности, его поражение в ходе дуэли. Но следует отметить чрезвычайно важную особенность “Отцов и детей”: образы главных персонажей ситуационно амбивалентны по отношению к прототипам из пушкинского романа.

Поэтому уже не только сюжет, но и, например, портретные детали отчетливо передают сходство Павла Петровича с Онегиным. Последний, как мы помним, 

В своей одежде был педант

И то, что мы назвали франт...

Мы помним также, что Онегин, появляясь в свете, был “как dandy лондонский одет”. Можем заключить, что постаревший педант Онегин пусть он и человек не 20-х, а 40-х годов не изменил своим привычкам. Нужно ли удивляться, когда перед нами впервые появляется Павел Петрович, “одетый в темный английский сьют”?

Тургенев выделил в тексте своего романа это последнее слово, но то же самое при описании наряда Онегина сделал и Пушкин: 

Но панталоны, фрак, жилет,

Всех этих слов на русском нет.

Пушкин с долей юмора оправдывался перед возможными оппонентами. Таким оппонентом из будущего является Базаров, не терпящий “иностранных и бесполезных слов”, а главное того, что данные слова обозначают.

Павел Петрович сохранил в себе черты прежнего Онегина, этого героя безвозвратно ушедших дней. Мы видели “фарфор и бронзу на столе” в онегинском кабинете. Может быть, старый Онегин по причине собственного педантизма сохраняет как знак ушедшего времени “бронзовые статуэтки на великолепном письменном столе”? Да и в общении с окружающими Кирсанов-Онегин не переменился. Читатели привыкли ко многому в Онегине: 

К его язвительному спору

И к шутке с желчью пополам...

И нас теперь не удивит, если кто-либо вспомнит о нем, ныне постаревшем, следующее: “...он был самоуверен, немного насмешлив и как-то забавно желчен”. Именно “забавно”, так как “онегинская” маска Кирсанова уже архаична: мода изменилась.

Однако мы знаем, как следует отнестись ко внешнему виду Павла Петровича, потому что это объяснил Пушкин на примере Онегина: 

Быть можно дельным человеком

И думать о красе ногтей...

Но что говорит Базаров, когда Павел Петрович при первой встрече не подает ему свою “красивую руку с длинными розовыми ногтями”? “Щегольство какое в деревне, подумаешь! Ногти-то, ногти, хоть на выставку посылай!” (С этого момента начинается их противостояние.) И далее о Павле Петровиче: “Я уверен, что он не шутя воображает себя дельным человеком, потому что читает Галиньяшку и раз в месяц избавит мужика от экзекуции”.

Павел Петрович действительно читал Галиньяни, причем регулярно, и пытался устроить поместную жизнь на английский манер, но Тургенев отметил это потому, что и Онегин “читал Адама Смита и был глубокий эконом”, да еще задумывал “порядок новый учредить”, поставить хозяйство на тот же английский манер. Но двумя этими Онегиными давно овладел недуг, “подобный английскому сплину” и определивший поведение обоих в обществе.

Изо всех окружающих только со своим братом, чья судьба представляет комично реализовавшееся вероятное будущее Ленского, с этим любителем немецких поэтов, выполняющим при нем функции упомянутого пушкинского персонажа, Павел Петрович ведет себя в достаточной степени на равных. Остальные, как отмечает автор, “считали его гордецом”. Но и сам “старый” Онегин, думая об Онегине “новом”, в свою очередь “считал его гордецом”. Отношение как бы переносится во времени, но это закономерно: оно неизбежно сопутствует амплуа “нового” человека.

Но что же, Базаров это в чем-то и Ленский? Безусловно. Но лишь потому, что сам имеет дело с Онегиным. В сцене, в которой Павел Петрович беседует с ним о науке, Базаров отмечает: “Да, немцы в этом наши учителя”. А Павел Петрович, Онегин “старый”, словно вспомнил прежнего Ленского и “учености плоды”, привезенные тем из “Германии туманной”, поэтому в разговоре с Базаровым “слово германцы (выделено автором В.страница) употребил ради иронии”. Черты и Ленского, и Онегина отражаются в образах антагонистов из тургеневского романа настолько причудливо, насколько позволяет пронизывающий сюжетные действия мотив “дуэли”. Это дуэль времен, и закономерность ее, по Тургеневу, такова: если участвуешь уже проиграл. 

Ужель те самые?

В романе Тургенева два мотива связаны один с другим лишь отчасти. Отношения Базарова и Одинцовой составляют отдельную сюжетную линию. Мотивированное раздвоение образа Ленского (Аркадий Ленский по возрасту, Павел Петрович по ситуации, так как главный оппонент) позволяет последовательно рассмотреть и опровергнуть взгляды Базарова на жизнь и в ходе поединка идей, и в ходе поединка рассудка и чувства. Таким образом, жизненная позиция героя, противоречивый характер слов и поступков освещаются автором с разных сторон.

Мотив “рандеву” в целом, как и отдельные сюжетные детали, реализуется пародично. Характеры Анны Сергеевны и ее сестры Кати проецируют черты и функции в сюжете и Ольги, и Татьяны Лариной. И в том, и в другом романе сестры противопоставлены. Подобно Ольге, Анна Сергеевна излишне рациональна, ее чувства рассудочны. Как и Татьяна, она старше сестры, а отличает ее самобытная натура. Как грубо выразился “новый” Онегин, “на остальных баб не похожа”. Катя напоминает Таню Ларину романтическим восприятием действительности, но заурядна, как Ольга. Однако общие пародические проекции в образы героинь не мешают определить, что главенство принадлежит Анне Сергеевне, Татьяне ситуационной.

Комичность ситуации придает то, что Анна Сергеевна как новая Татьяна и Павел Петрович как Ленский старше, а также опытней Базарова-Онегина, чем и отличаются от своих прототипов. Но противопоставленность тургеневских персонажей своим прототипам проявляется не только в их возрасте, но и в характерах: например, одна из характерных черт Анны Сергеевны в том, что она “не имела никаких предрассудков”, “даже никаких сильных верований”, в то время как Татьяна “верила преданьям” и “ее тревожили приметы”.

Не только отдельные черты и сюжетные детали использует Тургенев для создания образа, ориентированного на соотнесение с уже известным и частичное ему противопоставление. В финале “Отцов и детей” судьба героини идентифицирована с известной читателю судьбой Татьяны: “Анна Сергеевна недавно вышла замуж, не по любви, но по убеждению, за одного из будущих русских деятелей”. 

Рандеву с нюансом.

Поскольку Анна Сергеевна опытнее не только Татьяны, но и самого Базарова-Онегина, “дуэли” не происходит: Базаров проигрывает сразу, как только чувствует, что в душе начинает шевелиться чувство. Если Онегин “контролировал ситуацию” и просил Владимира привезти его к Лариным и представить, то развитием событий любовной линии “Отцов и детей” управляет Анна Сергеевна, которая сама проявляет инициативу, обращаясь к Аркадию: “Привезите же с собой и вашего приятеля”. Онегин оценивает сестер Лариных и указывает Ленскому на старшую, Татьяну, которую бы, по его словам, выбрал он (как известно, эти слова в финале подтверждаются). В облике Ольги он находит массу недостатков: “Кругла, красна лицом она...” Татьяна же, кажется, “ни красотой сестры своей, ни свежестью ее румяной” не может с ней сравниться. Но красота Ольги расхожа, тогда как Татьяна выглядит не от мира сего: 

Дика, печальна, молчалива,

Как лань лесная боязлива... 

Сравнение позволяет Онегину заключить: “Я выбрал бы другую”.

Базаров, сравнивая сестер Одинцовых, делает подобный вывод, когда рекомендует Аркадию перенести внимание с Анны Сергеевны на Катю: “Но чудо не она, а ее сестра”. И описывает Аркадию те достоинства, которые, по его мнению, могли бы привлечь приятеля в этой девушке “с несколько круглым, но приятным лицом”: “Да, вот эта смугленькая. Это вот свежо, и нетронуто...” описывает так, как мог бы описать Татьяну, и почти в пушкинскую рифму: “... и пугливо, и молчаливо, и все что хочешь. Вот кем можно заняться”.

Если Онегин не склонен лукавить, не имея намерения разыгрывать из себя соперника, то Базаров уже вынашивает замысел относительно будущей связи с Анной Сергеевной. Этот факт разоблачает Базарова в дальнейшем, когда происходит пародическое событийное перемещение и в результате того, что Евгений “отбивает” у друга его любимую, они с Аркадием-Ленским начинают проявлять знаки внимания уже к разным сестрам. 

Так в романе «Отцы и дети» Тургенев на разныхтексто-

выхуровнях ведет диалог со своим любимым поэтом.



Выводы:

-При знакомстве с тем или иным произведением художественной литературы мы часто сталкиваемся с явлением реминисценции;

-Реминисценции – это “образы литературы в литературе”;

-Реминисценции составляют одно из звеньев содержательной формы литератуных произведений;

-Реминисценции реализуют культурно – художественную проблематику творчества писателей, их потребность в художественно – образном отклике на явления предшествующего искусства, прежде всего словесного;

-Пушкинское слово живёт в произведениях русских писателей – классиков в самых разных проявлениях.

В романе И.С.Тургенева “Отцы и дети” пушкинские реминисценции:

-присутствуют во всём многообразии;

-составляют “важный пласт” романа,который связывает воедино все нити повествования ,“временные” изменения романа ;

- помогают читателю осознать причинно- следственные связи происходящего;

-дополняют и углубляют образы героев при соотнесении их с пушкинскими;

-помогают спроецировать происходящее в современном мире на ушедшую эпоху, выявить изменения, происшедшие в обществе и раскрыть их причины.



Реминисценция как таковая:

-является интереснейшим художественным средством;

-бесконечно расширяем смысловое пространство текста;

-рассчитана на память и ассоциативное восприятие читателя;

-требует высокой читательской культуры;

-выполняет функцию напоминания.



Художественное произведение не существует изолирован-

но, вне связи с другими, и приобретает необходимуюсмысло-

вую, художественную полноту и ценность именно благодаря его

взаимодействию с другими в общем пространстве культуры.

Каждый текст является «интертекстом» (Р. Барт), в котором дру-

гие тексты присутствуют на разных уровнях в более или менее

узнаваемых формах.





Справочный материал:

1.Алиева Л.Ю., Торкунова Т.В. «Хрестоматия критических материалов. Русская литература XIX века.

2.Википедия Свободная энциклопедия (http://ru.wikipedia.org)

3.«Русская литература XIXXX веков. Учебное пособие для поступающих в вузы в двух томах»

4.Лотман Ю.М. «Учебник по русской литературе для средней школы»

5.Мельник В.И. «А.С.Пушкин в жизни И.С Тургенева» - www.portal-slovo.ru.

6.Супрун А. Е. «Текстовые реминисценции как языковое явление»

7. Хализев В.Е. «Теория литературы»

8.Тургенев И.С. «Отцы и дети»- М., »Художественная литература»,1987

9.Пушкин А.С. «Евгений Онегин»- М., «Художественная литература»,1986






















Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 25 октября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Общая информация

Номер материала: ДВ-239533

Похожие материалы