Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Другое / Конспекты / Исследовательская работа " Традиционная культура Кубанского казачества"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Другое

Исследовательская работа " Традиционная культура Кубанского казачества"

библиотека
материалов

Исследовательская работа учащихся 6 «Б» класса казачьей направленности МАОУСОШ № 9 ст. Отрадной





















«Традиционная культура кубанского казачества»



















Ст. Отрадная, 2014г

Содержание


Введение.

  1. Поселения и жилища.

Обряды при строительстве жилья

Внутреннее устройство убранство кубанского жилища.

2. Казачья одежда 

Головные уборы.

Прически.

Женский костюм.

3. Семейные традиции и обряды

Рождение казака

Крещение

Воспитание, обучение

Джигитовка


4. Фольклор (Песни, танцы, поговорки, былины, игры)

5. Праздники

6. Традиционные виды народного промысла и ремесла.


7. Искусство художественной обработки дерева

Лозоплетение

Гончарное ремесло

Кузнечное дело

Ткачество

Вышивание

Заключение

Литература


Введение.


Тема нашей исследовательской работы - "Традиционная культура кубанского казачества."

Изучать опыт своего народа, его традиции, видеть черты национального своеобразия в облике людей, в их одежде становится для нас уже необходимостью. Знание истории Краснодарского края, обычаев, формирует наше самосознание. Ведь, к сожалению, мы оказались народом, страдающим утратой исторической памяти и корней. Кроме истории, потеряны еще и традиции казаков. Поэтому перелом наступит только тогда, когда изменится отношение к культуре родного края, и мы будем великими, когда каждый из нас будет чтить и помнить свои традиции, при этом уважая традиции соседа.

Люди, которые заселяли Кубань, принесли свои обряды, обычаи, говор. Селились здесь и выходцы из Украины, и представители других народностей.

Культура и обычаи этих народов переплетались, взаимно дополняли друг друга, вследствие образовалась новая этническая общность.

Это были не украинские или русские обряды, обычаи и язык, а образовался совершенно особый кубанский говор и быт, совершенно особые культурные традиции.

Мы – наследники этой яркой самобытной культуры.

Чтобы не потерять свою духовную основу, чтобы сохранить народную мудрость мы должны знать и любить обряды, традиции и историю родного края. Ведь недаром говорят, что народ, непомнящий своего прошлого, не имеет своего будущего. ( Слайд №1)

1. Поселения и жилища.

Большая часть современных казачьих поселений Кубани была основана в конце XVIII и в течение XIX века в процессе заселения края. Северная и северо-западная часть края, получившая название черноморских станиц, первоначально заселялась в основном украинским населением, а восточные и юго-восточные станицы так называемые линейные - русским населением. Черноморские казаки при устройстве своих станиц придерживались старых запорожских традиций, создавая свои курени вблизи степных речек, на удобных для скотоводства и земледелия участках. По данным краеведа Е. Д. Фелицына с 1809 г. кубанские курени стали называться куренными селениями, с 1840-х гг.- станицами, как и в других казачьих регионах России. В начале XIX в. в каждом селении было в 'среднем до 100 дворов. По предписанию войскового начальства селения полагалось застраивать прямыми и широкими улицами с центральной площадью и собором посередине. В условиях военного времени в целях обороны селения окружались глубоким рвом и земляным валом, ворота охранялись караулом. Почти одновременно с поселениями черноморцев возникали станицы линейных казаков. На землях станичных юртов появились хутора и зимовники.( Слайд №2)

Во второй половине XIX - начале ХХ в. кубанские станицы во много раз превышали размеры русских крестьянских селений. По данным Всероссийской переписи населения 1897 г. в кубанских степных станицах насчитывалось, В среднем 1 тыс. и более хозяйств; в предгорных станицах было до 400 дворов. В 1890-е гг. в состав Кубанской области входило 212 станиц, 60 поселков, 29 ,крестьянских селений. Казачьи усадьбы на Кубани назывались подворьями. Дом и хозяйственные постройки подворья располагались по усмотрению хозяина. Дома, интерьеры жилища обычно соответствовали специальному положению казачьей семьи.

В XIX и начале ХХ в. на значительной части, степной территории Кубани были невысокие турлучные или глинобитные, обмазанные глиной и побеленные снаружи жилые постройки, вытянутые в плане, покрытые четырехскатными соломенными или камышовыми крышами. В архитектурном облике кубанской хаты совмещались черты, жилищ степных и лесостепных районов Украины. Терминология отдельных деталей жилища была и остается до настоящего времени различной: в западных районах она в основном украинская, в восточных - русская. В восточных районах Кубани сказалось также влияние домостроительства донского казачества и населения южнорусских районов, с небольшими вариациями в деталях. Они представляют прямоугольник длиной от 12 до 35 аршин (аршин - 71,1 см) и шириной от 8 до 10 аршин под двух- или четырехскатной крышей, разделенной на две части или холодными нежилыми, сенями, или внутренней глухой стеной, как в первом, так и во втором случае жилье состоит из двух хат: "мала хата", или' кухня; и "велика хата", или чистая половина. Каждая усадьба огораживалась со стороны улицы и смежных владений. Со стороны улицы оградой служили: глиняная стенка, "лиска" (камышовая изгородь), деревянный забор; в юго-восточных районах часто делали 'плетеную изгородь. Интересные воспоминания дают старожилы черноморских станиц по устройству "лиски". Для изгороди рыли канаву шириной5-6 вершков (вершок - 4,4 см), в нее пучками ставились камыш, пучок посередине переламывали и несколько наискосок верхушками опускали в канаву. Для устойчивости концы камыша засыпались землей, получались легкие, красивые и дешевые изгороди.

Типичное казачье подворье среднего достатка состояло из общего плана с жилыми и хозяйственными постройками, приусадебного участка и запашной земли, которая находилась за станицей. Известный кубанский исследователь Л. Я. Апостолов писал: "Дом казака среднего достатка устраивался, обыкновенно, в две комнаты. Крыша делается из камыша, соломы, иногда железа. Какой бы ни был дом - деревянный, турлучный, маленький, большой - он обязательно обмазывался глиной и белился". ( Слайд №3)

В каждом подворье находились колодец и летняя печь ("кабица"), а из хозяйственных построек - сараи, "саж" для свиней, конюшня, "погребник". Состоятельный хозяин имел одну или несколько ветряных и водяных мельниц, амбары. Для сельскохозяйственных работ использовались бороны, плуги, терки, катки, ручные веялки, жатки, серпы, косы, конные грабли и сеялки.

Украшением жилища служили деревянные карнизы, наличники с резьбой, чаще рельефной или сквозной. В некоторых черноморских станицах крышу крыли пучками соломы или камыша так искусно, что на ребрах скатов получались красивые гребни. Для украшения крыши на гребне устанавливались "коньки". В восточных районах края во второй половине XIX -начале ХХ в. широко распространяются и круглые дома. Их строили рублеными, турлучными, часто с железной крышей или черепичной. Такие дома обычно состояли из нескольких комнат, веранды, парадного крыльца.

Обряды при строительстве жилья

«На место строительства бросали клочки шерсти домашних животных, перья - «чтобы все водилось». Матку-сволок (деревянные брусья, на которые настилался потолок) поднимали на полотенцах или цепях, «чтобы в доме не было пусто». В передний угол, в стену вмуровывали деревянный крест, призывая этим Божье благословение на обитателей дома. После окончания строительных работ хозяева устраивали угощение вместо платы (ее не полагалось брать за помощь). Большинство участников приглашалось и на новоселье. ( Слайд №4)

Внутреннее устройство убранство кубанского жилища.( Слайд №5)

Центральным, святым местом в кубанском жилище был "красный угол", где располагалась "божница" в форме большого киота; состоящего из одной или нескольких икон, украшенных рушниками, и стола "угольника". Часто иконы, рушники украшались и бумажными цветами. В "божнице" сохраняли предметы, имеющие священное или обрядовое значение: венчальные свечи; пасхи, пасхальные яйца, просвирки, записи молитв, поминальные книжки.

( Слайд №6)

В первой комнате - "малой хате", или "теплушке" - находилась, печь, длинные деревянные лавки ("лавы"), небольшой круглый стол ("сырно"). Возле печи обычно стояла широкая лава для посуды, а у стены, где располагался "святой угол", деревянная кровать.. ( Слайд №7) Во второй комнате, "великой хате", в интерьере преобладала добротная, изготовленная на заказ мебель: шкаф для посуды - "горка", или "угольник", комод для белья и одежды, кованые и деревянные сундуки. В горке хранилась посуда фабричного производства, которая использовалась по праздникам. На стенах висели обрамленные вышитыми полотенцами ("рушниками") семейные фотографии, цветные литографии с изображением православных святых мест; картины местных художников с изображением казачьих военных действий, в основном, относящихся к периоду l-й мировой войны; зеркала в деревянных резных рамах. Семейные фотографии имели определенное место в интерьер. Они были традиционными семейными реликвиями. Небольшие фотоателье появились в кубанских станицах уже в 70-е годы. Первыми фотографами были и казаки и иногородние. Фотографировались по особым случаям: проводы в армию, свадьба, народные праздники, похороны. Много фотографий запечатлели период l-й мировой войны, когда в каждой казачьей семье старались сделать снимок на память или получали фотографии с фронта. Эти фотографии передавались из поколения в поколение. Но, как и многие памятники материальной, традиционно-бытовой культуры, казачьи фотографии уничтожались в 19ЗО-е гг. Их запрещали хранить, стирая народную память.

Традиционным элементом украшения кубанского казачьего жилища были "рушники". Их делали из тканей домашнего производства, которые изготовлялись в основном из конопли или фабричной ткани - "миткаля". Часто рушники богато орнаментировались, обшивались с двух поперечных концов кружевом. Вышивка чаще всего проходила по краю полотенца и выполнялась крестом или двухсторонней гладью. Преобладал растительный орнамент, мотивы вазона с цветами', геометрические фигуры, парное изображение птиц. Приведем описание внутреннего, устройства кубанской хаты, данное в рассказах П.Тарана - "Черноморская старина": "В переднем углу под образами стоял стол, накрытый белой полотняной скатертью с красными поперечными полосами по краям. На столе - "паляница". Образа помещаются на узкой полочке - "божнице". Перед образами три цветных лампадки, украшенных бумажными голубками. Из переднего угла до стола и почти до двери тянется широкая лава. Налево от двери - большая печь, от печи до передней стенки - "пил". Возле печи, на углу стол с каганцом. Возле лавы - ступа".( Слайд №8)

2. Казачья одежда. (Слайд №9)

Запорожские и донские казаки, переселившиеся на Правобережье Кубани в начале XVIII века, принесли с собой самобытную культуру.

А начнем мы с костюма казаков, которые переселились на Кубань.

Особенности жизни кубанских казаков отразились на их одежде. Казачий костюм стал результатом соседства с народами Северного Кавказа. Старинная казачья одежда очень древняя. Костюм казаков складывался веками, задолго до того, как степняки стали именоваться казаками.

В первую очередь это относится к изобретению скифов — штанам, без которых невозможна жизнь кочевника-конника. За столетия покрой их не изменился: это широкие шаровары — в узких штанах на коня не сядешь, да и ноги они будут стирать, и движения всадника сковывать. Так что те шаровары, что находили в древних курганах, были такими же, какие носили казаки и в XVIII, и в XIX веках. Рубахи были двух видов — русская и бешмет. Русскую заправляли в шаровары, бешмет носили навыпуск. Шили их из холста или из шелка. Степняки вообще предпочитали шелк другим тканям — на шелке вошь не живет. Сверху — сукно, а на теле — шелк! Зимой носили нагольные полушубки, которые надевались шерстью на голое тело — так народы Севера носят кухлянку.

От трения шерсти о тело возникает электрическое поле — так теплее, а если человек вспотеет — шерсть пот оботрет, он не впитается в одежду и не превратится в лед.

Из верхней одежды казаки издавна предпочитали   архалук (тюрк, арка — спина, тюрк. Лык — греть) — «спиногрей» — нечто среднее между стеганым татарским халатом и кафтаном. Кроме того, поверх тулупа зимой и в непогоду надевался балахон — валенный из овечьей или верблюжьей шерсти плащ с капюшоном. По нему скатывалась вода, в сильные морозы он не лопался, как кожаные вещи. На Кавказе балахон заменила бурка, а капюшон издавна существовал как самостоятельный головной убор — башлык.

Сапог было великое множество — без сапог верховая езда невозможна, да и по сухой степи не пройдешь босиком. Особой любовью пользовались мягкие сапоги без каблуков — ичиги и «чирики» — туфли-галоши, которые надевали либо поверх ичиг, либо поверх толстых чесаных носков, в которые заправлялись шаровары. Носили и «башмаки» — кожаную обувь с ремнями, названную так потому, что изготовлялась она из телячьей кожи (тюрк. башмак — теленок).

Но казак более всего ценил одежду не за ее стоимость и даже не за удобство, которым славилась казачья «справа», а за тот внутренний духовный смысл, которым были наполнены каждый стежок, каждая деталь казачьего костюма. По верованиям древних, одежда — вторая кожа, поэтому коренные казаки никогда не носили чужую одежду, не совершив над ней очистительных обрядов, и уж тем более одежду с убитых. Надеть «чуждые покровы» означало войти в «волю» дарителя и потерять свою. Поэтому казак ни за что не надел бы «шубу с царского плеча».

Награждая казаков, атаманы дарили им материал «на справу», но никогда не дарили   атаманский кафтан.   Наиболее ценилась  одежда, шитая матерью или женой.   Первую крестильную      рубашку шила и дарила крестная, она надевалась  один раз, всю жизнь сохранялась нестиранной вместе с прядями первых волос,   погребалась с   умершим или, если  казак умирал вдалеке  от дома, сжигалась вместе с вещами, которых он касался.

Кубанское казачье войско начало формироваться в конце восемнадцатого века, его основу составили запорожцы и донцы. В начальный период заселения края черноморцы сохранили одежду и вооружение, присущие запорожцам. Конные казаки носили синие шаровары, синий кунтуш, под который надевался кафтан красного цвета. В 1810 году была утверждена форма обмундирования черноморских казаков: шаровары и куртка из грубого сукна. Линейные казаки носили одежду черкесского образца. В начале 1840 года для черноморских казаков была установлена единая форма по примеру линейных. Эта форма стала единой и для сформировавшихся в 1860 году Кубанского казачьего войска. Комплекс мужской одежды состоял из: черкески, сшитой из черного фабричного сукна, шаровар темных тонов, бешмета, башлыка, зимой – бурки, папахи, сапог или ноговиц.( Слайд №10)


Костюм и в наши дни говорит о месте человека в обществе. Как говорится, «по одежке встречают...» Но в отличие, пожалуй, от всех народов и сословий мира казаки, жившие в строгих рамках военного сословия, обязанные носить стандартную униформу, видели в одежде и другое... Мельчайшие детали: пуговицы на мундире, серьга в ухе, особым образом повязанный башлык или надетая папаха — для казака были раскрытой книгой, паспортом, по которому он узнавал о незнакомом собрате все.(Слайд №11)


Головные уборы.

У казаков папаха или фуражка играла огромную роль в обычаях и символике. Шапка – продолжение головы. Папаха с цветным верхом или казачья фуражка с околышем символизировала полноправную принадлежность к станичному обществу. На кругу казаки находились в шапках. Собственно, ими голосовали. Перед избранным атаманом шапки снимали, а он свою шапку надевал. Снимал шапку и выступающий. Если есаулец надевал ее обратно – значит, кто говорил, лишался слова.

Шапку кидали во двор «хваленке», предупреждая, что придут свататься. Папаху или фуражку привозили с войны и клали на божницу, если казак погибал. В такой дом никто не мог войти без приглашения старшей в доме вдовы. Сбитая с головы шапка, равно как и сорванный с женщины платок, были смертельным оскорблением, за которым следовала кровавая расплата.

При возвращении с войны или службы казаки приносили шапки в дар родовым рекам, бросая их в волны. Казак, женившийся на вдове, приносил к Дону или Кубани фуражку погибшего казака и пускал ее по воде со словами: «Прости, товарищ, не гневайся. Не грехом смертным, но честию беру твою жену за себя, а детей твоих под свою защиту. Да будет тебе земля пухом, а душе райский покой».

В шапку зашивали иконки и написанные детской рукой охранительные молитвы. Обычай нашивать на фуражки и папахи награды — бляшки с надписью, за что награжден полк, еще больше увеличил духовную ценность головного убора. ( Слайд №12)

За отворот папахи казаки клали особо ценные бумаги и приказы. Надежнее места не было — потерять папаху казак мог только с головой.

 Прически.

Казачий чуб — такая же традиция, как лампасы и папаха. По одной легенде, сбитая на ухо шапка как раз и прикрывала его отсутствие, а чуб — часть выбритой наполовину головы, как брили каторжных. Но эта версия оттуда, из легенды о «беглом» происхождении казачества. На самом деле часть савиров (севрюков) носили чубы даже во времена гуннов. Так они запечатлены на старинных фресках.

Такой же древностью овеян и запорожский оселедец, вероятно заимствованный тюрками и славянами у готов, для которых он означал посвящение богу Одину. Хохол (хох-оол) у алтайцев и сейчас переводится как «сын неба». Интересно, что у персов (иранцев) слово «казак» и переводится как «хохолок». Так что прическа, особенно в прошлом, — явление мистическое. Кубанские казаки так объясняют чуб с левой стороны фуражки: справа ангел стоит — там порядок, а слева черт крутит — вот казак и выходит!

По  традиции, в России  усы были неотъемлемой частью военной формы. Кстати, в Отечественную войну усы носили гвардейцы. Восходит это к арийцам, у которых усы носили «кшатрии» — воины, и они символизировали крылья. ( Слайд №13-14)


Женский костюм

Женский костюм – это целый мир.( Слайд №15) Не только каждое войско, каждая станица и даже каждый казачий род имел особый наряд, который отличался от иных если не совершенно, то деталями. Чем дальше вглубь веков, тем отчетливее видно назначение одежды: не только оберегать человека от жары и холода, от непогоды, но и от злых сил; быть паспортом и визитной карточкой одновременно. Особенностью казачьего женского костюма были головные накидки. Женщинам не положено ходить в храм с непокрытой головой. В России замужние женщины носили «повойник» – показаться «простоволосой» было знаком невежества, дикости. Казачки носили кружевные платки, а в XIX веке – «колпаки», «файшонки» (от нем. слова «файн» – прекрасный). Носили они в полном соответствии с семейным положением – замужняя женщина никогда не показалась бы на людях без файшонки. Девушка же покрывала голову и обязательно заплетала одну косу с лентой. Все носили кружевные платочки. Без него появление женщины на людях было так же немыслимо, как появление строевого казака без фуражки или папахи.( Слайд №16)

Традиционный женский костюм сформировался во второй половине девятнадцатого века. Он состоял из юбки и кофты, так называемая «парочка», являвшаяся как нательной, так и верхней одеждой. Шился костюм из фабричных тканей – шелка, шерсти, бархата, ситца. Кофты, или «кофточки», были разнообразных фасонов: приталенные по бедрам, с оборочкой – «басочкой», рукав длинный, у плеча гладкий или сильно присборенный с «пухлями», на высоких или узких манжетах, воротник «стойка» или вырезан по объему шеи. Нарядные блузки украшали тесьмой, кружевом, строчками, бисером. Носили и блузки свободного покроя – «матене». Покрой у таких блузок был прямой и свободный. Юбки любили шить пышными, мелко собранными у пояса из четырех, семи полок, каждая шириной до метра. Юбки внизу украшались кружевом, оборками, шнуром, мелкими складками.

Современники так описывают костюм казачки: «… в праздник казачки любят пощеголять: костюмы ситцевые, шерстяные и шелковые, на голове красивые платки, на ногах полусапожки; на руках золотые и серебряные кольца; на шее у многих янтарные

монисты; в ушах – золотые и серебряные серьги. Девушки в косы вплетают дорогие шелковые ленты. Все женщины заплетают волосы на голове вкруг».

( Слайд №17-20)


3. Семейные традиции и обряды (Слайд №21)

«Семья – святыня брака. Никто не имеет права вмешиваться в жизнь семьи без ее просьбы. Семья – основа казачьего общества. Глава семьи – отец, с него спрос за все. Отец! Добейся в семье авторитета и взаимопонимания. Воспитай детей своих честными, смелыми, добрыми и отзывчивыми, бескомпромиссными в борьбе со злом, преданными Отчизне. Воспитай их казаками. Дай детям достойное образование. Казак обязан оберегать женщину, защищать ее честь и достоинство. Этим ты обеспечишь будущее своего народа. Казак не имеет права вмешиваться в женские дела. Чти мать свою и отца».( Слайд №22)

Лет с трёх-пяти казачок приучался к верховой езде. Стрелять учили с семи лет, рубить шашкой с десяти. Рукопашному бою учили с трёх лет. Мальчика воспитывали гораздо строже, чем девочку. С пяти лет мальчишки работали с родителями в поле: погоняли волов на пахоте, пасли овец и другой скот. Но время для игры оставалось. И крёстный, и атаман, и старики следили, чтобы мальчонку «не заездили», чтобы играть позволяли. Но сами игры были такими, что в них казак обучался либо работе либо воинскому искусству.

( Слайд №23)

Обряды и обычаи, которыми была окружена жизнь девочки, — домашние, семейные, девочке внушалось, что самое главное — спокойная душа и чистое сердце, а счастье — крепкая семья и честно заработанный достаток, хотя жизнь казачки была полна великих тревог, а трудов и страданий в ней было не меньше, а то и больше, чем в жизни казака. Все «женские» обычаи были шутливыми, не жестокими, а веселыми. Так, «смывали с дочушки заботы» — тетки, мамки, няньки, крестная первый раз с песнями и добрыми пожеланиями купали девочку. В это время отец — единственный мужчина, допускавшийся на этот праздник, ел «отцовскую кашу»,— горелую, пересоленную, наперченную, политую горчицей. Он должен был съесть ее, не поморщившись, «чтобы девочке меньше горького в жизни досталось». 

(Слайд №24). Трудиться девочки начинали с очень раннего возраста. Участвовали во всех работах: стирали, мыли полы, ставили заплатки, пришивали пуговицы. С пяти лет учились вышивать, шить, вязать на спицах и крючком — это умела каждая казачка. Делалось это в игре: обшивали кукол, а учились на всю жизнь. Особенная девичья работа — нянчить младших!

      Для Кубани конца XVIII - первой половины XIX века характерно многообразие свадебных обрядов. У черноморцев - потомков запорожцев, скептически относившихся к семейной жизни, свадебные традиции в первое время после переселения не играли заметной роли. Более того, войсковая администрация принуждала казаков к заключению браков и в среде черноморцев были известны случаи продажи жен. У линейных казаков свадебная обрядность в основном сформировалась еще до переселения на Кубань.
Свадьбы чаще всего справляли поздней осенью или зимой. Брачный возраст у невесты колебался от 13 до 21 года, у жениха - с 16 до 22 лет.
Девушка в личной жизни была свободной. Родители не выдавали ее замуж против воли. В случае неудачного брака она могла добиться развода.
      Казаки редко роднились с другими группами населения. Если казак женился на иногородней, то после свадьбы его жена юридически становилась казачкой. Девушки-казачки гораздо реже выходили замуж за иногородних, так как казаки старались не допустить, чтобы кто-либо из их семьи терял привилегированное положение.
      Существовало два способа выбора невесты: или это делал сам жених, или его родители.
      Задача это была непростая, и учитывались разные факторы: социальное происхождение невестки или зятя, положение их семей в обществе, трудолюбие будущей невестки, физическое здоровье и возраст молодоженов. Те, кто не посещали молодежную улицу либо нарушали ее правовые нормы, как правило, подолгу не выходили замуж.

Младшая сестра не могла выйти замуж раньше старшей. Родители боялись, что старшая дочь "засидится в девках". Известны случаи, когда казак, пришедший сватать младшую дочь, женился в итоге на старшей.
Главной заботой не только родителей, но и всей казачьей общины было хозяйственное благополучие молодых. Поэтому родня жениха и невесты, собираясь на "договор", обсуждала не только свадьбу, приданое невесты, но и как будет выглядеть хозяйство молодых.
      Родители также договаривались, какую неустойку должна будет заплатить виновная сторона в случае расстройства свадьбы
.

Свадьба была отнюдь не развлекательным зрелищем, а имела воспитательное значение. Причем нравственный урок преподносился не в поздравлениях и напутствиях, а разыгрывался в обрядовых действах.

После того, как невеста засватана, начинали печь и разносить приглашенным шишки из сдобы. Жених, "князь", выбирал дружков - "бояр". А его суженая - дружек, которые хорошо пели. Звали людей, знающих свадебный обряд, помнящих очередность действий и песен.

Весь обряд по сути и держался на песне. Даже когда за день до свадьбы волосы невесты завивали на лоскутки - киснычки или горячие гвозди, подружки обязательно пели, и слова были отнюдь не случайными. Во время гуляния фамилии жениха и невесты вставлялись в традиционные тексты.

Свадьба начиналась с выкупа невесты, затем молодые со свашкой, дружком и всеми желающими ехали в церковь венчаться. Жениху надевали золотое кольцо, невесте - серебряное, что означало преимущество мужа перед женой. Как говорилось в те годы: "Как солнце имеет преимущество перед луной".
По обычаю свадебный стол накрывали в двух домах - у жениха и невесты и сидели за ним только женатые люди.

В доме жениха на столе молодых ждало гильцэ - вставленное в хлеб деревце, украшенное бумажными цветами, лентами, конфетами, веточки его могли обвить тестом и запечь. Оно символизировало создание семьи - вьется новое гнездо. Потом шли к невесте, но неженатые хлопцы не пускали суженого в дом, требуя выкуп. А ребенок из числа родственников жены держал в руках палку с налепленными репьями, которую вполне мог запустить новобрачному в чуб. От него тоже надо было откупаться.

У черноморских казаков в дом невесты отправлялся свадебный "поезд", куда помимо молодого входили по двое: дружки, старосты, бояре, свитылки (девушки из родни жениха), свашки из замужних. Но при приближении веселого состава, сопровождаемого стрельбой и музыкой, ворота дома затворялись. Из ступицы старого колеса, что становилась импровизированной пушкой, в прибывших бросали различные предметы. Бояре отстреливались, штурмуя ворота, но все заканчивалась полюбовно - магарычом.

Когда молодые отправлялись в дом жениха, перед двором палили костер, который бояре должны были разбить ногами. Суженый проводил невесту по углям, либо новобрачные, взявшись за концы платка, перепрыгивали пламя, чтобы все лихо осталось в огне.

Дружко внимательно смотрел, чтобы свадебному поезду не перешли дорогу с пустыми ведрами. Драка во время гуляния считалась верным признаком, что союз молодых будет непрочным. При венчании жениху и невесте клали под ноги рушник, и невеста, сходя с него, должна была потянуть его каблучком. Это значило, что ее дружку тоже скоро возьмут замуж.

Поздно ночью, когда все ложились спать, отец назначал из числа гуляющих охрану, чтобы стерегли двор, а главное - две четверти водки, которые должны умыкнуть воры от сватов. Вся свадьба так и проходила: одни стерегли, другие пытались украсть, причем украденными могли стать даже отец с матерью.

Продолжалась свадьба не меньше двух дней. Если в первый день всему придавался серьезный, отчасти трагический тон, то во второй в комической форме разыгрывалось все, что происходило до этого. Из гуляющих выбирались новые "мать", "батька, "молодые", их наряжали посмешнее, в рваную одежду, путая мужские и женские наряды. ( Слайд №25)


Рождение казака


Рождение детей было истинным предназначением брака. Появление детей в семье, по мнению церкви, знаменовало благочестивость брака. Дети считались основным богатством семьи и общества в целом.

В молодых семьях ребенка ожидали с нетерпением. Наиболее желательным был мальчик. Казак. На его «прокормление» давался земельный участок — пай, а на девочку такого пая не полагалось.

Появление на свет ребеночка сопровождалось двумя семейными торжествами: справлялись родины и крестины. Родины отмечались достаточно скромно, крестины – более широко. Проведение обоих торжеств было насыщено массой символических магических действий и словесных формул, заклинаний, молитв. Крещение отмечалось обязательно, родины к концу XIX века – далеко не всегда, нередко они сливались с празднованием по случаю крещения младенца.
Родины устраивались (там, где это было принято) вскоре после разрешения женщины от бремени, разумеется, в том случае, если роды прошли благополучно, и ребенок признался жизнеспособным. Происходило это на второй-третий день («после трех бань» - уточняли знатоки крестьянского быта). ( Слайд №26)


Крещение

В народе издавна закрепилось выражение «где были родины, там будут и крестины».

Для укрепления семейных связей из добропорядочных семей выбирали крестных родителей, кума и куму, которые при обряде крещения обязались перед Богом оберегать крестника, оказывать ему любую помощь, а в случае преждевременной смерти родителей — заменить их. Тут же подаренный крестным отцом крестик носился крестником до конца жизни.

Крещение включало в себя имянаречение, проведение самого обряда крещения в храме, а затем обряда крестин в домашних условиях – обеда в честь новорожденного.
Для православных крещение – это второе (но в определенном смысле основное), духовное рождение человека, очищение его для последующего существования. Крещение и крестины вводили новорожденного в мир православной крестьянской общины с ее религиозным, бытовым, праздничным укладом.

Как правило, крещение происходило на восьмой или сороковой день (это связывалось с евангельским рассказом о  младенческой жизни Иисуса Христа). В реальной жизни ребенка крестили или сразу при рождении, гораздо чаще на третий, седьмой, девятый день. Таким образом,  строго сроков крещения не придерживались в силу разных обстоятельств, например: очень слабых детей крестили сразу же после рождения (крещение в таком случае рассматривалось как защитный обряд), в глухих деревнях, из-за отдаленности церкви от селения, а так же по причине неблагоприятных погодных условий, из-за занятости священника крещение откладывалось и реально происходило позднее принятых сроков.
Крещение было строго обязательно  для каждого рожденного в православной семье. Оно могло проходить в храме и в доме. Естественно, первое ценилось выше. В случае

необходимости (если младенец рождался слабеньким) крестить ребенка могла повивальная бабка в домашних условиях самым примитивным способом. Позднее священник довершал обряд, но уже без погружения в воду и нарекая именем, которая дала повитуха.

Хорошо известно, что духовное рождение считалось значительнее телесного, и по этой причине день рождения фактический становился менее заметным по сравнению с днем ангела или именинами. Многие люди вообще не знали точной даты своего рождения, но зато твердо помнили, в какой день крещены, в честь какого святого названы. ( Слайд №27)

Воспитание, обучение

Воспитание начиналось, чуть ли не с младенческого возраста. Свято соблюдалась заповедь: «Чти отца своего и матерь твою, да благо ти будет, и будешь долговечен на земли». Детей учили чтению молитв перед сном, при пробуждении, до и после принятия пищи. С пяти лет они обязаны были знать молитвы «Отче наш», «Царю небесный», «Пресвятая троица» и другие.

Основой семейного воспитания были положительные примеры боевых подвигов, безупречной службы деда, отца, родственников, станичников. Будущих воинов учили не теряться при любых обстоятельствах, находить выход из любого положения, стойко держаться и выживать в самых трудных условиях, приходить на помощь не только товарищу, но и любому станичнику в опасную минуту, «не жалеть живота своего за други своя».

Сызмальства прививалось почитание родства: крестных отца и матери, двоюродных братьев и сестер, дядек, теток и всех других родственников. И не без основания считалось: «Чем глубже и обширнее корни, тем мощнее крона».

В будущем защитнике Отечества с детства развивали ловкость, сноровку, выносливость. От отца к сыну исподволь, усложняясь, передавалось искусство верховой езды, «беспромашной», меткой стрельбы, слаженности действий.

Обучение начиналось после праздника первых штанов. Штаны, как правило, дарил старший в роду. Это должны были быть обязательно шаровары. Мальчика все поздравляли с первыми штанами, и казачонок ими очень гордился. Наступал этот праздник в зависимости от общего развития мальчика, но, как правило, лет с трех-пяти казачонка уже приучали к верховой езде.
Трехлетки под наблюдением старших ездили верхом по двору, первыми словами малютки были «но» и «пу» - понукать лошадь а пятилетние казачата вовсю, охлюпкой скакали по улицам станицы. Уже в этом возрасте их приучали не только к лихой верховой езде, но и к неутомимости — «сидеть на коне, пока он идет». Когда малолетний всадник падал с коня, что случалось часто, его утешали: «Терпи, казак, — атаманом будешь».

Обучение было тяжелым и постоянным. Стрелять учили с семи лет, рубить шашкой - с десяти. Сначала пускали тонкой струйкой воду и ставили руку, чтобы клинок шел под правильным углом и резал воду, не оставляя брызг. Потом учили рубить лозу, сидя на коновязи - на бревне, и только потом на боевом коне, по-боевому, по-строевому оседланном. Рукопашному бою учили с трех лет, передавая особые, в каждом роду хранившиеся приемы. Мальчика воспитывали гораздо строже, чем девочку, и жизнь его с раннего возраста была заполнена трудом и обучением.

Ловкость и сноровку развивали и детские игры, большей частью подвижные. Не боясь синяков, не жалея носов, казачата рубились деревянными шашками, кололись камышовыми пиками, захватывали «знамена», «пленных» и т. п.

С возрастом менялись и игры. С 10–11-летнего возраста казачат приучали владеть холодным и огнестрельным оружием. В 11–12 лет по определенным дням на специально отведенных местах выгона, они собирались каждый на своем коне при полном вооружении, и под присмотром закаленных в боях воинов, а часто и самого атамана, тренировались на полном скаку заряжать ружье и стрелять по цели, мчаться во весь дух, стоя в седле, рубить лозу, колоть пикой чучело, поднимать на скаку с земли монету, которая становилась призом. Летом в большой заводи Кубани на Низках они, опять-таки под наблюдением старших, учились плавать в одежде при полном снаряжении и шашкой рубить на плаву хворост.

Как правило, 11–13-летние казачата открывали станичные скачки. Самым метким юным стрелкам и лихим наездникам атаман вручал оружие, седла, другие предметы экипировки и снаряжения.

Казачат в возрасте от 13–14 до 18–19 лет называли «малолетками». Малолетки в линейных станицах практически несли ту же военную службу, что и их отцы. По 5–8 человек под командой приказного или урядника они охраняли стада, табуны, работающих в поле; служили, подменяя своих отцов, на кордонах, постах; были наблюдателями на сторожевых вышках, посыльными, вестовыми; эстафетой «гоняли» почту; исполняли по нарядам станичного правления подвозную (гужевую) повинность ездовыми (фурщиками), грузчиками, сторожами грузов.

При сполохе-тревоге малолетки в полном боевом снаряжении спешили на вал защищать свою станицу, свой дом.

Впрочем, воинскому искусству обучалось не только мужское население станицы, Как уже говорилось, девушка-казачка умело седлала коня своего суженого, готовя его к походу. Но с таким же успехом она сама могла, ловко и красиво держась в седле, вихрем промчаться по станице и, внезапно вздыбив коня, остановить его на полном скаку. Казачки со скачущей лошади неплохо стреляли вперед и назад — по догоняющей цели, знали системы огнестрельного оружия, его боевые качества. Во время сполоха многие из них находились на станичном валу в рядах защитников.( Слайд №28)

Джигитовка

Джигитовка  – езда верхом на лошади, во время которой казак выполняет различные гимнастические и акробатические трюки. Это было военное искусство. Если перевести слово джигитовка с тюркского – это означает лихой или храбрый человек. Казачья община проводила обучение своих людей для разных целей. В основную базу трюков входили: быстрые заскоки на лошадь, соскоки, перескоки, езда задом на перед и т.д.

Были даже очень интересные обманки, допустим как обрыв – “имитация смерти”. Вражеские войска всегда очень удивлялись, когда “мертвые” лошади вдруг вставали в нужный момент и начинали атаку. Такой эффект неожиданности являлся большим плюсом. Конь мог “упасть замертво” даже во время движения на галопе, чтобы все выглядело естественно.( Слайд №29)


4.Фольклор (Песни, танцы, поговорки, былины, игры)

У Кубанского фольклора есть свои особенности, которые объясняются тем, что кубанская речь представляет собой смесь языков двух родственных народов (русского и украинского), плюс заимствованные слова из языков горцев, сочный, колоритный сплав, соответствующий темпераменту и духу народа. Эти народы и принесли свой фольклор.

Особенно богат и разнообразен песенно-музыкальный фольклор. Вся душа кубанского народа в песнях. Они из далёкого прошлого, от дедов и прадедов донесли до нас то, чем жил народ, во что верил, донесли тревоги и радости. В будни и праздники, в счастье и беде песня всегда была рядом с казаком.

Основные жанры - исторические, бытовые, календарные песни, исключая былины- были известны на Кубани. ( Слайд №30)

Различна историческая глубина их сюжетов и образов, различны и судьбы.

Возможно, один из наиболее древних мотивов сохранился в песне (« Как за речкою, за Каялою»), записанный в станице Тбилисской - он рассказывает о татарском полоне во времена монголо-татарского ига. Многие произведения посвящены более поздним историческим или легендарным личностям, событиям.( Ой, да кому ж из нас, казаченьки», « Сон Стеньки Разина», песни о Байде, Голоте, Платове и другие).

До наших дней дошли и исполняются на Кубани многие шуточные, плясовые песни. А в памяти старшего поколения сохранились хороводные и игровые.

Шуточные, плясовые песни исполнялись обычно в сопровождении гармошки, иногда с колокольчиками, пищиков, сопелок, а из ударных и плясовых инструментов - игрой на бубне (таланбасе) и трещоток.

Наибольшей популярностью пользовались военно-бытовые лирические песни, отражавшие тяжелую казацкую судьбу, безвременную смерть где-нибудь на чужбине, трудную долю казацких вдов.( Слайд №30)

Танцевальная культура казаков включала в себя старинные русские и украинские танцы, ряд горских танцев (лезгинка). Казаки знали и исполняли «Круговую», «Казачка», «Журавля», «Метелицу» и др. Из европейских танцев – «кадриль», «полька», однако, они были не особо распространены в казацкой среде. В танцевальном фольклоре преобладали синкретичные формы, где песня и игра, танец или подтанцовка дополняли друг друга, как, например, в игровых песнях « я со цветом ухожу», «Сейчас еду, сейчас еду у Кытай- город гуляты», « А мы просо сеяли» и т.д.. ( Слайд №31)

В устном творчестве казаков нашли отражение и былинные сюжеты. В конце 19 века были записаны первые былины, которые сами казаки называли «старинными», такие, как: «Богатыри на часах», «Про Александрушку Македонского», «Илья Муромец на червленом корабле» и др.
В среде казаков бытовали и многочисленны сказки, пословицы, поговорки. Они были неотъемлемой частью разговорной речи казаков.
Среди бытующих на Кубани пословиц и поговорок немало общерусских, но произносимых на свой лад, на кубанском диалекте (говоре).

Например: Очи бояться, а руки роблять.

(Глаза боятся, а руки делают.)

Не сиди сложа рукы, тай и нэбудэскукы.

(Не будет скуки, если заняты руки.)

Живэ, як мыша в крупах.

(Живет, как кот в сметане.)

Що посеешь, то и пожнешь.

(Что посеешь, то и пожнешь.)

Есть и другие пословицы и поговорки, в которых просматривается тип казака, человека решительного и в то же время осторожного, щедрой души и в то же время скуповатого, человека красивого в своих принципах жить по вере и заветам прадедов.

Казак без седла - что черкес без кинжала.

Куда казака доля не закинет - все будет казак.

Казак голоден, а конь его сыт.

Человек без родины - что соловей без песни.

Береги землю родимую, как мать любимую.

Некоторые жанры отмирали, другие становились ведущими, более распространенными. К концу 19 века во многих станицах еще хорошо помнили, но уже не исполняли ряд старинных русско-украинских обычаев, гаданий, колядок, снижалась и торжественность обрядов, в том числе и свадебного. ( Слайд №32)
Большое внимание казаки уделяли военизированным играм, которые готовили юношей к службе. Особое внимание уделялось умению хорошо ездить на коне, владению в совершенстве холодным и огнестрельным оружием, умению метко стрелять на скаку, скрытно и бесшумно ходить и подбираться к противнику, ориентироваться на местности, знать приемы борьбы. Живя в окружении горских народов, казаки не могли не перенять у них некоторые игры, в то же время, передавая им свои. Например, у осетин они восприняли такие игры, как «Перетягивание каната»,

«Кюри», «Борьба на поясах», «Борьба всадников», «Наездники и кони». Ряд игр казаки переняли у кабардинцев.
Игры и состязания проходили на праздники и иногда продолжались несколько дней. На праздниках казак показывал свою силу, ловкость, выносливость и выдержку (при этом часто использовалась лошадь). Трусость для юноши-казака считалась позором. Характерным моментом казачьих игр были хороводы, песни, пляски. Казацкие спортивные состязания представляли собой интересные массовые зрелища и развлечения. ( Слайд №33)

5. Праздники

В календарном круге праздников и обрядов кубанского казачества можно выделить три блока.

Первый - это православные праздники и входящие в них обряды годового круга.
Ко второму блоку относятся обряды, связанные с основными видами земледельческой и скотоводческой деятельности казаков, прежде всего с началами и окончаниями наиболее важных работ, имеющих сезонную приуроченность (пахота, сев, первый выгон скота в стадо и т.п).

Третий составляли войсковые, воинские праздники и обряды, которые были связаны или сознательно приурочивались к конкретным датам православного календаря. ( Слайд №34)

Все заметные события жизни кубанских казаков связаны с православной верой. Как и по всей России, на Кубани чтили и широко отмечали календарные праздники: Рождество Христово, Новый год, Масленицу, Пасху, Троицу.( Слайд №35)

Казаки строго соблюдали посты, ходили в церковь. Рождество всегда сопровождалось яркими обычаями. Колядовали, по домам ходили ряженые, пели обрядовые песни.


Издавна любят у нас в народе и весёлую шумную Масленицу – проводы зимы

и встречу весны. Во время Масленицы устраивают игры, пляски, катание на санях, сжигают на костре соломенную куклу. По древнему поверью, это должно принести хороший урожай. Самое главное угощение – румяные, аппетитные блины, пышные караваи хлеба и любимые кубанские вареники.

Особым событием и торжеством в народе считали Пасху – Светлое Воскресенье.

Начинать рассказ об этом празднике надо с Великого поста. Ведь именно он - подготовка к Пасхе, период духовного и физического очищения.

Великий Пост длился семь недель, причем каждая неделя имела свое название. Особенно важными были две последние: Вербная и Страстная. После них следовала Пасха - светлый и торжественный праздник обновления. В этот день стремились надеть все новое. Даже солнце, замечали, ликует, меняется, играет новыми красками. Обновлялся и стол, заранее готовили обрядовую пищу: красили яйца, пекли куличи (паски), жарили поросенка. Яйца красили в разные цвета: красный - кровь, огонь, солнце; голубой - небо, вода; зеленый – трава, растительность. В некоторых станицах на яйца наносили геометрический рисунок - «писанки». Обрядовый хлеб - паска, был настоящим произведением искусства. Старались, чтобы был он высоким, «голову» украшали шишками, цветами, фигурками птиц, крестами, смазывали яичным белком, посыпали цветным пшеном.

Пасхальный «натюрморт» - прекрасная иллюстрация к мифологическим представлениям наших предков: паска - дерево жизни, поросенок – символ плодородия, яйцо начало жизни, жизненная энергия.

Возвратившись из церкви после освящения обрядовой пищи, умывались водой, в которой находилась красная «крашенка», чтобы быть красивым и здоровым. Разговлялись яйцом и паской. Ими же одаривали нищих, обменивались с родственниками и соседями.

Очень насыщенной была игровая, развлекательная сторона праздника: вождение хороводов, игры с крашенками, в каждой станице устраивали качели, карусели. Кстати, катание на качелях имело обрядовое значение - оно должно было стимулировать рост всего живого. 3авершалась Пасха Красной Горкой, или «Проводами» через неделю после пасхального воскресенья. Это - «родительский день» - поминовение усопших.

Отношение к предкам – показатель нравственного состояния общества, совести людей. На Кубани к предкам всегда относились с глубоким почтением. В этот день всей станицей шли на кладбище, вязали на крестах платки и полотенца, устраивали поминальную тризну, раздавали «на помин» еду и сладости. ( Слайд №36)


6. Традиционные виды народного промысла и ремесла.

Наши предки умели мастерить домашнюю утварь из разных материалов. Но наиболее интересным и необычным, мне кажется, является изготовление этих предметов плетением.

Лозоплетение - один из древнейших народных промыслов. На Кубань оно было завезено черноморскими казаками из Украины в конце XVIII века.

 Домашнюю утварь, от овощных корзин до плетней и хозяйственных построек жители Кубанских станиц, делали из лозы.. Даже первые кордонные постройки изготавливали казаки из лозы. Всевозможные корзины, разнообразные плетни, кошели (емкости для хранения зерна), овчарни плелись из гибкой, золотистой ивовой лозы. Народные мастера плели свои изделия не только из лозы, но и из соломы (шляпы – «Брыль», игрушки, обереги), различных трав, талаша (корзины, игрушки, циновки.) ( Слайд №37)



Искусство художественной обработки дерева имеет на Кубани глубокую традицию и в настоящее время широко развивается. Лесные богатства Кубани издавна сделали дерево наиболее доступным и любимым материалом в народных промыслах: тележном, колесном, обозном, корытном, клепочном и других. Деревянная посуда – бочки, ведра, корыта, чаши, ложки, ступы, мешалки и другие предметы изготавливались во всех горных и предгорных станицах, богатых лесом. Из дерева казаки любили мастерить мебель, резные зеркала, наличники окон, деревянные резные надкрылечные зонты, сундуки с росписью.. (Слайд №38)




Гончарное ремесло на Кубани было распространено в местах, где имелась глина, пригодная для изготовления керамики. Краевед И.Д. Попко называет четыре основных района, где гончарное дело получило значительное развитие. Это станицы Пашковская, Старощербиновская, Рождественская и Баталпашинская. Станицы Пашковская и Елизаветинская обладали лучшими на Кубани залежами гончарной глины. В основном, выделывалась простая посуда, незатейливые игрушки для детей, часто гончарное производство соединялось с выделкой кирпича.

Трудно выделить типичные, характерные только для Кубани черты керамики. Одной из причин является то, что ремеслом занимались, главным образом, иногородние и переселенцы из различных районов страны. Они приносили с собой профессиональные навыки, художественные приемы, характерные для определенного района.. ( Слайд №39)

Кузнечное дело. Почитали кузнецов на Кубани с глубокой древности из поколения в поколение: кузнец и коня подкует, и серп с косой сделает, и лопату, и топор. Кузнецы были главными мастерами. На Кубани применялась и художественная обработка металла – ковань. Кузнецы изготавливали решетки, украшения для ворот и крыльца. В каждой кубанской станице работало по пяти кузниц. Там изготавливалось всё необходимое для быта станичников.. ( Слайд №40)

Ткачество. Очень нужным предметом в каждой кубанской хате был ткацкий станок. Уже с 7-9 лет в казачьей семье девочки приучались к ткачеству. Нитки для изготовления ткани делали из конопли и овечьей шерсти. Когда была подготовлена пряжа, в дом вносили разборный ткацкий станок, собирали его, и начиналось волшебство: нити на глазах превращались в полотно! Из сотканного полотна изготавливали одежду, рушники, скатерти и др. Все эти предметы были просто необходимы в каждой казачьей хате. На вид орнамент неприметен, Но он столетия живёт. Не зря его на белом свете Народ издревне бережет. Быть может, нитками зигзаги. В узоре вытканы не зря.. ( Слайд №41)

Вышивание – самый популярный и любимый в народе вид рукоделия. Яркими цветами вышивали девушки свадебную одежду, головные уборы, пояса, передники, скатерти, подзоры и платки. С любовью дарили их на свадьбу своим избранникам, а так же гостям и родственникам.

Особенно щедро украшались вышивкой рушники. Полотенце играло в жизни казаков важную роль. Ведь в каждой кубанской семье были рушники и женщины обязательно должны были их вышивать. Наши предки- земледельцы сопровождали традиционными обрядами главные события в своей жизни, в которых широко использовали рушники. В поте лица своего люди добывали хлеб насущный, и когда он появлялся на столе, его как святыню клали на рушник. Вышитые полотенца вешали на придорожные кресты, в часовнях. Рождался ребенок- новорожденного обтирали специальным для этого случая полотенцем, умирал человек- гроб покрывали полотенцем. На полотенцах несли гроб, провожая хозяина в последний путь. Расставаясь с любимым, женщина дарила в дорогу полотенце, узоры которого должны были защищать его от злых духов. Значительную роль играли полотенца в свадебной обрядности. Девушка к своему замужеству должна была вышить около 200 предметов. Из них только рушников 40 штук.

Свадебные рушники были особенно красивыми, и их обязательно использовали в свадебных обрядах. Полотенце имело много названий: постенник, набожник, рукотер, рушник, ширинка, утирка, утиральник.

Мастерица, вышивая полотенце, закликала добрые силы, чтобы иметь много земли, чтобы был хороший урожай, а значит, и благополучие. В орнаменте отразилась вера наших предков в добрые и злые силы, отношение к природе, её обожествление. Каждая мастерица не копировала узоры, а обогащала их разными вариантами, относилась творчески, с любовью, вкладывала свой талант и душу. ( Слайд №42)

Использование определенных цветов не случайно, оно символично. Красный цвет- символ солнца, огня, крови. Это любовь, красота, смелость, великодушие, победа. Чёрный- цвет земли, пашни, ночи, покоя. Зеленый цвет- цвет растительного мира, цвет природного богатства. Жёлтый цвет, цвет разлуки, использовали очень редко. Синий- цвет воды и неба.

Обереговые знаки: небо с запасами воды; земля с запасами воды; символ плодородия; текущие по земле капли; земля с семенами; земля с растениями и точками семян, очень часто в вышивке казачки изображали коней. Верный друг казака его боевой конь. Он делит с хозяином холод, голод, выносит своего раненого хозяина с поля боя..( Слайд №43)



Заключение

Проведя данное исследование, мы пришли к выводу, что пришло время по крупицам восстанавливать нашу казачью культуру. И первым делом необходимо восстановить культуру воспитания, вбирая опыт предыдущих поколений.

В основе веры казаков лежит глубокая идея любви к ближнему, казак готов «положить душу свою за други своя». Чувство личной веры, «Бог в душе» - не мешало жить казакам по законам общинного братства. Казак умеет ценить свободу превыше всего и храбро ее защищать.

Нужно заметить, что развитию качеств, необходимых для будущего воина, способствовали также детские игры и даже колыбельные песни. Однако казаки были не только воинами, но и хлеборобами.

В казачьей среде высоко ценились трудолюбие, честность и справедливость, доброта, щедрость и гостеприимство. И наоборот, порицались стяжательство, воровство, жадность, жестокость.

Наша работа является первым шагом для будущих исследовательских работ. Мы будем еще много узнавать нового о традициях и обычаях нашего народа. Мы полностью согласны со словами Ф.А.Щербины: «Тот, кто не уважает обычаи своего народа, не хранит их в своем сердце, тот позорит не только свой народ, но прежде всего не уважает самого себя, свой род, своих древних предков». (Слайд № 44)

Литература



  1. Алмазов Б.А., Новиков В.И, Мажола А.С. - "Казаки".

  2. Бондарь Н.И. Кубанское казачество.

  3. Бондарь Н.И. Календарные праздники и обряды кубанского казачества. - Краснодар, 2007.

  4. Военно-исторический журнал", №2, 2007 г.

  5. Жиганова С.А. Обрядовые жанры музыкального фольклора Кубани.

  6. Жиганова С.А. Формирование науки о музыкальном фольклоре Кубани (начало ХХ - начало XXI в.в.) // Итоги полевых фольклорно-этнографических исследований на Кубани: прошлое и современность: Материалы краевой научно-практической конференции 28-29 октября. - Краснодар, 2008.

  7. Левченко В.А., Казачий взгляд, № 10, октябрь 2007 г.

  8. Ратушняк В.Н. По страницам истории Кубани. Краснодар: Советская Кубань, 1993.

  9. Ратушняк В.Н. Родная Кубань. Краснодар: ОИПЦ Перспективы образования, 2007г

  10. Рудиченко Т.С. Кубанская казачья песня в историческом развитии. - Ростов-на-Дону, 2004.

  11. Савельев Е.П., Древняя история казачества

  12. Скрылов А.И., Губарев Г.В.КАЗАЧИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК,

  13. Щетнев В.Е. История Кубани. Краснодар: Кубанское книжное издательство, 2006г.




Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Краткое описание документа:

Содержание

 

Введение.

1.     Поселения и жилища.

Обряды при строительстве жилья

Внутреннее устройство убранство кубанского жилища.

     2. Казачья одежда 

Головные уборы.

Прически.

Женский костюм.

    3. Семейные традиции и обряды

Рождение казака

Крещение

Воспитание, обучение

Джигитовка

 

    4. Фольклор (Песни, танцы, поговорки, былины, игры)

    5. Праздники

    6. Традиционные виды народного промысла и ремесла.

 

   7.  Искусство художественной обработки дерева 

Лозоплетение

Гончарное ремесло 

Кузнечное дело

Ткачество

Вышивание

Заключение

   Литература

 

Введение.

 

Тема нашей исследовательской работы - "Традиционная культура кубанского казачества."

Изучать опыт своего народа, его традиции, видеть черты национального своеобразия в облике людей, в их одежде становится для нас уже необходимостью. Знание истории Краснодарского края, обычаев, формирует наше самосознание. Ведь, к сожалению, мы оказались народом, страдающим утратой исторической памяти и корней. Кроме истории, потеряны еще и традиции казаков. Поэтому перелом наступит только тогда, когда изменится отношение к культуре родного края, и мы будем великими, когда каждый из нас будет чтить и помнить свои традиции, при этом уважая традиции соседа.

   Люди, которые заселяли  Кубань, принесли свои обряды, обычаи, говор. Селились здесь и выходцы из Украины, и представители других народностей.

     Культура и обычаи этих народов переплетались, взаимно дополняли друг друга, вследствие образовалась новая этническая общность.

     Это были не украинские или русские обряды, обычаи и язык, а образовался совершенно особый кубанский говор и быт, совершенно особые культурные традиции.

     Мы – наследники этой яркой самобытной культуры.

Чтобы не потерять свою духовную основу, чтобы сохранить народную мудрость мы должны знать и любить обряды, традиции и историю родного края. Ведь недаром говорят, что народ, непомнящий своего прошлого, не имеет своего будущего.

Автор
Дата добавления 24.01.2015
Раздел Другое
Подраздел Конспекты
Просмотров1544
Номер материала 333844
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх