Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Научные работы / Исследовательская работа. Подвиг русских женщин.

Исследовательская работа. Подвиг русских женщин.

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

hello_html_2b90c42c.gif




















Подвиг русских женщин

Исследовательская работа

на научно-практическую конференцию

«Первые шаги в науку»

ученицы 8 «а» класса

МКОУ «Городовиковская средняя

общеобразовательная школа № 4

им. Б.Б. Городовикова»

Линник Светланы.


Учитель: Харинова М.В.
















План



Вступление


I. Подвиг русских женщин


II. Жизненный путь Е.И.Трубецкой.


III. Жизненный путь Т.Т. Гунаевой.


Заключение.


Библиография.


Фотоприложение.







































Введение

Я готова пройти семьсот верст,

которые отделяют меня от мужа,

по этапу, плечом к плечу с

каторжниками, но только больше,

прошу вас, отправьте меня сегодня же!

Е.И. Трубецкая – И.Б. Цейдлеру

В истории России есть события, которые оставляют глубокий след в истории государства, в сердцах миллионов людей, заставляют гордиться своей страной. Таким историческим событием стало восстание декабристов 14 декабря 1825 года.

Декабристы… Кто были эти люди, возглавившие в мрачную эпоху самодержавия первое революционное движение против царизма? Лучшие люди из дворян. Как сказал А.И.Герцен, это «… фаланга героев, вскормленных, как Ромул и Рем, молоком дикого зверя… Это какие-то богатыри, кованные из чистой стали с головы до ног, воины-сподвижники».

Я, молодой человек, живущий в XXI, постоянно задаю себе вопрос: «Что заставило их, родившихся в мраморных палатах Петербурга, имеющих все, выйти на Сенатскую площадь? Что двигало ими? Как возникли у этих «лучших людей из дворян» революционные мысли? Что питало их? Кто был их певцом и вдохновителем? И отвечаю: «Благородство, свободолюбие, любовь к своему Отечеству». А еще…

Большая часть декабристов – участники Отечественной войны 1812 года, награжденные орденами и медалями, вошедшие победителями в Париж, увидевшие Европу. Гордая своей славой, русская армия возвратилась домой в ореоле славы. Перед ней была «немытая Россия, страна рабов, страна господ» Нигде на Западе феодально-крепостнические отношения не сохранили таких чудовищных и уродливых форм, как в России, где крепостное право глубоко укоренилось, где

… барство дикое, без чувства, без закона,

Присвоило себе насильственной лозой

И труд, и собственность, и время земледельца.

Нигде в Европе народ не был так скован жестоким произволом властей и беспросветным рабством, как в России.

И первыми, кто это понял, кто поднялся против этого, были декабристы, лучшие сыны России.

Восстание 14 декабря 1825 года было жестоко подавлено. Суду преданы были 121 человек. Преклоняясь перед подвигом декабристов, их мужеством, героизмом, одновременно поражаешься подвигу их жен и невест, которые, я считаю, тоже совершили подвиг, отправившись вслед за мужьями в далекую Сибирь.

Между тем, вопреки «закону гражданскому» и более еще «закону христианскому», царь именно вменял женам декабристов «в укоризну» деяния их мужей и на протяжении всего своего царствования всячески их стеснял и преследовал.

Решение жен декабристов последовать за своими мужьями нарушало его планы. Он понимал, что они станут посредниками между каторгой и Петербургом, и потому обставил данные им разрешения на поездку к мужьям суровыми условиями: он рассчитывал запугать этим молодых женщин и заставить их отказаться от поездки в Сибирь. Но ничто не испугало их. Одиннадцать женщин, отказавшись от всего, несмотря ни на что, начиная с июля 1826 года, одна за другой выехали в Сибирь за мужьями. Помимо них, многие хотели разделить участь своих мужей, но Николай I никому больше не разрешил ехать.

В далекой Сибири эти героические женщины начали строить свою новую жизнь и стали «посредниками между живыми и умершими политической смертью».

Вместе с декабристами они самоотверженно несли свою тяжкую долю. Лишенные всех прав, находясь вместе с каторжниками и ссыльнопоселенцами на самой низкой ступени человеческого бытия, жены декабристов на протяжении долгих лет своей сибирской жизни не переставали бороться вместе с мужьями за те идеи, которые привели их на каторгу, за право на человеческое достоинство в условиях каторги и ссылки.

Восстание декабристов, несмотря на его трагизм, оставило глубокий след в истории нашей страны. Декабристы и их жены вызывают гордость и восхищение. Но есть в истории нашей страны и такие страницы, когда становится стыдно, что в нашей стране возможно такое, стыдно за правителей, совершивших это. Таким явлением стала насильственная депортация целых народов в 1941-1944 годах.

Депортация для всех народов, в том числе и для калмыцкого народа, стала настоящей трагедией. На мой взгляд, «отец народов» И.В. Сталин особенно изощренно отнесся к калмыкам: их выселяли холодной зимой 1943 года, 28 декабря. Каждый раз обращаясь к этой трагической странице истории моего народа, задаю себе вопрос: «Кого выселяли? Стариков? Женщин? Детей». И сама же отвечаю «Да! Стариков, женщин, детей». Все мужчины были на фронте, сражались за Родину, за Сталина, совершали подвиги, погибали. К тому времени многим в стране было известно имя Эрдни Деликова, Героя Советского Союза. А его родителей, родственников, его народ объявили врагами народа.

Среди калмычек, которых выселяли в Сибирь, были русские женщины, связавшие свою судьбу с калмыками. Среди них была и наша землячка Гунаева (Яковенко) Татьяна Тимофеевна. Познакомившись с жизнью этой замечательной женщины, я провела параллель – декабристки-представительницы высшего общества и простые русские женщины – крестьянки. Но их объединяет одно – они не предали своих мужей, они разделили их судьбу. Они совершили подвиг.

Цель данной работы – рассказать жизненном пути двух замечательных женщин – Трубецкой Е.И. и Гунаевой Т.Т.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

1)Изучить биографию Трубецкой Е.И.

2)Изучить биографию Гунаевой Т. Н.

3)Изучить имеющуюся литературу.

4)Сделать выводы.

Предмет исследования: даты жизни Трубецкой Е.И. и Гунаевой Т.Т.

Объект исследования: жизненный путь Трубецкой Е.И. и Гунаевой Т.Т.

В работе использованы следующие методы исследования:

*поисковый

*частично-поисковый

*запись воспоминаний

*обработка воспоминаний

*изучение документов, писем, фотографий.

Актуальность исследовательской работы в том, что в последние годы особенно возрос интерес молодежи к истории страны, родного края, истории своей семьи. Молодежь работает в архивах, в музеях, составляет генеалогическое дерево, выезжает на места рождения своих предков. Поэтому изучая историю жизни отдельного человека, каждый человек невольно прикасается к истории родного края. Д.А. Клеменц говорил: «Уважение к прошлому страны – все равно, что уважение к родителям»1

Сведения для написания исследовательской работы были получены из литературы о декабристах и их женах, воспоминаний Головатой В.М. – племянницы Гунаевой Т.Т., Кожевниковой М.Ю. – внучки и Гунаевой И.- жены внука.

Практическая значимость работы в том, что материал может быть использован при проведении воспитательной работы с учащимися школ, училища, колледжа нашего района.




Подвиг русских женщин


Спасибо женщинам: они дадут

несколько прекрасных строк нашей

истории.

П.А.Вяземский.


Подвиг декабристов стал величайшим патриотическим подвигом, вызывающим нашу законную гордость и восхищение. Подвигу первых революционеров, их судьбам придают трогательное очарование русские женщины, жены и невесты декабристов, отправившиеся в Сибирь вслед за своими мужьями. Самоотверженная любовь и преданность матерей, подруг, сестер и детей делает еще более прекрасными образы героев 1825 года.

Вместе с декабристами они самоотверженно несли свою тяжкую долю. Лишенные всех прав, находясь вместе с каторжниками и ссыльнопереселенцами на самой низкой ступени человеческого бытия, жены декабристов на протяжении долгих лет своей сибирской жизни не переставали бороться вместе с мужьями за те идеи, которые привели их на каторгу, за право на человеческое достоинство в условиях каторги и ссылки.

И не оставляли без внимания тех, кого встречали на своем жизненном пути, кто нуждался в их помощи. Уже пройдя двадцатипятилетний путь каторги и ссылки, жены декабристов пришли в Тобольской тюрьме на помощь отправившимся на каторгу петрашевцам, среди которых был и Ф.М.Достоевский.

Жены декабристов держали себя всегда свободно и независимо и своим большим моральным авторитетом много сделали вместе с мужьями и их товарищами для поднятия культурного уровня местного населения.

Сибирское начальство, большое и малое, боялось их.

Их было одиннадцать, этих героических женщин, разделивших судьбу своих мужей.

24 июля 1826 года из великолепного особняка на Английской набережной в Петербурге выехала в Сибирь двадцатишестилетняя дочь графа Лаваля Екатерина Ивановна Трубецкая.

Вслед за нею из дома Волконских на набережной Мойки в Петербурге выехала к мужу в Нерчинские рудники двадцатилетняя княгиня Мария Николаевна Волконская, дочь известного героя 1812 года генерала Н.Н.Раевского.

Через день после нее выехала к мужу в Сибирь Александра Григорьевна Муравьева, дочь графа Г.И.Чернышева.

И вслед за ними одна за другой по тому же бесконечному сибирскому тракту направились жены декабристов: Е.П.Нарышкина, Н.Д.Фонвизина, А.И.Давыдова, А.В.Ентальцева, М.К.Юшневская и А.В.Розен.

Среди этих замечательных женщин были еще две юные француженки. Почти не зная русского языка, они отправились в суровую Сибирь, чтобы разделить участь тех, кого давно любили: Полина Гебль вышла на каторге замуж за И.А.Анненкова, Камилла Ле-Дантю – за В.П.Иванова.


Екатерина Ивановна Трубецкая

Первой в далекую Сибирь отправилась Екатерина Ивановна Трубецкая. Декабрист А.Е.Розен писал: Как бы то ни было, не уменьшая достоинства других наших жен, разделивших заточение и изгнание мужей, должен сказать положительно, что княгиня Трубецкая первая проложила путь, не только дальний, неизвестный, но и весьма трудный, потому что от правительства дано было повеление отклонить ее от намерения соединиться с мужем».

Когда говорят о Е.И.Трубецкой, всегда произносят фразу: «Родиться в мраморных палатах Петербурга и умереть в холодных снегах Сибири». Здесь, на мой взгляд, звучит и восхищение, и огорчение, и в то же время какая-то ирония. Но, как бы то ни было, все было на самом деле так.

Екатерина Ивановна Трубецкая – старшая дочь каамергера двора его императорского величества графа Ивана Степановича Лаваля. – французского эмигранта Жана Франсуа, для которого Россия стала второй родиной, - и деятельной миллионерши Александры Григорьевны Козицкой.

Их капитал оценивался в 2 млн. 600 тыс. рублей серебром. Екатерина Ивановна получила прекрасное образование, хорошо пела, отменно играла на фортепиано.

Ее руки добивались известные в России бароны, графы, князья.

Лавали были тогда почитаемыми не только в российской империи, но и за рубежом. А их великосветский литературно-музыкальный салон на Английской набережной славился в те времена на весь Петербург.

Изысканные манеры хозяйки и ее старшей дочери, их гостеприимство и остроумие; просторная, сверкающая зала для танцев; большая гостиная с украшенным фигурной лепкой и разноцветными узорами высоким потолком; старинные гравюры, фарфоровые блюдца с геральдическими вензелями; древнеримские статуи из мрамора; привезенные из Греции огромные вазы, которым было по 2500 лет, картины знаменитых итальянских художников; серебряные самовары, индийский хрусталь; прекрасно настроенные фортепиано (граф Иван Степанович Лаваль специально выписал из Неаполя знаменитого мастера-настройщика), вышколенная прислуга…

Несомненно, все это выгодно отличало приемы у Лавалей от аналогичных петербургских салонов. Гости собирались обычно по средам и субботам; иногда их число доходило до 300—400. Рауты, роскошные обеды, вечера с живыми картинами, детские праздники, концерты известных артистов, костюмированные балы, домашние спектакли сменяли друг друга.

Здесь не раз бывали царь Александр I и члены царской фамилии, историк Николай Карамзин, художник Брюллов, писатель и философ Петр Чаадаев, баснописец Иван Крылов, поэты Александр Грибоедов, Адам Мицкевич, Константин Батюшков, Петр Вяземский, Александр Пушкин и Василий Жуковский, известный политик Михаил Сперанский.

На рождественском балу в 1818 году молодая графиня Екатерина Ивановна долго танцевала с великим князем Николаем Павловичем. И каждый раз, приглашая ее на мазурку или кадриль, он галантно кланялся ей и говорил комплименты…

А потом был еще случай — спустя шесть месяцев, на балу у графа Потемкина, они беседовали о древнеримской литературе, о стихах эллинских поэтов, об английских обычаях и русских былинах. Великий князь даже назвал ее тогда "самой просвещенной девицей высшего света". Он был предупредителен, вежлив. Сама порядочность.

Кто бы мог подумать тогда, что через несколько лет все обернется иначе: он станет вместо своего старшего брата Константина императором России, а та, которой он всегда симпатизировал ("Вы обворожительны, Катрин!"), будет долго добиваться у него аудиенции, дабы по высочайшей милости ей разрешили отправиться за своим ссыльным, лишенным всех званий, наград и почестей, харкающим кровью мужем в далекую Сибирь.

Весной 1820 года семейство Лаваль совершило путешествие из Петербурга в Париж. Здесь Екатерина Ивановна познакомилась с тогда еще капитаном князем Сергеем Петровичем Трубецким, жившим вот уже несколько лет во Франции, тщательно изучая по заданию тайного общества "Союз благоденствия" опыт Французской революции 1789—1799 гг.

Кроме того, в Париже Трубецкой старался пополнить свое образование: слушал лекции известных профессоров, прошел полный курс естественных наук.

Познакомившись, Екатерина Ивановна узнала, что это волевая, страстная натура. Трубецкой, в свою очередь, был удивлен: такие любознательные и образованные женщины раньше ему не встречались.

12 мая 1812 года они обвенчались в Париже, в русской православной церкви, осенью того же года вернулись в Петербург.

Знала ли Екатерина Ивановна, чем именно занимается ее муж? Исторические документы свидетельствуют о том, что Трубецкой постепенно вводил ее в круг своих друзей по тайному обществу, которые ставили основной задачей коренное переустройство общественно-политического уклада Российской империи.

Вскоре Екатерина Ивановна стала своим человеком в среде заговорщиков. Она внимательно слушала их споры, волновалась за мужа. Что сулит будущее всем этим хорошим и, видимо, смелым русским офицерам, которые хотят ввести в Российской империи конституционные свободы? Что ждет ее саму — она ведь жена Трубецкого, человека, наиболее уважаемого заговорщиками?..

Трубецкой был арестован утром 15 декабря и осужден по первому разряду – вечная каторга. 23 июля 1826 года с первой партией ссыльных был отправлен в Иркутск.

Екатерина Ивановна давно решила: она должна быть там, где муж. Но для этого необходимо было специальное разрешение царя, который в конце июля 1826 года направился со свитой в Москву. Именно там должна была состояться его коронация. Трубецкая с трудом добилась аудиенции у царя — их встреча состоялась в доме генерал-губернатора, на Тверской. Николай I был зол. Он не понимал этой женщины, не понимал, почему она упорствует. Царь выдал ей письменное разрешение, но гнев его не знал границ.

27 июля 1826 года в сопровождении секретаря графа Лаваля швейцарца Карла Воше Екатерина Ивановна отправилась в Сибирь, вслед за мужем. Она была первой; она дала толчок, показала пример.

Это был подвиг. Во имя любви, долга, высоких жизненных идеалов.

Более шести недель догоняла Екатерина Ивановна с Карлом Воше своего мужа. Они мчались без долгих остановок, почти без отдыха; быстрая смена лошадей на почтовых станциях, короткая трапеза — и снова в путь. Денег она не жалела, лишь бы поскорее увидеть мужа... Дорогой Трубецкая простудилась и тяжело заболела; Воше хотел остановиться, подлечить ее, но Екатерина Ивановна не позволила. Вперед! Только вперед!

В середине сентября они были в Иркутске. Здесь уже стояла зима: лежал снег, мороз доходил до пятнадцати градусов. Приехав, Трубецкая обратилась к Цейдлеру за разрешением ехать дальше. Выполняя полученную из Петербурга инструкцию, губернатор уже при первом свидании стал убеждать ее вернуться обратно. Трубецкая отказалась. Тогда Цейдлер дал ей подписать документ об ограничении, практически, лишении всех прав и свобод. Трубецкая подписала их. И только в январе 1827 года Цейдлер не выдержал и дал ей разрешение. Трубецкая в тот день выехала и скоро прибыла в Большой Нерчинский завод. Прошло полгода со дня ее отъезда из Петербурга.

Трубецкая сняла домик на Благодатском руднике. В декабрьскую стужу, когда заключенных гнали на работу, она передала им однажды все теплые вещи, даже тесемки от своих меховых сапожек — пришила их к шапке-ушанке одного из каторжников. Потом отморозила ноги, долго болела. Много ей пришлось тогда пережить: издевательства и грубость конвоиров, насмешки начальника нерчинских заводов Бурнашева и горного офицера Рика, оскорбления генерал-губернатора Восточной Сибири Лавинского. Но духом она никогда не падала; на душе было светло, радостно: она снова с мужем! Два раза в неделю!

Трубецкая покупала на свои деньги для заключенных продукты, писала от их имени письма домой (каторжникам не разрешалось вести переписку).

А дальше были Читинский острог, куда перевели Трубецкого и других декабристов, тюрьма Петровского завода. Потом — поселение в тридцати километрах от Иркутска, и наконец, — Иркутск. В 1828 году с Трубецкого, как и с других декабристов, сняли кандалы, а еще через год — разрешили видеться с женой у нее на квартире, куда Сергея Петровича сопровождал конвойный.

В 1830 году у Трубецких родилась дочь Александра. До этого детей у них не было. В Сибири Екатерина родила восьмерых детей; условия, правда, были жестокие, четверо умерли, а вот дочери Александра, Елизавета, Зинаида и сын Иван - выжили. Они стали высокообразованными, уважаемыми людьми.

Дважды Трубецкая обращалась к царю с просьбой. Первый раз — после отбытия Сергеем Петровичем каторги, перед выходом на поселение, — чтобы Николай I разрешил поселиться мужу, ей и детям в каком-либо из городов Западной Сибири — в Красноярске, например, или в Тобольске.

Царь отказал, выразив при этом крайнее недовольство тем, что ему снова осмеливаются напоминать о человеке, который стоял во главе заговора.

А вот второй раз — в 1846 году — к царю обратилась напрямую (но по просьбе Екатерины Ивановны) уже графиня Александра Григорьевна Лаваль: она просила Николая I разрешить ее дочери приехать в Петербург, дабы проститься с умирающим отцом. И снова царь отказал. Не помогло даже то, что граф Лаваль был камергером двора, имел большие заслуги перед Российской империей.

Умерла Екатерина Ивановна 14 октября 1854 года в Иркутске, от туберкулеза. Ее хоронил весь город; сибиряки любили эту женщину, преклонялись перед ее мужеством, стойкостью, бескорыстием.

Старинная Знаменская церковь стоит на правом берегу Ангары, на окраине Иркутска. Вблизи металлических ворот, над которыми висит икона, — могила. Высокая чугунная ограда из остроконечных прутьев. Надгробье из камня. Большая и толстая чугунная плита, на ней выбиты крест и надпись:

"Здесь похоронена жена декабриста Трубецкого Екатерина Ивановна Трубецкая, умершая 14 октября 1854 г., и ее дети Никита, Владимир и Софья".

Трубецкой пережил жену. После амнистии 1856 года он вернулся в любимый им Киев, жил здесь несколько лет. Умер он 22 ноября 1860 года.



Татьяна Тимофеевна Гунаева


Черной датой для калмыцкого народа стало 28 декабря 1943 года. В этот день тысячи людей были разбужены стуком в дверь военных, которые приказали быстро собраться и покинуть свои дома в связи с эвакуацией в Сибирь. Объяснять ничего особенно не стали. Лишь зачитали указ о ликвидации Калмыцкой АССР в связи с пособничеством фашистам. Выселяли женщин, детей, стариков.

Среди тех, кого отправляли в далекую Сибирь, была Гунаева (Яковенко) Татьяна Тимофеевна. В процессе работы в постоянно задавала себе вопрос: «Почему русская женщина отправилась в Сибирь вместе с калмыками? Она же могла отказаться. Она же знала и понимала, куда отправляют калмыков». Но этих сомнений у Татьяны Тимофеевны не было. Она даже не задумывалась об этом и разделила вместе с мужем, с его народом горькую судьбу.

Яковенко Татьяна Тимофеевна родилась в 1905 году в селе Привольное Медвеженского (ныне Красногвардейского) района Ставропольского края. Семья Тимофея Яковенко была большая и дружная. Кроме Татьяны, были было еще трое детей: дочь Дарья, сыновья Влас и Михаил. Семья жила бедно. Приходилось много работать, поэтому дети с детства были приучены к труду. Но порядок в доме был всегда. К этому дети были приучены тоже с детства. Так, в поисках работы, в поисках заработка дочь Татьяна отправилась в соседнюю Калмыкию и навсегда связала свою судьбу с этим краем, с его людьми.

В 1928 году Татьяна Тимофеевна вышла замуж за Гунаева Михаила Бабичевича. С будущим мужем познакомилась в поселке Башанта, где он жил и учился в в сельскохозяйственном техникуме. Жили дружно, весело, вместе преодолевая трудности, которые встречались на пути. Михаил Бабичевич много знал, многое умел делать и всему этому учил молодую жену. Гунаевы жили в западной части поселка Башанта, на сегодняшней улице Почтовой.

В 1929 году в молодой семье Гунаевых появился первенец, сын Кирилл. В 1932 году родилась дочь Ирина. В 1935 году – сын Геро. Михаил Бабичевич, любивший русскую литературу, много читавший, назвал своих детей несколько непривычными для калмыков именами. Дети подрастали, учились в школе (сегодня это Городовиковская средняя школа № 1), радовали родителей своими успехами. Татьяна Тимофеевна не работала, вела домашнее хозяйство. Как вспоминает племянница Татьяны Тимофеевна, Головатая Валентина Михайловна, тетя отличалась строгостью, требовательностью к детям, была страшно аккуратна. «Мы,- вспоминает Валентина Михайловна, - когда приезжали в Башанту, любили ходить к Гунаевым, потому что в доме у них всегда было красиво, аккуратно, все было необычным для нас, сельских жителей». Семья Гунаевых была интеллигентной. Особенно отличался этим Михаил, муж Татьяны Тимофеевны, который до высылки калмыков в Сибирь, работал бухгалтером.

Подрастали дети. Радовали своих родителей успехами в учебе. Семья жила дружно, весело.

Страшной трагедией для семьи Гунаевых, как и для всей страны, стала Великая Отечественная война. Михаил Бабичевич ушел воевать. Татьяна Тимофеевна осталась одна с детьми. Было, конечно, трудно, как и всем. Но помогали дети. Старшему, Кириллу, было тогда уже четырнадцать лет, Ирине – двенадцать, Геро – восемь. Татьяна Тимофеевна хорошо шила, этим и зарабатывала кусок хлеба. Как вспоминает внучка Таьяны Тимофеевны, Кожевникова Марина Юрьевна. В доме бабушки, жены брата Татьяны Тимофеевны, была старая швейная машинка. Бабушка говорила, что это машинка Гунаевых, которые оставили ее, когда отправлялись в Сибирь.

Видно, на роду у Татьяны Тимофеевны было написано пережить еще одну трагедию – депортацию калмыцкого народа.

О депортации калмыков Гунаевы узнали накануне вечером. Пришли военные, зачитали указ: «Всех калмыков, проживающих на территории Калмыцкой АССР, переселить в другие районы СССР, а Калмыцкую АССР ликвидировать»2 Приказали за ночь собрать самые необходимые вещи. Военные при этом с удивлением смотрели на русскую женщину и её детей с несколько раскосыми глазами и темным цветом кожи, но ничего не сказали.

Татьяна Тимофеевна сначала растерялась. Как? Почему? За что? Как же собираться, когда мужа нет дома? На сколько собираться? Но она всегда отличалась собранностью, сдержанностью, к этому её приучил муж. Начала собирать самые необходимые вещи. Мысли о том, что она русская и могла остаться, даже не возникала. Для этого нужно было просто отказаться от мужа. Но Татьяна Тимофеевна даже думать об этом не могла. Она любила Михаила Бабичевича. У них трое детей. Как же дети без отца? Нет! Об этом даже думать нельзя. Не смогли отговорить Татьяну Тимофеевну и её родственники, русские люди. Они спрашивали у неё: «Как же ты поедешь в далекую Сибирь с тремя детьми? Как будешь там жить?» Но она молчала. Родственники, конечно, беспокоились за неё только, поэтому пытались уговорить остаться, как, кстати, сделали некоторые русские женщины, бывшие замужем за калмыками. Но Татьяна Тимофеевна осталась при своём мнении. Дети, кстати, уже подростки, во многом помогали матери, поскольку каждый из них мог нести какой-либо узел, в отличие от тех семей, где были только маленькие дети и старики.

Декабрьским утром всех собрали у здания школы (сейчас это один из корпусов школы № 1). «Это была страшная картина, - не раз вспоминала Татьяна Тимофеевна. - Женщины, дети. Немощные старики. Никого не пожалели. Особенно страшно было смотреть на женщин с маленькими детьми и стариков. Они плакали. Одни – потому что нервничали и плакали матери. Другие понимали, что покидают родные края в таком возрасте. Сжималось сердце, когда старики пытались подняться в кузов машины».

Дорога до станции Сальск полита слезами башантинцев. Многие дети, прижавшись к матерям, бабушкам, дедушкам, заснули. Взрослые, понимая ситуацию, плакали.

На железнодорожной станции стали всех загружать в вагоны. Валентина Михайлова, племянница, Татьяны Тимофеевны, говорит: «Когда я увидела товарные вагоны, я пришла в ужас: «Нам же ехать не на юг, а в Сибирь, в холода!» Но кого это интересовало?» Вместе с детьми она попала в один из вагонов. Удалось забраться в глубь вагона, где было теплее. А те, кто остался у двери, не доехал до Сибири. Они замерзли. Их тела выносили на станциях.

В Сибири попали в Тюменскую область, куда выселяли именно башантинцев. Татьяна Тимофеевна часто вспоминала: «Когда привезли на санях в колхоз, многие сибиряки удивленно смотрели на меня. Видимо, людей никогда не видевших калмыков, удивляло мое славянское лицо, отличавшееся от других. Потом, когда уже обосновались в Сибири, многие задавали вопрос: «Почему я выселена вместе с калмыками?». Некоторым объясняла, некоторых сразу обрезала (Валентина Михайловна, отмечала, что тетушка не любила лишних разговоров в силу своей сдержанности).

Татьяна Тимофеевна считала, что ей было легче, чем калмыкам, она хорошо знала русский (свой родной) язык, у неё были дети постарше. И всё равно поначалу было трудно. Как и все женщины, работала в колхозе: убирала хлеб, картофель, морковь, свеклу; была и лесозаготовках зимой. Зарабатывала как могла. Детей надо было кормить. Помогало и то, что Татьяна Тимофеевна могла шить. Машинку, конечно, она взять из дома не могла. Но сибирячки, если надо было, давали свою машинку, и она обшивала как сибиряков, так и своих земляков. Тем и жили. Дети учились в школе, учились очень хорошо, и это в будущем им очень помогло.

Легче стало жить, когда вернулся глава семьи, Михаил Бабичевич. Человек грамотный, он сразу завоевал доверие сибиряков. Был учетчиком, потом стал работать по специальности бухгалтером.

Гунаевы, позже, когда режим спецпереселенцев стал более свободным, переехали в Тюмень. Михаил Бабичевич работал по специальности, а Татьяна Тимофеевна занималась домашним хозяйством. Михаил Бабичевич очень любил жену и решил, что ей достаточно работать.

Очень требовательно относились родители к своим детям, не давали никаких послаблений в учёбе. Родители хотели, чтобы дети получили образование, вернулись на родину грамотными людьми. И дети не подвели родителей. Старший сын Кирилл окончил в Тюмени машиностроительный техникум и был направлен в Нижний Тагил на Уральский вагоностроительный завод. Сын Геро окончил Тюменский политехнический институт, факультет «Горное дело», по распределению попал в Североуральск и работал там горным инженером.

Когда вышел указ о реабилитации калмыцкого народа, Гунаевы засобирались на родину. Как ни хорошо они устроились в Тюмени, вопроса о том, возвращаться в Калмыкию или нет, не было. В 1958 году они вернулись на родину. Но решили ехать не в Башанту, а в Элисту. Михали Бабичевич и Татьяна Тимофеевна, учитывая то, какое образование получили их дети, понимали, что по специальности дети устроятся, скорее всего, в городе. Но дети, кстати, с родителями не поехали, а остались в Сибири, поскольку понимали, что работы по профессии на родине поначалу не будет. К тому же очень хорошо чувствовали себя среди сибиряков, женились, вышли замуж, появились дети. Дети Татьяны Тимофеевны вернулись на родину в 70-е годы.

По возвращении домой Гунаевы, как и все калмыки, начали стоить дом по улице П.Осипенко, въезд 2, где строились почти все калмыки. Улицы Кирзаводская (сейчас Герасименко), Осипенко, Адучиева в то время были новыми, заселены сплошь калмыками. Михаил Бабичевич работал экономистом в Калмжилстрое (кстати, проработал там до пенсии), Татьяна Тимофеевна вела домашнее хозяйство. Дом Гунаевых в Элисте отличался чистотой и уютом. Татьяна Тимофеевна очень вкусно готовила, хорошо шила, была аккуратна всегда и во всем. Марина Юрьевна, вспоминая бабушку, говорит: «Она была всегда строго и безупречно одета: прямая юбка, светлая, чаще, белая, блузка, аккуратная прическа. Она даже дома, занималась хозяйством, не надевала привычный многим россиянам халат. Могла позволить только красивый фартучек. Откуда у неё это? Чем-то напомнила русских дворянок. В разговорах была строга, никогда не размахивала руками, не кричала. Мы, когда приезжали к ней, даже немного побаивались её».

Татьяна Тимофеевна и Михаил Бабичевич посадили прекрасный сад, разбили виноградник. Летом, когда приезжали дети и внуки, во дворе было шумно, весело.

Гунаева Татьяна Тимофеевна умерла в 1986 году, в возрасте 81 года. Муж пережил её на 6 лет. Для Михаила Бабичевича последние годы жизни были тяжелыми без верной спутницы. Эта женщина была рядом с ним всю жизнь. Она разделила с ним все тяготы жизни. Жизнь без неё стала неинтересной, потеряла смысл. Поддерживали многочисленные родственники, дети, внуки.

Татьяна Тимофеевна вырастила замечательных детей, умных, образованных, ответственных. Такими же стали внук и правнуки.

У старшего сына Кирилла было трое детей. Михаил, как и отец, стал инженером. Умер в 2008 году. Дочь Вера и сын Сергей живут в Элисте, пенсионеры.

У второго сына Геро – двое детей. Лариса живет в Москве, преподает английский язык. Ирина – вулканолог, живет в Якутии.

Правнуки Татьяны Тимофеевны тоже люди грамотные, образованные. Ксения учится в Санкт-Петербурге, Анна окончила Московский государственный университет, работает в Москве. Антонина окончила Московскую финансовую академию и тоже работает в Москве. Евгений работает в банке в Москве. Другие правнуки тоже состоялись в профессии и работают в разных уголках России.

Есть у Татьяны Тимофеевны праправнучка Дарья, которой уже 5 лет.

Сейчас в Элисте проживают внучка Вера и жена внука Михаила – Ирина.

Гунаева Татьяна Тимофеевна прожила хоть и трудную, но долгую жизнь. Она состоялась как жена, как мать, как бабушка. Она продолжилась в своих детях, внуках и правнуках. Татьяна Тимофеевна родилась под счастливой звездой. Она была счастлива.






























Заключение.


Две женщины. Две судьбы. Одна – представительница высшего света России, жившая в начале XIX века. Другая – простая крестьянка из калмыцких степей, жившая в веке XX. Но судьба их одинакова. Они разделили горькую судьбу своих мужей. Они не оставили их, не отказались от них. Они прошли с ними рядом всю свою короткую, как у Е.И. Трубецкой, так и длинную, как у Т.Т. Гунаевой, жизнь. Есть такое выражение: «В одну реку два раза не войдешь». Если отталкиваться от истории, то получается, войдешь. Эти двух русских женщин разделяли более 150 лет. Но судьба их одинакова.

Кто виновен в их трагедии? Наверное, те, кто вершил судьбоы людей. Но они не сломили духа не только их мужей, но и жён. Обе, оказавшись в далекой Сибири, прошли свой тяжкий путь от каторги до могилы там же в Сибири, как Е.И. Трубецкая, и дома, на родине, как Т.Т. Гунаева.

Таких женщин называют героинями. Но сами они никогда не считали себя таковыми. А.И. Давыдова, жена декабриста, писала: «Какие мы герои? Это поэты сделали из нас героинь, а мы просто поехали за своими мужьями…»

Пленительные образы! Едва ли

В истории какой-нибудь страны

Вы что-нибудь прекраснее встречали,

Их имена забыться не должны…

Мы, молодое поколение, должны знать историю своей страны, открывать в ней новые страницы и никогда не забывать о людях, которые её творили. А историю, как известно, делает народ, и такие люди, как и Е.И. Трубецкая и Т.Т. Гунаева.
































Библиография



1. Бугай Н.Ф. Операция «Улусы». Элиста, 1991


2. Гессен А. «Во глубине сибирских руд…», М., 1969


3. Декабристы в воспоминаниях современников. М., 1968


4.Манджиев Н. Кердата и кердатинцы. Элиста, 2004


5.Манжикова Л.Д. Очерки истории Большедербетовского улуса.

Городовиковск, 2003


6. Убушаев В. Калмыки. Выселение и возвращение. Элиста, 1991








hello_html_m739b09d3.png

Трубецкая Екатерина Ивановна





hello_html_79908000.png


Трубецкой Сергей Петрович


hello_html_m53f0d57e.png

Дамская улица. Главная улица в Чите. Слева дом Е.И. Трубецкой, направо дом А.Г. Муравьевой. Акварель Н.А. Бестужева.

hello_html_m6a3708b0.png


hello_html_551714b6.png


Дом Трубецких в Знаменском предместье Иркутска (сгорел в 1908 г.)

hello_html_m14041553.jpg


Семья Татьяны Тимофеевны


hello_html_m557ed1d7.jpg


Татьяна Тимофеевна с мужем Михаилом Бабичевичем, сыновьями Кириллом и Геро, дочерью Ириной и племянниками




hello_html_5b7fa37f.jpg


Сестра Татьяны Тимофеевны – Дарья










hello_html_4ac67197.jpg


Сыновья и внуки Татьяны Тимофеевны.


hello_html_6712756a.jpg


Племянница Татьяны Тимофеевны - Валентина Михайловна Головатая с женой брата Кирилла






hello_html_m1da6459d.jpg

Внучка Татьяны Тимофеевны – Вера













hello_html_m5e08bdea.jpg


Внук Татьяны Тимофеевны








hello_html_7d37816f.jpg


Невестка и внучка Татьяны Тимофеевны



hello_html_5b7d4f00.jpg


Внук Татьяны Тимофеевны


1 Д.А. Клеменц. В книге Н.Манджиев. Кердата и кердатинцы.Элиста, 2004, стр.7

2 Н.Ф. Бугай. Операция «Улусы». Элиста, 1991. стр. 21.

Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 06.11.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Научные работы
Просмотров88
Номер материала ДБ-326325
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх