Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Начальные классы / Другие методич. материалы / К урокам "ОРКСЭ светская этика" притчи.

К урокам "ОРКСЭ светская этика" притчи.

  • Начальные классы

Поделитесь материалом с коллегами:

41


Монах Варнава

(Евгений Санин)


МАЛЕНЬКИЕ ПРИТЧИ

Для детей и взрослых


НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ

Увидел омут на берегу прекрасную лилию. И решил, во что бы то ни стало, завладеть ею.

Чего он только не предлагал красавице: покататься на его быстрых волнах, ласковую прохладу воды в нестерпимый зной и целый водоворот всевозможных развлечений и удовольствий.

Заколебалась красавица.

Заметил это безнадежно любивший ее жучок и принялся отговаривать:

- Погубит он тебя! Пропадешь!

Только куда там!

- Он такой сильный, красивый и весь какой-то таинственный… - возражала лилия. – Нет, пожалуй, я все же приму его предложение!

- Ах, так? – вскричал жучок. – Ну тогда смотри, что ждет тебя, если ты сделаешь это!

И он, сложив крылья, бросился на поверхность водоворота, который тут же безжалостно закружил, завертел его, и вскоре навсегда исчез из глаз лилии, только теперь понявшей, что такое настоящая любовь…


ЗАВИСТЬ

Пришла зависть в магазин с денежкой хлебца купить.

Глядит, а там мужик пирог за рубль покупает…

Так и выскочила зависть из магазина!

Решила она тогда хотя бы воды попить из колодца. Взяла самую большую бадью, чтобы ей все завидовали!

А у колодца жена мужика – ведра легкие, коромысла расписные…

Бросила зависть свою бадью, и ну совсем из деревни бежать - без еды, без питья…

Легла она на пригорке, что повыше, и стала завидовать самой себе, что было время, когда она никому не завидовала…


ГОРДЫЙ ВЕТЕР

Загасил ветер свечу и возгордился:

- Я теперь всё погасить могу! Даже солнце!

Услыхал его мудрый мужик, сделал ветряную мельницу и сказал:

- Эка невидаль – солнце! Его и ночь погасить может. Ты попробуй вот это колесо останови!

И, что есть силы, раскрутил большое, тяжелое колесо.

Дунул ветер раз, дунул другой – а колесо-то не останавливается. Наоборот, чем больше он дул, тем сильнее оно крутилось.

Потекла в мешки умного мужика мука, и стал он жить: сам в достатке, и бедных не забывать!

А ветер, говорят, до сих пор на это колесо дует. Где именно? Да всюду, где только есть место гордыне!


ПОКАЯНИЕ

Упал человек в глубокую пропасть.

Лежит израненный, погибает…

Прибежали друзья. Попытались, держась друг за друга, к нему на помощь спуститься, да сами в нее чуть не свалились.

Пришло милосердие. Опустило в пропасть лестницу, да - эх!.. – не достает она до конца!

Подоспели добрые дела, сделанные когда-то человеком, бросили вниз длинную веревку. Но тоже – коротка веревка…

Так же тщетно пытались спасти человека: его громкая слава, большие деньги, власть…

Наконец, подошло покаяние. Протянуло оно руку. Ухватился за нее человек и… вылез из пропасти!

- Как это тебе удалось? – удивились все.

Но покаянию некогда было отвечать.

Оно спешило к другим людям, спасти которых могло только оно…


СОВЕСТЬ

Раз сказала совесть человеку, что он не прав, другой, третий…

На четвертый он решил избавиться он нее. Да не на день или два – навсегда!

Думал-думал, как это сделать, и надумал…

- Давай, - говорит, - совесть, в прятки играть!

- Нет, - говорит та. - Ты меня все равно обманешь – подглядывать будешь!

Притворился тогда человек совсем больным и говорит:

- Занедужил я что-то… Принеси-ка мне из погреба молочка!

Не смогла отказать ему в этом совесть. Спустилась в погреб. А мужик прыг из кровати – и закрыл ее!

Позвал он на радостях друзей и с легким сердцем: одного обманул, другого обидел, а когда они стали обижаться, и вовсе выгнал всех вон. И никаких тебе угрызений, никаких попреков – хорошо на душе, спокойно.

Хорошо-то хорошо, да только прошел день, другой, а чего-то стало не хватать человеку. И через месяц он понял чего – совести! И такая тут тоска на него навалилась, что он не выдержал и открыл крышку погреба.

- Ладно, - говорит, - выходи! Только теперь не командуй!

А в ответ - молчание.

Спустился он в погреб: туда, сюда - нет нигде совести!

Видно, и впрямь, избавился от нее навсегда…

Зарыдал человек: - Как же я теперь без совести жить-то буду?

И вдруг слышит тихий-претихий голос. Не из погреба – в сердце:

- Здесь я…

Позвал человек на радостях друзей, извинился и такой им тут пир устроил!

Все думали, что у него день рождения, и поздравляли его с этим. А он и не отказывался, и совесть не возражала. И совсем не потому, что боялась опять оказаться в подвале.

Ведь, если разобраться, так всё оно и было!


КТО СИЛЬНЕЕ?

Шли по дороге добро и зло. Навстречу им – два мужика.

- Давай, - говорит зло, - испытаем, кто из нас сильнее?

- Давай! - согласилось не умеющее возражать добро. – А как?

- А пусть за нас два этих мужика поборются, - говорит зло, - я сделаю одного из них сильным, богатым, но злым!

- Хорошо! – говорит добро. – А я другого – слабым и бедным, но добрым!

Сказано – сделано.

Вмиг один человек оказался на коне, в богатой одежде. А другой – в лохмотьях, да еще и с клюкой…

- Прочь с дороги! – закричал на него превращенный в богача, огрел плетью и поскакал скорее домой – деньги считать.

Сделанный бедным вздохнул и молча поплелся следом.

- Ага! – обрадовалось зло. – Понятно теперь, кто из нас сильнее?

- Погоди, - говорит добро. – У тебя все легко и быстро, но ненадолго. А я, если что делаю, то – навсегда!

Стали они смотреть, что дальше будет.

А было вот что. Долго ли, нет, шел бедный, только вдруг видит – лежит под упавшим на него конем богатый и никак подняться не может. Хрипит уже, задыхается…

Подошел к нему бедный. И так ему погибавшего жалко стало, что откуда только сила взялась! Отбросил он клюку, поднатужился и – помог несчастному освободиться.

Прослезился богатый. Не знает, как и благодарить бедняка.

- Я, - говорит, - тебя плеткой, а ты мне жизнь спас! Идем ко мне жить. Ты мне теперь вместо брата будешь!

Ушли два мужика. А зло и говорит:

- Что же это ты, добро? Обещало сделать своего мужичка слабым, а он вон какого тяжелого коня поднять смог! Коли так – то я победило!

А добро и спорить не стало. Ведь оно не умело возражать - даже злу.

Но с тех пор добро и зло вместе не ходят. А если и идут по одной дороге – то только в разные стороны!


СТАРАЯ ДОРОГА

Не стало у проселочной дороги сил людей на себе носить.

Сто лет топчут ее, топчут: пора и на пенсию - про пенсию она от тех, кто по ней всю жизнь прошагал, знала. Да и кому она нужна: теперь все больше шоссе да асфальты в моде!

Свернулась дорога калачиком и легла отдыхать в сторонке.

Вышли люди наутро: нет дороги!

Как быть? Что делать?..

По асфальту не пройти – не выдержал асфальт весенних ручьев, весь растрескался, и теперь до осени перестилать его будут.

Шоссе – тоже мягкое, вязкое на жаре. Так подошвы к нему и прилипают.

Увидала это дорога, вздохнула и – ничего не поделаешь! - стала снова людям служить.


АКВАРЕЛЬНЫЕ КРАСКИ

Узнали акварельные краски, что их собираются разбавлять водой, и возмутились:

- Да что мы, сами не справимся?

- Нет, - сказала, устав тереться по сухим краскам, даже самая мягкая кисточка.

- Не справитесь! – подтвердила повидавшая немало на своем веку бумага.

А художник ничего не сказал.

Он развел краски водой и нарисовал картину.

Такую, что все остались довольны.

И в первую очередь, сами акварельные краски!


ДВА БОГАТЫРЯ

Ехал по полю богатырь.

Шлем, латы, щит, копье, булава да еще меч в ножнах…

Навстречу – старец монах.

Вылинявшая скуфейка на голове, заплатанный подрясник, а в руках – четки.

- Будь здрав, честный отче!

- И тебе, детинушка, не хворать! Куда путь держишь?

- На войну. А ты?

- А я и так на войне. Мне ее, как тебе, и искать не надо!

Посмотрели друг на друга с пониманием два богатыря.

И заторопились спасать Русь от видимых и невидимых врагов!


ИКОНА

Косились в музее картины на икону и ничего не понимали:

- И зачем ее среди нас повесили? Ни ярких красок, ни красоты движения, ни живости изображения! Верно, черный квадрат?

Но черный квадрат ничего не отвечал. За молчанием он скрывал свою полную пустоту и поэтому слыл самым мудрым и даже таинственным. К тому же, благодаря своей цене, он был очень богат, и поэтому еще более уважаем.

Сама же икона была очень огорчена. И совсем не этими пересудами в свой адрес. А тем, что люди шли мимо и просто смотрели на нее.

А она ведь была создана не для того, чтобы на нее смотрели, а чтобы перед нею – молились!


МОЛОТОК-КОСМОНАВТ

Решил молоток в космос слетать.

Другие летают – а я чем хуже? Заодно и звезды к небу приколочу, чтобы крепче держались да не так часто падали!

Может быть, и слетал бы, но только не знал: как туда подняться и где взять свободного времени.

Так и работал он без устали днем. А ночью смотрел в окно на падающие звезды и вздыхал: эх, меня там сейчас нет!..

И зря вздыхал.

Он и на земле очень был нужен…


СТУЛ-САМОЗВАНЕЦ

Поставили стул на стол, когда окна мыли, а убрать позабыли. Тот и возгордился.

- Я, - говорит, - теперь самый главный в доме!

И велел всем вещам называть себя троном.

Услыхала это муха. Села на стул и говорит:

- Я теперь царица, раз на троне сижу!

Хлопнула мухобойка муху и объявила, что в доме – государственный переворот.

Неизвестно, чем бы все это закончилось, только пришла хозяйка. Она поставила стул на место, присела на него передохнуть и ничего не сказала.

Но все вещи и так знали: вот теперь в доме порядок!


КРАН

Расхвастался кран:

- Если б не я, все бы в доме умерли от жажды!

А как с этим поспоришь? Все видят, что из него и правда вода течет.

Только однажды случилась где-то авария. Пришли мастера и перекрыли воду.

Крутили-крутили после этого кран: нет воды!

И тогда все догадались, что не в кране всё дело.

А самое главное, что и он это понял. Потому что сам едва не умер тогда от жажды!


БЕДНАЯ КРОШКА

Пошла бедная крошка к кружке - милостыню просить.

- Подай, ради Христа! Мы же ведь почти однофамильцы, а может быть, даже и родственницы!

- Иди к крышке! – дала от ворот поворот кружка. – Мы с тобой если и родственники, то только троюродные. А у вас с ней в названии - только одна буква разницы. Может двоюродной и подаст!

Отправилась крошка к крышке. А та даже с кастрюли не слезла. Так и ответила с высоты:

- Много вас тут всяких ходит! То крынка, то кошка… Нет у меня ничего! Разве не видишь, в какие времена живем? Самим нам с кастрюлей мало. Верно, подруга? – обратилась она к пузатой кастрюле.

Но та до того была полной, что даже и ответить не смогла.

Пошла, несолоно хлебавши, крошка домой. А навстречу ей – молоток. Узнал он про ее нужду и сказал:

- Не горюй, я тебе, чем смогу, помогу!

- Но ведь я же тебе не родственница, и даже фамилии у нас разные! – в слезах прошептала крошка.

- Ну и что? - удивился молоток. – Помогать-то друг другу надо!

И, хоть сам он был совсем не богат, скорей даже беден, дал ей столько всего, что надолго хватило. Много ли крошке надо? А как кончится, велел еще приходить. Хотя не был ни родственником, ни даже однофамильцем!


ЖАВОРОНОК

Заливался жаворонок над полем.

Славил Бога, давшего ему этот прекрасный день, эту прекрасную землю, небо, воздух и саму прекрасную жизнь!

Смотрели люди на крошечную звенящую точку и удивлялись:

- Надо же, такой маленький и так громко поет!

А жаворонок поглядывал иногда вниз на людей и только диву давался:

- Надо же, такие большие и сильные – венцы творения Божьего, и так тихо поют…


ДВЕ ДОРОГИ

Встретились на развилке две дороги. Узкая и широкая.

- Совсем ты себя запустила: вся в острых камнях, колдобинах, колючим тернием заросла! – принялась упрекать широкая узкую. – Твои путники того и гляди помрут от усталости или голода! То ли дело я: красивая, гладкая! Вдоль меня кафе, рестораны, дома со всеми удобствами. Живи – веселись!..

- Что это ты вдруг замолчала? Ведь, судя по твоим словам, живется тебе хорошо! – удивилась узкая дорога.

- Хорошо-то оно хорошо… - вздохнула в ответ широкая. – Да только в конце меня – пропасть. Бездонная, черная, мрачная. Такая, что и описать тебе не могу. Многие люди даже и не подозревают о ней. А те, что знают, только отмахиваются. Видно, всей правды не ведают. А я вот так на эту пропасть насмотрелась, что больше всего на свете боюсь однажды сползти в нее. Ведь это, боюсь, уже будет тогда навсегда! Ну, а ты как живешь?

- Трудно! - вздохнула узкая дорога. – И тем, кто по мне идет, нелегко. Но зато в конце моего пути – гора. И взошедшие на нее такие светлые, радостные, счастливые, что я и описать тебе не могу! И знаешь, я больше всего тоже хочу там оказаться. Ведь это надеюсь – будет уже навечно!

Поговорили дороги и разошлись в разные стороны.

А на развилке той человек остался, который все это слышал.

И вот что странно: до сих пор там стоит, еще думает, на какую ему свернуть дорогу!


ОПАСНАЯ ДРУЖБА

Подружился стог сена со спичкой.

- Не пара она тебе! – говорили ему все. – Держись от нее подальше, а то – далеко ль до беды?

Но он и слушать никого не хотел. Весь день любовался своей подругой. И даже ночью пожелал ее видеть.

Не смогла отказать ему спичка и чиркнула собою о камень…

Пришли утром люди, глядят - от стога лишь темный круг на лугу. А от спички и вовсе ничего не осталось!


ГЛАВНОЕ УСЛОВИЕ

Решил злой человек добрым стать.

Помолился Богу и стал добро людям делать.

А зло тут как тут:

- Ну уж нет, я своей добычи никому не отдам!

Улучило момент и заставило человека соделать зло.

Сидит, руки довольно потирает:

- Никуда от меня он не денется!

Но не тут-то было!

Человек после этого только умнее стал. Помолился он вновь Богу, прося защитить его от зла, и с еще большим усердием стал творить добро. А на все уговоры зла не обращал больше никакого внимания.

И пошло зло, дрожа от злобы, с насиженного места.

Куда?

Да в первый же дом, где не помнят о Боге…


ДУБ И ВЕТЕР

Возмутился молодой дуб:

- Что это ты, ветер, покоя мне не даешь? Все дуешь и дуешь! Траву только гладишь-прихорашиваешь, а на мне вон уже сколько веток обломал!

- Глупый! Это же для твоей пользы! – прокряхтел старый дуб.

- Для моей?! – возмутился молодой дуб, думая, что старик уже выжил из ума. А тот, как ни в чем не бывало, пояснил:

- Эх, молодость, молодость!.. Ветер тебя раскачивает, и твои корни все крепче уходят в землю. Скоро он и меня, чтобы тебе больше солнца было, повалит…

И тогда поблагодарил молодой дуб ветер. И пожалел, что не может отодвинуться в сторону, чтобы не нужно было валить этот старый и мудрый дуб…


РЫЖИЙ ЗАЯЦ

Посмотрел на себя заяц зимой, посмотрел летом и подумал: и что это у меня только две шубки: белая да серая? Пошью-ка я себе рыжую - как у лисы! Во-первых, красиво. А, во-вторых, остальные зайцы меня станут бояться, и вся морковь в огороде будет моя!

Сказано-сделано. Пошил заяц новую шубу и вышел в ней на прогулку.

Увидела его издалека лиса и обрадовалась. Подумала, что это знакомая кумушка из другого леса пожаловала. Вот будет у кого последние заграничные новости узнать, да своими поделиться!

А как поняла, что это заяц, то еще больше обрадовалась, потому что с утра еще не обедала.

Только самому зайцу стало тогда не до радости.

Насилу лапы унес. Ведь жить всегда больше, чем есть, хочется!

Лисе только облизнуться и осталось. А заяц с тех пор и думать не смел поменять что-нибудь из того, что даровал ему Сам Господь!

ОШИБКА

Пожалела однажды болезнь людей и перестала их мучить.

Хорошо людям стало жить: легко, свободно, просторно! От их радости болезнь и сама исцелилась!

Только через какое-то время смотрит болезнь и видит: что-то не то стало с людьми. Тех, кого она собою смиряла, возгордились. Кого от бед и опасных увлечений ограждала – словно в водоворот в них бросились. А у тех, кто временными страданиями прежние грехи искупал, после жизни - вечные болезни могли начаться!

И так огорчилась от того, что наделала по неразумной своей доброте болезнь, что опять заболела.

А следом за нею – и люди.

И слава Богу!


ПРОСТАЯ ИСТИНА

Завидовала-завидовала поганка, что ее в отличие от благородных грибов, в лучшем случае, словно не замечают, и вот что придумала:

«Это всё потому, что я маленькая и невзрачная! Вот вырасту большой и красивой – всем отомщу!»

И принялась она пить дождевую воду. Пила-пила… Захлебывалась уже. Но своего добилась: стала выше самого большого белого гриба. Потом намазала ржавчиной от консервной банки шляпку, сделав ее красней, чем у самого красного подосиновика. Да еще и белыми пятнышками для пущей красоты разукрасила!

И что же?

Пришли в лес грибники. Собирают боровики, подосиновики, подберезовики. А как бывшую поганку увидели, то удивились:

- Смотрите, какой мухомор! Давайте его поскорей затопчем, чтобы кто из новичков его за благородный гриб не принял!

И затоптали, несмотря на то, что поганка стала большой и красивой.

Ведь дело не в том, кто и каков ты снаружи, а что у тебя внутри…


МУДРЫЙ КАМЕНЬ

Пришло время старому камню помирать. Погрузили его вместе с другими, такими же, как и он, в самосвал и повезли на камнедробилку – щебенку делать.

Едет камень, вспоминает всю свою долгую жизнь. А вспомнить есть что: довелось ему и на дне морей лежать, и на вершинах гор быть. Землетрясения, ледники, оползни оставили на его боках свои полосатые метки. А один вулкан на память о себе вложил в его сердцевину большую каплю кварца, похожую на алмазную россыпь!

Грех жаловаться камню – долгую жизнь прожил он, вряд ли что на земле старше его есть! А умирать-то все одно неохота…

И тут заметил камень, что некоторые его соседи, которым тоже умирать не хотелось, начали из машины на дорогу выпрыгивать. Стал тогда и он ближе к борту пробираться. Благо водитель лихачом был. Так весь груз на выбоинах и подпрыгивал.

- Эй, - закричал ему идущий по дороге старик. – Куда так торопишься?

- Да вот, церковь строим! – ответил ему водитель. – Щебенка срочно нужна. А то вся работа встанет!

- А-а, ну тогда торопись! Храм - это дом Божий! Смотрите, старайтесь там, как следует: строите ведь – на веки вечные!

Услыхал это камень. И хоть край борта был уже совсем рядом, остановился и, наоборот, отыскал самое надежное место, чтобы его даже случайно из машины не выбросило.

Уж очень ему захотелось попасть в дом самого Бога. Да не на какой-то там жалкий миллион лет, а – навсегда!

ПРИВЕРЕДЛИВАЯ КРАПИВА

Решила крапива с кем-нибудь дружбу начать водить.

Увидала розу, обняла на радостях и сразу разочаровалась:

- Красивая, но колючая! Не буду с такой дружить.

Обошла крапива все леса и сады - никого подходящего для дружбы не нашла. Ромашка слишком нежная, татарник, грубый, а лилия - та вообще капризная…

Вышла на проселочную дорогу и увидела, наконец, подорожник, который был самой терпеливой травой на свете, никого не обижал и, наоборот, сам всем помочь был готов. Но и этот ей не понравился:

- Добрый, но некрасивый!

Так и не нашла себе друга крапива. Да если бы и нашла, все равно с такой, как она, никто бы не стал дружить.

И совсем не потому, что она жгучая и невзрачная!


КОМАР-ЗВОНАРЬ

Сел на большой церковный колокол комар.

А тут вдруг порыв ветра, и:

«Бом-м-мм!»

Решил комар, что это он в колокол ударил. И с писком: «Я – звонарь! Я - звонарь!» - полетел по свету.

Удивились люди:

- И чего это сегодня комар так надсадно звенит?

А комар еще больше старался, будто и впрямь звонарем работал.

А впрочем, звонарем он и был. Только совсем в другом смысле этого слова!


ПУГАНАЯ ВОРОНА

Повстречала непуганая ворона пуганую, и ну над ней надсмехаться:

- Всего-то ты, подруга, боишься! Все-то оглядываешься, и лучшие куски добычи достаются нам, смелым!

- Осторожность еще никому не помешала! – возразила пуганая.

- Смотри, как бы с твоей осторожностью тебе лапы не протянуть от голода! – громко засмеялась непуганая ворона.

Тут рядом треснула ветка, и пуганая ворона мигом снялась с места и улетела.

А непуганая, продолжая смеяться, даже не заметила, как сзади к ней подкралась лиса.

Пришлось, чтобы спасти себе жизнь, остаться ей без хвоста…

Зато с тех пор и она стала пуганой!


СУДЬБА И ЗАЯЦ

Затаил заяц обиду на свою судьбу:

«За что ты меня так? Ну почему я самый слабый и бедный на свете?!»

Залился горькими слезами заяц да так стукнул с досады лапкой по пню, что она у него вся распухла, и он не смог ночью пойти с другими зайцами на деревенские огороды – морковку есть.

А наутро узнал, что на свое счастье не пошел. Охотники на зайцев в ту ночь такую засаду устроили, что лишь один из них живым в лес возвратился.

Сразу заяц все понял. И стал со слезами радости благодарить Бога за то, что Он даже о нем – самом бедном и слабом так беспокоится!


ДВА ГОРДЕЦА

Узнал паслён, что он родственник помидора, и возгордился. Даром, что ягода - самому яблоку «тыкать» стал!

- Ты, говорит, - только в компот или варенье годишься. А я, как вырасту, с моим заграничным родственником в салат попаду!

Дошла эта весть до помидора. И так он возмутился, что какой-то жалкий паслен к нему в ровню набивается, что даже треснул на одном боку. А так как хозяйка где-то задерживалась, то и загнил помидор.

И паслён тоже, как ни старался, не вырос, а, созрев, просто упал на землю и высох.

Так они оба в салат и не попали!


ГНЕВ И СМИРЕНИЕ

Пошел гнев по белу свету – на людей посмотреть да себя показать.

Где ни пройдет - всюду ссоры, вражда, а то и целые войны! Одно жаль гневу: не навсегда…

Стал он искать причину, почему, и добрался до монастыря.

Забор невысокий, ворота деревянные, ни пушек на стене, ни ружей в прорезях узких окон.

«Ну, - думает гнев, - с ним я легко управлюсь. И не такие крепости брал!»

Подошел гнев к воротам, а там привратник: тихий, скромный. Всё: «здравствуйте» да «простите»!

Стал его гнев собой распалять. И что братья его не уважают, раз он в лохмотьях ходит и всего лишь привратником служит, хотя по виду – давно епископом быть пора! Затем, видя, что привратник и ухом не ведет, принялся запоздавших в обитель на него натравливать. Но тот опять ни в какую.

Подивился гнев:

- Скажи хоть, как звать-то тебя?

- Смирение! - кротко ответил привратник.

- И много вас тут таких?

- Таких никчемных и слабых, как я, только один. А остальные – настоящие монахи. Я тут лишь только за порядком смотрю. А они молятся, чтобы люди в любви и согласии жили.

И захлопнул ворота.

И понял тогда гнев, почему его власть на земле не может быть бесконечной.


ЛЕНЬ

Ленилась лень, ленилась и до того обленилась, что даже лениться ей стало лень.

- Хоть бы помог мне кто перестать быть такой! – наконец, взмолилась она.

И тогда принесли ей газету.

Легла она на диван, собралась было читать – да лень… Тут мухи ее донимать стали. Сложила лень газету, чтобы отмахиваться от них – но тоже лень… Пусть лучше кусают!

Закрыла она глаза и уснула.

А зря.

Ведь газета-то «Труд» называлась!


УНЫНИЕ

Решило уныние радостным людям настроение испортить.

Одному оно это сделало неприятностью на работе, другому – ссорой в семье. А третий – верующим оказался. Уныние к нему с одной стороны, с другой – ничего не выходит!

Тогда забрало оно у него все богатство.

А он:

- Бог дал – Бог взял! Ему виднее, что мне полезно. А вдруг бы меня завтра из-за него убили?

Тогда уныние сделало так, что человека понизили в должности, лишили почестей и славы.

А он:

- Сам виноват! Плохо работал, значит. Больше теперь буду уделять внимания семье. Слава Богу за всё!

- Ах, так?! – разозлилось уныние и послало ему лютую болезнь.

- Больно, конечно! – застонал человек. – Но ведь в болезни Бог совсем рядом. А это – радость, ах, радость какая!

Как на каменную стену уныние натолкнулось. Только само себе радость испортило. Точнее – злорадство. Потому что какая еще может быть у уныния радость?


ГЛУПОСТЬ

Посоветовали глупости поумнеть.

Ей бы послушаться, а она:

- А кто советует-то? Этот сам недавно по легкомыслию чуть в беду не попал. Тот вместо того, чтобы диссертацию защищать – в бизнес пошел. А остальным – самим ума разума еще надо набираться! Нет, я подожду, когда мне кто-то действительно умный это скажет.

Так до сих пор и ждет.

Хотя давно бы уже могла умной стать!


ЖАДНОСТЬ

Захотела жадность богатой стать. С ее-то способностями и характером много ль для этого надо? Раз – и заработала миллион.

«Нет, - думает. – Маловато. Надо бы десять для ровного счету!»

Долго ль умеючи? Десять, так десять. Только опять мало - ей уже сто подавай!

Набрала и сто. И больше набрала. Но богатой так и не стала!

Потому что, как известно, - богатый, которому всегда все мало, беднее самого жалкого нищего, который ни в чем не нуждается!


ЗАБОР

Жили по соседству богатство и бедность. И все-то бы ничего, да вдруг стало богатству казаться, что бедность ему сладко жить мешает. Начнет оно торт с чаем есть, а за окном бедность сухарь грызет, да водой из колодца запивает. Ляжет на мягкой постели, а где-то за стеной бедность стонет: тяжко ей на рогоже лежать, да еще замерзая…

Все наслаждения от жизни у богатства сразу исчезают!

И решило тогда оно от бедности забором отгородиться. В деньгах недостатка не было, получился забор выше дома, выше деревьев, до самого неба!

Так отгородилось богатство от бедности, а заодно от солнца и от Бога.

Хотя этого оно даже и не заметило…


НЕТ ХУДА БЕЗ ДОБРА

Захотел снеговик перед зайцем своим носом похвастаться.

Уж очень, он слышал, зайцы морковку любят!

Сходил в лес. Нашел зайца. Похвастался.

И – нет худа без добра.

Теперь у него нет больше повода хвастать своим носом!


ПРАВИЛЬНАЯ ЖАЛОСТЬ

Увидела жалость тонущего человека. Бросилась в воду, схватила его за волосы и потащила к берегу.

- Что ты делаешь? – возмутилось лицемерие. – Ему же больно!

Но жалость ничего не ответила. Да и не до того ей было!

Она доплыла до берега и оказала первую помощь едва не захлебнувшемуся человеку.

- Спасибо! – открыв глаза, прошептал он. – Ты спасла мне жизнь.

А мудрость сказала:

- Все правильно. Настоящая жалость, когда это необходимо, обязана быть безжалостной!


УРОК

Заболело зло.

Несколько дней провалялось в горячке. Но в мире этого никто даже и не заметил.

Зато когда заболело добро, все сразу ощутили эту потерю. Даже те, кто творил зло.

С тех пор зло старается не лежать, даже когда заболеет.

А добро после этого поняло, что ему вообще нельзя никогда болеть!


ПШЕНИЧНОЕ ЗЕРНО

Бросили пшеничное зерно в землю.

- Что вы со мной делаете? Зачем опускаете во тьму, да еще и засыпаете землею?! – закричало оно.

- Так надо! – ответил ему человек.

- Но я хочу жить! Вечно!

- А ты и не умрешь. Наоборот – оживешь в еще большей славе! И будешь еще радоваться своему счастью!

- Разве такое бывает?

- Еще как! Я ведь не первый год вас сею!

Закончил свою работу человек. Сел на краю поля отдохнуть. Посмотрел на землю, потом на Небо.

И вдруг впервые задумался о самом себе…


БЕДА

Пришла беда да как закричит:

- Я пришла, отворяй ворота!

- Милости просим! – приветливо ответили ей хозяева, широко распахивая ворота.

- Да вы что – или не поняли, кто я? – удивилась беда.

- Почему? Поняли. Просто мы и тебя, и радость принимаем, как из руки Самого Бога, зная, что Он все посылает нам для нашей же пользы! Ну, что не заходишь? Или тебе подсобить?

Посмотрела беда на таких хозяев. Помялась-помялась.

И… пошла по другим дворам, где она действительно могла стать бедою!


ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

Говорили люди привыкшему сквернословить человеку:

- Побойся Бога, не оскорбляй Его Пречистой Матери! Далеко ли так до беды?

Только куда там!

Он еще и оправдывался:

- Так я из-за этих бед и ругаюсь!

И никак не мог взять в толк, откуда в его жизни берутся все те причины, после которых ему опять и опять приходится сквернословить…


НЕХОРОШЕЕ СЛОВО

Написали на заборе нехорошее слово.

Люди мимо идут – смеются. Те, у кого еще совесть есть, отворачиваются. Хорошо, хоть дети не все пока понимают…

Стыдно стало забору.

Поднял он взор к Небу и взмолился:

- Сожги лучше меня, чем терпеть такое… Совестно ведь пред людьми!

Потемнело небо. Приплыла суровая грозовая туча. Сверкнула страшная молния. И начался сильный дождь.

А когда прошла гроза, все увидели, что забор, как стоял, так и стоит. Только весь – чистый. Ливень сам смыл нехорошее слово. А молния ударила в дом того человека, который написал его.

Хорошо, еще сам он чудом остался жив.

Но - не до будущей ли грозы?..


ВЕЧНОЕ ОБЪЯТЬЕ

Помолился человек обо всех людях во всем мире: чтобы они вспомнили о Боге и не забывали Его никогда.

Помолился и вдруг почувствовал, что кто-то обнял его.

Оглянулся человек – никого…

Конечно, он так и не узнал, вспомнил ли кто на земле, по его молитве, о Боге.

Но точно понял: что сам он вспомнил. И никогда уже не забывал о Нем.

Потому что это чувство осталось в нем навсегда!


ХВАСТОВСТВО В ПУСТЫНЕ

Была у хвастовства одна потребность, чтобы рядом с ним обязательно находились люди.

А тут вдруг так случилось, что оказалось оно в пустыне, где рядом не было никого.

Ну нет никого – и все!

Стало тогда оно хвастать перед самим собой – но какой от этого интерес? Никакого удовольствия!

К счастью для него мимо шел караван. Хвастовство пристало к нему и снова вернулось к людям, самые мудрые из которых, узнав обо всем, сами ушли в пустыню…


СТРАХ

Пришло время гусенице превращаться в куколку.

Стала она забираться в землю, да вдруг как зальется слезами!

- Что это с тобой? – удивился кузнечик. – Ведь тебе уготована завидная участь - стать прекрасной бабочкой!

- Кто знает, что еще ждет меня? Что, если я окажусь на пути прожорливой землеройки или в эту зиму будет страшный мороз? Заснуть засну, а где проснусь? Да и проснусь ли?.. Ведь как жила – только пила да ела! – перед тем как исчезнуть под землей, прошептала гусеница с таким страхом, что прослезился и сам кузнечик…


ДВЕ СЕСТРЫ

Надумали жадность и скупость под одной крышей жить.

«Так, - решили они, - мы больше людям досаждать станем!»

Решили и начали строить дом. Сначала одноэтажный. Но жадности этого мало – двухэтажный подавай!

- Ладно, - скрепя сердце, согласилась скупость.

Построили они второй этаж, а жадность уже третий хочет. Потом – четвертый… пятый…да с балконом… с колоннами…

А скупости денег жалко.

Так и рассорились они, наконец. И как жили до этого, так и дальше стали жить, - порознь.

Но все равно людям от этого легче не стало!


ТУЧА

Заслонила туча солнце.

Потемнело всё вокруг. Мрачно стало. Птицы петь перестали.

Обрадовалась туча:

- Всё! Теперь мое время настало, моя власть – навечно!

Но подул ветер. Прогнал тучу. Сразу посветлело. И снова запели птицы. Еще громче, чем прежде: радуясь солнцу и тому, что время тучи никогда не наступит навечно!


БЕДНАЯ ПАРА

Прохудился один носок. И тогда второй заявил, что теперь – мы не пара!

И ушел себе лучшую долю искать.

Увидела хозяйка дырявый носок. Поискала второй и, не найдя, пустила его на тряпки. А потом и второй носок нашла. Но так, как к нему не было пары, то и он на тряпки пошел.

А жаль. Ведь если бы хозяйка заштопала первый носок, то они еще долго могли послужить людям…

ПЛУГ И ТРАКТОР

Увидел новый трактор на поле старый плуг и давай надсмехаться:

- Тебя, что, из музея сюда привезли? Ты тут со своей лошадкой век работать будешь! А я его всего за час вспашу! У меня знаешь – сколько лошадиных сил?!

- Так что ж ты не пашешь?

- Да вот, жду, когда горючее подвезут!

- А, ну жди-жди! – проскрипел старый плуг и принялся за работу.

И вспахал за день на одной своей лошадиной силе целое поле, пока трактор ждал, когда привезут горючее…


КРОТ

Увидал крот свет и сказал:

-Нет, в этой темноте ничего не видно! То ли дело у меня в норе!

И корни трав дружно согласились с ним.

Хотя их листья были совсем иного мнения…


ВЕШАЛКА

Всем завидовала театральная вешалка: и генеральской шинели, и роскошной шубе красавицы, и даже тонкой куртке студента.

«Все они при деле, все кому-то нужны, одна я такая никчемная!» - вздыхала она и однажды спряталась от стыда в самый угол гардероба.

Что тут сразу началось!

Генерал шинель протягивает – а куда ее вешать?

Красавица шубу сняла – и что дальше?

Не прошло минуты – как целая гора одежды накопилась.

И тут вдруг раздался крик остававшегося в куртке студента:

- Да вот же она! Нашлась!

И как же радостно было вешалке, когда она услышала радостное:

- И что бы мы только без тебя делали?


«ЩЕДРАЯ» ЖАДНОСТЬ

Захотела жадность с бедностью половиной своего богатства поделиться. Разделила его на две половины, а какую отдать – не знает. То одна, то другая ей большей кажется. А большую отдавать-то жалко. Решила она ее уменьшить. Потом еще, еще…

Делила-делила и осталась от меньшей части одна только крошка.

- Ничего, - решила жадность. – Она и этому будет рада!

И бедность действительно была очень рада даже такой жалкой подачке.

А жадность, усыпив свою совесть, после этого только еще жадней стала.


ПАУК И МУХА


Облюбовал себе в новую жертву муху паук. А та, не будь глупой, никак ему в сеть не дается. Уж чего он не придумывал только, где ее ни раскидывал – не идет и всё!

Наконец, сказал:

- Всё, муха! Не одолеть мне тебя… Видно, ты из всех мух – особенная! Давай, я тебе служить буду. Садись на паутину и приказывай все, что тебе угодно!

Села польщенная муха на край паутины и… Паук даже сам от такой легкой победы растерялся.

Вот как порой сильны бывают лесть и гордыня!


ЛИСТ

Увидел березовый лист свое отражение в луже и подумал:

«До чего же я на березу похож! Вот ствол, вот – ветви. А может, я сам – дерево?»

И оторвался от березы.

Но деревом он так и не стал. А только упал в лужу и плавал в ней до тех пор, пока она не высохла вместе с ним…


НИТКА С ИГОЛКОЙ

Решила нитка иголку опередить. Подглядела, как та все делает, и побежала вперед.

«То-то порадуется хозяйка!» - думает она. И чем дальше бежит, тем меньше у нее получается…

А заказ-то срочный был: сыну пуговицу к рубашке пришить.

Запуталась нитка вконец, оглянулась – а иголка стоит, ее дожидается.

Хорошая была иголка. Мудрая. Острая не только своим наконечником, но и умом. Знала, что у нитки одной ничего не выйдет. Да и понимала, что ей самой тоже без нитки никуда не деться…


БОГАТАЯ МЫШКА

Нашла мышка клад и разбогатела.

«Какая я теперь «норушка», когда у меня такие хоромы?» - решила она.

И расширила вход в свою норку так, что в него смогла пролезть голодная кошка…


СМЕЛАЯ ТРУСОСТЬ

Пришлось как-то раз трусости ночью одной через лес идти.

Ой! А в лесу деревья, как мрачные великаны…

Ой-ой! Каждый куст ужасным чудовищем кажется…

Ой-ой-ой! То летучая мышь пролетит, то филин ухнет…

Вышла кое-как из леса. А там кто-то стоит. Спрашивает:

- Ты кто?

- Я – трусость…

- Да какая же ты трусость? Ты теперь – смелость!

- А ты кто?

- Я? Справедливость!


КЛЮЧ И ЗАМОК

Поругались ключ и дверной замок, и никто из них первым мириться не хочет.

«Как это так? – думает ключ. – Без меня этот замок – простая железка!»

А у замка свое мнение на этот счет.

«Сломается этот ключ, и без него мне быстро другой подберут!»

Люди ждали-ждали, да и вставили в дверь новый замок.

А старый с ключом осмотрели и ничего не поняли: целый, должен работать. Но – не работает!

И выбросили обоих – ржаветь на помойку…


БЛИЗКИЕ ДАЛИ

Упала скала на родник и закрыла его.

Неоткуда стало реке начало брать.

Иссякла она, пересохла, и осиротели, обнищали разом все лежащие по ее руслу села и города.

Докатилась беда до устья, где жил тот самый человек, который взрывом скалу с горы сбросил. Золото он искал. И говорят, даже нашел немного. И специально ведь подальше ушел, чтобы природе родных мест не повредить.

А вот оно как получилось…


МОТЫЛЬКИ

Полетел мотылек на огонь.

- Куда ты! – попытался остановить его сидящий на пути мотылек с обожженным крылом. – Я вон полетел, и что из этого вышло?

- Значит, не с того конца подлетал! – весело отозвался мотылек, осторожно подлетел к костру и… тоже обжегся, разве что чудом не сгорел.

Сидят они вдвоем, горюют. Вдруг видят – еще один мотылек на огонь летит.

- Стой! – кричат. – Погоди!!!

Да какое там! Он их даже слушать не стал. Так мчался, что не то что крыло – весь в пламя угодил…

Переглянулись мотыльки, вздохнули. И, как только пришли в себя и подлечили крылышки… снова помчались к костру!


ПАУК И ЗВЕЗДА

Захотелось пауку одну из падающих звезд в свою сеть поймать. А что? Будет светить по ночам и приманивать глупых мотыльков и мошек.

Плел он плел, весь лес оплел паутиной, да только звезду так и не поймал. Хотя неосторожных мошек и мотыльков в нее видимо-невидимо угодило. Но он на них даже внимания не обращал. Ему нужна была только звезда.

Так и умер он от голода и усталости.

А может, от чего-то другого?..


ГРУСТНЫЙ РАЗГОВОР

Посмотрел дубовый пень на свое отражение в луже и вздохнул:

- Раньше одну только мою тень целое озеро вместить не могло. А теперь в крошечной луже умещаюсь, да еще и место остается!

- Помню-помню те славные времена! – печально отозвалась лужа. – Ох, и красавцем ты был тогда! Да и я, под стать тебе, – озером! И чем мы только людям с тобой помешали? Приехали, всё изрубили, осушили… Копошатся теперь на пригорке с каменными домами, словно точки.

Поговорили пень с лужей и замолчали. О чем им было еще говорить?

А люди, и правда, сами после этого измельчали.

Только, в отличие от них, пока еще этого не заметили…



ДОРОГАЯ ЦЕНА

Обидно стало лисе, что ее пушистую новую шубку из-за деревьев никто не видит. И решила она - лес выкорчевать!

Хитрости ей было не занимать, умения уговаривать тоже, - долго ли, нет – свели люди лес.

И сразу ее шубку заметили! И оценили. Одна беда – во сколько, лиса так и не узнала…


ЗИМНЯЯ КАПЕЛЬ

Решила зима весну погубить. Тогда и лета не будет. И осень не придет. И навсегда настанет ее, зимы, время!

Пригласила она для этого весну в гости. И так и эдак пыталась ее заморозить. Но у добра-то ведь сил больше! И, защищаясь, сама растопила весна зиму.

То-то удивлялись в тот год люди. До чего же ранней пришла весна!

А та, даром, что был февраль, разбудила природу, озеленила все вокруг и уступила черед лету. То – осени. А осень, как положено – холодам.

И снова пришла зима.

Которая уже никогда не звала весну в гости…


КАПЛЯ В МОРЕ

Назвало себя море в шутку большой каплей.

Услыхала это капля и всерьез назвала себя маленьким морем.

И даже обиделась, когда люди подумали, что это тоже шутка.

А зря.

Ведь до тех пор, пока ты думаешь, что ты нечто, то ты – ничто. И только если поймешь, что ты ничто, то, как знать, может, и, правда, будешь представлять из себя нечто!


ПРАВДА И КРИВДА

Захотела кривда правдою стать. Но как говорить правдиво - не знает. И пошла она к правде, учиться.

- Нет ничего проще! – сказала ей правда. – Видишь солнце? Так и говори: оно круглое и горячее!

- Квадратное и холодное! – испорченным эхом повторила кривда.

- Ладно, попробуем на другом примере! – терпеливо продолжила правда. – Вон – озеро: большое и синее!

- Белое и маленькое, словно лужа! – упрямо повторила кривда.

Рассердилась правда и говорит:

- Ты, кривда, всегда говорила и говоришь только ложь!

- Я говорю только правду! – привычно возразила кривда и, прислушавшись к тому, что сказала, с радостным криком: «Научилась! Научилась!» - поспешила говорить всем, что научилась говорить правду.

И что самое странное – многие ей поверили…


МИЛОСЕРДИЕ

Забралось воровство в дом бедняка. И то, что он своим трудом за всю жизнь заработал, украло. И так там почти ничего не было, так выгребло и последнее.

Забросило воровство мешок на плечо и бежать. Но вот напасть: когда через забор перелезало, за гвоздь зацепилось. Ни туда - ни сюда.

А по двору уже бедняк с дубиной бежит. Жалко с добром расставаться. Да и, как следует, вора проучить не мешает!

И тут, на свое счастье, видит воровство: идет по дороге милосердие.

- Эй, помоги! – принялось кричать воровство что есть сил.

А милосердие мимо идет, словно его и не замечает.

- Освободи меня! – еще громче стало взывать к нему воровство. – А не то мне сейчас, ой, как достанется! А потом еще и в тюрьму посадят!

- Нет, - говорит милосердие. – Не стану я помогать тебе!

- Как?! – возмутилось воровство. – Ты же ведь - милосердие!

- Да, – милосердие. Но я тоже могу послужить злу, если буду действовать неразумно. И поэтому помогу не тебе, а тому бедному человеку, которого ты обокрал и обрек на холодную и голодную смерть.

- Но ведь он же прибьет меня!

- Не прибьет, – улыбнулось милосердие. - Я попрошу его быть милостивым даже к тебе!

И попросило уже замахнувшегося дубиной бедняка не бить воровство.

Что тот и сделал.

Потому что многим был обязан милосердию…


ЗАПОЗДАЛЫЙ ВОПРОС

Захотел человек гору с пути убрать.

Всю жизнь положил на это. Но срыл-таки гору. Одно ровное место осталось.

Прошел он без помех через гору, оглянулся и подумал:

«А зачем?»

Не проще ли было просто взять да обойти ее?..


ПРАЗДНЫЙ СЧЕТ

Пришло празднословие в гости к молчанию. И - ну без умолку говорить: о том, о сем… о сем, о том…

А молчание молчит. Только глаза слезами наполняются.

Не выдержало празднословие и говорит:

- Я тебя веселю-веселю, а ты все грустнее становишься. И вообще, почему ты молчишь?

- Я не молчу, - отвечает молчание. – Я считаю! Вот ты с того момента, как пришло, уже 2253 слова сказало. И все ни о чем!

- Сколько? – не поверило празднословие.

- 2253… точнее – уже 2254! – поправилось молчание. – И это когда за каждое праздное слово можно осудиться. А сколько ты их сказало за всю жизнь?

- Я? – задумалось празднословие и принялось считать.

Считало… считало…

Да только так и не могло сосчитать. Потому что даже когда считало, продолжало пустословить, увеличивая и без того огромную цифру…


НАСТОЯЩАЯ МЕЧТА

Тесно стало пескарю в пруду.

- Эх, мне бы в море! – мечтал он. – Я бы там, на просторе, до целого кита вырос!

В море не в море, но в озеро, прицепившись к лапке заночевавшей на пруду утки, он все же попал.

И первое, что увидел – это огромную страшную щуку.

С тех пор лежит пескарь на песке и прячется от зубастых хищников. А если и мечтает – то не о море, а о своем милом родном пруде!


ТРОЕ ПРОХОЖИХ

Забуксовала машина.

- Как же это ты в яму-то угодил? – с упреком покачал головой прохожий и прошел мимо.

- Рад бы тебе помочь, да некогда мне - спешу! – посетовал второй и тоже прошел мимо.

А третий ничего не сказал.

Он просто подставил плечо, поднапрягся и - помог машине выбраться на ровное место.

- Садись, подвезу! – с благодарностью предложила ему машина.

Он сел в кабину. И они обогнали первого прохожего, а затем и далеко успевшего уйти вперед второго. Хотя тот и очень спешил!


ДВЕ ВСТРЕЧИ

Встретились меч и кухонный нож.

Им бы поговорить о том, о сем, хоть и дальние – а все-таки родственники. Но на этот раз им было не до мирных бесед.

Хозяин меча напал на маленькую деревушку, в которой жил хозяин ножа. И пришлось простому ножу отбиваться от грозного боевого оружия.

И отбился.

И уже много лет спустя, в дружеской беседе с мечом, на вопрос: «Почему?», сказал:

- Ты чужое пришел взять. А я, с Божьей помощью, защищал свое. Вот это и дало мне столько сил, что я не то что с тобой - с тремя такими, как ты, справился бы тогда!


КОМНАТНЫЕ ТАПОЧКИ

Натерли новые туфли хозяину ноги.

Пришел он домой, снял и, обув комнатные тапочки, принялся всю вину сваливать на них.

И они тесные, и они жесткие, и вообще давно пора заменить их на новые: более мягкие и удобные!

А тапочки молча терпели и даже не жаловались друг дружке на незаслуженные обиды. Ведь они были домашними…

И этим все сказано!


БЛЕДНАЯ ЗАВИСТЬ

Смотрела луна на солнце и никак не могла понять:

«И почему его люди больше меня любят? Такое же круглое, такое же светлое. И по размерам ничуть не больше!»

- Эй, солнце! – наконец, спросила она. – Почему?

И не дождалась ответа.

Солнцу просто некогда было отвечать ей. Ведь ему нужно было за день успеть обогреть землю, дать свет людям, деревьям и вообще проследить, чтобы на земле везде продолжалась жизнь!


ГУСЕНИЦА И БАБОЧКА

Посмотрела бабочка на гусеницу и скривилась:

- Фи, какая уродина!

Посмотрела гусеница на бабочку и прошептала:

- Ах, какая красавица!..

Если бы только одна из них знала о своем прошлом, а другая – о будущем!..


ЖАДНЫЙ КАБАН

Увидел желудь, что кабан его съесть хочет, и говорит:

- Не ешь меня! Я ведь могу еще одним дубом стать! На нем вырастет столько желудей, что им сможет кормиться еще несколько кабанов!

Подумал-подумал кабан.

И съел желудь.

Ему и одному их в лесу было мало…


ОДУВАНЧИК И ОДУВАНЧИКИ

Дунул ветер на одуванчик, и полетели маленькие пушистые парашютики.

- Стойте! Куда! – в отчаянии закричал одуванчик. – Разве вам плохо было со мной? Вы же без меня пропадете!

И так огорчился, что вскоре засох.

А иначе непременно бы узнал, что на следующее лето в той стороне, куда дул ветер, выросла целая стайка новых одуванчиков!


МУДРАЯ БЕРЕЗА

Пожелтела молодая береза и пожаловалась пожилой соседке:

- Ты хоть пожить успела! А я почему так рано состарилась?

- Не тужи! – раздалось в ответ. – Придет весна, и станешь ты опять молодой и зеленой!

- Разве такое возможно?

Пожилая береза была не только совсем седая, но и мудрая. Она не стала утешать молодую соседку и только сказала:

- Поживешь – сама увидишь. И это будет лучше любых моих объяснений и обещаний.

Шел мимо древний старик. Услыхал он этот разговор и подумал:

- Зря я тоже сетовал на свою старость! Совсем забыл, что после смерти-зимы меня ждет жизнь-весна!

И повернул в сторону храма, забыв даже – куда шел до этого…


САМОЕ ГЛАВНОЕ

Захотело недовольство хоть раз быть чем-то довольным.

Пошло оно по миру и стало искать то, что могло бы ему понравиться.

Весь мир обошло, да так и не нашло ничего.

А иначе и быть не могло.

Потому что оно не сделало самого главного: начинать-то не с чего-то другого надо было, а с самого себя!


ЧУДО

Один человек очень хотел увидеть чудо. Так хотел, что отправился в далекое и опасное путешествие.

Где он только не был! В безводной пустыне и штормящем море, в плену у разбойников и на вершине проснувшегося вулкана. Однажды едва льву в пасть не попал, но ни одного, даже самого маленького чуда так и не увидел.

Так ни с чем и вернулся домой.

Переступил родимый порог и, оглянувшись, сказал:

- Это просто чудо, что я вернулся живым!..

Сказал и ахнул. Потому что вдруг понял, что чудеса всегда вокруг нас.

Только мы их почему-то не замечаем…


СВЕТ СЛАВЫ

Украло бесстыдство у стыда всю одежду и думает:

«Ну, теперь он ничем не лучше меня будет! Или станет вечно сидеть дома!»

Но стыд вышел на улицу в тот же день.

И такой от него ослепительно-яркий свет шел, что никто не мог смотреть даже в его сторону. Так больно было глазам!

Увидело это бесстыдство и поспешило вернуть одежду стыду.

И не потому, что ему стало стыдно. А чтобы люди не видели, какая слава у его главного соперника!


САМАЯ ТРУДНАЯ РАБОТА

Заболел труд.

То ли переутомился. То ли повредил себе что во время работы…

Словом, врачи велели ему полежать.

Лежал он, лежал. И, наконец, сказал:

- Самая трудная работа – это лежать и ничего не делать!

И с тех пор, как бы ни было трудно, старался ни за что не попадать к докторам.


НЕНАДЕЖНЫЙ ПЛЕТЕНЬ

Легла тень на плетень.

А следом за ней - человек…

- Да что я – лежанка или кресло-качалка? – возмутился плетень и упал на землю.

А человеку просто плохо стало.

Отлежался он, встал и дальше пошел.

А плетень так и остался лежать. Пока вместо него другой не поставили. Более крепкий и надежный.


ПЛОХИЕ ПОМОЩНИКИ

Нашел глупый человек гриб и подумал:

«Еще вчера его здесь не было. Если он за ночь таким вырос, то каким же тогда к вечеру станет?»

И, вместо того, чтобы обивать ноги по всему лесу, лег и стал ждать, пока гриб вырастет таким, что займет всю корзину.

Ждал-ждал, но дождался лишь того, что гриб весь червивым стал!

Так и пошел он домой с пустой корзинкой.

Ведь глупость и жадность не только плохие помощники, но и того, что имеешь, лишить могут!


«УЧЕНЫЙ» ГВОЗДЬ

Надоело гвоздю без дела в коробке лежать. И пришла ему мысль: самому что-то в доме полезное сделать.

«Раз у меня есть шляпа, то значит, я – начальник или ученый!» - решил он и принялся ковырять стены и царапать пол.

Пришлось потом хозяину молотком ему вдалбливать, что дело-то было не в шляпе.

А в том, что под шляпой должно быть хоть немного ума…


ОПАСНАЯ ГОРА

Пошли у сребролюбия дела в гору.

И вот что странно: чем выше поднимается, тем все меньше кажутся ему люди.

Уменьшались они, уменьшались и, наконец, оно совсем перестало их замечать.

А жаль.

Ведь они кричали ему, звали. Хотели предупредить об опасности, а не помощи, как казалось ему, просили.

Ведь гора-то шла – вниз!

Но это было заметно – только со стороны…


НЕУРОЧНЫЙ СНЕГ

Выпал снег после осенних дождей и долгого листопада.

Обрадовались люди.

Выпал он опять – после долгих и сильных морозов.

Еще больше обрадовались все.

И так каждый раз радовались ему, что решил он сделать людям подарок.

Взял, да и выпал… летом.

На зеленую листву… на зреющую пшеницу… на теплые цветы… на бабочек… на кузнечиков…

И никак не мог взять в толк, почему на этот раз никто не рад ему, а наоборот, все огорчаются.

А ответ был прост: ведь всему на свете свое время!


ВОЗДУШНЫЙ ШАР

Надули воздушный шар.

Почувствовал он необычайную легкость и сразу же захотел подняться на Небо.

- Зачем ты меня сдерживаешь? – упрекал он нитку. – Немедленно отпусти. Мое место не здесь, а – там!

- Но там же птицы с острыми клювами, молнии, палящее солнце, порывы ветра! – пыталась отговорить его нитка. – Тебя сразу занесет невесть куда, ты даже и не успеешь добраться до Неба. Да и воздух из тебя постепенно может выйти!..

Но воздушный шар и слушать ничего не хотел.

- Что можешь советовать ты, жалкая земная вещь - мне, созданному для жизни на Небе? – возмутился он, вырвался, полетел и… повис на первом же дереве, откуда его быстро сняли и привязали покрепче.

А если бы не было этого дерева?..


ЗНАКОМАЯ ИСТОРИЯ

Позвали добродетели человека на прогулку.

Но у того сто причин нашлось для отказа. И времени нет, и ноги болят, и вообще смертельно устал после работы!

- Нет, не могу, даже и не просите!

Ушли добродетели.

И – тут как тут злые привычки и грехи.

- Пошли с нами гулять!

И что же?

Сразу и время нашлось, и ноги перестали болеть, и усталость куда только девалась!

Словом, не раздумывая, пошел с ними человек.

Хорошо еще, если эта прогулка была временная, а не вечная!


ШИЛО В МЕШКЕ

Сделал человек зло.

Тайком сделал, ночью, так, что никто из людей не видел.

Одна только мудрость случайно заметила.

- Смотри! – пригрозил он ей. – Скажешь кому - плохо тебе придется!

- А зачем говорить? – удивилась мудрость. – Все равно шила в мешке не утаить!

«Странно! – недоумевая, подумал человек. - У меня и шила-то отродясь не было. Что я - сапожник или портной?»

- Эй, мудрость, а шило-то тут при чем? – крикнул он.

Но ответа не последовало.

Мудрость благоразумно села на корабль и уплыла в дальние страны.

А злое дело, сотворенное человеком, все равно вскоре стало заметно всем.

И только тогда он понял, что любое зло, как его ни скрывай, и правда, рано или поздно вылезет наружу - словно шило в мешке!


ХВАСТОВСТВО

Хвастало-хвастало хвастовство, и однажды вдруг перестало хвастать.

День не хвастает! Два!! Три!!!

Обрадовались добродетели:

- Наконец-то хвастовство исправилось!

А оно тут и говорит:

- А я целых три дня не хвастало!

И тут уж обрадовались все извечные противники добродетелей – человеческие пороки и грехи.


СИЛА ВРАЖДЫ

Решила вражда двух верных друзей рассорить.

Долго ли умеючи?

Взяла да шепнула каждому по отдельности, что твой друг сказал о тебе то-то и то-то. Разумеется, самое худшее, что могла только придумать!

Но, к счастью, друзья по-настоящему верными были.

Встретились они. И один, вместо того, чтобы сразу начать ссору, прямо спросил:

- Ты про меня говорил то-то?

- Нет, - отвечает другой. – А ты про меня?

- Тоже нет!

- Все ясно, чьих рук это дело!

Взяли и поколотили вражду.

С тех пор она этих друзей за версту обходит.

А зачем с ними еще связываться?

Ей и без того есть кого без опаски ссорить друг с другом!


ГЛУПАЯ ЖАЛОСТЬ

Забралась глупость на высокую гору.

А обратно слезть ума уже не хватает.

И так хорошо стало жить в мире без глупости!

Да вот беда – пожалела ее жалость и помогла спуститься с вершины.

Из-за этой глупости чего только не сделаешь!


СПЕШКА

Торопилась спешка на поезд, да забыла дома очки.

А без очков как на вокзале? Ни расписания не увидать, ни названия поезда…

Вернулась спешка домой, а когда опять прибежала на вокзал, то обнаружила, что на этот раз забыла свой чемодан. А без него – какая дорога?

Так и бегала она туда-обратно, пока ее поезд не ушел.

Села спешка на чемодан, сняла очки и, поняв, что так жить больше нельзя, приняла решение: пора спешно начинать новую жизнь!


«Я»

Изготовила буква Я себе визитку, где крупно написала:

«Я – ПЕРВАЯ БУКВА В АЛФАВИТЕ»

И ниже, чуть видно, добавила:

«С конца».

Раздала она эти визитки людям.

И что же?

Один даже не обратит на нее внимания.

Другой просто возьмет, да выбросит.

А третий с уважением примет и непременно позвонит.

Потому что и сам такой без визитки!


ОБИДА

Упрекнула обида прощение в том, что оно всех прощает.

- Но ведь ты тоже на всех обижаешься! – резонно возразило прощение.

Нечего было возразить на это обиде.

Осталось только привычно обидеться.

Что она тут же и сделала.


ЛУЖА-МОРЕ

Приснилось луже, что она – море.

Корабли по ней плавают, волны валами катят.

Проснулась и так расстроилась!..

На ее берегах – всего лишь муравьи да букашечки ползают. А волны такие, что просто смех один!

Но вдруг подул ветер, и поднялась рябь, которая для этих букашек, казалась, наверное, ничуть не меньше самых высоких морских валов!

И поняла тогда лужа, что для кого-то и она – море!


ЗВОНКИЕ КОЛОКОЛЬЧИКИ

«Бом-бом-бом!» - звучало над сонной округой.

То колокола будили людей и звали их в храм, на службу.

- Ну почему мы тоже не звеним, хотя так похожи на вас? – пожаловались церковным колоколам полевые колокольчики.

- Почему? – отозвались те. – Вы тоже звените. Только вашего звона не слышно, зато видно. Ведь вы призываете видеть за своей красотой совершенство мира, которое сотворил Бог!

Услышали это колокольчики. И радостно закивали прекрасными синими головками под порывами ветра, словно церковные колокола:

«Бом-бом-бом-бом-бом!»


ВЕЧНЫЙ СПОР

Заспорили закат с рассветом – кого из них больше любят люди.

Дождался закат вечера и спросил возвращавшегося с работы пахаря:

- Кого?

- Конечно, тебя! – устало ответил тот.

- Вот видишь? – обрадовался закат.

- Погоди! – остановил его рассвет. И когда пришло его время, спросил у того же самого человека:

- Так кого?

- Конечно, тебя! – бодро ответил тот, выходя на работу.

- Моя победа! – сказал рассвет.

- Нет, моя! – упрямо стоял на своем закат.

И оба по-своему были правы.

Ибо всякому времени – свой час!


ХОЗЯЙКА И ТЕСТО

Вылезло тесто из кастрюли, а хозяйка его: назад, назад!

Вылезло снова – опять та же картина.

«Да как же она не понимает, что чем больше меня будет, тем больше получится пирожков?» – возмутилось тесто.

А пирожков получилось ровно столько, чтобы они были вкусными.

Хозяйка-то опытная была и хорошо знала, что спешка и неопытность в любом деле – просто беда!


ЛАСТОЧКА

Прилетела ласточка из-за моря.

Обрадовались люди:

- Весна! Весна!

Оглянулась ласточка: нет никого… И решила, что весна – это она и есть!

Но тут вдруг налетел северный ветер, вернул зиму с ее метелями и холодами.

Забилась ласточка в укромное место, кое-как дождалась прихода тепла и, вылетев навстречу теплому солнцу, сама закричала:

- Весна!

И только тут поняла, что никакая она не весна, а только радостная весточка людям - об этой весне!


ВАЖНОЕ РАЗЛИЧИЕ

Зашел чужестранец в дом, где любопытство и любознательность жили, и с удивлением спросил у соседей:

- Как же вы их различаете?

- А это ты сейчас сам поймешь! – ответили ему те.

И точно.

Первым подбежало к гостю любопытство. И ну трещать: - А что? А как? А почему? Зачем к нам пришел и надолго ль?

А любознательность подошла и принялась деловито уточнять: из какой страны чужеземец, каков язык у его народа, каковы порядки-законы, какие овощи-фрукты они выращивают, и много еще чего полезного.

Посмотрел на них чужестранец и сказал:

- Вот это – любопытство. А это – любознательность.

- Точно! - подтвердили соседи. – Мы тоже их по вопросам различаем. И ни разу еще не ошиблись!


ГЛАВНАЯ КРЕПОСТЬ

Захотел страх весь мир себе подчинить. И послал своих воинов, велев без победы не возвращаться.

Вернулись те и доложили:

- Теперь ты властелин мира. Все страны и города в страхе перед тобой. Осталась одна лишь крепость, которую мы не смогли взять. Но она такая смиренная и маленькая – что не стоит даже обращать на нее внимания!

- Как ее название? – уточнил страх и услыхал в ответ:

- Вера!

Помрачнел страх и закричал на своих слуг так, что даже сам испугался.

На том и закончилась его власть над миром!


УГОЛОК МИЛОСЕРДИЯ

Надело милосердие лохмотья, взяло дырявую суму со старым посохом и отправилось узнать – есть ли еще для него место в мире.

Увидело оно огромный дом, и даже не дом, а целый дворец и обрадовалось:

- Хорошо стали жить люди, богато. Тут много места, наверняка найдется и для меня уголок!

Но не тут-то было!

В этот дворец его и на порог не пустили:

- Много вас тут шляется всяких! Ступай прочь, пока собак на тебя не спустили. Самим места мало!

Подошло милосердие ко дворцу поменьше, то есть, дому побольше. Там ему подали корку хлеба. Правда, так, что лучше бы не подавали. И тоже не пустили даже переночевать.

Третьим был совсем маленький дом, и даже не дом, а жалкая хижина.

- Ну, тут мне вообще нечего делать! – хотело обойти его стороной милосердие. Но хозяева сами вышли к нему, пригласили в гости, накормили, напоили. И стало оно там жить.

Не бедно и не богато. Но все, кто там гостил, говорили, что лучшего места на земле они еще не встречали!


ВЫБОР

Пришел человек на исповедь.

А очередь к священнику – часа на два, если не больше. Тесно, душно…

«Уйти, что ли?» - мелькнула лукавая мысль.

Но другая – честная и прямая - сказала:

- Тут – два часа, а там – Вечность. И если не снять груз твоих грехов, то в такой тесноте и кромешной мгле, что с этими неудобствами и сравнить нельзя. Выбирай!

И человек сделал выбор.

А после того, как исповедовался, та же мысль спросила:

- Хорошо ли тебе теперь?

- Лучше и не бывает! – радостно ответил человек.

- Бывает! – сказала мысль. – Причем, так, что ты даже мечтать не можешь. И тоже – навечно!


СВЕЧА

Зашел человек в храм. Поставил свечу за упокой душ родителей и ушел, считая свой долг выполненным.

А свеча осталась гореть.

Ах, как она старалась!

И восковые слезы лила, и в низком поклоне перед Распятием склонилась.

Словом, делала всё за человека!

Но – сделала ли, о том знает один только Бог…


ГРУСТНЫЙ ПОВОД

Шел по селу старый монах.

Увидел он, как ругается сын с отцом, как обзывает его всячески, а под конец еще и замахнулся на него, и только горько вздохнул.

Прошел дальше – а там дочь с матерью не ладят. Тоже ругаются. Мать на дочь, а та – на нее.

Еще горше вздохнул монах.

А когда на кладбище за селом зашел – покойников помянуть – и вовсе прослезился.

Что ни могилка – то парень или девушка под крестом…

Но неудивительно было это монаху. Он ведь знал, что пятая Заповедь гласит: «Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет и да долголетен будеши на земли». И если внимательно прочитать ее, то ясно увидишь, что тот, кто не чтит отца и матерь, не говоря уж о том, что не слушает или злословит их, то обрекает себя на всякие беды, болезни, а то и раннюю смерть.

Ведь у Бога неложно каждое слово!

Кто-кто, а старый монах хорошо знал это. И только имел сейчас лишний грустный повод убедиться в этом…


СВОЕВОЛИЕ

Захотела машина сама без водителя ездить.

Взяла – да поехала!

Где захочет, проедет, что надумает – сделает. Не жизнь – одно удовольствие!

Только вдруг видит она – впереди пропасть. Такая, что упади в нее – колес не соберешь!

Ей бы на тормоз нажать, да разве без водителя это сделаешь?

Вспомнила машина про водителя и как загудит, что есть мочи!

Услышал это водитель, догнал своевольную машину, заскочил в кабину и затормозил перед самой пропастью.

А если бы не успел?..


МЕЧ ОБОЮДООСТРЫЙ

Много есть доподлинных историй о силе материнской молитвы.

Она и со дна моря детей достает, и от огня защищает, и в любой, самой злой напасти в силах помочь!

Но есть и иные истории….

Расшалился как-то не в меру ребенок. Бегает по дому, то за одно зацепит, то за другое…

Не выдержала мать да как закричит:

- Да когда ж ты угомонишься, проклятый? Чтоб у тебя руки-ноги отсохли!

И что же?

Прошли годы. Про тот случай, разумеется, и думать забыли. Ребенок вырос красивым спортивным юношей. Все просто любовались им. До тех пор, пока однажды его не сбила машина. Что там она задела, то точно знают лишь доктора, но после этого отнялись у него руки и ноги. Да так, что уже ничем нельзя было помочь.

А как поможешь, если так велика сила материнской молитвы!

Или проклятия…


РАДУГА И ВОРОБЕЙ

Прошла гроза.

Встала над полем радуга.

И решил воробей:

- Сколько мне уже можно таким невзрачным быть? Выкупаюсь я в ней и стану таким же красивым, как попугай!

Полетел он к радуге, но та уходила все дальше и дальше. А после и вовсе исчезла.

Опустился воробей на землю и так огорчился, что даже не заметил, как угодил в разложенную на траве сеть.

- А-а, это всего-навсего воробей! – разочарованно воскликнул птицелов, увидев добычу, и выпустил воробья.

А стань тот, и правда, похож на попугая, до конца своих дней лишился б свободы!


ПЫЛЬНЫЙ КОВЕР

Вынесли ковер на улицу – выбивать.

Бил-бил хозяин его по бокам. Целых полдня выбивал. Хотя можно было и за час всю работу сделать.

Но то один сосед мимо пройдет, то другой. А он очень любил с кем-нибудь посудачить и осудить кого-то, при этом со всеми ссорясь и сквернословя…

Еще, как знал ковер, его хозяин был очень горд и жаден. То есть грехов – как пыли!

Но руки у него, надо признать, были золотые. Любое дело на совесть делал. И ковер выбил так, что ни единой пылинки не осталось!

Принес он его домой, расстелил на полу.

Хорошо, легко стало ковру.

Только вот за хозяина сделалось вдруг обидно.

Посмотрел он на него и подумал:

«А когда его самого выбивать-то начнут?..»


САМАЯ КОРОТКАЯ ПРИТЧА

Жил был заяц, который не верил в то, что существуют охотники.

И только когда повстречался с ними в лесу, понял, что они действительно есть.

Но было уже поздно…


БАБОЧКА-ОДНОДНЕВКА

Села бабочка-однодневка на многолетнюю бруснику и начала восторгаться всем, что умела увидеть:

- Солнце-то какое доброе и красивое! Роса – никакие самоцветы с ней не сравнятся! А луг-то какой зеленый, небо какое синее! А воздух? У меня даже не хватает слов, чтобы описать его! Одно только могу сказать: слава Богу – за всё!

«Надо же – столько лет живу, и ничего этого не замечала!» - подумала брусника, а вслух сказала:

- Ничего, завтра ты ко всему этому привыкнешь!

- Завтра для меня уже не будет, - печально ответила бабочка, навсегда закрывая глаза.

И брусника со стыдом призналась себе, что почти за сто лет она не увидела и, самое главное, не оценила всего того, что успела эта бабочка за единственный день своей жизни…


ВЕЧНАЯ ЛОМКА

Жил наркоман, который, как и все его друзья по несчастью, больше всего на свете боялся ломки.

Так боялся, что и бросить наркотики никак не мог. Единственное на что он надеялся, что смерть - хотя и было ему не больше двадцати – вскоре избавит его от них.

Так бы оно скоро и вышло, ведь известно, что наркоманы не доживают до старости.

Только узнал он вдруг от одного священника, что смерть не принесет ему избавления, а наоборот, после нее начнется для него вечная ломка.

И так испугала его эта новость, что он стойко перенес ломку и больше ни разу не притронулся к наркотикам. Разумеется, с Божией помощью!

Вот такой жил на свете наркоман.

То есть, почему это – жил? И почему наркоман?

Он и сейчас живет. И не скоро еще доживет до старости!


ВАЖНЫЙ УРОК

Осудил один человек другого и вскоре сам впал в тот же самый грех. Хотя раньше никогда и помыслить о нем не мог. А тут такая вдруг страсть обуяла…

Понял он, в чем причина всего. Бухнулся в ноги тому, кого осудил, попросил прощения, сходил на исповедь, и страсть сразу же отступила.

Словно ее и не было!

С тех пор, если он кого осуждает, то лишь одного себя. За свои грехи и за то, что прежде осуждал других!


А ПОТОМ?..

Пришло тщеславие к мудрому человеку и говорит:

- Давай дружить! Я для тебя все, что хочешь, тогда сделаю!

- И что же ты для меня сделаешь? - не торопясь с ответом, спросил мудрый человек.

- Помогу стать кандидатом наук!

- А потом?

- Потом – доктором!

- Допустим. А потом?

- Потом ты станешь профессором, академиком! Все будут превозносить тебя, называть великим…

- А потом?

- Как что – состаришься!

- А потом? Ну, проживет моя слава после меня лет десять. Но через сто уже и имя мое вряд ли кто вспомнит! А через тысячу лет? Через миллион? Так что же ты можешь дать мне?

Посмотрело тщеславие на мудрого человека, вздохнуло… и пошло искать того, кто бы с ним, не задумываясь об этом, подружился!


ГРУСТНАЯ ПРИТЧА

Была у одного пьяницы любимая привычка. Напиться, а потом бить себя кулаком в грудь и клятвенно обещать, что с завтрашнего дня он больше ни капли в рот не возьмет.

Так бы, может, оно когда и вышло.

Да вот беда – однажды не наступило для него завтрашнего дня!

И страшно даже сказать, не то, что представить – какое тогда началось для него похмелье…


БЕДНЫЕ ЖЕРТВЫ

Исцелил экстрасенс одного человека, исцелил десять, сто, тысячу, а потом и счет потерял.

Зато бесы точно знают его!

Ведь каждый такой человек – это их жертва, и его душу ждет ад.

Если, конечно, не покается, а потом предпочтет лучше болеть и даже и умереть, чем еще хоть раз пойти на «лечение» к экстрасенсу.


СТРАШНЕЕ ПРИТЧИ

Собралась молодая женщина на аборт.

А мать у нее верующая была, богобоязненная.

Встала в дверях и говорит:

- Что же это ты: мало того, что убьешь человека, так еще и некрещеным в Вечность отправишь?

- А что мне остается делать? – попыталась оправдаться молодая женщина. – И тех, что уже есть, кормить почти нечем. Нищету предлагаешь плодить?

- А мы вот как с тобой сделаем, - предложила мать. – Ты только роди. Мы его тут же окрестим и… убьем. Какая разница – полгода раньше, полгода позже. А тут хоть душу спасем. Я сама тебе нож поднесу!

Страшная притча, скажет кто-то.

А разве то, что собиралась сделать женщина, не страшнее?..


ТРУСОСТЬ

Захотела трусость сама от себя спрятаться.

Да только – куда?

На открытом месте и то страшно!

Хорошо, хитрость посоветовала:

- А ты поселись у смелости!

- А что? - обрадовалась трусость. – Со смелостью, и правда, не так страшно жить!

Пошла она к смелости. Но, боясь даже постучать в дом, просто легла у нее на крыльцо…

С тех пор путь к смелости и лежит через трусость!


СРЕБРОЛЮБИЕ

Попросила болезнь у сребролюбия денег.

Не так, чтобы мало, но для нее все равно, что капля в море!

Задумалось сребролюбие:

«Жалко, конечно, болезнь. Надо бы дать денег! Но…из какого тайника ей их дать? Из подвала – жалко. Там как раз кругленькая сумма собрана. Отбери чуть-чуть – и сразу не то будет! Из тех, что в стене замурованы? Но ведь это стену надо ломать. В сейф залезть, где деньги на повседневные нужды лежат? Так тогда ключи доставать надо. А это, ой, как непросто!

И правда.

Они ведь у сребролюбия в сердце были…


МЕСТЬ

Написал мстительный человек страшное письмо своему обидчику и бросил в почтовый ящик.

А адреса в гневе перепутал местами.

То есть, послал письмо самому себе.

А раз послал, то и получил.

Затрясся он от страха, прочитав письмо. Взял отпуск и целый месяц не выходил на улицу. Дома отсиживался. Хотя дни такие погожие стояли – один лучше другого.

Одного только не мог понять он, глядя в окно: почему обидчик-то его разгуливает по двору, как ни в чем не бывало?

И только когда еще раз перечитал письмо и узнал собственный почерк, понял свою ошибку.

Но было поздно.

Отпуск уже кончился.


НЕДОВОЛЬСТВО

Менялось недовольство квартирами.

Там соседи слишком шумные, тут наоборот – нелюдимые, здесь от города далеко, тут наоборот слишком в городе!

Менялось-менялось и дошло до того, что вовсе без жилья осталось.

Злые привычки, разумеется, не пустили к себе жить. Только посмеялись над ним, осудили и махнули рукой: чего с бездомного взять?

И пошло недовольство к добродетелям.

Те, конечно, его на какое-то время принимали. Но ни одна долго не выдерживала его характера.

И только у терпения – терпения не него хватило.

Неделю недовольство у него живет – терпит. Месяц – не гонит. Год – живи ради Христа!

Недовольство бы и всю жизнь могло провести там.

Да недовольство тем, что терпение во всем ему уступает, не дало!

Так оно и бродит по миру, недовольное всем и всеми.

Но только не самим собой!


УПРЯМЫЙ СПОР

Было у спора два друга: благоразумие и упрямство.

Упрямство его спорить заставляло.

А благоразумие, наоборот, останавливало.

Наконец, упрямство не выдержало и сказало:

- Выбирай: или я или оно!

- Ты! – сказал спор, понимая, что с благоразумием оно скоро вообще разучится спорить.

Благоразумие, разумеется, пыталось его остановить.

Но спор не стал даже слушать его.

И остался у него один только друг. Точнее, самый настоящий недруг.

Хотя об этом с ним лучше не спорить...


ОТКАЗ

Захотел человек согрешить. И только подумал об этом, как грех уже тут как тут!

- Вот он я, сладкий, приятный, удобный! Бери, не пожалеешь!

Человек сделал шаг навстречу греху, но словно натолкнулся на последние его слова.

«Не пожалею?..»

Он вдруг вспомнил, как горько, тесно и тяжело бывает после того, как согрешишь. И, призвав на помощь Бога, что есть сил, отказался от греха.

Отказался и тут же почувствовал, как сладко, легко и свободно стало у него на душе!

А самое главное, эти чувства не покидали его и после.

Чего никогда не бывает после того, как согрешишь…


СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Надумала кошка Мурка Шарика из конуры выжить.

И зачем казалось ей это: сама в большом доме живет, а Шарик в крошечной будке.

Но все дело в том, что дом этот не ее, а конура – Шарикова!

И стала она хозяевам намурлыкивать, что мол, Шарик совсем стар да ленив стал, а еще добр не в меру, из-за чего чужие люди их двор проходным сделали!

Кончилось все это тем, что выгнали Шарика из будки. А на цепь вместо него Мурку посадили.

Умные были хозяева. Поняли, что такая злая кошка лучше доброй собаки дом охранять будет.

А Шарика, так уж и быть, в сени пустили – век доживать!


МЕШОК СНЕГА

Предложил жадный и хитрый человек своему бедному глупому соседу мешок снега зимой - в долг. До лета. Но с условием: не вернет мешок снега, значит, должен будет отдать мешок золота!

Удивился глупый сосед: снега полон двор, сам не знает, куда девать. Но зря же ведь предлагать не станут… И – взял мешок!

А как лето пришло, то и сосед тут как тут:

- Отдавай долг!

Схватился за голову глупый человек: как быть? Ведь снег-то давно уж растаял!

К счастью, другой сосед у него добрым и мудрым был.

- Ладно, - говорит он, - помогу уж тебе. Глядишь, в другой раз будешь умнее. Ты, - говорит, - брось пустой мешок в лужу побольше и скажи жадному соседу, чтобы быстрей шел получать долг. А уж дальше – моя забота!

Глупый человек так и сделал.

Подивился жадный сосед: где это сумел глупец столько золота раздобыть – снег-то в разгар лета разве найдешь? – и пошел за долгом.

А навстречу ему – мудрый сосед

Разговорились. Как дела, куда кто путь держит…

- Да вот, - говорит мудрый сосед, - иду покупателя на свой луг искать.

- И много ль за него хочешь?

- Да столько, что пока никто не дает. Мешок золота!

А на этот луг жадный человек давно уже заглядывался. И как раз мешок золота у него теперь был…

- Я покупаю! – сказал он. – Пошли за золотом!

- Нет, так дело не пойдет! Ты сначала луг посмотри, - предупредил мудрый сосед, - чтобы потом ко мне никаких обид не было!

- Ничего, - думает жадный. - Все равно никуда от меня мой мешок золота не уйдет!

И пошел за мудрым соседом.

А тот водил его, водил по самой жаре, весь луг вдоль и поперек показал.

Наконец, говорит:

- Ну, а теперь пошли за твоим золотом.

Пришли во двор бедного человека.

- А ну, - говорит ему жадный сосед. – Подавай мне сюда мое золото!

А глупый человек уж, как ни глуп был, сообразил, что надо делать.

- Какое золото? – спрашивает. – Я тебе снег во дворе положил. Да ты что-то долго не шел, вот он и растаял.

Посмотрел жадный человек на своего бедного и больше не глупого соседа, потом – на мудрого…

Но ничего не поделаешь.

Так с мокрым пустым мешком и ушел восвояси!


ПЕРЕЛЕТНАЯ ПТИЦА

Надоело перелетной птице каждый год туда-сюда через море летать. И решила она хоть раз на одном месте остаться. А что – люди и те отпуск имеют!

Надумала и осталась.

Летает одна-одинешенька и радуется: ни тебе изнурительного перелета до кровавых мозолей под крыльями, когда кричишь от боли, а людям внизу кажется, что ты здороваешься или прощаешься с родными краями… Ни тебе соперников в полете за мошками…

Однако прошло время, и стало ей одиноко, а после – холодно и голодно. Не было пары, чтобы свить гнездо и завести потомство. А если бы и была, то чем бы она прокормила птенцов, если и самой хватало, только чтобы не умереть с голоду.

Но дожила птица до того времени, когда снова появилась еда. А там и стая из-за моря вернулась. Да не одна – с потомством! Прилетела из-за моря, усталая, охрипшая от громких криков, кровь из-под крыльев, но – счастливая!

Поняла тогда птица, что потеряла целый год и не сделала того, чего ждала от нее природа.

И стало ей больнее, чем во время самого долгого и трудного перелета.

Но уже ничего нельзя было изменить.

Разве что с нетерпением дожидаться нового перелета…


ЗНАКОМАЯ ЛЬДИНА

Завладела богатая льдина лучшим местом на реке – и ну его приукрашивать!

Там перила сделает, тут прорубь с затейливыми узорами, здесь – каток. Не для людей – для себя, хотя и кататься на коньках не умела. А чтобы другие не пользовались – загородилась высоким – глядеть и то страшно – забором.

Так обустраивалась, будто вечно зима будет!

К чему весь этот рассказ?

А к тому, что чуть ниже по реке богатый человек строил себе дом, который очень напоминал эту льдину…


ЗАПОЗДАЛАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ

Попала аквариумная рыбка в реку.

Окружили ее местные рыбы, подивились диковинному наряду и спросили – как ей жилось в домашних условиях.

- Хорошо! – вспоминая теплый, уютный аквариум, ответила, дрожа от холода, рыбка и пожаловалась: - Одно было плохо: кормили только один раз в день!

- Ну, с этим у нас проще! – успокоили ее рыбы. – Ешь, сколько хочешь! Если, конечно, сможешь…

И бросились кто куда – в поисках корма.

Смысл их последних слов аквариумная рыбка поняла к вечеру, когда ей пришлось встречать ночь полуголодной.

И еще она поняла, что была очень неблагодарной ко всему тому, что давалось ей – даром!


РАЗУМНАЯ НЕРАЗУМНОСТЬ

Перебежал неразумный муравей через дорожку, по которой шли люди, и жив остался.

Даже головы не поднял, всецело предав свою жизнь Богу.

Интересно – а как бы вели себя разумные люди, если бы переходили дорогу, по которой шли огромные скалы, каждая величиной с небоскреб?


СИЛА ПРИВЫЧКИ

Подарили дивану маленькую подушку – думку.

С тех пор, кто бы ни приходил в дом, он всем говорил:

- А у меня думка есть!

И все стали считать диван самым мудрым.

Даже когда узнали, что вся его думка – в подушке, многие так и не изменили своего мнения.

Так велика сила привычки!


ДВЕ КНИГИ

Стояли на книжной полке две книги: одна в дорогом, красивом переплете, другая – в дешевом и бедном.

Прочитал дорогую книгу хозяин и сказал:

- Ни уму, ни сердцу!

Прочитал дешевую, заплакал и признал, что ничего более полезного для души еще не читал.

Но на полке обе оставил.

Одну для души. А вторую – на тот случай, если вдруг гости придут: чтобы видели, что у него в доме есть и красивые книги…


СЛАДКАЯ СОЛЬ

Надоело быть соли соленой. Подумала: « Чем я хуже сахара? Он белый, и я белая, он сыпучий и я сыпучая. Только его все любят, даже причмокивают, когда чай с ним пьют, а меня словно и не замечают!»

И решила она сладкой стать!

Сказано – сделано.

Что тут за обедом началось!

Только тот, кто хоть раз пробовал сладкий борщ и подсахаренное яйцо всмятку, может по достоинству оценить это!

Кончилось все тем, что негодную соль выбросили на помойку.

И заменили новой.

Которая уже никогда не пыталась стать сладкой!


СМЕХ ПЛАЧА

Пришел как-то смех в гости к плачу.

И так веселил его, и эдак – никак не смеется плач.

Под конец смех сам чуть не заплакал от жалости и поведал о том плачу.

И вот тут плач рассмеялся.

Но только это был, увы, смех сквозь слезы!


БЕЛАЯ ЗАВИСТЬ

Узнала зависть о том, что она – тяжкий грех. Ой-ой-ой!.. И рада бы от него избавиться. Да разве от себя убежишь?

И впервые по-хорошему позавидовала она человеку, что хоть он, с Божьей помощью, может от нее избавиться.

Как это по-хорошему?

А очень просто: то есть, порадовалась за него!


КОСА И КАМЕНЬ

Нашла коса на камень.

И начался, точнее, продолжился давний спор.

- Вечно ты, камень, меня тупишь!

- Нет, это ты все время царапины на моих боках оставляешь!

Поспорили-поспорили они и разошлись, чтобы продолжить свой спор во время нового сенокоса.

Ведь спорить – куда проще, чем одному откатиться в сторону, а другой, понимая, что камню без посторонней помощи это невозможно, быть хотя бы немного внимательней в этом месте!


СИЛА ПОКАЯНИЯ

Убежало молоко из кастрюли и начало во всем винить нетерпение:

- Что же это ты меня подождать не могло! Опять, как всегда, торопилось?

- А я тут при чем? Это все невнимательность. Она хозяйку чем-то отвлекла, и та вовремя не сняла кастрюлю!

Невнимательность хотела всю вину переложить на рассеянность… Та – на само молоко…

Но хозяйка вдруг сказала:

Да это я сама во всем виновата! Больше такого не повторится!

И странное дело – после этого признания никто даже из самых злых и сварливых вредных привычек не стал упрекать ее.

А впрочем, что же тут странного?..


СКВЕРНЫЙ ХАРАКТЕР

Прилетела сорока к вороне и давай прямо с порога:

- Тра-та-та-та-та!

- Кар? – не поняла ворона.

- Тра-та-та-та-та-та-та! – еще быстрее затараторила сорока, обсуждая последние сплетни в лесу и осуждая всех.

И не зря торопилась.

- Кар! – не выдержала ворона и захлопнула перед ней дверь.

А сорока, даже не обижаясь – ей было не привыкать к такому – вспорхнула и полетела: рассказывать всем, какой скверный характер у вороны.



ВЕЧНЫЙ СВЕТ

Началось солнечное затмение.

Наступила ночь среди бела дня.

И возрадовалась тьма:

- Теперь я владычица мира! Навеки!!!

Но прошло совсем немного времени, и солнце опять засияло. Да еще ярче, чем прежде, полностью изгоняя тьму!

…Долог век человеческой жизни.

И как напоминает он это краткое затмение солнца!..



НЕ ПОВОД ДЛЯ УНЫНИЯ

Пришло уныние к радости и говорит:

- Давай, радость, унывать будем!

А сказано это было со злым умыслом – зло его так подучило, чтобы потом вместе посмеяться над радостью. Чтобы слишком не радовалась!

А радость вдруг и говорит:

- Давай. Только с одним уговором. Будем унывать, если только найдем подходящий повод для твоего пребывания в моем доме. А нет, то, как говорится, вот Бог, а вот - порог!

Начало уныние повод для того, чтобы остаться, искать. А за ним и ходить долго не надо. Стоит только в окно поглядеть!

- Дождь на улице… холодно… - зябко поеживаясь, пожаловалось оно.

- Ну и что? – удивляется радость. – Дождь – это Божья милость, значит, будет хороший урожай!

- Так дождь-то уже – вторую неделю. Так и вовсе без урожая остаться можем…

- Бог милостив! Пошлет еще солнце. А нет, так все равно подаст пропитание. И мы будем бережнее относиться к тому, что имеем!

- Да что мы имеем? – с тоской обвело руками вокруг уныние. – Одна нищета вокруг…

- И это не беда! В холоде, голоде да нищете – скорей Бога вспомнишь!

- Да что ты все: Бог… Бог… - рассердилось уныние. – У тебя что - других ответов нет?

- Так я ведь тебе сразу сказала: вот – Бог, - показала себе на сердце радость, - а вот – порог!

И указала в сторону двери, куда, понимая, что ничего ему не поделать с такой радостью, понуро побрело уныние.


НИЧЕГО ОБЩЕГО!

Был у гнева сын. Звали его - зло. Такой, что ему самому было с ним трудно. И решил он его женить на какой-нибудь добродетели.

Глядишь, немного смягчится, и ему на старости легче с ним будет!

Похитил он радость и женил на ней свое зло.

Только недолгим был тот брак поневоле. Но осталось от него дитя – злорадство.

Да и правда, не может быть ничего общего у добра со злом. А если вдруг и случится, то добра от него не жди!


«СЛЕПАЯ» ЖАЛОСТЬ

Идет жалость по свету.

Тросточкой дорогу ощупывает. Кого встретит – милостыню просит. И благодарит всех подряд: и тех, кто подал, и тех, кто мимо прошел. Причем, последних – особенно, желая им земных благ и Вечного спасения.

Люди думают, что она – слепая.

А жалость всё видит.

Просто ей всех жалко.

И особенно тех, кто вообще ничего не подал ей…


СТАРАЯ ПЕЧКА

Рассказала старой печке новая батарея о том, как с ней теперь людям легко живется.

- Ни тебе дров рубить, ни тебе печку, то есть прости, тебя – топить! Да и не только со мной! В домах теперь – газ, свет, кухонные комбайны, стиральные машины! На что хозяйке раньше приходилось целый день, а то и два тратить, теперь уходит час, если не меньше!

- Как хорошо! – обрадовалась печь. – И на что же они тратят высвободившееся время?

- Ой, всего и не пересказать! – принялась перечислять батарея. - Спят подольше, по гостям и на всякие развлечения ходят, а главное – телевизор смотрят!

- Жаль, - огорчилась старая печь. – А у нас, если выпадало свободное время, то люди молились, творили добрые дела и шли в храм.

И расхотела узнавать от батареи дальнейшие новости современной жизни.


ЖИВОЙ ПРИМЕР

Прожил дуб тысячу лет и решил, что он – бессмертен.

Но тут сверкнула молния, и остался от него один огромный обугленный пень.

А еще – живое назидание всем остальным деревьям в лесу:

- Уж если дуб оказался не вечен, что тогда остается нам?..


БЛАГОРОДСТВО

Повадилась мышка сыр из мышеловки таскать.

Да так ловко, что ни разу не попалась!

Но еще более удивительным было то, что сыр, который лежал на столе, она никогда не трогала и питалась только тем, что в мышеловке.

- Почему? – спросила, поймав ее, кошка.

- Да не хочу хозяевам досаждать! – ответила та. - Мне ведь и моего хватает…

«Надо же, какая благородная мышка!» - подумала кошка и, отпустив ее, обо всем рассказала хозяйке

С тех пор вместо мышеловки на полу стояла маленькая мисочка, в которой лежал кусочек сыра для мышки.

Все дело в том, что хозяева – тоже были благородными!


НЕОТВРАТИМОСТЬ

Рыл один человек другому яму и… нашел золото!

- Ну вот! – возликовал он. – А говорят, не рой другому яму, чтобы самому не попасть в нее! Я-то думал, теперь это место за сто верст обходить, а тут оказывается золота-то… золота!..

И чем дальше – тем больше!

Копал он, копал. И так углубился, что уже не смог выбраться наверх и остался в этой яме.

Иными словами – всё равно угодил в нее!


СВОЕВОЛЬНАЯ ВОЛНА

Захотела самая высокая и могучая волна одна без моря жить.

- Выйду на сушу и буду царицей земною! – решила она, взыграла и помчалась к берегу.

А за собой и часть других волн увлекла.

Сколько кораблей она с ними погубила, сколько людских душ в пучину унесла, сколько зла натворила на своем пути – и не перечесть!

Но достигла, наконец, своевольная волна вожделенного берега. Бросилась на него и… разбилась о неприступный утес. Только брызги от нее и последовавших за ней волн и остались.

А еще недобрая память и печаль по тем, кого она успела погубить вместе с собой…


ВЕРНЫЙ ПРИЗНАК

Увидел человек чужой грех и давай его осуждать!

И тем-то он плох, и тем нехорош.

А то, что у самого точно такой грех был, он даже не подозревал.

А как мы об этом узнали?

Очень просто.

Ведь если кто замечает чужой грех и негодует на него, то это первый признак того, что он есть и в нем самом!


РАССЕЯННОСТЬ

Пошла рассеянность куда-то за чем-то. Дождь, зонтик, конечно, дома забыла. Идет, мокнет.

Навстречу – обязательность.

Поздоровалась, поделилась с рассеянностью половинкой своего зонта.

- Слушай, я случайно не к тебе шла? – спросила та.

- Нет, - говорит обязательность. – Ко мне ты должна была прийти неделю назад за дешевой горящей путевкой на море. Но ты не пришла, и ее отдали расторопности. Теперь такие путевки в три раза дороже!

- Вспомнила, куда я шла! – ахнула рассеянность и помчалась покупать путевку на море.

А обязательность поглядела ей вслед и вздохнула:

- До чего же дорого иногда обходится нам эта рассеянность!


НОВОЕ «ПЛАТЬЕ»

Шила рассеянность себе новое платье.

Друзья, зная ее характер, предупредили:

- Смотри: семь раз отмерь и один раз отрежь!

- Хорошо! – пообещала рассеянность, и вскоре платье было готово.

Увидели друзья ее в нем и ужаснулись:

- Откуда на тебе эти лохмотья?!

- Как откуда? Вы сами так посоветовали: один раз отмерь и семь раз отрежь!

Развели руками друзья.

И больше уже никогда ничего ей не советовали!


«КОНЕЦ» ЛЕСА

Прошел по лесу слух, что через месяц – конец леса!

Что тут сразу началось!

Звери все дела свои побросали, в норках не убираются. На охоту не ходят.

Волки, лисы сами голодные бродят и детей не кормят. А зачем – все равно скоро конец леса!

Бурундуки и белки тоже по этой причине запасов на зиму не делают.

Но прошел месяц, другой… А лес, как стоял, так и стоит!

Спохватились звери – а уж зима на пороге.

Хотели они было виновного найти, да некогда стало.

Надо было хоть как-то успеть подготовиться к зиме.

А то ведь точно конец. Если не лесу, так тем, кто в лесу!


ВАСИЛЬКИ

Пришли жнецы на поле – рожь жать.

Рожь собрали, а из васильков, которые в ней росли, девушки венки сплели и на себя надели.

Возгордились васильки.

- Вот мы какие красивые! Для того, знать, и рожь сеяли, чтобы нам в ней расти! Она нас от ветров прикрывала, от холодов защищала. И теперь ее за ненадобностью выбросили!

А рожь и не думали выбрасывать. Собрали ее в снопы, обмолотили, свезли на мельницу и стали печь хлеб.

На целый год хватило.

Еще и осталось!

А васильки…

Они так и остались на поле, дождям да ветрам в добычу, не нужные больше никому…


МЕЛКАЯ МОНЕТКА

Жила-была мелкая монетка.

Она была такая мелкая, что на нее ничего невозможно было купить.

В конце концов, потеряли ее люди и даже не заметили.

- Значит, такова моя доля! – смиренно решила монетка, вздохнула и… уснула под слоем теплой пыли.

Но прошли века и даже тысячелетия, и ее разбудил радостный крик:

- Смотрите! Старинная монета!

Так оказалась монетка в музее, где ее положили под стекло, как очень дорогую и редкую вещь.

А потом мимо нее стали проходить люди и восторгаться.

- Значит, такова моя доля! – теперь уже радостно подумала монетка.

И омрачало ее радость лишь то, что в кошельках у этих людей по-прежнему были мелкие монетки. Такие мелкие, что на них пока тоже ничего нельзя было купить…


РЫЖИЙ ПОЖАР

Надумала лиса, как зайца из избушки выманить.

Прибежала она к нему и, замахав над собой хвостом, закричала:

- Зайчик, пожар, мой дом горит! Выходи помогать!

Выглянул заяц в окно. Видит, и правда, полыхает там что-то рыжее. Но ведь и лису он хорошо знал!

Как быть? И помочь надо, и осторожность не повредит…

Думал-думал. И тоже придумал.

- Сейчас-сейчас! – отозвался он. - Я знаю, что ты сама на себя беду накликать не станешь. Вон - ведь твой дом, и правда, уже горит!

- Как? Где?! – испугалась лиса, опустила хвост. Да тем себя и выдала!

И так напугал ее в тот раз заяц, что она больше никогда на себя не наговаривала. Пыталась, конечно, его по-другому выманить.

Но заяц с тех пор еще осторожней стал!


РАЗНЫЕ НАЖИВКИ

Шел человек по узкой тернистой дороге и плакал:

- Господи, сколько живу – столько грешу! Даже и не знаю, как это получается! Помоги, вразуми!..

Вдруг видит – впереди мост. А около него рыбак.

Поздоровался с ним человек, спросил, как рыбалка.

А тот:

- Лучше и не бывает! Одна рыба беспечная, сама на голый крючок кидается. А другая осторожная, так я к ней с подходом. Леска у меня невидимая. Крючки маленькие, одна только наживка видна. Вот эту рыбу я поймал на белый хлеб, эту – на пахучий жмых, а эта, даром что крупная – на крошечного червяка попалась!

- Так вот оно что! – просветлел лицом человек и поблагодарил рыбака.

- За что? – удивился тот, выуживая очередную рыбу.

- За науку! – ответил ему человек.

И пошел дальше, благодаря Господа за то, что так скоро и понятно вразумил его.


ЛОЖЬ И ЛЕНЬ

Подружились ложь и лень.

А что тут удивительного?

Ложь - лень всегда труженицей называет и всячески ее оправдывает.

И лень ни разу в жизни правду не сказала. Ложь-то всегда легче говорить.

Но вот однажды попросила лень у лжи мешок зерна.

А та не дает.

- Нет у меня и все!

Но лень-то знает, что на лжи любое богатство держится! И сейчас у нее полны амбары.

Дождалась она ночи, и как ни лень было – но есть ей хотелось больше – пошла ко лжи и украла этот мешок.

Узнала про то ложь и говорит:

- Отдай мне то, что взяла!

А лень ей в ответ:

- Как же я могла взять, если ты говоришь, что у тебя ничего нет? Или все-таки есть?

Посмотрела на нее ложь и задумалась: «Как быть? Признать, что лени было из чего красть - значит правду сказать.» А это для нее – страшнее не то, что какого-то мешка зерна, но всего богатства лишиться!

Так и не ответила она ничего.

Помолчали они и разошлись в разные стороны.

И никак с тех пор не помирятся.

Лени – лень. А ложь так и не может правду сказать…


ЧУЖОЙ ТРУД

Показалось однажды венику, что у совка более легкая работа. Ну что в ней такого: лежи, да жди, пока в тебя сор наметут!

А совок сам давно уже мысль затаил, что его доля тяжелее. То ли дело у веника: знай, мети себе в удовольствие!

И решили они однажды своими работами поменяться.

Веник назвался совком.

Совок назвал себя - веником

И что тут началось!..

Совок стал по полу скрести, да углы не забывать. А веник – мусор, что на него сыпали – в ведро относить.

Пришли хозяева и ужаснулись. Весь пол исцарапан, обои ободраны, всюду сор, а в центре комнаты - совок и веник без сил лежат.

Взяла хозяйка веник, подставил хозяин совок, и навели в доме порядок.

Легли после этого веник и совок каждый на свое место.

И с тех пор никогда не считали чужой труд более легким.


ПРОЧИТАННАЯ КНИГА

Прочитали книгу до конца.

Она думала, что на том жизнь ее и закончилась. А она, наоборот – только начиналась!

Книга-то была душеполезной и назидательной. И читатель, под стать ей, не просто человек разумный – но благоразумный.

Задумался он над своей жизнью и стал сверять свои поступки с этой книгой. А время от времени брал ее в руки и перечитывал вновь.

Потом он дал почитать ее и своим друзьям.

Они брали книгу по очереди.

И каждый раз все начиналось сначала!


САМОЛЮБИЕ

Устало самолюбие любить только одного себя. И пошло по свету: искать, кого бы еще полюбить?

Захотело влюбиться в тщеславие, но то его даже не слушало.

Попробовало полюбить славу, но та на него даже не посмотрела.

Эгоизм – его иностранный коллега – тот и вовсе от него отвернулся.

«Нет, недостойны они моей любви!» – решило самолюбие.

Вернулось домой – и стало еще больше любить себя!


КОСОЛАПОСТЬ

Надоело медведю, что его одного называют косолапым.

Взял он, да и наступил волку на лапу.

Волк – лисе.

Лиса – зайцу.

Вскоре все звери в этом лесу стали зваться хромыми.

И только медведь, как был, так и остался – косолапым!


КОЛЮЧКА

Прицепилась колючка к платью королевы и стала называть себя фрейлиной.

Попытались настоящие фрейлины убрать самозванку, да не тут-то было: руки-то у них нежные, ничего не смогли поделать с колючкой!

А та на них такие колкости стала наговаривать королеве, что вскоре ни одной фрейлины в свите не осталось.

Добралась, наконец, колючка и до самой королевы.

- Не уступишь мне свое королевство – заколю до смерти!

Так и получила колючка трон.

Но королевой так и не стала.

Уж слишком велико оказалось ей королевское платье!


ГРУБОСТЬ

Вышла грубость на прогулку.

Там накричала, тут нахамила. Идет, довольная собой.

Вдруг навстречу ей - зависть.

- И как же это, грубость, у тебя все хорошо получается! – как всегда, стала завидовать она.

А грубость и ей:

- Ах, ты, такая сякая! И всем и всему ты завидуешь! Ну скажи, есть ли хоть что на свете, чему бы ты не завидовала?

Задумалась зависть. Но тут заметила, что от грубости все шарахаются, никто ее не любит, всем она неприятна.

И поняла: что такая вещь все же есть. Это – грубость.

И правда. Чему тут было завидовать?


РОСА

Легла роса на траву. И только поспать собралась – а уже солнце вышло.

Ничего не поделаешь – поднялась роса к облаку, и только полежать захотела, как снова упала на землю каплей дождя.

- Ну хоть теперь-то я отдохну! – подумала она. Но ее тут же впитала земля, и подхватил подземный поток…

- И так уже тысячи лет!.. – вздохнула капля. Но тут же подумала, что это лучше, чем жить в мутном пруду или еще хуже – в топком болоте.

И она с радостью пустилась в новый путь, чтобы затем пробиться в роднике наверх, затем подняться еще выше и наутро снова лечь росой на траву…


ЗЕРКАЛО

Упал луч солнца на зеркало, и засияло оно так, что стало больно глазам. Возгордилось зеркало:

- Смотрите, смотрите! Я – как солнце! И даже, может, немного ярче его!

И с этим трудно было поспорить домашним вещам.

Но передвинулось солнце по небу, и зеркало снова стало тусклым. Вновь отразились в нем увешанные темными картинами стены и старый диван.

- Ну что же ты больше не сияешь? – спросили у зеркала вещи.

А что оно могло возразить на это?

Ему и самому стало ясно, что сияло не оно, а – отраженное в нем солнце!


СОЛНЦЕ

Приснилось солнцу: вышло оно однажды, как всегда, светить людям. А те ему и не рады.

Одни сладко спят.

Другие предпочитают под покровом ночи обделывать свои темные дела.

А третьим просто стало стыдно, что при свете оказалось видно то, что они натворили во тьме…

Проснулось солнце и поспешило скорее проверить: так ли это? И если да, то стоит ли ему приходить в мир еще?

Вышло оно, осмотрелось…

Одни люди, действительно, еще спали.

Другие, и правда, кто еще стыдясь, кто уже нет, творили негодные дела.

Но оказалось, что есть и те, хоть их было немного, кто искренне обрадовался солнцу и тянул к нему руки.

И ради таких оно готово еще было светить – без конца!


Март – май 2010 г.

Эту книгу «Маленькие притчи для детей и взрослых. Том 1» написал российский писатель, поэт, драматург монах Варнава (Евгений Санин).

Притчи – это особый жанр, который является весьма редким не только в российской, но и во всей мировой литературе. Короткие иносказательные и поучительные рассказы дают возможность человеку взглянуть на свои недостатки со стороны, задуматься о вечных ценностях, помогают находить ответы на разные вопросы нашего бытия.

Монах Варнава (Евгений Санин), создав в своих притчах удивительный сплав высокой духовности и нравственности с народной мудростью, одновременно сумел написать их очень емким, увлекательным, доходчивым языком, что позволяет читать эти поучительные истории не только взрослым, но и детям.





Автор
Дата добавления 31.10.2015
Раздел Начальные классы
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров277
Номер материала ДВ-111362
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх