Инфоурок / История / Статьи / Исследовательская работа учащихся по теме "Богоугодные заведения и благотворительность в России и Тульском крае: история и современность"

Исследовательская работа учащихся по теме "Богоугодные заведения и благотворительность в России и Тульском крае: история и современность"

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 29 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов

Пятая районная научно-практическая конференция обучающихся общеобразовательных школ «Шаги в науку-2013».





Секция №3

Россия. Вопросы краеведения.

Вид работы: комбинированная (исследовательско-реферативная)

Тема:

«Богоугодные заведения и благотворительность в России и Тульском крае: прошлое и современность».




Авторы работы:

Попова Мария Александровна,

Юркова Мария Андреевна, учащиеся 8 «а» класс

Образовательное учреждение: муниципальное

бюджетное общеобразовательное учреждение

«Киреевская средняя общеобразовательная школа № 7»

Адрес ОУ: 301260 РФ Тульская область, город Киреевск,

улица Л. Толстого, д. 24

Контактный телефоны:

(8) 920 79 00 321

(8) 953 19 64 314

Руководитель:

Башкина Людмила Алексеевна, учитель истории и обществознания

МБОУ «Киреевская СОШ № 7», категория высшая

Контактный телефон: (8) 953 19 15 072









План

I. Ведение

I. 1. Обоснование выбора темы, её актуальность и практическая значимость – стр. 2

I. 2. Объективная область исследования, цель, задачи, объект, предмет исследования, основная гипотеза – стр. 2

II. Теоретический анализ изучаемых вопросов

II. 1. Основные понятия, используемые в работе «богоугодные заведения», «общественное презрение», «благотворительность» - стр. 3 – 4

II. 2. Краткий анализ литературы по теме исследования – стр. 4 – 6

II. 3. Основные этапы развития и становления богоугодных заведений

стр. 6 – 10

II. 4. Судьба богоугодных заведений в советский период: трансформация их в органы социальной защиты – стр. 10 – 12

II. 5. Тульские богоугодные заведения и благотворительность в XVIII веке – стр. 12 – 16

II. 6. Тульская благотворительность и богоугодные заведения в XIX веке – стр. 16 – 21

II. 7. Реформирование органов социальной защиты в постсоветской России и благотворительность в наши дни – стр. 22 – 24


III. Выводы

III. 1. Вывод о подтверждении выдвигаемой гипотезы – стр. 24

III. 2. Изучение истории становления и современное состояние социальной защиты в нашем районе (практическая часть) – стр. 24 – 26

III. 3. Значение возрождения благотворительности и выводы по работе. – стр. 26


Список литературы – стр. 27


















Артемий Филиппович Земляника – «попечитель богоугодных заведений», второстепенный персонаж комедии Николая Васильевича Гоголя «Ревизор». Земляника - сплетник и кляузник, который из корысти выдаёт мнимому ревизору всю подноготную коллег-чиновников.

Нет, нас он не интересует, а представляется нам интересными, упоминаемые в комедии «богоугодные заведения», существовавшие в те времена, когда писалось это удивительное произведение. Именно в этой области хотелось бы нам провести свое исследование, так как здесь содержится ряд интересных вопросов, на которые мы попытаемся найти ответы.

Мы не сомневаемся в его актуальности, потому что в наше время возрождается интерес к добровольному участию граждан в решении глобальных общественных проблем, поэтому мы бы хотели изучить вопрос о том, как раньше развивались богоугодные заведения, и какую роль в их работе играла благотворительность.

К тому же эта тема нам интересна с точки зрения расширения знаний по истории, обществознанию, краеведению и литературы

Мы определили целью своего исследования – историю развития богоугодных заведений в России и Тульском крае и процесс их превращения в социальные институты современного общества, а также определить, какое значение для их развития имела благотворительность.

Задачи нашей работы следующие:

- изучить вопрос о происхождении и смысле термина «богоугодные заведения», «благотворительность»;

- проследить историю развития таких заведений в России и Тульском крае, выявить особенности их функционирования, в частности роль благотворительности в вопросе их содержания;

- показать процесс трансформации этих заведений в современные социальные учреждения;

- изучить особенности работы некоторых социальных учреждений на примере нашего города в современные дни.

Мы определили объективную область своего исследования. Это – история, краеведение и некоторые вопросы обществознания в области изучения проблем социальной сферы современного общества.

Объектом нашего исследования является история развития богоугодных заведений в России и нашем крае и основа их работы, а также процесс их трансформации в социальные учреждения. Предмет исследования – основа деятельности богоугодных заведений – благотворительность в прошлом и настоящем.

Мы выдвигаем гипотезу о том, что богоугодные заведения прошлого – это современные органы социальной защиты и социального обслуживания населения. Современные учреждения имеют отличия от богоугодных заведений прошлого, но предполагаем, что в их функционировании и организации есть общие черты.

В самом начале своего исследования нам представляется важным подробно остановиться на понятиях, которые мы будем употреблять в своей работе, тем более что мы ставили это одной из задач.

Богоугодные заведения — всякого рода учреждения, преследующие благие или благотворительные цели.

Понятно, что на протяжении всего развития человеческой цивилизации любое общество, так или иначе, сталкивалось с проблемой отношения к тем его членам, которые не могут самостоятельно обеспечить себе полноценное существование: детям, старикам, больным, имеющим отклонения в физическом или психическом развитии и другим.

«Богоугодные заведения в истинном смысле этого слова появились вместе с победой христианства, когда возникли орфанотрофии (дома для питания сирот), геронтокомии (дома для престарелых), нозокомии (больницы), брефотрофии (воспитательные дома), ксеннодохии (странноприимные дома). Развитие всех этих учреждений, основанных церковью было обеспечено привилегиями, дарованными церкви. Император Константин в 321 году предоставил церкви право принимать дары для верных учреждений, а папа Лев II в 469 дал церкви право приобретать имущества по завещаниям для тех же целей. От церкви эти права перешли и на находившиеся в ее попечении богоугодные заведения»1.

Термин «призрение» («общественное призрение») применяют ко всей сфере социальной реабилитации основных категорий населения, нуждающихся в помощи, а именно: детей, стариков и инвалидов, то есть тех, кто не может прокормить себя собственным трудом. Многие толковые и исторические словари не расшифровывают это понятие, а дают объяснение термину «приказ общественного призрения». «Так, согласно энциклопедическому справочнику «Санкт-Петербург», приказ общественного призрения это «городское учреждение, ведавшее школами, больницами, богадельнями, сиротскими и исправительными домами». Словарь Даля: «Приказ общественного призрения, губернское место, заведующее этою частью, заботой о нищих, калеках, больных, сиротах, содержащее их на счет земства и пр.». То есть в обоих примерах мы видим часть структуры государственного управления объектами социальной сферы»2.

Понятие «благотворительность» у Даля: «благотворительность, делать добро». В словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона: «Благотворительность – проявление сострадания к ближнему и нравственная обязанность спешить на помощь к неимущему»3.

В словарях, изданных в советское время, дается несколько иная интерпретация понятия «благотворительность».

«Так, в «Большой Советской Энциклопедии» (1927) отмечается, что «благотворительность – представляет явление, свойственное лишь классовому обществу…, социальная структура которого обусловливает хроническое пребывание определенной части общества в состоянии бедноты и нищеты». В «Словаре русского языка» (1967) уточняется, что «благотворительность» есть книжное устаревшее понятие; это – оказывать помощь неимущему, делать добро». В «Большой Советской Энциклопедии», изданной в 1970 году, понятие «благотворительность» опущено»4.

Мы раскрыли основные понятия, необходимые в нашем исследовании и ответили на вопрос, что же такое богоугодные заведения, общественное призрение и благотворительность, и в какой зависимости находятся эти понятия друг от друга. Для нас это важно, так как мы опираемся на положение своего исследования о том, что деятельность богоугодных заведений во многом была связана с благотворительностью.

Говоря о степени изученности наших проблем и их освещении в литературе, то мы, к сожалению, не имеем возможности проанализировать все источники по данной проблеме и воспользуемся материалами интернет-ресурсов. Вот что по этому вопросу нам удалось найти в исследовательских работах по данной проблеме других авторов.

«Большая часть литературы по тематике благотворительности относится ко второй половине XIX - началу XX столетия – периоду возрастания интереса к явлению благотворительности, увеличения денежных средств для вспомоществования, образования большого количества благотворительных обществ и заведений. В дореволюционный период вопросам общественного призрения и благотворительности уделялось достаточно большое внимание, о чем свидетельствуют библиографические издания, называющие многочисленные публикации, относящиеся ко второй половине XIX века. По подсчетам современных исследователей по вопросам благотворительности в дореволюционный период были опубликованы 323 работы (без учета периодики). Причем некоторые издания являлись многотомными, а одно из них, «состоящее под высочайшим их императорского величества и покровительством Ведомство детских приютов и его задачи», выходившее в С.-Петербурге в 1897-1911 гг. состояло из 34 частей.»5.

Другой период как отмечают исследователи – это литература с 90-х гг. ХХ в. по настоящее время. Интерес к истории благотворительности в России снова возник в конце 80-х - начале 90-х годов нашего столетия. Были опубликованы работы А.Н.Боханова, П.В.Власова, П.И. Нещеретного, JI.B. Бадя, Г.Г. Силласте, М.В.Фирсова, в которых дана характеристика и классификация основных этапов развития благотворительности в России. Эти труды в определенной степени заложили также методологические основы изучения благотворительности в России. Основное внимание в них уделено проблемам частной, общественной благотворительности, меценатства, истории земства. В этих работах проводится тщательный анализ истории богоугодных учреждений, благотворительности в России и развития системы социальной защиты и помощи на современном этапе.

За период Советской власти ни историками, ни представителями других гуманитарных наук не было создано практически ни одной работы о становлении и развитии благотворительности в России, в которой анализировалась бы благотворительная деятельность как в целом, так и по отдельным направлениям, не говоря уже о работе обществ, заведений, организаций, приходов и т.п. в регионах. В советский период тема благотворительности в научной литературе затрагивалась лишь в связи с изучением других вопросов истории дореволюционной России (предпринимательской деятельности купечества и дворянства, культурных учреждений и т.д.).

Отдельные книги по данной проблеме нами были проанализированы и они стали основой нашего исследования. В области краеведческого материала особый интерес у нас вызвала книга «Благотворительность и социальное призрение в Тульской губернии конец XVIII – 60-е годы XIX» Г. И. Панова.

Георгий Иванович Панов – священник, миссионер, педагог Тульской духовной семинарии, историк-краевед, проживающий в Туле в XIX веке. Он написал ряд заметок, которые объединяет одна тема исследования – это история благотворительности и социального призрения в Тульской губернии в конце XVIII - 60-е годы XIX вв. Очерки Панова, выбранные составителями сборника из довольно обширного наследия этого уникального человека. Автор пишет историю благотворительности и богоугодных заведений Тульской губернии того периода, когда система была единой для всей империи. В книге содержаться интересные факты, которые живо рисуют представления, быт людей того времени. Например, подробно перечислены провинности, за которые люди в те времена попадали в смирительный дом. Вот лишь некоторые из них: непослушание и непочтение к родителям, неплатёж государственных податей, самовольная отлучка детей из дома, распутство и мотовство, пьянство, денежные долги, образ жизни, противный чести, сквернословие... И далее подробно рассказывается, чем смирительный дом отличался от тюрьмы и почему являлся благотворительным, богоугодным заведением: «Не из каких-либо других видов, но только из видов благотворительности приказ давал каждому из них (заключённых. - Н.Г.) даровое помещение, отопление и все возможные удобства жизни. Приказ и общество, помещая преступников в смирительный дом, смотрели на них не как на отчаянных, неисправимых злодеев, для которых потеряна надежда на исправление, но как на людей, одержимых нравственными недугами, для которых возможно раскаяние...»6

Столь же внимателен Георгий Иванович к механизмам действия других благотворительных учреждений, созданных обществом для того, чтобы помочь детям-сиротам, больным, детям обедневших дворян, бедным духовного звания, нищим. Многие проблемы, поднятые Пановым, не исчезли и по-прежнему требуют внимания общества. Возможно, прежде чем искать пути их решения, имеет смысл и нам так же, как в своё время поступил Панов, начавший исследование системы благотворительности в России с 1784 года, обратиться к прошлому.

I этап - IX- XVI вв. В этот период благотворительность начиналась с деятельности отдельных лиц и церкви и не включалась в обязанности государства. В христианском понимании благотворительность – это проявление нравственного долга по отношению к тем, кто нуждается и беззащитен, а также овеществленное выражение благочестивых помыслов, духовно роднящих и объединяющих тех, кто творит благодеяние, и тех, кто его принимает.

Традиции благотворительности в русском народе не ограничивались деятельностью церкви и отдельных князей. Простые люди часто оказывали поддержку друг другу и в первую очередь – детям. Дело в том, что в этот период дети не осознавались государством и церковью как ценность для общества, а простой народ не оставался безучастным к судьбам сирот.

К началу XVI в., наряду с личным участием любого человека в благотворительной деятельности, в деле оказания помощи нуждающимся наметилась новая тенденция, связанная с благотворительной деятельностью государства. «В частности, на Стоглавом Соборе в 1551 году Иван Васильевич Грозный высказал идею о том, что в каждом городе необходимо выявлять всех нуждающихся в помощи – убогих и нищих, строить специальные богадельни и больницы, где им был бы обеспечен приют и уход. Первое богоугодное заведение для нищих и старцев на Руси появилось в Переяславско - Троицком монастыре в начале XVI века»7.

Наряду с церковно-монастырским и нарождающимся государственным призрением широко распространялось частное благотворение. Помимо раздачи милостыни и устройства пиров и обедов для нищих, состоятельные люди делали вклады - землёй или деньгами – в монастыри, на строительство церквей, часовен, монастырских трапезных.

II этап - с начала XVII века до реформы 1861 года. В этот период происходит зарождение государственных форм призрения, начинают открываться социальные учреждения. «Историю призрения детства на Руси связывают с именем царя Фёдора Алексеевича, а точнее с его указом 1682г., в котором говорилось о необходимости обучения детей грамоте, ремёслам.

Но более всего известно имя великого реформатора – Петра I, который в свое правление создал государственную систему призрения нуждающихся, выделил категории нуждающихся, урегулировал частную благотворительность, закрепил законодательно свои нововведения»8. Известен Указ царя от 8 июня 1701 года о создании богаделен для приюта нищих, убогих и больных.

Таким образом, при Петре I детство и сиротство становится объектом попечения государства. В 1706 году открываются приюты для «зазорных (брошенных) младенцев». Когда дети подрастали, их отдавали в богадельни на пропитание или приёмным родителям старше 10 лет - в матросы, подкидышей или незаконнорожденных – в художественные училища.

Продолжала реализовывать планы Петра I Екатерина Великая строительством в Москве в1763 г., а потом в Петербурге 1772 г. императорских воспитанных домов для «зазорных детей».

Екатерина II издала в 1775 г. «Учреждении для управления губерний», в котором в законодательном порядке впервые устанавливается государственная система общественного призрения «для всех гражданских сословий».

«В каждой губернии для заведования делами общественного призрения предусматривалось создание особых приказов общественного призрения под председательством губернаторов, на которые возлагалась обязанность организовывать и содержать народные школы, сиротские дома, больницы, аптеки, богадельни, дома для неизлечимых больных, дома для сумасшедших, дома работные, в которых бедные люда могли бы своим трудом добывать себе пропитание, дома смирительные для исправления людей, «худыми своими поступками повреждающих добронравие в обществе». Для организации и содержания всех этих учреждений было выделено в качестве первоначального капитала из государственной казны каждому Приказу по 15 тыс. рублей и разрешено умножать его выдачей в займы под проценты и принятием подаяний от граждан. Кроме того, городам, обществам, селениям и частным лицам было предоставлено право создавать «от себя» какие-либо из этих общеполезных заведений, а в изданном в 1785 г. «Городовом Положении» узаконено требование, чтобы города из своих доходов отчисляли часть средств Приказам общественного призрения»9.

III этап - II половина XIX века – начало XX века

В XIX в. число благотворительных обществ и заведений общественного призрения значительно увеличилось. В целях лучшей их организации и управления они были разделены на 15 групп: Главный Совет женских учебных заведений; Опекунские советы; С.-Петербургский попечительский совет общественного призрения; С.- Петербургское женское патриотическое общество с пятнадцатью школами; Комитет главного попечительства детских приютов с 81 приютом; Благотворительное общество 1837 г. в Москве; Александровский лицей; Коммерческие училища; Попечительство бедных в Москве, его отделения в Пензе, Киеве и Симбирске; Больницы и богадельни; Общество садоводов и частные благотворительные учреждения.

В деятельности всех этих организаций, обществ и учреждений принимали активное участие многие лучшие представители имущих классов, прогрессивная интеллигенция, побуждаемые милосердием и состраданием.

«Государственная система общественного призрения ставила перед собой цель находить людей, действительно нуждающихся в помощи, особенно тех, кто стыдился просить подаяние, и оказывать им, сообразно обстоятельствам и по мере возможности, такие пособия, которые приносили бы им существенную пользу и не могли бы быть употребляемые во зло, по легкомыслию или предосудительным навыкам»10.

Из источников мы выяснили, что во второй половине XIX столетия расширяется компетенция местных органов власти и органов самоуправления в деле организации благотворительных учреждений при сохранении контролирующей функции за их деятельностью со стороны Министерства внутренних дел.

«В 1891-1899 годах было создано свыше половины (53%) всех благотворительных обществ, возникших в стране с 40-х годов XIX в. К началу ХХ в. в Российской империи насчитывалось более 11 тыс. благотворительных учреждений (4 762 благотворительных общества и 6 278 благотворительных заведений). На каждые 100 тыс. населения приходилось 6 благотворительных учреждений.

В конце XIX в. (в 1898 г.) благотворительные учреждения в России по родам благотворения распределялись следующим образом: богаделен - 1514, детских приютов - 763, учреждений медицинской помощи - 350, школ благотворительного характера - 463, дешевых столовых - 125, ночлежных домов - 67, домов трудолюбия - 67, яслей - 50, странноприимных домов - 40, дешевых квартир - 82, народных читален - 34. Всего насчитывалось 3555 благотворительных учреждений. Из них в Москве находилось 453 учреждения (13% от общего числа), в Санкт-Петербурге - 638 (18%)»11.

В Российском государстве некоторые благотворительные учреждения управлялись на особых основаниях. «К первой группе относились благотворительные заведения, состоящие под непосредственным покровительством Императора и членов Императорского Дома (Учреждения и Уставы этих заведений составлялись особым образом); ко второй категории заведений относились комитеты, общества и благотворительные кассы, которыми заведовало Министерство внутренних дел; к третьей группе относились благотворительные заведения Императорского Человеколюбивого общества и к четвертой категории - духовные и некоторые другие ведомства попечительства о бедных»12.

В начале ХХ века благотворительность в России переживала пик своего развития. Как отмечают исследователи, на каждые 100 тысяч жителей Европейской части России приходилось 6 благотворительных учреждений. «По данным на 1900 год 82% благотворительных заведений были созданы и состояли под патронатом частных лиц, затем следовали сословные заведения (8%), городские (7%), земские (2%). Всего в 1902 году в Российской империи было зарегистрировано 11040 благотворительных учреждений (в 1897 году - 3,5 тысячи) и 19108 приходских попечительских советов.

В марте 1910 года Всероссийский съезд деятелей по призрению констатировал, что 75% средств на благотворительные цели формировались из частных добровольных пожертвований и лишь 25% поступали от государства. По самым риблизительным подсчетам, в стране ежегодно раздавалось в виде милостыни не менее 27 миллионов рублей»13.

Однако, в целом сферу благотворительности в дореволюционной России нельзя назвать стройной системой. Не были установлены категории лиц, которые подлежат общественному призрению, не разграничены обязанности органов государственной власти и местного самоуправления. Помощь оказывалась через множество не скоординированных между собой организаций: земских, ведомственных, городских учреждений, благотворительных обществ, церковно-приходских попечительств, приказов общественного призрения.

Таким образом, мы уже частично выполнили ещё одну из поставленных задач – проанализировали главные этапы развития богоугодных заведний в России и попутно отметили ту большую роль, которую играла в их развитии благотвроительность. Плоха ли была работа богоугодных заведний судить трудно, да и мы не ставили цель давать оценки, но то, что она давала многим жителям Российского государства принять участие в судьбе нищих и обездоленных, наверно хорошо, потому что пробуждало в людях истинные христанские добродетели.

Превращение богоугодных заведний из различного рода учреждений общественного презрения и попечительства в систему социальных учреждений осуществляется уже в советский и постсоветский период. Так мы подтердили наше предположение о том, что богоугодные заведния действительно трансофрмировались в различные учреждения органов социальной защиты.

После событий октября 1917 года изменение политических и социальных условий привело к прекращению деятельности созданных в царское время благотворительных организаций, хотя существование острейших социальных проблем, например, массовой детской безнадзорности, вынуждало общество и на этом этапе к организованным формам проявления милосердия и благотворительности. В литературе отмечается, что с 1917 г. любая благотворительность была объявлена идеологически вредной. В период советской власти, которая не признавала, что гражданин СССР может нуждаться еще в чем-то, кроме ее заботы и руководства, на благотворительность был фактически наложен запрет. Государством провозгласило полную ответственность за решение всех социальных проблем, что как бы исключало необходимость общественных благотворительных организаций. Вместе с тем, существовало Общество Красного Креста и Красного Полумесяца, среди функций которого была подготовка медицинских сестер для оказания первой помощи пострадавшим. Вместо сбора пожертвований это общество собирало членские взносы практически со всего взрослого населения страны, наряду с государственными дотациями.

«После октябрьского переворота в России была создана новая структура, которая занялась отменами действующих органов помощи с перераспределением средств и имущества для нужд государства. Сначала ею стало Министерство, а со временем - Народный комиссариат государственной опеки (НКГО). Вместо упраздненных ведомств в НКГО образовывались отделы, которые должны были курировать проблемы социальной помощи определенной категории нуждающихся, - отделы по охраны материнства и детства, отдел опеки несовершеннолетних и прочие»14.

Так постепенно сформировалась административная система советской социальной защиты. Значительную роль в этом сыграл 1 съезд комиссаров социального обеспечения (июнь 1918 года). «Съезд определил организационную структуру управления социальным обеспечением, его центральных, губернских и уездных органов. Сделана попытка разграничить полномочие НКСО с другими комиссариатами. К середине 1918 года НКСО развивал свою деятельность в таких направлениях: охрана матери и грудного ребенка; работа в детских домах; деятельность по обеспечению несовершеннолетних, обвиненных в противоправных действиях; раздача продовольственных пайков; обеспечение воинов-инвалидов; медпомощь»15.

В 1949 г. НКСО переименовано в Министерство социального обеспечения, а в конце 50-х годов начался новый этап развития социальной зашиты и формирования ее органов в СССР. Мы выяснили, что в 1956 г. Верховный Совет СССР приняла Закон о государственных пенсиях, согласно которому не только расширился круг лиц, которым предоставляется пенсия, а и в самостоятельную область выделилось законодательство о социальном обеспечении. Таким образом, было положено начало общему государственному пенсионному обеспечению работающих, которое было завершено принятиям в 1964 г. Законом о пенсиях и денежной помощи членам колхозов (раньше они были лишены этого).

«В 1961г. изменилось положение о Министерстве социального обеспечения, вследствие чего его функции значительно расширились в сравнении с положением 1937 г. На Министерство положено выполнение таких функций: выплата пенсий; организация лечебно-трудовой экспертизы; трудоустройство и профессиональное обучение инвалидов; материально-бытовое обслуживание пенсионеров, многодетных и одиноких матерей; предоставление протезно-ортопедической помощи»16.

Важнейшей сферой деятельности органов социальной защиты населения было материальное обеспечение, которое осуществлялось по трем основным направлениям: государственное социальное обеспечение, государственное социальное страхование, социальное обеспечение колхозников. «Все они проводились соответствующими ведомствами: комитетами социального, обеспечения и страхования. Финансирование государственного социального обеспечения осуществлялось за счет союзного, республиканских и местных бюджетов (оно распространялось на военнослужащих, учеников и другие категории граждан). Финансирование государственного социального страхования обеспечивалось за счет страховых взносов предприятий, организаций и дотаций государства (оно распространялось на рабочих и служащих). На всех граждан СССР распространялось бесплатное медицинское обслуживание. Каждая республика СССР имела свой республиканский Комитет по труду и социальной защите населения. Эти комитеты были полномочны решать вопросы в области условий и оплаты труда, занятости, перераспределения трудовых ресурсов, миграционных процессов, обеспечения социальных гарантий различным категориям граждан. Этот орган социальной защиты в своей деятельности активно сотрудничал с другими комитетами, например, комитетом труда для ликвидации безработицы»17. В каждом населенном пункте располагался областной, районный или городской собес - местный орган социальной защиты.

Так в советский период сложилась система органов социальной защиты населения, теперь уже функции оказания помощи целиком брало на себя государство.

Существенные изменения в системе произошли в постсоветский период, причины этого понятны – глобальные изменения в истории нашего государства.

Сущность социальной защиты отражается в первую очередь в Конституции Российской Федерации. В статье 39 основного закона указывается, «что социальная защита является неотъемлемым правом каждого гражданина Российской Федерации и может предоставляться в виде социального пособия, государственной пенсии, социального страхования и иных форм»18.

Право на социальную защиту - центральное социальное конституционное право, кроме социальных прав на труд, забастовку, отдых и охрану здоровья.

Таким образом, можно сделать вывод, что трансформация богоугодных и попечительских заведений в органы социальной политики государства произошла в советский период. Государство взяло на себя всю заботу о тех, кто нуждался в социальной помощи. Возможно, это неплохой вариант, единственно чего жаль – это отсутствия участия граждан в этом процессе. Далее историю развития социальных учреждений на современном этапе мы рассмотри позже, и добавим к этому пункту исследования практическую часть нашей работы.

Для нас представляет интерес краеведческий материал по изучаемому вопросу. Опираясь на очерки Г. И. Панова по истории богоугодных заведений Тулы и Тульской губернии в XVIIIXIX вв., мы хотели остановиться подробней на развитии отдельных учреждений и роли в их работы благотворительности.

Вот что пишет автор про развитие богоугодных заведений в XVIII веке «Приказ общественного призрения в г. Туле был одним из важнейших распорядительных и благотворительных учреждений правительства. Открытый в прошлом столетии, по силе Высочайшего постановления о губернских учреждениях 1775 г. он имел целию «по всем частям градского управления соблюдать как хозяйственное распоряжение, так и человеколюбие»19 Автор отмечает, что в ведении приказа состояли богадельни, с 1780 г. относились не только Тульские богадельни, но и уездных городов. Таких заведений было 16, а в 1782 г. при тщательном обследовании приказом их нашлось 12. Это уменьшение, как пишет Г. И. Панов, связано с тем, что по ветхости 4 были уничтожены, в том числе при Староникитской церкви, а 7 женских и 1 мужская оставлены при церквах Вознесенской, Пречистенской, Никольской, Воздвиженской.

Кроме богаделен, в ведении Приказа находился воспитательный дом, учрежденный в 1780 г. Как пишет автор, в это заведение поступали на содержание и воспитание «несчастнорожденные, т. е. большею частию незаконнорожденные или подкинутые куда-либо дети, после того, как никто не изъявлял желания взять их к себе на воспитание»20. Открытие дома состоялось 12 апреля 1799 года и он был один на всю губернию. Автор говорит, что его открытие было встречено всеобщим ликованием «повсюду в пользу его устраивались добровольные подписки и ежегодные обязательные пожертвования. Тульское купеческое и мещанское общество ежегодно жертвовало в пользу его с 1783 г. по 300 руб. в год. Чернское и Каширское благородное общество, при открытии воспитательного дома обязалось подпиской ежегодно взносить в пользу его деньгами и хлебом: первое – деньгами 111 руб., рожью 103 четверти, а последнее – 64 руб. 75 коп.»21

Автор отмечает, что приказ очень серьезно относился к обязанностям по воспитательному дому и наблюдал, « чтобы пища давалась детям простая и здоровая, чтобы при детях неотлучно находились надзирательница, няньки и кормилицы, люди самые надежные и добродетельные».22

В ведении приказа состояли: собственно казенный инвалидный дом и Баскаковский инвалидный же дом. Учреждение первого из них составляло, можно сказать, привилегию приказа.

1 мая 1778г. при Тульском приказе общественного призрения открыта была богадельня на 12 человек заслуженных инвалидов, получившая потом название инвалидного дома. Согласно с буквой закона, право на помещение в него давали убожество, увечность и престарелость, где бы и в ком они ни встречались. Под инвалидами разумелись здесь не одни старые, увечные, убогие и бесприютные солдаты, но и подобные им люди из других сословий. В инвалидный дом, конечно, больше всего поступали солдаты, не имевшие пропитания, но принимали сюда, например, и увечных оружейников.

«Инвалидный дом, состоявший под ведением приказа, так называемый Баскаковский, деревянный, потом каменный, выстроен в 1795 г ноября 20 на Тульской Градской части близ кладбищенской церкви Всех Святых иждивением жены статского советника Прасковьи Баскаковой для помещения в нем навсегда десяти человек увечных и престарелых воинов, достойно за отечество подвизавшихся. По завещанию строительницы этого дома, представленному в приказ 1795г 19 июля, на содержание состоящих в ведении сего приказа десяти воинов, живущих в одном доме, она взносила ежегодно 370 руб. 7 коп., на случай возвышения цен на содержание, одежду и прочее по 10 процентов на рубль – 37, и на непредвиденные расходы 25 руб., а всего 432 руб. 7 коп., с тем, чтобы из числа оной суммы исключалось 123 руб. 60 коп. за доставляемые ею, госпожою Баскаковою, из благоприобретенного ею села Скобочева натурою хлеб, муку и крупу, а за сим на содержание всего инвалидного дома с людьми ежегодно вносилось 308 руб. 7 коп., из которых приказ ежемесячно выдавал на харчи одному инвалиду 1 руб. 20 коп., а прочим девяти ровно по 1 руб. (1798г. сентября 22)»23.

Жизнь инвалидов в Баскаковском доме определялась общими положениями инвалидного дома, издавна состоявшего в ведении приказа.

Под ведением приказа издавна состояла постоянная гражданская больница. Тульская больница открыта в 1782 г. октября 3 (1784 г. августа 5) для пользования всех больных и от всех родов болезней. Это была в своем роде больница всесословная, отверстая для всякого больного, к какому бы званию, сословию и состоянию он ни принадлежал в обществе. Только по недостаточности средств она не могла, конечно, принимать в свои стены всех больных в городе, всех престарелых и увечных и не имевших никакого состояния. Сначала она была деревянная и довольно ветхая, помещалась за каменною оградою инвалидного и смирительных домов; затем, хотя выстроена была каменная по новому плану и фасаду, но не настолько поместительная, чтобы удовлетворить всем нуждающимся в ней больным.

«Вообще из сохранившихся в архиве документов по предмету содержания Градской больницы видно, с такой заботливостью приказ следил за текущими делами больницы, с какою осмотрительностью и аккуратностью затрачивал деньги на отопление и освещение больницы, равно как на содержание больных(1798 г.)»24. В своем очерке Панов приводит пример, что «врачу больницы Харахорину приказ платил жалованья по 300 руб. в год (1789 г., 23 июля); подлекарь, прислуга, повар – все состояли на определенном жаловании (1789 г. 2 апреля); из двух цирюльников старшему платилось по 60 руб. в год, а младшему по 45 руб. (1799 г. сентября 15). На одежду для больных приказ затрачивал тоже значительные суммы. Кроме необходимой пищи и вообще содержания больных, много денег тратилось на лекарства. Так, например, в 1799 с 22 апреля по 22 декабря приказ заплатил аптекарю Шумахеру 193 руб. 85; в 1791 г. 164 руб. 67 коп., в 1798 г. 209 руб. 52 и т.п., несмотря на то, что за лекарства назначалась аптекарем только половинная цена»25.

Другая больница устроена была приказом в 1799 г. на проценты ссудной суммы собственно для оружейников и на Оружейной стороне; проценты эти были назначены единственно на содержание полезных обществу оружейников заведений, как – то: школ для обучения их детей, больницы и богадельни, и потому приказ в это время не только предположил устроить для них школу, о чем будет сказано ниже, но и больницу со всеми ее принадлежностями и аптекою. Немедленно после устройства больницы и аптеки приказ определил к ней главного надзирателя, бухгалтера, смотрителя, сидельцев и повара.

В ведении приказа состоял еще смирительный дом или Дом смирения. «Существование его предполагалось в 1775 год, когда по Высочайшему об управлении губерниями Учреждению, параграф 391, велено принимать в смирительный дом людей непотребного, неистового и соблазнительного жития, людей, наносящих обществу стыд и позор, но не иначе, как по повелению губернского правления, или по приговору прочих судов, или по прошению Приказ общественного призрения отцов и матерей, или по прошению трех родственников (1790 г. 19 февраля). На этом основании заключению в смирительный дом подвергались предосудительного поведения люди обоих полов разных званий и состояний не одной Тулы, но и других городов Тульского наместничества»26.

Одним словом, в смирительный дом могли попасть за всякие преступления, выходящие из ряда обыкновенных и нетерпимые в обществе. Как пишет Г. И. Панов «все, подвергаемые здесь заключению, содержались на счет заключавших, которые взносили за них вперед кормовые деньги по 5 коп. в день на сколько угодно времени – на неделю, на месяц, полгода, год и больше. На истечения определенного срока, по прошествии, которого пересылали их кому – либо на поруки с распиской или возвращали по принадлежности. Целью заключения сюда было желание исправить порочных людей, « дондеже исправятся», по выражению закона».

Таким образом, мы видим, что в существовании богоугодных заведений при Приказе, большую роль играла благотворительность. Приблизительно до середины XVIII века в жизни торгово-ремесленного населения Тулы наблюдались формы благотворительности, сложившиеся в недрах предшествующих столетий. Определенные системой ценностей и нормами поведения, которые освящены церковной традицией, они и сами вполне традиционны - это личная благотворительность (раздача милостыни, разные формы нищелюбия) и церковная благотворительность. Причем благотворительность, направленная на церковь, оставалась до середины XVIII в. доминирующей формой. Получается, что для Тульской благотворительности характерны те же тенденции развития, что и для российской благотворительности того времени в целом.

В конце XIX века на территории г. Тулы существовали и действовали до 30 различных благотворительных обществ и общественных организаций.

Опираясь на различные источники и прежде всего на очерки Г. И. Панова, можно сделать вывод, что наиболее распространенным видом благотворительных заведений при церковно-приходских попечительствах были богадельни. Главными обязанностями смотрителей этих заведений являлись: ведение хозяйства, поддержание физического благосостояния призреваемых и забота об их внутреннем (душевном) благосостоянии.

Показательной является деятельность Тульской епархиальной богадельни на 40 человек. Она была открыта в 1890 году при Тульском епархиальном попечительстве о призрении бедных духовного звания.

«Средства на содержание богадельни поступали в основном от лиц духовного звания. Так, в 1890 году поступили пожертвования от 4 священников, одного мещанина, губернского секретаря окружного суда, землевладелицы, двух крестьян. Суммы пожертвований составляли от 5 копеек до 24 рублей»27.

Таким образом, деятельность церковно-приходских попечительств с момента издания закона об их образовании (1864 год) вплоть до 1897 года оставалась малоэффективной и неудовлетворительной. До 1897 года в уездах Тульской губернии существовало лишь 20 богаделен при церковных попечительствах. Количество призреваемых в них составляло от 5 до 10 человек.

Ситуация резко изменилась в 1897 году. «По данным 1898 года, в Тульской губернии возникло 519 новых благотворительных обществ. В среднем на каждые 100 000 жителей в Тульской губернии приходилось 56 благотворительных учреждений (заведений и обществ). Для сравнения: в Санкт-Петербурге - 62, в Москве - 49 на каждые 100 000 жителей. Тульская губерния оказалась на втором месте в России после Санкт-Петербургской по числу благотворительных учреждений! Преимущественно эти общества были созданы в 1897 году и являлись церковно-приходскими попечительствами»28. Фактически при каждой церкви было образовано свое попечительство.

14 сентября 1897 года Его Преосвященством Епископом Тульским и Белевским Питиримом было предписано причтам всех приходских церквей открыть приходские попечительства в двух, трехнедельный срок! Причиной, побудившей его к этому, стало бедственное положение населения вследствие неурожая во многих местах губернии в 1897 году.

Отчеты показали, что главным на первых порах деятельности попечительств стало изыскание средств для помощи нуждающимся. Не везде эти средства были достаточными, «но большинство успели собрать (иногда не один раз) весьма значительные средства до нескольких сотен и тысяч рублей»29.

Расширяется и сословный состав председателей попечительств. Как и прежде преимущественно ими являются священнослужители. «В некоторых уездах председателями были местные дворяне. Сенатор Д.А. Свербеев и генерал-лейтенант Головин в Новосильском уезде; в Епифанском - графы П.А. и А.А. Бобринские, Олсуфьев; в Веневском уезде - князь А.Н. Шаховской, в Чернском - князь П.В. Долгоруков, барон А. Дельвиг. Князья возглавляли отдельные попечительства в Белевском, Крапивенском, Ефремовском уездах».

Кроме этого, в списках присутствуют полковники (Крапивенский, Тульский уезды), инженеры (г. Венев, г. Чернь), купцы, врачи (Алексинский, Одоевский уезды), мещане (Алексинский уезд), лесничий (Крапивенский уезд). Деятельность церковно-приходских попечительств перестает быть заботой лишь духовенства.

В целом, по данным 1901 года, деятельность попечительств признавалась вполне успешной и удовлетворительной.

В 1901 году лучшей была признана деятельность Староникитского, Петропавловского и Александроневского попечительств в городе Туле. «Годовые поступления в них составили от 1652 руб. до 2356 руб. В уездах лучшими были Дмитриевское попечительство в Алексинском уезде и Семеновское - в Веневском. Их годовой «приход» был более 900 рублей в каждом. Средства были потрачены на ремонт храмов, проведение религиозно-нравственных чтений, на нужды школ и прихожан».

Таким образом, можно констатировать тот факт; что при многообразии форм помощи бедным, деятельность церковно-приходских попечительств явилась в последнее десятилетие XIX века. Функционирование отдельных попечительств и количество средств, поступавших на их существование, зависело от предприимчивости председателей попечительств и активности прихожан.

Ещё представляет интерес в нашей губернии работа благотворительных обществ. В книге Бурцевой Е. Е. «Из истории благотворительности в Туле», мы нашли информацию о деятельности благотворительного общества «Милосердия» в Тульской губернии. Автор говорит о том, что работа благотворительных обществ строилась по общим принципам; свою деятельность они осуществляли согласно уставам, в которых определялись цели, состав, средства, органы управления делами обществ и порядок прекращения их деятельности.

«Благотворительное общество «Милосердие » было создано в 1875 г. по инициативе Тульского губернатора Сергея Петровича Ушакова. Как говорилось в Уставе, основной его целью являлось «вспомоществование бедным в видах прекращения нищенства в Туле». Среди учредителей и основных вкладчиков - известнейшие тульские промышленники, купцы, чиновники и дворяне: братья Сушкины, Лялины, Васильковы, Баташевы, С. Т. Красноглазов, И. И. Ломов, И. К. Платонов, Н.Н. Бухонов (его имя до сих пор носит переулок в центре Тулы) и многие другие.

Общество состояло из почетных членов, «сделавших в его пользу значительные пожертвования» или оказавших ему большие услуги, а также действительных членов, которые должны были платить не менее 5 рублей в год или внести единовременно 50 рублей»30.

Большую роль в работе общества играли «заведующие – распорядители». Долгое время «заведующим-распорядителем» участка при приходе Владимирской церкви, «что на Ржавце», был Викентий Игнатьевич Смидович - известный тульский врач, директор больницы «Общества русских врачей», в которой туляки получали бесплатную медицинскую помощь и лекарства. Среди заведующих были и богатые купцы-промышленники (Гавриил Воронцов - владелец крупнейшей в Туле гармонной фабрики, Екатерина Холина - самоварщица), и дворяне, и даже князь Леонид Дмитриевич Урусов, барон и баронесса Дельвиг.

Средства общества составлялись из ежегодных членских взносов, добровольных пожертвований, сборов с концертов, гуляний, балов и других поступлений.

Общество могло нанимать или приобретать в собственность дома, устраивать мастерские, богадельни, приюты, школы.

«В 1891 году «из-за сильного вздорожания хлеба... общество «Милосердие» вошло в соглашение с 32 булочниками и пекарями» о продаже хлеба беднякам не по две с половиной копейки за фунт, а по две копейки. Пекари согласились ежедневно отпускать по 28 пудов хлеба по этой цене, а за излишнее количество, проданного хлеба общество обязывалось доплачивать по полкопейки за фунт. Было оповещено население, и приходские священники раздавали беднякам своих приходов купоны на ежедневное получение хлеба по пониженной цене»31.

Интересный факт мы узнали из этой работы о том, что к празднику Рождества Христова самым бедным выделяли единовременное пособие, а к Пасхе им раздавали «наборы для разговения», состоящие из кулича, пасхи и пяти яиц.

Кроме того, общество давало возможность беднякам самим зарабатывать себе на хлеб. 15 апреля 1879 года была открыта мастерская по пошиву одежды. В ней могло работать более 50 человек, а значит, столько неимущих стали получать хоть какой-то заработок. Эта форма помощи считалась лучшей. «В мастерскую было пожертвовано 2 швейные машинки, дубовый полированный стол для кройки, ситцу на 100 рублей и др. При мастерской был склад, из которого по заявлению заведующих участками и постановлением Совета выдавались бедным одежда и белье. Чтобы оказать помощь мастерской, многие горожане покупали ее продукцию»32.

Не оставались без внимания общества и девушки на выданье из бедных семей. «Каждый год весной в обществе составлялся список «невест-кандидаток», каждая из которых затем тянула жребий на право получения приданого. Наиболее удачливым давался год «на раздумья», так как, если в течение года «кандидатка» не выходила замуж, она лишалась права на получение приданого (целых 40 рублей!). Число таких невест в Туле колебалось: в 1878 г. - 14, в 1879 г.- 6, в 1891 г.- всего 2. Пик, похоже, пришелся на 1908 г.: «Милосердие» выдало замуж 84 девицы да притом увеличило размер приданого на 20 рублей»33.

Однако средства общества были невелики: такие статьи дохода, как кружечные пожертвования, почти не увеличивались, взносы членов-благотворителей были год от года непостоянными, а доход от проводимых лотерей и спектаклей отличался случайным характером. Поэтому существовать без значительных пожертвований обществу «Милосердие» было бы трудно. Значительную финансовую помощь оказывали А.С. Баташев, Д.Я. Ваныкин, И.И. Ломов, А.З. Хитрово, граф А.В. Бобринский, графиня А.П. Бобринская и другие состоятельные люди.

В 1880 году пианист Николай Григорьевич Рубинштейн передал полный сбор от концерта, данного в Туле - 928 рублей 20 копеек.

Нас растрогала описанная автором на основе источником история о судьбе пожилого человека, который, прослужив всю жизнь писцом в железнодорожной конторе, под конец службы почти совсем ослеп, или, как тогда говорили, «заболел глазами»? Помощь ему оказало общество «Милосердие» вовремя. Один из членов общества (к сожалению, имя его неизвестно) дал ему возможность съездить в Москву, сделать операцию и тем восстановить до некоторой степени зрение. Затем общество купило предписанные врачом очки. В конце концов, старик снова принялся за свой труд.

Мы обратились опять к труду Г. И. Панова, чтобы посмотреть, какие богоугодные заведения называет он в своей работе и вот какую информацию нашли. «В Туле находится весьма замечательный по удобству и обширности помещения дом призрения престарелых, убогих и увечных; - и устроен князем Голицыным, бывшим Тульским губернатором в 1841-м году и известен в нашем городе под именем богадельни. Теперь в нем призревается старцев мужского пола 22, а женщин 60 человек. При нем же находится и церковь, где беспомощная старость находит духовное утешение и молитвами благословляет имена благотворителей. Содержание дома и церкви вполне обеспечено уже одними операциями Александринского банка. Ежегодные отчеты его не оставляют в этом никакого сомнения. Известно, что основного капитала для принимаемых в богадельню и на расходы по церкви ее хранится в кредитных учреждениях 26 тысяч руб. серебром. К получаемым с этой суммы (голицынской) процентам уделяется на те же предметы из процентов с капиталов Товарищества Александринского банка до четырех тысяч рублей серебром. Но, кроме того, бывают еще и ежегодные пожертвования в пользу дома и церкви»34.

Автор называет и другие богадельни, но отмечает, что они не были также обеспечены как предыдущая, но в них находили кров и приют немало бесприютных бедных, которых уже потому, что они живут в необеспеченных почти ничем богадельнях, нельзя отнести к числу праздношатающихся нищих по ремеслу. Это при Успенкой церкви в Павшинской слободе каменная богадельня, в которой жили 12 человек мужского пола, при Петропавловской церкви – деревянная с 6 человеками мужского пола, при Христорождественской Зарецкой церкви каменная богадельня построена еще в прошлом столетии или заводчиками Демидовыми, или Баташевыми, на 10 человек.

Г. И. Панов в своих очерках ещё описывает ряд приютов для бедных, находящихся вдали от церквей. «К ним можно отнести дом трудящихся, существующий в Туле с 1857 года. Здесь особенным комитетом от городского общества кроме старых бедных нищих призреваются дети, взятые из самых бедных классов, большею частию с улицы. Они обучаются домашнему хозяйству, могут сами приготовить для себя все необходимое, а в свободное от занятий по домашнему хозяйству время получают достаточные сведения в чтении, в письме и счетоводстве»35. Автор упоминает ещё один приют – это Михайловский дом призрения. В этом учреждении призреваются бедные старцы и воспитываются также бедные дети оружейников. Интересно ещё одно учреждение – это дом на Никитской улице, оставленный по завещанию Тульского купца Ивана Игнатова Петрова, который был обращен в богадельню для бедных, престарелых и увечных, под именем « Богадельни купца Петрова». На содержание этой будущей богадельни определены проценты с 30 тысяч руб. серебром.

Мы изучили особенности работы богоугодных заведений в Тульском крае в течение двух столетий (XVIII и XIX вв.), выяснили, в каких формах они существовали, какую роль в их развитии играла благотворительность. Также как и по всей стране, так в Тульском крае существенные изменения в сфере богоугодных заведений произошли после событий октября 1917 года.

Мы не ставили цель изучить подробно этот период, думаем, что эта тема отдельного исследования. Ранее мы уже отмечали, что именно эти события способствовали тому, что в нашем государстве образуется система социальных учреждений и появляется социальное направление в политике правительства.

В конце ХХ века система социальных учреждений вновь подвергается реформированию, и мы говорим уже о её трансформации в постсоветское время. Здесь существует ряд особенностей, связанных с тем, что Россия в 90-е годы перешла к рыночной экономике, а в этих условиях социальная политика государства имеет ряд особенностей. «На формирование и развитие социальной защиты влияют такие факторы, как отсутствие механизма регулирования размера заработной платы, устанавливания ее верхней границы, нестабильность цен и тарифов на рынке товаров и услуг, отсутствие административно-командных перераспределений финансов для содержания нерентабельных предприятий»36. Как считают специалисты в области социальной работы «социальная справедливость в условиях рынка, кроме равенства возможностей (шансов), должна включать и другой важный компонент - государственную социальную защиту и помощь неработающим, малообеспеченным людям, т.е. государственные гарантии для тех, кто по объективными причинами (возраст, пол, семейные обстоятельства и т.п.) выпадает из равноконкурентных условий, неспособен обеспечить себе сам достойная жизнь в условиях рыночной экономики»37.

Поэтому в современных условиях реализация эффективных государственных социальных программ гарантирует цивилизованные условия жизни для каждого человека на уровне, не ниже законодательно установленного прожиточного минимума».

Итак, в рыночной экономике в государственной поддержке для обеспечения достаточного уровня жизни нуждается лишь незначительная часть населения. Для трудоспособных же членов общества должны быть созданы равные возможности для того, чтобы они могли своей работой (или своей собственностью) зарабатывать необходимые доходы для полноценной жизни.

Исходя из этого, в 1994-96 гг. в Министерстве социальной защиты населения России разрабатывается и принимается концепция развития этой новой отрасли, отрабатываются типовые положения различных видов социальных служб.

«В 1996 году в соответствии с Указом Президента РФ было образовано Министерство социальной защиты населения РФ. С 1995 по 1999 гг. принимаются Федеральные законы «Об основах социального обслуживания населения», «О социальном обслуживании пожилых людей и инвалидов», «О социальной помощи»38.

В стране повсеместно создаются различные типы социальных учреждений, разрабатываются и реализуются федеральные и региональные социальные программы, финансируемые из бюджетов различных уровней. Активизируется формирование негосударственных организаций социальной направленности.

Указ Президента Российской Федерации «О структуре федеральных органов исполнительной власти» от 17.08.99, закрепилось современное название Министерства – Министерство труда и социального развития Российской Федерации.

В 2004 году многие функции социальной защиты перешли к Министерству здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Главные задачи – это оказание помощи малоимущим слоям населения, многодетным семьям, семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, социальные пособия и выплаты и др.

Указом Президента Российской Федерации от 27.09.2000 № 1709 «О мерах по совершенствованию управления государственным пенсионным обеспечением в Российской Федерации» за Пенсионным фондом Российской Федерации закреплены полномочия по выплате государственных пенсий.

Отделы органов социальной защиты на протяжении последних десятилетий прошлого века установили тесное сотрудничество с общественными организациями, занимающимися социальной защитой. «После ликвидации Советского Союза их образовалось довольно много. К ним можно причислить организации инвалидов и ветеранов, ассоциации бывших узников гетто и нацистских концлагерей, ассоциации жертв незаконных политических репрессий, общества пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС, общества людей с физическими отклонениями, ассоциации по борьбе с ВИЧ/СПИДом и другие»39.

В России 90-х годов и начала XXI благотворительность вновь стала сопровождать социальную защиту населения, как дополнение к тем средствам, которое выделяет на эти цели государство. Но благотворительность стоит очень дорого, чтобы начать ею заниматься, нужно крепко встать на ноги. Богатых людей в России пока немного, да и сосредоточены они в мегаполисах и крупных сырьевых регионах. Но тем неменее есть некоторые процессы в благотворительности несколько схожи с ситуацией конца XIX в.

В настоящее время создан Союз Благотворительных Организаций России. объединяющий около 3 тыс. благотворительных организаций и фондов. Кроме этого, в России действуют около 70-ти крупных иностранных благотворительных фондов. Объём благотворительных вложений, сделанных российскими компаниями, в 2001 г. составил около 500 млн. дол. Очень много благотворителей среди людей культуры. Одним из первых благотворителей современности стал Мстислав Растропович. Его вложения только в детскую медицину составили более $ 8 млн. Здесь же следует назвать имена Галины Вишневской, Владимира Спивакова, Владимира Крайнева. Эти люди являются создателями и деятельнейшими участниками благотворительных фондов, поддерживающих российскую национальную культуру.

Мы узнали такой факт, что более 10 лет поддерживает своими средствами Яснополянский детский дом народный артист СССР Иосиф Кобзон

Эти факты вселяют надежду в то, что лучшие качества всегда присущие русским людям, обязательно будут способствовать возрождению благотворительности в тех масштабах, в которых она была в России в прошлом. Будет замечательно, если наряду с социальной политикой государства, российские благотворители проявят сочувствие к тем, кто в нем нуждается.

Таким образом, опираясь на изученные нами источники, мы доказали правильность нашей гипотезы – богоугодные заведения прошлого действительно трансформировались в органы социальной защиты советского государства и преобразовались в современные учреждения. Сохранилась их основная структура и главные направления работы – поддержка малообеспеченных, инвалидов разных категорий, выплата социальных пособий и др. В постсоветской России к государственным средствам, выделяемым на социальные цели, добавляются благотворительные пожертвования, что вполне можно назвать продолжением лучших традиций.

Свою гипотезу мы проверили и подтвердили, изучая материал по развитию органов социальной защиты в нашем районе. С этой целью мы провели интервью с Валентиной Михайловной Домбровской, директором ГУТО «Управление социальной защиты населения» Киреевского района. Мы узнали об истории развития соцзащиты в нашем районе и о современном положении дел. Оказывается Дедиловский районный отдел социального обеспечения начал свою деятельность в сентябре 1946 года. Первым заведующим был – Гусаков Андрей Дмитриевич – инвалид Великой Отечественной войны III группы. Штат составлял 8 человек, кроме заведующего в него входили: 4 счетовода и 3 инспектора. 15 января 1963 года был Дедиловский районный отдел социального обеспечения был упразднен, и создан Киреевский районный (промышленный) отдел социального обеспечения. Позднее в его состав вошел Болоховский районный отдел социального обеспечения. В феврале 1967 года на должность заведующего отделом социального обеспечения был назначен Миляев Дмитрий Андреевич – участник Великой Отечественной войны. Районный отдел тогда обслуживал более 15 тысяч пенсионеров, 1500- многодетных семей, 720 – малоимущих семей, 1800- инвалидов ВОВ, 3900 – участников ВОВ и др. Также от Валентины Михайловны мы узнали, что в разные годы органы социальной защиты населения возглавляли Житкова Тамара Васильевна (с 1987 по 1989 гг), Буланкина Надежда Ивановна.

Самыми старейшими сотрудниками социальной защиты Киреевского района являются Себякина Антонина Павловна – 43 года стаж работы, Соловьева Римма Кузьминична – 24 года, Мельникова Прасковья Васильевна – 24 года, Ухина Антонина Петровна - 24 года, Воробьева Надежда Александровна – 27 лет, Левкова Валентина Ивановна – 27 лет, Скопинцева Антонина Петровна, Шатохина Лидия Ивановна, Страхова Людмила Федоровна, Шипякина Светлана Дмитриевна.

Сегодня учреждения социального обслуживания населения на территории нашего района входят в единую систему органов социальной политики Тульской области, которая состоит из Министерства здравоохранения и социального развития Тульской области, Департамента социального развития Тульской области, ГУ ТО «Управление социальной защиты населения Киреевского района». На территории нашего района существуют ещё ГУ СОН ТО «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних Киреевского района» и ГУ ТО Центр Соцобслуживания «Милосердие» Киреевского района. Все эти учреждения реализуют основные направления социальной политики нашего государства: поддержка многодетных семей, выплаты льгот по услугам ЖКХ, поддержка семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, забота о престарелых гражданах и ветеранах, малоимущих семей и др.

В нашем районе есть люди, которые оказывают благотворительную помощь и совместно с органами социальной защиты населения заботятся о тех, кто в наше время испытывает жизненные трудности, неурядицы по разным причинам. В интервью с представителями учреждений социальной защиты мы узнали, что часто такую помощь оказывают наши местные предприниматели Рапп И. П., Шахова Т. И., Демчев В. В., Шевченко В. П., а также предприниматели г. Тулы, общественные деятели, представители других областей Центра России.

Благотворители помогают организовывать акции для ветеранов, детей-инвалидов, многодетных семей. Сложен процесс оказания финансовой помощи тем людям, которые нуждаются в дорогостоящем лечении, так как необходимо согласие самого человека на обнародование информации о нем и много других процедур, но и здесь милосердие идет рука об руку с благотворительностью. Так благодаря инициативе Управления социальной защиты и при поддержке местных СМИ и учреждений культуры в 2010 были собраны средства на лечения девочки из г. Липки (по этическим причинам мы не называем имени).

Наше исследование показало нам, что становление и развитие богоугодных заведений неотделимо от такого понятия как благотворительность. Мы убедились, что это явление в нашей стране имеет давние традиции. Важно отметить, что в нашем российском обществе восприятие идеи благотворительности и милосердия было всеобщим - от чисто религиозной рефлексии до необходимости участия государства в решении социальных проблем.

Первоначально благотворительность формировалась на идеях христианства, и поэтому наиболее простой и древней его формой были раздача милостыни нищим и пожертвования в церковь. Вторым, не менее важным источником благотворительности, была народная традиция взаимопомощи, которая основывалась не столько на моральных и религиозных воззрениях, сколько на здравом смысле и опыте человеческого общежития: любой, кто помогает ближнему в беде, давая ему работу и деньги, знает, что, окажись он в подобной же ситуации, ему можно рассчитывать на помощь со стороны других. Нас поразило, что с XIX века благотворительность в России приобрела особенно широкий размах. Многие исследователи называют это столетие «золотым веком» русской благотворительности.

В наше время происходит закономерная переоценка многих устоявшихся представлений. Определившиеся в советский период с классовых позиций ценности стали дополняться общечеловеческими. В числе этих ценностей такое гуманное явление, как благотворительность.

В нашем исследовании мы проследили судьбу богоугодных заведений и их трансформацию в органы социальной защиты в наше время. Это связь очень устойчивая, в 2011 году социальная защита в России отмечала свое 310-летие, считая своим началом Указ Петра I от 8 июня 1701 года. Значит, мы сделали правильные предположения, что богоугодные заведения прошлого это сегодня учреждения, которые реализуют социальную политику государства. Существенным отличием является то, что в прошлом они практически все содержались на деньги благотворителей, а сейчас к государственному обеспечению помощь благотворителей является хорошим дополнением. Главное, что мы поняли – это то, что наше государство опять дает возможность всем желающим проявить свои лучшие душевные качества – милосердие и сострадание к тем, кто в этом нуждается.



Список литературы


1. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Философия и литература. Мифология и религия. Язык и культура. – М.: Изд-во Эксмо, 2003.

2. Бурцева Е. Е. «Из истории благотворительности в Туле»//Тульский краеведческий альманах. – 2008

3. Власов П.В. Благотворительность и милосердие в России / П.В. Власов; общ. ред. А.К. Голицын. - М., 2001

4. Годунский Ю. Откуда есть пошла благотворительность на Руси // Наука и жизнь. 2006. №10.

5. Друговская А.Ю., Гатилова Л.С. Да не оскудеет рука дающего... (Из истории благотворительности в губерниях Центрального Черноземья в конце XIX - начале ХХ веков). - Курск, Изд-во КГМУ. 1999.

6. Колебакина Е. Ю. Общественное призрение и благотворительность конец XVIII – начала XX вв. М., 2002

7. Конституция РФ 1993 г.

8. Коробейников Ю.В. Исторический опыт осуществления общественной помощи нуждающимся органами местного самоуправления России в 1864-1917 гг. М, Изд-во Планета 2003

9. Мельников В.П., Холостова Е.И. История социальной работы в России. - М., 1998.

10. Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.

11. Соколов А.Р. Российская благотворительность в XVIII-XIX вв. (к вопросу о периодизации и понятийном аппарате) // Отечественная история. 2003. №6.

12. Социальная политика государства. Под ред. В.Ф. Уколова. - М., 1997.
13. Ульянова Г. Н. Церковноприходские попечительства как структурная единица // Благотворительность в России.СПб., 2004.

14. Фирсов М.В. Истории социальной работы в России. - М.: Гуманит, 2007

15. Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России: национальный опыт и вклад в цивилизацию // Россия и XX веке. М., 1994

16. Якубсон Е.В. Исследование благотворительности в пореформенной России: тенденции последних лет // Роль университетов в поддержке гуманитарных научных исследований: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции: в 3-х т. Т.3. Тула, 2007.

17. Якушев А.В. Социальная защита. Социальная работа. Конспект лекций. - М.: А-Приор, 2007.




































































1 Соколов А.Р. Российская благотворительность в XVIII-XIX вв. (к вопросу о периодизации и понятийном аппарате) // Отечественная история. 2003. №6.










2Годунский Ю. Откуда есть пошла благотворительность на Руси // Наука и жизнь. 2006. №10.










3Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Философия и литература. Мифология и религия. Язык и культура. – М.: Изд-во Эксмо, 2003.










4Власов П.В. Благотворительность и милосердие в России / П.В. Власов; общ. ред. А.К. Голицын. - М., 2001









5Якубсон Е.В. Исследование благотворительности в пореформенной России: тенденции последних лет // Роль университетов в поддержке гуманитарных научных исследований: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции: в 3-х т. Т.3. Тула, 2007.









6Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.









7Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России: национальный опыт и вклад в цивилизацию // Россия и XX веке. М., 1994









8Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России: национальный опыт и вклад в цивилизацию // Россия и XX веке. М., 1994










9Колебакина Е.Ю. Общественное призрение и благотворительность конец XVIII - начало XX вв. М, 2002.








10
Колебакина Е.Ю. Общественное призрение и благотворительность конец XVIII - начало XX вв. М, 2002.







11


Коробейников Ю.В. Исторический опыт осуществления общественной помощи нуждающимся органами местного самоуправления России в 1864-1917 гг. М, Изд-во Планета 2003.





12



Друговская А.Ю., Гатилова Л.С. Да не оскудеет рука дающего... (Из истории благотворительности в губерниях Центрального Черноземья в конце XIX - начале ХХ веков). - Курск, Изд-во КГМУ. 1999.




13




Друговская А.Ю., Гатилова Л.С. Да не оскудеет рука дающего... (Из истории благотворительности в губерниях Центрального Черноземья в конце XIX - начале ХХ веков). - Курск, Изд-во КГМУ. 1999.



14





Социальная политика государства. Под ред. В.Ф. Уколова. - М., 1997.

15






Социальная политика государства. Под ред. В.Ф. Уколова. - М., 1997

16






Мельников В.П., Холостова Е.И. История социальной работы в России. - М., 1998.

17






Мельников В.П., Холостова Е.И. История социальной работы в России. - М., 1998.


18






Конституция РФ 1993 г.

19






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.


20






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.


21






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.


22






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.


23






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.


24






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.


25






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.


26






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.


27






Ульянова Г. Н. Церковноприходские попечительства как структурная единица // Благотворительность в России. СПб., 2004.


28






Ульянова Г. Н. Церковноприходские попечительства как структурная единица // Благотворительность в России. СПб., 2004.


29






Ульянова Г. Н. Церковноприходские попечительства как структурная единица // Благотворительность в России. СПб., 2004.


30






Бурцева Е. Е. «Из истории благотворительности в Туле»//Тульский краеведческий альманах. - 2008


31






Бурцева Е. Е. «Из истории благотворительности в Туле»//Тульский краеведческий альманах. - 2008


32






Бурцева Е. Е. «Из истории благотворительности в Туле»//Тульский краеведческий альманах. - 2008


33






Бурцева Е. Е. «Из истории благотворительности в Туле»//Тульский краеведческий альманах. - 2008



34






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.


35






Г. И. Панов Избранные труды. Благотворительность и социальное призрение М. 2008 г.




36






Якушев А.В. Социальная защита. Социальная работа. Конспект лекций. - М.: А-Приор, 2007.


37






Якушев А.В. Социальная защита. Социальная работа. Конспект лекций. - М.: А-Приор, 2007.


38






Якушев А.В. Социальная защита. Социальная работа. Конспект лекций. - М.: А-Приор, 2007.


39






Фирсов М.В. Истории социальной работы в России. - М.: Гуманит, 2007


Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 29 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Общая информация

Номер материала: ДВ-508833
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 29 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>