Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Начальные классы / Другие методич. материалы / Итоговая работа по курсу ОРКСЭ "Православная семья в волшебных сказках"

Итоговая работа по курсу ОРКСЭ "Православная семья в волшебных сказках"

  • Начальные классы

Поделитесь материалом с коллегами:

hello_html_m55a2fa49.gif
hello_html_6e561fc8.gif
hello_html_6e561fc8.gif
hello_html_m55a2fa49.gif
hello_html_4c32a199.gif

Государственное образовательное учреждение дополнительного

профессионального образования (повышения квалификации) специалистов

«Кузбасский региональный институт повышения квалификации

и переподготовки работников образования»



Кафедра духовно-нравственного воспитания





Итоговая работа









Исполнитель:

Колистратова Елена Александровна,

учитель начальных классов

МБОУ «Казанковская СОШ»

Новокузнецкий район



2013 год

Православная семья в волшебных сказках





Семья в Православии – это одновременно спасительный ковчег и подвиг крестоношения. Именно через семью человек угождает Богу и расширяет свое бытие. Семья дана Богом человеку для помощи. Семейная жизнь приучает к высоким христианским добродетелям. “Недаром даже и про ветреных людей сложилась у нас поговорка: “Женится – переменится” 
Русская народная волшебная сказка впитала в себя и донесла до наших дней существовавшие в эпоху матриархата отношения между мужчиной и женщиной, патриархальный семейный уклад и влияние православной традиции. Этим и обусловлено появление различных моделей отношений между мужем и женой.
С повествования о семье начинается любая сказка, как правило, в конце сказки говорится о создании новой семьи. Т.о., русская волшебная сказка отразила народное мировоззрение, что семья – начало и конец всего, некая устойчивая основа.
Христианство изменило отношение к браку и семье, ролям в них мужа и жены, отменило многоженство и внесло ряд ограничений на брак. Именно христианство восстановило изначальный смысл брака, “разъяснив, что брачный союзъ долженъ быть заключаемъ ... между однимъ только мужемъ и одною только женою, и что этотъ союзъ долженъ быть нерасторжимъ”.
В Первом Послании Апостола Петра выражен христианский взгляд на семью: жена находится в подчинении у мужа. “Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были” (1 Пет. 3,1). “Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь как сонаследницам благодатной жизни” (1 Пет. 3,7).
Для Православия характерна следующая точка зрения: хорошая жена – домашняя жена, а муж “должен быть тружеником и молитвенником”. Протоиерей Димитрий Соколов пишет, что призвание жены – любовь. Супруга “своим живым участием в его [мужа] блаженстве, своей любовью должна сделать это блаженство полным”. Жена – помощница мужа, подобная ему, она не ниже его, но место ее второстепенное, потому что она сотворена после мужа и для мужа – как помощница ему.
Господь дал миру великих женщин: Богоматерь – образец женщины христианки, пророчица Анна – образец жены верной, Мария из Вифании – жены глубоко привязанной, Марфа - образец хозяйки, хананеянка – женщины, постоянной в вере, Мария Магдалина – женщины признательной, Тавифа – сердобольной, Фива – гостеприимной, Прискилла – благовестницы Христовой. Все эти качества – благовещание Христа, верность, привязанность, постоянство веры, признательность, гостеприимство – характеризуют истинную христианку. Важны они и в семье для добродетельной жены.
Семья – одна из основных ценностей человеческой жизни. Именно эту идею и выражают русские народные волшебные сказки. Интересно, что в сказках женятся, как правило, только достойные герои, а у отрицательных героев свадьба всегда срывается, потому что хорошая жена – это награда, которую нужно заслужить. 
В сказках даны счастливые семьи, живущие по законам Православия. Муж и жена в таких вариантах сказок мыслятся как одно целое, как один человек, одни и те же мысли и чувства приписываются им обоим. Например, в сказке “Орел и Иван-царевич” супруги “опечалились”, “промучились”, “Богу помолились”. Уезжающий из дома герой всегда просит благословения у отца-матери, а не у кого-то одного из них или у каждого по отдельности. В семьях, живущих по христианскому закону, всегда царит любовь и согласие между супругами. Власть в них, как и положено, принадлежит мужу – все делается так, как решил он. К примеру, в сказке “Иван-царевич и Чудище - Медный Лоб” царь привозит во дворец двух ребят. Царица спрашивает: “ – Где ты взял их, этих ребят? - ... Их будем вроде детей ростить и приучим их к делу”. Царица не возражает – она безропотно принимает волю супруга. 

“Самый великий подвиг супружеской жизни – это вопреки всего семью сохранить”. Эту идею выражают сказки типа “Финист – ясный сокол” (жена возвращает мужа) и “Царевна-лягушка” (муж – жену). В первой сказке злые сестры завидуют счастью Марьюшки – разлучают ее с Финистом. Во второй сказке герой вредит своей волшебной супруге - сжигает ее шкурку, и героиня улетает от него. Но сила супружеской любви помогает героям вновь воссоединить семью.

C:\Users\пк\Desktop\0_7cfeb_4104f1b6_XL.jpgC:\Users\пк\Desktop\79498951_0.jpg

Волшебная сказка дает и тип непокорной жены. К нему можно отнести три разновидности жен: Царь-девицу, мудрую (хитрую) жену и вторую жену (мачеху).

Образ Царь-девицы дан в сказках типа “Матюша Пепельной”, “Дядька Котома”, “Конек-горбунок” “Про Ивана дурака”. Царь-девица – жена-воительница, по сути, выполняющая мужские функции. Ее поведение не соответствует поведению женщины и жены с точки зрения православной традиции: она правит государством, сражается на войне. По сути, она нарушает установленную Богом иерархию отношений (как и остальные типы непокорных жен) – не подчиняется мужу, занимая его место. Иногда в сказках нарушение установленной Богом иерархии доходит до абсурда: муж и жена не только начинают вести себя не соответствующим их семейным ролям образом, но и меняются своими семейными обязанностями – Царь-девица или Елена Премудрая ездит на охоту, правит государством, а мужа она оставляет дома хозяйничать.
Сказка типа “Матюша Пепельной” основывается на Православной точке зрения: муж и жена должны быть ровесниками.
Старый царь, взяв за себя в жены молодую богатыршу, свергается ею с престола. Царь–обманщик наказывается смертью, а Царь- девица выходит замуж за ровню.
Именно идея превосходства мужа над женой помогает восстановить в семье должные отношения. В сказке “Иван Бесталанный и Елена Премудрая” героиня выдается замуж против воли (что, кстати, тоже является нарушением Православных норм: брак должен быть заключен по обоюдному согласию) и не может жить с мужем-дураком, потому что он ниже нее по самому важному для героини критерию: он не мудр. Елена Премудрая сбегает от мужа, а он отправляется на ее поиски. Только выполнив три задания жены, доказав, что он мудрее, Иван Бесталанный возвращает жену. Елена покоряется супругу, тем восстанавливается нарушенная иерархия семейных отношений.

В сказках типа “Волшебное кольцо” крестьянин Иван женится не на равной по социальному положению, а на царевне.
Нарушается одна из Православных установок: лучше взять в жены не богатую, а бедную, но добрую девицу. Елена хитростью завладевает кольцом или волшебной дубинкой, мужа отправляет в темницу, а сама живет с любовником. (Интересно, что жена в волшебной сказке может иметь любовника, а муж почти никогда любовницы не имеет, кроме редчайшего варианта сказки типа “Падчерица”, когда любовница после смерти первой жены становится второй супругой). 

В сказках, где героями являются мачеха и падчерица, лишь в начале упоминается о семье, соответствующей норме, - это семья с родной матерью героини. Второй брак, где всегда страдают дети от первой жены, приводит к нарушению законов христианской этики. Именно в этом причина всех несчастий. Волшебная сказка невольно отражает негативное отношение к повторным бракам после смерти одного из супругов. Сказка пытается оправдать поведение мужа, но никогда не оправдывает поведения его второй жены. Следует отметить, что русская народная волшебная сказка знает тип злой жены, но не знает типа злого мужа (есть только слабовольный).
Сказка типа “Морозко”, “Василиса Прекрасная” всегда заканчивается изгнанием старухи, ее смертью от горя или от руки старика (как правило, к этому приговаривает крестьянская община) или же старик разводится со своей второй женой. Примечательно, что в этом случае развод Православной Церковью разрешается – если один из супругов посягает на жизнь или здоровье детей, что мы и видим в сказке о падчерице. Отношение в сказке ко второму браку двойственно: он не осуждается, но он всегда имеет плохой конец. 
Большое внимание русский народные волшебные сказки уделяют отношениям между родителями и детьми. С.Е. Шамаева (“Апология сказки”) отмечает, что в сказках даны реальные отношения между родителями и детьми.
Характерной чертой русского сказочного фольклора является обязательное наличие родителей: даже если они не несут никакой функциональной нагрузки, сообщается, что они у героя есть или были, но умерли. Это соответствует духу христианской морали: человек должен иметь семью.
Священное Писание дает основную модель семьи, где муж является ее главой, он должен предстоять перед Богом, жена должна быть покорна супругу, а дети - почитать своих родителей. Именно Православие указывает на цель, связанную с браком: рождение детей в христианстве приобретает новое значение – это приготовление новых членов Царства Божия. Каждую настоящую семью связывает единая семейная жизнь, а общее всегда ставится выше личного.
Сказка впитала в себя все существующие модели отношений родители – дети. В них входят: родители – дитя (семейные отношения в сказке, как правило, даны с одним ребенком, а не одновременно со всеми имеющимися); отец –сын; отец – дочь; мать – сын; мать – дочь.
Отношения между родителями и детьми в сказке в свете христианской морали строятся на выполнении или нарушении заповедей.
Главным чувство родителей к ребенку является любовь. В сказке любовь к ребенку проявляется в разлуке с ним. “Вот мужик с бабой живут и дни считают. Не терпится им сына увидать. Скорее бы год прошел”.  Но сказка не дает мотива ожидания и тоски по ребенку, если сын уезжает бессрочно.
В сказке “Мальчик с пальчик” говорится, что родители радуются вернувшимся детям.
Любовь к отцу и матери в сказке, как правило, проявляется в заботе о престарелых родителях: получив царство (или же просто женившись) сын всегда вспоминает о них: “ – Да, надо бы сходить домой к родителям, родители у меня старики”. “Забрал отца, мать, и повез всех к себе. И стали жить-поживать да добра наживать”.  Н. Пушкарева отмечает: “... отношение к родителям говорит более всего о духовном развитии человека, о его памяти” 
Православной церковью “пренебрежение и забвение памяти родителей резко осуждались...” . Эта идея нашла свое отражение и в русских сказках. Так, герой сказки “Подсолнешна Красота” “похоронил как следует”.
Отец в сказках – персонаж часто встречающийся. Понятие отцовского права идеально вписывается в систему христианских представлений о семье. Именно поэтому сказки о соблюдении отцовского права превалируют над сказками, в которых сохранились следы права материнского.
Отношения между отцом и сыном строятся на конфликте (сын не повинуется отцу) или любви, сказка никогда не дает конфликтной ситуации между отцом и дочерью (если не считать инцестуального преследования). 
Отец может изгнать сына из дому за неповиновение. Например, в “Сказке про Ивашку худого поваришку” герой отказывается рассказать отцу сон, в котором он видел себя царем, а отца в подчинении у себя. 
Изгнать героя из дому отец может и за воровство и отказ от нормальной жизни. Сказка [Про Ванюшку] говорит, как может опуститься человек, если отступит от Бога: “Через несколько времени Ванюшка у отца украл денег и убежал один в заведенье. Деньги прокутил и его раздели там и вытолкали. ... Нашли его около заведения, голого. Лежит пьяной, раздетой. Отец оболок его, дал ему сто рублей и прогнал его от себя”.
Сказка показывает и нарушение идеи главенства отца над сыном. Результат – изгнание или желание смерти сыну. Иван-дурачок отпускает дикого мужика. “Посрамил Иван-дурачок отца перед гостями. Разгневался отец, выгнал его из царства”.
Сказка дает модель “строгий отец – нарушивший запрет сын”, что напоминает притчу о блудном сыне. Этот уровень отношений так же прекрасно вписывается в православную модель: отец карает непослушного сына (садит в тюрьму, изгоняет из царства), а в конце сказки прощает, тем самым восстанавливается разрушенный мир в семье. Подобные отношения даны в сказках типа “Булат-молодец”, “Чудище – Медный лоб”. 
Дочери в сказках, как правило, подчиняются отцу. Довольно часто дочери по приказанию отца начинают выбирать себе женихов.
Сказка ставит отца выше матери, что также соответствует нормам христианской морали. Дочь принадлежит отцу, а не матери или родителям. Государыня отвечает сватам на предложение выдать дочь замуж: “Я не знаю. Вот знат сам отец - над дочерью волен”.
Мать в сказке – авторитет для своих детей. Брат говорит братьям: “ – Пойдем правой дорогой, права не погубит. Слышал от матери: правда не погубит”. Или же дети говорят царю, что все делают так, как им скажет мать, живут по ее наукам (“О трёх богатырях – вечернике, полуношнике и световике”).
Сказка показывает, как женщина, изменяя мужу, отказывается от ребенка в угоду любовнику. Такая героиня сказкой всегда осуждается и наказывается. Женщина, не сохранившая верность мужу, нарушает нормы православной морали и в отношении ребенка: его – как свидетеля измены – она хочет уничтожить. Сын в подобной ситуации всегда становится на сторону отца, напоминает матери о ее долге: “Маменька! Как же это возможно? Как будете вы папашеньке в глаза смотреть?”.
Русская народная волшебная сказка не дает конфликтной ситуации между родными матерью и дочерью. Между ними - только взаимная любовь и забота (исключая сказки, где мать = мачехе – “Василиса Прекрасная”).
Считается, что слово “крестьянин” произошло от слова “христианин”. Это, пожалуй, лучшее подтверждение влияния христианского начала на мировосприятие русского народа. Любопытно, что в сказке о мачехе и падчерице семья всегда крестьянская – т.е. наиболее приближенная к крестьянской, действительности. 
Сказка о мачехе и падчерице дает сопоставление двух типов семей, двух типов матерей и дочерей.
Идеальной семьей является та, где родные оба родителя. Н.И. Костомаров считал, что между детьми и родителями “господствовал дух рабства, прикрытый ложною святостью патриархальных отношений”. Но сказка противоречит этому убеждению: показывая и плюсы, и минусы жизни, она никогда не являет лицемерия. 
Тексты почти не дают сведений о том, как семья жила до смерти матери, потому что главная цель сказки – показать, к чему приводит нарушение нормы. Сообщается лишь, что они “жили хорошо, весело”. Муж и жена действительно воспринимаются как “одна плоть”. Русская пословица говорит: по дочери судят о матери. Какова мать, такова и дочь. Значит, мать девочки тоже добра и трудолюбива, она соответствует христианской норме. Мать умела трудиться и этому учла дочь. Согласно православному воспитанию, "кто хочет хорошо воспитывать детей, воспитывает их в строгости и трудах". Н.А. Миненко подчеркивает, что воспитательные функции семьи сводились к привитию любви к работе: “Отцом и матерью решалась задача воспитания в ребенке определенных нравственных качеств – в основном, силой собственного примера”.
Христианская традиция – традиция прежде всего учительная. И на этом уровне христианство и сказка соприкасаются. Григорий Богослов отмечал: “Образовать человека, существо самое непостоянное и самое сложное из всех творений Божиих ... есть искусство из искусств”. Мать, семья должны были учить не только трудолюбию, но и нравственности. “... Христианское поведение в доме, семействе – есть основание и корень христианской нравственной жизни”. В.Л Шленов высказывает важную мысль: достойная жизнь требовала от человека “значительных внутренних усилий, огромной концентрации духа, ума и воли”. Именно к этому должна была подготовить семья.
Нужно отметить, что для русской волшебной сказки характерно четкое деление на положительных и отрицательных персонажей. То же самое и в сказке о мачехе и падчерице: семья с родной матерью противопоставлена семье с мачехой, мать – мачехе, падчерица – родной дочери мачехи. 
И вот в доме появляется мачеха. Второй брак – нарушение законов христианской морали. Отсюда все несчастья. Сказка пытается оправдать отца (в редких случаях, но никогда не оправдывает мачеху): “Девочка осталась маленька, молоденька”, ей нужна мать. Т.е. отец хотел прежде всего привести дочери новую мать, а уж потом - себе новую жену. Но семьи в христианском восприятии не получилось: сказка никогда не дает сведений об общих детях, а имеющиеся дети не воспитываются должным образом, а ведь Православие главной целью брака считает, прежде всего, рождение и воспитание детей. Согласно концепции К.Д. Ушинского, основной признак русской семьи состоит в том, что в ней нет “отдельности одного лица … от другого”. Но в семье падчерицы все разобщены, единства нет.
Мачеха нарушает все нормы поведения и воспитания по отношению и к падчерице, и к родной дочери. Именно это приводит к возникновению трагической ситуации. Христианство за грех считает следующее: “Заботясь о родных детях, холодно относиться к приемным”. Сказка являет более чем холодное отношение: “Ну вот, а мачеха-то пришла да уж так и невзлюбила эту падчерицу-то, уж исть не дават”; “Дочь старуха не любила (она была ей падчерицей), рано будила, всю работу на нее сваливала”. С христианской позиции, нерадение о детях – больший из всех грехов. Мачеха совмещает в себе противоположные полюсы не-матери в воспитании родной и приемной дочерей (по существу, она нарушает христианские нормы воспитания). Да и сама она не воспитана по ним, ибо, как писал архиепископ Амвросий (Ключарев), “в душе религиозно воспитанного человека зло торжествовать не может”, а в ее душе торжествует только зло.
Основная черта характера мачехи – ненависть, направленная на падчерицу. Эта героиня нарушает заповедь – возлюби ближнего своего как самого себя. Видит в приемной дочери врага – врага в ближнем своем. “Борьба ведется уже не со злом, а с теми, на кого это зло, не преодоленное духовно в собственном сердце, направлено”. Нет ничего дальше от духа христианской любви. Мачеха раздражительна. Иоанн Лествичник писал: “Раздражительность есть безобразие души”, разрушение образа Божия, соединяющего ее с Богом. 
Грешит мачеха и перед родной дочерью, нанося ей большой вред чрезмерной любовью. И вновь вспоминается родная мать падчерицы: она учила свою дочь трудолюбию и доброте. “В доброй семье родители всегда следят за нравами своих детей, своими примерами и наставлениями созидают в них любовь и единство с братьями”. Мачеха же чрезмерной любовью и потаканием портит свою дочь. Именно эта антиженщина (как называет ее С. Е. Шамаева) сеет в душе своего ребенка греховные стремления. Христианство считает за грех, если мать воспитывает детей в духе честолюбия, сребролюбия, побуждает их к гневу, мести, пробуждая у них честолюбивые мечтания относительно их будущего. А именно это и делает мачеха по отношению к родной дочери. Ибо “не ношение во чреве делает матерью, но доброе воспитание”. Честолюбие, сребролюбие и стремление к мести – основные качества мачехиной дочки, например, в сказке “Дудочка”. Мачеха не хочет делить приданое на две части и подговаривает родную дочь убить падчерицу: “Да с таким-то приданым мы и купеческого сына найдем”. Перечисленное налицо.
С.Е. Шамаева отмечает, что матери губят дочерей своим воспитанием. Они оберегают их от труда, растят в холе, нежат и балуют. В результате они вырастают грубыми и ленивыми. Сказка говорит: лень и жадность – основные качества мачехиной дочери. “Бабкину (дочь) никто не любил: она была очень злая и жадная”; “Сестры, глядя на мать, Марфушку во всем обижали, с нею вздорили и плакать заставляли, то им любо и было”; “Своя-то дочка уж очень гордая, рьяная”.
Падчерица – самый трогательный образ русской волшебной сказки, образ, воплотивший идеал добродетельной дочери и девушки. Восприятие этой героини шло прежде всего через христианской мировоззрение. Е.Н. Трубецкой отмечал, что русская сказка совершенно незаметно и естественно восприняли в себя христианский смысл. Именно с подобной позиции и нужно анализировать этот образ. 
Падчерица обладает множеством добродетелей, основная из которых – смирение, потому что через него открываются другие.
Она работящая (интересно, что сказка показывает работу падчерицы как подневольную, хотя отношение к домашней работе у русских таким никогда не было. Вероятно, это подчеркивает полярность мачехи и ее приемной дочери). “Дуню заставляла (мачеха) всю работу по дому и в хлеву делать”. Падчерица смирилась со своей долей и не пытается противиться воли мачехи. Девочка-христианка понимает: “Нужно принимать то, что посылается, - искушения или испытания”. И она покорно принимает испытание. Следует отметить: эта добродетель – следствие не бессилия, а силы духа. “Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю”. Падчерица – образец кротости и жертвенности. Идея жертвы - одна из важнейших в христианском миропонимании. Именно в приятии Божьей воли человек уподобляется Богу. 
Близко смирению и кротости терпение, которое соприкасается с идеей жертвы (“Именно в жертвенном служении ... человек уподобляется Богу”, с непротивлением злу ( “А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, подставь левую” (Мф. 5,39)), со страданием (христианин понимает: счастье без страдания невозможно). Все эти добродетели присущи падчерице. Именно они противопоставлены ненависти мачехи. Это противопоставление, становясь противостоянием, с бытового уровня поднимается на уровень духовный: мачеха – падчерица = плоть – дух. В “Послании к Галатам” делами плоти называются “волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев ... ненависть, убийства” (Гал. 5, 20-21), а делами духа – “долготерпение ... милосердие ... кротость” (Гал. 5, 22-23). Дела плоти присущи мачехе, дела духа – падчерице.
Православие считает уважение родителей основным качеством ребенка. “Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле” (Еф. 6, 1-3). Почитание родителей считалось “ручательством здоровой, долгой и счастливой жизни”. Вот почему, по православной традиции, девочка не противится воли родителей отвезти ее в лес (иначе бы это воспринималось как отход от нормы).
Еще одной важной чертой героини является жалость (кормит мышку, аккуратно моет детей Бабы-Яги). Это качество христианство считает тождественным любви. Проявивший жалость достоин помощи.
Падчерица, вернувшись с подарками, пытается наладить отношения с мачехой и ее дочерью – выражает неродной матери свое почтение. “Приехали домой, и девица бух в ноги мачехе”, одаривает их подарками. Дар, согласно христианскому учению, “блаженнее давать, нежели получать”. Это очередное подтверждение высоких моральных качеств падчерицы: она не помнит причиненного ей зла. Но у мачехи иное восприятие дара – языческое, он обязывает эту героиню. И в восприятии дара они вновь противопоставлены.
Мачеха в сказке не изменятся. Она все так же ненавидит приемную дочь, демонстрирует свою жадность и зависть: “Моя дочь два стада коней пригонит, два воза добра притащит”; “Моя дочь пойдет, так еще не столько принесет”. И сказка являет финал, печальный для мачехи и ее дочери. Вместо ожидаемого богатства мачехина дочь приносит то, что заслужила – “гнилу, да каменья, да кирпичи”; “А из корзины жабье да гад да гнус-пармак полез - всю ее заклепил, а с воротьев смола потекла – всю залила”.
Как правило, в сказках типа “Морозко” мачехина дочка наказывается смертью, а ее мать, потеряв самое для нее ценное – собственное дитя – сходит с ума, разводится со стариком, сгорает в огненной яме или просто умирает. В сказках типа “Путешествие за веретеном” мачеха и ее дочь наказываются одновременно: терпят поражение и стыд (не достигнув желаемого богатства) или сгорают от жара, принесенного в ларце. Т.е. стремление к материальному, полный отказ от богатства духовного приводит к гибели – духовной и физической. Ибо, с христианской позиции, справедливость не оставляет никакой вины без наказания. 
Подтвердив духовное богатство, падчерица получает богатство материальное, которое открывает ей путь к человеческому счастью. В одном варианте сказки медведь приносит сундук, а в нем “были и скатерти, и утирки, и шубы енотовые, и платки французские”; “бабка какая-то” дарит ей “полный сундук с золотом. И всего-всего-всего наклала полный сундук”. Полученное приданое помогает девушке повысить социальный статус - она выходит замуж. “Аннушка вышла замуж за богатого крестьянина, взяла к себе отца и жила достаточно”; “присватался сусед, свадебку сыграли, и Марфушка счастливо живет”. Новая семья построена в соответствии с христианскими нормами. 
В русских народных волшебных сказках семейные отношения между мужем и женой, между родителями и детьми подчиняются нормам православной морали. Сказки впитали в себя и стали выразителями православной традиции: брак заключается только один раз и на всю жизнь, семья – дар, которым нужно дорожить и который необходимо оберегать, муж выше жены, жена находится в подчинении у мужа, если же происходит нарушение установленной Богом иерархии, то она всегда восстанавливается. Дети должны подчиняться воле родителей и жить по заповедям Божьим. Даже если в сказке говорится о нарушении моральных норм, то она всегда завершается их восстановлением.
C:\Users\пк\Desktop\81888109_konek.jpgC:\Users\пк\Desktop\1273843279_rns4_11.jpgC:\Users\пк\Desktop\volshebnoe_kolzo5.jpg



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 16.10.2015
Раздел Начальные классы
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров212
Номер материала ДВ-068524
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх