Логотип Инфоурока

Получите 10₽ за публикацию своей разработки в библиотеке «Инфоурок»

Добавить материал

и получить бесплатное свидетельство о размещении материала на сайте infourok.ru

Инфоурок Русский язык Другие методич. материалыКейс №6 по теме «Морфемика. Словообразование. Орфография»

Кейс №6 по теме «Морфемика. Словообразование. Орфография»

Скачать материал
Выберите документ из архива для просмотра:

Выбранный для просмотра документ Лекция №10-12.doc

библиотека
материалов

Лекция №10-12

Тема:. Морфемика. Словообразование. Орфография.


Основные понятия и термины по теме: словообразование,

морфема, корень ,приставка ,суффикс ,окончание, постфикс, интерфикс, основные способы словообразования: префиксация, суффиксация, сложение.


План

1.Понятие морфемы как значимой части слова.

2.Морфемный анализ слов.

3.Способы словообразования.

4.Словообразовательный анализ слов.

5.Нормы словообразования.

6.Речевые ошибки.

Основная литература:

  1. Герасименко Н.А. и др. Русский язык: Учебник для студентов среднего профессионального образования.- М: Издательский центр «Академия», 2009.

2.Греков В.Ф. Русский язык. 10-11 классы; Учебник для образовательных учреждений, - М: «Просвещение», 2009


Дополнительная литература

1.Скворцов Л. И. Культура русской речи: Словарь – справочник. – М.: знание,2005.
2.Энциклопедия для детей. Т. 10 Языкознание. Русский язык. – М.: Аванта +,2008.



1.Понятие морфемы как значимой части слова.

Состав слова
Морфемика (от греч. morphe — форма) — это раздел науки о языке, в котором изучается состав (строение) слова. Морфема — это наименьшая значимая часть слова. В составе слова выделяются следующие значимые части (морфемы): корень, приставка, суффикс и окончание.
2.Морфемный анализ слов.

Слово состоит из основы и окончания. В основу входят: приставка, корень, суффикс.
Основа и окончание
В изменяемых самостоятельных словах выделяется основа и окончание (трав а), а в неизменяемых — только основа (около, за )

Основа — это часть изменяемого слова без окончания: море — моря — морю. В основе слова заключено его лексическое значение.
Окончание — это изменяемая значимая часть слова, которая образует форму слова и служит для связи слов в словосочетании и предложении. Чтобы выделить окончание, надо изменить слово: трава — травы, зимний — зимнего, лечу — летит. Неизменяемые слова окончаний не имеют.
При изменении слова или образовании какой-либо его формы: числа (лес — леса, красивый — красивые, добр — добры, второй — вторые, наш — наши, весь -— все, пишу — пишем, прочитал — прочитали); рода (синий — синее — синяя, низок — низко — низка, отвечал — отвечало — отвечала, рисующий — рисующая — рисующее); падежа (стол — стола — столу — столом — столе, сражающиеся — сражающихся — сражающимся — сражающимися); лица {решаю — решаешь — решает, решаем — решаете — решают) — изменяются окончания.
Окончание выражает разные грамматические значения: у существительных, числительных и личных местоимений (без предлога или вместе с ним) — падеж и число; у прилагательных, причастий, некоторых местоимений — падеж, число, род; у глаголов в настоящем и будущем времени — лицо и число, а в прошедшем времени — род и число.
Окончание может быть нулевым, то есть таким, которое не выражено звуками. Оно обнаруживается при сравнении форм слова: конь — коня — коню. В им. падеже нулевое окончание (как любое другое в косвенных падежах) означает, что существительное конь употреблено в форме им. падежа, ед. числа, мужск. рода, 2-го скл.
В основе самостоятельного слова можно выделить значимые части слова (морфемы): приставку, корень, суффикс.

Корень слова
Корень — это главная значимая часть слова, в которой заключено общее значение всех однокоренных слов: водный — подводный — водяной — водник — водянистый — водолаз — все эти слова обозначают предметы или признаки, имеющие отношение к воде, так как в них входит корень вод-.
Слова с одним и тем же корнем называются однокоренными.
Однокоренные слова могут относиться к одной части речи (лес — лесник — лесничий — лесок — лесничество) или к разным частям речи (лес — лесной — облесить).

Следует различать совпадающие по звучанию, но разные по значению (омонимичные) корни: гора — гористый — горный — корень -гор-; угореть — загорать — перегорать — нагорать — корень -гор-, но это корни, разные по значению. Слова с подобными корнями однокоренными не являются.
Некоторые корни в «свободном» виде (корень + окончание) не встречаются. Они имеются в словах только в сочетании с приставками, суффиксами или с другими корнями:
-де- — надеть, переодеть, приодеть, одеть; -ня— занять, нанять, отнять, перенять, снять;
-сяг--присяга, досягать, посягать;
-у--разуть, обуть-,
-ул- — улица, переулок, закоулок, проулок; -й- — войти, отойти, подойти, пойти, пе рейти, сойти, зайти.
В слове может быть один корень (вода) или два корня (водопад, водоснабжение, водохранилище).

Суффикс
Суффикс — это значимая часть слова, которая находится после корня и обычно служит для образования слов. Например, суффиксы -чик (летчик, резчик), -щик (фонарщик, сварщик), -ик (академик, трагик), -ин (грузин, осетин), -ист (машинист, лингвист), -ец (кавказец), -тель (писатель, читатель) образуют названия лиц мужского пола по профессии, роду занятий, по принадлежности к национальности, по месту жительства. С помощью суффиксов -чиц(а) (летчица), -щиц(а) (танцовщица), -иц(а) (мастерица), -к- (осетинка, артистка), -ниц(а) (писательница) образуются названия лиц женского пола с тем же значением.
Суффиксы могут служить для образования форм слов: знамя (им. п.) — знамени (р. п.), веселый — веселее (сравн. степень).
Многие суффиксы свойственны определенным частям речи:
суффиксы -ость, -ние ( ение), -ак, -ок, -ач, -ец, -лец, -тель, -чик, -щик, -ист, -ниц(а), -иц(а) характерны для имен существительных;
суффиксы -ащ-, -ящ-, -ущ-, -ющ-, -им-, -ем-,
-ом-, -т-, -нн-, -енн-, -ш-, -вш--для причастий;
суффиксы -учи- ( ючи ), -в-, -вши- — для деепричастий;
суффиксы -и-, -е-, -ну-, -ыва-, -ива-, -ова-, -ева-, -ва- — для глаголов;
суффиксы -то, -либо, -нибудь — для местоимений и наречий.
Находясь после корня, суффикс может быть непосредственно за корнем или после другого суффикса: рас-чет-лив-ый; рас-чет-лив-ость. В словах, имеющих окончание, суффикс стоит, как правило, перед окончанием: приручают, несущий, барабанный. Однако он может быть и после окончания: смеющийся, причесываюсь, какого-то, каким-нибудь.
Приставка
Приставка — это значимая часть слова, которая находится перед корнем и служит для образования слов. Приставки образуют слова с новым значением: приставки в- и вы- в глаголах вбежать — выбежать, ввести — вывести указывают на направление движения; в словах перебелить, перегруппироваться приставка пере- обозначает «переделать что-либо».
В слове могут быть не одна, а две и более приставки: вы ход — без вы ходное (положение).
Абсолютное большинство приставок исконно русские (о-,от-, под-, над-, пере- и др.). Иноязычных приставок в русском языке немного:а-, анти-, архи-, интер-, контр-, ультра-, де-, дез-, дис-, ре-, экс-, им-: аморальный, антиобщественный, архиглупый, интернациональный, контрразведка, ультразвук, демобилизация, дезинфекция, дисквалифицировать, реорганизация, экс-чемпион, импорт.
Приставки могут быть многозначными. Так, приставка при- обозначает приближение (приплыть), присоединение (пришить), неполноту действия (присесть), нахождение вблизи чего-либо (приморский).
Во многих словах приставки срослись с корнем и как самостоятельные части слова уже не выделяются: восторгаться, восхищаться, встретить, достать, затевать, одолеть, ответить, посетить, исчезать, обожать, несусветный, пасмурный.

3.Способы словообразования.

Новые слова в русском языке образуются на основе слов, словосочетаний, реже — предложений, которые для нового слова являются исходными.
Слова в русском языке образуются следующими основными способами: приставочным, суффиксальным, приставочно-суффиксальным, бессуффиксным, сложением, переходом одной части речи в другую.
Приставочный способ

При образовании слов приставочным способом приставка присоединяется к исходному, уже готовому слову. При этом новое слово относится к той же части речи, что и исходное слово. Так образуются имена существительные (заголовок — подзаголовок, удача — неудача, бабушка — прабабушка, вкус — привкус), прилагательные (важный — преважный, веселый — развеселый, худший — наихудший, мощный — сверхмощный, плохой — неплохой, моральный — аморальный, полезный — бесполезный), местоимения (что — кое-что, нечто, ничто', какой — кое-какой, никакой; сколько — нисколько, несколько), глаголы (читать — вычитать, дочитать, перечитать, почитать, прочитать), наречия (ныне — доныне, всюду — повсюду, завтра — назавтра, весело — невесело; где — нигде, как — кое-как, даль — вдаль, верх — вверх). Суффиксальный способ заключается в том, что к основе исходного слова прибавляется суффикс. Таким образом образуются слова всех самостоятельных частей речи.
Слова, образованные суффиксальным способом, как правило, являются другой частью речи.
Суффиксальный способ является основным для образования имен существительных, прилагательных и наречий. Он более сложен по сравнению с приставочным способом, так как суффикс прибавляется не к целому слову, а к его основе, причем основа слова иногда видоизменяется: происходит отсечение части основы (заготовить — заготовка), изменяется ее звуковой состав, происходит чередование звуков (внук — внучок).

Приставочно-суффиксальный способ заключается в одновременном присоединении к основе исходного слова приставки и суффикса: ехать — разъехаться, закон — узаконить, граница — пограничник, дружеский — по-дружески, первый — во-первых, плотный — вплотную.
Наиболее часто этим способом образуются существительные с суффиксами -ник, -й(е), -ок (наследник, наставник, подсвечник, подснежник; бездорожье, побережье, подземелье; поводок, подарок, подбородок), глаголы с суффиксом -ся (разворчаться, размечтаться), наречия с приставкой по- и суффиксами -и, -ому, -ему (по-братски, по-деловому, по-летнему) 
Бессуффиксный способ заключается в том, что от слова отбрасывается окончание (зеленыи — зелень) либо одновременно отбрасывается окончание и отсекается суффикс (отлететь — отлет, повторить — повтор).
Сложение как способ образования слов
Сложение заключается в соединении в одном слове двух слов, например: косилка+се-но — сенокосилка. В результате сложения образуются сложные слова.
Сложными называются слова, имеющие в своем составе два (и более) корня. Они образуются, как правило, от самостоятельных частей речи, сохраняя в своем составе целиком слово или его часть. В сложном слове между корнями могут быть соединительные гласные о и е (вездеход, самолет). В качестве соединительной гласной может выступать и: пятилетний. Сложные слова могут быть без соединительной гласной: стенгазета.
Сложные слова образуются:
1) сложением целых слов: город-герой, летчик-испытатель;
2) сложением основ слов без соединительных гласных (спортплощадка, физкультура, турпоход, пол-Европы) или соединительными гласными о и е (снегопад, землекоп);
3) с помощью соединительных гласных о и е, соединяющих часть основы слова с целым словом: новостройка, водонепроницаемый, декоративно-прикладной;
4) сложением основ с одновременным присоединением суффикса: земледелие, головокружительный, трехэтажный;
5) слиянием слов: вечнозеленый, быстрорастворимый, труднодоступный, многоуважаемый, сорвиголова, перекати-поле.
Так образуются в основном существительные и прилагательные
Сложение сокращенных основ
Многие слова образуются путем сложения сокращенных основ исходных слов: высшее учебное заведение — вуз. В результате образуются сложносокращенные слова.
Сложносокращенные слова образуются:
1) сложением слогов или частей слов полного названия: спецкор (специальный корреспондент), комбат (командир батальона);
2) сложением названий начальных букв: МГУ (Московский государственный университет) (произносится эмгэу); ВДНХ (Выставка достижений народного хозяйства) (вэдээнха);
3) сложением начальных звуков: вуз (высшее учебное заведение); МХАТ (Московский Художественный академический театр);
4) смешанным способом (сложение слога со звуком, звука со слогом, букв со звуком и др.): районо (районный отдел народного образования).
Сложные и сложносокращенные слова могут служить основой для образования новых слов: вуз — вузовец.
Переход слов одной части речи в другую
Слова образуются также путем перехода одной части речи в другую. При этом, употребляясь в роли другой части речи, они приобретают иное общее значение, теряют ряд своих грамматических признаков: дежурный (прил.) ученик — дежурный (сущ.) по классу; блестящие (прич.) на солнце паутинки — блестящие (прил.) способности; надеяться на удачу (сущ.) — идти наудачу (наречие).

4.Словообразовательный анализ слов.


Разбор слова по составу — это выделение частей, из которых оно состоит.
План разбора по составу
1. Определить, к какой части речи относится анализируемое слово (ранний — прил.).
2. Выделить окончание и основу. Для этого слово следует изменить: ранний — раннего — раннему. Окончание: -ий, -его; -ему. Основа: ранн-.
3. Определить, состоит ли основа только из корня или есть в ней приставки и суффиксы. Для этого сопоставить однокоренные слова: ранний — рань — рано — раньше.
4. Выделить корень, приставку (если есть), суффикс (если есть): корень -ран-. Приставки в слове нет. Суффикс -н- (суффикс имени прилагательного).
5. Доказать, что данные приставки и суффиксы имеются в других словах. Для этого подбираются аналогичные слова: ранний — весенний — зимний. Во всех этих прилагательных имеется суффикс -н-.
6. Обозначить условными знаками части слова: ран-н-ий.
Словообразовательный разбор — это выяснение, от чего и с помощью чего образовано данное слово. При словообразовательном разборе слова устанавливается последовательность присоединения суффиксов и приставок к данному слову в процессе образования слова.
План словообразовательного разбора:
1. Дать толкование лексического значения слова. Например, слово учительство имеет собирательное значение — это множество учителей.
2. Сравнить состав данного слова с однокоренным: учительство — учитель, учить. Слово учительство образовано от слова учитель.
3. Выявить ту часть слова, с помощью которой оно образовано: учительство — учитель. Оно образовано с помощью суффикса -ств(о).


5.Нормы словообразования.

Языковые нормы — явление историческое. Изменение литературных норм связано с  постоянным развитием языка.

Выделяются следующие типы языковых норм:

I.Стилистические нормы – это нормы употребления языковых единиц в соответствии с их стилистической окраской. Стилистические нормы зафиксированы в толковых словарях, а также изложены в учебниках по стилистике русского языка и культуре речи.

II. Орфоэпические нормы (греч. – «правильная речь») описывают правильное произношение слов и их форм.

III. Акцентологические нормы предусматривают правильную постановку ударения. Орфоэпические и акцентологические нормы зафиксированы в орфоэпических словарях русского языка и словарях ударений.

IV. Лексические нормы обеспечивают правильность выбора слов в речи. Соблюдение лексических норм — важнейшее условие точности речи и её правильности. При определении лексических норм следует учитывать изменения в словарном составе языка: многозначность слова, явления синонимии, антонимии, стилистическое рассмотрение лексики, понятие активного и пассивного лексического запаса, социальную сферу употребления лексики, необходимость оправданного выбора слова в конкретной речевой ситуации и многие другие. Лексические нормы зафиксированы в толковых словарях, словарях иностранных слов, терминологических словарях и справочниках.

V. Орфографические нормы – это правила обозначения слов на письме. Они включают правила обозначения звуков буквами, правила слитного, дефисного и раздельного написания слов, правила употребления прописных (заглавных) букв и графических сокращений.

VI. Пунктуационные нормы определяют употребление знаков препинания.

Нормы орфографии и пунктуации закреплены в «Правилах русской орфографии и пунктуации» (М, 1956), единственном наиболее полном и официально утвержденном своде правил правописания. На основе указанных правил составлены различные справочники по орфографии и пунктуации, например «Справочник по орфографии и пунктуации» Д.Э.Розенталя, неоднократно переиздававшийся.

VII. Грамматические нормы делятся на словообразовательные, морфологические и синтаксические:

1. Словообразовательные нормы определяют порядок соединения частей слова, образования новых слов.

2. Морфологические нормы требуют правильного образования грамматических форм слов разных частей речи (форм рода, числа, кратких форм и степеней сравнения прилагательных и др.).

3. Синтаксические нормы определяют правильное построение словосочетаний и предложений, которые являются основными синтаксическими единицами.


6.Речевые ошибки.


Каждый язык имеет свою историю, свои «взлеты и падения». В особенно критические моменты государственных преобразований всегда возникает опасность упустить из внимания это национальное достояние, отвлекаясь на кажущиеся более важными нужды и проблемы общества. В наше время больших социальных и духовных перемен такая опасность возросла во много крат. Русский язык за последние два десятилетия перетерпел множество не самых лучших влияний и вторжений. Тревогу забили десятки научных и культурных деятелей. Ещё в начале 90-х годов, понимая, что идет безобразное загрязнение русского языка, литераторы Санкт- Петербургской организации Союза писателей России подняли вопрос о принятии на государственном уровне Закона о защите русского языка. И только в начале 98-ого года был принят этот Закон, где говорится об обязательном введении курса русского языка, культуры речи во все ВУЗы страны и принятии особых мер в повышении уровня грамотности населения.

Но спросим себя честно: правильно ли, чисто ли мы говорим? Не засоряем ли свою речь никчемными словами, грубостями, нелепостями? А как мы приветствуем своих близких: «здрасьте» или же искренне желаем им здоровья? Не «чекаем» ли, не проглатываем ли отдельные звуки, не бываем ли мы похожи на плохой автомат по «речевой стряпне»? что и говорить, речь наша часто подвержена разнообразным негативным влияниям, в частности оскудению и засорению. Как заброшенное поле, так и небрежная речь сразу начинает «зарастать» различными «сорняками» да «бурьянами». Эти сорняки – вредоносные носители порчи языка, «раковые клетки» речи.

Например, считается несолидным в газетной статье или очерке написать:
^ Мы решили больше не пытаться. Нет, непременно напишут: Мы приняли решение прекратить всяческие попытки… Или о работе экипажа космической станции: Проводился забор проб выдыхаемого воздуха. Этот забор не залетел бы в космос, если бы не стеснялись сказать попросту: Космонавты брали пробы. И вот громоздятся друг на друга существительные в косвенных падежах, да все больше отглагольные (то есть образованные от глагола): Процесс развития движения за укрепление сотрудничества; С полным ошеломления удивлением участвовал он мгновение назад в том, что произошло…Этот казенный слог один из редкостных знатоков русского языка К. И. Чуковский заклеймил убийственным определением канцелярит. Канцелярит, утверждал он, это мертвечина. Заболевание «канцелярским вирусом» в основном свойственно людям, занимающимся бумажной деятельностью. Оно может проявляться и в путаном, невразумительном строе фразы, и в несчетных придаточных предложениях, вдвойне тяжеловесных и неестественных в разговорной речи, и в неуместном использовании так называемых отыменных предлогов: в части, по линии, в деле, за счет и т. д. Например: в деле повышения мастерства, в части удовлетворения вопросов населения, выступал по линии критики, в силу слабости культурной пропаганды. Канцелярские обороты лишают речь простоты, живости и эмоциональности, делают ее серой, однообразной сухой.

Такую же отрицательную роль, как и канцеляриты, играют всякого рода
речевые штампы, избитые выражения, например: нацелить внимание на…, работа по разъяснению, мы имеем на сегодняшний день, рассмотреть под углом зрения, поставить во главу угла, в результате проведенных мероприятий, направленных на осуществление…, поставить вопрос, заострить вопрос, утрясти, осветить, подчеркнуть, обсудить, продвинуть вопрос и т. п. В официально- деловом и отчасти научно- техническом стилях без этих устоявшихся словосочетаний трудно обойтись. В этих случаях принято говорить о «речевых стереотипах». Но в языке разговорном – устном или письменном – это уже «штампы»: «слова, зашлепанные многими губами», сверкающие словно «стертые пятаки» с выветрившимся значением.

Стилистически ущербными и плохо восприимчивыми их делает потускневшая, в силу частого употребления, эмоционально- экспрессивная окраска.

Близки к речевым штампам так называемые
слова-спутники, парные слова, которые также из-за многократного повторения не вызывают в сознании нужных ассоциаций, теряют оценочные значения и постепенно превращаются в клише. Например: если критика, то резкая; если размах, то широкий; если задачи, то конкретные; впечатление непременно неизгладимое, борьба – упорная, волна- мощная, отрезок времени- сравнительно небольшой, речь – взволнованная, утро- прекрасное и т. д. А. Н. Толстой справедливо указывал: «Язык готовых выражений, штампов …тем плох, что в нем утрачено ощущение движения, жеста, образа. Фразы такого языка скользят по воображению, не затрагивая сложнейшей клавиатуры нашего мозга».

Немало в нашей речи и
лишних, ненужных слов, которые чаще встречаются у болтунов и демагогов. Многословие же, по всеобщему признанию, большой недостаток речи независимо от стиля и жанра. Многословие всегда провоцирует совершать речевые ошибки и произносить бессмысленные фразы. Демагог может говорить правильные вещи, но неуместные в данный момент. Его пышнословие на самом деле демонстрирует не богатство языка, а настоящее его опустошение, к нему мало кто прислушается всерьёз.

Лишние слова свидетельствуют о небрежности говорящего или пишущего, указывают на нечёткость неопределенность представлений автора о предмете речи. Лишние слова всегда идут в ущерб содержанию высказывания, затемняя главную мысль. Такие предложения могут сбить с толку любого:
Наш командир еще за 25 минут до своей смерти был жив. Российские спортсмены прибыли на международные соревнования для того, чтобы принять участие в соревнованиях, в которых будут участвовать не только наши, но и зарубежные спортсмены.

Многословие, или речевая избыточность, может проявиться в употреблении лишних слов даже в короткой фразе. Например:
налицо незаконное растаскивание государственного имущества. Перед своей смертью он долго болел. Иногда встречаются и выражения: своя родная семья; молча, без слов; очень прекрасно; словно будто и т. д.

Многословие может принимать форму
плеоназма. Плеоназмом (от греч. плеоназмос- излишество) называется употребление в речи близких по смыслу и потому лишних слов: главная суть, повседневная обыденность, бесполезно пропадает, предчувствовать заранее, ценные сокровища, темный мрак.

Разновидностью плеоназма является
тавтология (от греч. тауто- то же самое и логос- слово)- повторное обозначение другими словами уже названного понятия: умножить во много раз, спросить вопрос, возобновить вновь, необычайный феномен, движущий лейтмотив. Тавтология может возникать при повторении однокоренных слов: он просил рассказать рассказ. Граждане пешеходы! Переходите улицу только по пешеходным переходам! Скрытой тавтологией называют соединение иноязычного и русского слова, дублирующих друг друга по лексическому значению: памятные сувениры, впервые дебютировал, свободная вакансия, своя автобиография, прейскурант цен.

Речь может засоряться и искажаться также
неправильным выбором того или иного слова: большинство времени, обильные снега, длинный период, склонить голову, преклонить колени, держать поражение, причинить радость, ужасно красиво, играть особое значение, иметь большую роль и т. д.

Часто ущерб нашей речи наносит и простое повторение слов, что обычно свидетельствует о бедном лексиконе автора или о его неумении четко и лаконично формулировать мысли. Если человек жует жвачку из одних и тех же слов и оборотов, без разбора вставляя их и в бытовую беседу, и в письменную речь, это говорит о его низкой культуре. «Обращаться с языком кое-как – писал А. Н. Толстой, - значит и мыслить кое-как: неточно, приблизительно, неверно.»

К сожалению, любой мыслительный труд пугает большинство людей, пассивных носителей языка. Они предпочитают небрежность и неясность- гармоничной и доходчивой речи.

Язык народа и богат и точен,

Но есть, увы, неточные слова,

Они растут как сорная трава

У плохо перепаханных обочин.

(Н. Рыленков)

Конечно же, если мы встречаем все эти недостатки и сорняки в художественных текстах, то следует учитывать, что там они играют совсем иную, выразительную роль, характеризующую героя.

Неряшливой и грязной делает нашу речь и
ошибочное употребление форм слова (рода, падежа, числа) и целых словосочетаний. Вот лишь наиболее распространенные речевые трудности, встречающиеся в нашей обиходной жизни:

^ Класть (несоверш. вид), но ни в коем случае не ложить; глагол ложить употребляется только с приставками (наложить, переложить) или с –ся – на конце (ложиться);

Положить (соверш. вид), но не
покласть; глагол класть употребляется без приставок (кладу, кладете);

Ляг, ложись, положи (повелит. наклонение), но не ляжь, ложи; правильно склонять лягу, ляжешь, ляжет, ляжем, ляжете, лягут;

^ Директора', доктора’, профессора’ (множ. число)- с ударным а’ на конце слова;

Ле’кторы, констру’кторы, шоферы (множ. число)- с безударным ы на конце;

^ Пара ботинок, валенок, сапог, туфель, чулок (род. падеж множ. число);

Правильно говорить
пришел из школы, а не со школы, предлог с, со обозначает движение сверху вниз (сравните: выйти из автобуса – сойти с трапа).

Засорение языка нередко связано и с неуместным использованием так называемых профессионализмов – слов, присущих определенной, узкой сфере науки и профессиональной деятельности. Любая профессия имеет свою терминологию, необходимый набор специальных понятий, использование которых вполне естественно. Но слишком узкие профессионализмы совершенно излишни в повседневном общении:
Редис осеннего сбора закладываем на хранение способом пескования; Когда освободился док, баржа ушла доковаться; Врачи срочно провели скриринг; Перкаль за долгое время плохого хранения претерпела мацерацию. Автор подобных выражений явно желает как-то выделиться из общей «необразованной» массы и показать другим свое интеллектуальное превосходство.

Некоторые люди, обычно не совсем грамотные, любят придумывать собственные слова, стремясь как-то выразить свою мысль. Такое неоправданное
индивидуальное словотворчество, появление «плохо выдуманных словечек» нередко становится источником засорения языка. Лет 60 назад стилистам претили, например, слова: взбрыкнул, трушились, грякнул, буруздил; во времена жесткой бюрократизации неологизмы (новые слова) нередко рождались как плод «канцелярского красноречия»: книгоединица, недоотдых, недоперевыполнение, одноидейник, головодень, обилечивание пассажиров.

В последнее время вызывает тревогу обильное, если не жадное, употребление иноязычной лексики. Конечно, заимствование слов из других языков- явление в языке закономерное и нормальное. Многие такие слова хорошо прижились и вписались в литературный русский язык. Однако, безудержное увлечение «американизмами», наблюдаемое лингвистами с конца 80-ых годов, безмерно засоряет нашу современную речь. Это происходит в тех случаях, когда в этом нет никакой необходимости. Не случайно этот речевой порок именуется
варваризмом. Еще Белинский отмечал, что «употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово, значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус». Стало модным «устаревшие» слова, унаследованные нами с советских времён, заменять новыми, яркими и броскими (особенно это чувствуется в сфере политической жизни). Не просто «законный», а «легитимный»; «выражать недовольство»- скучно, надо- фрондировать; «наем» заменили на аренду; была контора – стал офис; слово «представительный» уже как-то непредставительно, другое дело – репрезентативный; а вместо «единообразия» солиднее звучит унификация. Слушаешь наших «деятелей» и тщетно пытаешься вникнуть в форс-мажорные обстоятельства правительства, которое испытывает прессинг и собирается принимать какие – то превентивные меры. Огромным потоком вливаются в нашу речь «слова – амебы»,прозрачные, не связанные с тканью национальной жизни, как бы не имеющие корней. Важный признак этих слов – амеб – их кажущаяся научность. Скажешь коммуникация вместо общения или эмбарго вместо блокада – и твои банальные мысли вроде бы подкрепляются авторитетом науки. На самом же деле отрыв слова от вещи, забвение корня - а значит скрытого в вещи смысла – подспудно разрушает весь язык. Когда русский человек слышит слова «биржевой делец» или «наемный убийца», они поднимают в его сознании целые пласты смыслов, он опирается на эти слова в своем отношении к обозначенным ими явлениям. Но слова брокер или киллер лишены в нашем сознании необходимых смысловых ассоциаций и воспринимаются пассивно. Следует задуматься почему, например, пресса настойчиво стремится вывеси из употребления слово руководитель и заменить его словом лидер? Первое слово исторически возникло для обозначения человека, который выражает коллективную волю, «ведет за руку» кого-либо, направляя, идет рядом, плечом к плечу. Слово лидер возникло в западной философии конкуренции, где лидер олицетворяет индивидуализм преуспевающего предпринимателя и значит «первый, лучший». Почему нашего подростка мы должны называть тинэйджером, избирателей именовать электоратом, а вместо слова равнодушие выговаривать другое – индифферентность? Странно.

А.С.Пушкин ещё 200 лет назад горестно замечал:

Сокровища родного слова-

Заметят важные умы-

Для лепетания чужого

Пренебрегли безумно мы.

Мы любим Муз чужих игрушки,

Чужих наречий погремушки,

А не читаем книг своих…


Первый враг чистоты речи- это
слова – паразиты. Ими нередко люди пытаются как-то заполнить свою скудную речь и совершенно перестают замечать их. Всем знакомы выражения: значит, так сказать, ну, вообще, в общем, это, это самое, короче (говоря), вот, как бы, то есть, просто, как его, типа, конечно, в принципе, так сказать, однозначно, представь, понимаешь и т. д. У каждого есть свой «индивидуальный запас» подобных слов. Часть их – вводные слова, которые указывают на отношение говорящего к высказываемой мысли. Но, не к месту употребленные, они превращаются в слова-паразиты, не несущие никакую смысловую нагрузку. Говорящий бессознательно стремится заполнить ими образовавшуюся паузу или заменить какое-нибудь слово, которое не хочется вспоминать или выговаривать. Если всерьёз прислушаться к его репликам, то можно обнаружить странные психологические несоответствия. Человек, постоянно употребляющий слово «короче», так и стремится сократить свою речь, повторяющий слово «вообще» или «в общем» все время обобщает свои мысли, у человека с «как бы» все очень приблизительно, зыбко, а человек, говорящий «в принципе», очень принципиален и категоричен. «То есть»- непрестанно поправляет, «просто» - упрощает, а «это самое»- указывает на непонятно что.

Эту особенность нелитературной речи прекрасно подметил Н. В. Гоголь и дал блестящий образец её в «Повести о капитане Копейкине» ( 1 том «Мертвых душ»). В рассказе малокультурного почтмейстера находим такой отрывок:
« Ну, можете представить себе, эдакой какой-нибудь, то есть капитан Копейкин, и очутился вдруг в столице, которой подобной, так сказать, нет в мире. Вдруг перед ним свет, так сказать, некоторое поле жизни, сказочная Шахерезада. Вдруг какой-нибудь эдакой, можете себе представить, Невский проспект, или там, знаете, какая-нибудь Гороховая, черт возьми! или там эдакая какая-нибудь Литейная; там шпиц эдакой какой – нибудь в воздухе; мосты там висят эдаким чертом, можете представить себе, без всякого, то есть, прикосновения – словом, Семирамида, судырь, да и полно!»

Второй опасный враг нашей устной речи- это
грубые просторечные и жаргонные слова. Просторечие с жаргонами составляют особую «неузаконенную» сферу разговорного языка и противопоставляются языку литературному – высшей форме существования национального языка. Для многих просторечий характерны экспрессивно сниженные оценочные слова с гаммой оттенков: от фамильярности до грубости, которым в литературном языке есть нейтральные синонимы: морда- лицо, шарахнуть- ударить, дрыхнуть – спать, драпануть – убежать. В словаре Ожегова для таких слов есть пометка: прост. Чрезмерное и нецелесообразное употребление просторечий делает речь человека вульгарной и убогой. Просторечия могут выявляться и в области ударения (про’цент, вместо проце’нт), в области произношения (чё вместо что, щас вместо сейчас, стока вместо столько), в области морфологии (выбора’, вместо лит. вы’боры, хочут вместо хотят), словоупотребления (ложить вместо класть, обратно в значении опять) и во многих видоизмененных формах слов (тапочек, опосля, здеся, нету).

Особенно некрасиво звучат в речи жаргонные выражения – разновидность речи какой – либо группы людей, объединенных профессией, эмоциональный спектр: от шутливо – иронического до грубо- вульгарного тона. Некоторые жаргонизмы пришли из других языков («
чувак»- парень из цыганского, «хаер» - волосы из английского), из разных диалектов («берлять»- пить, «ухайдакать» - утомить). Многие жаргонизмы возникли благодаря переносному смыслу или ассоциациям, которые, однако лишены эстетического значения: рвануть – пойти, тачка – машина, лимон – миллион, косарь – тысяча рублей. Мало кто из любителей подобных выражений знает, что он говорит как уголовник. Ведь многие жаргонизмы пробрались в разговорный язык из языка деклассированных элементов (арго), распространенного в сфере преступного мира, который пользуется им с целью сокрытия предмета разговора, чтобы никто не догадался об их злоухщрениях: круто, шмон, беспредел, бакланить.

Молодежный сленг относится к этому же разряду грубых слов. Главное в этом языковом явлении – отход от обыденности, игра, маска. Рискованный, непринужденный молодежный жаргон стремится уйти от скучного мира взрослых. Подобно его носителям, он резкий, громкий, дерзкий. Это – результат своеобразного желания переиначить мир на иной манер, а также знак «я свой». Среди юного поколения часто считается модным и привлекательным употребление таких слов, которых не встретишь ни в одном словаре. Ведь значение их никак не связано с самим корнем, а примененные в речи, они служат как бы вычурным заменителем и пошлым растворителем грамотного и красивого языка.

^ Клевый – произошло от слова «клевать», это тот, который клюет;

Крутой – значит горбатый;

Грузить - накладывать тяжелые предметы на человека.

Что же можно сказать о человеке, который в порыве гордыни возглашает
: а мне по барабану! Действительно, верхнюю часть туловища этого человека трудно назвать головою.

Многие другие слова подобного рода нелепы и бессмысленны, и смешон тот, кто любит покрасоваться за их счет.

А вот слово «
блин», без которого некоторые и не мыслят своего языкового существования, помимо лексической абсурдности носит вполне серьёзный, очень некрасивый подспудный смысл. Как отмечают исследователи, происхождение этого слова связано с заменой другого, нецензурного слова, начинающегося на эту же букву. Стоит задуматься, что мы говорим!

Молодежный жаргон имеет свои временные границы: с каждым поколением молодых (5-7 лет) меняется и набор жаргонизмов. Никто сейчас уже не помнит таких своеобразных оценок:
железно – «хорошо», пшено – «плохо», так широко распространенных в 60-70 г.г. ХХ века. Жаргон – это своего рода язык в языке, эфемерное явление кризисного характера.

В свете всех этих размышлений особенно удручающим явлением выглядит третий, самый безобразный, враг языка – это
нецензурная брань или в простонародье матершинные слова. Само понятие «нецензурный» связано с явлением цензуры в языке. Конечно же, никаких людей и организаций, которые бы контролировали речь людей, отслеживали и наказывали бы виновных в ошибках, не существует. Но есть нравственный цензор – это совесть. Когда человек матерится он теряет всякий стыд и чувство человечности перед окружающими, идет против своей совести. Ведь нередко при появлении на людях разошедшегося матершинника многим бывает как-то не по себе, как будто каждый лично становится соучастником чего-то грязного, похабного. Поэтому среди культурных и грамотных людей нецензурщина немыслима.

Некоторые сегодня пытаются узаконить мысль, что мат – глубоко русская традиция, национальная особенность и даже гордость народа. Эти невежды совершенно не знают истории, а пытаются таким образом оправдать перед собой и другими свой порок. На самом деле сквернословие на Руси примерно до середины ХIX века не только не было распространено даже в деревне, но и очень долго являлось уголовно наказуемым! Ещё при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче на Руси выматерившегося человека подвергали публичной порке. А народная мудрость утверждала и утверждает, что в семье сквернослова нет мира. Сама склонность к матерщине всегда сопровождается и другими пороками – начиная алкоголизмом и кончая всевозможными формами бытовой агрессии.

Замечательный знаток русской речи Владимир Иванович Даль (1801-1872) привел немало приветственных формул, которые были приняты в России в прошлом. Здороваясь с заканчивающими жатву, говорили: «С двумя полями сжатыми, с третьим засеянным!». Молотильщикам так же желали успешной работы: «По сту на день, по тысяче на неделю!». «Свеженько тебе!» – здоровались с девушкой, черпающей воду. «Хлеб да соль!» или «Чай да сахар!» – говорили едящим или пьющим.

С помощью словесных формул этикета мы выражаем отношения при встрече и расставании, когда кого-либо благодарим или приносим свои извинения, в ситуации знакомства и во многих других случаях. Каждый язык обладает своим фондом этикетных формул. Их состав в русском языке наиболее полно описан А. А. Акишиной и Н. И. Формановской – авторами многочисленных работ о современном русском речевом этикете.



Этикетное общение играет большую роль в жизни каждого из нас, но, конечно, человеческое общение вовсе не сводится к одним только ритуалам. Этикетные ситуации составляют лишь некоторую часть общения. Неэтикетное общение не менее важно.

Вся человеческая деятельность, в том числе и общение, отражает социальные условия, в которых она протекает. И наша речь, несомненно, строится по – разному в зависимости от того, кто общается, с какой целью, каким образом, какие между общающимися отношения. Мы так привыкли менять тип речи в зависимости от условий общения, что делаем это чаще всего неосознанно, автоматически. Автоматически происходит и восприятие информации о человеческих отношениях, передаваемой особенностями речи. Но стоит допустить ошибку в выборе типа речи, как автоматизм восприятия нарушается и мы сразу замечаем то, что раньше ускользало от нашего внимания. Речь колеблется в такт человеческим отношениям – это и есть этикетная модуляция речи. Специальное этикетное общение совершается, как мы уже знаем, лишь время от времени, а вот видоизменения (модуляция) речевого и неречевого поведения под влиянием человеческих отношений происходит всегда. Значит, это одно из самых важных средств выражать этикетное содержание – средство, которое всегда в нашем распоряжении.


Вопросы для самоконтроля:


  1. Назови значимые части слова. Как они обозначаются (на примере)?

  2. Что такое окончание? Как определить окончание в слове? Что такое нулевое окончание? Приведи примеры. Для чего служит окончание?

  3. Что такое основа слова?

  4. Что такое корень слова? Как называются слова с одинаковым корнем?

  5. Что такое приставка, суффикс? Для чего они служат?

  6. Что такое словообразование, словоизменение? С помощью каких частей слова они происходят?

Какие три правила учат писать корень слова?

  1. Что такое приставка? Что нужно знать о приставках, чтобы правильно их написать?

  2. Как отличить предлог от приставки? В чем их сходство?





Выбранный для просмотра документ Практическое занятие №9.doc

библиотека
материалов

Практическое занятие №9

Тема занятия: Причастие как особая форма глагола. Образование действительных и страдательных причастий. Правописание суффиксов и окончаний причастий.

Правописание причастий. Причастный оборот и знаки препинания в предложении с причастным оборотом. Морфологический разбор причастия.


Основные понятия и термины по теме: причастие, действительные, страдательные причастия.

.


1. Задание Самостоятельная работа с теоретическим материалом. Составить план – конспект.

Краткое изложение теоретических вопросов:

Причастие — особая форма глагола, кото­рая обозначает признак предмета по действию и отвечает на вопросы какой? какая? какое? какие? Передо мною тянулось ночною бурею взволнованное море, и однообразный шум его, подобный ропоту засыпающего города, напом­нил мне старые годы... Волнуемый воспомина­ниями, я забылся (М. Лермонтов).

Некоторые ученые считают причастия са­мостоятельной частью речи, так как они име­ют ряд признаков, не свойственных глаголу.

Как формы глагола, причастия обладают некоторыми его грамматическими признака­ми. Они бывают совершенного вида {решив­шийся — от глагола решиться) и несовершен­ного {волнуемый — от глагола волновать); на­стоящего времени {волнуемый — тот, кого вол­нуют) и прошедшего {взволнованное — то, ко­торое взволновали); возвратными {решивший­ся) и невозвратными {побудившая).

Форм будущего времени причастия не име­ют. Причастия бывают действительные и стра­дательные. Пловец, решившийся (тот, кто ре­шился), причина, побудившая (та, которая по­будила) — это действительные причастия. Взволнованное море (море, которое взволнова­лось), волнуемый, я... (я, которого волнуют вос­поминания) — страдательные причастия.

Обозначая признак предмета, причастия, как и прилагательные, грамматически зависят от существительных, согласуются с ними, то есть ставятся в том же падеже, числе и роде, что и существительные, к которым относятся.

Причастия изменяются по падежам {пробу­дившийся день, пробудившегося дня, пробудив­шемуся дню и т. д.), по числам {засыпающий ребенок, засыпающие дети), по родам {кипя­щий поток, кипящая вода, кипящее молоко). Падеж, число, род причастий определяются по падежу, числу, роду существительного, к кото­рому причастие относится.

Некоторые причастия, как и прилагатель­ные, имеют полную и краткую форму: завое­ванный, выстраданный, построенный — при­частия полной формы; завоевано, выстрадано и построено — причастия краткой формы.

Начальная форма причастия — именитель­ный падеж единственного числа мужского ро­да. Все глагольные признаки причастия соот­носятся с начальной формой глагола — неопре­деленной формой. Например, читавший — причастие, образованное от глагола читать. Оно обладает постоянными признаками глаго­ла — переходное, несовершенного вида.

Как и прилагательное, причастие в полной форме в предложении бывает определением:

Успокоившиеся деревья бесшумно и покорно роняли желтые листья (А. Куприн).

Причастия в краткой форме употребляются только в качестве именной части составного сказуемого: Выставка организована спонсо­рами.

Образование причастий.

Причастия настоящего времени образуются от основы глагола настоящего времени (от гла­голов совершенного вида, которые не имеют форм настоящего времени, причастия настоя­щего времени не образуются).

Причастия прошедшего времени образуют­ся от основы инфинитива (за исключением страдательных причастий прошедшего време­ни с суффиксом -енн-: они производятся от ос­новы настоящего времени). Страдательные причастия образуются от глаголов переходных: решаемая задача; прочитанная книга; стра­дательные причастия прошедшего времени — главным образом от глаголов совершенного ви­да: решенная задача; прочитанная книга.

Действительные причастия настоящего вре­мени образуются с помощью суффиксов -ущ-(щ) (для глаголов I спряжения), -ащ- (-ящ) (для глаголов II спряжения): несущий, играю­щий; кричащий, белящий.

Страдательные причастия настоящего вре­мени образуются с помощью суффиксов -ем-, -ом- (для глаголов I спряжения), -им- (для гла­голов II спряжения): читаемый, ведомый; вво­зимый (суффикс -ом- малопродуктивен).

Действительные причастия прошедшего времени производятся с помощью суффиксов -вш- (после гласного) и -ш- (после согласного): решавший, росший.

Страдательные причастия прошедшего вре­мени производятся с помощью суффиксов НН-, -т-, -енн-: прочитанный, разбитый, принесен­ный.

Переход причастий в имена прилагательные

Причастия, развивая качественные значения и теряя глагольные признаки залога, вре­мени и вида, могут переходить в прилагатель­ные. Некоторые причастия перешли в разряд имен прилагательных очень давно, и мы уже не ощущаем их связи с причастиями: надменный, сокровенный, откровенный, обыкновенный. Другие перешли в разряд прилагательных срав­нительно недавно и образовали с соответствую­щими причастиями омонимичные формы; ср.: блестящая поверхность (причастие) и бле­стящий оратор (прилагательное).

Процесс перехода в прилагательные проте­кает неравномерно у разных групп причастий.

Страдательные причастия чаще, чем действи­тельные, являются источником словообразова­ния прилагательных. Среди страдательных причастий регулярнее переходят в прилага­тельные причастия прошедшего времени, зна­чительно реже — настоящего времени: воспи­танная девушка, квалифицированный работ­ник, испуганное выражение лица; любимая книга, уважаемый товарищ. Среди действи­тельных причастий чаще переходят в разряд прилагательных причастия настоящего време­ни, реже — прошедшего времени: рассеянный человек, вызывающий тон, потухший взор, ис­текший день.

Морфологический разбор причастия

План разбора I. Часть речи (особая форма глагола). Общее значение. Вопрос.

П. Начальная форма — именительный падеж единственного числа мужского рода. Морфологические признаки:

1.Постоянные признаки:

а) действительное или страдательное;

б) время;

в) вид.

2.  Непостоянные признаки:

а) полная или краткая форма (у страда-
тельных причастий);

б) падеж (у причастий в полной форме);

в) число;

г) род.

III. Синтаксическая роль.

Образец разбора

Первая комната была оклеена по бревнам старыми газетами. По небу, гонимые вет­ром, бежали низкие, серые, рваные облака (К. Симонов).

Устный разбор

Оклеена {комната) — это причастие.

Во-первых, оно обозначает признак предмета по действию и отвечает на вопрос (какова?).

Во-вторых, начальная форма — оклеен­ный; имеет постоянные морфологические при­знаки: страдательное, прошедшего времени, совершенного вида. Здесь согласуется со сло­вом комната, употреблено в краткой форме, в единственном числе, в женском роде — это его непостоянные признаки.

В-третьих, в предложении является именной частью составного сказуемого.

Письменный разбор

Оклеена {комната) — причастие, так как: I. Обозначает признак предмета по дейст­вию (какова?).

П. Н. ф. — оклеенный. Пост. — страдат., прош. вр., сов. в.; непост. — краткая форма, в ед. ч., в ж. р.

III. Комната (какова?) оклеена.

2.Задания для практического выполнения

1. От данных глаголов образуйте страдательные причастия прошедшего времени с суффиксом –енн-.

Возмутить, вооружить, завершить, заглушить, испечь, лишить, нагрузить, облегчить, обобщить, поразить, прекратить, прельстить, сберечь, сжечь, сократить, увлечь.

2. От данных глаголов образуйте отглагольные прилагательные с суффиксом –ен-.

Беречь, вощить, гасить, грузить, золотить, кипятить, коптить, крестить, крутить, лудить, лущить, мостить, печь, толочь, тушить, учить.

3.Морфологический разбор причастия (работа с упражнениями по учебнику).

4.Подготовка сообщения на тему: «Употребление причастий в текстах разных стилей. Синонимия причастий»


Основная литература:

  1. Герасименко Н.А. и др. Русский язык: Учебник для студентов среднего профессионального образования.- М: Издательский центр «Академия», 2009.

  2. Греков В.Ф. Русский язык. 10-11 классы; Учебник для образовательных учреждений, - М: «Просвещение», 2009.


Дополнительная литература


1.Введенская Л.А. Русский язык: культура речи, текст, функциональные стили, редактирование. – Ростов – на – Дону: 2009 ( серия «Среднее профессиональное образование»)

2. Голуб И.Б. Русский язык и культура речи. – М: Лотос, 2010

3.Трофимова Г. К. Русский язык и культура речи: курс лекций. – М: Флинта, наука, 2009

4.Агеенко Ф.Л. Словарь ударений русского языка. – М: Русский язык, 2008




  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Краткое описание документа:

Кейс №6 из архива методических материалов « Организация самостоятельной работы студентов колледжа по дисциплине «Русский язык». В кейсе содержатся лекционный материал по теме: «Морфемика. Словообразование. Орфография», задания к практическим занятиям. Данный материал можно использовать для учащихся 11-12 классов очно-заочной формы обучения среднего общего образования. Учебники: 1.Герасименко Н.А. и др. Русский язык: Учебник для студентов среднего профессионального образования.- М: Издательский центр «Академия», 2009.

2. Греков В.Ф. Русский язык. 10-11 классы; Учебник для образовательных учреждений, - М: «Просвещение», 2009.

Общая информация
Учебник: «Русский язык (базовый уровень) (в 2 частях)», Гольцова Н.Г., Шамшин И.В., Мищерина М.А.
Тема: Морфемика и словообразование

Номер материала: ДБ-1651058

Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Основы местного самоуправления и муниципальной службы»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС педагогических направлений подготовки»
Курс повышения квалификации «Деловой русский язык»
Курс профессиональной переподготовки «Организация маркетинга в туризме»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания русского языка как иностранного»
Курс профессиональной переподготовки «Риск-менеджмент организации: организация эффективной работы системы управления рисками»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности специалиста оценщика-эксперта по оценке имущества»
Курс профессиональной переподготовки «Методика организации, руководства и координации музейной деятельности»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности по водоотведению и очистке сточных вод»
Курс профессиональной переподготовки «Эксплуатация и обслуживание общего имущества многоквартирного дома»
Курс профессиональной переподготовки «Организация и управление процессом по предоставлению услуг по кредитному брокериджу»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.