Инфоурок Другое Другие методич. материалыИсторическая справка логопедических нарушений

Историческая справка логопедических нарушений

Скачать материал

Дислалия

Дислалия (от греч. dis — приставка, означающая частичное расстройство, и lalio — говорю) — нарушение звукопроизношения при нормальном слухе и сохранной иннервации речевого аппарата.

Термин «дислалия» одним из первых в Европе ввел в научное обращение профессор Вильнюсского университета врач Иосиф Франк. В монографии, вышедшей в 1827 г., он применил его в обобщенном значении как наименование всех видов произносительных расстройств различной этиологии.

В 30-е годы XIX столетия Р. Шультесс вводит в свои работы термин «дислалия», но в более узком, нежели у И. Франка, значении: он причисляет к дислалии лишь произносительные нарушения, обусловленные анатомическими дефектами органов артикуляции.

В 1879 году А. Куссмауль называет косноязычием все недостатки речи, основанные на расстройствах в буквенном звукообразовании. А. Куссмауль различает также косноязычие врожденное и приобретенное. Последнее чаще бывает функциональным вследствие неправильного воспитания и недостаточного упражнения, но может быть и органическим. Органическое косноязычие, по его мнению, является одной из форм центрального, органически обусловленного нарушения речи. С этого времени в связи с развитием логопедии все больше и больше стала уточняться картина нарушений звуковой стороны речи и механизмов, лежащих в их основе. Это нашло свое отражение в работах многих авторов, в том числе А. Куссмауля, О. Беркана, а позднее в работах Е.С. Боришпольского, Г. Гутцмана.

 Несколько иную позицию занимал польский исследователь Владислав Феликсович Олтушевский, который относил к дислалиям случаи нарушения произношения, не обусловленные анатомическими дефектами речевого аппарата. Он выделял две формы: функциональную и обусловленную снижением слуха. Дефекты произношения, обусловленные патологическими изменениями в артикуляционном аппарате, он обозначил термином «дисглоссия» и выделил четыре вида этого дефекта в зависимости от того, какой из артикуляционных отделов оказывается нарушенным: губную (labialis), язычную (lingualis), зубную (dentalis) и нёбную (palatalis).

В 30—50-е годы XX века понятие дислалия претерпевает существенные изменения. Михаил Ефимович Хватцев рассматривал дислалию как одну из форм косноязычия. Он включал в нее звукопроизносительные нарушения, обусловленные поражением или расстройством периферических органов речи: костно-хряще-мышечных частей, или «периферической или иннервацией», а также нарушения звукопроизношения, обусловленные периферической тугоухостью. Михаил Ефимович Хватцев выделяет три формы дислалии: механическую, обусловленную грубыми анатомическими дефектами органов речи (расщелинами нёба, короткой подъязычной уздечкой); органическую, обусловленную периферической тугоухостью, аномалиями челюстей, зубов, языка и нёба; функциональную, обусловленную мышечной вялостью мягкого нёба, недостаточной гибкостью кончика языка, слабостью выдыхаемой струи воздуха.

В начале 50-х годов А. М. Смирнова на основе большого клинического материала публикует классификацию дефектов произношения, которая заметно отличается от классификации, предложенной М. Е. Хватцевым.

В это же время Ольга Владимировна Правдина дает иную трактовку дислалии: в частности, были исключены нарушения, обусловленные дефектами слуха. Она в отличие от М. Е. Хватцева выделила только две формы: функциональная и механическая, в состав последней была включена и ринолалия.

Сергей Семенович Ляпидевский и О.В. Правдива исключают дизартрию из дислалии.

В эти же годы С. С. Ляпидевский и Борис Моисеевич Гриншпун исключают из дислалии ринолалию в отдельное речевое нарушение.

Отказ от обобщающего термина «косноязычие» т.к это симптом.

Лишь в отдельных работах стала упоминаться органическая дислалия, хотя содержание этого словосочетания не у всех авторов совпадало: в работе Елена Федоровна Pay и В. А. Синяка термин «органическая дислалия» просто заменен термином «механическая дислалия», а в работе Л. В. Мелеховой понятием «органическая дислалия» охватывались случаи произносительных нарушений, переходные между дизартрией и дислалией. В последнее время такие нарушения определяются как стертая дизартрия.

Ученые, занимающиеся дислалией:

1.     Иосиф Франк;

2.     Рудольф Шультесс;

3.     Адольф Куссмауль;

4.     О. Беркан;

5.     Ефим Соломонович Боришпольский;

6.     Герман Гутцман;

7.     Владислав Феликсович Олтушевский;

8.     Михаил Ефимович Хватцев;

9.     Сергей Семенович Ляпидевский;

10. Борис Моисеевич Гриншпун;

11. Ольга Владимировна Правдина;

12. Василий Акимович Синяк;

13. Елена Федоровна Pay;

14. Лидия Васильевна Мелехов;

15. Раиса  Ивановна Мартынова;

16. А.Г. Шембель;

17. Ольга Алексеевна Токарева;

18. Людмила Георгиевна Парамонова;

19. Милослав Зееман;

20. Федор Федорович Рау;

21. Галина Васильевна Чиркина;

22. Лариса  Степановна Волкова;

23. Алла Васильевна Ястребова;

24. Людмила Федоровна Спирова;

25. Татьяна Борисовна Филичева;

26. Нина Алексеевна Чевелёва.

 

 


Ринолалия.

Ринолалия (от греч. rhinos — нос, lalia — речь) — нарушение тембра голоса и звукопроизношения, обусловленное анатомо-физиологическими дефектами речевого аппарата.

 

История изучения ринолалии претерпела длинный путь развития, в который включались врачи, психологи, дефектологи. Первые работы по ринолалии написаны врачами. Их усилия были направлены на полное оперативное восстановление небного свода, чтобы вновь образованная небная занавеска была достаточно длинной и подвижной и могла бы соприкасаться с задней стенкой глотки, изолируя полость рта от полости носа. Считалось, что достижение этого эффекта обеспечит возможность произвольного замыкания прохода между носоглоткой и носом и создаст предпосылки для устранения носового оттенка в речи или устранит его полностью.

Н. И. Пирогов (1844), Н. В. Воронцовский (1875), П. Субботин (1894), М. И. Пайкин (1936) в своих работах обсуждали вопрос о том, в какой степени размеры неба способны видоизменяться под влиянием оперативных мероприятий; какие показатели размеров неба благоприятствуют наиболее успешной логотерапии при гнусавости.

Н. В. Воронцовский в 1870 г. сообщал, что периостальная уранопластика сделала самый замечательный шаг вперед на пути к восстановлению нормальной речи. Он считал причиной сохранения гнусавости после уранопластики вторичное укорочение мягкого неба, напряжение его по ширине и недостаточность подвижности.

Несмотря на достигнутые хирургами успехи в коррекции анатомического дефекта ротовой полости, никому из них не удалось получить положительных результатов фонетического оформления речи только с помощью оперативного вмешательства. Становится общепризнанным, что уранопластика сама по себе не ликвидирует назального звучания в речи ринолаликов.

Лемонье, Б. Лангенбек, Макуэн, Кез и др. (начало XX в.) усовершенствовали хирургическое лечение расщепления неба и постоянно подчёркивали, что обучение дает подросткам и взрослым для внятности речи больше, чем хирургическое вмешательство.

В ходе постепенного медицинского и педагогического изучения сущности дефекта и возможностей его преодоления выработались два направления в педагогических методах устранения нарушений речи при открытой гнусавости.

Одно из них — немецкое, — принятое в Германии и в ряде других стран (Г. Гуцман, 1924; Г. Арнольд, 1959; М. М. Ванкевич, 1926; В. А. Каретникова, 1927; М. Е. Хватцев, 1931, 1959). В этом направлении отмечалось, что в комплексную деятельность нормальных речедвигательных органов вовлекаются дефектные органы (мягкое небо и др.). Применяемые упражнения частично носят напряженный, силовой характер.

Второе направление, условно называемое французским, базируется на постановке правильного дыхания и голоса. (Сара Борель-Мезони, 1929; В. Ведю, 1929). Это направление основывается на физиологически естественных, ненапряженных дифференцировках речевых движений, преимущественно дыхательных.

Наиболее ярким выразителем немецкого направления является профессор  Г. Гуцман. В разработанной им методике предлагается конкретная система упражнений для улучшения небно-глоточного затвора. Он рекомендует проводить речевую тренировку с применением обтуратора или носового зажима. В основе речевых упражнений — использование голоса повышенной громкости. Продуктивность громкого произношения обусловливается тем, что при громкой речи имеет место сильная иннервация всех внутренних частей ротовой полости; при этом повышается активность небной занавески.

Бейсс предлагает в работе с ринолаликами использовать акцентуированный шепот, так как такой шепот требует точного функционирования затвора небной занавески и, следовательно, улучшает его.

Э. Фрешельсом предложен толчкообразный метод устранения дефекта речи. При таком методе работы одновременно с энергичной фонацией или произнесением коротких звуковых сочетаний производятся резкие толчкообразные направления движения крепко сжатых кулаков, поднятых до уровня груди. Предполагается, что развиваемая при этом энергия иррадирует на все работающие в этот момент мускулы и заставляет их производить добавочную работу, ведущую к развитию и укреплению небного затвора.

Методика М. Е. Хватцева обобщает практику многих специалистов, как отечественных, так и зарубежных, даже в самых трудных случаях дает положительные результаты. Он рекомендует сложный комплекс упражнений для развития речевого аппарата больного, большое количество механических приемов работы.

Французское направление развивалось в ряде работ советских авторов (Ф. A. Pay, E. Ф. Pay, З. Г. Нелюбова, Т. Н. Воронцова, А. Г. Ипполитова).

В 1931 году был опубликован реферат Ф. A. Pay «Дооперационные логотерапевтические упражнения при врожденных небных щелях».В этой работе рекомендовалось вести занятия по воспитанию правильного произношения в дооперационном периоде по общепринятой методике постановки звуков.

В 1938 году была выпущена «Книга по исправлению недостатков произношения» З. Г. Нелюбовой с краткой методической запиской, в которой было приведено восемь разделов работы с больными и излагались приемы воспитания речи при врожденных расщелинах.

По сравнению с предыдущими работами, З. Г. Нелюбова вводила много новых приемов: массаж небной занавески, специальные упражнения для небной занавески (позевывание, глотание по нескольку капель воды при запрокинутой голове, покашливание при высунутом языке). Она уделяла много внимания формированию голосовыдыхательной струи и постановке диафрагмального дыхания. Предлагалось также широко использовать очень громкий голос, твердую атаку при произношении звуков речи. Здесь впервые отмечалась необходимость развития слухового внимания ринолалика к своей речи и указывались возможности предотвращения возникновения тикообразных и хореических движений мышц лица.

В работах Т. Н. Воронцовой (1966) была проведена дифференциация логопедического воздействия после уранопластики у взрослых больных.

Логопедом Н. И. Серебровой совместно с врачом Л. В. Дмитриевым (1969) был применен метод рентгенографии, позволяющий видеть динамику коррекционной работы с детьми с ринолалией и прогнозировать возможность полного восстановления функции речи одними логопедическими приемами. Применение метода рентгенографии в практике коррекции дефектов произношения при ринолалии позволило до начала занятий предвидеть результаты коррекции речи и наметить план работы.

Одна из первых рекомендовала занятия в дооперационном периоде Анастасия Гавриловна Ипполитова.

Ученые, занимающиеся ринолалией:

1.     Анастасия   Гавриловна Ипполитова;                                                                                                                    

2.     Михаил Ефимович Хватцев;

3.     Михаил Давидович Дубов;

4.     Н. И. Сереброва;

5.     В. Ведю;

6.     Бейсс;

7.     Бергард Ленгенбек;

8.     Эмиль Фрешельс;

9.     Зинаида Геннадьевна Нелюбова;

10. Федор Aндреевич Pay;

11. Елена Федоровна Рау;

12. Ирина Игоревна Ермакова;

13. Татьяна Николаевна Воронцова;

14. Татьяна Владимировна Волосовец;

15. Фребилиус;

16. Сара Борель – Мезонни;

17. Николай Иванович Пирогов;

18. Николай Владимирович Воронцовский;

19. Галина Васильевна Чиркина.


Дизартрия.

Дизартриянарушение произносительной стороны речи, обусловленное недостаточностью иннервации речевого аппарата.

В 1879 году Куссмауль впервые описал в классификации речевых расстройств особый вид нарушения звукопроизношения и назвал дизартрией.

Уже в 1888 году Говерс подразделил такие дизартрирические расстройства речи на церебральную и бульбарную формы. В дальнейшем не раз делались попытки дать более подробные нейроанатомические классификации дизартрии. Примером этого свидетельствует классификация Фрешельса (1943), который выделил четыре формы дизартрии: пирамидную, экстрапирамидную, лобно-понтинную и церебеллярную.

Однако малая изученность вопроса привела к тому, что нейроанатомический принцип классификации форм не всегда строго выдерживался. В 1948 году Браинна ряду с дизартрией, обусловленной очаговыми поражениями центрального двигательного нейрона, переферического двигательного нейрона и полосатого тела, выделяет также координаторную и миопатическую дизартрию.

Одной из самых подробных классификаций форм дизартрии преимущественно по нейроанатомическому принципу является классификация Пешер, согласно которой выделяются следующие формы дизартрии:

·       корковая

·       субкортикальная

·       педункулярная

·       супрануклеарная (псевдобульбарная)

·       бульбарная нуклеарная

·       церебеллярная

·       диэнцефальная

·       мезэнцефальная

·       периферическая, связанная с поражением черепных нервов

·       дизартрия, связанная с расстройствами глубокой чувствительности

·       дизартрия при диффузных поражениях мозга (токсикозы, постконтузионные состояния)

·       дизартрия при эпилепсии

·       дизартрия при миастении

·       дизартрия при субкортикальной экспрессивной афазии (апраксическая)

Автор этой классификации понимает её несовершенство, что обусловлено нечеткостью самого определения «дизартрия». Клиническое понятие дизартрии значительно шире самого термина. Термин должен означать только дефекты артикуляции при периферическом или центральном поражении нервной системы, однако в клинической практике он применяется ко всем моторным нарушениям речи (Пешер 1950).

Не все перечисленные этим автором формы дизартрии относятся к расстройствам артикуляции, нередко они оказываются дефектами голосообразования, речевого дыхания, просодической организации речи: ритмической, темповой, мелодической.

Пешер считает, что все эти описательные характеристики речи больных полезны для диагноза, но они субъективны и не позволяют поставить проблему дизартрии на научную основу.

Некоторые авторы полагают, что при современном состоянии проблемы не следует идти по линии выделения большого числа форм дизартрии на основе еще плохо изученных клинико-анатомических корреляций. Различают чистую дизартрию и дизартрию ассоциированную, при которой моторные расстройства речи комбинируются с нарушениями процессов внимания и памяти. Среди чистых форм дизартрии ими выделяются лишь три подгруппы, обусловленные поражением периферического двигательного нейрона, поражением центрального двигательного нейрона и различные другие формы дизартрии, в основе которых лежит дистония, координаторные расстройства.

В 1957 году Гревелл подчеркивает первостепенную важность умения отличать прежде всего языковые расстройства (афазию) от расстройств говорения или, другими словами, от расстройств технических функциональных средств, с помощью которых категории языка реализуются в акте речи. В своей классификации речевых расстройств Гревелл указывает место дизартрии среди других нарушений процесса говорения.

Для Гревелл дизартрия – это расстройство говорения вследствие различных очаговых поражений мозга, поэтому она включает в себя расстройства не только артикуляции, но и речевого дыхания, голосообразования и просодики.

Расстройства артикуляции, обусловленные факторами, лежащими вне моторного аппарата головного мозга, по мнению этого автора к дизартрии не относится.

Еще более ограничивает содержание понятия «дизартрия» Хазард-Худот (1964). К дизартрии он относит нарушения артикуляции, обусловленные расстройствами общей моторики пирамидного, экстрапирамидного или церебеллярного характера. Расстройства специальной речевой моторики, развивающейся у человека параллельно с формированием категорий языка, автор исключает из числа дизартрических и называет анартрией.

В советской литературе вопрос о дизартрии был также мало разработан. М.С. Маргулис (1924) относил к дизартрии все двигательные расстройства за исключением тех, которые связаны с поражением «кортикальной области двигательных образов слова» и которые клинически проявляются в виде моторной афазии и апраксии. Все формы дизартрии он подразделял на бульбарную и церебральную, при этом церебральная делилась им на кортикальную и субкортикальную. К субкортикальной М.С. Маргулис относил разные варианты капсулярных, экстрапирамидных и мозжечковых форм дизартрии. Кортикальная дизартрия по мнению автора, тождественна субкортикальной капсулярной дизартрии и клинически проявляется псевдобульбарными расстройствами.

В 1959 году Л.Б. Литвак заостряет внимание на локально-диагностическом значении дизартрических расстройств речи. Под дизартрией автор понимает расстройства артикуляции, которые трактуются им нечетко: в их число включается различные нарушения темпа, ритма и интонации речи. Специфические особенности невнятного произношения звуков автором упоминается только при избирательных поражениях двигательных черепно-мозговых нервов.

Оживление интереса к дизартрии наметилось в середине XX века, но лишь в 1982 году состоялась первая тематическая научная конференция, посвященная  клиническим аспектам проблемы дизартрии. Используя материалы этой конференции, можно сказать, что первым результатом того возросшего интереса к проблеме дизартрии стали работы Дарлей, Аронсона и Бровн.

Клиническая направленность этих работ в целом совпадает с направленностью наших работ по дизартрии. Указанные авторы использовали метод экспертного ранжирования таких выявленных ими звуковых симптомов дизартрии, как неточная артикуляция согласных и гласных звуков, колебания темпа речи и наличие в ней ненормативных пауз, монотония, резкость и напряженность голоса, отсутствие колебаний громкости голоса или, наоборот, ее чрезмерные колебания, равноударенность слогов, подчеркнутая или ослабленная акцентуация речи. Полученные шкалы соотносительной значимости отдельных симптомов для клинических форм дизартрии: бульбарной, псевдобульбарной,  атаксической (церебеллярной), гипокинетической (при паркинсонизме) и других были положены в основу дифференциальной синдромологической диагностики.

В отличие от этого в наших работах акцент был сделан на попытку патогенетического анализа выявленных нейрофонетических синдромов дизартрии и на связанный с таким анализом дифференциальный топический диагноз очаговых поражений мозга.

На Западе дальнейшее развитие исследований по проблеме дизартрии шло по линии более широкого инструментально-фонетического изучения дизартричной речи.

 По мере накопления фактов все исследователи дизартрии стали уделять все большее внимание диспросодическим компонентам клинических синдромов дизартрии. Появились дискуссионные работы относительно понимания терминов «суперсегментный»  и «просодический», связи суперсегментных и просодических расстройств дизартричной речи с сегментами первичного и вторичного генеза просодических расстройств речи.

Изучение природы дизартрии нашло известное отражение  в практике отечественной логопедии. В учебники О.В. Правдиной (1969) понятие дизартрия, определяется уже с неврологических позиций представляются отдельные синдромы соответствующих звуковых расстройств. В работе И.И. Панченко (1972) делается серьезная попытка разобраться в патогенезе клинических проявлений дизартрии у детей с детским церебральным параличом и создать патогенетически обоснованную методику  логопедической работы.

Важным этапом в развитии проблемы дизартрии является изучение локально-диагностических проявлений дизартрических расстройств, это отражено в работах Л.Б. Литвака (1959) и Е.Н. Винарской (1973). Е.Н. Винарской впервые было проведено комплексное нейролингвистическое изучение дизартрий при очаговых поражениях мозга у взрослых больных.

В настоящее время проблема дизартрии детского возраста интенсивно разрабатывается в клиническом плане, нейролингвистическом, психолого-педагогическом направлениях.

Термин «стертая» дизартрия  впервые был  предложен О.А. Токаревой, которая характеризует проявление «стертой дизартрии» как легкие проявление псевдобульбарной дизартрии, которые отличаются особой трудностью преодоления. По ее мнению, обычно эти дети большинство изолированных звуков могут произнести правильно, но в речевом потоке слабо автоматизируют их и недостаточно дифференцируют. Было отмечено, что артикуляционные движения  у этих детей могут нарушаться своеобразно: при ограничении движений языка и губ наблюдается неточность движений, и недостаточность их силы. Вялость и приблизительность движений характерны для одиночных случаев, а в других неточность движений объясняется гиперкинезами языка. 

Позднее М.П. Давыдовой было предложено несколько измененное определение стертой дизартрии: «как нарушение звукопроизношения, вызванные избирательной неполноценностью некоторых моторных функций речедвигательного аппарата, а также слабостью и вялостью артикуляционной мускулатуры.

Для диагностики данного нарушения необходимо обращать внимание на наличие неврологической симптоматики и проводить динамическое наблюдение в процессе коррекционной работы: если в ходе амбулаторного обследование психоневролог сразу обнаруживает  органическую неврологическую симптоматику, то такие формы правомерно отнести к дизартрии.

Иное определение нарушения речи было предложено А.Н. Корневым. Он определяет это расстройство как избирательные, негрубые, но довольно стойкие нарушения звукопроизношения, которое сопровождается легкими, своеобразными нарушениями иннервационной недостаточности артикуляционных органов. При них нет тотальных полиморфных нарушений звукопроизношений, нет выраженных нарушений тонуса и сократительной способности артикуляционных мышц. Корнев считает, что эта категория нарушений произносительной стороны речи занимает промежуточное место между дислалией и дизартрией, что терминологическое обозначение данного нарушения не отражает клиническую и нозологической самостоятельности данной группы. Для данного типа нарушения речи Корневым предложен термин «вербальная диспраксия».

В зарубежной литературе (Монделаерс Б.Ж.) для подобных нарушений используется понятие «речевая или артикуляционная диспраксия развития». Определяют эти нарушения, как нарушение контроля за речевыми движениями. Монделаерс пользуется таким определением изучаемого речевого нарушения: «Диспраксия – это расстройство речи нейрогенного происхождения, но в отличии от дизартрии это расстройство связано не только двигательными нарушениями».

В отечественной логопедии термин «артикуляционной диспраксии» используется мало, его обычно применяют для определения механизмов  некоторых форм речевого недоразвития, в том числе и стертой дизартрии. Для описания указанных нарушений и их обозначения  предлагают различные термины: артикуляционная диспраксия, центральная органическая  или осложненная дислалия, апраксическая дизартрия.

И.Б. Карелиной введена новая терминология, где стертая дизартрия трактуется, как минимальные дизартрические расстройства – МДР.

Среди причин, вызывающих  стертую дизартрию, различными авторами были выделены следующие:

1. Нарушение иннервации артикуляционного аппарата, при котором отмечается недостаточность отдельных мышечных групп (губ, языка, мягкого неба); недостаточность движений, их быстрая истощаемость вследствие  поражения тех или иных отделов нервной системы.

2. Двигательные расстройства: трудность нахождения определенного положения губ и языка, необходимого для произнесения звуков.

3. Оральная апраксия.

4. Минимальная мозговая дисфункция.

Легкие формы дизартрии могут наблюдаться у детей без явных двигательных расстройств, перенесших легкую асфиксию или родовую травму, а также имеющих в анамнезе другие не резко выраженные неблагоприятные воздействия в период внутриутробного развития или родов. В этих случаях легкие, «стертые» формы дизартрии сочетаются с другими признаками минимальной мозговой дисфункции, т.е. рассматриваются как один из симптомов ММД.

        В исследованиях Е.Ф. Соботович и А.Ф. Чернопольской впервые отмечено, что недостатки звуковой стороны речи у детей со «стертой дизартрией» проявляются не только на фоне неврологической симптоматики, но и на фоне нарушения двигательной стороны процесса звукопроизношения. Определена типология расстройств в зависимости не только от неврологической симптоматики, двигательных нарушений, но и фонематического и общего развития при различных формах дизартрии легкой степени. В зависимости от проявлений нарушений двигательной стороны процесса произношения и с учетом локализации паретических явлений органов артикуляционного аппарата авторы выделили следующие виды стертой дизартрии:

- нарушения звукопроизношения, вызванные избирательной неполноценностью некоторых моторных функций речедвигательного аппарата (I группа);

- слабость и вялость артикуляционной мускулатуры (II группа);

        Попытка классифицировать стертую дизартрию с позиции нейролингвистического и нейропсихологического подходов была сделана Корневым. В качестве теоретической основы данной классификации была использована теория Н.А. Бернштейна об уровневой организации движений и их развитии в онтогенезе.

        Бернштейн разработал теорию организации движений, включающую субкортикальные и кортикальные уровни, и отнес речь к высшему уровню организации движений – кортикальному речедвигательному уровню. Им было показано, что, поскольку человек совершает движения, различающиеся по степени произвольности, по участию в двигательном акте речи, то и степень управления этими движениями различна. Бернштейн определил следующие этапы выполнения произвольного движения:

1. На начальном этапе осуществляется восприятие и оценка ситуации самим индивидом, включенным в данную ситуацию.       

2. На втором этапе намечается двигательная задача или образ того, что должно быть. Уяснение будущего движения служит основанием для оформления задачи и программирования её решения в моторном плане.

3. На третьем этапе происходит программирование решения определившейся задачи.

4. На четвертом этапе осуществляется фактическое выполнение движения: человек преодолевает все избыточные степени движения, превращает его в управляемую систему и выполняет нужное целенаправленное действие. Это возможно в том случае, если индивид овладел координацией движений, т.к. именно она является центральным звеном движений. Нарушение одного из этих компонентов координации ведет к нарушению движения, например, несоразмерность движения – атаксию.

        Координация движений развивается постепенно на основе опыта и упражнений, поскольку это сложный сенсомоторный акт, начинающийся с афферентного потока и оканчивающийся адекватным центральным ответом.

        Корнев, таким образом, выделяет:

- дисфонетическую диспраксию, обусловленную дисфункцией I уровня организации праксиса;

- дисфонологическую диспраксию, обусловленную неполноценностью созревания II уровня;

- вербальую диспраксию, обусловленную неполноценностью высшего, III уровня организации праксиса речи.

Ученые, занимающиеся дизартрией:

1.     Ксения Александровна Семенова;

2.     Елена Михайловна Мастюкова;

3.     Марк Яковлевич Смуглин;

4.     И. И. Панченко;

5.     Людмила Андреевна Щербакова;

6.     Адольф Куссмауль;

7.     Людмила Алексеевна Данилова;

8.     Наима Махмудовна Махмудова;

9.     Умар Курбанович Курбанов;

10. Ольга Алексеевна Стерник;

11. Ксения Александровна Семенова;

12. Маргарита Васильевна Ипполитова;

13. Римма Дмитриевна Бабенкова;

14. Елена Филиповна Архипова;

15. И.Ю. Левченко;

16. Оксана Георгиевна Приходько;

17. Людмила Владимировна Лопатина;

18. Наринэ Витальевна Серебрякова;

19. М.Б. Эйдинова;

20. Елена Николаевна Винарская;

21. Михаил Ефимович Хватцев;

22. Ольга Владимировна Правдина;

23. Евгения Фёдоровна  Соботович;

24. Раиса Ивановна Мартынова;

25. Валентина Алексеевна Киселева;

26. В. А. Сорокина;

27. Николай Александрович Бернштейна;

28. А.Ф. Чернопольская

 

 

 

 


Брадилалия.

Брадилалияпатологически замедленный темп речи.

В истории изучения нарушений темпа и ритма речи брадилалия описывалась в синдроме какого-либо соматического, неврологического или психического заболевания.

С конца XIX в. ее определили как отдельное нарушение темпа речи. В этиологии исследователи выделяют наследственную природу (Ю. А. Флоренская, 1934; Д. Вейс, 1950; М. Зееман, 1962; М. Е. Хватцев, 1959), экзогенные факторы (интоксикация, астенизация и др.), психологические причины (воспитание, подражание и др. — А. Либманн, 1900; Г. Гутцман, 1900; М. Надолечны, 1926; Э. Фрешельс, 1936).

По мнению некоторых авторов, в патогенезе брадилалии большое значение имеют: патологическое усиление тормозного процесса, который начинает доминировать над процессом возбуждения (М. Е. Хватцев, Ю. А. Флоренская, В. С. Кочергина); центральные, преимущественно экстрапирамидные моторные нарушения (М. Зееман), а также неправильное течение кортикальных возбуждений во времени, лежащих в основе элементарных актов, из которых возникает речь (А. Куссмауль).

Ученые, занимающиеся брадилалией:

1.     Иван Алексеевич Сикорский;

2.     Юлия Александровна Флоренская;

3.     Михаил Евгеньевич Хватцев;

4.     Милослав Зееман;

5.     Адольф Куссмауль;

6.     Герман Гутцман.

 

 


Тахилалия.

Тахилалияпатологически ускоренный темп речи.

Тахилалия рассматривалась в синдроме сложных речевых расстройств, характеризующихся нарушением других сторон речи, помимо просодии.

С конца XIX в. тахилалию включили в группу расстройств под названием дизфразии (Адольф Куссмауль, 1879). Отмечалось преимущественное нарушение дыхания в столь сильной степени («втягивание воздуха в себя»), что появлялось некоторое сходство с заиканием.

Как самостоятельная форма нарушения речи с преимущественным расстройством ее темпа впервые выделена Юлией Александровной Флоренской в 1934 г.

Причины и механизмы тахилалии тщательно исследовались, поскольку это нарушение могло служить причиной возникновения заикания. D. Weiss (1950) считает ускоренную речь органически обусловленным нарушением центрального речевого механизма. Значительную роль в этом он отводит наследственности и указывает также на генетическую связь ускоренной речи с заиканием. Мирослав Зееман в 1950 г. высказал мнение о том, что ускоренная речь возникает при неправильной функции экстрапирамидной системы.

Михаил Ефимович Хватцев (1959) основной причиной тахилалии считал врожденную речедвигательную недостаточность речевого аппарата, а также неряшливую, неровную речь окружающих, отсутствие внимания и своевременного исправления быстрой речи ребенка. А. Либманн различал недостатки моторного и акустического восприятия, лежащие в основе тахилалии. Г. Гутцман утверждал, что это расстройство — следствие нарушения восприятия. По мнению Э. Фрешельса, ускоренная речь возникает вследствие того, что мысли мчатся чрезвычайно быстро и одно понятие вытесняется следующим раньше, чем первое может быть произнесено. М. Недолечны считал причиной ускоренной речи недостаточность артикуляции, поскольку больные испытывают трудности при произношении необычных и длинных слов.

В. М. Бехтерев считал, что ускорение речи может быть связано с устранением тормозящих влияний, осуществляемых церебральными связями мозжечка, а также с ослаблением тормозных процессов, играющих роль в каждом движении, при котором сокращение одной группы мышц сменяется сокращением другой группы.

Ученые, занимающиеся тахилалией:

1.     Григорий Дмитриевич Неткачев;

2.     И. И. Тартаковский;

3.     Владимир Ильич Селиверстов;

4.     Николай Петрович Тяпугин;

5.     Изабелла Юрьевна Абелева;

6.     Людмила Петровна Голубева;

7.     Вера Сергеевна Кочергина;

8.     Софья Марковна Любинская;

9.     С.И. Павлова;

10. Виталий Анатольевич Ковшиков;

11. Алла Васильевна  Ястребова;

12. Наталья Александровна Власова;

13. Галина Анатольевна Волкова;

14. Лилия Зиновьевна Андронова-Арутюнян;

15. Виктор Маркович Шкловский;

16. Леон Яковлевич Миссуловин;

17. Христофор Лагузен;

18. Рафаэль  Кён;

19. А. Либман;

20. М.Е. Шуберт;

21. Эмиль Фрешельс;

22. Владимир Алексеевич Гиляровскикй;

23. Юлия  Александровна Флоренская;

24. И. С. Авербух;

25. О.Г. Архипова;

26. Э.Н. Герценштейн;

27. Н.С. Самойленко;

28. Вера Александровна Гринер;

29. Николай Иванович Жинкин;

30. Ф.Н. Досужков;

31. Роза Евгеньевна Левина;

32. Нина Михайловна Асатиани;

33. Ю.И. Кузьмин;

34. Лидия Ивановна Белякова;

35. Елена Александровна Дьякова.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Нарушение голоса.

Дисфония (афония)отсутствие или расстройство фонации вследствие патологических изменений голосового аппарата.

Авиценн (980-1037гг) в «Каноне врачебных наук» описал заболевания и способы лечения голосового аппарата. В 1024 г. Им написан специальный фонетический трактат, охватывающий многие проблемы голосообразования. Особое значение в голосообразовании ученый придавал голосовым складкам, подчеркивая их активно регулирующую роль во время фонации. Он указал на взаимосвязь функций головного мозга и голосового аппарата.

Развитие театрального искусства в XVI в. потребовало от актеров большой выносливости голосового аппарата. Голосовая патология проявлялась не только у актеров, но и у всех, кому по роду своей деятельности приходилось много говорить. По данным испанского фониатра J. Perello еще в 1600 г. медицинская литература называла дисфонию болезнью проповедников.

В конце XVI в. историческое развитие мировой культуры знаменовалось появлением нового музыкального сценического жанра — оперы (ее родиной признают Флоренцию). Для исполнения оперных партий артист должен был обладать не только хорошими вокальными данными, но и большой выносливостью голосового аппарата, иначе наступало переутомление, и вследствие этого возникали нарушения голоса, которые уже можно было считать профессиональными. Выявление характерных для певцов специфических заболеваний, высокие требования к мастерству и качеству исполнения вынуждали специалистов пристально изучать физиологию голосообразования, искать пути совершенствования голосовых возможностей и способов устранения дефектов в случае их появления.

Исследования на изолированной гортани трупов позволили немецкому физиологу И. Мюллеру установить (1840), что оформление звука зависит от строения не только гортани, но и надставной трубки. Однако в это время еще были недоступны наблюдения гортани живого человека.

В 1855 г. певец и вокальный педагог Мануэль Гарсия (родной брат знаменитой певицы Полины Виардо) впервые применил для осмотра гортани зеркало, изобретенное Листоном, английским врачом-стоматологом. Таким образом, появилась возможность обозревать гортань и колеблющиеся голосовые складки. Этот метод исследования получил название ларингоскопия (от греч. laryngis 'гортань', scopia 'смотрю') и сохраняется по сей день. Однако в тот период, по мнению болгарского фониатра И. Максимова (1987), еще нельзя было говорить о становлении фониатрии — медицинской науки о лечении голосового аппарата. Все исследования касались нарушений речевой и вокальной функций различной этиологии, попыток их устранения совместными усилиями врачей и логопедов. А потому И. Максимов назвал его «реабилитационно педагогическим».

В 1905 г. в Берлинском университете немецкий врач Г. Гутцман (Н. Hutzmann) защитил диссертацию на тему «Расстройства разговорной функции как предмет клинического преподавания». Именно этот момент считается началом выделения фониатрии как самостоятельной медицинской специальности. Сам термин «фониатрия» ввели в 1920 г. ученики Гутцманна — Г. Штерн (Н. Stern) и М. Зееман (М. Seemann). Последний основал и долгие годы руководил одной из первых в мире фониатрической клиникой в Праге.

Можно полагать, что с этого времени ведет свой отсчет и становление логопедии, ибо она всегда объединяла изучение речи и голоса.

Начало XX в. характеризуется большой активностью в развитии логопедии как науки. Выделяются две школы — «органиков» в Берлине во главе с Г. Гутцманом и «психологов» в Вене, сплотившейся вокруг австрийского ученого Е. Фрёшельса (Е. Fröschels). В этих городах создаются отделения и кабинеты по оказанию помощи людям с нарушениями речи и голоса при тесном сотрудничестве врачей-фониатров и логопедов. В 1924 г. по инициативе Е. Фрёшельса был проведен 1-й Международный конгресс и организована ассоциация логопедов и фониатров, существующая и поныне.

Е.Н. Малютин, Ф.Ф. Заседателев, Л.Д. Работнов, И.И. Левидов, М.И. Фомичев, В.Г. Ермолаев разработали научные основы постановки голоса. Ими изучались причины появления и процесс развития расстройств голосового аппарата, типы дыхания и значение дыхательной системы для правильного голосообразования. Исследования были направлены на изучение вокального голоса, но они также имели большое теоретическое и практическое значение для постановки и устранения дефектов речевого голоса.

Иосиф Ионович Левидов (1933) изучал постановку голоса и функциональные расстройства голосового аппарата. Проделав ряд опытов и учитывая личные ощущения певца, ученый пришел к выводу, что звучание голоса «в маске» является результатом резонации носовой и придаточных полостей. Функциональные расстройства голоса он считал следствием плохой вокальной школы, форсирования звука и неправильных самостоятельных занятий.

Федор Федорович Заседателев также видел причины профессиональных заболеваний в неправильной постановке голоса и особое внимание обращал на дыхание и способ голосоведения. Результаты своих экспериментальных наблюдений он обобщил в труде «Научные основы постановки голоса» (1935), где подробно проанализировал типы дыхания, различные положения гортани при пении, рассмотрел значение и роль резонаторов.

Многолетние наблюдения отражены в книге Леонида Дмитриевича Работнова «Основы физиологии и патологии голоса певцов» (1932). Автор исследовал функции всех частей голосового аппарата и более подробно остановился на процессах дыхания. Им была высказана гипотеза о роли в процессе фонации гладких мышц бронхов и о «парадоксальном дыхании» певцов, когда грудная клетка при пении не спадает и совершаются легкие вдыхательные движения.

В монографии Михаила Ивановича Фомичева «Основы фониатрии» (1949) значительное место занимают описания фонопедических мероприятий. Автор дает четкие рекомендации по правильному голосовому режиму, описывает дыхательные, артикуляционные и голосовые упражнения.

В 1970 г. вышла в свет коллективная работа Владимира Георгиевича Ермолаева, Нины Федоровны Лебедевой и Владимира Петровича Морозова «Руководство по фониатрии», суммировавшая результаты научных исследований по физиологии и патологии голосообразующих органов и описывающая наиболее распространенные методы акустического анализа вокального голоса. Книга была адресована врачам фониатрам и оториноларингологам, оказывающим помощь певцам, однако она представляла значительный интерес и для всех специалистов, занимающихся проблемами голоса и его патологии.

Интерес к процессу голосообразования и появление профессиональных заболеваний выдвинули необходимость фундаментальных знаний анатомии и физиологии гортани, потребность усовершенствования голоса, устранения его дефектов.

Вопросы воспитания и обучения всегда рассматривались отечественными учеными и практиками в неразрывной связи с индивидуальными возрастными особенностями развития, с учетом новейших естественнонаучных данных, при этом достигалось объединение усилий представителей различных областей науки — физиологии, психологии, морфологии. Важную роль сыграли исследования Магдалины Сергеевны Грачевой (1956) морфологических особенностей формирования гортани, функционального взаимодействия мягкого нёба и голосовых складок. Эдуардом Карловичем Сийрде (1970) был проведен сравнительный количественный и качественный анализ своеобразия дыхательной функции у людей, имеющих различные речевые патологии — заикание, дефекты речи в результате нарушений слуха, у людей с нормальным голосообразованием и у певцов. Материалы такого сопоставления подтвердили значимость и в патологических случаях необходимость коррекции и специальных тренировок дыхания, направленных на исправление речи и голоса.

Зависимость состояния голоса от развития музыкального слуха детей подчеркивалась в работах отечественных авторов Е. М. Малининой (1967), М. Ф. Заринской (1963) и чешского фониатра Е. Седлачковой (1963), подтвердивших, что снижение акустико-фонационных стереотипов и ослабление способности восприятия звука влияют на регуляцию самой фонации.

Нарушения голосовой функции и интонации у детей с различными нарушениями речи исследовались Валентиной Ивановной Филимоновой (1990), Татьяной Викторовной Колпак (1999) и Ларисой Александровной Копачевской (2000). В работах этих авторов представлены различные приемы проведения педагогического обследования и выявления акустических характеристик голоса и подтверждено, что его патология часто является компонентом структуры речевого дефекта.

В 1990 г. была переведена и опубликована монография американского педагога Д. К. Вильсона (D. К. Wilson) «Нарушения голоса у детей», в которой затронуты многие аспекты голосовой патологии — анатомия и физиология, инструментальные методы обследования, лечение и голосовая терапия. В ней также рассматриваются и проблемы нарушения голоса взрослых, ибо они зачастую берут свое начало с изменений голосовой функции в детстве. В этой работе в известной степени сделана попытка обобщения современных знаний как о нормальном, так и о патологическом развитии голосообразования.

За последние три десятилетия заметно возросло число публикаций, посвященных различным аспектам патологии голоса, подготовленных педагогами-логопедами. Так, Светлана Леоновна Таптапова (1963, 1971, 1974, 1985, 1990) разработала методику восстановления звучной речи после удаления гортани или ее частичной резекции; Елена Самсоновна Алмазова (1973) предложила систему упражнений по коррекции голоса детей при Рубцовых деформациях гортани; автор настоящего пособия (1971, 1974, 2001) изучила и описала различные расстройства голоса функционального и органического генеза; Ольга Святославовна Орлова (1980, 1998, 2001) исследовала сложные проблемы спастических нарушений голоса и обозначила систему коррекционной работы по предупреждению и устранению нарушений голоса у педагогов.

В 1971 г. был образован Союз Европейских фониатров (UEP), объединивший всех специалистов, работающих в области патологии голоса. Ежегодно в одном из европейских городов проводятся конгрессы, на которых обсуждаются многообразные аспекты изучения голоса и его нарушений — диагностика, инструментальные и объективные методы исследования, классификация и терминология, методы лечения и голосовой реабилитации.

В 1991 г. была создана Ассоциация фониатров и логопедов (фонопедов) России, которая в качестве коллективного члена вошла в Союз Европейских фониатров и в Международный Союз. Российская ассоциация организует ежегодные конференции, посвященные актуальным вопросам исследования, лечения и восстановления голосовой функции, к участию в которых привлекаются специалисты из СНГ, а часто и из Европы. Усиление международных связей и научного взаимодействия, изменение социального характера, стиля и темпа жизни — все это требует большего общения между людьми. Голос, как одно из средств коммуникации, его качество и возможности играют в этом процессе весьма значительную роль.

Ученые, занимающиеся нарушениями голоса:

1.     Фаина Анатольевна Ивановская;

2.     Михаил Ефимович Хватцев;

3.     Елена  Самсоновна  Алмазова;

4.     Светлана Львовна Таптапова;

5.     Ольга Владимировна Правдина;

6.     Александра Тихоновна Рябченко;

7.     Ирина Игоревна Ермакова;

8.     Л. И. Вансонская;

9.     Ю.С. Василенко;

10. Ольга Святославовна Орлова; 

11. С.Е. Уланов;

12. Эдуард Карлович Сийрде;

13. Магдалина Сергеевна Грачева;

14. Валентиной Ивановной Филимоновой ;

15. Татьяной Викторовной Колпак;

16. Ларисой Александровной Копачевской;

17. Михаила Ивановича Фомичева;

18. Федор Федорович Заседателев;

19. Владимир Георгиевич Ермолаев;

20.  Нина Федоровна Лебедева;

21. Владимир Петрович Морозов;

22. Иосиф Ионович Левидов;

23. Мануэль Гарсия;

24. Герман Гутцман.

 


Заикание.

Заиканиенарушение темпо-ритмической организации речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата.

История изучения заикания насчитывает более двух тысяч лет, поэтому эту проблему можно считать одной из самых древних в истории развития учения о расстройствах речи. Заикание известно человечеству столько, сколько существует человеческая речь. Разное понимание его сущности обусловлено уровнем развития науки и позиций, с которых авторы рассматривали и рассматривают это речевое расстройство.

Первое описание симптомов заикания (без упоминания самого термина), принадлежит Гиппократу (460 337гг. до н.э.), видевшему причину расстройств речи в поражении мозга, как источника речевых импульсов.

Аристотель (384 322 гг. до н.э.) строил свое понимание речеобразования, исходя из анатомического строения речевых органов и патологию речи связывал не с изменением в головном мозге, а с патологией периферического речевого аппарата.

Р. Кён, в своей работе "Заикание, шепелянье, захлебывание, картавление и прочие пороки речи" пишет, что об этом страдании было известно еще в глубокой древности, так как уже во 2-й книге Пятикнижия говорится о Моисее, что он "был тяжел на язык". Подробнее и обстоятельнее рассказ о Захарии, внезапно лишившемся языка и мгновенно возвратившем утраченный дар речи, который мы находим в 1 главе Евангелия Луки. Далее, в сочинениях Геродота, Гиппократа, Аристотеля, Плутарха и Галена находим примеры расстройства речи, которые, по описанию этих ученых, должны быть признаны за заиканье. Так, например, известно, что греческий оратор Демосфен страдал в молодости каким-то пороком речи, препятствовавшим осуществлению его заветного желания - сделаться публичным оратором, и что он, упражняясь в громкой декламации на берегу моря, при чем набирал полный рот камней, настолько избавился от этого зла, что восхищал впоследствии своим ораторством слушателей. Не менее вескими доказательствами тому, что и в древние времена нарушения речи составляли обычное явление, служат знаменитые римские ораторы и поэты Цицерон, Овидий, Виргилий, Гораций и много других".

Позже, в XVII - XVIIIвв. заикание объясняли несовершенством периферического речевого аппарата. Указывались такие несовершенства как отверстия в твердом небе, через которые на язык просачивается слизь и затрудняет речь, углубления в нижней челюсти, в которой прячется кончик языка при движении, неправильное соотношение между длиной языка и полостью рта или слишком плотным прикреплением его короткой уздечкой.

Заикание часто связывали с трудностями функционирования органов речевого аппарата, например, судорожное закрытие голосовой щели (Арнот, Шультесс), чрезмерно быстрый вдох (Беккерель), спазматическое сокращение мышц, удерживающих язык в полости рта (Итар, Ли, Диффенбах), несогласованность процессов мышления и речи (Блюме), несовершенство воли человека, воздействующей на силу мышц речедвигательного аппарата.

Профессор анатомии Меркель считает, что заикание происходит от несовершенства воли человека, следствие несвободы, несамостоятельности духа по отношению к органам речи, которое ослабляющим образом воздействует на силу мышц речедвигательного аппарата.

В начале XIXв. заикание объясняли нарушениями деятельности периферического и центрального отделов речевого аппарата: с недостаточностью церебральных реакций на мускульную систему органов речи; как результат искажения звукопроизношения; органического поражения голосового аппарата или неполноценной работой головного мозга.

В России большинство исследователей рассматривали заикание как функциональное расстройство в сфере речи, судорожный невроз. И.А. Сикорский в своей работе "Особенности характера и темперамента заикающихся и условия, способствующие изменению настроения духа и ассоциации идей" отмечает, что существенную черту характера заикающихся составляют робость и смущение в присутствии людей и вытекающая отсюда неуверенность в своих силах.

Другой чертой характера заикающихся, по мнению И.А. Сикорского, является чрезмерная впечатлительность, выражающаяся неустойчивым настроением духа. И.А. Сикорский пишет: "Эти больные легко приходят в смущение, и хотя скоро овладевают собой, но снова легко впадают в прежнее состояние под влиянием мелких обстоятельств, ничтожное значение которых признают и сами".

В XXв. сложилось три основных теоретических направления в понимании механизмов заикания.

Представители 1 направления считали, что заикание - это спастический невроз, происходящий от раздражительной слабости речевых центров. (Г. Гутцман, А. Куссмауль, И.А. Сикорский).

И.А. Сикорский (1889) первым подчеркнул, что заикание свойственно детскому возрасту, когда развитие речи еще не окончено. Решающую роль И.А. Сикорский отводил наследственности, считая иные психологические и биологические причины (испуг, ушиб, инфекционные болезни, подражание) лишь толчками, нарушающими равновесие неустойчивых у детей речевых механизмов.

И.А. Сикорский писал: "Заикание есть внезапное нарушение непрерывности артикуляции, вызванное судорогой, наступившей в одном из отделов речевого аппарата как физиологического целого". Таким образом И.А. Сикорский, по нашему мнению, очень близко подошел к тому, что потом П.К. Анохин назовет "функциональной системой", т.е. И.А. Сикорский считал заикание нарушением деятельности целой речевой функциональной системы. Сторонники этой теории вначале подчеркивали врожденную раздражительную слабость аппарата, управляющего слоговой координацией. В дальнейшем они объясняли заикание в свете невротизма: заикание - это судорогоподобные спазмы.

Ученые, представляющие II направление, характеризовали заикание - как ассоциативное нарушение психологического характера, корни которого чаще всего уходят в детство (Г.Д. Неткачев, Ю.А. Флоренская).

Зарубежные исследователи середины ХХ века, в частности, Э. Фрешельс, в качестве причин возникновения заикания выделяли неправильное воспитание детей, астенизацию организма вследствие инфекционных заболеваний, косноязычие, подражание, инфекции, падения, испуг, леворукость при переучивании.

Г.Д. Неткачев одним из первых предложил подход к преодолению заикания с психотерапевтической точки зрения, таким образом, психологический подход к пониманию механизмов заикания получил свое дальнейшее развитие.

Представители III направления считали, что заикание - это подсознательное проявление, возникшее в результате психических травм и конфликтов с окружающей средой. (А. Адлер, Шнейдер). Сторонники этой теории считали, что в заикании, с одной стороны, проявляется желание индивида избежать всякой возможности соприкосновения с окружающими, а с другой - возбудить сочувствие окружающих посредством такого демонстративного страдания.

Таким образом, в конце XIX - начале XXв. исследователи приходят к выводу, что заикание - это сложное психофизическое расстройство. По мнению одних, в его основе лежат нарушения физиологического характера, а психологические проявления носят вторичный характер (И.А. Сикорский). Другие первичными считали психологические особенности, а физиологические проявления - как следствие этих психологических недостатков (Г.Д. Неткачев).

К середине XXстолетия механизм заикания стали рассматривать, опираясь на учение И.П. Павлова о высшей нервной деятельности человека, в частности, о механизме невроза. В.С. Кочергина отмечает: "Заикание, как и прочие неврозы, возникает вследствие различных причин, вызывающих перенапряжение процессов возбуждения и торможения и образования патологического условного рефлекса". При этом одни исследователи рассматривали заикание как симптом невроза (Ю.А. Флоренская), другие - как особую его форму (В.А. Гиляровский, М.Е. Хватцев).

Р.Е. Левина, рассматривая заикание как речевое недоразвитие, видит сущность его в преимущественном нарушении коммуникативной функции речи. Речевые затруднения, по мнению Р.Е. Левиной, зависят от разных условий: с одной стороны, от типа нервной системы, с другой - от разговорной среды, от общего и речевого режима. Н.И. Жинкин с физиологических позиций анализа работы глотки находит, что феномен заикания может быть определен как нарушение непрерывности в отборе звуковых элементов при составлении разнометричного алгоритма слов, как нарушение авторегулировки в управлении речедвижениями на уровне слога.

Современными учеными заикание определяется как нарушение темпа, ритма и плавности устной речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Начало этого расстройства речи падает обычно на период интенсивного формирования речевой функции, т.е.2-6-летний возраст детей. Речь в этот период является наиболее уязвимой и ранимой областью высшей нервной деятельности ребенка. Нарушения в функционировании нервной системы маленького ребенка могут вызвать "срыв" речи - заикание. В связи с этим некоторыми авторами оно называется эволюционным заиканием (Ю.А. Флоренская) или заиканием развития (М. Совак).

Ученые, занимающиеся заиканием:

1.     Иван Алексеевич Сикорский;

2.     Г. Д. Неткачев;

3.     И. И. Тартаковский;

4.     Владимир Ильич Селиверстов;

5.     Н.П. Тяпугин;

6.     Изабелла Юрьевна Абелева;

7.     Людмила Петровна Голубева;

8.     Вера Сергеевна Кочергина;

9.     София Марковна Любинская;

10. С.И. Павлова;

11. Виталий Анатольевич Ковшиков;

12. Алла Васильевна  Ястребова;

13. Наталья Александровна Власова;

14. Галина Анатольевна Волкова;

15. Л.З. Андронова-Арутюнян;

16. Виктор Маркович Шкловский;

17. Леон Яковлевич Миссуловин;

18. Христофор Лагузен;

19. Рафаэль  Кён;

20. А. Либман;

21. М.Е. Шуберт;

22. Эмиль Фрешельс;

23. Владимир Алексеевич Гиляровскикй;

24. Юлия  Александровна Флоренская;

25. И. С. Авербух;

26. О.Г. Архипова;

27. Э.Н. Герценштейн;

28. Н.С. Самойленко;

29. Вера Александровна Гринер;

30. Николай Иванович Жинкин;

31. Федор Николаевич Досужков;

32. Роза Евгеньевна Левина;

33. Нина Михайловна Асатиани;

34. Ю.И. Кузьмин;

35. Лидия Ивановна Белякова;

36. Елена Александровна Дьякова.

 


Алалия.

Алалияотсутствие или недоразвитие речи вследствие органического поражения речевых зон коры головного мозга во внутриутробном или раннем периоде развития ребенка.

Иосиф Франк рассматривал алалию как степень дислалии, под которой подразумевал  нарушение произношения, обусловленное артикуляционными (артикуляторными)  трудностями.

     В 1830 г. Шултесс  выделяет алалию (немоту) в отдельное речевое нарушение и  рассматривает ее в связи  с  артикуляционными расстройствами. Алалия противопоставляется дислалии  как полная невозможность артикулирования, что  стало называться анартрией.

В классификации А. Куссмауля для общего наименования расстройств артикулирования (дизартрия и дислалия, а также расстройства дикции — дисфазия) вводится понятно «лалопатия». При этом алалию А. Куссмауль, как и его предшественники, относил к нарушениям речи, связанным с артикуляционными расстройствами, и полагал для нее равнозначным термин anartria literalis (отсутствие артикуляции звуков). К алалии, таким образом, А. Куссмауль относил случаи нарушения, для которых характерна полная невозможность произносить членораздельный звук; в дальнейшем для обозначения такого состояния стал использоваться термин «анартрия». Наряду с названными артикуляторными нарушениями. А. Куссмауль выделяет нарушения, которые он назвал расстройствами дикции. К ним он относит нарушения грамматических форм и синтаксических выражений. Эти нарушения исследователь назвал дисфазиями.

В 60-е годы прошлого века Труссо предложил термин «афазия», который сменил используемый Брока термин «афемия», под ним подразумевались случаи утраты речи. Термин «афазия» закрепился в медицине и получил широкое распространение. Некоторые зарубежные авторы (Orton, Travis) объединяют понятия «алалия» и «афазия» общим термином «детская афазия» или «афазия развития», подчеркивая специфику недоразвития речи у детей в отличие от утраты речи взрослыми.

В работах фониатра Р. Коэна (1888) термин «алалия» применяется для характеристики немоты, не обусловленной артикуляционными нарушениями. Он называет это нарушение слухонемотой (немота при сохранном слухе в отличие от глухонемоты, т. е. немоты при отсутствии слуха) или идиопатической алалией (безречие неясного происхождения).

В последующих работах разных авторов термины «алалия» и «афазия» («дисфазия») еще длительное время употребляются без достаточного разграничения, только к 30-м годам нашего столетия в отечественной логопедии понятия «алалия» и «афазия» окончательно разводятся: алалия — недоразвитие речи, афазия — ее утрата, распад. В 50—60-е годы это разграничение утвердилось, и в настоящее время оно признается подавляющим большинством исследователей, хотя терминологическая избыточность иногда все еще продолжает иметь место.

Значительный вклад в изучение алалии внесли Г. Гутцман (1894), А. Либманн (1900), М. В. Богданов-Березовский (1909), Э. Фрешельс (1931), а в более позднее время М. Е. Хватцев, Н. Н. Трауготт, В. К. Орфинская, Р. Е. Левина, Л. В. Мелехова, Г. В. Мациевская, Е. Ф. Соботович, В. А. Ковшиков, С. Н. Шаховская, В. К. Воробьева и другие исследователи.

В работах разных авторов выявлены особенности речевого развития и структуры дефекта при алалии на основе применения различных критериев: физиологических, клинических, психологических, лингвистических, психолингвистических и др. Описаны различные формы алалии, разработана методика логопедического воздействия при разных формах недоразвития речи.

Успехи в изучении алалии в работах новейшего периода достигнуты благодаря тому, что исследователи в своей деятельности стали широко опираться на методологию комплексного синдромального подхода к анализу дефекта. Доминирующим при этом является психолингвистический аспект изучения, представленный в работах Е. Ф. Соботович, В. А, Ковшикова, Б. М. Гриншпуна и других исследователей. Не все проблемы изучения алалии в настоящее время раскрыты. Но в отличие от предшествующих периодов, когда, по словам В. К. Орфинской, спорных вопросов и расхождений между исследователями алалии было больше, чем общепринятых положений, на современном этапе развития логопедии имеется больше общего во взглядах на алалию, больше общих точек зрения, чем разногласий. Общее проявляется в основных, принципиальных установках на понимание дефекта, его механизма, путей преодоления.

Ученые, занимающиеся алалией:

1.     Наталья Николаевна Трауготт;

2.     О.А. Хейкинен;

3.     Роза Евгеньевна Левина;

4.     Людмила Петровна Голубева;

5.     Аэлита Капитоновна Маркова;

6.     Галина Иосифовна Жаренкова;

7.     Людмила Михайловна Чудина;

8.     Вера Константиновна Орфинская;

9.     Светлана Николаевна Шаховская;

10. Тамара Павловна Горюнова;

11. Борис Моисеевич Гриншпун;

12. Валерия Ивановна Балаева;

13. Вера Ивановна Рождественская;

14. Виталий Анатольевич Ковшиков;

15. Надежда Ивановна Кузьмина;

16. Евгения Федоровна Соботович;

17. Герман Гутцман.

 

 

 


Афазия.

Афазияполная или частичная утрата речи, обусловленная локальными поражениями головного мозга.

Исследование афазии является одной из старейших классических проблем неврологии и психологии, насчитывающей не менее двух столетий, и отраженной в публикациях сотен статей, монографий, учебников.

Изучение афазии связано с именами известных во всем мире ученых неврологов и психиатров, анатомов и физиологов XIX столетия, позднее – психологов и нейропсихологов, дефектологов и логопедов XX столетия. Так, известны работы врачей Галля, Даксов (отца и сына), физиолога Флуренса и др. Особое место занимают работы известных неврологов конца XIX столетия П. Брока, К.Вернике, Дж. Джексона, Л. Лихтгейма, К. Клайста, А. Пика, П. Мари и др. В начале и середине XX столетия стали широко известны и работы русских неврологов В.М. Аствацатурова, А. Кожевникова, В.М. Бехтерова, В.В. Болотова и др. Затем к этой проблеме обратились и известные психологи Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, С.Л. Рубинштейн, В.М. Коган, М.С. Лебединский, Э.С. Бейн, клиницисты М.Б. Кроль, Ф.В. Бассин, Л. Столярова, Н.Н. Трауготт, В.К. Орфинская и др.

Уже перечень ученых из различных научных дисциплин, в центре внимания которых была и находится и в настоящее время афазия, говорит о неоднородности и сложности этого образования, получившего в свое время после длительных дискуссий название «афазия» вместо «афемия» (по Брока) и «алалия» (Франк) или «анартрия», термин, который до сих пор существует во Франции вместо «афазия».

Первые описания афазических расстройств появились в середине 17в. В учении о локализации психических процессов в головном мозге человека, функциональной роли мозга в целом и отдельных зон коры головного мозга и развития учения о локализации речи и афазии существовали две крайних точки зрения. Одна из них связана с именем знаменитого венского врача анатома и физиолога Франса Иосифа Галля (1810). Ему принадлежит идея о дифференцировании зон мозга и их связи с разными психическими функциями и идея о локализации речи в переднем (из трех) желудочке. Это и есть уже первый этап подхода к учению об афазии и ее локализации в мозге.

Ф.И. Галль локализовал речь в лобных долях коры мозга. Он автор концепции об узкой локализации психических способностей, согласно которой каждая психическая функция связана с работой группы мозговых клеток.

Вторая крайняя точка зрения принадлежит французскому физиологу Флурансу (1824). Он на основании своих опытов сделал заключение о невозможности раздельности функций коры мозга по его участкам. Это учение продолжалось более 90 лет. Возражали только клиницисты, которые на много лет опередили физиологов в признании разной роли определенных участков мозга в психических функциях. Так, Буйо уже в 1825, основываясь на изучении мозга людей, потерявших речь, писал, что мозговая регуляция движений, необходимых для речи, осуществляется лобными долями. Затем, в 1836 году, врач М. Dax в результате клинико-анатомических сопоставлений симптомов нарушения речи первым обнаружил, что полушария головного мозга не эквипотенциальны (не обладают одинаковым потенциалом) хотя бы в отношении речи. Но его открытие было забыто и только через 30 лет П. Брока высказал эту идею.

Этот (второй) этап развития учения об афазии, и, прежде всего, проблема локализации психических функций в коре головного мозга, начавшись в 60-х годах, продлился до конца XIX – начала XX столетия.

Самым существенным для этого этапа были два открытия – выделение двух форм афазии, одна из которых была полно описана П. Брока (моторная афазия) и выделение сенсорной афазии К. Вернике.

В 1861 г. парижский хирург и анатом Брока на основании данных клинико-анатомического сопоставления показал, что при моторной афазии поражается нижняя (третья) лобная извилина левого полушария кпереди от корковых центров движений губ, языка и гортани. Этот участок мозга, по мнению Брока, является моторным центром речи, хранилищем двигательных образов слов, при выпадении которых нарушается устная речь.

В 1874 г. появилась работа Вернике, в которой было показано, что при сенсорной афазии поражается задняя треть верхней височной извилины левого полушария. Вернике считал, что им был открыт слуховой центр речи (хранилище слуховых образов слов), имеющий основное значение в речевой деятельности.

В 1884 – 1885 гг. Вернике и немецкий клиницист Лихтгейм предложили классификацию афазических расстройств, которая в дальнейшем получила известность под названием «классическая классификация». В этой классификации было представлено семь форм афазии. Две основные – корковая моторная и корковая сенсорная, которые наблюдаются при поражении центра Брока и центра Вернике.

С 1910 года начинается третий этап изучения афазии. Он начинается работами английского невролога Дж.Х. Джексона. Ему принадлежит идея о том, что зона поражения мозга не совпадает с зоной локализации психической функции. Он первым указал также и на то, что речь не может локализоваться в какой-либо ограниченной области мозга и выступил против существования вообще каких-либо «центров» в коре головного мозга.

После Джексона наиболее глубоко исследовал афазию известный ученый Г. Хэд. Он не рассматривал афазию как строго локализованное нарушение речи, а соотносил афазию лишь с поражением левого полушария. Г. Хэд первым подошел к афазии с лингвистических позиций и рассматривал ее как языковое нарушение.

В этот период уже формируются научные школы, изучающие афазию.

Для всех исследователей того времени характерен взгляд на локализацию речи и афазии преимущественно в левом полушарии. Другая же группа придерживалась антилокализационистского взгляда, т.е. такого направления, в котором признавалось, что мозг представляет собой единое недифференцированное целое, работа которого в равной степени обусловливает функционирование всех психических процессов. Считалось, что при поражение любой области мозга происходит общее снижение психических функций, степень которого зависит от объема поражения мозга.

Из отечественных исследователей в этот период уже появляются первые работы Л.С. Выготского, А.Р. Лурии, В.М. Когана, М.С. Лебединского др. Их развернутая работа по проблемам афазии относится уже к четвертому этапу развития учения об афазии – после 40-х годов XX столетия.

Ученик и сотрудник Л.С. Выготского Александр Романович Лурия внес фундаментальный вклад в диагностику, исследование и восстановление различных видов афазий – речевых нарушений центрально-мозгового происхождения, связанных с нарушением (из-за инсульта, травмы, опухоли) различных зон коры головного мозга, отвечающих за различные психические функции.

При этом А.Р. Лурия опирался на выдвинутую Л.С. Выготским концепцию системной локализации психических функций в коре. Т.е. на идею, что речевая (и любая другая) деятельность физиологически обусловлена взаимодействием различных участков коры головного мозга, и разрушение одного их этих участков может быть компенсировано за счет включения в единую систему других участков.

Им была составлена классификация афазических расстройств. Нейропсихологическая методика, предложенная А.Р. Лурией, позволяет исследовать различные симптомы и синдромы, закономерные сочетания симптомов, возникающие при поражении тех или иных структур мрзга. Применение этой методики позволяет не только делать заключение о наличии той или иной формы афазии, но и диагностировать место поражения головного мозга. Им показано, что при любой форме афазии нарушается реализация речевой деятельности.

В настоящее время продолжаются исследования в области афазии (М.К. Бурлакова, Л.С. Цветкова, В.М. Шкловский, Т.Г. Визель, Е.Н. Правдина-Винарская, И.Т. Власенко и др.).

Опираясь на точку зрения В.М. Когана и других авторов, Л.С. Цветкова (1961, 1962, 1969) особо рекомендует восстанавливать нарушенную моторную сторону речи путем введения слова в смысловые контексты, без специального воспитания произвольного произнесения отдельных звуков. Беседа с больным приучала его слушать речь, соотносить слово с предметом, эмоционально реагировать на него. Одновременно проводилась работа по растормаживанию экспрессивной речи с помощью автоматизированных речевых рядов и пения с последующим активным вычленением из них отдельных слов. В работе Л.С. Цветковой можно выделить две стадии восстановительного обучения. В первой стадии больного обучают повторять, называть, писать и читать отдельные слова. Задачей второй стадии обучения является восстановление способности произносить фразу.

Ученые, занимающиеся афазией:

1.     Александр Романович Лурия;

2.     Владимир Михайлович Коган;

3.     Марианна Константиновна Шохор-Троцкая (Бурлакова);

4.     Эсфирь Соломоновна Бейн;

5.     Л.Г. Столярова;

6.     Татьяна Григорьевна Визель;

7.     Любовь Семеновна Цветкова;

8.     Виктор Маркович Шкловский;

9.     Варвара Васильевна Опель;

10. А. Кожевников;

11. Адольф Куссмауль;

12. Герш Вигдорович Идельсон;

13. Владимир Евгеньевич Ларионов;

14. М.И. Аствацатуров;

15. Михаил Борисович Кроль;

16. Сергей Николаевич Давиденков;

17. Вера Константиновна Орфинская;

18. Вильдер Пенфильд;

19. Ламар Робертс;

20. Роман Якобсон;

21. Елена Николаевна Винарская;

22. Наталья Николаевна Трауготт;

23. Татьяна Васильевна Ахутина;

24. Жанна Марковна Глозман;

25. М. Критчли;

26. Татьяна Борисовна Глезерман;

27. Лев Семенович Выготский.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Нарушения чтения и письма.

Дислексиячастичное специфическое нарушение процесса чтения, обусловленное несформированностъю (нарушением) высших психических функций и проявляющееся в повторяющихся ошибках стойкого характера.

Дисграфия — это частичное специфическое нарушение процесса письма.

Впервые на нарушения чтения и письма как на самостоятельную патологию речевой деятельности указал Адольф Куссмауль в 1877 г.

В литературе конца XIX и начала XX в. было распространено мнение, что нарушения чтения и письма представляют собой одно из проявлений общего слабоумия и наблюдаются только у умственно отсталых детей.

Затем появилось много других работ, в которых давались описания детей с различными нарушениями чтения и письма.

В этот период патология чтения и письма рассматривались как единое расстройство письменной речи. В литературе конца XIX и начала XX в. распространенным было мнение, что нарушение письменной речи является симптомом общего слабоумия и наблюдается только у умственно отсталых детей. Такие наблюдения были сделаны Ф. Бахманом и Б. Энглером. Однако еще в 1896 г.В. Морган описал случай нарушения чтения и письма у четырнадцатилетнего мальчика с нормальным интеллектом. Морган определил это расстройство как неспособность писать орфографически правильно и без ошибок связно читать.

Вслед за В. Морганом и многие другие авторы (А. Куссмауль, О. Беркан) стали рассматривать нарушение чтения и письма как самостоятельную патологию речевой деятельности, не связанную с умственной отсталостью. Английские врачи-окулисты Керр и Морган опубликовали работы, специально посвященные нарушениям чтения и письма у детей. Они являются в сущности родоначальниками в области теории нарушений чтения.

Несколько позже, в 1900 и 1907 гг., Д. Гиншельвуд, окулист из г. Глазго, описал еще несколько случаев нарушений чтения и письма у детей с нормальным интеллектом, подтвердив, что эти нарушения не всегда сопровождают умственную отсталость. Д. Гиншельвуд впервые назвал затруднения в освоении чтения термином "алексия" и "аграфия", обозначив им как тяжелые, так и легкие степени расстройства чтения.

Таким образом, в конце XIX и начале XX в. существовали две противоположные точки зрения. Согласно одной нарушения чтения и письма - это симптом умственной отсталости; сторонники другой считали, что патология чтения и письма - изолированное нарушение, не связанное с умственной отсталостью. Как показывают описанные случаи, нарушения встречаются как у умственно отсталых детей, так и при нормальном интеллекте, и даже у умственно одаренных детей. Авторы, отстаивающие изолированный, самостоятельный характер нарушений чтения и письма, по-разному рассматривали природу этого расстройства. Наиболее распространенной считалась точка зрения, которая утверждала, что в основе патологии чтения и письма лежит неполноценность зрительного восприятия. Согласно этому взгляду, механизмом нарушения чтения и письма является дефект зрительных образов слов и отдельных букв. В связи с этим дефекты чтения и письма стали называть "врожденной словесной слепотой". Типичными представителями этого направления были Ф. Варбург и П. Раншбург.

В дальнейшем происходит и дифференциация понятий дислексия и дисграфия, алексия и аграфия.

Е. Иллинг выделяет ряд процессов, которые нарушаются при патологии чтения и письма:

1) овладение оптическим единством буквы и акустическим единством звука;

2) соотнесение звука с буквой;

3) синтез букв в слово;

4) способность расчленять слова на оптические и акустические элементы;

5) определение ударения, модели слова, гласных слова;

6) понимание прочитанного.

Е. Иллинг считал главным в картине алексии и дисграфии трудность ассоциации и диссоциации, невозможность схватить целостность слова и фразы.

Большой интерес для своего времени представляло исследование О. Ортона, который в 1937г. опубликовал работу, посвященную расстройствам чтения, письма и речи у детей. О. Ортон отмечал, что основное затруднение у детей с нарушениями чтения и письма заключается в неспособности составлять из букв слова. Ортон сделал вывод, что алексия и аграфия у детей вызывается не только моторными затруднениями, но и нарушениями сенсорного характера. Нарушения чтения и письма чаще всего Ортон наблюдал у детей с моторными недостатками, у левшей и у тех детей, у которых поздно осуществляется выделение ведущей руки, а также у детей с нарушениями слуха и зрения.

Из ранних работ отечественных авторов следует остановиться на работах клиницистов-невропатологов Р.А. Ткачева и С.С. Мнухина. В работе С.С. Мнухина "О врожденной алексии и аграфии" говорится о том, что нарушения чтения и письма встречаются как у интеллектуально полноценных, так и у умственно отсталых детей. При различных степенях умственной отсталости алексии и аграфия встречаются заметно чаще, чем у нормальных детей.

Исходя из собственных наблюдений и наблюдений других авторов, С.С. Мнухин делает вывод о том, что нарушения чтения и письма не являются изолированным расстройством, а сопровождаются целым рядом других нарушений.

В современной литературе термин "дисграфия" определяется по-разному. Р.И. Лалаева дает такое определение: "Дисграфия - это частичное нарушение процесса письма, проявляющееся в стойких, повторяющихся ошибках, обусловленных несформированностью высших психических функций, участвующих в процессе письма" И.Н. Садовникова определяет дисграфию как частичное расстройство письма, где основным симптомом является наличие стойких специфических ошибок, то не связано с нарушением слуха, зрения, снижением интеллекта

Анализируя наблюдения над детьми с нарушениями чтения, Роман Александрович Ткачев сделал вывод, что в основе алексии лежат мнестические нарушения, т. е. нарушения памяти. Ребенок с алексией плохо запоминает буквы, слоги, не может соотнести их с определенными звуками.

В 30-х годах XX столетия нарушения чтения и письма начинают изучать психологи, педагоги, дефектологи. В этот период подчеркивается определенная зависимость между этими нарушениями, с одной стороны, и дефектами устной речи и слуха — с другой (Федор  Aндреевич  Pay, Михаил  Ефимович Хватцев, Рахиль Марковна Боскис, Роза  Евгеньевна Левина).

А.Л. Сиротюк связывает частичное нарушение навыков письма с очаговыми поражением, недоразвитием, дисфункцией коры головного мозга.

А.Н. Корнев называет дисграфией стойкую неспособность овладеть навыками письма по правилам графики, несмотря на достаточный уровень интеллектуального и речевого развития и отсутствие грубых нарушений зрения и слуха.

До настоящего времени нет единого понимания, в каком возрасте и на каком этапе школьного обучения можно диагностировать дисграфию у ребенка. Поэтому разделение понятий "затруднения в овладении письмом" и "дисграфия" Е.А. Логинова понимает стойкое нарушение у ребенка процесса реализации письма на этапе школьного обучения, когда овладение техникой письма считается завершенным.

Ученые, занимающиеся  нарушениями чтения и письма:

1.     С.С. Мнухин;

2.     Роза Евгеньевна Левина;

3.     Александр Романович Лурия;

4.     Михаил Ефимович Хватцев;

5.     Вера Константиновна Орфинская;

6.     Людмила Фёдоровна Спирова;

7.     Галина Амосовна Каше;

8.     Ирина Константиновна Колповская;

9.     Ольга Алексеевна Токарева;

10. Евгения Фёдоровна  Соботович;

11. Елена Марковна Гопиченко;

12. Раиса Ивановна Лалаева;

13. Александр Николаевич Корнев;

14. Людмила Георгиевна Парамонова;

15. Ирина Николаевна Садовникова;

16. Елена Юрьевна Фирсанова;

17. Елена Александровна Логинова;

18. Ольга Ивановна Азова;

19. Ирина Владимировна Прищепова;

20. Сергей Борисович Яковлев;

21. Елена Николаевна Кутепова;

22. Ю.А. Костенкова;

23. Т. Г. Егоров;

24. Алла Васильевна Ястребова;

25. Татьяна Павловна Бессонова.

 

 

 

 

 

 


Общее недоразвитие речи.

Общее недоразвитие речи (ОНР)различные сложные речевые расстройства, при которых нарушается формирование всех компонентов речевой системы, то есть звуковой стороны (фонетики) и смысловой стороны (лексики, грамматики)при нормальном слухе и интеллекте.

Впервые теоретическое обоснование общего недоразвития речи было сформулировано в результате многоаспектных исследований различных форм речевой патологии у детей дошкольного и школьного возраста, проведенных Левиной Р. Е. и коллективом научных сотрудников НИИ дефектологии АПН СССР (Жаренковой Г. И., Каше Г. А., Никашиной Н. А., Спировой Л. Ф., Филичевой Т. Б., Чиркиной Г. В., Ястребовой А. В. и др.) в 50 - 60 - е годы двадцатого века. Это обоснование строится на позициях системного подхода к языку и речи. Это недоразвитие может быть выражено в разной степени от отсутствия речи или ее лепетного состояния до развернутой, но с элементами фонетического или лексико-грамматического недоразвития. В качестве общих признаков ОНР отмечают: позднее начало развития речи или длительное застревание на ранних стадиях речевого развития. Скудный словарный запас, аграмматизмы и дефекты звукопроизносительной стороны речи.

Известная клинико-педагогическая классификация не удовлетворяла указанным требованиям специальной педагогической практики. Необходимо было принципиально новое психолого - педагогическое решение данной проблемы. Оно было представлено в разработке оригинальной педагогической классификации, позволяющей теоретически обосновать и реализовать единую форму фронтального обучения детей с различными нарушениями речи, имеющих нормальный слух и первично сохранный интеллект.

Р.Е.Левина определила 3 уровня речевого развития в соответствии с которыми выделяется степень тяжести ОНР: ОНР I уровня речевого развития, ОНР II уровня речевого развития, ОНР III уровня речевого развития. Выделение данных уровней произошло в 60-е годы.

В конце 90-х – начале 2000-х годов снова появился интерес к изучению ОНР с учетом измен. категорий детей. Т.Б. Филичева выделила и описала ОНР IV уровня речевого развития, охарактеризовав его как неярко выраженное проявление ОНР. Авторы отмечают, что ОНР может наблюдаться при развличных формах речевой патологии, в тех случаях, когда одновременно нарушены разные компоненты речевой системы.

Для современного изучения ОНР характерно наличие разных подходов. Выделяют психолого-педагогический и клинический подходы к изучению.

Ученые, занимающиеся общим недоразвитием речи:

1.     Роза Евгеньевна Левина;

2.     Людмила Фёдоровна Спирова;

3.     Рахиль Иосифовна Шуйфер;

4.     Н.А.Никашина;

5.     Татьяна Борисовна Филичева;

6.     Галина Васильевна Чиркина;

7.     Елена Михайловна Мастюкова;

8.     Надежда Сергеевна Жукова;

9.     Раиса Ивановна Лалаева;

10. Наринэ Витальевна Серебрякова;

11. Алла Васильевна Ястребова;

12. Валерий Павлович Глухов;

13. Татьяна Володаровна Туманова;

14. Юлия Федоровна Гаркуша


Фонетико-фонематическое развитие

Фонетико-фонематическое недоразвитие (ФФН)несформированность звуковой стороны речи, характеризующаяся фонетическими и фонематическими дефектами.

В литературе имеется немало исследований, посвященных фо-ектико-фонематическому недоразвитию речи и его коррекции (М.Ф.Фомичева, Правдина, Р.Е.Левина, Данченко, Г.А.Каше и др.). Это объясняется частотой возникновения этого расстройства у детей,многообразием коррекционных методик,учитывающих особенности проявления фонетико-фонематического недоразвития речи у детей старшего дошкольного возраста.

Однако,до настоящего времени моторное развитие старших дошкольников с фонетико-фонематическим недоразвитием речи мало исследовано,проблема коррекции фонетико-фонематического недоразвития речи у детей подготовительной к школе группы,их речевых, и двигательных функций средствами логопедической ритмики остается мало разработанной,научно не доказана правомерность и необходимость проведения специально организованных логоритми-ческих занятий для дошкольников с фонетико-фонематическим недоразвитием речи.

Для детей с ФФН характерны трудности в овладении звукопроизношением. Длительное время расстройства произносительной стороны речи назывались косноязычием (о. В. Правдина, 1960). Под косноязычием понималось неправильное произношение звуков речи, выражающееся в их искажении или замене. В одних случаях под косноязычием понимал ось одно из проявлений общего недоразвития речи (например, при алалии, тугоухости), в других оно представляло собой самостоятельный вид речевого нарушения. Различали косноязычие функционального и органического происхождения.

Искажение звука представляет собой антропофонический дефект, а замена его другим звуком - фонологический дефект.

Ученые, занимающиеся фонетико-фонематическим недоразвитием:

1.     Людмила Фёдоровна Спирова;

2.     Н. А. Никашина;

3.     Галина Амосовна  Каше;

4.     Алла Васильевна Ястребова;

5.     Людмила Фёдоровна Спирова;

6.     Татьяна Павловна Бессонова;

7.     Татьяна Борисовна Филичева;

8.     Галина Васильевна Чиркина;

9.     Татьяна Володаровна Туманова;

10. Мария Фёдоровна Фомичева;

11. Елена Николаена Кутепова;

12. Н.В.Горина;

13. Н.И. Зверева

Просмотрено: 0%
Просмотрено: 0%
Скачать материал
Скачать материал
Скачать материал

Найдите материал к любому уроку, указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

5 924 672 материала в базе

Скачать материал

Другие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

  • Скачать материал
    • 10.11.2017 21355
    • DOCX 226.5 кбайт
    • 28 скачиваний
    • Рейтинг: 5 из 5
    • Оцените материал:
  • Настоящий материал опубликован пользователем Пархоменко Светлана Евгеньевна. Инфоурок является информационным посредником и предоставляет пользователям возможность размещать на сайте методические материалы. Всю ответственность за опубликованные материалы, содержащиеся в них сведения, а также за соблюдение авторских прав несут пользователи, загрузившие материал на сайт

    Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.

    Пожаловаться на материал
  • Автор материала

    • На сайте: 4 года и 7 месяцев
    • Подписчики: 2
    • Всего просмотров: 27873
    • Всего материалов: 8

Ваша скидка на курсы

40%
Скидка для нового слушателя. Войдите на сайт, чтобы применить скидку к любому курсу
Курсы со скидкой