1551490
столько раз учителя, ученики и родители
посетили сайт «Инфоурок»
за прошедшие 24 часа
Добавить материал и получить бесплатное
свидетельство о публикации
в СМИ №ФС77-60625 от 20.01.2015
ИнфоурокЛогопедияДругие методич. материалыИз опыта работы с детьми аутистами в общеобразовательной школе

Из опыта работы с детьми аутистами в общеобразовательной школе

библиотека
материалов

Дети - аутисты в общеобразовательной школе: проблемы и решения

Абрамова Л. А.,

учитель-дефектолог МБОУ СОШ №7


«Ты и я, мы вместе можем

Сделать много разных дел.

Можем так сшивать событья,

Что шитье такое победит все зло.

Надо только мочь мириться

с собственной душой,

и тогда мириться с миром Божьим

будет нам легко.

Мы с тобою – Сила Мира,

И мы можем жить в любви.»

(Стихи Сони Шаталовой,

девочки-аутиста, Москва, 2008 г.)

Развитие инклюзивной практики в Российском образовании обеспечило равные права и доступность общего образования для детей с ограниченными возможностями здоровья, возможность выбора подходящего им образовательного маршрута. Сегодня детям с инвалидностью вовсе не обязательно обучаться в специальных образовательных учреждениях (а, зачастую, таких и нет в глубинке). Получить образование и лучше адаптироваться к жизни они смогут в обычной школе, где созданы условия для обучения и социализации детей с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья). Здоровым же детям это позволит развить толерантность и ответственность.

Наша общеобразовательная школа № 7 уже четвертый год работает в системе инклюзивного образования. Хочу рассказать о наших «особенных» учениках – детях, имеющих расстройства аутистического спектра (РАС). Они представляют весьма специфичную группу. У них наблюдается расстройства процессов коммуникации, неадекватное поведение, трудности при формировании эмоционального контакта с окружающими и, как результат, нарушение социальной адаптации. Этих детей объединяют выраженные в большей или меньшей степени основные специфические признаки:

- уход в себя, нарушение коммуникативных способностей;

- проявление стереотипии в поведении;

- различные страхи и сопротивление изменениям в окружающей обстановке;

- боязнь телесного и зрительного контактов;

- характерное, особое нарушение развития речи (эхолалия), рассказ о себе в третьем лице, нарушение темпа и плавности речи).

Аутизм (в переводе с латинского означает «сам») проявляется как отгороженность от мира, отсутствие или парадоксальность реакций на внешнее воздействие, пассивность и сверхранимость в контакте со средой. Стереотипность выражается в стремлении есть одну и ту же пищу, носить одну и ту же одежду повторять одни и те же фразы. Попытки разрушить эти стереотипы вызывают у ребенка тревогу, агрессию. Дети с РАС начинают замыкаться в себе, становятся все более беспокойными и озабоченными, характер их изменяется, они теряют контакт со своими сверстниками и взрослыми. Наблюдается также уменьшение речевого контакта, иногда ребенок совсем перестаёт пользоваться речью.

Раньше дети с таким диагнозом обучались на дому или, в лучшем случае, в коррекционных школах. Но эти варианты не всегда устраивали родителей. Поэтому, когда появилась перспектива инклюзивного образования в нашей школе, это заинтересовало родителей, которые мечтали, чтобы их дети смогли в будущем жить в социуме.

Конечно, вступая на путь инклюзивного образования, у педагогов нашей школы, начиная с директора Л. И. Рыбальченко, возникли сомнения и тревоги:

- как помочь таким «особым» детям освоиться в классе, принять учителя и одноклассников;

- как научить ориентироваться в здании школы, находить раздевалку, столовую, туалет;

- как понимать и справляться с заданиями, которые дает учитель;

- как подружить детей в классе, т. к. многие обычные дети никогда раньше не сталкивались с детьми-аутистами и не знают их особенности.

То, что Петя И. (по понятным причинам имена детей и родителей изменены) будет учиться в обычном инклюзивном классе, а не в отдельном специально открытом для детей с ОВЗ, было утверждено и не вызывало сомнения ни у директора, ни у педагогов школы. И, конечно, без твердой уверенности в своего сына, без огромного желания научить его читать, писать, считать, изготавливать поделки и многому другому, у Петиной мамы Веры никогда бы ничего не получилось. Она всегда говорила: «Я верю, что у моего сына все получится. Я сделаю для этого все!!!» На плечи мамы легла нелегкая задача – стать тьютором для своего ребенка в классе, несмотря на то, что школа готова была прикрепить специалиста-тьютора. Вера Ивановна мотивировала тем, что она лучше знает своего ребенка, что он не сможет сразу оторваться от привычной обстановки, от маминой опеки. Но, конечно, в глубине души, она боялась негативных реакций со стороны окружающих детей и взрослых, боялась навредить своему сыну, боялась его протеста и нежелания обучаться. И это можно понять.

С первого дня пребывания в школе тесную связь с ним и мамой поддерживали специалисты ресурсного центра: учитель-дефектолог Абрамова Л. А., учитель-логопед Новосельцева Т. Е., педагог-психолог школы Попова Г. А. Была разработана индивидуальная учебная программа, в которой учитывались особенности ребенка, как физиологические, так и психологические. Спустя некоторое время после установления контакта с ребенком, стали проводить индивидуальные и подгрупповые (не больше трех человек) коррекционные занятия.

Очень большую роль в адаптации ребенка в классе сыграла первая учительница Недобежкина Г. А. Для учителя это тоже был первый опыт работы с «особым» учеником, который не смотрит на учителя, не обращается к нему, не реагирует на просьбы, а живет в своем особенном мире, в который допускает только тех, кого любит и кому доверяет. Для учителя первостепенной задачей стало налаживание контакта с учеником, попытка заслужить его доверие. Но это произошло не сразу. На первых порах все обучение проходило только через маму, она дублировала задания учителя. Постепенно у ученика стал налаживаться контакт с учителем: он стал здороваться при входе в класс, подходить к учителю, выполнять несложные поручения, радовался, когда его хвалят. Учитель разработал специальные бланки с индивидуальными заданиями, которые давала Пете на уроках математики и русского языка, т. к. ученик быстро утомлялся, и со всем классом ему работать было трудно. Также педагогу помимо всех остальных учеников приходилось уделять особое внимание ребенку-аутисту: контролировала выполнение заданий, оказывала помощь при возникновении трудностей во время урока. И появились результаты - началось сотрудничество ученика и учителя. Но в общении со сверстниками в классе долгое время не было положительных результатов, периодически возникали трудности. Учителю постоянно приходилось быть начеку, чувствовать назревающие возможные конфликты и предотвращать их. Ведь ученики этого инклюзивного класса тоже впервые столкнулись с необычным товарищем, который не проявлял к ним интереса, мог встать и ходить во время урока по классу, взять у кого-то заинтересовавший его предмет или громко засмеяться. Но уже в конце первого класса одноклассники Пети не удивлялись, а понимали поведение своего товарища, делились с ним письменными принадлежностями, старались ему помочь, если возникали затруднения.

Помимо основных уроков (а иногда и во время урока, если уставал) Петя приходил в ресурсный центр школы, где уже в игровой форме занимался со специалистами (учителем-дефектологом, педагогом – психологом). Ему помогали снять напряжение специальными коррекционными упражнениями. Все это время с сыном рядом находилась мама, часто дублировала ему задания, не соглашалась с мнением специалистов, что ребенка уже пора постепенно отпускать от себя, приучать к самостоятельности. По-прежнему, мама оставалась главным лицом для Пети, что было нежелательно. Но специалисты могут советовать и рекомендовать, а решающее слово всегда остается за родителями. Коррекционная работа с Петей продолжалась в присутствии мамы, но тьютор (учитель-дефектолог) периодически находилась в классе на уроках и школьных мероприятиях, для того, чтобы ясно видеть проблему ученика, его поведение с учителем и одноклассниками. К тому времени Петя уже достаточно уверенно чувствовал себя в классе.

Только к концу 3-го класса, когда ребенок-аутист научился обращаться к учителю самостоятельно по потребности, стал хорошо ориентироваться в здании школы (всегда ходил впереди мамы), более уверенно общаться с одноклассниками, с радостью участвовал в школьных мероприятиях, мама, наконец, согласилась с тем, что пора отпустить сына от своей чрезмерной опеки. Он должен самостоятельно, без ее подсказки, научиться строить отношения с людьми, приобретать опыт общения в коллективе.

Весь этот период (3 года), который прошел с начала обучения Пети, специалисты ресурсного центра вместе с директором школы систематически обсуждали все успехи и ошибки в процессе обучения и социализации ученика. Было принято решение об открытии инклюзивного класса для детей с диагнозом ЗПР (задержка психического развития). Количество учащихся уменьшено (10 человек) и обеспечено сопровождением тьютора. Его обязанности выполняет учитель-дефектолог.

Это было сделано для обеспечения более качественного обучения, когда возможно лучше видеть каждого ученика, его трудности в обучении и вовремя оказать индивидуальную помощь. Ведь в классе, где 30 учащихся, это осуществить гораздо труднее.

Сейчас Петя учится в 4 классе в сопровождении тьютора-специалиста, мамы рядом нет. В начале учебного года ученик испытывал значительные трудности, т. к. оказаться без опоры мамы, которая была постоянно рядом все эти годы, оказалось нелегко для ребенка-аутиста. У него уже выработался стереотип определенного поведения, все было уже знакомо и отлажено. Теперь Пете пришлось опираться только на поддержку педагогов, которые были хорошо ему знакомы, и все проблемы решать уже через них. Так у ребенка стал накапливаться индивидуальный опыт, корректироваться поведение. А педагоги находились уже не рядом, а чуть в стороне, ненавязчиво помогали разрешить ту или иную ситуацию. Сейчас Петя уверенно держится в школе, стремится делать все самостоятельно, у него не вызывает затруднения обратиться с просьбой к учителю, охотно занимается на уроках физкультуры, музыки, ритмики вместе с другими детьми. Научился выстраивать отношения с одноклассниками, конфликтов почти не наблюдается. Ученики в классе уже не считают его «особенным», не удивляются, если он говорит с места или засмеется среди урока.

Однако надо признать, что в социализации и адаптации ученика в школе среди одноклассников мы наблюдаем бОльшие успехи, чем в усвоении учебной программы. Петя научился читать и писать, грамотно пишет диктанты (на интуитивном уровне, без объяснения правил), разбирает предложения по членам, слово по составу. Однако испытывает большие трудности, если приходится рассуждать, делать выводы, не может составить предложение из предложенных слов, написать изложение. Математические способности развиты хуже, лучше решает примеры (в сопровождении педагога), задачи не вызывают интереса, т.к. не умеет логически мыслить. Но мама Пети видит, какие изменения произошли с сыном за время обучения в школе. Она очень довольна тем, что сын легко с радостью идет в школу, а во время каникул скучает по школьным товарищам, ведь других товарищей у него, к большому сожалению нет. Теперь она сожалеет о том, что раньше не прислушивалась к мнению специалистов ресурсного центра школы и не отпустила ребенка хотя бы во втором классе, как ей советовали. Несомненно, результаты были бы лучше. Но на ошибках учатся не только родители, но и педагоги школы. Ведь работа с детьми – аутистами для нас раньше была совсем не знакома, таких детей не выделяли в особую группу. Только сейчас их заметили. Значит всем нам предстоит еще многому учиться в работе с детьми-аутистами, которых по данным статистики, рождается все больше с каждым годом. Работая с детьми – аутистами на протяжении трех лет в нашей школе мы, специалисты, понимаем, что побудить таких детей что-то делать, если им это не интересно, почти не возможно. Как правило, дети-аутисты не заинтересованы в том, чтобы следовать стандартной программе обучения, изучать математику, писать сочинения, учить правила. Стиль обучения таких детей должен отличаться от стиля обучения обычных детей. Обладая, как правило, хорошей памятью, дети-аутисты затрудняются делать обобщения, выводы, им трудно перенести свой опыт в другую ситуацию, хотя и аналогичную.

Я подробно рассказала только об одном «особом» ребенке, который пришел в нашу школу в 2012 году и был самым первым таким учеником. Сейчас у нас таких учеников уже 4. С двумя из них роль тьютора выполняют мамы, а один с первого дня учится самостоятельно, т.к. хорошо адаптировался в классе. Понимает, выполняет задания учителя, если возникают затруднения, то может обратиться за помощью. В то же время у него наблюдается неадекватное поведение: может смеяться на уроке, хлопать в ладоши, раскачиваться на месте. Учитель уже знает об особенностях ученика, наладила систему работы с ним.

В течение всего учебного года специалисты ресурсного центра школы держат тесную связь с родителями учеников – аутистов и учителями в классе, которая выражается в частичном тьюторстве (не на всех уроках), консультациях по требованию, обсуждении проблем учащихся вместе с учителем и родителями.

В заключение хочется привести слова, с которыми мы обращаемся к родителям наших «особых» учеников: «Когда становится понятным, что ребенок, которого так ждали и бесконечно любили еще до рождения, страдает аутизмом, родители чувствуют растерянность, непонимание и задаются вопросом, почему это произошло именно с их ребенком. Но ученые пока не могут объяснить причину, почему рождаются эти особые дети с собственным, закрытым для других миром. Не стоит заниматься самокопанием, пытаясь найти причину такого состояния своего ребенка. Эти терзания ни к чему не приведут, кроме как к сплошному негативу, ссорам, выяснениям того, кто виноват. Необходимо просто смириться с этим и начать воспринимать ребенка таким, каким он есть. Только такой подход дает возможность подойти к решению проблемы, ведь специальные занятия, диета, медикаментозное лечение дают хорошие результаты. Многие дети, которым был поставлен диагноз «аутизм» сумели социализироваться и стать успешными людьми. Здесь можно назвать имена Билла Гейтса, Исаака Ньютона, Альберта Эйнштейна, Винсента Ван Гога и др.

Дети-аутисты нуждаются в особом подходе, в вашей любви, заботе и неустанной работе над их социализацией, которая необходима для того, чтобы они научились жить в обществе».


Список использованной литературы:

1. Аршатская О.С. Психологическая помощь ребенку раннего возраста при формирующемся детском аутизме // Дефектология. – 2005. - №2. – С.46-56.

2. Владимирова Н. Не от мира сего? // Семья и школа. – 2003. - №9. – С.10-11.

3. Питерс Т. Аутизм: от теоретического понимания к педагогическому воздействию. - СПб.: Институт специальной педагогики и психологии, 1999. - 192 с.

4. Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Аутичный ребенок. Пути Помощи. –М.: Теревинф, 2005.-288с. ISBN 5-901599-16-0






Лабиринт
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Общая информация
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону N273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» педагогическая деятельность требует от педагога наличия системы специальных знаний в области обучения и воспитания детей с ОВЗ. Поэтому для всех педагогов является актуальным повышение квалификации по этому направлению!

Дистанционный курс «Обучающиеся с ОВЗ: Особенности организации учебной деятельности в соответствии с ФГОС» от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (72 часа).

Подать заявку на курс

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности педагога-дефектолога: специальная педагогика и психология»
Курс повышения квалификации «Система работы учителя-дефектолога при обучении и воспитании детей с особыми образовательными потребностями (ООП) в общеобразовательном учреждении»
Курс профессиональной переподготовки «Управление ресурсами информационных технологий»
Курс повышения квалификации «Современные методики логопедической ритмики с детьми с нарушениями речи»
Курс профессиональной переподготовки «Логопедия в дошкольных образовательных организациях и в начальной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности логопеда в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Основы организации рекреационной деятельности и лечебного туризма»
Курс повышения квалификации «Логопедия: Организация обучения, воспитание, коррекция нарушений развития и социальной адаптации обучающихся с тяжелыми речевыми нарушениями»
Курс профессиональной переподготовки «Логопедия: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Клиническая логопедия»
Курс повышения квалификации «Логопедия: Организация обучения, воспитание, коррекция нарушений развития и социальной адаптации обучающихся с тяжелыми речевыми нарушениями в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Использование методики Гленна Домана в работе с неговорящими детьми при подготовке к обучению грамоте»
Курс повышения квалификации «Пальчиковая гимнастика как средство развития речи детей дошкольного возраста»
Курс профессиональной переподготовки «Тифлопедагогика: теория и методика преподавания в образовательных организациях»
Курс повышения квалификации «Информационная этика и право»
Оставьте свой комментарий
Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.
Лабиринт
Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.