Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Обществознание / Другие методич. материалы / Исследовательская работа "Разведгруппа ДЖЕК"

Исследовательская работа "Разведгруппа ДЖЕК"



Осталось всего 4 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Обществознание

Поделитесь материалом с коллегами:


Международная научно-исследовательская конференция студентов СПО

«Знание-Поиск-Творчество»





Направление: гуманитарные дисциплины





Диверсионно-разведывательная группа «Джек»

на территории Восточной Пруссии

в годы Великой Отечественной войны





Автор: Устинов Артем Сергеевич

Студент группы 1 МХ (Механизация сельского хозяйства)

ГБУ КО ПОО «Озерский техникум природообустройства»


Научный руководитель:

Светкина Екатерина Анатольевна

Преподаватель

ГБУ КО ПОО «Озерский техникум природообустройства»








2015г.


ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение……………………………………………………………………………………...3

Глава 1. Роль разведывательно-диверсионных групп в годы Великой

Отечественной войны…………………………………..………………………………........5

Глава 2. Легендарная разведгруппа «Джек»…………………………..…………………...11

Заключение…………………………………………………………………………………...29

Литература………………………………………………………………………………...….30




























ВВЕДЕНИЕ

"Война – штука грязная и вонючая,
ничего светлого и романтичного на войне нет."

разведчик З. Пилат


70 лет. Кажется, как давно это было. Но не для тех, кто пережил ужасы войны: бомбежки, плен, оккупацию, концентрационные лагеря, потери.

Сейчас много говорят о возрождении патриотического воспитания молодежи. И это правильно. Только человек, знающий и уважающий историю своей Родины, своего народа, своей семьи, гордящийся славой своих предков, может быть истинным гражданином, способным взять на себя груз ответственности за Россию сегодня и за ее будущее. Особое место в этом процессе занимает изучение истории Великой Отечественной войны.

АКТУАЛЬНОСТЬ. Тема Великой Отечественной войны, героизма людей на войне всегда будет актуальна. Даже маленький эпизод, судьба человека в годы войны может стать темой для исследования. Тем более деятельность бойцов невидимого фронта, людях высокого долга и чести. С каждым годом День Победы становится все более грустным праздником. Уходят ветераны Великой Отечественной. И, приходится с печалью признавать, что с ними уходит и память о той войне.

Мне хотелось бы рассказать о людях, чьей работой стала война, но не та война, что шла на фронтах Великой Отечественной вдоль линии огня, в пехотных маршах, окопах и под артобстрелами, не та, что горела в танках и в пикирующих бомбардировщиках, не та, что под залпы орудий шли в атаку, где перед строем вручали ордена и хоронили в братских могилах, но та невидимая война в глубоком тылу противника, далеко за линией фронта, без поддержки , в одиночку, без единого шанса на возвращения к своим. Имевшая лишь одно право, право в случае ранения или захвата в плен застрелится.

ЦЕЛЬ моей работы является изучение трагических страниц истории Великой Отечественной войны, воспитание у подрастающего поколения активной гражданской позиции и ненависти к фашизму, исследование деятельности диверсионно-разведывательной группы «Джек» в годы Великой Отечественной войны на территории Восточной Пруссии, биографические данные членов группы и их жизнь после войны. Эта тема малоизучена, так как часть документов потеряны, часть хранятся в архивах под грифом «секретно».

В соответствии с данной целью мною были поставлены следующие ЗАДАЧИ:

-изучить литературу по данному вопросу

-определить роль и значение диверсионное –разведывательных групп в годы ВОВ.

-на примере деятельности разведгруппы «Джек» показать героизм и мужество советских разведчиков, выполнивших задание в крайне трудных условиях.

ОБЪЕКТОМ моего исследования является диверсионно-разведывательные группы в годы ВОВ, а ПРЕДМЕТОМ –деятельность разведгруппы «Джек».

В работе использованы следующие МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

-теоретические: (анализ архивных материалов и публицистики);

-эмпирические: (анализ исторических источников, материалов сайтов сети Интернет, анкетирование).

С целью определения степени информированности современной молодежи о советских диверсионно-разведывательных группах в годы Великой отечественной войны на территории Восточной Пруссии, в ГБУ КО ПОО «Озерский техникум природообустройство» среди студентов первых курсов проведено анкетирование.

Результаты следующие: из 52 опрошенных

-знаком ли вам термин диверсионно-разведывательная группа – (да-25 %, нет -75%);

-знают о диверсионно-разведывательной группе « Джек» – 20%;

-знают о других диверсионно-разведывательных группах на территории Восточной Пруссии в годы ВОВ – 11%;

Вывод – знания о диверсионно-разведывательных группах на территории Восточной Пруссии в годы Великой Отечественной войны мизерные и поверхностные, так как студенты, даже изучив события 1941-1945 годов на уроках истории, далеки от данной проблемы, а проведённое анкетирование подчеркивает актуальность рассматриваемой темы.

Надеюсь, данная работа для кого-то послужит поводом для глубоких размышлений, источником новых знаний, а также гордости за наш народ. 








Глава 1. Роль разведывательно-диверсионных групп в годы великой отечественной войны.

Оценивая потенциальную военную угрозу Советскому Союзу, руководство СССР в середине 1920-х годов пришло к неутешительным выводам: отражать возможное вторжение армий западных стран-соседей некому и нечем. Красная Армия тогда насчитывала 500 тыс. человек.

В качестве решение проблемы предлагались партизанско, разведывательные -диверсионные операции в тылу вражеской армии. Началась подготовка к действиям в тылу противника из специально отобранных военнослужащих.

В январе 1934 года начальник Генерального штаба РККА Александр Егоров издал директиву о создании специальных диверсионных подразделений в Красной Армии. К началу 1935 года они были развернуты вдоль границы с Эстонией, Латвией, Литвой, Польшей и Румынией. Эти подразделения стали называть "саперно-маскировочными взводами" и формировать их при саперных батальонах дивизий.

Саперно-маскировочным взводам предписывалось совершать переход государственной границы, а затем выдвигаться к тем объектам во вражеском тылу, которые будут им указаны командованием. Основной упор следовало делать на диверсии, разведывательные задачи вначале ставились только как попутные.

Личный состав для взводов "маскировщиков" отбирался из числа комсомольцев, прослуживших в Красной Армии не менее двух лет, после тщательного изучения и проверки кандидатов органами государственной безопасности. Затем в течение одного года отобранных бойцов обучали в составе взвода. Главное внимание уделялось огневой подготовке, минно-подрывному делу, тактике диверсионно-разведывательных действий, ориентированию и совершению маршей в условиях бездорожья, выработке у бойцов физической выносливости, а также изучению иностранных армий (организация, форма одежды и знаки различия, вооружение, документы, карты).

Во время войны были созданы диверсионно-разведывательные группы (ДРГ) — подразделение специального назначения, используемое для разведки и диверсий в тылу противника в военное и предвоенное время с целью дезорганизации тыловых учреждений, уничтожения или временного выведения из строя важнейших промышленных предприятий, военных объектов, транспорта, связи, а также сбора информации о противнике.

Разведка в тылу противника, по сравнению с армейской разведкой, имела ряд особенностей в силу специфики условий деятельности и ставившихся перед ней задач. Разведывательная деятельность на территории врага состояла из своевременного сбора, обработки и передачи информации военного, политического и экономического характера. Однако главным в системе разведывательной деятельности было первичное получение сведений о противнике путем ведения непрерывной агентурной разведки. Агентурная разведка велась с помощью агентов, которые внедрялись в различные органы, организации и учреждения противника, воинские формирования, на предприятия и транспорт.

Войсковую разведку проводили разведывательные подразделения (отделения, взводы, роты и даже отряды), предназначенные для получения данных о враге путем захвата пленных, различных документов, образцов военной техники, а также посредством наблюдения и опроса местного населения.

Как правило, данные агентурной и войсковой разведки дополняли друг друга и позволяли перепроверять их. С помощью связных, средств радио — и авиасвязи можно было быстро передавать полученные сведения и ставить новые задачи перед разведчиками.

В годы Великой Отечественной войны в диверсионной работе чекистские органы руководствовались директивой НКГБ СССР № 158 от 1 июля 1941 года. Она поставила конкретную задачу — приступить к диверсионно-террористической и разведывательной работе в тылу врага. Но наиболее важным документом партии по этим вопросам явилось постановление ЦК ВКП(б) «Об организации борьбы в тылу германских войск» от 18 июля 1941 года, которое потребовало «создать невыносимые условия для германских интервентов».

Подразделениям НКВД —прифронтовых областей вменялось в обязанность немедленно приступить к организации и руководству диверсионной работой на оккупированной территории. Из 30-часовой программы обучения на курсах на диверсионную подготовку отводилось 16 учебных часов, после чего разведчики направлялись на территорию врага для боевой деятельности.

Диверсии на железных дорогах осуществлялись бойцами оперативных групп и агентами, работавшими на станциях, в железнодорожных депо, ремонтных мастерских и т. д. Чаще всего выводились из строя железнодорожное полотно и различные сооружения (мосты, депо, водокачки). Располагая взрывчатыми веществами, они выходили к местам предстоящих диверсий, которые определялись Центром с учетом рекомендаций командования Красной Армии.

Предусматривался тщательный подбор состава для диверсионных групп . Помимо проверенных и смелых людей предпочтение отдавалось людям, знакомым с техникой. При подготовке уделялось внимание их работе с подрывными и зажигательными средствами.

Летом 1944 года почти вся территория нашей страны была очищена от гитлеровских захватчиков. В августе 1944 года войска 3-го Белорусского фронта под командованием генерала армии И. Д. Черняховского продвинулись вплотную к Восточной Пруссии. Воцарилось затишье. Впереди, за рекой Шешупе, лежала вражеская земля. Какая она?

Вскоре после выхода советских войск на государственную границу нарком обороны СССР 24 июля 1944 года издал директиву, обязывающую начальников штабов и разведотделов штабов фронтов создавать агентурные сети на территории Германии, Венгрии, Румынии, Польши, Чехословакии и других стран на глубину до 500 км от линии фронта. В приказе наркома обороны по агентурной разведке № 001 за 1945 г. требовалось усилить разведывательно-диверсионную деятельность и увеличить число забрасываемых в тыл противника разведгрупп.

В начале августа 1944 года для организации разведывательно-диверсионных групп, предназначенных для заброски на территорию Восточной Пруссии, в Брест была направлена оперативная группа офицеров Разведуправления Генштаба во главе с Виталием Александоровичем Никольским. В состав группы входили подполковник В.И. Кириленко, подполковник И.М. Семенов, подполковник С.И. Шепелев, майор В.П. Алексеев, майор П.Н. Савельев, старший лейтенант В.Б. Величко и другие.

Хотя с окончания Великой Отечественной войны прошло уже семьдесят лет, но до сих пор неизвестно точное число отправленных в тыл противника разведывательно-диверсионных групп. В годы Великой Отечественной войны разведотделы фронтов вели статистику по общему числу отправленных за линию фронта разведывательно-диверсионных групп за определенный период времени. К тому же учитывалось общее количество групп, находившихся в тылу противника на конкретную дату. А ведь отдельные подразделения действовали за линией фронта и год, и два. Поэтому, сколько групп было выведено в тыл противника, установить крайне сложно. Ситуация усугубляется еще и тем, что сведения о конкретных разведывательно-диверсионных группах продолжают оставаться секретными и в наши дни. До сих пор неизвестны условные названиях групп и поимённый состав бойцов.

Калининградские краеведы, оперируют цифрами в 20 разведгрупп (Музей разведчиков Гастелловской школы Славского района), не менее 49 (историк Авенир Петрович Овсянов) и в 60 с небольшим (Нина Дмитриевна Гуцал из КРИПОО «Поиск»), не менее 78 ( Ржевцев Юрий, специальный корреспондент, полковник милиции) специальных диверсионно-разведывательных формирований советской военной разведки, при этом в отношении 69 из них известны кодовые названия и поимённый состав бойцов. И это без учёта многочисленных чекистских разведгрупп и спецотрядов, действовавших в нашем регионе в декабре 1943-августе 1944 годов.

Вообще же в открытой печати встречаются утверждения, что летом 1944-весной 1945 гг. в Восточную Пруссию было заброшено не менее 120 групп глубинной разведки. Многие, к сожалению, были расстреляны еще в воздухе. Другие попали в плен, но успели сообщить, что работают под контролем. Третьи, нарвавшись на засаду, погибли сразу после высадки. Судьба некоторых разведчиков сегодня остается неизвестной.

Причина таких разночтений в количестве разведгрупп возникла из-за отсутствия достоверной, основанной на документах, информации. Слишком долго у нас в стране эта тема была закрыта. Не сам подвиг диверсантов-разведчиков (его никто не отрицал, хотя при этом и не пропагандировал), а именно спецоперации, совершённые ими в годы войны за пределами СССР.

В одном из отчётов 3-го Белорусского фронта говорилось: «В Восточной Пруссии мы не имеем ни одной разведывательной точки, не знаем о рубежах обороны, да и вообще, обо всём тыле противника в этой области Германии у нас слабое представление. В такой обстановке времени для раздумий не оставалось – надо было действовать решительно, быстро, идя на вынужденный риск и повышенные потери, иного пути не было».

С июля 1944 г. По февраль 1945 г. На территории бывшей Восточной Пруссии действовали спецгруппы: «Вол», «Каштан», «Клен», «Максим», «Тигр», «Неман» и другие.

Для подготовки крупной операции Великой Отечественной войны эти группы добывали разведданные для ликвидации восточно–прусской группировки фашистских войск. Советскому командованию нужны были данные о дислокации и перегруппировке войск противника, об оборонительных сооружениях.

Однако массовая заброска крупных разведгрупп (до 10 человек каждая) оказалась неэффективной. Опыт, полученный на временно оккупированной немцами территории СССР, себя не оправдал. Наши спецподразделения были слишком малочисленны, чтобы защитить себя и вести разведку, и слишком велики для маскировки и укрытия в искусственно насаженных аккуратных лесах Восточной Пруссии, - писал позднее представитель разведуправления генерального штаба Никольский. - Широкие просеки, разветвлённая система лесных объезд­чиков, совершенные средства связи с телефонами не только в квартирах, но и на дорогах, покрывающих густой сетью всю страну, давали возможность по малейшему сигналу любого немца о появлении советских парашютистов направлять моторизованные карательные отряды полицейских и эсэсовцев с собаками в любой пункт, где могли скрываться наши люди. Следует признать, что с нашей стороны это была настоящая авантюра. С самого начала стало ясно, что операция пошла наперекосяк. На территории Германии эти группы понесли неоправданно большие потери.

Так, ландратам округа Гумбинен гестапо направило письмо: «В ближайшее время в провинциях Восточной Пруссии надо рассчитывать на приземление отдельных парашютистов. Требуется повышенная бдительность, так как они уже приземлялись в бывшей Польше. При появлении доносить срочно по телефону с условным выражением «парашют». По указу командующего полицией охраны порядка Кенигсберга при появлении парашютистов поднять по тревоге полицейских, сельскую стражу, оцепить местность, оповестить бургомистра, коменданта крепости Мемель, начальников гарнизонов Тильзит, Истербург, Летцен, Зудауэн. Силы держать до тех пор, пока это требуется. Доктор Роде. Поэтому эффективность работы разведки в Восточной Пруссии была ниже, а потери слишком велики.

В Центр одно за другим стали поступать тревожные донесения ( в архиве Министерства обороны множество документов такого содержания): «При преследовании карателями разведчик резидентуры «Иван» Петр Носырь был ранен и застрелился». «При разведке г. Лепель старший группы «Редько» и разведчица «Таня» были пойманы и расстреляны немцами». «Старший группы старший лейтенант Кириченко М.М. подорвался на мине». «Группа «Клен» старшины Цепкова, выброшенная юго-западнее Тапиау, с 15 по 30 сентября непрерывно преследовалась. 20 сентября командир сообщил: «Основная база разгромлена. Убегаем по болоту. Продуктов имеем на три дня». И так далее…

Многие парашютисты были расстреляны ещё в воздухе, другие попали в плен, третьи нарвались на засаду и погибли сразу после высадки.

Кроме разведывательно-диверсионных групп за линию фронта направляли агентов-маршрутников. Так, в марте 1945 года разведотдел штаба 3-го Белорусского фронта забросил в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника 45 одиночных маршрутных агентов, из них (по национальностям): немцев – 34; русских – 9; поляков – 2. Из этого числа живыми после выполнения боевого задания вернулись только трое (все русские по национальности), остальные 42 – пропали без вести, но их фамилии неизвестны»

Почему так происходило? Может, осенью 1944 года в тыл противника отправляли дилетантов? Как раз наоборот. Разведывательно-диверсионные группы комплектовались теми, кто уже имел несколько боевых командировок за линию фронта по линии военной разведки; партизанами, которые воевали в отрядах народных мстителей по нескольку лет; даже девушки-радистки, и те за линию фронта отправлялись не в первый раз. Так что это были профессионалы, а не вчерашние школьники и студенты, как это было осенью 1941 года. Да и экипированы они были лучше, чем их коллеги в первые месяцы войны.

А тут ещё 3-й Белорусский фронт под командованием генерала Черняховского застрял на подступах к Восточной Пруссии. Наступление выдохлось. Уцелевшим разведчикам предстояло скитаться по лесам не только осенью, но и почти всю зиму. Понятно, что в таких условиях выжили единицы. Чудом. Одним из Чудес была легендарная диверсионно-разведывательная группа «Джек».

Некоторое время назад в СМИ прошла информация о выпущенном английскими спецслужбами каталоге лучших разведывательных групп XX века, в числе которых названа и русская группа "Джек". Именно ее считают наиболее результативной группой отечественной военной разведки, действовавшей на территории Германии в завершающий период Великой Отечественной войны.


















Глава 2. Легендарная диверсионно-разведывательная группа «Джек»


В августе 1942 года разведотдел штаба Западного фронта осуществил успешную заброску в белорусские леса группы "Чайка". Здесь впервые встретились и крепко сдружились И.И. Зварика, П.А. Крылатых, Н.Ф. Ридевский и Г.В. Юшкевичем.

После стремительного освобождения Белоруссии от захватчиков в 1944 году основная часть группы получила предписание явиться в 3-й (диверсионный) отдел 3-го Белорусского фронта в районе Смоленска.

Спустя некоторое время командование объявило о создании новой специальной диверсионно-разведывательной группы под названием "Джек". В ее состав вошли бойцы "Чайки" и других групп, действовавших ранее в Белоруссии.

Специальная диверсионно-разведывательная группа «Джек» была сформирована к 25 июля 1944 года в окрестной к Смоленску деревне Суходол, откуда убыла в район посёлка Залесья Сморгонского района Гродненской области Белоруссии на расположенный здесь полевой аэродром вспомогательной авиации.

После освобождения Сморгонского района на бывшем военном аэродроме около деревни Светляны начал дислоцироваться 334-й авиаполк дальнего действия (командир майор Лебедев). Со Светлянского аэродрома полк наносил бомбовые удары по портам Восточной Пруссии.. Известно, что с этого аэродрома перебрасывались в тыл врага несколько диверсионно-разведовательных групп. Среди из них была и группа «Джек».

Даже сегодня, спустя 70 лет после войны, это кажется маловероятным: наспех подготовленная разведгруппа полгода провела во вражеском тылу, снабжая Центр важнейшими данными. И не где-нибудь, а в Восточной Пруссии, в нескольких десятках километров от ставки Гитлера, которую немцы охраняли особенно тщательно. Правда, об этом тогда ни наше командование, ни сами разведчики не знали.

«Разведка – это глаза и уши фронта. Помните, каждый из вас стоит жизни батальона солдат на передовой. Зря не рискуйте. Гордитесь оказанным вам доверием и верьте в нашу Победу!» - такими словами проводил разведчиков группы «Джек» генерал Алешин, зам. начальника штаба 111-го Белорусского фронта на полевом аэродроме под Сморгонью 26 июля 1944г.

В отличие от действий в Польше, Чехословакии и т.д., где местное население относилось к советским разведчикам дружественно, в Германии их ожидал совсем иной прием. Заброшенных в Германию советских разведывательно-диверсионных групп немцы опасались не меньше, чем наступающих частей Красной Армии, так как с их появлением следовали захваты пленных и оперативных документов, диверсии на коммуникациях и т.д.

Поэтому немецкое население постоянно наблюдало за воздухом, крестьяне и в поле имели при себе оружие, по проселочным дорогам круглосуточно разъезжали радиопеленгаторы, а на самих дорогах устраивались засады. Коменданты участков были снабжены именными списками граждан с указанием примет каждого: роста, возраста, цвета волос и глаз и т.д. Каждый незнакомый человек, появившийся в той или иной местности, деревне, должен был назвать того, к кому он приехал. И если такого человека отыскать не могли, незнакомец рассматривался как лазутчик противника. Так, в приказе по 48-му немецкому бронетанковому корпусу говорилось: «Все шатающиеся по дорогам мужчины в возрасте от 16 до 60 лет должны направляться в лагеря для военнопленных».

Группу "Джек" составили: командир группы — капитан Крылатых Павел Андреевич (Джек), заместитель командира — лейтенант Шпаков Николай Андреевич (Ёж), второй заместитель командира — старшина Мельников Иван Иванович (Крот), старший радист— старшина Бардышева Зинаида Михайловна (Сойка), радист — сержант Морозова Анна Афанасьевна (Лебедь), переводчик — сержант Ридевский Наполеон Филицианович (воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны, предположительно- Заяц), разведчик — красноармеец Зварика Иосиф Иванович (Морж), разведчик — красноармеец Овчаров Иван Семенович (воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны, предположительно -Черный), разведчик — красноармеец Целиков Иван Андреевич (воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны, предположительно -Белый).

Еще один боец группы — красноармеец Юшкевич — введен в ее состав несколько позже. Сироту Гену Юшкевича после его категорических просьб оставить в армии определили на соседнюю зенитную батарею. Группе же вручили предписания для проезда в местечко Залесье, под Гродно, куда вслед за наступающими войсками перебазировалось и разведуправление фронта. Каково же было удивление командования, когда на новой базе они обнаружили малолетку Юшкевича, который добрался туда на товарняке, привязавшись к люку цистерны с горючим. Вышел нешуточный скандал, но группа заступилась за товарища, убедив руководство, что его присутствие в подразделении будет только на пользу, ведь парень два года работал в "Чайке", знает немецкий язык. В результате Генке позволили приписать себе два года в документах, и в состав группы он был включен как красноармеец Юшкевич Геннадий Владимирович, оперативный псевдоним "Орёл".

Позднее также красноармеец Моржин Анатолий Алексеевич («Гладиатор») специально заброшенный по воздуху 12 ноября 1944г командир разведгруппы.

На тренировках основной акцент делался на изучение знаков дорожного движения, опознавательных эмблем крупных немецких соединений, средств и видов сигнализации, стрельбу из пистолетов. После необходимой подготовки и боевого слаживания группа получила команду на выброску в тыл восточно-прусской группировки войск противника. "Джеку" предписывалось осуществлять контроль за железными дорогами и шоссейными магистралями, установить уровень пропускной способности транспорта, определить состояние линий связи, их насыщенность и разветвленность, выявить наличие укрепленных оборонительных рубежей противника, количество гарнизонов и их вооружение, обнаружить сосредоточения самолетов, техники, складов и штабов германских войск, вскрыть мероприятия противника по подготовке к применению химического оружия, а также выяснить его планы по дальнейшему ведению боевых действий, проанализировать настроение местного населения и уровень дисциплины в воинских частях.

Полученная боевая задача: действуя в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника, установить контроль за железнодорожными и шоссейными дорогами; организовать систематический захват «языков»; освещать наличие и состояние оборонительных рубежей, войск, техники; осветить намерения противника по дальнейшему ведению операций.

Вооружение на момент убытия на боевое задание – шесть автоматов ППШ с двумя дисками на каждый, одна винтовка советского образца, девять пистолетов ТТ с двумя обоймами на каждый, двадцать (по две на каждого из бойцов) ручных осколочных гранат оборонительного действия марки «Ф-1», ножи-финки, противопехотные мины, две рации типа «Север», несколько биноклей. Помимо этого, у каждого – вещмешок, в котором, кроме немногочисленных личных вещей и запасного боекомплекта, продпаёк - 25 кг муки, консервы, концентраты, кусок сала, три килограмма махорки...

Обмундирование – штатская одежда: у мужчин - шевиотовый костюм, рубашка, кепка, кирзовые сапоги; у женщин – платье, демисезонное пальто коричневого цвета, синий берет, кирзовые сапоги. Сверху - камуфлированный маскировочный костюм, состоявший из куртки и брюк. Перед посадкой в самолёт всем выдали по десантному подшлемнику.

Группа «Джек» была десантирована с борта самолёта Ли-2 на парашютах около 1.00 часа 27 июля 1944 года в двух километрах южнее восточнопрусского посёлка Ляукнен (ныне – Громово Славского района). Местом выброски десанта стал Роминтенский лес. Рядом (северо-западнее) – местечко Гросс-Скайсгиррен: это был важный пункт пересечения железных дорог Тильзит – Кёнигсберг и автомагистрали Тильзит – Велау (Знаменск). Командование поставило задачу перед разведчиками: наблюдать за перевозками по дороге Тильзит – Кёнигсберг.

Русский самолёт сделал 2 круга в 10 км северо-западнее Гросс-Скайсгиррена (Большаково). Радарные установки обнаружили движение русского самолёта, и в Тильзите и Инстербурге (Черняховске) заговорили радиостанции СД – контрразведки СС. На рассвете в район Гросс-Скайсгиррен – Зекенбург (Запаведное) отправились патрульные отряды СД.

Приземление произошло кучно в глубине заболоченного леса, однако при этом парашюты четверых из разведчиков – З.М. Бардышевой, И.И. Зварики, И.С. Овчарова и И.А. Целикова – зацепились за кроны мачтовых сосен. Целый час ушел у разведчиков на то, чтобы снять товарищей с мачтовых сосен.… Каждая минута промедления грозит гибелью. Вдали уже слышится собачий лай.…К сожалению,  разведгруппе, не удалось отыскать сброшенные с самолёта вслед за парашютистами контейнерные тюки с дополнительными продуктами, боеприпасами и запасными батареями для рации.

В ночь с 29 на 30 июля 1944 года разведчики понесла в своих рядах первую безвозвратную потерю: при неудачной попытке во главе группы перейти на правый берег реки Парве (ныне – Луговая) по мосту, расположенному юго-восточнее деревни Вильгельмхайде (ныне – территория Гастелловской сельской администрации Славского района), на полотне шоссе Ляукнен – Гросс Скайсгиррен (ныне – посёлок Большаково Славского района) был  убит капитан П.А. Крылатых – выпущенные фашистами из засады пули прицельно угодили в сердце. Огонь из засады, как потом выяснилось, вели военнослужащие подразделения охраны не нанесённого на советские карты концлагеря Хохенбрух. (Одна из версий, что группа столкнулась с патрулем немцев-курсантов, и в завязавше перестрелке Крылатых погиб). Тело погибшего командира разведчики отнесли в глубину леса. Однако похоронить не удалось, поскольку вскоре началась вражеская облава. Труп пришлось бросить, замаскировав сверху ветками. Успели только снять с погибшего автомат, пистолет, компас, часы, полевую сумку с картами и пиджак, поскольку лацкан того был украшен орденом Красной Звезды. В результате тело капитана П.А. Крылатых оказалось захваченным гитлеровцами.

КРЫЛАТЫХ («Джек») Павел Андреевич (1918-1944), первый по счёту командир специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек» в/ч «Полевая почта 83462» 3-го (диверсионного) отдела Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта. Родился в 1918 году в деревне Выгузы Кировской области в крестьянской семье. Член ВЛКСМ с 1937 года. В июле 1941 – неполный курс Свердловского горного института; в январе 1942 – Черкасское военно-пехотное училище (г. Свердловск); летом 1942 – Курсы усовершенствования командного состава; в сентябре 1942 – разведшколу.

В Красной Армии с 26 июля 1941 года по мобилизации, при этом на фронтах Великой Отечественной - с января 1942 года: командир миномётного взвода в составе частей Западного фронта, которые вели тяжёлые наступательные бои за смоленский город Гжатск (ныне – Гагарин). С лета 1942 года – военнослужащий спецчастей глубинной разведки, в том числе трижды для выполнения специальных диверсионно-разведывательных заданий забрасывался на оккупированную территорию Белоруссии:

За боевую доблесть, был удостоен ордена Красной Звезды, а в июле 1944 года, был представлен к награждению орденом Отечественной войны 1-й степени.

Находясь в тылу врага, проявил себя смелым, решительным и инициативным командиром. Под его началом разведгруппа сумела выявить интенсивное движение войск противника со стороны Кёнигсберга через Тильзит, а также несколько ранее неизвестных советскому командованию шоссейных дорог, по которым немцами и осуществлялась та самая переброска свежих резервов к фронту.

Погиб в ночь с 29 на 30 июля 1944 года. Значится в Интернет-версии Книги Памяти Свердловской области: «Причина гибели – погиб. Дата гибели - 1944.07.30. Место захоронения – г. Советск Калининградской обл.». Увековечен и на калининградской земле. 9 мая 1988 года у посёлка Громово Славского района был открыт памятник первому командиру группы «Джек». Кроме того, имя капитана П.А. Крылатых занесено в Книгу Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 261): «Погиб в июле 1944 г. Увековечен: г. Калининград, Гвардейский пр-т, мемориал «Память».

Даже проститься не пришлось со своим командиром, - пишет Ридевский – не удалось его похоронить со всеми воинскими почестями. Постояли, молча, без слов, без рыданий. Да и что можно сказать в такую минуту: все мы очень любили Павла Андреевича. Смерть встретила его первым». Разведчики отошли, оставив навсегда капитана Крылатых. Хорошего, умного, смелого командира – разведчика, который так любил напевать песенку про тёмную ночь: «И поэтому знаю, что со мной ничего не случится».

С этого момента группу возглавил один из двух штатных заместителей командира – лейтенант Н.А. Шпаков («Ёж).

Активно ведя скрытную разведку, разведгруппа выявила пропускную способность и истинную интенсивность движения по автомобильной и железнодорожной магистралям Кёнигсберг (ныне – Калининград) – Тильзит (ныне – Советск), а также (в ночь с 3 на 4 августа), благодаря захвату ценного «языка», – хорошо оборудованный в инженерном отношении секретный немецкий укрепрайон «Ильменхорст» (3 ряда траншей, колючая проволока, противотанковый ров, бронированные колпаки (доты), бронированные площадки для тяжёлых орудий), центром которого являлся город Инстербург (ныне – Черняховск), а также группа наталкнулась на «Зубы дракона» ( это мощные железобетонные надолбы, сваренные из железнодорожных рельсов). Всё подготовлено для обороны. В центр была послана радиограмма.

Место для базы под Инстербургом найти не удалось. Кругом много населённых пунктов и дорог, везде войска, в лесу заготавливают древесину, прокладывают дорогу через просеку.

Приблизительно 3-14 августа 1944 года: рейд в район города Гольдап (ныне – польский Голдап) и обратно. Из мемуаров Н.Ф. Ридевского: «Прошла первая неделя, как мы высадились у деревни Эльхталь… «Центр» приказал нашей группе переместиться в район города Гольдапа, где мы должны были продолжить разведку местности, установить, продолжаются ли в этом направлении укрепления линии «Ильменхорст». Предстояло пройти около ста километров на юго-восток от того места, где мы находились.Шли только ночами и не по прямой, поэтому дорога заняла трое суток.»

В новом районе джековцы выявили секретный аэродром, на котором базировались модернизированные модели «мессершмиттов» марки «Ме-111» и «Ме-112». В ходе операции по идентификации этих самолётов отличалась радистка сержант А.А. Морозова.

Немцы, раздраженные неуловимостью группы, мобилизовали большую часть мужского населения Пруссии, расставляя посты, засады, патрули из гражданских лиц.
Со временем поменялся и характер облав. Если до этого они напоминали "волчий гон" с шумом и гамом, то теперь замеченные разведчики обхватывались кольцом в полной тишине, после чего кольцо постепенно сжималось. Когда же разведчики оказывались в окружении, то, умело замаскировавшись, подпускали немцев вплотную и встречали врага плотным огнем, прорывали цепь и возвращались в район, где уже были ранее, — там, как правило, противник ослаблял свой контроль. "Джек" не дошел до ставки Гитлера каких-то 30 километров, но с Большой земли пришел приказ повернуть назад.

14 августа группа успешно оторвалась от крупной облавы. Вот как об этом на следующий день в тексте радиограммы № 8 доложили в Центр сами разведчики: «Вчера весь день была облава. Группа маневрировала в лесу с 8.00 до 14.00. Облаву проводили регулярные части до двух батальонов пехоты. Немцы прочёсывали лес трижды. Каратели шли несплошными цепями, поэтому нам удалось незаметно проскальзывать сквозь цепи. От собак спасли проливной дождь, мины и табак».

Пережив несколько облав, голодая, разведчики обосновались в районе деревни Меляукен (Залесье). В ночь на 18 августа наблюдать за железной дорогой на перегоне Лабиау – Меляукен (Полесск - Залесье) выходят Мельников, Раневский, Тышкевич.

У немцев давно не хватает горючего для автомобилей, поэтому они стараются перебрасывать войска и грузы по железной дороге. Мельников легко определяет типы танков, калибры орудий. 92 пассажирских вагона, 1322 крытых товарных поезда, 311 платформ. Такие мощные силы бросает Гитлер за одну ночь по одной железной дороге на фронт. После недели такой «работы» у разведчиков подкашиваются ноги от голода и усталости, слипаются воспалённые от напряжения глаза. В итоге выяснилось, что точнее всех засекает войсковые и грузовые перевозки не прежний чемпион Ваня Мельников, а Натан Раневский.

Днём 19 августа в окрестностях Минхенвальде, ведя наблюдение за «железкой» джековцы случайно столкнулись с только что заброшенной в тыл противника партизанской разведывательной группой «Максим». 20 августа Аня и Зина первую разведсводку о движении эшелонов по железной дороге «Кёнигсберг - Тильзит».Наблюдение на железной дороге продолжается круглосуточно. Радистки передают. Через 1-2 часа после сеанса место, где работала рация, окружают немцы. Почти ежедневно с шахматной точностью они прочёсывают лесные квадраты.

В ночь с 29 на 30 августа разведгруппа «Джек» получила первую «посылку» по воздуху – продукты и боеприпасы и почему-то восемь (и это всё на девятерых!) солдатских шинелей, шапок-ушанок и комплектов нижнего белья. Без обновки по собственному решению остался только командир группы – лейтенант Н.А. Шпаков. Шпаков не только справедливый, но и более строгий командир, чем П. Крылатых, например, он установил учет всех продуктов, которые поровну делятся между членами группы каждый день.

С 26 августа в районе действий группы «Джек» начинаются почти ежедневные прочесы. «Джек» умело маскируется, отрывается от врага. Не раз приходилось прорываться через цепь эссесовцев. Разведчики так ослабли, что поочередно несут шестикилограммовую сумку с рацией и батареями. Несколько дней совсем без еды. Закончились все медикаменты. Разведчики обматывают бельем патроны и котелок, чтобы не бренчали в походе…Снова погоня. И снова «Джек» идет наперегонки со смертью…

В первых числах сентября джековцы совершили непродолжительный разведрейд к устью реки Неман и обратно. В ночь с 10 на 11 сентября 1944 года разведгруппа «Джек» оказалась блокированной крупными силами фашистов в треугольнике, расположенном на территории современного Полесского района: посёлок Аугстагиррен (ныне - Сосновка) - деревня Бюрхсдорф (ныне – пос.Берёзовка) – станция Шиллгаллен (ныне не существует, находилась в окрестностях современного пос.Ближнее).

Немцы обнаружили группу в районе, где не было специальных частей, поэтому блокированием разведчиков занялся обычный пехотный полк. Десантники находились на территории заповедника, их выследил местный егерь — он услышал шелест листвы под ногами парашютистов. Разведчики, поняв, что окружены, разделились, и каждый стал маскироваться отдельно. Два друга-Ивана привязали себя к стволам сосен под самыми кронами, а Заяц влез под дерн около пня. Моржа немцы обнаружили, и он, не желая сдаваться, принял неравный бой. Уже в темноте товарищи набрели на его тело: Иосиф Зварика был подвешен вниз головой с табличкой на немецком: "Так будет с каждым из вас". Ему было только 29 лет.

ЗВАРИКА («Морж») Иосиф Иванович (1915-1944). Родился в 1915 году в Белоруссии - в деревне Дзялгино Минской области в крестьянской семье. Белорус. Образование: четыре класса сельской школы. Трудился на родине плотником, а затем десятником на одном из предприятий города Ломжа Белостокской области (ныне – территория Польши) Белоруссии, где его и застала Великая Отечественная война. Был мобилизован в армию. С 10 декабря 1942 года – боец ряда партизанских формирований, подчинённых Белорусскому штабу партизанского движения, в том числе отряда имени Котовского и бригады имени Ворошилова.

3 мая 1943-15 июля 1944 гг. – боец специальной диверсионно-разведывательной группы Разведуправления штаба Западного и 3-го Белорусского фронтов «Чайка», которая, начиная с августа 1942 года, успешно действовала на оккупированной территории Минской области Белоруссии.

Погиб в ночь с 10 на 11 сентября 1944 года в бою. Место захоронения неизвестно.

Увековечен в Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 260), но почему-то как погибший в июле 1944 года. Приблизительно в 1970-х годах, приблизитель на месте его гибели был воздвигнут обелиск в виде выполненного из белого металла и стилизованного под официальный логотип КГБ СССР щита.

12 сентября из-за несоблюдения действующей по соседству разведгруппой «Максим» правил конспирации, лесной массив, прилегающий к Минхевальде, вновь стал местом очередной спецоперации карателей. Уходя от погони, джековцы выскочили прямо на лагерь максимовцев и, соединившись с ними, сумели, с боем прорваться из окружения.
С этого момента и приблизительно до начала ноября сорок четвёртого разведгруппы «Максим» и «Джек» теперь нередко действовали вместе и сообща, но при этом не сливаясь.

Из радиограммы № 35 от 17 сентября: «Вчера эсэсовцы, полиция и регулярные войска прочёсывали лес в районе базирования южнее деревни Эльхталь (ныне – посёлок Заливное Полесского района). Немецкая разведка из трёх человек, идя впереди цепи, наткнулась на часового – «Орла» (разведчик красноармеец Г.В. Юшкевич), который двоих убил, а третьего ранил. Группу преследовали по пятам. Наблюдение на железной дороге вынуждены прекратить. Идём под Инстербург. Оборонительный рубеж укрепрайона «Ильменхорст» ещё не занят войсками…».

Здоровье Ивана Овчарова оставляло желать лучшего, он таял на глазах, и теперь группе приходилось считаться с его скоростью передвижения. Шпаков вел их в сторону фронта — там предстояло выяснить систему оборонительных рубежей вблизи передовой. Из радиограммы 41 от 25 сентября: «Каждую ночь кружим по лесам. Голодаем. Боеприпасы и радиопитание на исходе. Если будет стоять нелётная погода, придётся идти через фронт».

Ответная радиограмма Центра от 25 сентября: «Ожидайте груз 26, 27, 28 сентября. В 20.00 в эти дни слушайте наш сигнал – три группы троек. Ваш ответ о готовности принять груз –две группы пятерок. Хозяин»

Глубокой ночью 28 сентября в урочище Папушинен, расположенном в 20 км южнее города Тильзита (ныне – Советск), у шоссе Тильзит – Велау (ныне – посёлок Знаменск Гвардейского района), джековцы угодила под залп затаившихся в засаде эсэсовцев и штурмовиков. При отходе пропал без вести командир группы лейтенант Н.А. Шпаков.

ШПАКОВ («Ёж») Николай Андреевич (1921-1944) родился в 1921 году в Белоруссии - в деревне Запрудье Витебской области в учительской семье. Кандидат в члены ВКП(б) с 1941 года. Образование: Среднюю школу № 4 города Витебска; в июле 1941 – три курса Московского авиационно-технологического института.

На фронтах Великой Отечественной с июля 1941 года на правах добровольца: командир взвода 444-го стрелкового полка 108-й стрелковой дивизии Западного фронта. В ноябре 1941 года в ходе битвы под Москвой попал в плен, но вскоре сумел бежать. Скрывался от оккупантов на родине в Витебске.

С весны 1942 года – активный подпольщик, а впоследствии и командир, в составе одной из специальных диверсионно-разведывательных групп глубинной разведки из числа действовавших в Витебске и его окрестностях.

Приблизительно с 23-25 июля 1944 года – в должности заместителя командира разведгруппы «Джек».В ночь с 29 на 30 июля заменил убитого гитлеровцами из засады капитана П.А. Крылатых на посту командира группы «Джек». Тогда же, отдавая дань памяти погибшему командиру, отказался менять кодовое называние группы с «Джек» на «Ёж».

Как командир группы проявил себя отважным, расчётливым и дерзким в ходе организации операций руководителем. Под его началом разведгруппа «Джек», в частности, сумела в ночь с 3 на 4 августа 1944 года выявить отлично оборудованный в инженерном отношении секретный немецкий укрепрайон «Ильменхорст», центром которого являлся город Инстербург (ныне – Черняховск).

Пропал без вести глубокой ночью 28 сентября 1944 года у шоссе Тильзит (ныне – Советск) – Велау (ныне – посёлок Знаменск Гвардейского района).

Длительное время считался погибшим в этом бою, однако автору повести о разведгруппе «Джек» «Лебединая песня» Овидию Горчакову в конце 1960-начале 1970-х гг. с помощью сотрудников спецархивов удалось «отыскать в отчётах разведчиков, действовавших в Восточной Пруссии осенью 1944 года, уникальный документ, позволяющий уточнить ряд фактов. Оказывается, Николай Шпаков в ту ночь не погиб, а был отрезан кинжальным огнём гитлеровцев, устроивших ночную засаду, от своей группы. Сначала ему невероятно повезло: разыскивая джековцев, он набрёл в лесу на группу советских разведчиков от штаба соседнего 2-го Белорусского фронта. Николай Шпаков был убит во время налёта на фольварк гроссбауэра - его сразила пуля немецкого штурмовика...». (Цитата - из повести О.А. Горчакова «Лебеди не изменяют».) Место захоронения неизвестно. Также существует версия, что он погиб 20 октября западнее Инстербурга, застрелился избегая пленения.

Увековечен на калининградской земле. В 1975 году возле посёлка Десантное Славского района лейтенанту Н.А. Шпакову был возведён обелиск из нержавеющей стали. Кроме того, имя лейтенанта Н.А. Шпакова занесено в Книгу Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 266), но только почему-то как погибшего в июле (?) 1944 года.

Этой же ночью, когда пропал без вести Шпаков Н. с 27 на 28 сентября, выходя из-под огня на шоссе Тильзит – Велау, налетев со всего размаха коленом на лесной валун, серьёзно повредил ногу переводчик Н.Ф. Ридевский. Неписанный кодекс диверсантов-разведчиков обязывал в таких случаях всякого тяжелораненого застрелиться, ибо он с этой минуты становился для всей группы смертельно опасной обузой. Обузой, поскольку та теперь лишалась быстроты передвижений и манёвра. Однако новый командир разведгруппы «Джек» И.И. Мельников принял иное решение: временно разделиться на две группы – основную из пяти человек во главе с ним и, условно говоря, санитарную – травмированный Н.Ф. Ридевский плюс один сопровождающий его боец (роль последнего добровольно вызвался выполнять разведчик красноармеец Г.В. Юшкевич). При этом обе группы движутся самостоятельно друг от друга с местом общего сбора в заранее обговорённом лесном квадрате – на краю болота, расположенного у деревни Линденгорст (северные окрестности Минхенвальде).

Однако встретиться им было уже не суждено.  Вторая, «санитарная», группа по объективным причинам достигла «явочной квартиры» с большим опозданием – не раньше 5 октября. Не отыскав на явочном пункте товарищей, Н.Ф. Ридевский и Г.В. Юшкевич скрывались в окрестностях Минхенвальде: сначала среди болот, находившихся вблизи «почтовых ящиков» № 1 и № 2, а затем, начиная с 10 ноября, благодаря содействию советских военнопленных из рабочей команды дровосеков и антифашиста лесотехника Эрнеста Райчука, – на хуторе, принадлежащем семье антифашиста Августа Шиллята и расположенном вблизи деревни Линденгорст. 22 января 1945 года оба разведчика, благополучно дождавшись прихода Красной Армии, вновь влились в её ряды.

РИДЕВСКИЙ Наполеон Фелицианович (1920-?), ветеран советских подразделений глубинной разведки, участник боёв за Восточную Пруссию. Родился в 1920 году деревне Мякоты Дзержинского района Минской области в семье служащих. Белорус. Состоял членом КПСС. Образование: в конце 1930-х - среднюю школу в Минске; летом 1941 – неполных три курса истфака Ленинградского коммунистического вуза имени Н.К. Крупской; в послевоенный период – журфак Белорусского госуниверситета имени В.И. Ленина.

На военную службу был мобилизован в августе 1941 года и с этого же времени – в составе действующей армии: красноармеец 1-й Ленинградской авиационной бригады. В конце сентября 1941 года в боях по обороне посёлка Мга Кировского горсовета Ленинградской области попал в плен. Содержался в концлагере, расположенном в литовском городе Каунасе. Трижды пытался совершить побег, но лишь в третий раз – в мае 1942 года – повезло. Добрался до дома, где его приютили и выходили родные сёстры. Вскоре вступил в ряды подпольной организации деревне Озеро Узденского района, подчинявшейся Минскому подполью, а затем ушёл в партизаны: последовательно боец следующих действовавших в Минской области партизанских формирований: Партизанской бригады «Буревестник», Партизанского отряда имени Д.А. Фурманова, 200-й партизанской бригады имени К.К. Рокоссовского.

Как опытный конспиратор был переведён в состав действовавшей под Минском специальной диверсионно-разведывательной группы «Чайка» Разведывательного отдела (с 18 апреля 1943 года – Разведывательного управления) штаба Западного (с апреля 1944 года – 3-го Белорусского) фронта, которой командовал кадровый офицер военной разведки капитан Михаил Ильич Минаков. В рядах именно этого спецразведподразделения впервые встретился и крепко сдружился с капитаном П.А. Крылатых, разведчиками И.И. Зварикой и Г.В. Юшкевичем – будущими, наряду с ним самим, представителями специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек».

В 20-х числах 1944 года получил новое назначение - на должность переводчика специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек».

28 сентября 1944 года в урочище Папушинен повредил ногу. С 1 октября 1944 года оба – Н.Ф. Ридевский и Г.В. Юшкевич – на основании радиограммы разведгруппы «Джек», содержащей сообщение, что те пропали без вести, были официально исключены Разведуправлением 3-го Белорусского фронта из списков данной разведгруппы.

По результатам спецпроверки подвергся репрессиям со стороны органов контрразведки «Смерш». Дождавшись демобилизации, вернулся на родину. Постоянно проживал в Минске, где долгие годы трудился журналистом, в том числе в должности Белорусского телеграфного агентства-ТАСС.

Автор книги воспоминаний о разведгруппе «Джек» «Парашюты на деревьях» (Минск: Беларусь. -1969. - 240 с.: ил). Пока позволяло здоровье неоднократно посещал Калининградскую область с целью дальнейшей пропаганды здесь боевых подвигов специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек». Кавалер около двух десятков государственных наград, включая два ордена – Отечественной войны 1-й (1985) и 2-й степени.. Скончался ( дата неизвестна). Похоронен в Минске.

ЮШКЕВИЧ Геннадий Владимирович, ветеран советских подразделений глубинной разведки и органов внутренних дел Республики Беларусь, участник боёв за Восточную Пруссию, капитан милиции в отставке.

Родился в 1928 году в столице Белоруссии городе Минске в семье служащих. Белорус. Образование: в 1941 – шесть классов Минской средней школы № 17; в 1947 – экстерном среднюю школу; в 1949 – Минскую офицерскую школу МВД СССР; в 1959 – заочно юрфак Белорусского госуниверситета.

28 июня 1941 года в связи с быстрым захватом фашистами Минска вместе с матерью, Елизаветой Константиновной, личным секретарём наркома просвещения Белорусской ССР, оказался на оккупированной территории. Вскоре фашисты казнили мать Осенью-зимой 1941 года – воспитанник Минского детского дома № 4, откуда бежал. Первое время скрывался у бывших соседей по дому, а весной 1942 года добрался до деревни Сенница Минской области, где жила родня. В декабре 1942-декабре 1943 гг. – проводник и курьер, а в декабре 1943-15 июля 1944 гг. – боец-партизан действовавшей под Минском специальной диверсионно-разведывательной группы «Чайка».

Затем был зачислен в состав специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек». Оперативный псевдоним, выбранный им самим, - «Орёл», хотя ранее его все называли Еж.

Действуя в тылу врага, не раз проявлял мужество, отвагу и оправданную в ходе разведывательно-диверсионных операций дерзость. В частности, как следует из текста радиограммы № 35 от 17 сентября 1944 года разведгруппы «Джек» в Центр, днём раньше, когда немецкая разведка южнее деревни Эльхталь (ныне – посёлок Заливное Полесского района) «наткнулась на часового – «Орла», который двоих убил, а третьего ранил». А эти строки - из радиограммы № 40 от 24 сентября 1944 года: «Сегодня на рассвете на лагерь напали эсэсовцы. Прочёсывали лес весь день, преследуя нас по пятам. Прижали группу к просеке, на которой немцы заняли оборону. «Крот» [заместитель командира группы И.И.Мельников] и «Орёл» уничтожили пулемётный расчёт на просеке, позволили группе прорваться».

28 сентября 1944 года добровольно вызвался остаться с получившим серьёзную травму колена переводчиком Н.Ф. Ридевским. После процедуры спецпроверки – Юшкевич Г. боец одной из стрелковых частей 3-го Белорусского фронта. 10 мая 1945 года в городе Гумбиннене (ныне – Гусев) подорвался на мине-ловушке: внутри одной из оставленных немцами господских усадьб увидел пианино и, поскольку до войны учился в музыкальной школе, решил сыграть. Как только коснулся клавишей, прогремел взрыв: осколки впились в голову, повредили глаз… Жизнь юному бойцу спасло мастерство военного хирурга Н. Кучковской, которой выпало тогда сделать несколько сложнейших для военно-полевых условий операций на черепе. Долечивался уже в одном из эвакуационных госпиталей города Горького (ныне – Нижний Новгород).

Демобилизован был в 1946 году по состоянию здоровья. Вернулся в Минск. В 1946-1967 гг. – на службе в органах внутренних дел. С 1967 года – пенсионер органов внутренних дел. Автор книги воспоминаний о разведгруппе «Джек» «Увидеть Пруссию и… умереть: Легендарная разведгруппа «Джек». Свидетельство оставшегося в живых» (Издательский дом «Калининградская правда», 2005, стр. 48, литературная обработка В. Ржевского).

Кавалер большого числа государственных наград, в том числе, ордена Отечественной войны 1-й степени (1985) и Славы 3-й степени (1945).

Ночью 1 октября около посёлка Вайдлякен (ныне – Ельники Черняховского района) разведгруппа получает от «Хозяина» контейнеры с продовольствием. В этот же период, по рации был принят приказ, обязывавший их прекратить движение в направлении Михенвальде, где они предполагали встретиться с «санитарной» группой, а повернуть на юго-запад к городу Велау (ныне – посёлок Знаменск Гвардейского района).

В Центре действиями группы были довольны: «…От разведгруппы «Джек» поступает ценный материал. Из полученных 67 радиограмм – 47 информационных. Несмотря на потерю Крылатых и Шпакова, второй заместитель командира группы Мельников с руководством справляется…». Из полученных 67 радиограмм около полусотни носили точный информационный характер, однако и немецкое командование было всерьез обеспокоено все не умолкающим передатчиком русских.

Мельников зарекомендовал себя подготовленным командиром группы, но его недостаток —неумение читать карту — превращал разведчиков в слепых котят. Исходя из создавшейся угрозы гибели "Джека", командование решило временно присоединить диверсантов к группе "Максим".

Приблизительно 17 октября-первые числа ноября 1944 года – совместный с разведгруппой «Максим» рейд в направлении озера Виштынецкое для выявления прифронтовой ставки люфтваффе. (джековцы побывали в доме Геринга).

Ночью 12 ноября самолет По-2 сбросил контейнер с зимним обмундированием. С этого же самолета десантировался и новый командир группы — лейтенант Моржин (Гладиатор). С этого момента «Джек» – вновь самостоятельно действующая в тылу врага специальная диверсионно-разведывательная группа.

А ровно через неделю, уходя из района выхода на связь, группа была вынуждена вступить в огневой контакт с противником. Когда же разведчики оторвались от преследования, оказалось, что отсутствует Иван Овчаров — Черный.

ОВЧАРОВ Иван Семёнович (1917-1944) родился в 1917 году в городе Каменске Саратовской области в рабочей семье. Рано остался сиротой, по причине чего вместе с тремя братьями был отправлен на воспитание в один из детских домов казахстанского города Караганда. Образование: восемь классов школы. Трудовую деятельность начал в цехах Балхашского медеплавильного завода Казахской ССР: рядовой монтажник, а затем бригадир.

На срочной военной службе с осени 1938 года – в танковых частях. Участник первых приграничных сражений. Оказавшись в окружении, попал в плен. Содержался в одном из концлагерей Белоруссии, где был привлечён гитлеровцами к работе в качестве шофёра. Это позволило ему установить связь с местными партизанами, а потом и бежать к ним. В качестве партизана-разведчика воевал в составе одного из специальных диверсионно-разведывательных подразделений глубинной разведки.

С 25 июля 1944 года – в составе разведгруппы «Джек». Чтобы не путать его с двумя другими тёзками Иванами, бойцы разведгруппы «Джека» между собой прозвали И.С. Овчарова «Иваном-вторым» и «Иваном Чёрным».

Пропал без вести (вероятней всего, был убит на месте) 19 ноября 1944 года во время столкновения с патрулем в районе городов Даркемен (ныне – Озёрск) – Норденбург (ныне – посёлок Крылово Правдинского района). Место захоронения неизвестно.

Увековечен в Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 263), но почему-то как пропавший без вести в июле 1944 года.

Каждый день разведчики борются с морозом. У них нет ни теплой одежды, ни крепкой обуви, даже нет возможности разложить костер. Они утепляются, как могут: ложась, застилают лапник вырезанными из грузовых тюков кусками авизента, подбитого ватином, одеваются в трофейное обмундирование, подкладывают газетную бумагу в сапоги и битинки, обвязывают поясницу нижней рубашкой, чтобы, лежа на мерзлой земле, не застудить почки.

Немцы, видимо, смогли просчитать дальнейший маршрут группы — на пути в Польшу только за двое суток непрерывного марша группа подверглась четырнадцати облавам. В ходе четырнадцатой от разведгруппы отстал разведчик И.А. Целиков (Белый). В своём письме от 20 июня 1966 года, адресованном писателю О.А. Горчакову, об этих событиях он напишет так: «В большом пограничном лесу под Йоханнисбургом восемнадцать раз окружали нас немцы в разных лесных кварталах, и восемнадцать просек пришлось нам форсировать с боем. Я отбился во время прорыва через девятнадцатую просеку около железной дороги, уже в полной темноте заблудился в лесу.
Я выжил, пройдя сквозь неимоверные трудности. Около месяца жил, как дикобраз, питался дубовой корой. В лесу дождался наших…».

По ночам начал выпадать снег, листья с деревьев опали полностью, лес стал полностью просматриваться. Группа по наводке из Центра вышла на лагерь польских партизан недалеко от города Мышинец, которые вырыли для разведчиков землянку, а Центр прислал очередной груз. Поляки связывают разведчиков с группой бежавших военнопленных. Двое из военнопленных – француз (русские и поляки так и зовут его «Француз») и Павел Лукманов – вызываются сообщать сведения и носить продукты разведчикам.

27 декабря квадрат, где находилась землянка, был плотно окружен фашистами, солдаты с овчарками в гробовом молчании тремя цепями двинулись к землянке.
Первыми же очередями была смертельно ранена Сойка, последние ее слова были обращены к подруге Ане: "Если сможешь, скажи маме, что я сделала все, что смогла, и умерла хорошо".

БАРДЫШЕВА («Сойка») Зинаида Михайловна (1923-1944), родилась в 1923 году в Москве в рабочей семье. Русская. Член ВЛКСМ. Образование: в июне 1941 – среднюю школу в Москве; в июле 1942 – курсы разведчиков радистов при Горьковской межкраевой школе НКВД СССР. Трудовую деятельность начала в июне 1941 года – контролёром московского завода «Коопутиловец».

На военную службу поступила добровольно в апреле 1942 г. С 25 июля 1944 года старшина З.М. Бардышева – боец разведгруппы «Джек», радист.

Действуя в тылу врага на территории Восточной Пруссии и Польши, не раз проявляла мужество и отвагу, в том числе регулярно, не считаясь со смертельной опасностью, выходила на радиосвязь с Центром, передавая ценные разведданные о противнике.

Погибла 27 декабря 1944 года. Дважды занесена в Книгу Памяти Калининградской области «Назовём поименно»:- т. 10, стр. 257 – «Погибла в июле 1944 г. Увековечена: г. Калининград, Гвардейский пр-т, мемориал «Память»;- т. 12, стр. 155 – «Погибла в бою 5 января 1945 г. Увековечена: г. Калининград, Гвардейский пр-т, мемориал «Память».

А бой продолжался, и разведчики сдерживая цепи атакующих эсэсовцев. Но вот получил пулю Мельников. Немцы предложили разведчикам сдаться, но вместо ответа получили автоматные очереди. Израненные Гладиатор(Моржин) и Крот (Мельников), сымитировали контратаку, пытаясь прорваться в лесной массив. В это время незамеченная немцами Морозова с передатчиком за плечами ускользнула через запасной лаз в землянке в болота. Когда стихли выстрелы, обозленные эсэсовцы взорвали землянку, а камыши, где пряталась Анна, подожгли. К счастью, влажный из-за снега тростник горел вяло, что и спасло радистку.

МЕЛЬНИКОВ («Крот») Иван Иванович (1923-1944) родился в 1923 году. Другие данные неизвестны., В состав спецчастей глубинной разведки влился из рядов белорусских партизан. Приблизительно с 23-25 июля 1944 года – в должности заместителя командира разведгруппы «Джек». Ярко проявил себя и в должности командира, а в качестве доказательства - строки из отчёта

Пропал без вести 27 декабря 1944 года. Вероятней всего, был убит, однако подробности гибели, как, впрочем, и место захоронения до сих пор неизвестны.

Увековечен в Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 262), но почему-то как пропавший без вести в июле 1944 года.

МОРЖИН Анатолий Алексеевич, четвёртый и последний по счёту командир специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек, лейтенант.

Родился в 1922 году в деревне Скородня бывшего Тульского района Московской области (ныне, очевидно, это территория Тульской области) в крестьянской семье, но, начиная с восьмилетнего возраста, вместе с родителями постоянно проживал в Москве. Русский. Член ВЛКСМ с 1939 года. Спортсмен-парашютист. Образование: пять классов в московской школе № 348; курсы чертёжников-деталировщиков. Трудовую деятельность начал в юношеском возрасте в цехах одного из оборонных заводов Москвы.

С 7 июля 1941 года – боец-доброволец в рядах Московского народного ополчения: командир отделения и взвода. До назначения в специальную диверсионно-разведывательную группу «Джек» трижды забрасывался в тыл противника. Несколько раз был ранен. За боевую доблесть, проявленную в боях с немецко-фашистскими оккупантами, удостоился двух орденов - Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды. Будучи командиром группы «Джек» умело и грамотно руководил действиями подчинённых.

Пропал без вести 27 декабря 1944 года. Вероятней всего, был убит, однако подробности гибели, как, впрочем, и место захоронения до сих пор неизвестны.

Фамилия лейтенанта А.А. Моржина в официальном списке погибших и пропавших без вести в Восточной Пруссии советских диверсантов разведчиков отсутствует.

Командование, обеспокоенное молчанием "Джека", поручило работающей по соседству группе капитана Черных постараться выяснить ситуацию. С ним через трое суток после трагедии и столкнулась Анна. В тот же день, 30 декабря, она отправила радиограмму о случившемся в Центр. Разведчики предполагали, что фашистам их выдал попавший в плен боец из польского отряда (Павел Лукманов).

Центр приказал Анне влиться в состав группы Черных.
Совершив многочасовой марш, отряд остановился на отдых у крестьянина Тадеуша Бжезиньского, но там разведчиков уже ждали… В ходе боя Аня получила тяжелое ранение — разрывная пуля раздробила запястье левой руки. Все бойцы группы Черных вместе с командиром погибли, но Ане удалось уйти. С помощью партизан Анна добралась до Вкры, но переплыть ее уже не могла. Поляки предложили ее укрыть в деревне Дзечево, но она отказалась.

Ее спрятали два старика в небольшом болотце, но когда поляки уже возвращались, то нарвались на немцев. Один из поляков сумел скрыться, второй же был расстрелян на месте. Уцелевший поляк и стал свидетелем гибели сержанта Морозовой. Собаки безошибочно определили место, где укрывалась радистка. Аня начала отстреливаться, убила трех фашистов и двух овчарок.

Пока немцы перегруппировывались, она успела уничтожить шифры и коды к передатчику. Когда каратели вновь ринулись в атаку, их отбросил взрыв лимонки. Наконец наступила тишина. Выждав некоторое время, трое немцев подошли к лежке разведчицы, склонились над ней, Аня молча посмотрела на них и разжала уцелевшую правую ладонь, в которой блеснула граната. Раздался взрыв… На календаре значилась дата: 31 декабря 1944 года.

Изуродованный труп Ани немцы доставили в деревню, где офицер, построив своих солдат, сказал им: "Если вы будете воевать, как эта русская девчонка, Германия будет непобедима".

МОРОЗОВА («Лебедь») Анна Афанасьевна (1921-1944), родилась 23 ноября 1921 года в деревне Поляны Мосальского района современной Калужской области в крестьянской семье, но с 1936 года постоянно проживала на территории бывшей Орловской, а ныне современной Брянской области. Русская. Член ВЛКСМ с 1938 года. Образование: в ноябре 1938 – неполные девять классов школы; в 1940 –курсы бухгалтеров; в июле 1944 – курсы военных радистов. Трудовую деятельность начала в ноябре 1938 года: сотрудник Сещинского дома связи, а затем (с 21 ноября 1939) местной промысловой артели «Стахановский труд».

10 ноября 1940 - 6 августа 1941 – служащая Красной Армии в частях авиагарнизона «Сеща» Орловского военного округа. Оказавшись вместе со своей в/ч в окружении, сумела избежать плена и вернуться в Сещу. В мае 1942-20 сентября 1943 гг. – руководитель Сещинской подпольной интернациональной советско-польско-чехословацкой группы. Подпольный псевдоним этого периода – «Резеда». За эти подвиги вначале была удостоена медали «За отвагу». С 25 июля 1944 года – боец разведгруппы «Джек». 31 декабря 1944 года погибла, похоронена в Польше в районе г. Плоцка Мазоветского воеводства. На могиле - мраморная плита с надписью, высеченной на польском языке: «Аня Морозова. Спи спокойно в польской земле!».

С героической гибелью радистки сержанта А.А. Морозовой закончилась боевая летопись специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек».

Группа "Джек" активно работала в тылу врага целых полгода! Впечатляющий результат для любого диверсионно-разведывательного отряда, действующего в отрыве от основных сил и на чужой территории.


Заключение

У времени есть своя память – история. Ветераны Великой Отечественной войны заслужили своим ратным подвигом право на справедливую и честную память. Эту память заслужили и те, кто погиб, и те, кто сейчас живет рядом с нами.

Из воспоминаний писателя В.П.Астафьева: «Когда за нами захлопнется дверь и тихо станет на земле, почаще вспоминайте: это мы, недоучившиеся, не успевшие изведать любви, не познавшие многих радостей в жизни, вытерпевшие такую неслыханную боль, такое неслыханное страдание принесли мир на землю, уберегли её от кровожадных безумцев, и России подарили такую продолжительную безвоенную паузу, какой она, кажется, не знала за всю свою лохматую и кровавую историю. На благодарность не рассчитываем, но на справедливую честную память мы, битые войной и мятые послевоенной жизнью солдаты, надеяться имеем право. Хотя бы ее-то мы заслужили».

До глубины души трогают эти слова писателя-фронтовика. Нам бы очень хотелось, чтобы каждый из нас мог сказать всем, кто воевал: «Мы – помним! Мы – гордимся! Поклон вам до земли!».

Группа «Джек» понесла большие потери, в живых осталось только три человека. Но эти жертвы были не напрасны. Героический труд советских разведчиков помог сохранить тысячи жизней бойцов при разгроме гитлеровских войск в Восточной Пруссии.

Подвиг разведгруппы «Джек» увековечен не только в специальной литературе и многочисленных публикациях СМИ, но и в целом ряде художественных произведений и, в том числе, в повестях О. Горчакова «Лебединая песня» и Ю. Иванова «На краю пропасти».

В честь специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек» в Калининградской области установлены: обелиск на месте гибели в ночь с 10 на 11 сентября 1944 года в бою с эсэсовцами разведчика Иосифа Ивановича Зварики– у посёлка Сосновка Полесского района. Памятник первому командиру группы капитану Павлу Андреевичу Крылатых- у посёлка Громово Славского района. Памятник второму по счёту командиру группы лейтенанту Николаю Андреевичу Шпакову – у посёлка Десантное Славского района.

Если ехать из Калининграда в Советск, у поселка Большакова виден памятник в виде трех парашютов. На центральном из них высечено: "В кольце врагов, презрев и плен, и смерть, вы шли к победе, не жалея жизни". В этой короткой фразе авторам удалось отразить всю сущность мужества разведчиков, ценой своей жизни обеспечивших наши войска ценнейшей информацией о противнике. Эти молодые парни и девушки шагнули в бессмертие ради священной Победы, ради жизни грядущих поколений...

ЛИТЕРАТУРА


1.Горчаков, О.А.  Огонь на себя /О.А. Горчаков, Я. Пшимановский // Люди легенд. Выпуск 2. -  Москва - 1966. - С. 357-380
2.Горчаков, О.А. Лебеди не изменяют /О.А. Горчаков // Встретимся после задания. - Москва - 1973. - С. 242-283;
3.Горчаков, О.А. Лебединая песня: Повесть/О.А. Горчаков. –  Калининград, 1969. – 192 с., ил., а также - 2) М.: Воениздат. -1990. - 237 с., ил;
4.Иванов, Ю.Н. На краю пропасти/Ю.Н. Иванов. – Калининград: Кн. изд-во, 1983. – 248 с., ил.;
5.Колосов С. Есть под Варшавой могила // Лесные богатыри. - Тула. - 1966. - С. 249-252;
6.Ридевский, Н.Ф. Парашюты на деревьях/ Н.Ф. Ридевский. - Минск: Беларусь. -1969. - 240 с., ил;
7. Юферев, Д. По специальному заданию/Д.Юферев // Верность долгу: Очерки о разведчиках. – Москва, 1984;
8.Юшкевич, Г.В. Увидеть Пруссию и… умереть: легендарная разведгруппа «Джек». Свидетельство оставшегося в живых/Г.В. Юшкевич.- Калининград, Издательский дом «Калининградская правда», 2005. – 48 с., ил.

Интернет сайты.

1.http://seshcha-muzei.narod.ru/www/dzek.htm

2.http://www.sb.by/article.php?articleID=41655

3.http://www.bryanskobl.ru/~press/history/app603cw.shtml

Художественные  фильмы:
- «Вызываем огонь на себя» четырёхсерийный телевизионный сериал. СССР, Центральное телевидение, 1964 год. Жанр – военный, по повести О.А. Горчакова и Я. Пшимановского «Огонь на себя».

- «Парашюты на деревьях» в двух сериях: 1-я - «Волчье логово»; 2-я - «На плацдарме». СССР, студия – Беларусьфильм, 1974 год. Жанр – военный, по одноимённой документальной книги Н.Ф. Ридевского.














57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Краткое описание документа:

ЦЕЛЬ моей работы является изучение трагических страниц истории Великой Отечественной войны, воспитание у подрастающего поколения активной гражданской позиции и ненависти к фашизму, исследование деятельности диверсионно-разведывательной группы «Джек» в годы Великой Отечественной войны на территории Восточной Пруссии, биографические данные  членов группы и  их жизнь после войны. Эта тема малоизучена, так как часть документов потеряны, часть хранятся в архивах под грифом «секретно».

В соответствии с данной целью мною были поставлены следующие ЗАДАЧИ:

-изучить  литературу по данному вопросу

-определить роль и значение диверсионное –разведывательных групп в годы ВОВ.

-на примере деятельности разведгруппы «Джек» показать героизм и  мужество советских разведчиков, выполнивших задание в крайне  трудных условиях.

ОБЪЕКТОМ моего исследования является диверсионно-разведывательные группы в годы ВОВ, а ПРЕДМЕТОМ–деятельность разведгруппы «Джек».

В работе использованы следующие МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

-теоретические: (анализ архивных материалов и публицистики);

-эмпирические: (анализ исторических источников, материалов сайтов сети Интернет, анкетирование).

Автор
Дата добавления 26.05.2015
Раздел Обществознание
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров618
Номер материала 545541
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх