Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / География / Другие методич. материалы / Итоговая аттестационная работа по географии "Ландшафты Волго-ахтубинской поймы и дельты реки Волги"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • География

Итоговая аттестационная работа по географии "Ландшафты Волго-ахтубинской поймы и дельты реки Волги"

библиотека
материалов


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФГБОУ ВПО

«АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ



Допускается к защите

___”___________________2015г.

и.о. директора И Н О

Ремизова Н.У.____________




ИТОГОВАЯ АТТЕСТАЦИОННАЯ РАБОТА

Ландшафты Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги и их изучение в школьном курсе географии


Выполнила:

Слушатель программы

профессиональной переподготовки

« Методика преподавания

географии в общеобразовательной

школе»

Бисенова Г.А. _________________

научный руководитель

к.г.н., доцент кафедры географии, картографии

и геоинформатики Занозин В.В.

________________________

Астрахань 2015

Содержание

стр.



Введение 3 Глава 1. Морфологическая структура ландшафтов 4-10

1.1 Фации и подурочища 4-10

1.2 Урочища – основа морфологической структуры ландшафтов 10-14

1.3 Местность 14


Глава 2 Характеристика морфологической структуры ландшафтов Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги 15-25

2.1 Морфологическая структура Волго-Ахтубинской поймы 15-20

2. 2 Морфологическая структура ландшафта дельты Волги 20-25


Глава 3. Современное состояние ландшафтов Волго-Ахтубин-

ской поймы и дельты Волги 26-44

3.1 Общие особенности хозяйственного освоения 26-39

3.2 Специфика рекреационной нагрузки на исследуемые ландшафты 39-44

Глава 4. Методические рекомендации по использованию материалов

работы в школьном курсе географии 45-49



Заключение 50

Библиографический список 51-54












Введение


Современные ландшафты являются главной ареной хозяйственной деятельности человека. С каждым годом антропогенное воздействие человека на различные виды природных территориальных комплексов только усиливается. К сожалению, данный процесс все больше и больше становится необратимым. Решить эту проблему во многом могут глубокие исследования как естественных особенностей геосистем, так и характера различных сторон антропогенной трансформации современных ландшафтов. Ландшафты Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги, имеющие сложную морфологическую структуру, с давних пор испытывают на себе различные виды деятельности человека, что делает тему настоящей работы актуальной.

Целью аттестационной работы является выявление особенностей морфологической структуры ландшафтов Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги, их современного состояния, которое определяется результатами их антропогенных изменений, а также выявление особенностей использования полученных сведений в школьном курсе географии.

Цель предполагает решение следующих задач:

  • ознакомление с современными научными представлениями о
    морфологической структуре ландшафта;

  • выявление структурных особенностей ландшафтов Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги

  • определение специфики антропогенных изменений изучаемых ландшафтов

  • разработка методических рекомендаций по использованию материалов работы в школьном курсе географии




Глава 1. Морфологическая структура ландшафтов

Раздел ландшафтоведения, имеющий дело с изучением закономерностей внутреннего территориального расчленения ландшафта и локальных геосистем, представляющих его морфологические составные части, называется морфологией ландшафта. В задачи этого раздела входит установление морфологических подразделений ландшафта, их таксономических уровней и иерархических отношений, характеристика и классификация единиц (по каждому уровню в отдельности), исследование пространственных соотношений и вещественно-энергетических связей (сопряженности) между локальными геосистемами.

Морфологическое строение ландшафта многочленно, однако чис­ло ступеней может быть различным и соответственно ландшафты разнообразны по степени сложности внутреннего территориального устройства. Универсальное значение имеют две основные ступени, установленные еще в 30-х годах Л. Г. Раменским — фация и урочи­ще. Во многих ландшафтах выделяются промежуточные единицы, называемые подурочищами, местностями, а иногда бывает необходи­мо устанавливать дополнительные подразделения.

1.1 Фации и подурочища

Самый мелкий и наиболее однородный в природном отношении ПТК это фация. Термин заимствован из геологии и введен в ландшафтоведение Л.С. Бергом в 1945 г. Фация есть природный территориальный комплекс, «на всем протяжении которого сохраняется одинаковая литология поверхностных пород, одинаковый характер рельефа и увлажнения, один микроклимат, одна почвенная разность и один биоценоз» («морфологическая структура географического ландшафта», с.11).

Таким образом, наиболее существенным признаком фации выступает пространственная однородность всех природных компонентов. Приведенное определение относится только к фациям в условиях нормально развивающегося, не нарушенного хозяйственной деятельностью ландшафта.

Разнообразие фаций определяется разнообразием местоположений, т.е. форм микро- и мезорельефа. Чаще всего фация занимает одну из форм микрорельефа или ее часть.

Довольно часто фации занимают часть элемента мезоформы рельефа. В пределах слаборасчлененного рельефа изредка встречаются фации, совпадающие со всеми элементами мезоформы рельефа.

Процесс естественного развития ландшафта, а также его изменение под влиянием хозяйственной деятельности сказывается в первую очередь на характере и облике биоты фаций. Поэтому Н.А. Солнцев предложил различать коренные и производные фации. Коренные фации это естественные ПТК, производные (серийные) фации - антропогенные модификации последних. В.Б. Сочава, помимо названных двух групп, выделял мнимокоренные фации ПТК, возникающие под влиянием антропогенных факторов, но имеющие облик, близкий к коренным. Последние работы сотрудников лаборатории ландшафтоведения МГУ показали, что для практических целей подобное разделение фаций нецелесообразно.

Группа фаций расположенных на одном элементе мезорельефа и объединенных общими процессами перераспределения питательных веществ, тепла и влаги образует сопряженный ряд. Такие ПТК называют подурочищами (термин Д.Л.Арманда, 1952). По Н.А. Солнцеву, «подурочище есть ПТК, состоящий из группы фаций, тесно связанных генетически и динамически вследствие их общего положения на одном из элементов формы мезорельефа одной экспозиции» (Морфологическое изучение географических ландшафтов. -- Ландшафтоведение. М., 1963, с. 16). Следовательно, фации северного склона балки или восточного склона моренного холма могут выступать в качестве подурочищ. Последние характеризуются не только общностью местоположения, но и однородностью литологического состава четвертичных отложений, сходными показателями почвенно-растительного покрова, В то же время фации входящие в состав одного подурочища, могут различаться некоторыми свойствами почв (механическим составом, степенью оподзоленности, интенсивность процессов смыва или намыва) и растительности (составом подлеска, травяного покрова). Подурочище, будучи промежуточной морфологической единицей, в отдельных ландшафтах не выделяется.

Классификация - один из способов систематизации, имеющий своей целью разделение на группы предметов, однородных в каком-либо отношении и равных по рангу. Следовательно, классифицировать можно урочища, фации, ландшафты, но нельзя одной классификацией охватить все категории ПТК. Классификации позволяют выявить в изучаемых объектах черты сходства и различия, порядок расположения и соподчинения. Без классификации невозможно составить ландшафтную карту.

При разработке классификации следует придерживаться некоторых логических правил, знание которых поможет избежать ошибочных построений. Д.Л. Арманд сформулировал правила деления понятий, принятые в логике, применительно к географическим классификациям.

  1. Сумма выделенных видов должна быть равна объему родового понятия. Вид, как наименьшая единица классификации, всегда входит в состав более крупного выдела - рода. Недопустимо, чтобы в границах рода
    были виды, не относящиеся к данному роду или подчиняющиеся к другой более высокой единице классификации.

  2. В пределах одной ступени классификации, подчиненной одному родовому понятию, должен выдерживаться только один классификационный признак. Это правило обязывает широко использовать
    метод ведущего фактора. Если при разработке классификации заранее отобрать несколько наиболее существенных признаков и выявить их
    соподчинение, каждый из них будет выступать в качестве ведущего признака на данной ступени классификации. Остальные признаки, характеризующие ПТК, могут считаться второстепенными, сопутствующим ведущему, и не должны влиять на выделение
    самостоятельных комплексов. Например, если ведущим признаком на какой-то ступени классификации установлен мезорельеф, то никакие комбинации почвенно-растительного покрова не могут служить основанием для деления. Если же появляется необходимость учесть этот
    фактор, его можно считать ведущим на следующей, более низкой ступени классификации.

  3. Группы, выделенные по видовым отличиям, должны исключать друг друга, чтобы ни один классифицируемый объект нельзя было отнести к двум группам. Применительно к классификациям ландшафтов
    приведенное правило требует четких и недвусмысленных формулировок, исключающих возможность относить один и тот же вид к двум различным родам ландшафтов.

  4. В классификациях нежелательно пропускать логические ступени. При нарушении этого правила классификация теряет стройность и логичность, хотя и может оставаться достоверной. Если, например, решено, что классификация будет четырехступенчатой, нельзя делать исключения из этого принципа. Не рекомендуется, чтобы в одних случаях ранжирование комплексов производилось по 4, а в другом по 3 ступеням.

Среди классификации ПТК наибольшее теоретическое и практическое значение имеют классификации ландшафтов. Разработке этого вопроса посвящены работы Ф.Н. Милькова (1970), А.Г. Исаченко (1975), В.А. Николаева (1978), Н.А. Гвоздецкого (1979), и др. решен один из важных вопросов определены основные единицы классификации. Общепринятыми стали такие понятия, как отдел, класс, тип, род, вил ландшафтов.

Высшей классификационной категорией считается отдел ландшафтов, выделяемый по типу контакта и взаимодействия сфер в структуре географической оболочки Земли. По этому признаку различают отделы наземных, земноводных, водных, донных ландшафтов (Ф.Н. Мильков, 1967). Внутри отделов в зависимости от зональных различий баланса тепла и влаги обособляют системы - субарктических, бореальных, суббореальных и других ландшафтов. С учетом секторных климатических особенностей системы ландшафтов расчленяют на подсистемы. Например, в составе системы бореальных ландшафтов можно назвать подсистемы умеренно континентальных, континентальных, резко континентальных ландшафтов.

Границами класса ландшафтов служат крупные морфоструктуры высшего порядка и типы природной зональности. Принято различать два основных класса - равнинных и горных ландшафтов. Тип ландшафтов зависит от зональных особенностей, важнейшие из которых соотношение тепла и влаги, обуславливающие режим поверхностных и грунтовых вод, характер и направленность основных природных процессов, состав и структуру фито- и зооценозов. В качестве типов выступают тундровые, лесные и лесостепные, пустынные и другие ландшафты. А.Г. Исаченко (1965) считает тип ландшафтов высшей единицей классификации, а класс ландшафтов - подчиненный типу.

Для вычленения рода ландшафтов В.А. Николаев (1978) в качестве главного критерия выдвигает генетический тип рельефа, а Г.И. Юренков (1982) провинциальные особенности типов ландшафтов (восточноевропейские ландшафты смешанных лесов, дальневосточные ландшафты смешанных лесов и т.д.).

Вид ландшафтов наиболее мелкая единица классификации, выделяемая либо по генетическим особенностям территории (А.Г. Исаченко, Н.Л. Беручашвили, Г.И. Юренков), либо по структуре доминирующих урочищ (В.А. Николаев).

Наряду с перечисленными основными единицами классификации ландшафтов существуют промежуточные подкласс, подтип, подрод, подвид и др. Например, в классе равнинных могут быть подклассы возвышенных и низменных ландшафтов; в типе лесных подтипы северотаежных, среднетаежных, южнотаежных ландшафтов. Обособление таких категорий диктуется собранным и проработанным материалом, степенью его детальности и достоверности, масштабом карты. Как и основные, промежуточные единицы занимают строго определенное место в таксономической системе и подчиняются всем правилам классификации.

Любая классификация предполагает некоторую формализацию, упорядочение и обобщение понятий. В наибольшей степени обобщение присуще высшим единицам классификации (отделам, классам, типам). Их разграничение производится по самым главным, существенным признакам, на фоне которых разнообразие подчиненных лишь подчеркивает сложность внутреннего строения крупных ПТК. Минимальная степень обобщения свойственна видам ландшафтов как сравнительно однородным выделам.

Понятно, что литология поверхностных отложений оказывает решающее влияние на механический состав почв и степень сельскохозяйственной освоенности территории. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в подроде с поверхностным залеганием песков доминируют дерново-подзолистые песчаные почвы, распаханные ограничено ( менее 10% площади ландшафта) или выборочно (10-30%), в подроде с поверхностным залеганием супесчано-суглинистой морены-дерново-подзолистые супесчано-суглинистые почвы, значительно (30-50%) распаханные, а в подроде с покровом лесовидных суглинков -дерново-палево-подзолистые суглинистые почвы, преимущественно распаханные (более 50%).

Ведущим признаком выделения самой мелкой единицы классификации вида ландшафтов выступает мезорельеф, дополнительным - характер растительности на уровне групп растительных ассоциаций. Разнообразие мезорельефа и, следовательно, видов ландшафтов обусловлено главным образом историей формирования ландшафтов и тем самым подчинено родовым категориям. Вместе с тем встречаются и такие формы рельефа, которые зависят от характера покровных отложений и обусловленных ими геоморфологических процессов. Так, эоловые формы рельефа (бугристо-волнистый вид ландшафта) формируются при наличии мощных рыхлых песков, перевеваемых ветром. Суффозионные западины обычно приурочены к лессовым и лессовидным отложениям, и их обилие позволило выделить волнисто-западинный вид в пределах ландшафта лессовых равнин. Что касается растительности внутри вида, то она обычно представлена несколькими группировками, что предопределено разнообразием мезорельефа, почв, степени увлажнения территории.

1. 2 Урочища – основа морфологической структуры ландшафтов

Урочи­щем называется сопряженная система фаций, объединяемых общей направленностью физико-географических процессов и приуроченных к одной мезоформе рельефа на однородном субстрате. Наиболее отчетливо они выражены в условиях расчлененного рельефа с чере­дованием выпуклых («положительных») и вогнутых («отрицатель­ных») форм мезорельефа — холмов и котловин, гряд и ложбин, межовражных плакоров и оврагов и т.п. Хотя процессы стока, местной циркуляции атмосферы, миграции химических элементов соединяют фации положительных и отрицательных форм рельефа в единый сопряженный ряд, нетрудно заметить, что верхние и ни­жние части этого ряда принципиально различаются по проявлениям этих процессов. Склоны холмов интенсивно дренируются, вещество отсюда выносится, холодный воздух стекает вниз, господствуют фации элювиальных типов. Во впадинах, ложбинах наблюдается переувлажнение, аккумуляция вещества, застаивание холодного воз­духа, преобладают гидроморфные (супераквальные) фации.

На обширных плоских междуречьях, где нет контрастных форм мезорельефа, формирование урочищ определяется различиями мате­ринских пород (их составом, мощностью, а при малой мощности - и характером подстилающей толщи) и удаленностью от линий естественного дренажа. Последний фактор играет особенно большую роль в зоне избыточного увлажнения. По мере удаления от речных долин на междуречьях повышается уровень грунтовых вод, сток затрудняется, усиливается застой влаги, что неизбежно сказывается на почвенно-растительном покрове. В результате происходит смена урочищ (и фаций) по мере удаления от приречных склонов к цен­тральным частям междуречий. В переходных условиях, когда разные растительные сообщества оказываются в одинаковой экологической обстановке, решающую роль в дифференциации урочищ могут сыграть конкурентные взаи­моотношения между сообществами. Еще Г. Н. Высоцкий заметил, что конкурирующие сообщества, поселившись рядом и удерживая свою территорию, все более изменяют местный климат, водный режим и почву. В результате урочища разных типов (например, массивы водораздельных лесов и участки луговых степей в лесостеп­ной зоне) чередуются без какой-либо видимой закономерности.

Урочище — важная промежуточная ступень в геосистемной иерархии между фацией и ландшафтом. Оно обычно служит основ­ным объектом полевой ландшафтной съемки (картирование фаций требует очень крупных масштабов и, как правило, ведется только на ключевых участках), а также ландшафтного дешифрирования аэро­фотоснимков. При выделении ландшафтов «снизу», т.е. на основе их морфологического строения, географы опираются в основном на изучение урочищ и их характерных пространственных сочетаний. В прикладных ландшафтных исследованиях роль самой дробной территориальной единицы при учете и оценке земель и разработке рекомендаций по их рациональному использованию, как правило, играет урочище. Фация для этих целей оказывается слишком дроб­ным объектом. С фациальной дифференциацией трудно считаться, например, при сельскохозяйственном освоении земель, когда важно создать достаточно крупные массивы угодий, и урочище в данном случае является наиболее оптимальной единицей.

По своему значению в морфологии ландшафта урочища могут быть фоновыми, или доминантными, субдоминантными и подчи­ненными (второстепенными). Деление это имеет смысл только в при­менении к конкретному ландшафту, так как роль одних и тех же (точнее — однотипных) урочищ в разных ландшафтах может ока­заться неодинаковой: доминантные урочища одного ландшафта мо­гут перейти на положение подчиненных в другом. Во многих ланд­шафтах ярко выражен доминантный тип урочищ, преобладающий по площади и создающий как бы общий фон ландшафта. Но часто для морфологии ландшафта характерно сочетание двух сопряженных типов урочищ, например грядовых и ложбинных, которые рассматриваются как содоминантные. Однако если оценивать значение урочищ не с формальных позиций (т.е. исходя лишь из соотношения их площадей), а с функциональной точки зрения, то в случае примерно одинакового площадного соотношения урочищ на положительных и отрицательных мезоформах рельефа правильнее первые считать доминантными, а вторые подчиненными, поскольку первые относительно автономны и в меньшей степени зависят от вторых, чем вторые от первых. Урочища достаточно разнообразны по своему внутреннему (фациальному) строению, и поэтому возникла необходимость различать несколько категорий урочищ по степени их сложности. Наряду с типичными, или простыми урочищами, которые отвечают приве­денному выше определению и связаны с четко обособленной формой мезорельефа или участком водораздельной равнины на однородном субстрате с однородными условиями дренажа, выделяются подурочища и сложные урочища. Подурочище — промежуточная единица, группа фаций, вы­деляемая в пределах одного урочища на склонах разных экспозиций, если экспозиционные контрасты создают разные варианты фациального ряда. Например, типичный для сельговых гряд Северо-Западно­го Приладожья ряд фаций с преобладанием сосняков разных типов представлен на северо-восточных склонах несколько иным вариантом, в котором участвуют фации с еловыми лесами. Подурочища могут быть выделены на склонах гряд и холмов с различной крутизной, на склонах долин или оврагов с неодинаковой | освещенностью и т.п.

Сложные урочища формируются при следующих условиях:

1) крупная мезоформа рельефа с наложенными или врезанными мезоформами второго порядка (балка с донным оврагом, гряда с лощинами или оврагами, заболоченная котловина с озером);

2) одна форма мезорельефа, но разнородная литологически (Н. А. Солнцев с сотрудниками описали балку, вмещающую три самостоятельных урочища: а) верховье — полузадернованный сухой овраг в покровных суглинках, подстилаемых мореной, б) средняя часть — сырая балка с оползневыми склонами, вскрывающая юр­ские глины, в) низовье — сухая балка, вскрывающая каменноуголь­ные известняки и имеющая структурно-ступенчатые склоны);

3) доминантное водораздельное урочище с мелкими фрагментами второстепенных урочищ или отдельными «чуждыми» фациями — болотными, западинными, карстовыми, зоогенными (сурчинами) и т.п.

4) «двойные», «тройные» и т.п. урочища (например, система слившихся выпуклых верховых болотных массивов, каждый из которых представляет самостоятельное урочище).

Классификация урочищ разрабатывается на конкретном региональном материале в процессе составления крупно- и среднемасштабных ландшафтных карт.

На следующей ступени в классификацию вводится еще один важный признак — почвообразующая порода. Сочетание основных факторов формирования урочищ — форм рельефа, состава почвообразующих пород и режима увлажнения — определяет распределение почв и растительных сообществ. Почвы и растительный покров, не являясь определяющими критериями при классификации урочищ, служат важными индикационными признаками. Следует, однако, иметь в виду, что в разных ландшафтных зонах, подзонах и областях на одних и тех же формах рельефа и одинаковых материнских породах формируются неодинаковые местные климаты, условия увлажнения, почвы и биоценозы, а, следовательно, неодинаковые урочища.

1.3 Местность

Самой крупной морфологической частью ландшафта считается местность, представляющая собой особый вариант характерного для данного ландшафта сочетания урочищ. Причины обособления местностей и их внутреннее строение очень разнообразны. Основными из них являются следующие:

  • в пределах одного ландшафта наблюдается некоторое варьирование геологического фундамента

  • при одном и том же генетическом типе рельефа встречаются участки с изменяющимися морфографическими и морфометрическими характеристиками мезоформ

  • при одинаковом наборе урочищ в границах одного ландшафта изменяются их количественные(площадные) соотношения

  • мезорельеф представлен формами разного порядка: в пределах крупных форм развиты формы второго порядка

  • обширные и сложные системы однотипных урочищ, слившихся в процессе своего развития

  • в качестве особых местностей можно рассматривать фрагменты (группы урочищ) чуждых ландшафтов, вкрапленные в данный ландшафт









Глава 2. Характеристика морфологической структуры ландшафтов Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги

Большое влияние на морфологическую структуру рассматриваемых ландшафтов оказывают особенности рельефа их территории. Аллювиальная пойменно-дельтовая равнина расположена в границах Волго-Ахтубинской долины и дельты Волги.

2.1 Морфологическая структура Волго-Ахтубинской поймы

Волго-Ахтубинская долина в пределах Астраханской области имеет ящикообразную форму и отличается хорошо развитой широкой поймой. Пойменная равнина по возрасту и особенностям рельефа делится на современную и древнюю. Современная волжская пойма представлена многочисленными островами, поверхность которых преобразована деятельностью постоянно меняющего свое направление русла Волги. В результате формируются песчаные гряды-гривы, ложбины, прирусловые валы и т.п. К современной относится вся правобережная часть поймы, а также значительная часть пойменных массивов между Волгой и Ахтубой. Древняя пойма расположена в основном слева от главного русла Волги, особенно между Ахтубой и левым берегом. Рельеф этой части поймы мелкогривистый, с большим количеством мелких водотоков и озер (рис.1).

hello_html_26dc7979.jpg

Рис.1 Левобережная часть Волго-Ахтубинской поймы с мелкогривистым рельефом

Рельеф дельты Волги неоднороден. Северная часть представлена почти плоской пойменно-дельтовой равниной, разделенной водотоками на относительно крупные массивы. Особенности рельефа и геологическое строение свидетельствует о преобладании пойменно-речных процессов, связанных с боковым смещением русловых водотоков и разливами вод в период половодья и паводков. В результате существовавшие здесь когда-то бэровские бугры были полностью размыты блуждающими речными потоками. В геоморфологическом отношении данная часть является переходной от дельты к Волго-Ахтубинской пойме. Поэтому и тип формы рельефа здесь в основном аналогичны пойменным. Возвышаясь над меженным уровнем воды на 3-4 м, пойменно-дельтовая равнина вершины дельты более плоская и в меньшей степени разделена речными водотоками, чем остальные части дельты. Приречные участки в северной части дельты сохраняются лишь в виде сравнительно узких полос вдоль берегов дельтовых водотоков. В их пределах сохраняются гривистые участки. Обширные массивы между реками Волгой и Бузаном к северу от Астрахани занимает почти совершенно плоская пойменно-дельтовая равнина, формирующаяся на месте пологогривистых участков в ходе накопления половодного аллювия.

Центральная часть дельты возвышается над меженным уровнем воды в водотоках на 2,5-3 м. Она характеризуется сочетанием разных по возрасту и происхождению форм рельефа. Наиболее древние из них представлены бэровскими буграми и равнинными участками, образовавшимися на месте морских заливов - култуков. Бугры центрального района несут на своих склонах и у подножия следы недавней абразии новокаспийского моря. Нередко на месте существовавшего когда-то бэровского бугра сохраняется лишь небольшой останец, а вся остальная его часть остается его в виде абразионной террасы. Подобная терраса возвышается над окружающей дельтовой равниной на 1,5-2,0 м и резко отличается от последней по характеру почвенно-растительного покрова. Некоторые бугры в центральной части дельты уничтожены абразией полностью и обнаруживаются лишь по высокому залеганию подстилающих их хвалынских (шоколадных) глин, и соответствующее значительной засоленности почв.

При разрушении бугров в рельефе сохраняются возвышенные участки с характерными глинистыми отложениями. Значительные площади в этой части дельты имеют мелкогривистый и пологогривистый рельеф с колебаниями относительных высот до 1,0-1,5м, созданный мигрирующими водотоками в относительно недавнее время. Впоследствии, в ходе накопления аллювиальных осадков в период половодья, поверхность может значительно выравниваться.

Южная (приморская) часть дельты приобретает вид култучно-дельтовой аллювиальной равнины, сформированной в первую очередь из отложений, переносимых многочисленными мелкими водотоками-ериками. Для этой части дельты Волги характерно наличие густой сети водотоков, малая высота поверхности дельты над меженным уровнем воды в водотоках (до 2м), близкое залегание грунтовых вод и избыточная увлажненность поверхности. Выносы рукавов и проток дельты накапливаются вблизи их устьев, формируя на акватории авандельты выдвигающиеся в море косы и осередки устьевых баров. Искусственное углубление баровых бороздин и ограждение их с обеих сторон отвалами грунта, которые постепенно закрепляются растительностью, приводят к обособлению этих участков авандельты от окружающего водного пространства. В дальнейшем они превращаются в своеобразные продолжения дельтовых водотоков – банки, накапливающих основную часть стока Волги на устьевом взморье. Водные пространства, разделяющие банки, со временем трансформируются в мелководные заливы – култуки, постепенно зарастающие водной растительностью и заиливающиеся.

Осваивая бывшие участки дна волжского взморья, дельтовые рукава в пределах приморской зоны делятся на множество мелких водотоков и заканчиваются в култучных понижениях. Здесь быстро происходит перестройка гидрографической сети дельты: зарастают русла ериков, возникают новые водотоки путем прорыва береговых валов. Густая веерная сеть ериков вблизи морского края дельты вновь сливается в однорукавные потоки, продолжающиеся на взморье обвалованными руслами [Нижняя Волга: геоморфология, палеогеография … 2002].

Ландшафты Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги обладают сложной структурой. В ландшафте Волго-Ахтубинской поймы выделяются северный, центральный и южный подрайоны. Северная пойма, выделяемая до линии Черный Яр-Ахтубинск, характеризуется наличием пойменных природных территориальных комплексов (ПТК), различных по генезису, возрасту и морфофункциональным показателям. В местах сужения поймы доминируют природные комплексы крупногривистой поймы, при расширении – плоские и мелкогривистые. К русловым ПТК относятся прирусловые отмели и острова-осередки (рис.2).


hello_html_maa08d6a.jpg

Рис. 2 Русловые ПТК Волго-Ахтубинской поймы

За прирусловыми отмелями формируются крупногривистые природные комплексы. Они представлены песчаными и супесчаными валами и гривами, достигающими высоты 6-8 м над меженью. На их поверхности формируются злаково-разнотравная растительность. Довольно широко распространены по крупным гривам леса ленточного или галерейного типа из дуба черешчатого, вяза мелколистного, черного и серебристого тополя, ивы белой.

При удалении от крупных водотоков основная роль в формировании природных комплексов принадлежит второстепенным – ерикам, протокам и т.п. Их меандрирование приводит к перерабатыванию крупных грив, снижается их высота до 3-4 метров. Данные гривы сложены мелкозернистыми, часто заиленными песками и супесями. Дальнейшее удаление от русел усиливает процесс накопления пойменного аллювия и приводит к формированию плоских и мелкогривистых ПТК внутренней, или древней, поймы. В зависимости от условий увлажнения среди данных ПТК выделяют урочища высокого, среднего и низкого уровней. Урочища низкого уровня формируются в условиях избыточного увлажнения и представлены зарастающими старицами и ситняково-осоковыми лугами на иловато-болотных почвах. Урочища среднего уровня – пырейно-разнотравные луга на аллювиально-луговых почвах. Их сменяют злаково-разнотравные и полынно-злаковые луга высокого уровня. Широко распространены в этой части поймы урочища старичных озер и особенно озер округлой формы, которые со временем зарастают гидрофитами (рис. 3). Эти озера – остатки пойменных, возможно, дельтовых проток, когда-то осложнявших древние пойменные массивы и полностью переработавших первичный пойменный рельеф.

Северная пойма сменяется средней, которая отмечается до линии Енотаевка-Харабали (рис.4). Несмотря на многие черты сходства морфологической структуры данной части поймы и северной, вместе с тем здесь имеются некоторые отличия. Округлые озера уступают место многочисленным узким извилистым озерам-старицам и протокам с очень малой кривизной излучин. Очень много на этой пойме песчаных валов и занесенных песком ложбин. Дуб в средней части поймы полностью исчезает, нарастает общая остепненность растительности, особенно луговой.

Южная пойма располагается в пустынной зоне и несколько отличается от остальных подрайонов. Здесь преобладают мелкогривистые урочища среднего и низкого уровней. Отмечаются блюдцеобразные понижения, занятые пойменными озерами. Крупногривистая прирусловая пойма занимает в данном подрайоне меньшую площадь. Протяженность грив увеличивается до 1,5 км, однако высота их существенно снижается, как и высота прирусловых валов. Высокое испарение приводит к накоплению солей в почвогрунтах. Вместе с низким количеством осадков это способствует распространению остепненных луговых ПТК. На прирусловых валах формируются леса ленточного типа из ивы и тополя.

hello_html_738ce4e2.jpg

Рис.3 Озера в северной части Волго-Ахтубинской поймы

2. 2 Морфологическая структура ландшафта дельты Волги

Ландшафт дельты также Волги неоднороден. Сложные урочища – межрусловые острова – имеют в разных частях дельты свои особенности, что и приводит ее к дифференциации. Северная, наиболее древняя часть, представлена типичными внутрипойменными урочищами (рис.5). Это во многом делает данный подрайон переходным от юга поймы к собственно дельте. Отличительная черта морфологической структуры этой части ландшафта дельты – отсутствие бэровских бугров. Помимо ериков и ильменей, здесь отмечаются водоемы старичного типа. Высыхание водоемов и водотоков приводит к образованию руслово-ильменных впадин. На поверхности островов северной части дельты формируются луга - от свежих до переувлажненных. Наиболее типичными представителями водной растительности являются стрелолист, кувшинка белая, сусак зонтичный, рдесты. Вокруг водоемов на иловато-болотных почвах образуются заросли из различных видов тростника и рогоза.

hello_html_23ef072c.jpg

Рис.4 Центральная (средняя) пойма.

Центральная часть дельты также состоит из островов, разделенных водотоками различной ширины. Они меньше по площади, чем их аналоги в северной дельты. Основой островов, их своеобразным каркасом, служат бугры Бэра (рис.6). Вокруг них сформировались култучноравнинные и мелкогривистые урочища с луговой растительностью разной степени увлажнения. Широко распространены ильмени, реже солончаки. Бэровские бугры во многом предопределяют сложный рисунок гидрографической сети данной местности. Выступая в роли своеобразных преград, они способствуют разветвлению, соединению и образованию излучин у различных водотоков. Следует отметить, что на поверхности островов центральной части дельты Волги бугры Бэра размещаются неравномерно. Данные урочища могут быть разбросанными по всей территории того или иного острова, могут группироваться в каком-то одном месте, а могут занимать одиночное положение. Вокруг бэровских бугров часто формируются шлейфы. Это бугровой делювий, который сползает с их поверхности. Ширина шлейфов колеблется от нескольких десятков до нескольких сотен метров. Делювий бугра может залегать как на древних породах, так и на всех современных осадках, перекрывая ильменные отложения. Почвенно- растительный покров шлейфов во многом аналогичен бугровым.


hello_html_50f058a6.jpg

Рис. 5 Отличительная особенность северной части дельты Волги –отсутствие бэровских бугров и господство луговых урочищ низкого уровня со свежими и переувлажненными лугами


Межбугровые ильмени имеют значительные размеры, чаще овальную форму, слабо вогнутое дно и невысокие берега. Средняя глубина их 1 - 2 метра. В период весеннего половодья вокруг ильменей и водотоков большие площади заливались полыми водами, что приводило к появлению своеобразных временных водоемов - полоев. После спада воды они сменялись переувлажненными лугами на луговых темноцветных слитых почвах. Рост островов центральной части дельты Волги проходил также в результате осушения култуков - мелководных морских заливов дельты. Култуки, постепенно мелея, заполнялись осадками реки и моря, зарастая по краям влаголюбивой растительностью. Постепенно они превращались в култучную равнину с полого вогнутой поверхностью и прирусловыми валами по краям. В центре такой равнины остается култучный ильмень. Цвет ильменных отложении почти всегда серый, часто черный. Это объясняется значительным содержанием в них органического вещества.

hello_html_780d06b.jpg

Рис.6 Бэровский бугор в центральной части дельты Волги

Мигрирующие водные потоки перерабатывали култучные равнины, в результате чего появлялись невысокие вытянутые повышения - гривы. Понижения между ними заполнялись материалом, приносимым рекой в половодье. По мере его накопления на ровной поверхности выделялись только верхние части грив, что и приводит к образованию мелкогривистого рельефа.

Образование солончаков в центральной дельте связано с близким залеганием к дневной поверхности грунтовых вод, сильным испарением и поступающими в понижения засоленными продуктами сноса с бэровских бугров.

Вдоль русел водотоков как в дельте, так и в пойме часто можно увидеть вытянутые повышения. Это так называемые прирусловые валы. Внутреннее строение данных ПТК во многом определяется периодическими разливами рек. Литологически они представлены чередованием слоев более крупнозернистого материала- песка и супеси, соответствующих максимуму половодью или паводкам, и суглинка, откладывающего в периоды с более низким уровнем. В образовании прирусловых валов большое значение имеют заросли рогоза и тростника, а также леса галерейного типа из ивы или тополя. Они существенно замедляют скорость выходящей из русла воды, что способствует интенсивному оседанию взвешенных в ней и переносимых водным потоком частиц.

hello_html_m35f7863b.jpg

Рис. 7 Водоток-ерик в дельте Волги

В приморской части дельты преобладают молодые урочища култучных равнин с большим числом мигрирующих водотоков. Здесь много култучных ильменей, которые сформировались на месте мелководных морских заливов. Помимо данных ПТК, по берегам водотоков располагаются прирусловые валы и формируются мелкогривистые урочища.

Култучные и островные урочища сформировали прибрежно-култучно-островную часть дельты дельту, где происходит взаимодействие волжских вод и Каспийского моря. Широкое распространение здесь получили тростниково-рогозовые растительные сообщества на лугово-болотных и лугово-ильменных почвах. На повышенных участка формируются луга, состоящими из канареечника, пырея, осоки, девясила. Распространены ильмени, зарастающие водной растительностью, прирусловые валы с ленточными зарослями ивы, песчаные острова. Природные комплексы Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги благоприятны для различных видов рекреационной деятельности. Это в первую очередь касается водного туризма, спортивной охоты и рыбалки. При развитии теплоходного туризма имеются большие возможности для использования прирусловых ПТК в качестве так называемых «зеленых стоянок», организуемых для отдыха и купания. Многочисленные акватории данных ландшафтов могут быть использованы для размещения плавательных средств, коммуникаций и сооружений рекреационного назначения. Рассматриваемые ландшафты перспективны и привлекательны для развития такого вида массового отдыха, как купально-пляжный. Во многом этому способствует продолжительный купальный сезон в регионе, который составляет более 120 дней. Анализ морфологической структуры ландшафтов Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги покзывает, что они обладают высоким эстетическим потенциалом, оказывая при этом сильное психо-эмоциональное воздействие на отдыхающих. Во многом этому способствует наличие здесь огромного количества контактных зон водоемов и суши, лесов и лугов, холмистых и равнинных участков, которые обладают сильным аттрактивным эффектом. Большое значение при исследовании пейзажно-эстетических свойств ландшафтов имеет цветовая гамма, доминирующая в них. Преобладающие в пойме и дельте цвета синих, зеленых и желто-коричневых оттенков оказывают благотворное влияние на отдыхающих.







Глава 3. Современное состояние ландшафтов Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги

3.1 Общие особенности хозяйственного освоения

Дельта Волги с давних времен заселена человеком, однако наиболее интенсивно антропогенному воздействию данный ландшафт подвергается последние 200–300 лет. Основными агентами изменений рассматриваемого природного комплекса являются зарегулирование стока Волги, селитьба, автомобильные дороги и сельскохозяйственное производство.

Одним из основных факторов, повлекших трансформацию ландшафта дельты в целом, можно назвать зарегулирование стока Волги. Сокращение продолжительности половодий и уменьшение их высоты вызвало уменьшение водного и твердого стока. В результате почти прекратился рост островов дельты в высоту, существенно сократился период существования временных водоемов – полоев, особенно необходимых для нереста и развития рыбной молоди. Исчезли многие ильмени. Зарегулирование стока негативно сказывается на промывном режиме и дренажных условиях, что вызвало рост площади солончаков.

Наиболее мощному воздействию со стороны человека ПТК дельты Волги подвергаются при их использовании под селитебные территории, особенно урбанизированные. В данном случае изменяются все компоненты природной среды.

Существенное влияние на ландшафт дельты Волги оказывает строительство здесь автомобильных дорог. Их возведение в условиях высокой степени естественной обводненности приводит к нарушению как поверхностного, так и подземного стока, а сами дороги в условиях выровненного рельефа выступают в роли искусственных водоразделов. На сток многочисленных водотоков дельты заметное воздействие оказывает возведение через них мостовых переходов. Строительство предмостовых регуляционных сооружений и дорожных насыпей приводит к сокращению живого сечения и увеличению объема речных вод, скапливающихся в период половодья перед дорогой. Это, в свою очередь, вызывает нарушение естественного хода русловых процессов, подтопление окружающих дорожные участки ПТК и другие негативные явления [15].

Благоприятные почвенно-климатические условия, высокая степень водообеспеченности сыграли решающее значение при сельскохозяйственном использовании ландшафта дельты Волги. Особое развитие получило производство овощных и бахчевых культур, а также рисоводство. Для создания полей и рисовых чеков используются обвалованные участки, на которых создается сеть оросительных и дренажных каналов (рис.8). Это приводит к довольно глубокой перестройке многих компонентов природы. Исчезают в результате распашки микро- и многие мезоформы рельефа, меняется уровень и режим грунтовых вод, ведущий нередко к подтоплению и засолению отдельных участков; неиспользуемые угодья быстро зарастают рудеральной растительностью. Воды, сбрасываемые из рисовых чеков в малые водотоки дельты, загрязнены соединениями азота, противозлаковыми гербицидами. Они отличаются также повышенным содержанием ионов меди, особым температурным режимом [27, 29].

hello_html_266db107.jpg










Рис. 8 Своеобразный вид центральной части дельты Волги

придают рисовые чеки


Под воздействием водохранилищ ниже плотин изменяются все составляющие речного стока (воды, наносов, растворенных веществ, биологических субстанций, теплоты), которые формируются в речных бассейнах и сосредотачиваются в речной сети территории, режим характеристик вещественных и энергетических потоков, интенсивности гидролого-морфологических процессов. Эти и другие факторы контролируют особенности формирования и трансформации биотопов устья Волги. Регулирование стока влияет не только на величину, но и на режим этих видов стока [Генетический…, 1993].

Средний сток воды в вершине дельты Волги практически не изменился после введения в строй Волгоградской ГЭС. В естественных условиях годовой сток воды в вершине дельты Волги составлял около 262 км3. В условно-естественный период (1940–1957 гг.) он несколько снизился (223 км3/год). Уменьшение стока Волги после 1961 г. связано с увеличением водопотребления в бассейне (только в 1997 г. водопотребление в бассейне Волги составило 28,6 км3, или 32 % всего водозабора в России) и испарением с поверхности Волгоградского водохранилища. В средний по водности год испарение с Волгоградского водохранилища составляет 8,48 км3 [Водные…, 1987]. В последние 45 лет объем волжского стока составил 247,6 км3/год. Естественные колебания стока воды оказались более значимыми по сравнению с техногенным изменением. Поэтому прямое влияние техногенных изменений водоносности Волги на биотопы устья Волги отсутствует.

Гидротехническое строительство в большей степени отразилось биотопах устья Волги вследствие изменения внутригодового распределения стока воды. Произошло значительное уменьшение стока Волги в период половодья (на 104,8 км3) и увеличение стока в осенне-зимнюю и летне-осеннюю межень (от 234,7 до 247,6 км3).

Заметно изменились условия прохождения весеннего половодья. В среднем продолжительность половодья сократилась на 26 суток (с 84 до 58 суток). В естественных условиях половодье в устье Волги начиналось во второй-третьей декаде апреля, а его максимум приходился на конец мая – начало июня.

После зарегулирования реки половодье начинается в более поздние сроки (третья декада апреля). Максимум половодья формируется, наоборот, раньше. Средние многолетние даты наступления максимального уровня сдвинулись с первой декады июня на конец последней декады мая. На более ранние сроки сдвинулось и завершение половодья. Максимальный уровень половодья понизился с 579 до 553 см над нулем графика в/п Астрахань (табл. 1).

Снижение максимальных расходов воды, сокращение периода и уменьшение глубины заливания поверхности дельты усилило активность хозяйственного освоения дельты Волги. Водохранилище, помимо прямого назначения, осуществляет противопаводочную защиту местности. В условиях уменьшения вероятности мощных продолжительных наводнений территория дельты активно осваивается населением. У населения возникла иллюзия безопасности освоения практически любого участка в дельте реки (рис. 9).

hello_html_m6b6a12cf.jpg











Рис. 9 Многие населенные пункты в дельте Волги

испытывают влияние половодья


Сокращение масштабов и продолжительности заливания дельты вследствие регулирования стока Волги отражается на воспроизводстве рыбных ресурсов. В нижний бьеф Волгоградского гидроузла не поступает оптимального объема воды в период половодья (110–120 км3). Реальное поступление в дельту 80–100 км3 не обеспечивает необходимой для нормального существования биотопов устья глубины и продолжительности заливания поверхности дельтовой поймы. В нижнем течении Волги из 3390 га нерестилищ сохранилось лишь 430 га. Естественные нерестилища для белуги потеряны практически на 100 %, для осетра – на 80–90 %, севрюги на 60 % .

Сезонное уменьшение стока реки привело к обмелению устьевого взморья, смещению на юг зоны смешения речных и морских вод. Эти процессы, на фоне климатического снижения водоносности Волги и уровня Каспийского моря вызвали сильное зарастание устьевого взморья. В 1963–1987 гг. площадь отмелой зоны взморья, занятой макрофитами увеличилась с 20 до 87 % [Гидролого-морфологические…, 1992 ]. К настоящему времени, в связи с увеличением водоносности реки и подъемом уровней воды, произошло сокращению площади устьевого взморья, занятой водной растительностью. С 1978 по 1991 г. она сократилась с 87 до 70 % [Устья рек…, 1997], но продолжает оставаться значительной. Это обстоятельство ухудшает условия существования биотопов устьевого взморья.

Регулирование водного режима Волги привело к усилению тенденции перераспределения стока по системам дельтовых водотоков. Большая часть стока в дельте Волги сосредоточена в двух главных водотоках дельты – Бахтемире и Бузане [Гидролого-морфологические…, 1992 ]. Максимальное увеличение расходов воды, как в период межени, так и в период половодья, наблюдается на Волго-Каспийском судоходном и Белинском рыбоходном каналах (системы Бахтемира и Бузана).

Одним из главных факторов, влияющих на характер растительного покрова нижневолжской долины, является хозяйственное использование накапливающейся на лугах биомассы. Хозяйственное использование Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги насчитывает сотни лет. В низовьях Волги происходили значительные колебания численности и состава сельскохозяйственных животных, для содержания которых использовались естественные кормовые угодья. Перед первой мировой войной емкость естественных сенокосов и пастбищ Астраханской губернии использовалась почти на 100 %. После революции происходило снижение общего поголовья скота всех категорий. Наименьшее количество поголовья было отмечено в 1951 г. (397 тыс.). В 1970–1980 гг. численность скота изменялась в пределах 547–598 тыс. (в условных головах рогатого скота).

Таблица 1

Сравнительные средние многолетние характеристики

условий существования биотопов устья Волги до и после

зарегулирования стока реки (в/п Астрахань*; по данным КАСПНИИРХа)

Характеристики

Годы

1930–1955

1960–2000

Дата начала половодья

27.04

29.04

Отметка максимального уровня, см

579

553

Дата наступления максимального уровня

08.06

26.05

Продолжительность подъема волны половодья, сут

43

27

Скорость подъема волны половодья, см/сут

5,5

7,7

Продолжительность спада волны половодья, сут

37

30

Скорость спада волны половодья, см/сут

6,4

7,0

Продолжительность стояния ур. воды ≥ 451 (150), сут

55

41

Продолжительность стояния ур. воды ≥ 511 (210), сут

38

28

Дата окончания половодья

19.07

25.06

Продолжительность половодья, сут

84

58

Сток р. Волги за II квартал, км3

135,4

104,8

Годовой сток р. Волги, км3

234,7

247,6

Заливаемость нерестилищ дельты р. Волги, тыс. га


запад

295

207

восток

396

305

вся дельта

691

512

Примечание: * «0» графика в/п Астрахань равен -28,00 м абс.


Начиная с 1990 г. и до конца двадцатого столетия в связи с экономическими преобразованиями наблюдается резкое сокращение (240 тыс.) поголовья скота в Волго-Ахтубинской пойме и дельте р. Волги.

С начала ХХ в. к 80-м гг. площадь сенокошения в долине Нижней Волги увеличилась примерно на 200 тыс. га и достигла 600–680 тыс. га. Прирост сенокосных площадей шел в основном за счет освоения дельты Волги. Начиная с 1990 по 2000 г. происходило неуклонное снижение площади сенокосов. В настоящее время для заготовки сена используются всего 350–370 тыс. га.

После постройки в 1962 г. Астраханского целлюлозно-картонного комбината резко возросла величина отчуждения надземной фитомассы растительных сообществ с доминированием тростника, что привело в течение немногим более 10 лет к сокращению промышленных запасов тростника почти вдвое.

Использование земель Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги под пашню началось еще в XII в. наряду со скотоводством. С 1950-х к 1989 г. при мелиоративном строительстве доля пашни увеличивается в 3,5 раза (с 48 тыс. га до 168 тыс. га).

Перевод земель в пашню проводился без обвалования (послеспадовое использование), когда после забрасывания пашни происходит восстановление естественного растительного покрова. При переводе земель в пашню с обвалованием происходит нарушение естественного водного режима и растительности. По мере сельскохозяйственного освоения земель, особенно в дельте, площади обвалования резко возрастали: в 1941–1958 гг. –
20 тыс. га, в 1959–1968 гг. – 36 тыс. га, в 1969–1971 гг. – 47 тыс. га. Все это привело к процессам засоления на обвалованных площадях. В 1999 г., по сравнению с 1989 г. площадь пашни снизилась в 1,3 раза. В настоящее время 84 % обвалованной пашни заброшено, нет естественного затопления, и восстановления лугово-болотной растительности практически не происходит. Эти участки засоляются [1].

Влияние загрязнения среды на почвенно-растительный покров Волго-Ахтубинской поймы и дельты может идти двумя путями: водой или через атмосферу.

В последние десятилетия природные объекты на территории региона подвержены воздействию со стороны предприятий добычи и переработки газа и конденсата. В 1986 г. был построен Астраханский газовый комплекс, который является источником выбросов большого числа компонентов, в том числе диоксида серы и оксидов азота. Во время переноса диоксид серы и другие кислотные выбросы лишь в малой степени теряют свою активность. Атмосфера очищается главным образом при вымывании кислых газов водой или снегом, а также при сухом осаждении. Негативное воздействие этих выбросов проявляется не только на качестве атмосферного воздуха, но и на экологическом состоянии других объектов природной среды (почвы, природные воды, наземные и водные биоценозы). Проблема загрязнения природных объектов под воздействием соединений серы является в настоящее время одной из серьезнейших экологических задач.

Пик нагрузок на воздушный бассейн области приходится на 1988 г., когда количество загрязняющих веществ в целом по области превысило 430 тыс. га, а степень улавливания составила только 24 % против 63 % в 1985 г. Сложившаяся ситуация была обусловлена вводом в действие первой очереди Астраханского газоперерабатывающего комплекса без адекватного его обустройства природоохранными объектами. В 1990–1992 гг. наблюдалось улучшение показателей экологичности промышленного производства Астраханской области за счет снижения массы выбросов. С 1993 г. количество зягрязняющих веществ, выбрасываемых стационарными источниками, имело тенденцию к увеличению с одновременным повышением степени их улавливания. Динамика структуры массы загрязняющих веществ определялась изменениями в отраслевой структуре промышленного производства области и характеризовалась ускоренным увеличением массы твердых веществ, прежде всего, за счет Астраханского газового комплекса.

Волжская вода, сбрасываемая из водохранилища, имеет в своем составе токсичные компоненты. При этом основным источником загрязнения вод низовий р. Волги являются речной транспорт, сельское хозяйство, сточные воды городов, а в последнее время – и нефтедобывающие организации. Поэтому воды Волги загрязнены нефтепродуктами, соединениями меди, цинка, фенолами и т.д., вследствие чего характеризуются на сегодняшний день как умеренно загрязненные, загрязненные и грязные.

Анализ статистической информации за последние годы свидетельствует о тенденции роста загрязнения окружающей среды сульфатами антропогенного происхождения. Увеличение количества сульфатов в воде во время половодий в последние десятилетия фиксировалось неоднократно [1].

Волго-Ахтубинская пойма является уникальным природным наследием не только народов России, но и всего человечества. Ее средообразующая роль имеет глобальное значение. Комплекс водно-болотных угодий, заливных лугов и лесных экосистем уникален. Пойма – это очень хрупкое природное образование, однако в силу высокой биологической продуктивности ее экосистем и высокого плодородия почв этот район интенсивно используется в хозяйственной деятельности человека, а с середины 1990-х гг. – еще и как район массового отдыха.

В то же время нарушение естественного гидрологического режима Волги и интенсивная хозяйственная деятельность вызвали ухудшение общего экологического состояния пойменной экосистемы: снижается продуктивность лугов, деградируют пойменные леса, в том числе уникальные пойменные дубравы, которые представляют южный предел их ареала; увеличивается загрязнение почвы, поверхностных и грунтовых вод; ухудшается количество сенокосов. Все это приводит к деградации средообразующих функций основных структурных элементов Волго-Ахтубинской поймы, снижению ее экологической устойчивости.

Однако до настоящего времени многие природные комплексы Волго-Ахтубинской поймы сохраняют свои ценные свойства, и при правильной политике природопользования могут быть сохранены и восстановлены.

Ландшафты пойменных равнин – крайне динамичные образования: их ботаническое разнообразие нестабильно и в каждый момент времени определяется конкретными условиями среды, создающимися как в результате саморазвития, так и вследствие прямых и косвенных воздействий, вносимых деятельностью человека.

В настоящее время интенсивное антропогенное воздействие в Волго-Ахтубинской пойме столь велико, что стоит под угрозой существование не только отдельных видов растений, экологических групп, но и гидроморфных экосистем.

В Волго-Ахтубинской пойме широко представлены приречные леса, кустарниковые заросли и прибрежно-водные травянистые сообщества.

Важным показателем уникальности флоры Волго-Ахтубинской поймы является представленность различных групп растений. Здесь встречаются третичные реликты бореальной флоры: марсилея египетская, лох узколистный, кувшинка чисто-белая, кубышка желтая, виды родов прибрежницы, верблюжьей колючки. К категории редких и исчезающих видов отнесены все водные третичные реликты, а также спаржа персидская, пузырчатка обыкновенная, марсилея египетская. Встречаются дикие сородичи культурных растений: лох восточный и узколистный, люцерна, боярышник. Среди диких полезных растений встречаются медоносы, красильные, дубильные и технические растения – кендырь сарматский, тростник и рогоз, а также большое количество лекарственных растений (вяжущие, кровоостанавливающие, слабительные, противовоспалительные и т.д.). Наблюдается большое разнообразие пастбищных видов. Все эти группы являются важным показателем ботанического разнообразия.

Большое значение имеют в пойме лесные массивы, которые приурочены к повышенным местам Волго-Ахтубы.

В условиях континентального климата территории с древесно-кустарниковой растительностью обладают повышенной рекреационной ценностью. По своему размещению в долинах рек и выполняемым функциям пойменные леса имеют важное хозяйственное значение.

Все леса области отнесены к I группе, и приоритетными для них являются защитные функции: водоохранные, водорегулирующие, руслообразующие; берегоукрепительные; почвозащитные, противоэрозионные; защита нерестилищ ценных пород рыб; мест гнездовий птиц и местообитания животных.

В северной части Волго-Ахтубинской поймы встречаются дубравы, которые местами образуют довольно обширные массивы и располагаются на южной границе своего распространения. Дубравы встречаются чаще всего в виде отдельных, довольно хорошо сформированных массивов, расположенных на повышенных, нечетко выраженных в рельефе гривах площадью от 10 га и более. Лесистость в этой части междуречья составляет не более 3,5 %.

В северной части Волго-Ахтубинского междуречья преобладают низкопродуктивные насаждения IVVа классов бонитета (61 % от покрытых лесом земель), среднепродуктивные насаждения II-III классов бонитета (до 38 %) и высокопродуктивные насаждения Iа и I классов бонитета (всего 1 %). Современное состояние дубрав вызывает опасение. Это связано как с природным, так и с антропогенным воздействием. В настоящее время большинство дубов ослаблены, у них наблюдается хлороз и некроз (рис. 10). На возобновление дубрав очень плохо сказывается затопление более 10–15 дней, особенно связанное с застаиванием воды. Так что годы высоких паводков, когда большая часть грив, покрытых дубом, заливается паводковыми водами, характеризуются почти полным отсутствием всходов и гибелью молодого, 2–3-летнего подроста. Из-за подтопления у дубов в нижней части стволов отмечаются своеобразные утолщения.

При исследованиях отмечается, что многие луговые виды в дубравах стравлены, что является свидетельством сильной пастбищной нагрузки, и обращает на себя внимание факт большого количества спила взрослых деревьев с цельной древесиной. Все это позволяет сделать вывод о сильном антропогенном прессе на дубравы.

В южной части поймы древесная растительность представлена вязом, тополем, ясенем и ивой. Лесной фонд этой части Волго-Ахтубинского междуречья состоит из отдельных массивов и обособленных участков.


hello_html_56636d3b.jpg


Рис.10 Дубравы Волго-Ахтубинской поймы

подвержены воздействию засоления и вредителей


Тополевые и ивовые пойменные леса в Волго-Ахтубинской пойме занимают около 76 % площади государственного лесного фонда. Средний класс бонитета пойменных лесов в южной части Волго-Ахтубинского междуречья – 3,8 %. Высокобонитетные насаждения (Iа и I) произрастают на 5 % площади покрытых лесом земель; среднебонитетные (IIIII) – занимают 33 %; низкобонитетные (IVVа) – 62 %.

Процентное соотношение преобладающих пород по южной части Волго-Ахтубинского междуречья следующее: ясень занимает 12 % площади, вяз – 7 %, тополь – 26 %, ива древовидная – 22 %, кустарники – 25 %, остальные породы (дуб, клен и др.) занимают 1 %.

И хотя площадь лесов невелика, на их долю выпадает многосторонняя роль. Особенно это касается эстетики лесов высокого бонитета,составляющих на территории поймы всего около 3 %, и именно на них приходится пик рекреационных нагрузок.

В настоящее время, несмотря на целый ряд существующих ограничений хозяйственного использования лесных участков Волго-Ахтубинского междуречья, среди которых: особый режим пользования на территории охотничьих заказников и памятников природы; нормирование пастбищных нагрузок; правила проведения сельскохозяйственных палов и др., действенного улучшения ситуации не только не наблюдается, более того, в ряде мест она катастрофически ухудшается.

Наиболее угрожающее положение сложилось в лесных массивах, где деградация достигла угрожающей III стадии дигрессии, а именно: окрестности с. Садового и г. Ахтубинска; о. Вязниковский (Ахтубинский район); территория Черноярского заказника (Черноярский район); с. Грачи; о. Екатериненский; окрестности пос. Ленино, с. Сероглазовка, с. Замьяны (Енотаевский район); Буховский заказник, окрестности с. Сасыколи, с. Заволжского, урочище Обливного острова (Харабалинский район); острова в окрестностях с. Красный Яр (Красноярский район). Основной причиной сложившегося положения следует признать резкое возрастание и неравномерное распределение рекреационной нагрузки на угодья .

Предлагаются следующие меры для снижения негативного антропогенного воздействия на лесные комплексы Волго-Ахтубинского междуречья:

  1. для сохранения уникальных пойменных дубрав необходимо организовать работы по восстановлению дуба черешчатого в Ахтубинском и Черноярском районах;

  2. придать статус особо охраняемой территории дубравам в Ахтубинском районе (с. Садовое);

  3. не допускать размещения палаточных городков в районах произрастания высокобонитетных лесов;

  4. временно, до восстановления, ограничить посещение рекреантами лесных массивов, имеющих III степень дигрессии;

5) с целью сохранения пойменных заливных лугов использовать их преимущественно для сенокошения, ограничив выпас скота, так как это приводит к быстрой смене состава травостоя заливных лугов [1,26].

3.2 Специфика рекреационной нагрузки на исследуемые ландшафты

Наиболее востребованными местами для отдыха являются, как правило, залесенные берега водотоков и отдельные песчаные прирусловые косы в непосредственной близости от залесенных берегов.

Лучшими местами для рыбалки считаются места по р. Ахтубе и прилегающим к ней водотокам. Самой рыбной рекой считается проток Мангут (Криуша) и, соответственно, самым востребованным местом любительской рыбалки является район Трехречья (Харабалинский район Астраханской области), где к услугам рыбаков сразу три водотока: Ахтуба, Мангут и Харабалык. Наличие моторных лодок дает возможность перемещаться по большинству водотоков поймы. Особенности природных условий Волго-Ахтубинского междуречья состоят в том, что объекты рекреации тяготеют к водотокам, имеющим рыбохозяйственное значение, с ленточными лесами вдоль них, которые относятся к I категории и являются местообитанием водоплавающих птиц, диких животных и произрастания грибов и ягод. Местоположение баз, расположение палаточных лагерей отдыхающих не учитывает этих особенностей: некоторые базы расположены вблизи зимовальных ям, нерестилищ осетровых, мест гнездования птиц и обитания диких животных.

Существующих баз явно недостаточно для приезжающих на отдых в пойму, но есть еще категория отдыхающих, которые совмещают отдых с заготовкой (рыбы, ягод, грибов, охотничьих трофеев), и им не нужны базы. Эти люди делятся на две категории: одни приезжают с палатками и минимально необходимым оборудованием для жизнеобеспечения в полевых условиях, другие – с собственными электростанциями, холодильными установками, надувными лодками с мощными моторами, водными мотоциклами, передвижным оборудованием для обустройства, запасами горюче-смазочных материалов, с охотничьими ружьями (даже не в сезон охоты), с эхолотами и другим оборудованием, необходимым для заготовки рыбы, дичи, грибов и ягод.

Состояние проселочных дорог отдыхающих не останавливает, тем более что машин с высокой проходимостью в последние годы в пойму приезжает все больше, и они пробираются в места, где дороги вообще отсутствуют. Естественно, для разбивки палаточных лагерей, временных стоянок автомобилей выбираются наиболее живописные залесенные берега, деревья используются для обустройства и на дрова. В местах стоянок и платочных лагерей накоплено большое количество бытовых отходов, костровищ, остатков соли. И хотя охота и рыбная ловля на территории Астраханской области юридически регулируются квотами и сроками отстрела и лова, из-за отсутствия фактического контроля все ведется бессистемно в любое время года и в любом количестве, которое можно увезти. Самая большая нагрузка на рекреационные зоны – вторая половина июля-августа. Сбор грибов вообще осуществляется без каких-либо правил, часто грибницы неизвестных для сборщика грибов, в том числе и занесенных в Красную книгу, разрушаются. Территориальная близость Волгоградской области увеличивает общее количество грибников.

Так как отдыхающие (большинство из которых прибивает к местам отдыха на личном транспорте) беспорядочно рассредоточиваются по всем угодьям (лугам, лесным полянам, вдоль водоемов), то в результате они вытаптывают травянистую и бездумно уничтожают древесную растительность, бесконтрольно вылавливают рыбу, загрязняют прибрежную полосу водотоков, оставляя после себя кучи мусора, разводят костры и в большинстве случаев не для приготовления пищи, а для развлечения и копчения рыбы и дичи. Пойменные леса оказываются перегруженными, что приводит к повсеместному уплотнению почвы, уничтожению подлеска и почвенного покрова, снижению продуктивности всех типов лесов, массовому усыханию дубрав. Таким образом, современное использование природных ресурсов для рекреации не соответствует темпам естественных восстановительных биосферных процессов.

В связи с большим числом неорганизованных иногородних отдыхающих нагрузка на рекреационные пойменные участки за последнее десятилетие очень сильно возросла и привела в некоторых местах к деградации прибрежных земель и бесконтрольному, варварскому потреблению природных ресурсов. В связи с этим администрации районов пытаются самостоятельно решить проблему регулирования притока неорганизованных туристов и охраны природных ресурсов. Однако эти документы постоянно опротестовываются органами прокуратуры, поэтому ситуация с неорганизованными отдыхающими остается неизменной.

Кроме того, местные лесхозы и лесничества в последние годы самостоятельно принимают решения о строительстве стационарных баз отдыха с размещением временных построек для отдыха без согласования с органами местной власти.

До настоящего времени не организован должный контроль над использованием природных ресурсов туристическими базами, принимающими иногородних туристов. В настоящее время владельцы туристических баз платят земельный налог только за территорию самой базы, а за бесконтрольно используемые большие акватории, береговую полосу оплату не производят. Кроме того, применение мощных катеров на малых водотоках способствует разрушению их берегов, за что также никто не несет ответственности.

Угрожающие масштабы приобретает использование территории неорганизованными туристами. Эта категория отдыхающих фактически осуществляет масштабное изъятие природных ресурсов, включая заготовку рыбы, сбор грибов, добычу раков, а также вырубку древесных насаждений для организации палаточных городков, заготовки дров и т.д. Еще одним негативным последствием пребывания такого рода отдыхающих является повсеместное захламление и замусоривание прибрежных защитных полос и водоохранных зон водотоков [26,17].

К не менее важным причинам следует отнести и тот факт, что, несмотря на снижение уровня сельскохозяйственного производства в пойме, в отдельных ее участках наблюдается увеличение пастбищной нагрузки из-за несоблюдения норм выпаса скота крестьянско-фермерскими хозяйствами, а также нарушения требований о запрете безпастушного выпаса. Вследствие этого в ряде мест отмечена не только деградация пастбищ, но и отсутствие возобнов­ления древостоя в дубравах, в частности, в Ахтубинском районе.

Распределение общего количества отдыхающих по ландшафтным подрайонам (местностям) отличает большой контрастностью. Основная масса рекреантов сосредоточена в Волго-Ахтубинской пойме (420 тыс. чел.) и дельте Волги (500 тыс. чел.).

Определение рекреационной нагрузки в расчете чел./га в год проводилось различными способами в тех или иных ландшафтно-рекреационных системах. Для всех ЛРС использовалась формула Д = Q/S, где Q – количество отдыхающих в данной местности (подрайоне), S – площадь, используемых под отдых природных комплексов. Последний показатель для Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги вычислялся путем умножения длины береговой линии всех основных водотоков, на которых отмечаются рекреанты, на ширину функциональной полосы, в которой фиксируется основная и непосредственная рекреационная нагрузка на ПТК. По результатам наших исследований, она составляет не более 30 м. Во всех остальных ландшафтно-рекреационных системах площадь природных комплексов, используемых в рекреационных целях, рассчитывалась исходя из складывающейся здесь структуры землепользования.

Анализ результатов рекреационной нагрузки на ЛРС Астраханской области, отраженные в таблице 2, позволяет сделать следующие выводы. В Волго-Ахтубинской пойме максимальное воздействие испытывает ее центральная часть (62,7 чел./га). Этот показатель наибольший для всей Астраханской области.


Таблица 2.

Основные показатели оценки рекреационной нагрузки на ландшафтные

подрайоны Астраханской области и допустимый режим их использования.

Ландшафтные

подрайоны

Количество

рекреантов,

тыс. чел. в год

Рекреацион-

ная нагрузка,

чел/га

Степень

нагрузки

Допустимый режим

использования

Волго-Ахтубинская пойма:





северная

120

30,3

Значительная

III

центральная

160

62,7

Высокая

IV

южная

140

53,6

Высокая

IV

Дельта Волги:





северная

60

47,1

Значительная

III

центральная

200

57,5

Высокая

IV

южная

190

57,1

Высокая

IV

авандельта

50

35,4

Значительная

III


Условные обозначения

Допустимый режим использования ЛРС (по Иолину М.М., Бармину А.Н., 2005, с изменениями и дополнениями):

I – до 8–10 чел./га, свободный режим пользования с движением рекреантов по всем направлениям; ограничения связаны только с проявлением тех или иных негативных факторов и процессов, которые ограничивают рекреационную деятельность;

II – от 10 до 30 чел./га, свободный режим пользования только полянами с производством почвозащитных посадок вокруг опушек лесных массивов. Движение посетителей допускается только по дорожкам, аллеям и организованной тропиночной сети, проектирование которой имеет большое значение;

III – от 30 до 50 чел./га, свободный режим пользования только полянами с необходимостью их выключения через определенный срок (3–4 года) использования для восстановления травяного покрова на 3–5 лет. Движение отдыхающих допускается только по организованной дорожно-тропиночной сети. Необходимо определение постоянного местоположения мест для палаток, кострищ, спусков к воде и т.д.;

IV – свыше 50 чел./га, движение рекреантов допускается только по организованной дорожно-тропиночной сети при соблюдении норм и правил проведения отдыха.

Несколько ниже рекреационная нагрузка на юге поймы (53,6 чел./га). На севере рассматриваемого ландшафта рекреационное воздействие существенно снижается (30,3 чел./га). Это можно объяснить уменьшением количество рекреантов, а также морфофункциональными особенностями системообразующей местности (подрайона). К последним относятся высокая степень залесенности, которая здесь наибольшая по Астраханской области, избыточное увлажнение внутренней поймы и т.д.

Наибольший «удар» со стороны отдыхающих в Астраханской области испытывает ландшафт дельты Волги, которую посещают в течение года до 500 тыс. человек, не считая «скрытых» рекреантов. Объясняется это многими причинами: высокими пейзажно-эстетическими возможностями ПТК, наличием наибольшего количества турбаз, наилучшими охотничьими угодьями и местами рыбалки. Помимо этого климатические особенности данного ландшафта продлевают благоприятные для рекреации периоды почти во все сезоны года. Максимальная рекреационная нагрузка характерна для центральной и южной дельты, в которых она почти одинаковая (57,5 и 57,1 чел./га, соответственно). Как показали проведенные исследования, наибольшее число отдыхающих отмечается в переходной зоне от центральной к южной части дельты Волги. Некоторое уменьшение рассматриваемого показателя в северной части дельты можно объяснить меньшим количеством здесь водотоков, а также участков, благоприятных для организации стоянок. Необходимо учитывать и снижение пейзажно-эстетических особенностей данной местности. В авандельте рекреационная нагрузка снижается, как и на севере Волго-Ахтубинской поймы, до значительной (35,4 чел./га).





Глава 4. Методические рекомендации по использованию материалов работы в школьном курсе географии

Урок-поход "Природные комплексы нашей местности"

( 6 класс)

Учебно – воспитательные задачи урока:

  1. Расширить знания учащихся о природных комплексах своей местности, сформировать умение выделять главные компоненты природных территориальных комплексов, указать меры по охране окружающей среды. Научить фиксировать результаты наблюдений.

  2. Дать представление об особенностях природы Астраханского края (на примере поймы или дельты Волги).

  3. Развивать у учащихся умения называть и показывать особенности компонентов природы устанавливать причинно-следственные связи, прогнозировать тенденции в изменении природы под влияние деятельности человека.

Воспитательная задача:

  1. Создать условия для повышения мотивации к обучению, для понимания необходимости охранять природу родного края.

  2. Помочь учащимся осознать практическую значимость изучения природы края.

  3. Способствовать формированию эмоционально-ценностного отношения к миру и чувства товарищества, дружбы, умения работать в коллективе.

Оборудование: полевые дневники, карандаши, ластик, линейка ( рулетка ), компас, папка для гербария, секундомер, поплавки

Ход урока

I этап. Подготовка к уроку

Сообщение темы и цели урока.

Вот прозвенел звонок.
Начнем мы познавательный урок
Сегодня вы отправитесь туда,
Где пресная течет вода.

Вводная беседа в классе:

  1. Сообщение целей работы во время урока – похода.

  2. Вычерчивание плана местности с указанием остановок во время похода.

  3. Создание творческих групп по ведению полевых дневников.

  4. Сообщение методики проведения практических работ на каждой из остановок похода.

  5. Записывание заданий в полевой дневник.

Задание № 1

Опишите природные комплексы своей местности по плану:

а) Географическое положение;

б) Особенности рельефа, горных пород, изменение рельефа под действием человека.

в) Особенности водных потоков, находящихся на территории изучаемого района; особенности озер и ильменей ( питание озера, изменение уровня воды в озере по временам года, меры по охране).

г) Особенности почв, их использование, меры по сохранению и повышению плодородия.

д) Растительный мир, изменение растительности под влиянием хозяйственной деятельности человека, меры по охране растительного мира.



Схема маршрута урока-похода

hello_html_m15d0a2fe.png

Остановки:

  1. Поле. Изучение почв

  2. Бэровский бугор

  3. Прирусловой (ленточный) лес

  4. Луговые ПТК поймы и дельты

  5. Водоток (рукав, протока, ерик) или озеро (ильмень)

Задание 2

1. Описать, как может измениться П.К. нашей местности если:

  • Резко уменьшится среднегодовое количество осадков;

  • Повысится уровень грунтовых вод;

2. Что можно изменить в П.К. нашей местности, чтобы улучшить условия для жизни и отдыха людей? Это задание творческое. Его можно выполнить дома.

Выполнение практической части работы по группам. Деление класса на группы по 4 человека.

II этап

Остановка №1. Изучение почвенного покрова нашей местности

  1. Беседа о выполнении заданий по изучению почвы.

  2. Общая характеристика почв.

  3. Строение почвы (изготовление и рассматривание почвенного монолита).

  4. Особенности почв Астраханской области и своего населенного пункта. Сравнение почв.

  5. Использование почв.

  6. Меры по охране и повышению плодородия.

Остановка № 2. Бэровский бугор

  1. Рассказ учителя об истории изучения бугров, их внешнем облике и внутреннем строении

  2. Измерение школьниками основных параметров бугра - ширины, длины, высоты, азимута по продольной оси

Остановка № 3. Прирусловой (ленточный) лес

  1. Рассказ учителя о роли лесов в жизни человека

  2. Определение основных видов деревьев.

  3. В полевой дневник зарисовать формы листьев деревьев и кустарников, собрать небольшой гербарий из листьев, а на уроках определить и описать эти виды деревьев.

  4. Ответить на вопросы: Каково значение лесов в нашей местности? В каких природных комплексах они размещаются ? Какими основными породами деревьев представлены?

Остановка № 4. Растительность лугового(пойменного) ПТК.

  1. Определить основные типы луговой растительности.

  2. Указать особенности местообитания различных растительных сообществ.

  3. Собрать гербарные образцы основных видов растений.

  4. Указать основные меры по охране и использованию растительного покрова.

Остановка № 5. Изучение водотоков дельты.

  1. Записать в полевой дневник общие данные о дельте.

  2. Определение скорости течения водотока ( с помощью учителя)

  3. Исследовать водную растительность. Определить видовой состав растений.

  4. Животный мир дельты: водоплавающие птицы, промысловые животные, рыбы и другие обитатели (рассказ учителя).

  5. Определить, нуждается ли территория в охране? Какие мероприятия по охране данного участка могут провести учащиеся во время похода.

  6. Зарисовать план – схему изучаемого участка дельты.

III этап. Подведение итогов урока-похода

Сделать общий вывод об основных компонентах природных территориальных комплексов нашей местности. Как используются природные комплексы на территории нашей области. Обратить внимание на экологическое состояние природных объектов. Наметить пути решения экологических проблем.

Задание на дом: привести в порядок записи в полевом дневнике, оформить гербарий растений и рисунки листьев деревьев . Зарисовать схему дельты и надписать растения и животные, которые обитают.





















Заключение

Дальнейшее развитие хозяйственного комплекса нашей страны требует использование системного подхода. Это подразумевает, в том числе, учет особенностей естественной основы организации различных видов промышленности и сельского хозяйства. Поэтому и сегодня остается актуальным изучение природных территориальных комплексов, их морфологической структуры и современного состояния.

В данной работе мы провели изучение морфологической структуры ландшафта дельты Волги и Волго-Ахтубинской поймы в пределах Астраханской области. Освещены современные научные представления о морфологической структуре ландшафтов. Выявлены особенности природных условий исследуемого региона. Определены характерные черты морфологической структуры ландшафта дельты Волги и Волго-Ахтубинской поймы, проанализированы особенности антропогенных изменений данных ландшафтов.






Библиографический список

  1. Бармин А. Н. География антропогенных воздействий на экотон Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги / А. Н. Бармин, М.М.Иолин, Н.М.Куренцов // Южно-российский вестник геологии, географии и глобальной энергии. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2005. – № 3 (12). – С. 186–189.

  2. Бармин А. Н. Пойменные леса Волго-Ахтубинской поймы и проблема рекреации / А. Н. Бармин, М. М. Иолин, В. В. Занозин // Южно-российский вестник геологии, географии и глобальной энергии. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2005. – № 2 (11). – С. 62–65.

  3. Водные ресурсы СССР и их использование. – Л. : Гидрометеоиздат, 1987. – 301 с.

  4. Волынкин И. Н. Классификация урочищ в ландшафтах Прикаспия на примере Астраханской области / И. Н. Волынкин // Материалы XXVI итоговой научной конференции АГПИ. – Астрахань,. 1969. – С. 75–78.

  5. Волынкин И. Н. Комплексная физико-географическая (ландшафтная) характеристика Прикаспийской низменности для целей рационального ее использования (в пределах Астраханской области) : автореф. дис. … канд. геогр. наук / И. Н. Волынкин. – Баку, 1972. – 26 с.

  6. Волынкин И. Н. Ландшафтная карта и ландшафтное районирование Астраханской области / И. Н. Волынкин // Ученые записки АГПИ. – Астрахань, 1969. – Т. 16. – С. 119–135.

  7. Волынкин И. Н. Ландшафты г. Астрахани и его окрестностей / И. Н. Волынкин // Вопросы географии Нижнего Поволжья. – Волгоград, 1973. – С. 132–135.

  8. Волынкин И. Н. Ландшафты. Атлас Астраханской области / И. Н. Волынкин. – М. : Федеральная служба геодезии и картографии России, 1997. – С. 22.

  9. Волынкин И. Н. Морфологическая структура ландшафтов Северного Прикаспия / И. Н. Волынкин // Проблемы физической географии Северо-Восточного Кавказа и сопредельных территорий. – Грозный : Изд-во ЧИГУ, 1983. – С. 49–71.

  10. Волынкин И. Н. Природные ландшафты Астраханской области / И. Н. Волынкин // Ученые записки АГПИ. – Астрахань, 1967. – Т. 11, вып. 2. – С. 59–83.

  11. Генетические типы и формы рельефа // Труды Прикаспийской экспедиции. – М. : Изд-во МГУ, 1958. – С. 114–233.

  12. Доскач А. Г. Природное районирование Прикаспийской пустыни / А. Г. Доскач. – М. : Наука, 1979. – 142 с.

  13. Занозин В. В. Морфологическая структура ландшафтов Астраханской области как основа развития рекреационной деятельности / В. В. Занозин // Южно-Российский вестник геологии, географии и глобальной энергии. – Астрахань : Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 2003. – № 2. – С. 51–54.

  14. Занозин В. В. Природные предпосылки развития рекреационной деятельности в Астраханской области / В. В. Занозин // География и природные ресурсы. – 2005. – № 2. – С. 72–78. – ISSN 0206-1619.

  15. Занозин В. В. Особенности антропогенной трансформации ландшафта дельты Волги / В. В. Занозин // Человек и окружающая природная среда : мат-лы 3 Междунар. науч.-практич. конф. – Пенза, 2000. – С. 131–133.

  16. Занозин В. В. Особенности формирования современной экологической ситуации в г. Астрахани / В. В. Занозин // Проблемы региональной экологии. – 2000. – № 5. – С. 17–22. – ISSN 1728-323Х

  17. Занозин В. В. Рекреационная нагрузка на ландшафтно-рекреационные системы (ЛРС) Астраханской области / В. В. Занозин, М. Ю. Мисяк, Н. В. Занозина // Теоретические основания геологии и геоэкологии – насущная потребность естествознания : мат-лы Междунар. науч.-практич. конф. – Пенза : Изд-во ПГУ, 2006. – С. 50–52.

  18. Исаченко А. Г. Методы прикладных ландшафтных исследований / А. Г. Исаченко. – Л. : Наука, 1980. – 222 с.

  19. Нижняя Волга: геоморфология, палеогеография и русловая морфодинамика / под ред. Г. И. Рычагова и В. Н. Коротаева). – М. : ГЕОС, 2002. – 242 с. – ISBN 5-89118-271-8.

  20. Пилипенко В. Н. Флора и растительность / В. Н. Пилипенко // Природа и история Астраханского края / под ред. Н. М. Ушакова. – Астрахань : Изд-во Астраханского гос. пед. ин-та, 1996. – С. 56–81. – ISBN 5-88200-213-3.

  21. Пилипенко В. Н. Флора и растительность западного ильменно-бугрового района / В. Н. Пилипенко, Ю. С. Чуйков. – Изд-е 2. – Астрахань : Изд-во Нижневолжского центра экологического образования, 2002. – 68 с.

  22. Пилипенко В. Н. Редкие виды растений Астраханской области : монография / В. Н. Пилипенко. – Астрахань : Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 2001. – 132 с.

  23. Рычагов Г. И. Бэровские бугры / Г. И. Рычагов // Труды Прикаспийской экспедиции. – М. : Изд-во МГУ, 1958. – С. 190–222.

  24. Рычагов Г.И. Плейстоценовая история Каспийского моря / Г. И. Рычагов. – М. : Изд-во МГУ, 1997. – 266 с. – ISBN 5-211-03828-2.

  25. Руденко Е. И. Соль и соли / Е. И. Руденко. – Волгоград : Нижне-Волжское книжное изд-во, 1966. – С. 64–86.

  26. Стебенькова М. А. Рекреационное природопользование Волго-Ахтубинского междуречья: экологический аспект / М. А. Стебенькова, Т. В. Ягодина / Этнокультурные и геодемографические проблемы регионов России : мат-лы межрегион. науч.-практич. конф., посвященной 65-летию создания кафедры экономической, социальной и политической географии и методики обучения географии НГПУ им. А. М. Горького. – Н. Новгород : НООНО «Кабинет методов краеведческой работы и развития Нижегородской агломерации», 2005. – Вып. 1. – С. 145–149.

  27. Холина А.П., Васильева Л.М. Влияние орошаемого земледелия на экосистему Нижней Волги // Рыбное хоз-во. 1992.№5. С.14.

  28. Чуйков Ю. С. Система особо охраняемых природных территорий Астраханской области (Современное состояние и перспективы развития) / Ю. С. Чуйков, Н. Н. Мошонкин. – Астрахань. : Изд-во Нижневолжского центра экологического образования, 2000. – 123 с.

  29. Шарова Л. В. Экология дельты Волги и орошаемое земледелие / Л. В.Шарова. – Астрахань : ГУП ИПК «Волга», 1999. – 112с.






Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 01.10.2015
Раздел География
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров845
Номер материала ДВ-023256
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх