Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Исследовательская работа по творчеству М.М.Пришвина на тему "Очарованный странник"

Исследовательская работа по творчеству М.М.Пришвина на тему "Очарованный странник"

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:


«Мои молодые друзья! Мы хозяева нашей природы, и она для нас кладовая солнца с великими сокровищами жизни. Мало того, чтобы сокровища эти охранять, их надо открывать и показывать.

Для рыбы нужна чистая вода – будем охранять наши водоёмы. В лесах, степях, горах разные ценные животные – будем охранять наши леса, степи, горы.

Рыбе – вода, птице – воздух, зверю – лес, степь, горы. А человеку нужна родина. И охранять природу – значит охранять родину».

Эти слова, прочитанные мной в «Книге для чтения» ещё в начальных классах, открыли мне М.М.Пришвина. Я их почему-то запомнил. Ни автора, ни названия произведения, а именно «рыбе –вода, птице – воздух…». Может, потому, что они были близки и понятны моему детскому разуму. А когда в 6классе прочитали его «Кладовую солнца», которая в учебнике давалась в сокращенном варианте, мне захотелось прочитать её полностью. Это было поистине познавательное чтение, потому что я узнал много интересного о значении леса в жизни человека, о бондарном ремесле, о целебных свойствах клюквы, о том, как охотники устраивают облавы на волков, какие повадки у зайцев и лисиц, почему на болоте нужно держаться твёрдой тропы и что собой представляют торфяные болота. В этом произведении Пришвину как нельзя лучше удалось передать красоту и своеобразие русской природы, таящей в себе несметные богатства, которую человек поставил на службу своему народу. Тем более автор писал: «Однажды в далёком прошлом я встретил, как находку, в одном учёном исследовании уподобление торфяных болот, хранящих в себе огонь и тепло, кладовой солнца. Учёный не претендовал на измышление художественного образа, он назвал явление точно. Но образ родился сам из этой правдивой точности учёного и стал жить во мне, как образ сердечной мысли человека в глубине создаваемой им художественной формы». В этом весь Пришвин со своим умением придавать обыкновенным вещам необыкновенную образность и красоту. И не случайно «Кладовая солнца» - это произведение, удостоенное в 1945 году единственной первой премии Всесоюзного конкурса на лучшую детскую книгу.

Увлекательное путешествие в мир Пришвина продолжалось. В учебнике русского языка встретился текст о еже, принесённом домой и сделавшем из газеты себе настоящее гнездо. Захотелось прочитать другие рассказы этого необычного писателя. И вот передо мной цикл рассказов «Золотой луг». Небольшие рассказы, написанные простым и понятным, но в то же время удивительным языком. В самом простом и незамысловатом рассказе мы найдём у него «чувство сказки», потому что Пришвину свойственно даже в привычных и самых обычных словах и выражениях открывать их необычайную красоту. Очень точно В.Солоухин назвал его «очарованным странником», жадно впитавшим душой, умом и сердцем всю первозданную прелесть окружающей природы. Есть интересные факты из жизни писателя, как он , благодаря своему изумительному умению обыгрывать обычные ситуации , создавал неповторимые произведения. Например, в небольшом рассказе «Ежовые рукавицы» он делает буквально осязаемым известное выражение «держать в ежовых рукавицах», которое давно уже утратило свой изначальный смысл.

Никак не мог научить Пришвин свою собаку Ромку делать стойку. Егерь Кирсан посоветовал: «Некультурность у собак надо ежом изгонять». Так и поступили охотники. Нашли ежа, пустили Ромку в тетеревиные места, и когда он стал по тетёрке, но не утерпел и бросился за взлетевшей птицей, Кирсан «…сбоку прямо в нос ему ежа. Ромка опомнился, взвизгнул – и на ежа. А ёж ему своими колючками ещё раз здорово поддал». Так и привыкла собака к охотничьей дисциплине. «Как это вы, Кирсан Николаевич, пришли к такой догадке, чтобы некультурность ежом изгонять?»- спросил Пришвин у егеря. «С самого себя перевёл, Михайло Михайлович, - ответил Кирсан. – В детстве соседям окна бил из рогатки. Раз поймали меня и говорят: «Этого мальчика надо взять в ежовые рукавицы!» И взяли. А потом это я с себя на собак перевёл с большой пользой».

О природе писали многие. И до Пришвина, и после него. Но если Фета привлекает природа в её изменчивости, постоянной смене состояний, если в творчестве Тургенева, Никитина, Паустовского главная мысль – гармония человека и природы, то Пришвин ставит в своих произведениях вопросы о смысле жизни. Он размышляет сам и заставляет задуматься нас о том, как надо жить , чтобы оставить свой след на земле. Он учит любить всех, сохраняя внимание к каждому. В его рассказах мы чувствуем огромную любовь к природе и человеку, а эти два понятия для Пришвина находятся в неразрывной связи. Любовь писателя к природе рождается из его любви к человеку, и все его произведения наполнены родственным вниманием к человеку и к той земле, где живет и трудится этот человек.

Так, например, в «Лесной капели» писатель стремится найти «ключ к собственной душе». Эта книга наполнена его меткими наблюдениями, точными описаниями природы, и в то же время автор пишет о нравственных исканиях человека, о чувствах, наполняющих душу. Читая миниатюры, вошедшие в сборник, мы словно вместе с автором слышим звон «лесной капели», очарованы запахом «ореховых дымков» и понимаем, что всю эту красоту необходимо сберечь, сохранить, чтобы всем этим могли восхищаться и другие.

Произведения Пришвина, говоря его же собственными словами, «бесконечная радость постоянных открытий». И действительно, удивительна способность Пришвина в любом явлении видеть и открывать что-то интересное. И говорить об этом удивительным, волшебным языком. В той же «Кладовой солнца» мы читаем описание красоты весеннего утра, когда первые лучи солнца пролетели над ёлочками и берёзками, «и могучие стволы соснового бора стали как зажжённые свечи великого храма природы» . Отовсюду стало раздаваться пение птиц, посвящённое «восходу великого солнца». Перечитываешь эти строки, которые ещё не сумели тронуть твою душу шестиклассника , и тысячу раз соглашаешься с К.Г.Паустовским, который писал: « Если бы природа могла чувствовать благодарность к человеку за то, что он проник в её тайную жизнь и воспел её красоту, то прежде всего эта благодарность выпала бы на долю писателя Михаила Михайловича Пришвина».

Настоящей вершиной творчества этого писателя по праву считается книга «Глаза земли», в которой проявилось искусство Пришвина-художника отражать мир через душу человека и душу природы. Мы видим, как оживают листья и травы, и весь лес с его болотами и полянами, кукушками и комарами. Мы чувствуем искреннее внимание автора ко всему, и прежде всего к человеку: ты голоден – я тебя накормлю, ты одинок – я тебя полюблю. Мир, природа, человек – всё это вместе, как учил нас Пришвин, и составляет неповторимую красоту жизни, которую необходимо поддерживать, борясь со злом в любых его проявлениях.

Пришвин один из первых пытался разрушить давно сложившийся стереотип понимания природы как чего-то пассивного, мертвого, чисто объективного, лишенного жизненных сил. В природе все лично, вплоть до самих законов природы: даже и эти законы изменяются в живой природе. Убедительные доказательства этому он опять-таки находил в природе и во взаимоотношениях человека и природы. У него человек не просто противостоит природе, борется с нею, чтобы использовать ее богатства. Нет, природа и человек у него связаны сложнейшими взаимоотношениями, тайными и открытыми, вольными и необходимыми. Можно заметить, как, начиная с самых ранних его сочинений и до самых поздних, формируется своеобразная система взаимоотношений человека и природы, основанных на жизни и проявляющихся в жизни во всем ее многообразии. Пришвин придает природе исключительно важное значение и глубочайший, сокровенный смысл: "В природе рождается человек, и поэтому мы часто говорим: мать-природа. В ней человек умирает от нападения на него видимых и невидимых врагов. Значит, природа человеку и мать, и злая мачеха. С этого начались все наши сказки". В творчестве Пришвина, в его рассказах главную роль выполняет природа, так как он считает её главным существом, матерью на Земле.

  Для Пришвина писать о природе было его призванием. К. Г. Паустовский однажды сказал: « Жизнь Пришвина – доказательство того, что человек должен всегда стремиться жить по призванию, «по велению своего сердца». В таком образе жизни заключается величайший здравый смысл, потому что человек, живущий по своему сердцу и в полном согласии со своим внутренним миром, - всегда созидатель, обогатитель и художник». Уехав на север скромным агрономом, написав там первую свою книгу «В краю непуганых птиц», сделавшую ему имя, он вернулся оттуда замечательным русским писателем, всю свою жизнь посвятившим воспеванию природы своей родины. Уже одни названия его книг: «За волшебным колобком», «Светлое озеро», «Чёрный араб», «Жень-шень», «Лесная капель», «Календарь природы», «Кащеева цепь» , «Глаза земли» и многие другие – сами говорят за себя. М.Горький писал Пришвину из Италии: «Я думаю, что такого природолюба, такого проницательного знатока природы и чистейшего поэта её, как Вы, Михаил Михайлович, в нашей литературе – не было… Ни у кого из них (других авторов, пишущих о природе) не находил я всё охватывающей, пронзительной и ликующей любви к земле нашей, ко всему её живому и якобы смертному, ни у кого, как у Вас, воистину «отца и хозяина всех своих видений»».

С чем же сочетается точнее всего в нашем сознании слово «Пришвин»? Конечно, прежде всего со словом «природа». Природа Средней России. Но это не только географическая категория. У Пришвина несколько иное отношение к природе, чем у географов, а именно: не научно-описательное, а духовно-поэтическое отношение. Он не географ, а поэт, певец природы. Певец русской природы. Отлично знает он леса и болота, рыбу и птицу, травы и зверей, собак и насекомых. Удивительно богат и широк мир, познанный им. Но, по словам Горького, он «не человек коленопреклонённый пред природой». Он пишет не столько о природе, сколько о Земле, Великой Матери нашей. Ни у одного из русских писателей нет такого гармонического сочетания любви к Земле и знания о ней.

В чём же заключается оригинальность Пришвина- писателя? Прежде всего в достоверности того, о чём он пишет. По словам, В.Солоухина, «если уж он написал бы, что на лесной опушке пахло мятой, - значит, там действительно пахло мятой, и сказано это было не ради большей выразительности, но ради факта и достоверности». В то же время его видение природы поэтично. Недаром он иногда говорил про себя в шутку, что он поэт, распятый на кресте прозы, а свои короткие зарисовки природы в шутку же называл поэмами. Прочитает миниатюру, посмотрит лукаво и спросит «Ну, как вам моя поэма?»

Пришвин как художник, как живописатель природы умел её внимательно разглядывать. Он никогда не стремился к научному подходу к природе, к истолкованию её законов. Однажды он даже сказал: «Разве я не понимаю незабудку: ведь я и весь мир чувствую иногда при встрече с незабудкой, а скажи – сколько в ней лепестков, не скажу. Неужели же вы меня пошлёте изучать незабудку?»

У многих писателей описание природы, пейзаж имеют вспомогательное значение: помогают воссоздать обстановку, создают настроение, объясняют или выявляют душевное состояние героев. У Пришвина же описание природы имеет самостоятельное значение и рождает в художнике движение души. Сам Пришвин писал: «Какой-то молодой критик на ходу мне сказал, что в моей «Лесной капели» я дал вовсе не пейзаж, потому что пейзаж имеет в литературе не самостоятельное значение и везде, даже у Тургенева, отделяется от сюжета. Но у Пришвина не отделяется, и это вовсе не пейзаж.

- А что же, если не пейзаж, не природа?

- Не знаю, что…

- Так знайте же: это сердечная мысль».

Хочу привести несколько миниатюр Пришвина, которые никого не могли бы оставить равнодушными, столько в них поэзии, столько красоты и изящества!

«Какая нежная цветоножка у раковой шейки, как трудно держать ей, как она обременена своим толстым цветком!

А вот когда на эту шейку , и так-то тяжёлую, толстую, усядется огромной тяжести шмель, цветоножка поддастся, наклонится, шмель, встревоженный, загудит, начнёт опять устраиваться: цветоножка всё гнётся, он все жундит, пока она догнётся до предела, покорится, он же всосётся и замолчит» («Шмель и цветоножка»).

«Повислые под кручей частые длинные корни деревьев теперь под тёмными сводами берега превратились в сосульки и, нарастая больше и больше, достигли воды. И когда ветерок, даже самый ласковый, весенний, волновал воду и маленькие волны достигали под кручей концов сосулек, то волновали их, они качались, стуча друг о друга, звенели, и этот звук был первый звук весны - эолова арфа» ( «Эолова арфа»).

«Вода сегодня такая тихая, что кулик над водой и его отражение в воде были совершенно одинаковые: казалось, летели нам навстречу два кулика…» («Отражение»).

«Скворцы вывелись и улетели, и давно уже их место в скворечнике занято воробьями. Но до сих пор на ту же яблоню прилетает в хорошее росистое утро старый скворец и поёт.

Вот странно, - казалось бы, всё уже кончено, самка давно вывела, детёныши выросли и улетели… Для чего же старый скворец прилетает каждое утро на яблоню, где прошла его весна, и поёт?» («Старый скворец»).

«Там, где тогда мчались весенние потоки, теперь везде потоки цветов.

И мне так хорошо было пройтись по этому лугу; я думал: «Значит, недаром неслись весной мутные потоки» ( «Реки цветов»).

Я не случайно привёл в пример эти небольшие рассказы большого писателя. Немногими словами передать такую глубину мысли под силу не каждому. Когда Александр Блок прочитал первые книги Пришвина, тоже воскликнул: « Конечно, это поэзия, но это и ещё что-то! И как раз вот это «что-то» и есть самое ценное!» Читая Пришвина, тоже чувствуешь таинственное «что-то», оно завораживает и не поддаётся объяснению. Как-то в Интернете мне попалась статья Виталия Ковалёва, в которой он сравнивает творчество Пришвина с хокку великого японского поэта Басё. Сначала мне это показалось странным: как можно сравнивать истинно русского писателя с непонятным для многих японским теоретиком стиха? Но когда стал интересоваться этим жанром и узнал, что искусство писать хокку – это прежде всего умение сказать многое в немногих словах, всё стало на свои места. Приведу лишь один пример. Вот миниатюра Пришвина из «Времён года», состоящая из одной неполной строки:

« Удалось слышать, как мышь под снегом грызла корешок».

А Басё пишет так:

«Тихая лунная ночь…

Слышно, как в глубине каштана

Ядрышко гложет червяк».

Моей целью не является сопоставительный анализ творчества Пришвина и Басё, но этот пример показывает, что подлинное искусство не имеет национальности и места прописки. Оно международно, оно вечно, оно прекрасно.

В чём же мастерство описывать природу в нескольких словах? А может, природу вообще не надо описывать, а достаточно просто тихо посидеть и помолчать, просто послушать природу, а она всё расскажет сама? О чём может рассказать шум леса или плеск воды лесного ручья, или крик чаек на берегу широкой реки? А может, скрип деревьев, нарушающих ночную тишину, поделится своим неведомым секретом, в чём тайна спокойствия и красоты природы? Именно М.М.Пришвину удалось разгадать эти вечные тайны природы и поделиться с нами, с его читателями. Паустовский писал о Пришвине: « У ботаников есть термин — разнотравье. Он обычно относится к цветущим лугам. Разнотравье — это сплетение сотен разнообразных и веселых цветов, раскинувшихся сплошными озерами по поймам рек.

Прозу Пришвина можно с полным правом назвать разнотравьем русского языка. Слова у Пришвина цветут, сверкают. Они то шелестят, как травы, то бормочут, как родники, то пересвистываются, как птицы, то позванивают, как первый лед, то, наконец, ложатся в нашей памяти медлительным строем, подобно течению звезд».

В пейзажах Пришвина природа застигнута на пути к человеку, на грани взаимоперехода, и человеку Пришвин вменяет душевную потребность «глядеться в зеркало своей природы», потому что «чувство природы есть чувство жизни личной, отражаемое в природе: природа — это я».

Общение человека с природой — момент знаменательный для обеих сторон. Природа, «место встречи с творчеством, самой жизни и всего вашего поведения», вызывает ответное движение в душе человека с непреложностью естественного закона. Соприкасаясь с землей, человек освобождается от суеты, от эгоизма. Открывая в себе творческие возможности, получает чуткий ориентир истины для своих дел и поступков.

Природа берется Пришвиным не только как живой самостоятельный мир, где человек гость, но и как нравственная лаборатория, где человек познает не только окружающее, но и себя самого в согласии с ним или в противостоянии ему, где природа становится учителем.

Природа живет по своим законам, в ней человек находит утерянную гармонию. Но главное у Пришвина в образе природы — поэзия. Поэтическое отношение к ней проявляется не только в лиризме авторского повествования, но прежде всего в «родственном внимании», в стремлении понять этот мир изнутри, в его внутренней гармонии, доброте и красоте.

Книги Пришвина, говоря его же словами, - это "бесконечная радость постоянных открытий". Многие люди, только что отложившие прочитанную пришвинскую книгу, говорят: "Это настоящее колдовство!" Секрет пришвинского обаяния, его колдовства, по словам Паустовского, - как раз в его зоркости, что в каждой малости открывает интересное, что под прискучившим покровом окружающих явлений видит глубокое содержание.

Михаил Михайлович Пришвин написал много. Окидывая мысленным взором всё многотомное литературное хозяйство этого писателя, мы видим, что Пришвин явление уникальное не только в русской, но и мировой литературе. Можно сравнивать Толстого и Диккенса, Достоевского и Бальзака, Мопассана и Чехова – писателей очень разных, но всё-таки поддающихся сравнению. Пришвин же не похож ни на кого. Это не значит, что он лучше всех и больше всех. Просто он единственный в своём роде. Сам Пришвин очень скромно пишет в своём литературном «завещании»: «Завещание. Верно судить о писателе можно только по семенам его, поняв, что с семенами делается, а для этого нужно время. Так скажу о себе (уже 50 лет пишу!), что прямого успеха не имею и меньше славен даже, чем средний писатель. Но семена мои всхожие, и цветочки из них вырастают с золотыми солнышками в голубых лепестках, те самые, что люди называют незабудками».

М.Пришвин умер 16 января1954 года. Проходят десятилетия, но многие поколения людей будут наблюдать ещё, как прорастают в душах и сердцах пришвинские семена, облагораживая их, уча пониманию природы, делая чище и лучше.

Мне очень понравились слова В.Д.Пришвиной, супруги писателя, о том, что ей хотелось бы рассказать людям словами Пришвина, как пьют из ручья корни трав, как подходят к ручью и пьют его воду звери, как возможно человеку напиться от слова живой воды и им питаться, очищаться, возрождаться, чтобы жить и дело своё хорошо исполнить на земле. Ручей течёт, питает прибрежные травы, травы растут, цветут, благоухают, жизнь продолжается… Если семена посеяны, они взойдут и травы вырастут, потому что ручей течёт и течёт.

«…Новые и новые препятствия встречает вода, и ничего ей от этого не делается, только собирается в струйки, будто сжимает мускулы в неизбежной борьбе…Пусть завал на пути, пусть! Препятствия делают жизнь: не будь их – вода бы безжизненно сразу ушла в Океан, как из безжизненного тела уходит непонятная жизнь. Перекликаются струны, напрягаясь у сжатых берегов, выговаривают своё «рано ли – поздно ли». И пока не убежит последняя капля, пока не пересохнет ручей, вода без устали будет твердить: «Рано ли – поздно ли мы попадём в Океан…»

И глаз мой обласкан, и ухо всё время слышит: «Рано ли – поздно ли», и аромат смолы и берёзовой почки – всё сошлось в одно, и мне стало так, что лучше уж и быть не могло, и некуда мне больше стремиться. Я опустился между корнями дерева, прижался к стволу, лицо повернул к тёплому солнцу, и тогда пришла моя желанная минута и остановилась, и последним человеком от земли я первым вошёл в цветущий мир. Ручей мой пришёл в Океан» («Зелёный шум»).

Этот отрывок я не случайно включил в свою работу, потому что он как нельзя лучше ещё раз доказывает, каким великим философом был Пришвин. А ведь многие считали его детским писателем, хотя произведений, написанных им специально для детей, не так уж и много. «Я ведь, друзья мои, пишу о природе, сам же только о людях и думаю, - утверждал писатель. –… Какое же счастье написать такой рассказ, чтобы в нём созвучно дрожали общие струны души следопыта-охотника и человека, искушённого довольно близким соприкосновением с мировой культурой».

Как показало время, ему это удалось. В этом году 4 февраля исполнилось 140 лет со дня рождения писателя Михаила Михайловича Пришвина. Это был, по словам В. Пескова, такого же знатока и любителя природы, «писатель-философ, любимый всеми, кто любит природу, историю, народный быт». На Москве-реке, в Дунино, есть дом-музей Пришвина. Дом Пришвина - это мир, отвечающий строю души избравшего его человека. Особая ценность его в том, что тут все одухотворено отблеском жизни человека, для которого лес был местом, где хорошо работалось, где жить было радостно. Вот муравейник на склоне, где Пришвин сидел на скамейке, вот пень, к которому приделана стойка с дощечкой, к ней Пришвин прислонялся спиной, когда сидел с записной книжкой. Вот тропка к реке. Пришвин любил провожать вечернее солнце - выходил из леса на берег наблюдать, как светило, багровое и странно большое, катилось за горизонт над заречным селом.

Пришедшие в дом-музей сразу обращают внимание на ружьё, бинокль, фотокамеру, болотные сапоги. Все знают, Пришвин был охотником, держал в доме собак. Но охотился он избирательно, главным образом стрелял болотную дичь, тетеревов, зайцев. Однажды был на медвежьей охоте. Не понравилось! «Это все похоже на убийство!» Не стрелял волков. Любимым месяцем у него был апрель - «всё оживает, всё куда-то летит, поёт, всюду море воды… А прилетели соловьи и кукушки - весна для охотника кончилась».

Жил Пришвин скромно - «как все». Обо всем, что было под крышей, говорил улыбаясь: «Моих вещей нет, но в лесу деревья, цветы, облака… Это всё моё».

И снова наступает апрель. Оживает природа, просыпаются растения, журчат ручьи, прилетают птицы. Всё так, как и сто лет тому назад. Сегодня сельцо на берегу Москвы-реки обросло богатыми домами с высокими заборами, и только виднеется, как заповедник, старинный дом Пришвина, этого «очарованного странника».



Использованная литература.



1. М.Пришвин. Собрание сочинений, М., ГИХЛ, 1955-1957.

2. В.Солоухин. «Очарованный странник».

3. К.Г.Паустовский. «Золотая роза».

4. М.Горький. «О М.М.Пришвине».

5. В.Д.Пришвина. «Круг жизни».

6. В.Ковалёв. «Басё и Пришвин».

7. «Русские писатели». Библиографический словарь. М., «Просвещение», 1990.



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 10.02.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров238
Номер материала ДВ-440576
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх