Для всех учителей из 37 347 образовательных учреждений по всей стране

Скидка до 75% на все 778 курсов

Выбрать курс
Получите деньги за публикацию своих
разработок в библиотеке «Инфоурок»
Добавить авторскую разработку
и получить бесплатное свидетельство о размещении материала на сайте infourok.ru
Инфоурок Литература Другие методич. материалыИстория культуры Русского Севера

История культуры Русского Севера

библиотека
материалов

51

Оглавление

















Введение



«Север… спас нам от забвения русские былины,

русские старинные обычаи, русскую деревянную архитектуру,

русскую музыкальную культуру, русскую великую лирическую

стихию – песенную словесную, русские трудовые

традиции – крестьянские, ремесленные, мореходные».
Д. С. Лихачев



Культура – «совокупность искусственных порядков и объектов, созданных людьми в дополнение к природным, заученных форм человеческого поведения и деятельности, обретенных знаний, образов самопознания и символических обозначений окружающего мира». [Культурология; с.69]

Культура как широкое понятие включает в себя материальную культуру (жилище, одежда, предметы быта, орудия труда) и духовную, которая объединяет просвещение, литературу, искусство, обычаи и верования. В узком смысле под культурой понимается обычно последняя.

Культура как важнейшая составляющая часть, сфера жизни российского общества издавна питалась энергетикой устного народного творчества, приумножалась замечательными произведениями деревянного и каменного зодчества, народных промыслов, изобразительного и других видов искусства. «С северных окраин земли Русской импульсы свободолюбия, духовного творчества, открытости миру, воплощенные в артефакты, ценности, нормы человеческих отношений, волнами распространялись не только в отечественных, но и в иноземных городах и сельских поселениях, в глобальном психологическом и культурном поле Земли». [Щуров Г.М.; с.9]

Архангельская область слывет хранителем традиционной русской культуры, ее культурное наследие до сих пор играет ведущую роль в формировании российского образа жизни.

Две историко-культурные особенности определяют характер территории. Первая заключается в устойчивости ее быта. Именно это явление позволило спасти от забвения мореходную и градостроительную культуру, памятники деревянной архитектуры, фольклор, жизненный уклад и обусловило их продуктивность вплоть до XXI в. Этим и определяется значение региона для развития русской культуры в целом.

Вторая связана с традиционной открытостью Русского Севера европейской культуре, что способствовало формированию такого качества жителей этой территории, как толерантность. Ее следствием стала способность сохранять собственную уникальность, достойно предъявляя ее миру.

Культура Архангельского Севера – явление многогранное, со своей неповторимой интонацией, глубокими духовными основами, рожденными самобытной историко-культурной средой, укладом жизни, органическим единством мира человека и мира природы.

Гармонией пропорций, разнообразием и красотой силуэтов поражают архитектурные шедевры, словно горсти драгоценных камней рассыпанные по всей территории региона. Это ансамбли выдающихся фортификационных сооружений, прежде всего сложенная из древнего валуна Соловецкая крепость XVI в. и редкие по красоте каменные культовые комплексы XVI–XIX вв. в Каргополе, Сольвычегодске, Сие, на Соловках, Кий-острове. Не менее интересны памятники деревянного зодчества, снискавшие Поморскому Северу славу носителя высочайших традиций русской деревянной архитектуры. «Самые древние из сохранившихся деревянных шатровых храмов – Никольская церковь (1584 г.) в Лявле Приморского района, девятиглавая Никольская церковь (1678 г.) в с. Бережная Дуброва, величественные церкви Димитрия Солунского (1784 г.) в с. Верхняя Уфтюга, Одигитрии (1763 г.) в д. Кимжа.» [Бернштам Т.А.; с.36] Дома, амбары, мельницы, мосты. Целое царство дерева, единство красоты и целесообразности.

Чувство прекрасного, присущее русскому человеку, художественный вкус и мастерство нашли воплощение и в выразительной пластике резного деревянного узорочья, и в нарядной росписи прялок Северной Двины, и в глубокой символике орнаментов каргопольских вышивок, и в тонком изяществе изделий холмогорских косторезов, и в ажурном кружеве устюжских берестяных туесов, и в сдержанной выразительности поморских игрушек – панок, коников, птиц.

Формирование подобного феномена, становление региона как памятника мировой культуры – а именно так предлагают рассматривать его выдающиеся отечественный ученые – самым непосредственным образом связано с особенностями развития этого обширного края, его богатой и примечательной исторической судьбой.

В рамках работы не представляется возможным в полной мере рассмотреть особенности культуры Русского Севера ввиду обширного материала, являющегося объектом многих диссертационных и научных исследований. Поэтому мы остановимся на представлении культурного наследия Архангельского края, что и будет являться предметом рассмотрения данного реферата. В первой главе нами будет рассмотрен исторический аспект развития культуры на севере, во второй главе мы подробно рассмотрим особенности культурного наследия Архангельской области через представление памятников фольклора, литературы, видов художественных промыслов и ремесел, деревянного и каменного зодчества, изобразительного искусства.

Глава 1. История культуры Русского Севера.



Есть основания полагать, что первые насельники Севера – коллективы первобытных охотников и рыболовов – появились здесь еще четырнадцать тысяч лет назад. Немногочисленные памятники и археологические находки эпохи палеолита наглядно раскрывают причудливую мозаику расселения по берегам рек и озер этих первопроходцев освоения Северного края. Представляют интерес и материальные свидетельства, оставшиеся от поселений таинственных и легендарных племен «чуди» и «лопи» на реках Вага, Пинега, Мезень, Северная Двина, на озере Лача.

Ориентировочно в VIII в., то есть до сложения древнерусского государства, на южных границах Севера появляются ранние группы славян. Их манили сюда сказочные богатства, необъятные просторы окраинных земель, на которых «лес от века не пахан».

Расположенный на оживленном пути, связывающем Полярный Урал со Скандинавией, регион в ХI–XII вв. приобретает значение важного международного торжища, где в обращении ходили не только византийские денарии, но и арабские дирхемы. Мирные торговые контакты славян-новоселов с финноязычными аборигенами и норманнами-викингами уже тогда обусловили здесь достаточно глубокое взаимовлияние и взаимообогащение трех различных культурных компонентов – «культуры поля», «культуры леса» и «культуры моря».

Заселение русскими людьми Заволочья – таким было название края в ту пору – происходило из новгородских и ростово-суздальских земель. При всех различиях, свойственных удалым ватагам предприимчивых ушкуйников и низовским великокняжеским «охочим» отрядам, едиными были ценности, принесенные сюда русичами, – земледелие, письменность, христианство.

На Севере славяне-земледельцы не только получили опыт освоения таежной зоны, здесь они стали мореходами, здесь сформировалась самобытная культура поморов. Отважные северные навигаторы проложили маршруты на восток – в «закаменные» Сибирские земли, на Запад – в «Норвегу», «Датску» и даже «к цесарю в Испанию». Свойственный русским континентальный менталитет обогатился на Севере мировосприятием морских народов.

Совершенно особое значение в становлении культуры края принадлежит православным подвижникам и монастырям. Первые иноческие обители появились здесь еще в XII–XV вв., а в XVII в. действовало уже свыше шестидесяти больших и малых монастырей. «Тружахуся постом и молитвами купно же и ручным делом, иногда же землю копаху мотыгами, иногда же древеса на устои монастыря заготовляху и воду от моря черпаху, и даяху торженникам на куплю, и взимаху от них всяко орудия на потребу монастырскую, и во прочих делах тружахуся и рыбную ловитву творяху, и тако от своих потов кормяхуся», – так описывает жизнь монастырской братии безымянный средневековый автор.[Востряков Л.Е, Лаптева Г.Я.; с.39]

Крупные вотчинники и крепкие хозяева, монастыри надежно защищали северные рубежи державы, становились важными культурными центрами края. В мастерских обителей трудились талантливые умельцы-иконописцы, золотошвеи, кузнецы, чеканщики, переписчики книг. Знали и использовали иноки и целебные свойства лесных трав, не чурались последних для своего времени достижений инженерной и технической мысли. Немало повлияло на становление древнерусского музыкального искусства творчество северных «дидаскалов», распевщиков и композиторов. Особо славилась своеобразная «Усольская школа мастеропения». Многие северные обители обладали и крупными библиотечными собраниями: в Соловецком монастыре уже в XVI в. было не менее пятисот рукописных и печатных книг, в Антониево-Сийском – около двухсот.

С конца XV в., после падения Господина Великого Новгорода, Двинская земля становится неотъемлемой частью Московского государства, но все еще продолжает находиться под сильнейшим влиянием новгородской культуры. Прежде всего закреплению в исторической памяти северноруссов сознания тесной связи со «славной стороной Новгородской» содействовали такие черты духа новгородцев, как свободолюбие и предприимчивость, в полной мере присущие и северным первопроходцам. В художественной культуре новгородское влияние проявилось на Севере в богатейших традициях фольклора, сохранившего былины «новгородского цикла», в развитии живописного искусства, в удивительной архитектуре памятников деревянного зодчества.

Важнейшее значение для политического, экономического и культурного подъема края играли древние городские центры – Архангельск, Каргополь, Холмогоры, Сольвычегодск, Пустозерск с их высоким уровнем ремесленного производства, развитием торговли, сложными социальными процессами. Со второй половины XVI в. беломорские города становятся местом активного взаимодействия русской культуры с культурами народов Европы. В течение полутора веков в торговле с иноземными негоциантами через Архангельский порт участвовали русские купцы семидесяти городов, таких как Москва, Смоленск, Кострома, Казань, Саратов, Астрахань и др.»[Востряков Л.Е., Лаптева Г.Я.; с.42]

Здешние горожане не только сами грамоте обучены были, но и умели ценить знания. Не случайно именно на Севере еще в 1759 г. появилось первое в России любительское краеведческое общество – «Историческое Архангелогородское клевретство». Заметим, что в XVII–XVIII вв. среди сельских жителей региона процент грамотных был одним из наиболее высоких не только в России, но и во всей Европе. Из поморской крестьянской семьи вышел основоположник отечественной науки, ученый-энциклопедист, первый русский академик М.В. Ломоносов. Здесь выросло немало известных художников, писателей, ученых.

С незапамятных времен на Беломорье был развит корабельный промысел. Здесь суждено было родиться российскому флоту, здесь впервые взвился знаменитый «триколор» – российский морской торговый флаг. Из Архангельска Петр Великий отправился в легендарный поход, завершившийся основанием в дельте Невы города Санкт-Питербурха. Между тем вскоре после появления новой северной столицы главная внешнеэкономическая активность России переместилась на Балтику, вследствие чего темпы социально-экономического развития Архангельского Севера начинают резко отставать от центра. Вскоре край превратился в обычную российскую провинцию.

Именно здесь на широкие народные массы распространяется влияние староверов – ревнителей прежних устоев «истинного благочестия». Те исторические обстоятельства, благодаря которым Русский Север счастливо избежал опустошительного монголо-татарского разорения и не узнал жестоких помещичьих форм крепостного права, благоприятствовали устойчивости культурных традиций, наилучшему сохранению историко-культурного наследия северноруссов.

«Второе открытие» Русского Севера относится к XIX в.: в 1829 г. археографическая комиссия П.М. Строева обнаружила в Архангельске великолепную коллекцию древних рукописей. В ожидании новых находок устремились сюда паломники – сначала этнографы и фольклористы, за ними – художники и историки, архитекторы и искусствоведы. Перед изумленными исследователями предстал громадный и единственный в своем роде естественно сложившийся заповедник целостной народной культуры, где ревностно и с необычайным бережением хранились древний язык, былинный эпос, чистота традиций и самый дух старинного быта и искусства. Север, по образному выражению Н.К. Рериха, стал вдруг «Римом России, Русской Италией».

Появление самого Архангельска – одного из самых крупных и значительных городов Северной России – во многом связано с расположенным в устье Северной Двины еще с XII в. Михайло-Архангельским монастырем, который и дал имя «городу деревянному на Пур-Наволоке», поставленному в 1584 г. «по росписи и чертежу», утвержденному Иваном Грозным. Вплоть до XVII в. Архангельск был единственным российским «окном в Европу», северным портом, игравшим важную роль в системе международной морской торговли и экономической жизни России. Значение Архангельска как города мореходов и предпринимателей было настолько велико, что само его название стало символом, олицетворявшим удачу в торговле и промысле. Именем города на Двине нарекались новые, основанные россиянами морские порты на Дальнем Востоке и в Северной Америке.

Глава 2. Культурное наследие Архангельского края.


Русский Север в истории и современном опыте отечественной культуры – хранитель памятников древней народной культуры, где они создавались на протяжении нескольких столетий в условиях стабильности, патриархального образа жизни и непрерывности художественных традиций. Даже до настоящего времени мы обнаруживаем здесь многие неизвестные памятники прошлого. Широкий срез традиционной народной архитектуры с привлечением большого числа новых артефактов имеет большое значение не только для познания культуры северной провинции, но и для характеристики общерусского культурного и художественного процесса.

Структура понятия «Русский Север» как определенной территории и историко-культурной общности сформировалась в результате русской колонизации из Новгородских и Ростово-Суздальских земель и ассимиляции коренного финно-угорского населения. «Русский Север» – это термин, обладающий высокой степенью универсальности и теоретичности для обозначения особого, символического русского пространства, обозначающего, кроме прочего, и государственные границы России. В связи, с чем понятие «Русский Север» сохраняет свою актуальность с ХIХ – начала ХХ века, когда в науке и искусстве осуществляется его «открытие», до наших дней».[Пермиловская А.Б.; с. 3]

В кругу концептов отечественной культуры «Русский Север» уже около двух столетий - это устойчивое словосочетание для носителя российского менталитета, понятие, отражающее важные для отечественной культуры смыслы. Русский Север сыграл выдающуюся роль в становлении национального самосознания и занимает одно из важнейших мест на культурной карте России. Как особый регион российского культурного наследия по своей значимости он соотносим с уникальными явлениями национальной и мировой культуры.

«Русский Север представлял оазис, где народная культура сохранялась в относительно незамутненном, первозданном виде. Более того, здесь не просто сохранились традиционные формы жизни (бытовой уклад, обряды, ремесла), здесь сохранился дух архаики – носители культуры могли объяснить смысл этих форм, их содержание, символику, тогда как в других губерниях подобное понимание было во многом утрачено. Именно северные материалы неоднократно вызывали сенсацию в научном мире, меняя многие устоявшиеся представления о народной культуре. Одной из таких сенсаций стало открытие П. Н. Рыбниковым и А. Ф. Гильфердингом в 70-е годы XIX века в Олонецкой губернии живого былинного эпоса. В 80-е годы огромное воздействие произвели материалы, привезенные В. В. Сусловым из экспедиции по изучению деревянного зодчества Архангельской и Олонецкой губерний. В начале XX века Н. Е. Ончуков обнаружил живое бытование народной драмы. Сенсационное открытие в начале XX века общественностью России Западной Европы русской иконы во многом было связано с расчисткой северных икон, в первую очередь новгородских. Интерес к национальной традиции и народной культуре привлекали на Север не только корифеев отечественной науки, но и многих художников, архитекторов. Северное зодчество было творческим импульсом для создания в архитектуре «неорусского стиля». Существовавшие на Севере уникальные промыслы – холмогорская резьба по кости, великоустюжское чернение по серебру, кружевоплетение, ручное ткачество, изготовление берестяной утвари – распространились по всей России.» [Буторина Т.С.]

2.1.Литература и фольклор Архангельского Севера.



Архангельский Север давно известен как родина больших поэтических талантов, как сокровищница устного творчества русского народа. Действительно, трудно было бы предположить, чтобы развитие здесь всех видов прикладного искусства, деревянного и каменного зодчества не сочеталось бы с народным обрядом, песней, сказкой, легендой, образной разговорной речью. Широко известно значение Русского Севера в судьбах национальной эпической поэзии, в первую очередь, былин. На территории Карелии (бывшая Олонецкая губерния) и Архангельской губернии в местах, связанных, главным образом, с новгородскими переселенцами, в середине XIX века были найдены самые крупные очаги былинного творчества, сделано подавляющее большинство записей былинных текстов (из всех известных науке), причем в наилучшей сохранности.

Собиратели шли по пути выявления наиболее одаренных сказителей, при содействии Русского географического общества устраивали их выступления в ряде городов России. И если олонецкий край прославили сказители отец и сын Рябинины, Василий Щеголенок, Ирина Федосова, то архангельский Север выдвинул в ряд известных исполнителей былин Марию Кривополенову, семью Крюковых. Самобытное исполнительское искусство северных сказителей раскрывало целый мир народных образов, содержало новые музыкальные темы, неповторимые напевы и ритмы. Оно оказало сильное влияние на профессиональное творчество русских композиторов, художников, писателей. Так, например, Н. А. Римский-Корсаков подчеркивал факт влияния исполнительского мастерства северных сказителей на его оперное творчество. Сюжеты и напевы северных былин стали первоосновой некоторых произведений Мусоргского, Бородина, Балакирева, Аренского, вошли в творчество Репина, Васнецова, Коненкова, в поэзию Некрасова, прозу Горького. Былины Севера - народная классика - способствовали рождению русского классического искусства. И в этом тоже их значение как памятника национальной культуры.

На основе эпической традиции в 30-е годы создавались новые импровизации - сказы, плачи, новины, - посвященные советской действительности. Архангельский край выдвинул в эти годы целый ряд талантливых авторов. «Среди них поморская сказительница Марфа Крюкова, пинежанки Анна Гладкобородова и Ангелина Суховерхова, сказительница с Печоры Маремьяна Голубкова, с Двины - Олимпиада Антропова. В своих импровизациях они продолжили ведущие темы традиционного эпоса: воспевание Родины и ее лучших сынов, тему защиты Отечества от врагов. Такие произведения, как плач М.Крюковой "Каменна Москва вся проплакала" или сложенные в Великую Отечественную войну А.Гладкобородовой "Бейте ворога, мои соколы" и М.Голубковой "Проклятье Гитлеру", "Пусть падут слова материнские", бесспорно являются поэтическими памятниками Севера». [Галимова Е.Ш.]

И хотя это творчество не стало в привычном понимании фольклором и не вошло в устную традицию, оно несколько десятилетий жило активно, вызывало горячее сопереживание слушателей.

Северные сказки - сказочный эпос - в отличие от былин не являлись достоянием только Севера и записывались повсеместно. Может быть, поэтому наиболее полные сборники северных сказок относятся лишь к началу XX в. Это "Северные сказки" Н. Е. Ончукова (1909) и "Сказки и песни Белозерского края" Ю. и Б. Соколовых (1915). В советское время сказочные традиции на архангельском Севере оказались довольно устойчивыми (в сравнении с другими районами страны). В результате большой экспедиционной работы появились сборники О. Э. Озаровской "Пятиречье" (1931), И. В. Карнауховой "Сказки и предания северного края" (1934), Н. И. Рождественской "Сказы и сказки Беломорья и Пинежья" (1941), а также "Севернорусские сказки в записях А. И. Никифорова" (собрание 20-х годов, изданное в 1961 г.).

Ученые давно отметили, что Русский Север дал свой, северные, варианты общерусской сказки. И они настолько самобытны, так ярко отражают краски Севера, характер, быт и труд северян, что вызвали к жизни (как и былины) произведения профессионального творчества. Именно северная сказка и сказ напитали своими истоками творчество целого ряда оригинальных писателей, среди которых такие первоклассные художники, как М. Пришвин, Б. Шергин, С. Писахов.

Из всех последних публикаций северных сказок бесспорную ценность представляют "Пинежские сказки" Г.Я.Симиной. 50 текстов сказок расположены по исполнителям, почти все традиционные, волшебно-фантастические, да еще и продублированные микрофонной записью, отразившей диалект. Г.Я.Симина дала себе большой труд сравнить свои записи сказок с записями, произведенными ранее в тех же местах, тех же сказок (Н.И.Рождественская, И.В.Карнаухова, О.Э.Озаровская).

Русский Север широко известен своим песнетворчеством. Песенная лирика жила здесь полнокровной жизнью во все времена. Ведь не случайно образцы исторических, обрядовых и бытовых песен Архангельской губернии вошли уже в 60-х годах прошлого века в общерусское собрание народных песен П. В. Киреевского, а затем и в широко известный свод П. В. Шейна "Великорусе в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах". Киреевский и Шейн получали записи песен от своих корреспондентов. Из Архангельской губернии им доставили песни и описание обрядов не фольклористы, а простые любители и знатоки народной поэзии.

В послеоктябрьский период возросла задача сохранения традиционной северной песни; в результате большой экспедиционной работы появились новые публикации текстов, свидетельствующие о богатстве песенного жанра. Назовем важнейшие из них. Это сборник 30-х годов "Песни Пинежья" в записи Е. В. Гиппиус и 3. В. Эвальд, сборник 50-х годов "Песни Русского Севера" А. С. Абрамского, своды "Песни печоры" и "Песенный фольклор Мезени", подготовленные и изданные в 60-е годы сектором фольклора Института русской литературы АН СССР. На Севере до сих пор бытуют все жанровые разновидности обрядовой и бытовой песенной лирики: свадебные корильные и величальные песни, плясовые и песни-скоморошины, колядки, "виноградья" и масленичные песни. В некоторых деревнях Лешуконья, Мезени и Пинеги сохранились старинные солдатские песни с осуждением петровских указов о двадцатипятилетней солдатчине, песни исторические, своеобразно отражающие общественную и экономическую жизнь Севера в прошлом. Поражает художественная цельность этих песен, их будто бы и не коснулось время. Задача сохранения песенного фольклора и северной манеры исполнения встает перед профессиональным Северным народным хором. Основатель хора А.Я.Колотилова, а затем и Н.К.Мешко (руководитель с 1960 по 2007гг.) очень хорошо понимали это.

О том, что старинная песня жива свидетельствует и работа самодеятельных фольклорных коллективов в разных районах Архангельской области. В течение последнего полувека готовят большие программы Пинежский, Лешуконский, Мезенский районы.

Интерес к фольклору архангельского Севера закономерен: здесь традиционные, жившие в народе столетиями фольклорные произведения не являются только памятниками прошлого, чем-то отжившим, а бытуют и сейчас, входя вместе с современным искусством в духовную жизнь наших современников.

2.2. Литература Архангельского Севера



Литература Архангельского Севера - неотъемлемая часть великой русской словесности, вычленить из которой литературу нашего края как нечто автономное можно лишь очень условно. Если вспомнить всех писателей, рождением или судьбой связанных с Архангельским Севером, то мы увидим, что исчезают, размываются региональные границы.

Академик Дмитрий Лихачев писал о том, что Север "сыграл выдающуюся роль в русской культуре. Он спас нам от забвения русские былины, русские старинные обычаи, русскую деревянную архитектуру, русскую музыкальную культуру, русские трудовые традиции - крестьянские, ремесленные, мореходные. Отсюда вышли замечательные русские землепроходцы, полярники и беспримерные по стойкости воины".[Лихачев Д.С.] Фёдор Абрамов назвал самым большим, самым непреходящим вкладом Севера в сокровищницу национальной культуры - слово, "которое и сегодня сохранило строй и дух русского языка древнейшей поры".

Наш край называют богатейшей сокровищницей фольклора. Не случайно в серии "Былины" издающегося сейчас академического "Свода русского фольклора" из 25-ти томов 20 - былины Русского Севера. Но нельзя забывать о том, что эти былины, как и сказки, песни, баллады, обрядовый фольклор были принесены на Север выходцами из новгородских, ростово-суздальских, московских земель. То есть изначально важнейшим источником зарождавшейся на Севере литературы было устное поэтическое творчество всего русского народа. И современные писатели-северяне осознают, что литература нашего края имеет очень прочные исторические и культурные корни.

Как и по всей России, в Архангельском крае литература возникла на основе двух полноводных источников: устного народного творчества, сокровищницей которого Русский Север стал издревле, и древнерусской книжности, развивавшейся в многочисленных северных монастырях. Имя первого и главного писателя-северянина - народ, его гению принадлежат былины, духовные стихи, песни, сказки, а также одно из главных богатств нашего края - язык.

Народное творчество по природе своей коллективно и анонимно, и только в конце 19 - начале 20 века, благодаря усилиям собирателей, становятся известны имена отдельных выдающихся исполнителей - Маремьяны Немчиновой, Марии Кривополеновой, Аграфены и Марфы Крюковых.

Самым замечательным и самым известным русским писателем 17 века Дмитрий Сергеевич Лихачев назвал протопопа Аввакума, главного идеолога старообрядчества, свыше шестидесяти произведений которого, не считая знаменитого "Жития", было написано в Пустозерской ссылке, в том самом "земляном гробу", в котором он провел последние 15 лет своей жизни.

Значение личности и творчества пламенного идеолога старообрядчества было глубоко личностно воспринято и оценено многими писателями ХХ века. "Гремел мой прадед Аввакум", - скажет Николай Клюев.

В 1711 году в деревне Мишанинской близ Холмогор родился один из величайших людей России - Михаил Васильевич Ломоносов. Карамзин писал: "Рожденный под хладным небом северной России, с пламенным воображением, сын бедного рыбака сделался отцом российского красноречия и вдохновенного стихотворства. Ломоносов был первым образователем нашего языка, первым открыл в нем изящность, силу и гармонию".

В 19 веке происходит открытие Русского Севера писателями-путешественниками, этнографами, фольклористами, искусствоведами. Пётр Иванович Челищев, приятель А. Н. Радищева, в 1791 году предпринял путешествие по Архангельскому Северу (Соловки, Онега, Архангельск, Холмогоры). На родине Ломоносова в Куростровской волости он поставил деревянный памятник великому учёному и поэту, а литературным памятником, запечатлевшим восприятие Челищевым нашего края, стала книга "Путешествие по Северу России" (1886). Н. А.Чижов (1803 - 1848), будущий декабрист, в 1821 г. в экспедиции под командованием Ф.П.Литке плавал к Новой Земле. В 1823 году в журнале "Сын Отечества" он поместил подробное описание природы архипелага. В середине 19 столетия путешествие по Архангельскому краю совершает писатель-этнограф Сергей Васильевич Максимов (1831 - 1901), и результатом этой поездки становится не потерявшая своего значения и в наше время книга "Год на Севере", изданная впервые в 1859 году и получившая золотую медаль Русского географического общества.

О подвиге помора Матвея Герасимова во время нападения англичан на его судно рассказывает в повести "Мореход Никитин", написанной в 1834 году, писатель-романтик Александр Бестужев (Марлинский).

Своей поэтической родиной назвал Север Михаил Михайлович Пришвин, побывавший в наших краях в 1906, 1907, 1933 и 1935 годах. Северный текст Пришвина - вошедшие в золотой фонд русской литературы книги "В краю непуганых птиц. Очерки Выговского края" (1907), "За волшебным колобком" (1908), "Берендеева чаща" (1935-37), "Корабельная чаща" (1954) (о Пинежье), "Осударева дорога" (1957). Поморье, по словам Пришвина, это "такое место, где человеческое дело соединяется с делом природы в неразрывное целое".

В начале ХХ века начался творческий путь уроженца Каргопольского уезда Архангельской губернии Алексея Павловича Чапыгина - автора романов "Белый скит" (1913), "Степан Разин" (26-27), "Гулящие люди" (1938). О нем и о его младших современниках, уроженцах Архангельска Степане Писахове и Борисе Шергине, Федор Абрамов скажет позднее так: "Три литературных кряжа, три русских классика, взращенных Архангелогородчиной, Поморьем, похожих друг на друга, как родные братья, в то же время таких разных, таких непохожих". "Буйным северным сиянием взыграл в нашей литературе Степан Писахов. По безудержности и буйству фантазии и выдумки, по невероятному сплаву были и небыли, по слову, задорному, хлесткому, радужно-цветастому и всегда с крепким наваром северной говори, наконец, по особенностям характера главного героя сказки Писахова не с чем сравнить в нашей литературе, да только ли в нашей!" - так характеризовал творчество писателя-сказочника Федор Абрамов.

Борис Викторович Шергин - уникальное явление русской литературы 20 века, сделавший главной целью своего творчества увековечение богатейшей традиции культуры Поморья. "Сказывать и писать о Русском Севере, о его древней культуре я считаю своей миссией", - говорил он.

В конце 19 - начале 20 века с архангельским краем оказывается связанной судьба многих российских писателей. Александр Серафимович Попов во время ссылки в Мезень и Пинегу в конце 1880-х гг. (он был сослан на Север в 1987 году по делу Александра Ульянова за составление прокламаций после покушения на царя) создал свои первые рассказы "На льдине", "В тундре" (в последующих публикациях - "Снежная пустыня"), "На плотах". Впоследствии Серафимович вспоминал, что природа Севера произвела на него неизгладимое впечатление. В его рассказах северного цикла говорится о величавой красоте Беломорья, когда "тихо дремлет над спокойным морем полярная ночь, затканная тонким искристым морозным туманом", и прелесть северной "царицы-реки, разбитой зеленеющими островами на множество рукавов и, точно дорогим ожерельем, унизанной деревнями и селами". Как подчеркивает Ш. З. Галимов, "Серафимович не только начал писать на Севере. На Севере он, действительно, родился как писатель, прошел очень важный для каждого художника путь к себе. И в этом исключительность северного периода жизни Серафимовича".

В 1910 - 1912 гг. в архангельской ссылке (в Пинеге, затем на Кегострове и в Архангельске) жил Александр Грин, высланный на Север "за принадлежность к социал-революционной партии", и эти полтора года писатель считал одной из интереснейших страниц своей жизни. Красота и сказочность северной природы заворожили писателя, и впоследствии пинежский пейзаж воссоздается им в повести "Таинственный лес". В ссылке и вскоре после нее Грин создает рассказы "Зимняя сказка", "Глухая тропа", "Ксения Турпанова", "Сто верст по реке", повесть "Жизнь Гнора".

В 1915 году побывал в Кеми, на Соловках и в Сороке Евгений Замятин, и эта поездка отразилась в цикле его северных рассказов ("Кряжи", "Ёла", "Африка", повесть "Север"), а в 1917 году В Архангельске выступал Сергей Есенин, совершавший поездку на Соловецкие острова. В годы революции и Гражданской войны побывали в Архангельске и Михаил Зощенко, и Леонид Леонов, отец которого, известный под псевдонимом Максим Горемыка, создатель кружка "писателей из народа", с 1910 года отбывавший ссылку в Архангельске, был издателем архангельской газеты "Северное утро". В этой газете в 1915 году было напечатано первое стихотворение Леонида Леонова, а в 1918 -19 годах - его первые рассказы. Здесь, в Архангельске, знакомится юный Леонид Леонов с Борисом Шергиным и Степаном Писаховым, открывшим ему мир исконной былинной Руси. В 1918 году он писал о том, что только на Севере "можно уверовать в ту Русь, где еще звенят ломкие хрустальные звоны Китежа, а сосны рассказывают спокойно, медленно, не торопясь, про давно исчезнувшего, занесенного пылью и снегом веков Муромца".

В 1924 году побывал в Архангельске Борис Пильняк, прочитавший на литературном вечере 18 августа отрывки из своего первого романа "Голый год". Из Архангельска писатель отправился в плавание по Белому морю и Северному Ледовитому океану на научно-исследовательском судне "Персей". Впечатления от Архангельского Севера и морского пу-тешествия нашли отражение в повести Пильняка "Заволочье" (1925). Характеристики А-хангельска, Северной Двины, языка и быта поморов, ненецкой тундры в произведении Пильняка точны и выразительны.

В ноябре 1928 года начался архангельский период жизни и творчества Аркадия Гайдара, проработавшего корреспондентом губернской газеты "Волна" до начала 1930 года. В Архангельске Гайдар завершил работу над первой частью повести "Школа", главы из которой он читал на творческих вечерах в Доме книги.

Появлению писательской организации в Архангельске предшествовала созданная в двадцатые годы литературно-издательская студия. В мае 1920 года поэт Федор Чумбаров-Лучинский начинает выпускать "Красное Поморье" - первый архангельский литературно-художественный журнал.

В 20-годы пишет очерки, рассказы, стихи талантливый литератор, перенесший нечеловеческие страдания Мудьюга, Павел Петрович Рассказов, автор "Записок заключенного" и ряда пьес.

В эти же годы в Архангельске начинается творческая деятельность уроженца Шенкурского уезда Александра Никаноровича Зуева (1896 - 1965). Осенью 1918 года Александр Зуев был арестован английской разведкой за "пропаганду большевизма" и заключён сначала в Архангельскую губернскую тюрьму, а затем отправлен на остров Мудьюг, который стал первым на Севере концлагерем для военнопленных, а по существу - каторжной тюрьмой, находившейся в полном распоряжении союзной контрразведки.

Впоследствии о том, что ему довелось пережить на Мудьюге, Зуев рассказал в повести (или, точнее, цикле очерков) "Остров смерти", позднее переиздававшейся под названием "Свист крыльев". Наиболее значительным произведением молодого писателя стала повесть "Тайбола" (опубликованная сначала под названием "Тлен" в альманахе "Перевал" в 1927 году, а в последующих изданиях датированная 1924-м годом). Эта повесть, несомненно, - одно из лучших произведений Зуева.

В конце 20-х гг. с литературной студии Пролеткульта начинается творческая деятельность Ильи Бражнина (1898 - 1982), автора многих повестей, романов, пьес. Большой успех писателю принесла дилогия, в которую вошли романы "Мое поколение" (1936) и "Друзья встречаются" (1940), рассказывающие о жизни молодежи в предреволюционном Архангельске (сам Бражнин окончил в 1918 г. Архангельское реальное училище), о ее пути в революцию, о Гражданской войне на Севере в 1918 - 1920 гг.  В поздней книге Бражнина "Недавние были" (Архангельск, 1972) содержатся воспоминания о Г.  Я. Седове, И.  К. Вылке, С.  Г. Писахове, рассказы о жизни архангелогородцев.

В 1920 - начале 1930-х гг. в Архангельске жил и Евгений Андреевич Гагарин, уроженец Шенкурского уезда, произведения которого начали публиковаться лишь в эмиграции в конце 1930-х - 1940-е гг. Его творческое наследие только в последние десятилетия нашло дорогу к читателю в России.

В своей первой книге "Великий обман", вышедшей в 1936 году в Германии на немецком языке (впервые фрагменты из книги на русском языке опубликованы в архангельском литературно-художественном журнале "Двина" в 2009 году.), он рассказывает о судьбах тысяч крестьян, раскулаченных и высланных на Север из южных губерний России.

В Архангельске в тридцатых годах известными прозаиками были Николай Котов, писавший рассказы о Красной армии, и Николай Ауров, уроженец д. Малошуйка Онежского района, автор замечательной книги "Под полуночным солнцем" (1936), повести "Японский кавалер" и многих рассказов. Он был арестован в 1937 году и умер на Колыме (1941). Заметной фигурой в Архангельской писательской организации был Александр Евгеньевич Миронов. Ему не было и девятнадцати, когда он приехал в Архангельск и устроился матросом на маленькую шхуну. С осени 1930 г. он уже трудился на пароходах дальнего плавания, матросом 1-го класса участвовал в легендарной челюскинской эпопее, одновременно являясь спецкором "Правды Севера" на "Челюскине". 17 лет прожил Александр Миронов в Архангельске, но и после переезда в Минск основной темой его творчества оставалось море.

С 1932 года жил в Архангельске Борис Михайлович Зубакин - поэт, художник, скульптор, археолог. Он был арестован в 1929 году и заключен в Новодвинскую крепость под Архангельском, а затем находился (до 1932 г.) в ссылке в Холмогорах. В этот тяжелый для него период Зубакин создал цикл северных стихотворений, поэму о "трёх столицах" - Москве, Петербурге и Архангельске, написал научное исследование ""Новое и забытое о Ломоносове" (1932), работы о Пушкине, о старообрядчестве. С согласия вдовы Валерия Брюсова закончил его роман "Юпитер поверженный". В 1937 г. он был вновь арестован по обвинению в руководстве московской "ложей розенкрейцеров" и расстрелян.

Впечатления от поездки на Север Ильи Эренбурга в 1934 г. легли в основу его романа "Не переводя дыхания". А в мемуарной книге "Люди, годы, жизнь" известный писатель так рассказывает о своих впечатлениях от Архангельска: "Я впервые увидел Русский Север, он меня сразу покорил нежностью и суровостью, древним искусством и молодостью рослых молчаливых людей".

В 1934 году в Архангельске вышел первый сборник стихотворений "Песни Северу" Александра Яшина (Александра Яковлевича Попова, 1913 - 1968), родившегося в дер. Блудово Северо-Двинской губернии (сейчас - территория Вологодской области). Впервые приехал он в Архангельск восемнадцатилетним юношей в 1931 г., а с 1933 года он участвует в подготовке к созданию краевой писательской организации. В 1934 г. в Архангельске вышел первый сборник стихотворений Яшина "Песнь Северу". Второй сборник, опубликованный уже в Москве (1938), поэт назвал "Северянка".

В годы Великой Отечественной войны многие архангельские писатели ушли на фронт. Но литературная жизнь продолжалась. Издавались сборники "Мы защищаем Север", "На Карельском фронте", "Фронт и тыл". В 1943 году вышел очередной номер альманаха "Север". Из Ленинграда в Архангельск были эвакуированы Владимир Беляев, Юрий Герман, Александр Чуркин, Александр Чирков.

Живший до войны в Молотовске (Северодвинске) Валентин Пикуль (1928 - 1990) учился в 1942 - 1943 гг. в школе юнг на Соловецких островах, а с 1943 до конца войны служил на эсминце Северного флота "Грозный". Отроческие впечатления о войне писатель отразил в романе "Океанский патруль" и повести "Мальчики с бантиками".

В 41-м году на лесовозе "Спартак" вернулся в Архангельск из длительной командировки на Северный флот писатель, корреспондент газеты "Красная звезда" Константин Симонов. В Архангельске он закончил одно из лучших своих стихотворений "Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины…", написал поэму "Сын артиллериста", буквально, как он вспоминал, за сутки, в один присест.

Судьбой и сердцем оказался связан с Архангелогородчиной и выдающий русский поэт Николай Тряпкин, родившийся в 1918 году на Тверской земле. Не призванный на фронт по состоянию здоровья, он в первые годы войны оказался в эвакуации в сольвычегодской деревне недалеко от Котласа. Здесь он впервые начал писать стихи. "Северный текст" Тряпкина - это около двадцати стихотворений, которые создавались с 1940-х по 1990-е годы (поэт скончался в 1999 году). В последнем из них, датированном 1995 годом, он с интонацией итогового слова говорит о сокровенном характере своей связи с Севером, пространство которого становится внутренним пространством его души:

На фронтах Великой Отечественной войны погибли Иван Меньшиков, Стефан Недзвецкий, Николай Котов. Умер от голодного истощения поэт Петр Иванович Калашников. Но те, кто вернулся в родной город духовно возмужавшими в боях за Родину, набирали новые силы. В периодических изданиях всё чаще появляются произведения Владимира Мусикова, Евгения Коковина, Евгения Богданова, Ивана Полуянова, Виктора Киселёва, Шамиля Галимова.

После войны организацию возглавил вернувшийся с фронта Константин Иванович Коничев. Самобытный писатель и умелый организатор, он много сил отдал возрождению в Архангельске едва ли не единственной тогда на Севере писательской организации. Коничев редактировал литературно-художественный альманах "Север", а в его книгах отразились многие страницы истории Севера и его современность ("Деревенская повесть", 1949, "К северу от Вологды", 1954, "Пётр Первый на Севере", 1973).

В начале 50-ых его сменяет Евгений Степанович Коковин (1913 - 1977), автор получившей широкую известность повести "Детство в Соломбале" (1947), выдержавшей более 30 изданий. Его перу принадлежат также повести для детей и юношества "Вожак санитарной упряжки", 1945, "Счастливого плавания!", 1951, "Экипаж боцмана Рябова", 1974. Интерес к истории Севера отразился в популярной книге Коковина "Улицы Архангельска рассказывают" (1973). Общий тираж книг Коковина превысил 2,6 млн. экземпляров. И в наше время имя Коковина известно всем школьникам Архангельска. Его именем названа одна из городских детских библиотек.

В 1950 году в серии "Жизнь замечательных людей" выходит книга "Михаил Васильевич Ломоносов. 1711-1765". Автор этого фундаментального труда, до сих пор остающегося лучшей работой о нашем великом земляке, - ленинградский писатель Александр Антонович Морозов, написавший книгу в Архангельске во время эвакуации.

3 января 2006 года Россия отметила семидесятилетие со дня рождения своего великого певца, чистейшего лирика Николая Михайловича Рубцова. На его родине, в селе Емецк, создан музей, а недавно был установлен бюст - памятник поэту.

В Архангельск Николай Рубцов приезжает в 1951 году, чтобы стать моряком тралового флота. А осенью 1964 года он вновь приехал сюда, на сей раз для того, чтобы заключить договор на издание своего первого сборника стихотворений. Этот сборник - "Лирика" - вышел в Архангельске в 1965 году.

В 1956 году первый раз приехал на Север - в Архангельск и на побережье Белого моря - Юрий Павлович Казаков, в ту пору - студент Литературного института. В Архангельске вышли первые книги Юрия Казакова - "Тедди" (1957) и "Манька" (1958), а главной книгой писателя о Беломорье, объединившей произведения, написанные под впечатлением поездок на Север в 1960-70-х годах, стал "Северный дневник". "В жизни каждого человека есть момент, когда он всерьез начинает быть. У меня это случилось на берегу Белого моря".

В 1960 году ушел из жизни сорокашестилетний поэт-фронтовик Владимир Мусиков. Встретивший войну в пограничных войсках, он познал горечь отступления и радость побед, и тема солдатского подвига стала заглавной в его творчестве. Многие из архангельских писателей считали себя его учениками этого чистого и честного поэта.

Федор Александрович Абрамов (1920 - 1983), названный Сергеем Залыгиным "нашим летописцем, создателем бессмертной книги о России", пришел в русскую литературу с берегов таежной Пинеги, давшей миру святых праведников Артемия Веркольского и Иоанна Кронштадтского. Фёдор Абрамов по праву считается одним из крупнейших русских писателей второй половины ХХ века. Без его рассказов, повестей "Безотцовщина", "Деревянные кони", "Пелагея", "Алька", романов, составивших тетралогию "Братья и сёстры", публицистики невозможно представить литературный процесс эпохи. Крестьянский сын, он навсегда сохранил убеждённость в том, что крестьянство - соль нации, её основа. Как говорил писатель в одном из интервью, его "всегда волновала глобальная проблема - человек и время, их взаимовлияние и взаимообусловленность". В его творчестве получила правдивое отражение судьба России, особенно северной деревни, в нелёгкие годы их истории.

Архангельский Север стал второй родиной и для Николая Андреевича Журавлева (1935 - 1991), родившегося в Ивановской области. Привела его в пятидесятые годы в Архангельск мечта о море, стремление поступить в мореходное училище. И хотя моряком он не стал - подвело зрение, но и уезжать с берегов покоривших его Двины и Белого моря уже не захотел. С 1973 по 1990 год руководил Николай Журавлёв писательской организацией.

В 2002 году ушел из жизни большой поэт, яркий публицист, талантливый прозаик Василий Николаевич Ледков. Главной темой ненецкого писателя на протяжении всего его творческого пути оставалась тема жизни тундры, ее природы, ее людей. Это даже не тема, это - душа поэзии Ледкова.

Современная литература нашего края достойно продолжает традиции не только литературы Русского Севера, но и великой русской словесности - каждый писатель и поэт-северянин в меру своих сил, но в едином русле.

В наши дни плодотворно работают, обогащая своим творчеством отечественную литературу, посланцы Архангельского Севера Ольга Фокина, Владимир Личутин, Дмитрий Ушаков, Мария Аввакумова, Юрий Галкин, Александр Лысков, Арсений Ларионов.

Архангельская писательская организация объединяет сегодня 50 человек. Большинство членов Архангельской писательской организации - поэты. Север - песенный, поэтический край. Среди самых ярких поэтических имен - Александр Логинов, Александр Росков, Евгений Токарев, Инэль Яшина, Елена Кузьмина, Людмила Жукова, Василий Матонин.

Современная литература Архангельского Севера, являясь одной из плодоносных ветвей на общем древе российской словесности, помнит и осознаёт своё родство с многовековой традицией отечественной культуры, развиваясь не в узко региональных рамках, а в тесной взаимосвязи с исконной русской литературой, как прошлого, так и современности. Каким окажется вклад наших земляков-современников в литературу, судить потомкам.

2.3. Художественные промыслы и ремесла Архангельского Севера

Широкое развитие на Архангельском Севере получили художественные промыслы и народные ремесла: резьба по кости, шитье золотом, жемчугом, чернение по серебру, берестяной промысел, медный промысел, усольская финифть, бондарный промысел, каргопольский гончарный промысел и глиняная игрушка, кузнечное дело, ткачество, вышивка, лоскутное шитьё, узорное вязание, роспись северных козулей и т.п.

Народно-прикладное искусство Архангельского Севера воплотило в себе практическую целесообразность, красоту форм и яркость красок. Издавна северных мастеров-ремесленников называли по «сработанным» ими вещам – бочарники, лукошечники, столяры, плотники, бердники, колесники, ковшечники, кузнецы, гвоздники, гнездники (замочники) ;и т.д. Едва ли не каждый крестьянин умел «ладить» деревянную утварь и посуду – вальки, рубели, пивные жбаны, шкатулки, ковши, солонки – «утушки», черпаки, ложки с резными ручками и разноцветной росписью;  берестяные емкости – туеса, пестери, пороховницы разнообразные плетеные изделия из прутьев и корней.

Но, пожалуй, ни один предмет обихода не получил столь разнообразных форм и так не был украшен, как прялка. Русская прялка состояла из стояка с лопастью для кудели и горизонтальной доски – донца. Ее форма и декор сложились довольно рано, вероятно в XVI-XVII вв., о чем мы можем судить по сохранившимся образцам XIX – начала XX в. В Беломорье были распространены прялка с поразительно разнообразной резьбой, особенно на Летнем берегу Белого моря и в низовьях Северной Двины. Лопасти поморских прялок были «вытянуты» по вертикали и «заужены» по ширине доски, представляя собой симметричный лепесток с фигурным треугольным навершием.

Если производство прялок считалось преимущественно мужским делом, то домотканное искусство являлось исключительно женским занятием. Природный художественный вкус и удивительный талант северных крестьянок-мастериц превращал полотенца, подзоры, головные уборы, женское и мужское платья в подлинные произведения искусства.


2.3.1. Резьба и роспись по дереву.



В лесном северном краю всегда активно развивалось искусство резьбы и росписи по дереву. Из пород дерева мастера использовали березу, сосну, ель, лиственницу, тополь, наросты на стволах деревьев – «кап». Обрабатывали как собственно древесину, так и луб, кору молодой березы – бересту. Для росписи применяли природные краски, олифу в качестве лака. Среди инструментов главными были топор и различные ножи. Сохранились шедевры средневековой орнаментальной резьбы – это иконостасы и детали «царских» мест, царские врата, киоты, аналои, сплошь покрытые рельефной и плоской резьбой. В росписи же наряду с растительными узорами размещались сказочные звери и птицы, изображения людей, сценки из жизни.

Художественной обработке дерева принадлежит исключительное место в истории русского крестьянского творчества. В северном лесном краю всегда активно развивалось искусство резьбы и росписи по дереву.

Декоративное искусство было той областью, где русский народ сумел создать совершенные по красоте произведения. Много внимания уделялось украшению жилища.

Резные доски - подзоры, причелины, обрешетины, оконные наличники и убранства крылец - украшали русскую избу. Не меньшее внимание уделял народный художник украшению посуды, домашней и хозяйственной утвари, орудий труда. Замкнутый в кругу практически полезных вещей, он в то же время их художественно преображал. Каждая вещь, не теряя своих бытовых свойств, превращалась в произведение искусства.

Для наиболее старых вещей, дошедших до нас от конца XVII и первой половины XVIII века, характерны выразительность и монументальность форм, сила орнамента. Вещи делались "на век", материала не жалели. В любом крестьянском предмете в глаза бросается его прочность, но в то же время и всегда выступает красота материала, обработанного топором и ножом, нередко без пилы. Долото появилось в деревенском обиходе поздно - лишь в XVIII веке.



Из пород дерева мастера использовали березу, сосну, ель, лиственницу, тополь, наросты на стволах деревьев - "кап". Обрабатывали как собственно древесину, так и луб, кору молодой березы - бересту. Для росписи применяли природные краски, олифу в качестве лака.

Крестьянское искусство, разносторонне выразившее себя в орнаментации, обладало сильным чувством ритма, которое выражалось в любви к повторению узоров, в желании подчеркнуть равновесие форм, симметричность в построении, как частей предметов, так и орнаментов. Орнамент всегда подчинялся размерам и изгибам поверхности вещей. Он укрывал ее равномерно, спокойно, подобно куску ткани. В раскраске преобладали звучные локальные цвета, среди которых любимым был тон пылающей киновари, алый, как заря, дополненный зеленым, желтым, сдержанно-коричневым и редко синим; этот цвет почти не встречается на старых крестьянских вещах Архангельского Севера.

В работах деревенских художников видны сноровка, уменье, большая выдумка. В далеком прошлом, еще в допетровской Руси, возникли многочисленные промыслы по деревням и селам, в которых жили мастера-прялочники, бурачники, красильщики… На Русском Севере сохранялось наибольшее количество первоначальных деревенских промыслов. Условия Севера способствовали их развитию. Малое количество пахотной земли, сильная заболоченность, обилие леса вели к организации домашних ремесел: резьбе по кости, выделке прялок, набоечно-красильному, не говоря уже о чисто хозяйственных промыслах. С другой стороны, этому способствовала торговля, развивавшаяся по берегам Северной Двины, по которой проходили торговые пути из Москвы и крупных городов средней части Руси к Белому морю. Это отражалось на всем строе местной художественной культуры, проникнутой многочисленными влияниями, насыщенной сложными формами. Зато в районах Пинеги и Мезени, более оторванных от остального мира, больше было замкнутости и неподвижности. Именно здесь еще в конце прошлого XIX века сохранялись самые архаические формы крестьянского искусства, соответствовавшие архаическому жизненному укладу (сошное земледелие, курные черные избы, освещаемые лучиной; одежда, изготовленная из домотканого полотна). Здесь же производились мезенские прялки с самым архаическими орнаментом из всех известных.

По реке Тотьме, около Великого Устюга и почти во всех районах, прилегающих к Северной Двине, делали посуду. При этом всюду существовал свой тип изделий.

Декоративная изобразительная пластика изделий народного искусства из дерева вбирает в себя широкий диапазон решений от символов и знаков до мотивов и сюжетов. Первоэлементом резного или расписного декора являются символ, мотив, сцена. Так в росписи наряду с растительными узорами размещались сказочные звери и птицы, изображения людей, сценки из жизни.

Немаловажное значение имела роспись фасадов и интерьеров крестьянских построек. «Самые ранние росписи жилых домов на территории Архангельской области датируются 1840-ми годами; хотя сам факт расписных строений упоминается в исторических источниках уже в XVII столетии. Росписью украшали фронтоны фасадов, подшивку свесов кровли и нижней части балконов, ставни и наличники». [Севан О.Г.]

В интерьере, как правило, украшали перегородки, стенки, ограждающие печь - "опечье", подвижную мебель, шкафы, реже - двери и стены. Крестьянские мастера расписывали предметы обихода: прялки и короба, дуги, сани, различную мебель, даже кладбищенские кресты. Порой они сами изготавливали утварь и орудия труда, а затем и расписывали их, достигая тем самым стилистического единства в оформлении северного крестьянского дома различных районов области. Зачастую те же мастера украшали росписями фасады и интерьеры деревянных храмов: тябла иконостасов, "неба" (потолка), двери и порталы, аналои и резные иконы. В художественном отношении такие росписи представляют самостоятельные и вполне законченные произведения. Сохранились шедевры средневековой орнаментальной резьбы по дереву, сплошь покрытые рельефной и плоской резьбой.

На территории Архангельской и соседней Вологодской областей можно выделить несколько историко-культурных территорий, где были распространены и до сих пор сохранились различные типы народной росписи. Это западные районы Архангельской и Вологодской областей (Поонежье и Каргополье); Поважье (территория вдоль реки Ваги); территории вдоль рек Северной Двины (красноборские и верхнетоемские типы росписей), Пинеги и Мезени.





Художественные изделия из бересты - оригинальный  вид народного творчества. С давних пор береста привлекала внимание народных умельцев своей ослепительной белизной и желтоватой бархатистостью (как замша), а также тем, что при обработке она сохраняла свои свойства - мягкость, гибкость и прочность.

Целый мир сказочных образов и героев, диковинных зверей и чудищ, забавных и смешных человечков населяет берестяное кружево, оставленное нам народными мастерами прошлого. Каким высоким талантом, фантазией и умением надо было обладать, чтобы обычным ножом превратить простую бересту в замечательные произведения искусства, полные гармонии и поэзии.

Береста - это верхний тонкий слой березовой коры нежного розовато-кремового цвета. Ее древнее название "бересто" известно с 15-16 веков. Позднее появились "берёста" и "береста". Эти названия употребляются до сих пор.

Из бересты делались раньше и делаются сейчас туеса (бураки) - сосуды для хранения еды и питья. Уходя на работу в поле, крестьянин брал с собой туесок с водой или квасом, и в самый жаркий день питье в туеске оставалось холодным. За спиной он носил берестяной пестерь - плетеный заплечный мешок, на ногах лапти, часто сплетенные из бересты. Кузовки, берестянники - короба для муки и меда, лукошки, пастушечьи рожки, канаты для рыболовных снастей, - все это делалось из бересты.

По характеру орнамента северную резную бересту можно разделить на несколько видов, связанных с другими областями народного искусства - вышивкой и резьбой по кости.

Старинный центр резной бересты - Великий Устюг и его окрестности, деревни, расположенные по реке Шемоксе. Об устюжской бересте было известно уже в 18 веке.

2.3.3. Холмогорская резьба по кости.



Более 400 лет живет уникальное искусство холмогорской резьбы по кости. С давних времен северяне добывали в полярных морях тюленей, "рыбий зуб", моржовую кость, собирали по берегам Ледовитого океана ископаемую мамонтовую. Для нужд косторезов привозили из-за границы дорогую слоновую. В руках искусных мастеров становилась похожей на благородную простая трубчатая коровья кость (цевка). Кость обрабатывали (резали) по всему Северу: от Архангельска до Сольвычегодска и Великого Устюга. Однако центром косторезного промысла стали Холмогоры - родина великого Ломоносова.

Первое письменное упоминание о холмогорских резчиках относится к XVII веку, когда местный "гребенный мастер" Евдоким Шешенин и его брат Семен были вызваны в Москву для работы в Оружейной палате. Братья Шешенины стали лучшими косторезами Оружейной палаты.

XVIII век - период расцвета холмогорского промысла. Уже к началу века холмогорские мастера не знали себе равных. Искусно выполненные предметы из моржовой, слоновой и мамонтовой кости - браслеты, декоративные кубки, шкатулки, табакерки и коробочки, гребни, миниатюрные секретеры, пластины с портретами пользовались большим спросом, были широко распространены по всему Северу и дальше - по всей России. Изысканные по форме, сочетающие орнамент с сюжетными рельефными изображениями, цветной гравировкой, изящные по технике исполнения изделия пользовались огромным спросом. Русские цари почитали это старинное искусство. Согласно протоколам Верховного Тайного Совета императрица Екатерина I хранила свои личные вещи в двух холмогорских ларцах. Достоверно известно, что у холмогорского резчика Осипа Дудина неоднократно покупались шахматы для наследника царского престола великого князя Павла Петровича. В 1798 году царствующая чета Павел I и Мария Фёдоровна приняли от резчика Н. С. Верещагина, который подолгу проживал и в Архангельске, и в Санкт-Петербурге, парные вазы конусообразной формы, хранящиеся сегодня в Государственном Эрмитаже.

В творчестве Н. С. Верещагина проявились черты, связанные с наступлением нового художественного стиля эпохи - классицизма. Это строгая графичность резьбы, особое изящество геометризованного орнамента в отличие от прихотливых завитков рококо. Пышная красочность, как одна из черт оформления резной кости XVIII века, постепенно сменяется холодной и строгой красотой искусства следующего столетия. Завитки в виде раковины, типичные для стиля рококо, уступают место строгому по рисунку орнаменту, а сложные формы изделий холмогорских резчиков прошлого столетия сменяются более простыми. Складывается определенный рисунок узора характерный для северной резной кости первой половины XIX века. На мелкой ромбовидной сетке размещаются цветочные гирлянды.

Новым в резной кости этого периода является обращение к скульптуре. Памятники часто воспроизводятся в резной кости, особенно созданные Мартосом памятник М. В. Ломоносову для Архангельска и московский памятник Минину и Пожарскому.

Вещи, исполненные северными косторезами, расходились по всей России и за ее пределы, пользовались успехом на выставках, где мастера получали награды и премии. Если в косторезном искусстве 1820-х гг. отчетливо видны изысканное мастерство и логическая стройность рисунка, которые соединяются с простой конструктивной формой предмета, то в 1830-х гг. возникает интерес к изящным резным изделиям, подчас лишенным практического смысла. Это миниатюрные предметы мебели, швейные шкатулки, в виде паровоза с колесами, плакетки, коробочки и т.п., декорированные плоской прорезью тонкого ветвистого растительного узора типа морских водорослей или трав.

Стремление найти сбыт своей продукции заставляло косторезов второй половины XIX века изготовлять большое количество простых изделий - ложек с гладкими ручками, ножей для бумаги, запонок, пуговиц, портсигаров, табакерок, рукояток к зонтам и тростям и прочее. Это были качественные, но слабые в художественном отношении вещи. Только в особых случаях, по заказам или для выставок создавались высоко художественные произведения. При этом отдельные мастера все-таки продолжают создавать высоко художественные вещи по композиции и по технике исполнения. На это время приходится деятельность сына и отца Бобрецовых, Ильи Доронина, отмеченного в 1861 году наградой за искусство и знания в косторезном деле.

Со второй половины XIX века происходит резкий спад косторезного дела, не выдержавшего конкуренции с быстро растущим фабричным производством, выбросившим на рынок массу, красивых и значительно более дешевых, чем из кости, изделий. Искусством резьбы по кости владеют лишь несколько мастеров. Пытаясь возродить угасающий промысел, местные власти в 1885 году открывают класс резьбы по кости при Ломоносовском сельском училище. Этот класс просуществовал 15 лет, не дав значительных результатов, и был закрыт в 1900 году из-за отсутствия учеников.

Однако в истории холмогорского искусства класс резьбы по кости сделал свое дело. В нем преподавал М. И. Перепелкин, у которого учились ставшие впоследствии, уже в советское время, известными мастерами В. П. Гурьев, В. Т. Узиков, Г. Е. Петровский.

В XX веке художественная резьба вновь привлекла к себе внимание, и началось ее планомерное возрождение. 1 октября 1934 года Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного комитета принял специальное постановление о мероприятиях и путях развития холмогорской резьбы. Целый комплекс мер позволил восстановить былую славу этого искусства, "Диплом золотой медали" всемирной выставки в Париже 1937 г. привлек к ней дополнительное внимание, а постоянный госзаказ сделал холмогорскую резьбу одной из визитных карточек Советской России. Что касается стилевого развития, то период с 1930-х по начало 1950-х годов прошёл под знаменем помпезности сталинского ампира, основанного на классике рубежа XVIII-XIX веков. Конец пятидесятых отмечается повествовательностью жанровых сюжетов, новой декоративностью и укрупнением форм. Шестидесятые не избежали влияния "сурового стиля" социалистического строительства. Семидесятые годы стали временем нового обращения к историческому наследию, когда вновь вернулись к использованию многих традиционных приёмов и элементов в применении к современной советской тематике и стилистике. Характерной чертой 90-х годов XX века является рост индивидуального начала в творчестве мастеров. Несмотря на экономические трудности, складываются благоприятные условия для развития творческой мысли и индивидуальности мастеров-художников при сохранении духа и образа традиционной холмогорской резьбы по кости. Среди ведущих современных косторезов можно назвать мастеров Г. Ф. Осипова, В. Н. Хабарова, работы которых экспонируются во многих музеях России и Зарубежья.

В селе Ломоносово на фабрике художественной резьбы по кости сейчас изготовляют и массовые изделия на продажу, и уникальные тематические вещи из моржовой, мамонтовой и простой говяжьей кости-цевки. На рубеже 20-21 веков холмогорский промысел не только сохраняет свои творческие позиции, но и плодотворно развивается.

2.3.4.Народная игрушка



Народная игрушка давно известна исследователям. Производство глиняной игрушки издревле получило распространение в деревнях Шенкурском, Холмогорском, Каргопольском районов. Наиболее известна каргопольская игрушка. Игрушка как часть народной культуры вобрала многообразие форм, содержание символов. Функции народной игрушки многогранны, но подчинены основной задаче – введению детей в сложные отношения с окружающим миром. На Русском Севере игрушки делались из доступных материалов – дерева, глины, коры, бересты, щепок, соломы, травы и плодов. Для каждого возраста народ создавал забавы с учетом особенностей детского развития. С рождения у ребенка появлялись трещотки, погремушки, шаркунки, цветные лоскутки. Позднее появлялись яркие каталки на палочках, которые помогали учиться ходить. Мячи, луки, пращи тренировали ребенка в меткости и ловкости, волчки и кубари открывали первые тайны механики, дудки, рожки, сопилки, свирели, свистульки приобщали детей к музыке. Детские забавы с игрушечной сохой, бороной, топором вскоре переходили в настоящий труд.

Почти все обрядовые празднества, в том числе свадьба, «проигрывались» в детских играх. Важная роль отводилась кукле как символу продолжения рода. Куклу как оберег клали в детскую колыбель. На Севере тряпичная кукла была более распространена, чем деревянная игрушка или соломенная. При тщательном исполнении одежды куклы были «безликими». По народным поверьям, кукла «с лицом» обретала душу и становилась опасной для ребенка. В этом отражена магическая функция игрушки. В традиционных игрушечных темах и сюжетах со времен славянского язычества присутствовали образы медведя, оленя, коня, птицы, женщины, всадника.

2.4. Изобразительное искусство



Изобразительное искусство Архангельского Севера отличается богатством и своеобразием. В его самобытности отразился высокий уровень художественной культуры поморов, традиции, принесенные на Север из Новгорода, Ростова и Московских земель. Сложные художественные явления - зодчество, живопись, пластика - прошли длинный путь своего развития, обогащаясь воздействием искусства крупных культурных центров.

Изобразительное искусство на Архангельской земле стало развиваться еще в XV веке, до нас дошли прекрасные произведения северной иконописи. При крупных монастырях образовывались целые иконописные школы - Строгановская, Холмогорская, Соловецкая. Они оказали большое влияние на развитие иконописи не только на Севере, но и по всей Руси. Талантливые крестьянские мастера украшали резьбой и росписью предметы народного быта - берестяные туеса и лубяные короба, люльки и сундуки, дуги и грабли, вальки и прялки. Почти в каждом уезде были свои традиции, различия в орнаменте и цветовой гамме. Постепенно сформировались Каргопольская, Важская, Уфтюжская, Мезенская, Пинежская, Ракульская, Борецкая росписи.

Древнерусские живописцы, мировоззрение которых складывалось в рамках религиозного учения, изображали сюжеты-эпизоды из жизни Христа, Богоматери и святых. Религиозная тематика господствовала еще долгое время. Светское направление живопись получила лишь к концу XIX - началу XX века. Северные художники - С. Г. Писахов, И. К. Вылка, А. А. Борисов - стали заниматься пейзажной и портретной живописью.

Развитие скульптуры происходило по двум направлениям, выделяли культовую и светскую скульптуру. Работами в области пластики прославились скульпторы Ф. И. Шубин, С. К. Суханов, В. А. Михалев.

Сегодня изобразительное искусство активно развивается по всем направлениям. Ряды Архангельской региональной организации "Союза художников России" пополняются новыми талантливыми художниками.

2.5. Деревянное и каменное зодчество



Деревянное зодчество - неотъемлемая часть культурного наследия нашего края, его культурного ландшафта. В единении с северными пейзажами творения мастеров деревянного зодчества создают образ Русского Севера.

С древнейших времён и на протяжении многих веков дерево являлось основным и доступным строительным материалом. Дерево давало возможность возводить не только прочные, отвечающие жизненным условиям поморов строения, но и сооружения, удивительно красивые в художественном отношении. Из дерева строились жилища и хозяйственные постройки, возводились храмы и колокольни, сооружались крепости. Материалом для строительства служили хвойные породы: сосна, ель, лиственница. Строительные приёмы оттачивались веками и передавались от поколения к поколению.

При общей схожести памятников северного деревянного зодчества для различных районов Архангельской области характерны свои конструктивные элементы, декоративные детали. Жилые комплексы и храмовые постройки всех уголков нашего региона воссозданы в музее деревянного зодчества "Малые Корелы". Пинежский и Мезенский, Каргопольско-Онежский и Северо-Двинской сектора вместе образуют единый архитектурный облик народной деревянной архитектуры Архангельского Севера.

«Из немногих доживших до нашего времени памятников народной деревянной архитектуры, большая часть сохранилась именно на территории Русского Севера, ведь именно здесь деревянное зодчество достигло необычайного размаха и вершины архитектурного мастерства. Каждый район - это заповедная зона деревянной архитектуры:
-Мезенский район, село Кимжа, где сохранились крестьянские жилища и хозяйственные постройки XVIII-XX веков (амбары, бани, ветряные мельницы), неокультовые деревянные сооружения - обетные кресты;
-Пинежье, где и сегодня можно встретить крестьянские дома старинной постройки с выгулами - дощатыми настилами перед окнами и амбарные городки;
-верховье реки Онега, известное такими памятниками деревянной церковной архитектуры, как Кожский погост с кубоватой 5-главой Климентовской церковью и шатровой Крестовоздвиженской церковью, многоглавая крещатая деревянная Владимирская церковь в селе Подпорожье.
-поморское село Ненокса, основной достопримечательностью которого считается деревянный храмовый посадский комплекс, сложившийся в ХV веке: Троицкая церковь, Никольская церковь и колокольня. Троицкая церковь - это единственный в России сохранившийся деревянный пятишатровый храм.
-Красноборский район, село Черевково, сохранившее гражданское деревянное зодчество: крестьянско-купеческие дома и торговые лавки, амбары и складские помещения.
-заповедником русского деревянного зодчества является погост Чухчерьма на Северной Двине: здесь были построены многоглавая Ильинская церковь, колокольня и Васильевская церковь». [Щуров Г.С.]

Однако деревянные постройки не долговечны, они постепенно разрушаются, уничтожаются огнём, а те, что ещё уцелели, требуют реставрации как, например, самобытные деревянные храмы Русского Севера, находящиеся сегодня в аварийном состоянии. Поэтому для нашего региона особенно актуально стоит проблема сохранения творений деревянного зодчества. Именно сохранению и использованию памятников северной деревянной архитектуры адресовано множество современных культурных проектов. Своеобразно культовое каменное зодчество Русского Севера. Первые каменные постройки появились здесь в XVI в., когда Подвинье уже входило в состав Российского государства.

Замечательным памятником северного каменного зодчества стал архитектурный ансамбль Соловков. Монументальные каменные стены монастырского кремля (1582-1596) были выстроены монахом Трифоном (в миру Терентий Григорьевич Кологривов, уроженец села Неноксы). Они надежно защитили монастырские храмы - Спасо-Преображенский собор (1558-1566) и другие каменные церкви обители. Новгородские зодчие Игнатий Салка и Столыпа воздвигли Успенскую трапезную церковь (1552-1557). Особенности построек зависели от свойств местных строительных материалов: валуны и дикий камень - на Соловках и Кий-острове; тесаный белый известняк - в Каргополе.

Для каменной архитектуры Севера было характерно и весьма ощутимое влияние на него традиций деревянного зодчества. Появились и новые стилистические черты - это и более мощные пропорции храмов, искусственное усиление их монументальности, контраст между гладью стен и относительно маленькими размерами окон, их наличниками, незначительный рельеф деталей и еще большее, чем в средней России, преобладание в них профилей, углублений в поверхности стен.

Среди памятников каменного зодчества наибольшей известностью пользуется величественный Христорождественский собор (1562 г.) и белокаменный храм Благовещенья (1692 г.) в Каргополе; Благовещенский собор Аники Строганова (1560-1584 гг.) и Введенский собор Т. Г. Строганова (1693 г.) в Сольвычегодске; Антониево-Сийский монастырь, Спасо-Преображенский собор в Холмогорах (1685 - 1691 гг.), Троицкий собор в замечательном ансамбле Антониево-Сийского монастыря (1583-1606 гг.); Новодвинская крепость в девятнадцати километрах от Архангельска; Гостиные дворы с башнями - одновременно крепостное и торговое сооружение (1668-84 гг., зодчий Д. М. Старцев). Гостиные дворы – это первое каменное сооружение в Архангельске. Комплекс должен был стать огромным сооружением, вытянутым вдоль Северной Двины и состоящим из двух гостиных дворов, между которыми располагается крепость. Они были призваны соединить как торговую, так и военно-оборонительную функцию.

За несколько столетий на Русском Севере возникли выдающиеся памятники каменного зодчества. Но из многочисленных храмов Архангельска сохранились гарнизонная Троицкая церковь (1745 г.), Сурское подворье (1907 г.) и еще несколько памятников.







Заключение



Культурное наследие Русского Севера, яркое и многогранное, становится объектом исследования многих ученых и деятелей искусства. Особое внимание в работах исследователей (Щурова В.Г., Булатова В.Н., Галимовой Е.Ш., Ефименко П.С. и др.) уделяется изучению основных видов художественной культуры- народного художественного и литературного творчества, музыкального, изобразительного искусства, зодчества.

В рамках данного реферата мы попытались достаточно кратко представить основные виды культуры Русского Севера, опираясь на особенности культуры Архангельского края. И в современном мире очень важно не только изучать памятники культуры Поморья, но и сохранять для потомков самобытную северную культуру.

Сегодня важнейшими институтами культурного наследия Архангельской области являются Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник, национальный парк «Кенозерский», государственный музей деревянного зодчества и народного искусства «Малые Корелы», Каргопольский историко-архитектурный и художественный музей, Северный морской музей, областной краеведческий музей и его филиал литературно-мемориальный музей Ф.А. Абрамова в Пинежском районе, музейное объединение «Художественная культура Русского Севера» и его филиал «Дом-усадьба художника А.А. Борисова» в Красноборском районе, историко-мемориальный музей М.В. Ломоносова, областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова.

Первый среди таких музеев – областной краеведческий, начало собранию которого положила «Губернская выставка изделий», чья коллекция начала формироваться в 1837 г. Богатейшие коллекции музея в концентрированном виде отражают многообразие северной природы, воссоздают яркую историю края и драматизм его судьбы.

В фондах государственного музейного объединения «Художественная культура Русского Севера» – свыше 25 тыс. экспонатов, представляющих разные школы и стилистические направления многовековой художественной культуры всего Русского севера. Особую ценность имеет коллекция икон XIV–XVIII вв. Это так называемое «северное письмо, образы, полные особого очарования, свойственного живому народному творчеству. Неизменный интерес вызывают деревянная скульптура, памятники народного искусства, картины художников прошлого и современный отечественный авангард.

Государственный музей деревянного зодчества и народного искусства «Малые Корелы» расположен в 25 км от Архангельска. Из районов области сюда доставлено более ста памятников деревянной архитектуры XVI–XIX вв. Традицией музея стало проведение фольклорных праздников, концертов колокольной музыки, ярмарок народных мастеров. Музей пользуется большой популярностью у отечественных и иностранных туристов.

Сказкой Севера называют Соловецкие острова – беломорский архипелаг, расположенный в непосредственной близости от Полярного круга. Здесь на сравнительно небольшой территории в неповторимом природном окружении сосредоточено огромное количество самых разнообразных памятников истории и культуры.

Интерес у каждого приезжающего на Соловки вызывают загадочные неолитические сооружения – каменные груды, курганы, дольмены, лабиринты – выложенные на земле из булыжника фигуры, формой напоминающие спираль. По мнению специалистов, это культово-погребальные комплексы III тысячелетия до н.э., на которых древние жители Беломорья совершали обряды рыболовно-промысловой магии, производили захоронения соплеменников.

Главная слава Соловков – грандиозный, разбросанный по нескольким островам ансамбль военно-оборонительных, культовых, гражданских и гидротехнических построек, в котором каждый памятник, обладая самостоятельной ценностью, является составной частью редкостно гармоничного сочетания архитектуры и природы, результатом уникального взаимодействия человека и окружающего мира.

Ядро Соловецкого историко-культурного комплекса – историко-культурный ансамбль памятников Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря – воплощение тонкого художественного вкуса, высокого мастерства и незаурядной смекалки северорусских зодчих. Уникальный историко-культурный ансамбль Соловецких островов включен в список Всемирного наследия.

С Соловками связаны и наиболее тяжелые страницы недавней российской истории. В первые послереволюционные годы здесь действовал самый страшный советский концентрационный лагерь – СЛОН, через ужасы которого прошли тысячи наших соотечественников.

Ныне замечательные памятники находятся под охраной Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. Образованный четыре десятка лет тому назад он стал первым в нашей стране учреждением подобного профиля. Возрождению Соловков способствует возобновление здесь деятельности Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря.

На год старше Москвы основанный на берегу реки Онеги исторический город Каргополь – один из важнейших культурных центров средневекового Севера. В XVI–XVII вв. здесь сложилась своеобразная архитектурная школа, памятники которой вошли в сокровищницу древнерусского искусства. Наиболее значительные из них находятся ныне под охраной Каргопольского государственного историко-архитектурного и художественного музея.

Учреждения культуры, сохраняющие и продвигающие культурное наследие, принципиально отличаются от организаций массовой культуры, коммерческих заведений. Хотя определенные слои культуры должны и могут быть интернациональными, нужно поддерживать искусство, которое производит общечеловеческие ценности, обеспечивая доступ к ним через мультимедийные средства, «евростандарты» обслуживания, формы массовой / потребительской культуры.

Однако, только областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова имеет книгохранилище «Русский Север», целенаправленно развивающуюся информационную систему, содержащую историко-краеведческие издания на традиционных и электронных носителях.

Базовые культурные институты приобретают дополнительный вес благодаря тому, что не теряют связи с прошлым и делают доступными лучшие его достижения, создавая своеобразную родословную культуры.

Так, одним из главных финансовых, научных, информационных приоритетов Министерства охраны окружающей среды Норвегии в рамках российско-норвежского сотрудничества является национальный парк «Кенозерский» как особо охраняемая природная территория.

Национальный парк «Кенозерский» — вдохновляющий пример идеи устойчивости, показывающий возможность совмещения экологии, культуры и экономики.Парк «Кенозерский» общей площадью 140 тыс. га создан постановлением Правительства Российской Федерации в 1991 г. В этом озерном крае, на водоразделе Белого и Балтийского морей, своеобразный микроклимат, высокая степень сохранности естественной среды, благоприятная экологическая обстановка. Когда-то через Кенозерье пролегал важнейший древний водный и сухопутный путь из Обонежья в Заволочье, к студеному Гандвику, и далее до самого Камня – Уральских гор. Хорошо знали эту дорогу не только русские промышленные и торговые люди, но и иноземные негоцианты.

Только культовых сооружений – величественных храмов и очаровательных церквушек, скромных крохотных часовенок, пленительных колоколен и звонниц – до наших дней дошло более пяти десятков. Здесь сохранились произведения монументальной интерьерной живописи – росписи «небес», свойственные только деревянным храмам Русского Севера. Встречаются интереснейшие рубленые ограды, придорожные кресты, могучие купы «святых рощ». Живы еще стародавние волоки, лесные северные проезжие тракты, мосты на «быках», оригинальные колодцы, самобытные памятники гражданской архитектуры, украшенные изысканной резьбой, расписными фасадами.

Экономическая основа всей деятельности национального парка «Кенозерский» – ориентация на развитие экологического, научного и т. п. туризма. Для этого предстоит еще сформировать соответствующую инфраструктуру, оборудовать в рекреационной зоне парка благоустроенные экскурсионные маршруты, создать условия для занимательного отдыха. Не предано забвению и сельское хозяйство, в основе которого будет лежать органичное соединение новейших технологий и давних агрономических традиций северян.

Стратегия устойчивости может стать основой концепции комплексной программы сохранения и использования историко-культурного и природного потенциала исторического города Каргополя и Каргопольского района.

Каргопольский район – один из старейших сельскохозяйственных очагов Русского Севера, традиции исторических форм природопользования которого могут быть востребованы в настоящее время как источник для изучения и применения методов экономного и экологически чистого развития этой сферы хозяйства. Рациональное природопользование является как специфическим элементом наследия региона, так и основой развития на этой базе эффективных хозяйственных структур, способствующих решению таких задач, как сохранение особо ценных природных территорий и памятников природы; предотвращение деградации природных систем, восстановление ландшафтного своеобразия, сельскохозяйственных угодий, поддержание жизнеспособности лесов, возрождение речных и озерных систем.

Концепция может быть сопряжена с программой развития национального парка «Кенозерский», который в настоящее время осуществляет значительную работу по сохранению памятников архитектуры, землепользования, биологического разнообразия в сельских поселениях, расположенных на его территории. В этой связи перспективна задача усиления роли парка в специализации Каргопольского района в сохранении и использовании историко-культурного и природного наследия.

Развитие Соловков также определяется идеей устойчивого развития, разумного хозяйствования на земле, охраны культурного наследия, сохранения островов как уникальных природных и рукотворных ландшафтов планеты.

Человеку нужно то, чего недостает в повседневной жизни. В быстроменяющемся мире начинает пользоваться спросом постоянство. Возникает спрос на стабильные ценности. Инструментальная роль традиций в том, что они дают человеку точку опоры в водовороте жизни. Не случайно именно неспешный образ жизни и атмосфера устойчивости называются российскими и зарубежными экспертами одним из привлекательных сюжетов, способствующих развитию культурного туризма на Русском Севере.

Все перечисленное требует нового взгляда на культуру как на сектор, который способствует экономическому подъему и в широком смысле – улучшению качества жизни, а также ставит вопрос о необходимости системного подхода к сохранению и освоению культурного наследия. Этому призвана содействовать государственная программа Архангельской области «Культура Русского Севера (2013–2015 годы)», инициированная Правительством Архангельской области. Разработка программы связана с особым политическим значением объектов культурного наследия с общероссийской и мировой известностью; нарастающей зависимостью региональной ситуации от внешних политических влияний, определяющих финансовые потоки на дотационных территориях, к которым относится Архангельская область; ростом активности местных властей в сфере формирования межмуниципальных связей. Стратегическое направление программы – содействие материализации идеи устойчивости как парадигмы развития Архангельской области в глобальном сознании.

Своеобразным символом Русского Севера является щепная птица. Расправив в полете свои кружевные крылья, она желает человеку удачи и счастья, напоминает о пленительной сказке Поморского Севера, бесценных сокровищах и духовности Архангельской земли.

Библиографический список



  1. Бернштам Т.А. Народная культура Поморья/ Т.А.Бернштам.-М.:2008.-432с.

  2. Булатов В.Н. Русский Север: Учебное пособие для вузов.-М._Академический Проект, Гаудеамус, 2006.-576с.

  3. Буторина Т.С. Культурно-историческое наследие Архангельского края. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.cultnord.ru/Kulturno-istoricheskoe_nasledie_Arhangelskogo_kraja.html (дата обращения-06.12.2015)

  4. Востряков Л.Е., Лаптева Г.Я. Культура Русского Севера: традиции сохранения и проблемы использования// Научно-практический журнал «Современная наука: актуальные проблемы теории и практики», серия «Гуманитарные науки», №7, 2012, с.36-46

  5. Галимова Е.Ш. Литература Архангельского Севера. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://cultnord.ru/www.kenozerje.17-71.com/www.kenozerje.17-71.com/images/images/Literatura_.html (дата обращения: 06.12.2015)

  6. Древнерусское искусство. Художественные памятники Русского Севера / отв. ред. Г. В. Попов. - М. : Наука, 1989. - 377 с. : ил.

  7. Ефименко П.С. Обычаи и верования крестьян Архангельской губернии/П.С. Ефименко.-М.:2008.-560с.

  8. Клюковский, В. Культурное наследие Архангельской области / Виктор Клюковский // Экология культуры. - 2000. - № 2 (15). - С. 72-89.

  9. Культура Русского Севера в преддверии третьего тысячелетия / гл. ред. Г.В.Судаков. – Вологда: Легия, 2000. – 250 с.

  10. Культурология: Учебник / Под ред. Ю.Н. Солонина, М.С. Кагана. — М.: Высшее образование, 2005. — 566 с.

  11. Лесниченко В.В. Экология помора/В.В.Лесниченко, Н.Б.Лесниченко.-Архангельск: ОАО «ИПП» «Правда Севера», 2007,-96с.

  12. Митлянская, Т. Б. Холмогорская резная кость / Т. Б. Митлянская. - Архангельск : Сев.-Зап. кн. изд-во, 1991. - 94 с.

  13. Народная культура Русского Севера / гл.ред. Е.И.Ружникова. – Архангельск: Художественная культура Русского Севера, 1997. – 246 с.

  14. Пермиловская А.Б. Культурные смыслы народной культуры Русского Севера. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.iepn.ru/data/files/aspirant/avtoreferat/Permilovskaya.pdf (дата обращения 06.12.2015)

  15. Севан О. Г. Крестьянские росписи Русского Севера: Архангельская область / Ольга Севан // Обсерватория культуры. - 2007. - № 4. - С. 73-76

  16. Смирнова, Э. С. Иконопись Архангельского края: пути развития и стилистические варианты / Э. С. Смирнова // Иконы Русского Севера: Двинская земля, Онега, Каргополье, Поморье / ред.-сост. Э. С. Смирнова. - М.: Северный паломник, 2005. - С. 4-32 : цв. ил.

  17. Щуров, Г. С. Очерки истории культуры Русского Севера, 988-1917 / Г. С. Щуров. - Архангельск : ОАО «Правда Севера», 2004. - 552 с.































Приложение



Глоссарий

Азбуковник- название древнерусского толкового сборника, носившего характер энциклопедического словаря, преимущественно с церковно-религиозным содержанием.

Апокриф – произведение религиозного содержания, но не признанное церковью священным.

Аршин – старая мера длины 0,711м.

Балясина – фигурная стойка ограждения галерей, балконов, звонниц.

Баской, басенький - красивый.

Борода-праздник сбора урожая.

Брус-форма здания, состоящего из ряда срубов, стоящих один за другим под единой промоскатной кровлей.

Венец – горизонтальный ряд бревен сруба, сплоченный на концах врубками.

Волость – несколько сел и деревень под управлением волостного головы.

Вотчина – родовое недвижимое имение землевладельца.

Врубка – способ соединения бревен; основные типы «в обло» (с остатком), «в лапу» (без остатка), «в реж» (в четверть бревна- с просветами).

Вьюшка – приспособление, на которое наматывается пряжа для образования мотка.

Горница – комната, как правило, над подклетом иди даже на втором этаже, чистая половина дома.

Гудок – музыкальный трехструнный смычковый инструмент.

Гусли- старинный, струнный, щипковый музыкальный инструмент, на котором играли обеими руками, положив его на колени.

Деревня – крестьянское селение без церкви.

Двор- хозяйственная (нежилая) часть избы.

Житник – хлеб, первоначально из ячменной муки.

Игрище – народное сборище для забавы и увеселения; посиделки, вечорки с плясками, всякое представление, лицедейство в театре, в балагане и пр.

Изразец- покрытые поливой керамические облицовочные плитки.

Икона (греч. изображение, образ)- живописное, реже рельефное изображение богов, святых и других сверхъестественных существ, являющихся объектом религиозного почитания.

Калитка – обрядовое печенье; сочень, на который клалась размоченная в молоке крупа.

Козлец – ящик, сундук для одежды.

Кокорина – коряга, бревно или брус с корневищем.

Кокошник – традиционный женский головной убор.

Коляда- дохристианский цикл праздников у славян в период зимнего солнцеворота.

Конёк- верхний стык двух скатов кровли, сверху покрытый выдолбленным бревном, так называемым охлупнем, или шеломом.

Кручёнка – крученые нитки (разноцветные).

Кряги- сапоги.

Кут- угол в избе у входной двери; угол за печкой, перегородкой; место стряпки, «бабий угол».

Лыко –слой древесины липы под корой, годный для плетения.

Матёра- материк.

Монастырь- 1) форма организации общины монахов, живущих по определенному уставу и соблюдающих религиозные обеты; 2) комплекс богослужебных, жилых, хозяйственных и других построек, огражденный, как правило, стеной.

Образ – изображение лика Иисуса Христа, Богоматери, святого; икона.

Ожерелка- шейное украшение: платок, меховой воротник.

Опояска – пояс, который носили на верхней одежде.

Оратай, ратай, ратой- пахарь.

Пестрядь – грубая льняная или бумажная ткань из разноцветных ниток, обычно домотканная.

Пехтерь – заплечный короб из бересты.

Поветь – помещение под крышей в крестьянском дворе, располагаемое на втором этаже.

Повойник – платок, обвитый вокруг головы, головной убор русских замужних крестьянок.

Подзор – резная доска с узором, подшитая у нижнего края карниза, лавки и т.п.

Посад – оседлое поселение вне города либо крепости; слобода, слободка, предместье, местечко, торговое селение.

Пядь – мера длины в четверть аршина.

Сафьян – выделанная козловая кожа высокого качества.

Скатный жемчуг- круглый, ровный, отборный.

Скит- жилище отшельника, самостоятельно или структурно выделенное в монастыре уединенное жилище.

Соборная церковь- главная, большая церковь.

Саян – род верхней женской одежды, сарафан.

Терем – верхнее светлое помещение в жилом доме.

Усолье – территория, на которой находится солеварня, варница, солевой завод.

Финифть – эмаль, применяющаяся при художественной росписи металлических изделий; художественные изделия, расписанные такой эмалью, а также сама роспись.

Часовня- малая церковь без алтаря- для молений, не для служб, ставилась над входом в склепы и служила надгробным памятником.

Яхонт – старинное название рубина и сапфира. [Щуров Г.М.; с.444-463]









Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении литературы «серебряного века» в современной школе»
Курс повышения квалификации «История русской литературы конца 20 - начала 21 вв. и особенности ее преподавания в новой школе»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Подростковый возраст - важнейшая фаза становления личности»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении русской литературы последней трети XIX века в современной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Управление персоналом и оформление трудовых отношений»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности экономиста-аналитика производственно-хозяйственной деятельности организации»
Курс повышения квалификации «Управление финансами: как уйти от банкротства»
Курс профессиональной переподготовки «Логистика: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Организация маркетинга в туризме»
Курс повышения квалификации «Использование элементов театрализации на уроках литературного чтения в начальной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Организация технической поддержки клиентов при установке и эксплуатации информационно-коммуникационных систем»
Курс профессиональной переподготовки «Уголовно-правовые дисциплины: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Методика организации, руководства и координации музейной деятельности»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Репетиторы онлайн

✅ Подготовка к ЕГЭ/ГИА
✅ По школьным предметам

✅ На балансе занятий — 1

Подробнее