Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА «Язык героев произведения как средство постижения их характера»
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА «Язык героев произведения как средство постижения их характера»

библиотека
материалов


  Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа №12

рабочего поселка (пгт) Прогресс Амурской области»















ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА

«Язык героев произведения как средство постижения их характера»

Номинация: Первые шаги в науку


Участники: Соклакова Алена Евгеньевна, 10 класс

Рубан Дарья Валерьенва, 10 класс

Руководитель: Петроченко Ольга Владимировна,

учитель русского языка и литературы,

I квалификационная категория











Прогресс

2011

Содержание


Введение………………………………………………………………………………..3

Основная часть…………………………………………………………………………5

Заключение…………………………………………………………………………….13

Список использованной литературы ………………………………………………. 15


























ВВЕДЕНИЕ


  Изучение литературы нельзя считать процессом, направленным только на получение специфических знаний, воспитание души и расширение читательского кругозора, – это, прежде всего, проникновение в глубины и восхождение к высотам языка – “одного из самых великих творений человечества”. По мнению Л.Новикова, язык – “важнейшее средство общения, тонкий и гибкий инструмент, с помощью которого формируется и выражается человеческая мысль”. Вопрос об изучении языка художественно-литературного произведения предполагает прежде всего определение принципов отбора писателем речевых средств. Этот отбор мотивируется теми специфическими задачами, которые решает художественная литература как особая форма общественного сознания.

А. Толстой в своей требовательности к полной индивидуализированности речи персонажа в произведении говорил о необходимости для писателя видеть жест персонажа, сопровождающий его речь, чтобы правильно построить каждую его фразу в соответствии с тем, что он чувствует и делает в данную минуту. Речь героя связывает его со всем окружающим его миром и может быть понята именно в этой связи как явление не только языка, как такового, но именно как та или иная сторона его характера уже в более широком плане. Полнота передачи всех красок и оттенков живой индивидуальной речи, воспроизводящей самые различные стороны человеческого характера, закрепляющей реальный жизненный процесс речевого общения,— существеннейшая черта языка именно художественной литературы.

Подобно тому, как персонаж произведения не простая копия с того или иного человека, а обобщение свойств и качеств людей определенного типа, так и речь его — это речь обобщенная, характерная, своего рода цитата из языка той области жизни, которую рисует писатель.

Изучение речи героев произведения является одним из средств раскрытия художественного содержания произведения. Художественное содержание произведения обнаруживается в исследовании его поэтических форм. Научная новизна предлагаемой работы заключается в выявлении новых граней характера героев, а язык персонажей произведения позволяет по-новому взглянуть на их поступки.

Наблюдение за языком героев с точки зрения выявления их характеров обуславливает актуальность настоящей работы.

Дело в том, что каждое произведение «само учит себя читать», наша задача - уловить «сигналы», которые произведение посылает читателю своим названием, своеобразием стиля. Писатель не только рассчитывает на отзывчивого читателя, но воспитывает его, ведет незаметно и ненавязчиво, «подсказывая», на что надо пристально посмотреть, над чем задуматься, что с чем сопоставить, к какому впечатлению вернуться. Надо только постараться услышать писателя.

Как это сделать? Попробуем найти ответ, обратившись к роману И.С.Тургенева «Отцы и дети». Методика, применяемая в данной работе, может быть полезна при анализе произведения как для учителей, так и для учеников.

Цель: Проследить, как изучение языка героев произведения помогает понять их характер.

Задачи:

  1. Познакомиться с текстом романа И.С.Тургенева «Отцы и дети».

  2. Изучить речь героев произведения.

  3. Проанализировать взаимосвязь языка и характеров персонажей.

Приступая к анализу, необходимо принять в качестве аксиомы следующую мысль: чтение – это разгадывание тайного, стремление к пониманию, приобщение к авторскому “я”. Внимательное чтение позволяет каждому участнику этого процесса сделать свои маленькие “открытия”.

Гипотезой работы является следующее положение: если по языку человека можно сказать о его интеллекте, о его уме, его культуре, то в речи проявляется характер человека, его настроение, его отношение к людям.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ


В романе Тургенева каждый, даже эпизодический, персонаж говорит своим «особым» языком. При этом речь каждого персонажа с максимальной полнотой раскрывает его характер, так что даже выхваченные из текста реплики позволяют сделать правильные выводы о говорящем.

Речь героев занимает едва ли не первое место в характеристике тургеневских героев. Как бы подчёркивая это, Тургенев очень часто «от себя» характеризует манеру говорить.

Особенно выразительны высказывания Тургенева о речи Павла Петровича. «Павел Петрович, - пишет автор,- когда сердился, с намерением говорил: «эфтим» и «эфто», хотя очень хорошо знал, что подобных слов грамматика не допускает. В этой причуде скрывался остаток преданий Александровского времени. Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном языке, употребляли одни-эфто, другие-эхто; мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами».

Это замечание не только характеризует речь Павла Петровича, но и углубляет наше представление о нем, как о человеке определённой социальной группы и определённого мировоззрения.

Выразительны и другие высказывания писателя о речи героев.

О Базарове он говорит: «Этот лекарский сын не только не робел, он даже отвечал отрывисто и неохотно, и в звуке его голоса было что-то грубое, почти дерзкое».

Об Одинцовой говорится, что она «выражалась правильным русским языком». Замечание отнюдь не случайное; многие аристократки не владели «правильной» русской речью.

Сатирически заострена характеристика Кукшиной. «Эмансипированная» дама «роняла свои вопросы один за другим с изнеженной небрежностью, не дожидаясь ответов: избалованные дети так говорят со своими няньками».

Интересна также беглая характеристика речи камердинера Петра (в эпилоге), который «окоченел от глупости» и «произносит все Е как Ю: тюпюрь, обюспючюн».

Однако подробнее остановимся на языке Евгения Базарова.

Речь Базарова, будущего ученого медика и революционера, простая, чёткая, обычно лаконичная, исключительно богата по словарному составу, по многообразию синтаксических форм. Это речь человека, стоящего на высоте современной ему культуры, - речь, в которой мы встретим и научные термины (жук ditiscus marinatus), и имена деятелей науки (Либих, Радемахер, Пелюз), и слова языка общественного деятеля (доктринёрство, парламентаризм), но прежде всего это речь русского человека, демократа, любящего и ценящего русский язык и превосходно им владеющего.

Особенно заметно тяготение Базарова к народу, потому речь его насыщена поговорками и пословицами, изобилует идиомами, фразеологическими оборотами, свойственными русскому просторечию (губа не дура; его песенка спета; что за охота; Лазаря петь; стариной тряхнёшь; чёрт меня дёрнул; нет, это дудки, видала виды; какой переплёт, подумаешь и т.п.); такими просторечными словами, как махнём, поболтаемся, чай, шлялись, напичкан, шлёпнулся, плюхнуть и т.п., афоризмами, иногда несколько переиначенными: «На своём молоке обжёгся, но чужую воду дует»; «…был везде, и сите, и в решете»; «шила в мешке не утаишь»; «бабушка ещё надвое сказала»; «От копеечной свечи… Москва сгорела»; «Не богам горшки обжигать»; «Там хорошо, где нас нет»; «Бедность…не порок».

В то же время Базаров решительно восстает против иностранных слов, засорявших в его время язык русской дворянской интеллигенции. Он совершенно не пользуется ими в своей речи. Исключения составляют латинские слова, естественные в речи учёного и медика (utile dulci, pater familias, латинское название жука-плавунца), но вовсе не засоряющие речь Базарова.

Сильный, острый ум Базарова сказывается в его «собственных» базаровских афоризмах, выразительных и метких. Например: «Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта»; «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник»; «Решился всё косить - валяй и себя по ногам»; «Настоящий человек тот… которого надобно слушаться или ненавидеть»; «Старая шутка смерть, а каждому внове».

В литературный язык вошли некоторые фразы Базарова, которые по форме нельзя отнести к афоризмам, но которые отличаются большой выразительностью. Используются слова Базарова: «О, друг мой, Аркадий Николаевич!.. Об одном прошу тебя: не говори красиво». Очень выразительны такие многозначительные фразы Базарова, как «хочется с людьми возиться»; «…Ваш брат, дворянин, дальше благородного смирения или благородного кипения дойти не может»; «…а мы (то есть нигилисты, революционеры) драться хотим».

Удивительно метки, выразительны, а подчас и образны эпитеты, краткие разнохарактерные оценки, даваемые Базаровым людям, с которыми он общается. В этих оценках заключается базаровское отношение к персонажу, и те черты его, которые признает любой. Приведем примеры: архаическое явление (о Павле Петровиче); славный малый, добрый малый, божья коровка (о Николае Петровиче); баба с мозгом, ну и видала же она виды, тёртый калач (об Одинцовой); это вот свежо, и нетронуто, и пугливо, и молчаливо, и всё что хочешь (о Кате, сестре Одинцовой); мяконький либеральный барин; птенец (об Аркадии).

Интересны встречающиеся в репликах Базарова сравнения, свидетельствующие о большой способности к образному мышлению, наблюдательности, остром и смелом уме и широте кругозора. Одинцовой он говорит: «Летучие рыбы некоторое время могут подержаться на воздухе, но вскоре должны шлёпнуться в воду, позвольте и мне плюхнуться в мою стихию».

Очень метко характеризовал Базаров размеренную, несколько торжественную правильность жизни в доме Одинцовой: «как по рельсам катишься,- уверял он…»

Аркадию он так характеризует свое настроение: «С тех пор, как я здесь, я препакостно себя чувствую, точно начитался писем Гоголя к калужской губернаторше». После объяснения с Павлом Петровичем, приведшего к дуэли, Базаров восклицает: «Фу ты чёрт! Как красиво и как глупо! Экую мы комедию отломали! Учёные собаки так на задних лапах танцуют».

Выразительная и образная, но в то же время чёткая, ясная, простая речь Базарова никогда не превращается в «красивые слова»; не случайно он упрекает Аркадия в том, что он говорит «красиво». Как пословицы и поговорки, так и сравнения в речи «нигилиста» всегда преследуют основную цель: сделать нагляднее, убедительнее мысль, которую он стремиться выразить. На вопрос Павла Петровича: «Не так ли вы болтаете, как и все?» - Базаров отвечает: «Чем другим, а этим грехом не грешны». И это глубоко справедливо. Борец, революционер, Базаров уже потому должен хорошо владеть словом, что в дальнейшей его деятельности ему придётся убеждать, доказывать правильность своей точки зрения, опровергать доводы своих идейных врагов.

Всё это Базаров делать умеет. В спорах с Павлом Петровичем он был подчас небрежен, не развивает стройной логической системы доказательств, заменяя её рядом саркастических, презрительных замечаний в адрес противника. Он иногда словно отмахивался от своего противника, которого он прежде всего презирает. Это отнюдь не означает, что Евгений Базаров не умеет спорить по-деловому, строго логически развивая свою мысль. Об этом свидетельствуют его острые реплики в споре с Одинцовой, показывающие его умение ясно, точно, прямо, обоснованно возражать на доводы собеседника.

Мы имеем в виду спор Базарова с Одинцовой, начатый фразой Базарова: «Я рассматривал виды Саксонской Швейцарии в вашем альбоме, а вы мне заметили, что это меня занять не может».

Но Базаров не только спорит. Тургенев ставит его в разнообразные положения, сводит с разнообразными людьми, заставляет сообразно с этим высказываться по самым разнообразным поводам и выражать самые разнообразные чувства. Богатство, многообразие интонаций речи Базарова совершенно исключительно и отражает широту и глубину говорящего и сложность его характера.

Речь Базарова заметно меняется в зависимости от того, с кем он говорит. Стиль речи, словарный состав, синтаксическая её структура, преобладание определённых интонаций в большей или меньшей степени отражают отношение Базарова к говорящему. Превосходным образцом диалога между Базаровым и Павлом Петровичем, с предельной ясностью отражающего отношение демократа-разночинца к своему не заслуживающему уважения идейному врагу, может служить разговор между Базаровым и Кирсановым - старшим перед дуэлью.

Реплики противников носят прямо противоположный характер и отражают два совершенно противоположных мироотношения.

Павел Петрович, решивший «драться серьёзно», говорит очень серьёзно. Его речь насыщена словесными формулами, которыми светский человек привык пользоваться не для уяснения и уточнения мысли, а для придания речи «приятной в обществе» приличной формы.

Базаров, напротив, подчёркивает своё несерьёзное отношение к дуэли, теоретически им отрицаемой. Он говорит или просто и прямо то, что думает, или же презрительно - иронически снижает «высокий» тон речи противника.

В разговорах с Николаем Петровичем у Базарова преобладают снисходительно-почтительные интонации, с Аркадием речь его часто носит дидактический характер, в беседах с отцом звучат снисходительно-добродушные интонации, нередко прорывающиеся сквозь напускную сухость и холодность.

Обычно подчёркивается грубость речи Базарова, часто доходящая до цинизма. А между тем, Базаров иногда вкладывает в свои реплики большое, искреннее чувство и выражает его без лишних слов, просто, сильно. Никакие длинные тирады не смогут так выразить большую, искреннюю любовь Базарова к своим родителям, как его краткий, простой ответ на вопрос Аркадия, любит ли он их: «Люблю, Аркадий».

Любовью и нежностью проникнуты слова смертельно больного Базарова, обращённые к отцу. На полные безграничной любви и скорби слова Василия Ивановича: «Евгений!...сын мой, дорогой мой, милый сын!»- Базаров отвечает: «Что, мой отец?»

Знакомясь с образом Базарова, давая ему характеристику, можно ошибиться, утверждая, что Базаров «не признает природы как предмета любования», что он «отрицает природу», основываясь на известном базаровском афоризме. Между тем, вчитываясь, в некоторые реплики Базарова, мы приходим к убеждению, что он любит природу и лишь отрицает эстетическое, отвлечённое созерцание её.

«Вон беседка принялась хорошо… потому что акация да сирень - ребята добрые, ухода не требуют». Это Базаров говорит Аркадию.

«Я, как подъезжал сюда, порадовался на твою берёзовую рощицу, славно вытянулась». Это он говорит отцу.

В приведенных высказываниях Базарова слова «ребята добрые», отнесённые к акации и сирени, «славно вытянулась», относящиеся к рощице, прямо говорят, что Базаров и любит природу так, как любят её люди земледельческого труда, и любуется ею, но не изливает своих чувств в «красивых» словах.

Речь идейного противника Базарова - Павла Петровича - прежде всего речь барина-аристократа. Англоман Кирсанов идеализирует английскую консервативную аристократию, но речь его пересыпана французскими словами и выражениями, так как именно французский язык был принят в светском обществе. К французскому языку Павел Кирсанов прибегает чаще всего, когда он не находит точных слов в своём языке для выражения своей мысли по-русски.

На светскость Павла Петровича указывают также обычные в его речи словесные формулы, принятые в «обществе» для подчёркивания уважения (хотя бы внешнего и прикрывающего презрение и ненависть) к собеседнику: смею сказать; я считаю долгом объявить вам; за сим, милостивый государь, мне остаётся только благодарить вас; вы изволите находить смешными мои привычки; вы изволите шутить; чувствительно вам обязан… Подобными выражениями Павел Кирсанов пользуется преимущественно в разговоре и в спорах с Базаровым; это естественно, потому что последний - единственный чужой человек, с которым общается в романе барин.

Будучи аристократом, Павел Петрович характеризует себя как «человека либерального и любящего прогресс». Он не прочь подчеркнуть это в разговоре, что сказывается в употреблении терминов, оборотов, свойственных языку тогдашней и передовой и консервативной дворянской интеллигенции: «Личность, милостивый государь,- вот главное,…ибо на ней всё строится»; «логика истории», «материализм», «цивилизация». Любимое словечко Павла Петровича: «принсип» (принцип), произносимое им на французский лад, однако иногда он не прочь использовать и просторечие, слова и выражения «низкого стиля»: «Очень нужно тащиться за пятьдесят верст киселя поесть», «чёрт с ним!», «тянуть эту глупую лямку», «дело в шляпе», «Сколько, бишь, ему месяцев?» Склонность Павла Петровича к закруглённым, стройным и красивым эффектным фразам («Нет, русский народ не таков, как вы его воображаете. Он свято чтит предания, он - патриархальный, он не может жить без веры…»), не мешает ему в пылу спора позволять себе грубости по адресу Базарова и его единомышленников, называя их болванами.

Коротко остановимся на характерных особенностях речи других персонажей романа.

Речь Николая Петровича Кирсанова отражает черты мягкого либерального барина. Неуверенность, осторожность, нечёткость, порою многословие - качества, решительно противоположные качествам Базарова, в высшей степени характерны для речи Николая Петровича. Вот, например: «Что ж? Может быть, Базаров и прав; но мне, признаюсь, одно больно: я надеялся именно теперь тесно и дружески сойтись с Аркадием, а выходит, что я остался позади…». Выделенные слова в его речи не несут смысловой нагрузки, они только тормозят речь, отражая неуверенность, свойственную говорящему.

Высказываясь, Николай Петрович «топчется на месте», без нужды повторяя одно и то же слово: «Это от латинского nihil, ничего, сколько я могу судить; стало быть , это слово означает человека, который… который ничего не признает?»; «Мне очень жаль, что ваше пребывание в моем доме получило такой… такой конец».

Характерна речь, которую Николай Петрович произносит на прощальном обеде в честь Павла Петровича: «Ты нас покидаешь…ты нас покидаешь, милый брат,- начал он,- конечно, ненадолго; но всё же я не могу не выразить тебе, что я… что мы… сколь я… сколь мы…». Здесь «топтание» Николая Петровича объясняется волнением, но по существу здесь усилены черты его обычной речи.

Исключительно характерна речь Базарова-отца. Язык Василия Ивановича отражает черты человека простого, искреннего, словоохотливого, восторженного. Особенно ярко в его речи выражено желание показать свою учёность, свои прогрессивные взгляды. В его речи нередки имена выдающихся людей, особенно деятелей науки, мифологические имена. Иностранные слова также часты в его речи. Латинскими словами и поговорками он пользуется чаще, чем сын. Характерно для Василия Ивановича употребления искажённых французских слов и выражений - результат его общения с людьми дворянского круга. Он пытается говорить и по-немецки, но прекращает попытки, убедившись, что это ему не по силам. Василий Иванович охотно пользуется и иностранными словами, вошедшими в русский язык, например медицинскими терминами: «эфиризация», «иктер», «паллиативные средства». Всё это указывает не на одно желание «показать образованность», но и на некоторую осведомлённость в науке и его искреннюю к ней любовь.

Обычно речь Базарова-отца несколько напыщенна, витиевата, ненужно усложнена; иногда в ней мы видим старинные формулы вежливости, но в противоположность подобным формулам в речи Павла Петровича Кирсанова они являются следствием искреннего желания быть любезным с приятными ему людьми. Например, «…а вас, господа, позвольте попросить в кабинет к отставному ветерану»; «А теперь, я надеюсь, Арина Власьевна, что, насытив свое материнское сердце, ты позаботишься о насыщении своих дорогих гостей, потому что, тебе известно, соловья баснями не кормят». Натура эмоциональная, восторженная, старик Базаров склонен прибегать к гиперболе при выражении своих чувств: Аркадий оказался «великим мира сего»; обращаясь к Аркадию и сыну, он восклицает: «Сколько в вас силы, молодости самой цветущей, способностей, таланта!»

«Отцы и дети» принадлежит к тем произведениям, которые обогатили наш литературный язык афоризмами, крылатыми словами. Такими крылатыми словами стало прежде всего заглавие романа. Крылатым словом стало и слово «нигилист». Его популярность за границей оказалось ещё большей, чем на родине Тургенева.










ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, в ходе исследования мы пришли к выводу, что внимательное изучение речи героев произведения помогает нам лучше понять их характер.

Выясняется, что у Базарова сложный характер – разночинца-демократа, человека широкого, острого и глубокого ума, с большим кругозором, независимого в суждениях, прямого, иногда резкого до грубости, врага болтовни и ненужной красивости, умеющего ненавидеть и презирать и сильно, глубоко любить.

Павел Петрович Кирсанов - рафинированный аристократ-англоман, не обладающий вообще никакими творческими способностями, все у него напускное, ненастоящее, хотя он умен, честен, образован, красив, у него тонкий изящный вкус, твёрдые убеждения, но вместе с тем кругозор его ограничен. Презрительно, свысока смотрит он на всех. В глубине души – он консерватор, ярый защитник старых устоев, он оторван от реальной жизни, не знал её, не имел настоящего понятия о родине, об интересах русского народа. Он наблюдал жизнь со стороны, с высоты той вечной аристократической морали, которую почитал непоколебимой.

В отличие от него его брат Николай Петрович, по меткой характеристике Базарова, «славный малый, добрый малый, божья коровка», неуверен, осторожен, мягок, всегда уравновешенный, эмоциональный до сентиментальности, любящий и тонко чувствующий поэзию, музыку, красоту природы. «Трусишка» по натуре, он боялся новых веяний, хотя понимал, что жить по-старому становилось невозможным. Вот почему он сразу же, как только приехал домой Аркадий, просил его стать помощником, теснее сойтись с ним, «узнать друг друга хорошенько». Своего брата он побаивался и ни о чём с ним не разговаривал. В сыне же он видел «голубя», родного по крови и характеру человека.

А Базаров-старший - человек очень добрый, гостеприимный хозяин, самобытный человек, провинциальный философ, пытается доказать свою образованность, настроен прогрессивно, любит много говорить, стремится говорить красиво, торжественно, но получается смешно. Это человек труда, дела, в то же время он любил помечтать, поговорить о великих мира сего.

Передает ли писатель в своем романе дружескую беседу или спор идейных врагов, описывает ли обстановку комнаты или раннее утро, рассказывает ли о горе родителей, теряющих любимого сына, превращается ли в сатирика,- он всегда остается великим художником слова, умеющим для выражения своей мысли найти единственное, незаменимое слово, единственное, наилучшее словосочетание.

     Адик Штейнзальц в своей книге «Простые слова» очень интересно объяснил многогранность слов: « Простые слова таят в себе множество загадок… Их простота обманчива, как крохотный полевой цветок, который устроен сложнее самого современного механизма. Подобно ароматам свежевыпеченного хлеба, которые не сравнить с синтезированным искусственно запахом, в точности повторяющим химическую формулу натурального, простые слова могут иметь множество составляющих и дополнительных значений, несущих огромный эмоциональный заряд». Мир слов, их сочетаний в нашем повседневном общении, действительно, сложен и многоцветен. Но еще более сложными оказываются языковые явления тогда, когда они попадают в бурную стихию литературного текста, получая при этом особые эстетические функции. Выявить их в целостной художественной системе произведения трудно, но это и становится особенно интересно – научиться читать пристально и уважительно, чтобы видеть и слышать то, о чем хотел сказать нам автор, чем он хотел с нами поделиться.

Именно изучая язык героев произведения, можно совершенствовать свой язык, свою речь, воспитывать в себе умение говорить не только красиво и правильно, но и доходчиво, убедительно, так, чтобы слушающий понимал, что его уважают и считаются с его мнением, развивать лингвистическое и эстетическое чутье, по крупицам впитывать в себя настоящий русский литературный язык, который должен быть предметом гордости нации.

Тургенев, Толстой, Достоевский, Булгаков - во все времена люди зачитывались их произведениями, на них выросло не одно поколение, и сегодня они составляют истинное литературное наследие нашей страны.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:


  1. Бобылев Б.Г. «Опыт филологического анализа» РЯШ № 2, 1991г.

  2. Качурин М.Г. «Организация исследовательской деятельности учащихся». Москва «Просвещение» 1988г.

  3. Литвинов В.В. «Изучение языка художественных произведений в школе». Москва. Учпедгиз 1988г.

  4. Петров С.М. Трофимов И.Т. «Творчество И.С.Тургенева», Москва Просвещение 1981г.

  5. Попова Е.В. «Художественное произведение как эстетическая ценность», Литература в школе №4, 1998г.

  6. Тургенева И.С. «Отцы и дети».

  7. Штейнзальц А. «Простые слова». 1993г.




















Краткое описание документа:

  Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа №12

рабочего поселка (пгт) Прогресс Амурской области»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА

«Язык героев произведения как средство постижения их характера»

Номинация: Первые шаги в науку                                                              

 

                  Участники: Соклакова Алена Евгеньевна, 10 класс

                                                                         Рубан Дарья Валерьенва, 10 класс

                                                                                       

                                                     Руководитель: Петроченко Ольга Владимировна,

                                                                              учитель русского языка и литературы,                                                                                                                                                                                    

                                                                               I квалификационная категория

 

                                                                          

                                                                            

                                                                         

                                     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Прогресс

2011

                                                 

Содержание

 

Введение………………………………………………………………………………..3

Основная часть…………………………………………………………………………5

Заключение…………………………………………………………………………….13

Список использованной литературы  ………………………………………………. 15

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

  Изучение литературы нельзя считать процессом, направленным только на получение специфических знаний, воспитание души и расширение читательского кругозора, – это, прежде всего, проникновение в глубины и восхождение к высотам языка – “одного из самых великих творений человечества”. По мнению Л.Новикова, язык – “важнейшее средство общения, тонкий и гибкий инструмент, с помощью которого формируется и выражается человеческая мысль”.  Вопрос об изучении языка художественно-литературного произведения предполагает прежде всего определение принципов отбора писателем речевых средств. Этот отбор мотивируется теми специфическими задачами, которые решает художественная литература как особая форма общественного сознания.

А. Толстой в своей требовательности к полной индивидуализированности речи персонажа в произведении говорил о необходимости для писателя видеть жест персонажа, сопровождающий его речь, чтобы правильно построить каждую его фразу в соответствии с тем, что он чувствует и делает в данную минуту. Речь героя связывает его со всем окружающим его миром и может быть понята именно в этой связи как явление не только языка, как такового, но именно как та или иная сторона его характера уже в более широком плане. Полнота передачи всех красок и оттенков живой индивидуальной речи, воспроизводящей самые различные стороны человеческого характера, закрепляющей реальный жизненный процесс речевого общения,— существеннейшая черта языка именно художественной литературы.

Подобно тому, как персонаж произведения не простая копия с того или иного человека, а обобщение свойств и качеств людей определенного типа, так и речь его — это речь обобщенная, характерная, своего рода цитата из языка той области жизни, которую рисует писатель.

Изучение речи героев произведения является одним из средств раскрытия художественного содержания произведения. Художественное содержание произведения обнаруживается в исследовании его поэтических форм. Научная новизна предлагаемой работы заключается в выявлении новых граней характера героев, а язык персонажей произведения  позволяет по-новому взглянуть на их поступки.

Наблюдение за языком героев с точки зрения выявления  их характеров  обуславливает актуальность настоящей работы.

 Дело в том, что каждое произведение «само учит себя читать», наша задача - уловить «сигналы», которые произведение посылает читателю своим названием, своеобразием стиля. Писатель не только рассчитывает на отзывчивого читателя, но воспитывает его, ведет незаметно и ненавязчиво, «подсказывая», на что надо пристально посмотреть, над чем задуматься, что с чем сопоставить, к какому впечатлению вернуться. Надо только постараться услышать писателя.

Как это сделать? Попробуем найти ответ, обратившись к роману И.С.Тургенева «Отцы и дети». Методика,  применяемая  в данной работе, может быть полезна при анализе произведения  как  для учителей, так и для учеников.

Цель: Проследить, как изучение языка героев произведения помогает понять    их характер.

Задачи:

1.     Познакомиться с текстом романа И.С.Тургенева «Отцы и дети».

2.     Изучить речь героев произведения.

3.     Проанализировать взаимосвязь языка и характеров персонажей.

 Приступая к анализу, необходимо принять в качестве аксиомы следующую мысль: чтение – это разгадывание тайного, стремление к пониманию, приобщение к авторскому “я”. Внимательное чтение позволяет каждому участнику этого процесса сделать свои маленькие “открытия”.

Гипотезой работы является следующее положение: если по языку человека можно сказать о его интеллекте, о его уме, его культуре, то в речи проявляется характер человека, его настроение, его отношение к людям.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

 

В романе Тургенева каждый, даже эпизодический, персонаж говорит своим «особым» языком. При этом речь каждого персонажа с максимальной полнотой раскрывает его характер, так что даже выхваченные из текста реплики позволяют сделать правильные выводы о говорящем.

Речь героев занимает едва ли не первое место в характеристике тургеневских героев. Как бы подчёркивая это, Тургенев очень часто «от себя» характеризует манеру говорить.

Особенно выразительны высказывания Тургенева о речи Павла Петровича. «Павел Петрович, - пишет автор,- когда сердился, с намерением говорил: «эфтим» и «эфто», хотя очень хорошо знал, что подобных слов грамматика не допускает. В этой причуде скрывался остаток преданий Александровского времени. Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном языке, употребляли одни-эфто, другие-эхто; мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами».

Это замечание не только характеризует речь Павла Петровича, но и углубляет наше представление о нем, как о человеке определённой социальной группы и определённого мировоззрения.

Выразительны и другие высказывания писателя о речи героев.

О Базарове он говорит: «Этот лекарский сын не только не робел, он даже отвечал отрывисто и неохотно, и в звуке его голоса было что-то грубое, почти дерзкое».

Об Одинцовой говорится, что она «выражалась правильным русским языком». Замечание отнюдь не случайное; многие аристократки не владели «правильной» русской речью.

Сатирически заострена характеристика Кукшиной. «Эмансипированная» дама «роняла свои вопросы один за другим с изнеженной небрежностью, не дожидаясь ответов: избалованные дети так говорят со своими няньками».

Интересна также беглая характеристика речи камердинера Петра (в эпилоге), который «окоченел от глупости» и «произносит все Е как Ю: тюпюрь, обюспючюн».

Однако подробнее остановимся на языке Евгения Базарова.

Речь Базарова, будущего ученого медика и революционера, простая, чёткая, обычно лаконичная, исключительно богата по словарному составу, по многообразию синтаксических форм. Это речь человека, стоящего на высоте современной ему культуры, - речь, в  которой мы встретим и научные термины (жук ditiscus  marinatus), и имена деятелей науки (Либих, Радемахер, Пелюз), и слова языка общественного деятеля (доктринёрство, парламентаризм), но прежде всего это речь русского человека, демократа, любящего и ценящего русский язык и превосходно им владеющего.

Особенно заметно тяготение Базарова к народу, потому речь его насыщена поговорками и пословицами, изобилует идиомами, фразеологическими оборотами, свойственными русскому просторечию (губа не дура; его песенка спета; что за охота; Лазаря петь; стариной тряхнёшь; чёрт меня дёрнул; нет, это дудки, видала виды; какой переплёт, подумаешь и т.п.); такими просторечными словами, как махнём, поболтаемся, чай, шлялись, напичкан, шлёпнулся, плюхнуть и т.п., афоризмами, иногда несколько переиначенными: «На своём молоке обжёгся, но чужую воду дует»; «…был везде, и сите, и в решете»; «шила в мешке не утаишь»; «бабушка ещё надвое сказала»; «От копеечной свечи… Москва сгорела»; «Не богам горшки обжигать»; «Там хорошо, где нас нет»; «Бедность…не порок».

В то же время Базаров решительно восстает против иностранных слов, засорявших в его время язык русской дворянской интеллигенции. Он совершенно не пользуется ими в своей речи. Исключения составляют латинские слова, естественные в речи учёного и медика  (utiledulci, paterfamilias, латинское название жука-плавунца), но вовсе не засоряющие речь Базарова.

Сильный, острый ум Базарова сказывается в его «собственных» базаровских афоризмах, выразительных и метких. Например: «Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта»; «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник»; «Решился всё косить - валяй и себя по ногам»; «Настоящий человек тот… которого надобно слушаться или ненавидеть»; «Старая шутка смерть, а каждому внове».

В литературный язык вошли некоторые фразы Базарова, которые по форме нельзя отнести к афоризмам, но которые отличаются большой выразительностью. Используются слова Базарова: «О, друг мой, Аркадий Николаевич!.. Об одном прошу тебя: не говори красиво». Очень выразительны такие многозначительные фразы Базарова, как «хочется с людьми возиться»; «…Ваш брат, дворянин, дальше благородного смирения или благородного кипения дойти не может»; «…а мы (то есть нигилисты, революционеры) драться хотим».

Удивительно метки, выразительны, а подчас и образны эпитеты, краткие разнохарактерные оценки, даваемые Базаровым людям, с которыми он общается. В этих оценках заключается базаровское отношение к персонажу, и те черты его, которые признает любой. Приведем примеры: архаическое явление (о Павле Петровиче); славный малый, добрый малый, божья коровка (о Николае Петровиче); баба с мозгом, ну и видала же она виды, тёртый калач (об Одинцовой); это вот свежо, и нетронуто, и пугливо, и молчаливо, и всё что хочешь (о Кате, сестре Одинцовой); мяконький либеральный барин; птенец (об Аркадии).

Интересны встречающиеся в репликах Базарова сравнения, свидетельствующие о большой способности к образному мышлению, наблюдательности, остром и смелом уме и широте кругозора. Одинцовой он говорит: «Летучие рыбы некоторое время могут подержаться на воздухе, но вскоре должны шлёпнуться в воду, позвольте и мне плюхнуться в мою стихию».

Очень метко характеризовал Базаров размеренную, несколько торжественную правильность жизни в доме Одинцовой: «как по рельсам катишься,- уверял он…»

Аркадию он так характеризует свое настроение: «С тех пор, как я здесь, я препакостно себя чувствую, точно начитался писем Гоголя к калужской губернаторше». После объяснения с Павлом Петровичем, приведшего к дуэли, Базаров восклицает: «Фу ты чёрт! Как красиво и как глупо! Экую мы комедию отломали! Учёные собаки так на задних лапах танцуют».

Выразительная и образная, но в то же время чёткая, ясная, простая речь Базарова никогда не превращается в «красивые слова»; не случайно он  упрекает Аркадия в том, что он говорит «красиво». Как пословицы и поговорки, так и сравнения в речи «нигилиста» всегда преследуют основную цель: сделать нагляднее, убедительнее мысль, которую он стремиться выразить. На вопрос Павла Петровича: «Не так ли вы болтаете,  как и все?» - Базаров отвечает: «Чем другим, а этим грехом не грешны». И это глубоко справедливо. Борец, революционер, Базаров уже потому должен хорошо владеть словом, что в дальнейшей его деятельности ему придётся убеждать, доказывать правильность своей точки зрения, опровергать доводы своих идейных врагов.

         Всё это Базаров делать умеет. В спорах с Павлом Петровичем он был подчас небрежен, не развивает стройной логической системы доказательств, заменяя её рядом саркастических, презрительных замечаний в адрес противника. Он иногда словно отмахивался от своего противника, которого он прежде всего презирает. Это отнюдь не означает, что Евгений Базаров не умеет спорить по-деловому, строго логически развивая свою мысль. Об этом свидетельствуют  его острые реплики в споре с Одинцовой, показывающие его умение ясно, точно, прямо, обоснованно возражать на доводы собеседника.

Мы имеем в виду спор Базарова с Одинцовой, начатый фразой Базарова: «Я рассматривал виды Саксонской Швейцарии в вашем альбоме, а вы мне заметили, что это меня занять не может».

Но Базаров не только спорит. Тургенев ставит его в разнообразные положения, сводит с разнообразными людьми, заставляет сообразно с этим высказываться по самым разнообразным поводам и выражать самые разнообразные чувства. Богатство, многообразие интонаций речи Базарова совершенно исключительно и отражает широту и глубину говорящего и сложность его характера.

Речь Базарова заметно меняется в зависимости от того, с кем он говорит. Стиль речи, словарный состав, синтаксическая её структура, преобладание определённых интонаций в большей или меньшей степени отражают отношение Базарова к говорящему. Превосходным образцом диалога между Базаровым и Павлом Петровичем, с предельной ясностью отражающего отношение демократа-разночинца к своему не заслуживающему уважения идейному врагу,  может  служить разговор между Базаровым и Кирсановым - старшим перед дуэлью.

Реплики противников носят прямо противоположный характер и отражают два совершенно противоположных мироотношения.

Павел Петрович, решивший «драться серьёзно», говорит очень серьёзно. Его речь насыщена словесными формулами, которыми светский человек привык пользоваться не для уяснения и уточнения мысли, а для придания речи «приятной в обществе» приличной формы.

Базаров,  напротив,  подчёркивает своё несерьёзное отношение к дуэли, теоретически им отрицаемой. Он говорит или просто и прямо то, что думает, или же презрительно - иронически снижает «высокий» тон речи противника.

В разговорах с Николаем Петровичем у Базарова преобладают снисходительно-почтительные интонации, с Аркадием речь его часто носит дидактический характер, в беседах с отцом звучат снисходительно-добродушные интонации, нередко прорывающиеся сквозь напускную сухость и холодность.

Обычно подчёркивается грубость речи Базарова, часто доходящая до цинизма. А между тем, Базаров иногда вкладывает в свои реплики большое, искреннее чувство и выражает его без лишних слов,   просто, сильно. Никакие длинные тирады не смогут так выразить большую, искреннюю любовь Базарова к своим родителям, как его краткий, простой ответ на вопрос Аркадия, любит ли он их: «Люблю, Аркадий».

Любовью и нежностью проникнуты слова смертельно больного Базарова, обращённые к отцу. На полные безграничной любви и скорби слова Василия Ивановича: «Евгений!...сын мой, дорогой мой, милый сын!»- Базаров отвечает: «Что, мой отец?»

Знакомясь с образом Базарова, давая ему характеристику, можно ошибиться, утверждая, что Базаров «не признает природы как предмета любования», что он «отрицает природу», основываясь на известном базаровском афоризме. Между тем, вчитываясь, в некоторые реплики Базарова, мы приходим к убеждению, что он любит природу и лишь отрицает эстетическое, отвлечённое созерцание её.

«Вон беседка принялась хорошо… потому что акация да сирень - ребята добрые, ухода не требуют». Это Базаров говорит Аркадию.

«Я, как подъезжал сюда, порадовался на твою берёзовую рощицу, славно вытянулась». Это он говорит отцу.

В приведенных высказываниях Базарова слова «ребята добрые», отнесённые к акации и сирени, «славно вытянулась», относящиеся к рощице, прямо говорят, что Базаров и любит природу так, как любят её люди земледельческого труда, и любуется ею, но  не изливает своих чувств в «красивых» словах.

Речь идейного противника Базарова - Павла Петровича - прежде всего речь барина-аристократа. Англоман Кирсанов идеализирует английскую консервативную аристократию, но речь его пересыпана французскими словами и выражениями, так как именно французский язык был принят в светском обществе. К французскому языку Павел Кирсанов прибегает чаще всего, когда он не находит точных слов в своём языке для выражения своей мысли по-русски.

На светскость Павла Петровича указывают также обычные в его речи словесные формулы, принятые в «обществе» для подчёркивания уважения (хотя бы внешнего и прикрывающего презрение и ненависть) к собеседнику: смею сказать; я считаю долгом объявить вам; за сим, милостивый государь, мне остаётся только благодарить вас; вы изволите находить смешными мои привычки; вы изволите шутить; чувствительно вам обязан… Подобными выражениями Павел Кирсанов пользуется преимущественно в разговоре и в спорах с Базаровым; это естественно, потому что последний - единственный чужой человек, с которым общается в романе барин.

Будучи аристократом, Павел Петрович характеризует себя как «человека либерального и любящего прогресс». Он не прочь подчеркнуть это в разговоре, что сказывается в употреблении терминов, оборотов, свойственных языку тогдашней и передовой и консервативной дворянской интеллигенции: «Личность, милостивый государь,- вот главное,…ибо на ней всё строится»; «логика истории», «материализм», «цивилизация». Любимое словечко Павла Петровича: «принсип» (принцип), произносимое им на французский лад, однако иногда он не прочь использовать и просторечие, слова и выражения «низкого стиля»: «Очень нужно тащиться за пятьдесят верст  киселя поесть», «чёрт с ним!», «тянуть эту глупую лямку», «дело в шляпе», «Сколько, бишь, ему месяцев?» Склонность Павла Петровича к закруглённым, стройным и красивым эффектным фразам («Нет, русский народ не таков, как вы его воображаете. Он свято чтит предания, он - патриархальный, он не может жить без веры…»), не мешает ему в пылу спора позволять себе грубости по адресу Базарова и его единомышленников, называя их болванами.

Коротко остановимся на характерных особенностях речи других персонажей романа.

Речь Николая Петровича Кирсанова отражает черты мягкого либерального барина. Неуверенность, осторожность, нечёткость, порою многословие - качества, решительно противоположные качествам Базарова, в высшей степени характерны для речи Николая Петровича. Вот, например: «Что ж? Может быть, Базаров и прав; но мне, признаюсь, одно больно: я надеялся именно теперь тесно и дружески сойтись с Аркадием, а выходит, что я остался позади…». Выделенные слова в его речи не несут смысловой нагрузки, они только тормозят речь, отражая неуверенность, свойственную говорящему.

Высказываясь, Николай Петрович «топчется на месте», без нужды повторяя одно и то же слово: «Это от латинского nihil, ничего, сколько я могу судить; стало быть , это слово означает человека, который… который  ничего не признает?»; «Мне очень жаль, что ваше пребывание в моем доме получило такой… такой конец».

Характерна речь, которую Николай Петрович произносит на прощальном обеде в честь Павла Петровича: «Ты нас покидаешь…ты нас покидаешь, милый брат,- начал он,- конечно,  ненадолго; но всё же я  не могу не выразить тебе, что я… что мы… сколь я… сколь мы…». Здесь «топтание» Николая Петровича объясняется волнением, но по существу здесь усилены черты его обычной речи.

Исключительно характерна речь Базарова-отца. Язык Василия Ивановича отражает черты человека простого, искреннего, словоохотливого,  восторженного. Особенно ярко в его речи выражено желание показать свою учёность, свои прогрессивные взгляды. В его речи нередки имена выдающихся людей, особенно деятелей науки, мифологические имена. Иностранные слова также часты в его речи. Латинскими словами и поговорками он пользуется чаще, чем сын. Характерно для Василия И

Автор
Дата добавления 10.02.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров539
Номер материала 377744
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх